Источники российского права. Применение судебного прецедента в качестве источника права РФ



Источники российского права.

Применение судебного прецедента в качестве источника права РФ.

Содержание

Введение………………………………………………………………………….3

1. Источники права в РФ………………………………………………………..4

1.1. Судебный прецедент………………………………………………………..5

1.2.  Применение судебного прецедента в РФ…………………………………5

2. Анализ судебной практики…………………………………………………...7

2.1  Способы закрепления судебного прецедента как источника права РФ…8

Заключение…………………………………………………………….................9

Список использованной литературы…………………………………………..10

Введение

          Судебный прецедент в качестве источника права используется с древнейших времен. Уже в первых государствах своды законов писались на основе судебной практики. Классическое прецедентное право появилось в средневековой Англии. Так судебный прецедент стал основой для правовой системы в англо-саксонской правовой семье. Сейчас он используется в тех странах, где правотворческой деятельностью могут заниматься не только законодательные органы, но и органы судебной власти.

 Является ли судебный прецедент источником российского права? Данный вопрос неоднократно становился и обсуждался как на общественном уровне применительно к источникам советского, а затем и полностью российского права, так и на уровне отдельных отраслевых дисциплин. В последние годы в российских правовых исследованиях стало уделяться больше внимания анализу судебного прецедента, его роли в правовой системе. Возросший интерес к данной проблеме, очевидно, обусловлен стремлением отечественных юристов определить пути и средства укрепления судебной власти.В своем докладе бывший председатель Высшего Арбитражного Суда РФ В.Ф. Яковлев на вопрос о том, является ли в настоящее время прецедент источником права, ответил утвердительно. "На сегодняшний день можно смело заявить: прецедент, как устойчивое правоположение, созданное судами, работает", – отметил он.

     В России судебный прецедент официально не закреплен, хотя на деле часто принимается во внимание при вынесении решений.

Отмечая возрастающую роль судебной практики, некоторые юристы предлагают признать судебный прецедент источником российского права.

Объект исследования – источники права.

Предмет исследования – судебный прецедент как источник права.

Гипотеза исследования: отсутствие системы судебных прецедентов, а точнее их юридическая незакрепленность, мешает формированию единообразия в российском судопроизводстве.

     Цель исследования: исследовать применение судебного прецедента в России.  Поставленная цель предполагала решение следующих основных задач:

1. изучить основные источники права;

2. рассмотреть применение судебного прецедента в РФ;

3.  на практике доказать необходимость юридического закрепления судебного прецедента как источника российского права.

          Основные методы исследования: формально-юридический,сравнительно-правовой, конкретно социологический, математико-статистический.

  1. Источники права

Современные правоведы выделяют четыре вида основных источников права: нормативно-правовой акт, нормативный договор, правовой обычай и судебный прецедент[1]. Рассмотрим их подробнее.

Нормативно-правовой акт - доминирующий источник права во всех правовых системах. Обычно под нормативными правовыми актами понимают акты, устанавливающие нормы права, вводящие их в действие, изменяющие или отменяющие правила общего характера. Этим они отличаются от актов применения права и от остальных индивидуальных актов, рассчитанных на однократное действие, привязанных к определенным субъектам, к конкретным обстоятельствам места и времени. Но в реальной практике часто встречаются смешанные акты, когда в них включены одновременно и нормы права и конкретные индивидуальные предписания правоприменительного характера.

Нормативный договор - это соглашение двух или более сторон, в результате которого устанавливаются, изменяются или отменяются нормы права.

Основная характеристика нормативного договора как источника права заключается в том, что он представляет собой добровольное волеизъявление сторон.

Нормативные договоры имеют широкое распространение в международном (здесь это вообще основной источник права), конституционном, гражданском, трудовом и некоторых других отраслях права. Они могут называться по-разному: «контракт», «соглашение», «договоренность» и т. д., но главное - данный документ должен содержать нормы права.

Правовой обычай - это правило поведения, сложившееся вследствие фактического его применения в течение длительного времени, нигде в официальных документах не записанное, но признаваемое государством.

Обычай очень консервативен и сообразуется не столько с перспективой развития общества, сколько с его прошлым. Обычай закрепляет то, что складывалось в результате длительной общественной практики и может отражать как общие моральные, духовные ценности народа, так и в значительной мере предрассудки, расовую и религиозную нетерпимость, неравноправие полов и т. д. Поэтому государство к различным обычаям относится по-разному: одни запрещает, другие одобряет и развивает.

Постоянность соблюдения -  это необходимое условие для того, чтобы обычай как правило, как модель поведения в конкретной ситуации не исчез, поскольку он сохраняется, как правило, только в сознании народа и нигде не записан.

Обычай имеет, как правило, локальный характер, т. е. применяется в рамках сравнительно небольших групп людей или на сравнительно небольшой территории. Он часто тесно связан с религией.

Судебный прецедент -решение по конкретному делу, являющееся обязательным для судов той же или низшей инстанции при решении аналогичных дел либо служащее примерным образцом толкования закона, не имеющим обязательной силы.

1.1. Судебный прецедент

Судебный прецедент - древний источник права, и его значение неодинаково в различные периоды истории человечества в различных странах[2]. Он широко использовался в государствах Древнего мира, в средние века. Так, в Древнем Риме решения преторов и других магистратов признавались обязательными при рассмотрении аналогичных дел. Вообще многие институты римского права сложились на базе судебных прецедентов. В настоящее время в странах с англосаксонской системой права (Великобритания, США, Канада, Австралия и др.) судебный прецедент является одним из основных источников права. В странах континентальной (или романо-германской) системы права на рубеже ХУШ-ХIХ веков основным источником права был провозглашен нормативный акт (закон). Однако с конца XIX века и до наших дней значение судебной практики как вспомогательного источника права не уменьшается, а в последнее время она играет все более важную роль в правоприменительной деятельности. В отдельных странах такое положение судебной практики закреплено в законодательстве.

Судебная практика представляет собой деятельность судов по применению законодательства при рассмотрении судебных дел (гражданских, уголовных, трудовых, семейных и т. д.). И в этой практической деятельности судебных органов также вырабатываются нормы права, которые могут действовать наряду с правом, содержащимся в нормативных актах, могут дополнять его. Таким образом, и судебная практика является источником права. Когда говорят о судебной практике как об источнике права, используют термин «прецедент».

Для судебного прецедента как источника права характерны казуистичность, множественность, противоречивость, гибкость.

1.2.  Применение судебного прецедента в РФ

В настоящее время судебный прецедент в РФ не рассматривается в качестве источника права[3]. Конституция и законодательство России официально не принимают правотворческой роли судебной практики. Среди довольно многочисленных и разнообразных аргументов, приводимых в защиту тезиса о непризнании правового прецедента в качестве источника современного российского права, наиболее широкое распространение получили следующие.

Во-первых, утверждение о том, что признание судебного прецедента в качестве источника права противоречит конституционно признанному и закрепленному принципу разделения властей. Это одно из важнейших конституционных положений современной России и с ним, естественно, нельзя не считаться. Соответственно нельзя не учитывать и важности аргументов, построенных на основе данного положения.

Во-вторых, тезис о том, что признание правового прецедента в качестве источника российского права не согласуется с характерными особенностями романо-германской правовой системы, к которой традиционно причисляют Россию.  Однако считается, что прецедент, не будучи признанным в качестве источника романо-германского права формально, выступает в качестве такого реально. Это подтверждается повседневной практикой использования данного источника права судами всех относящихся к романо-германской правовой семье стран[4].

В-третьих, мнение о том, что признание правового прецедента противоречило бы, с одной стороны, действующей Конституции России и обычному законодательству, а с другой – вступило бы в конфликт с правотворческой деятельностью Федерального Собрания.

Авторы, которые придерживаются мнения о несовместимости судебного правотворчества с парламентским,  исходят из двух взаимосвязанных посылок; а) из отсутствия какой бы то ни было правовой основы для судебного правотворчества и, соответственно, для признания судебного прецедента в качестве источника права, и б) из заведомого противопоставления правотворческой деятельности суда и создаваемого им прецедента, с одной стороны, правотворческой деятельности парламента и закона, с другой.

Но, такого рода суждения не имеют под собой реальной основы. Правотворческая деятельность судов существенно отличается от такой же  деятельности российского парламента и уже в силу этого она не может не подменять ее собой, ни тем более дублировать.

          Не все суды могут заниматься правотворческой деятельностью. В России таким правом обладают Конституционный суд, Верховный суд, Верховный Арбитражный суд. Так И.Ю. Богдановская в своем диссертационном исследовании отмечает: «Судебные прецеденты могут создаваться не всеми судами, а только судами, имеющими статус вышестоящих. При такой системе особую роль играют суды, которые стоят во главе судебной системы»[5].Р.З. Лифшиц отмечает, что судебная практика «приспосабливает общеправовую норму к особенному и единичному – конкретным жизненным ситуациям. Признание за судебной практикой роли источника права не умаляет полномочий законодательной и исполнительной власти. Суды выполняют только им присущие полномочия, которые не могут быть выполнены другими органами. Возрастание роли суда в жизни общества с необходимостью приводит к выполнению судебной практикой нормотворческой функции. Это и происходит в российской действительности»[6].

            Правы те авторы, которые утверждают, что в настоящее время суды зачастую вынуждены «создавать» (творить) право, иначе их деятельность станет не просто неэффективной, а приведет к результатам, противоположным тем, которые от них вправе ожидать общество: они будут не защищать права, а способствовать их нарушениям». Сам суд, создавая прецедент, должен действовать в строгом соответствии с законом. При этом прецедент, как источник права зарождается только тогда, когда данная сфера общественных отношений не урегулирована с помощью норм, содержащихся в законе. В противном случае суд как правоприменитель, но отнюдь не как законодатель[7].

Таким образом, правовой прецедент не признанный в качестве источников современного российского права, фактически действует.

Вывод о том, что судебная практика может выступать в качестве источника права, находит свое подтверждение в действительности. Так, нижестоящие судебные инстанции следят за деятельностью вышестоящих судебных инстанций и стараются следовать ей при разрешении аналогичных дел, поскольку в противном случае их приговоры и решения могут быть отменены вышестоящими в кассационном или надзорном порядке. В конечном счете, все ориентируются на разрешение конкретных дел высшей судебной инстанцией.

2. Анализ судебной практики.

Чтобы исследовать применение судебного прецедента, мною был проведен статистический анализ уголовных, административных, гражданских дел, рассматриваемых судом первой инстанции, т.е. Верхнеуфалейским городским судом в период с 1.10.2010 по 1.10.2011. Используя банк судебных документов[8], я  изучила 43 уголовных дела, 12 административных и 87 гражданских дел. Судом второй инстанции являлся кассационный суд, который отменял, изменял или оставлял без изменения решения суда первой инстанции (см. Приложение). Из  банка данных  следует, что в уголовных делах  изменено решений - 20,  без изменения – 22,  отменено решение – 1. Почти половина решений суда первой инстанции была изменена, что свидетельствует о разногласиях между судами двух инстанций.  Административные: изменено -1,  без изменения – 22,  отменено – 2.  Гражданские: изменено – 25,  без изменения – 48,  отменено – 14. Мы видим, что больше половины решений суда по гражданским делам претерпели изменения.

Исходя из общего количества всех рассмотренных дел, доля измененных и отмененных решений достаточно велика.

Таким образом, можно сделать следующий вывод: правовые нормы толкуются по-разному, многое зависит от мнения судьи, поэтому возникают разногласия между судами двух инстанций.

Чтобы показать отсутствие единообразия в российском  судопроизводстве я рассмотрела судебную практику субъектов РФ  (см. Приложение). Мною были изучены две пары похожих дел, рассматриваемых судами субъектов РФ[9].

Исходя из результатов исследования, я сделала вывод о противоречиях, которые возникают при толковании правовых норм судами субъектов РФ. С моей точки зрения,  появляется необходимость в официальном закреплении судебного прецедента в качестве источника права РФ.

Я провела два опроса. В первом Интернет-опросе участвовало 500 респондентов. Мною был задан вопрос «Знаете ли вы, что такое судебный прецедент?». 78% опрашиваемых ответили отрицательно, что свидетельствует об отсутствии интереса к данному понятию. Можно предположить, что а) респонденты не сталкивались с применением судебного прецедента, б) это проявление низкой правовой культуры опрашиваемых.  22%  утвердительно ответили на предлагаемый вопрос, из них 18% выразили мнение о том, что нужно официально закрепить судебный прецедент в качестве источника права РФ.

          Во втором опросе участвовало 20 работников судебной системы. Все высказались за закрепление судебного прецедента в качестве источника права. Судья  Верхнеуфалейского городского суда выразил своё мнение: «У нас право не прецедентное, однако, масса судей, уже не говоря об участниках рассмотрения дела, анализируют судебную практику по аналогичным делам. Замалчивание того вопроса, что практика неминуемо оказывает влияние на разрешение последующих дел, приводит к тому, что Высший Арбитражный Суд, который обязан выявлять и ликвидировать случаи отсутствия единства практики, не особенно активен в этом направлении. Поэтому, скорейшее юридическое закрепление судебного прецедента способствовало бы устранению противоречий между судами двух инстанций,  а также отсутствию нарушений  правоприменительной деятельности суда по отношению к гражданам».

Таким образом, применение судебного прецедента и проблема закрепления его в качестве источника права РФ  в большей степени интересует самих работников судебной системы, нежели обычных граждан.

2.1. Способы закрепления судебного прецедента как источника права РФ.

1. Используя право депутатов представительных органов на внесение законодательной инициативы, предложить закрепить судебный прецедент как источник права РФ.

2. Используя молодежный конкурс «Моя законодательная инициатива» внести предложение о закреплении судебного прецедента в качестве источника права РФ.

Заключение

В ходе работы я выяснила,  что Россия относится к романо-германской правовой семье, а значит для нас не характерно использование прецедентного права[10]. Однако в последнее время правоведы отмечают усиление процессов конвергенции, т.е. сближения двух правовых систем. В странах с англо-саксонской правовой системой, наряду с судебным прецедентом, все большую роль играют законы, а в странах с романо-германской правовой системой, напротив, использование судебной практики в качестве источника права приобретает все большую актуальность.

Также, в последнее время общей чертой современных правовых систем становится движение от судебного прецедента к прецедентам толкования. Тенденции, проявляющиеся в российском праве, также вписываются в данный процесс. Широкомасштабная правовая реформа, проводимая в стране, привела к росту законодательства и активизировала судебную практику. Необходимо говорить об усилении позиций судов в толковании закона.

Правоведы нашей страны уже несколько десятилетий ведут дискуссию, предметом которой является вопрос о том, могут ли решения судов являться источником права. На данный момент судебный прецедент не является официальным источником права в России. Отсутствие единообразия в судебной системе доказывает этот факт. Аналогичные дела, рассматриваемые судами субъектов федерации, могут толковаться различными нормами права, что противоречит единству судопроизводства. В свою очередь единообразие выступает средством обеспечения равенства всех перед законом и судом (ч. 1 ст. 19 Конституции РФ)[11].

Согласно современной теории судебного прецедента низший суд должен следовать правовым принципам вышестоящего суда. Теория действует при наличии иерархии судов, которая уже существует в России, и при наличии базы данных судебных решений. Поэтому после юридического закрепления прецедента необходимо разработать базу данных, в которой будут отражены все судебные решения,  позволяющие  субъективному мнению судьи как можно меньше влиять на исход дела. Это приведет к укреплению судебной системы в России, а судебный прецедент, я считаю, получит новый импульс в своем развитии. Прецедентное право станет признанным источником права, что позволит судебной системе быть более гибкой.

Список использованной литературы

    1. Источники права.:[Электронный документ].- Режим доступа:http://www.referat.ru/referats/view/20251//:- Загл. с экрана.-Проверено:17.10.2011

     2. Судебный прецедент как источник права.:[Электронный документ]. – Режим доступа:

http://law.edu.ru/book/book.asp?bookID=120237//: - Загл. с экрана.- Проверено:1.11.2011

    3. Судебный прецедент в Российской Федерации – реальность или перспектива.:[Электронный документ]. – Режим доступа:http://www.pvlast.ru/archive/index.40.php//:- Загл. с экрана.- Проверено:17.10.2011

    4.Правовая семья.:[Электронный документ].- Режим доступа:        http://ru.wikipedia.org/wiki/правовая_семья//:-Загл. с экрана.-Проверено:17.10.2011

    5. И.Ю. Богдановская. Судебный прецедент и его эволюция. Законность. - №3.2007

    6. Лившиц Р. З. Теория права. М., 1994.

    7. Kelsen H. General Theory of Lan and State, p 149.

8.Челябинский областной суд.:[Электронный документ].-Режим доступа: http://www.chel-oblsud.ru/index.php?html=bsr&mid=143//:- Загл.с экрана.-Проверено: 17.10.2011

    9.   Правовая система Гарант:[Электронный документ]. – Режим доступа: http://www.garant.ru/: - Загл. с экрана. – Проверено:1.11.2011

   10. Прецедент в России.:[Электронный документ].- Режим доступа:http://www.bestreferat.ru/referat-9451.html//:- Загл. с экрана.-Проверено:17.10.2011

   11.  Конституция РФ, главаI, VII.

   12. Верховный суд Российской федерации.:[Электронный документ]. – Режим доступа:http://www.vsrf.ru/second.php//:- Загл. с экрана.-Проверено:1.11.2011

   13.     Любашиц В.Я., Смоленский М.Б., Шепелев В.И. Теория государства и права.2002.с 74

   14. Теория государства и права  под ред. Р.А.Ромашова – СПб. 2000.с 112

Приложение

Я провела статистический анализ уголовных, административных, гражданских дел, рассматриваемых судом первой инстанции, т.е. Верхнеуфалейским городским судом в период с 1.10.2010 по 1.10.2011. Используя банк судебных документов, я  изучила 43 уголовных дела, 12 административных и 87 гражданских дел. Судом второй инстанции являлся кассационный суд, который отменял, изменял или оставлял без изменения решения суда первой инстанции. Полученные данные показаны на диаграммах.

Рис. 1

Уголовные:

Рис. 2

Административные:

Рис. 3

Гражданские:

Несмотря на то, что большинство решений осталось без изменения, доля измененных и отмененных решений достаточно велика.

Таким образом, можно сделать следующий вывод: правовые нормы толкуются по-разному, многое зависит от мнения судьи, поэтому возникают разногласия между судами двух инстанций.

Чтобы показать отсутствие единообразия в российском  судопроизводстве я рассмотрела судебную практику разных субъектов РФ.

Первое дело касалось служебного подлога. Приговором Октябрьского районного суда г. Иваново 20 августа 2010 года К. осужден по ч.2 ст. 290 УКРФ и ч.1 ст.292 УКРФ. К. признан виновным в том, что, являясь должностным лицом, получил взятку в виде денег за незаконные действия в пользу представляемого взяткодателем лица. Кроме того, он признан виновным в совершении служебного подлога т.е. во внесении в официальные документы заведомо ложных сведений из корыстной заинтересованности. Проверив судебное решение по кассационной жалобе защитника и осужденного, судебная коллегия приговор изменила, указав следующее.

По смыслу закона - получение взятки - преступление, совершаемое из корыстных побуждений, когда должностное лицо осознает, что материальные ценности ему переданы как взятка за совершение определенных действий, входящих в его служебные полномочия в интересах взяткодателя. В предъявленном К. обвинение отсутствуют указание на совершение каких-либо дополнительных действий, кроме тех, которые изложены в обвинении в получении им взятки. Совершенные К. действия, связанные с незаконным оформлением листка временной нетрудоспособности, внесением в него соответствующих сведений об освобождении от работы без наличия каких-либо медицинских оснований и последующей выдачи листка нетрудоспособности, составляют объективную сторону состава преступления предусмотренного ст. 290 и дополнительной квалификации не требуют, поэтому Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Ивановского обл. суда из приговора исключено указание на осуждение К. по ст. 292 УК РФ. (Определение по делу N22-23-51)

Судебной коллегией по уголовным делам Челябинского обл. суда приговор Тракторозаводского  районного суда г. Челябинска по аналогичному делу оставлен без изменения. Л был осужден по ч. 2 ст. 290 УК РФ и по части 1 ст. 292 УК РФ (дело N22-46-09/2011)

Т.о, мы видим, что аналогичные дела,  рассматриваемые судами субъектов РФ имеют разные приговоры. В первом случае, указание на осуждение К. исключено. Во втором случае, Л. был осужден по ч.2 ст. 290 УК РФ и по ч.1 ст. 292 УК РФ.

Также рассмотрим судебную практику относительно оспаривания решения управления пенсионного фонда, препятствующего в получении государственного сертификата на материнский капитал.

С. 9 декабря 2005 года родила ребёнка. Ребенок умер в первые сутки жизни. С. 8 мая 2008 года родила второго ребёнка. В сентябре 2009 года истец обратилась к ответчику с заявлением о выдаче ей государственного сертификата на материнский (семейный) капитал, к которому были приложены документы, подтверждающие рождение детей. Однако 20 октября 2009 года в выдаче государственного сертификата на материнский (семейный) капитал ей было отказано по тем основаниям, что настоящий сертификат выдаётся семьям, имеющим двух и более детей при предоставлении соответствующих документов, в перечень которых согласнопункту 5 Правил подачи заявления о выдаче государственного сертификата на материнский (семейный) капитал и выдачи государственного сертификата на материнский (семейный) капитал входят документы, подтверждающие рождение ребенка и принадлежность к гражданству Российской Федерации, то есть свидетельство о рождении. Настоящий отказ, по мнению С., является незаконным, поскольку факт рождения первого ребенка подтверждён справкой ЗАГС, она и ее муж являются гражданами России, в связи с чем, ребёнок, родившийся у них, в соответствии сост. 12 Федерального закона от 31 мая 2002 года N 62-ФЗ "О гражданстве РФ" является гражданином РФ.

Решением суда иск удовлетворен.

С решением суда не согласилось Управление. В кассационной жалобе просило постановленный судебный акт отменить и принять по делу новое решение об отказе в удовлетворении иска С., ссылаясь на неправильное применение судом норм материального права.

Суд кассационной инстанции, проверив в рамках установленных процессуальных полномочий законность и обоснованность решения Южского районного суда Ивановской области, не согласился с правовой позицией нижестоящего суда по следующим основаниям.

Удовлетворяя иск С., суд первой инстанции исходил из того, что для получения государственного сертификата на материнский (семейный) капитал, предусмотренногост. 3 Федерального закона от 29 декабря 2006 года N 256-ФЗ "О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей", достаточно только факта рождения второго и последующего ребенка, а, потому, истец приобрела право на получение государственного сертификата на материнский (семейный) капитал в соответствии с данной нормой права. При этом, суд посчитал, что отсутствие свидетельства о рождении первого ребенка и факт его смерти на первой неделе жизни не являются обстоятельствами, препятствующими в получении сертификата в соответствии с требованиями указанного Федерального закона.

Рассмотрим судебную практику судебной коллегии Челябинского областного суда касательно аналогичной ситуации.

Е.Е.Ю. обратилась в суд с иском к Государственному учреждению Управление Пенсионного фонда Российской Федерации в г. Южноуральске Челябинской области (далее по тексту - ГУ УПФ РФ в г. Южноуральске Челябинской области) о признании незаконным решения об отказе в выдаче государственного сертификата на материнский (семейный) капитал и возложении обязанности по выдаче государственного сертификата на материнский (семейный) капитал в связи с рождением второго ребенка.

В обоснование заявленных требований истица Е.Е.Ю. сослалась на то, что 23 декабря 2009 года она обратилась в ГУ УПФ РФ в г. Южноуральске Челябинской области с заявлением о выдаче ей государственного сертификата на материнский (семейный) капитал , в связи с рождением ******* года второго ребенка, Е.Д.М., предоставив в подтверждение рождения первого ребенка в 2002 году свидетельство о смерти, а также справку о рождении Ш.И.С., ******* года рождения. Однако 24 декабря 2009 года из ГУ УПФ РФ г. Южноуральска Челябинской области на свое заявление получила письменный отказ в приеме документов, по причине не предоставления свидетельства о рождении первого ребенка. Считает, что отказ ответчика в выдаче ей сертификата не основан на законе.

В судебном заседании представитель ответчика ГУ УПФ РФ в г. Южноуральске Челябинской области М.Т.Н. исковые требования не признала, сославшись на то, что истица не имеет право на получение сертификата на материнский (семейный) капитал в связи с рождением второго ребенка, поскольку ею не представлено свидетельство о рождении первого ребенка, как того требуют Правила подачи заявления о выдаче государственного сертификата на материнский (семейный) капитал , утвержденные Постановлением Правительства РФ от 30 декабря 2006 года № 873. Кроме того, право на получение государственного сертификата на материнский (семейный) капитал имеют семьи при наличии двух и более живых детей.

  Суд принял решение, в котором исковые требования Е.Е.Ю. удовлетворил в полном объеме.

В кассационной жалобе представитель ответчика ГУ УПФ РФ в г. Южноуральске Челябинской области просит решение суда отменить, ссылаясь на то, что право на получение государственного сертификата на материнский (семейный) капитал имеют семьи при наличии двух и более живых детей. Истица при обращении в ГУ УПФ РФ в г. Южноуральске Челябинской области с заявлением о выдаче государственного сертификата на материнский (семейный) капитал не предоставила свидетельство о рождении первого сына Ш.И.С..

Выслушав представителя ответчика М.Т.Н., поддержавшую кассационную жалобу, проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда.

Согласно с п.п.1 ч. 1 ст. 3 Федерального закона РФ «О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей» от 29 декабря 2006 года, право на дополнительные меры государственной поддержки возникает у женщин, родивших (усыновивших) второго, третьего ребенка или последующих детей, начиная с 01 января 2007 года.

Статьей 4 Федерального закона РФ «О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей» указывает на то, что реестр лиц, имеющих право на дополнительные меры государственной поддержки, содержит информацию о лице, имеющем право на дополнительные меры государственной поддержки, в виде сведений о детях, в числе которых указываются фамилия, имя, отчество, пол, дата и место рождения, реквизиты свидетельств о рождении, очередность рождения, гражданство.

В соответствии с п.2 Правил подачи заявления о выдаче государственного сертификата на материнский (семейный) капитал и выдачи государственного сертификата на материнский (семейный) капитал, утвержденных постановлением Правительства РФ от 30 декабря 2006 года.

Таким образом, мы видим, что в первом случае С. получила отказ в получении материнского капитала областным Ивановским судом. Во втором случае, исковые требования Е.Е.Ю. полностью удовлетворены Челябинским областным удом.

Исходя из вышеизложенного, можно говорить о противоречиях толкования правовых норм судами субъектов РФ. Поэтому появляется необходимость в официальном закреплении судебного прецедента в качестве источника права РФ.

В Интернет-опросе участвовало 500 респондентов. Опрашиваемые отвечали на такой вопрос: знаете ли вы, что такое судебный прецедент?




Похожие работы, которые могут быть Вам интерестны.

1. Соотношение экологического права с другими отраслями российского права

2. Понятия административного права. Источники административного права. Понятие управления в сфере экономике

3. Источники права

4. Формы (источники) права

5. ИСТОЧНИКИ МЕЖДУНАРОДНОГО ЧАСТНОГО ПРАВА

6. Источники (формы) права в российском законодательстве

7. Коллизии норм международного и национального (российского) права

8. Добросовестность как принцип современного российского гражданского права

9. Муниципальное право как отрасль российского права, наука и учебная дисциплина

10. Русская правда как источник права. История государства и права контрольная работа