ЗОО-ОНОМАТОПЫ В АНГЛИЙСКОМ, РУССКОМ, ИСПАНСКОМ И ЛИТОВСКОМ ЯЗЫКАХ: СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ



САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

Программа «Теория и практика межкультурной коммуникации»

Карчёмова Александра

ЗОО-ОНОМАТОПЫ В АНГЛИЙСКОМ, РУССКОМ, ИСПАНСКОМ И ЛИТОВСКОМ ЯЗЫКАХ: СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ

Выпускная квалификационная работа

бакалавра

Научный руководитель –

к.ф.н.Е.А. Шамина

                                                                             Рецензент –О.Н. Глотова

Санкт-Петербург

2016

Оглавление

ВВЕДЕНИЕ…………………………………………………………………….

4

Глава 1. Понятие звукоизобразительности …………………………….....…

8

1.1.Язык как знаковая система. Структура языкового знака ……...

8

1.2.Проблема знаковой мотивированности. Иконичность знака .…

11

1.3.Фоносемантический подход к описанию языка ………….….…

20

1.4. Звукоподражательная система языка….…………………..…….

26

1.4.1. Понятие и общие проблемы ономатопеи……………..……….

27

1.4.2. Проблема разграничения звукоподражательных слов и междометий…………………………………………………………….

30

1.4.3. Классификация звукоподражаний (по С.В. Воронину)...........

35

Выводы по первой главе……………………………………................

38

Глава 2. Сравнительный анализ английских, русских, испанских и литовских зоо-ономатопов …………………………………...........................

339

2.1. Материал и методика исследования……………………………..

39

2.2Краткий сравнительный анализ фонетических систем русского, английского, испанского и литовского языков..................

42

2.2.1. Фонетическая система английского языка…………………....

43

2.2.2. Соотношение звуков в литовском и русском языках………...

45

2.2.3. Фонетическая система испанского языка……………………..

47

2.3. Морфологический анализ русских, английских, испанских и литовских звукоподражаний…………………………………………

49

2.4. Фоносемантический анализ …………………………………….

51

2.4.1. Фоносемантическая классификация зоо-ономатопов в русском, английском, испанском и литовском языках…………….

53

2.4.2. КЛАСС  А – ИНСТАНТЫ……………………………………..

54

2.4.3. КЛАСС  Б – КОНТИНУАНТЫ……………………………

56

2.4.4. КЛАСС  В – ФРЕКВЕНТАТИВЫ……………………………..

58

2.4.5. ИНСТАНТЫ-КОНТИНУАНТЫ…............................................

59

2.4.6. ФРЕКВЕНТАТИВЫ  КВАЗИИНСТАНТЫ- КОНТИНУАНТЫ……………………………………………………..

60

2.5.Сравнительный анализ фонетической структуры русских, английских, испанских и литовских звукоподражаний…………….

66

Выводы по второй главе……………………………………................

67

ЗАКЛЮЧЕНИЕ………………………………………………………………...

68

Библиографический список………...…………………………………………

70

Приложение 1………………………………………………………………….

83

Приложение 2………………………………………………………………….

104

ВВЕДЕНИЕ

Изучение звукоподражательной лексики различных языков мира имеет давнюю историю: вопрос связи звука и смысла волновал еще древнегреческих мыслителей (Аристотель, Платон), а в начале XX века Ф. де Соссюр —Соссюр, Ф. де. Курс общей лингвистики – М.: КомКнига, 2006. выдвинул тезис о произвольности языкового знака, ставший одним из основных положений современной лингвистики, постулат, отодвигающий на задний план все непроизвольное как несистемное. Наличие большого пласта звукоподражательной лексики в германских языках, в частности, привлекало внимание таких выдающихся лингвистов, как В. фон Гумбольдт —Гумбольдт, В. фон Избранные труды по языкознанию – М.: Прогресс, 1984., Г. Пауль —Пауль Г. Принципы истории языка - М., 1960. и других.

Во второй половине ХХ века возрос интерес к звукоподражаниям при изучении языковых единиц. Несмотря на большое количество работ, посвященных звукоподражаниям (С. В. Воронин, —Воронин С.В. Основы фоносемантики  – М.: ЛЕНАНД, 2006. А. М. Газов-Гинзберг, —Газов-Гинзберг А.М. Был ли язык изобразителен в своих истоках? – М.: Наука, 1965. А. П. Журавлев, —Журавлев А.П. Звук и смысл – М.: Просвещение, 1991. В. В. Левицкий —Левицкий В.В. Семантика и фонетика – Черновцы: Изд-во Черновиц. ун-та, 1973. и др.) и появившихся в результате сбора, анализа и систематизации жизненного материала, в сознании носителей языка до настоящего времени не сформировалось должное понимание самостоятельности и важности явлений звукоизобразительности, и проблемам звукоизобразительной лексики не уделяется требуемого  внимания.

Попыток сопоставительного анализа систем звукоизобразительных инструментов в комплексе более трёх языков не предпринималось, хотя неоспоримо, что именно сопоставительные работы способны наиболее ярко и полно раскрыть своеобразие звукоизобразительной системы каждого языка. Следует выделить диссертацию М.А. Флаксман «Диахроническое развитие звукоизобразительной лексики английского языка» —Флаксман М.А. «Диахроническое развитие звукоизобразительной лексики английского языка»: автореф. дис. на соиск. учен. степ. канд. филол. наук : спец. 10.02.04. «Германские языки». – Санкт-Петербург, 2014., посвященную диахроническому развитию звукоизобразительной лексики английского языка. В центре внимания исследовательницы находятся звукоизобразительная лексика, её появление и развитие в языке, а также факторы развития от «подлинных» звукоподражаний до полностью символических слов.

Звукоизобразительная система языка включает такие средства, как звуковой символизм и звукоподражания. В данной работе на примере сопоставления полнозначных и междометных звукоподражаний выявляются основные сходства и различия звукоизобразительных систем русского, английского, испанского и литовского языков. Проводится последовательное сопоставление звукоподражаний вышеперечисленных языков.

Актуальность темы исследования определяется необходимостью изучения фонетических, морфологических, семантических особенностей звукоподражательных слов в рассматриваемых языках. Их значимость в языке трудно переоценить: с помощью этого инструмента образуются новыеслова, обозначающиеприродные звуки, издаваемые животными,  человеком, птицами и насекомыми. Звукоподражательные слова, в свою очередь, могут стать ядром деривации и потому играют значимую роль в системе языка. Поэтому вполне закономерным считается интерес языковедов к этому языковому явлению. Актуальность избранной темы подсказана временем и фактом, что сравнительный анализ звукоподражательных слов в выбранных языках еще не проводился

Цель исследованиязаключается в системной характеристике фонетических, морфологических и семантических особенностей зоо-ономатопов в английском, русском, испанском и литовском языках в результате многостороннего сопоставительного анализа. Для достижения цели исследования применяются следующие задачи.

Задачи исследования:

  1. проанализировать накопленный опыт научного осмысления проблемы мотивированности языкового знака, иконичности и звукоизобразительности;
  2. дать оценочную характеристику понятия ономатопов с целью выявления границ исследуемой области;
  3. классифицировать зоо-ономатопы английского, русского, испанского и литовского языка в рамках концепции С. В. Воронина; —Воронин С.В. Английские ономатопы – СПб.: Институт иностранных языков, 1998.
  4. проследить сходство и различие ономатопов в ряду фонетических, морфологических и семантических уровней английского, русского, испанского и литовского языков.

Объектом исследования является звукоподражательная лексика английского, русского, испанского и литовского языков, с помощью которой передаются звуки птиц, животных и насекомых.

Предмет исследования составляют фонетические, морфологические и семантические особенности звукоподражательных слов сопоставляемых языков, а также специфика их функционирования.

Методы исследования.В качестве основного метода решения поставленных задач по исследованию морфологических, семантических и фонетических характеристик звукоподражательных слов в данной работе применялся сравнительный метод. При сравнительном анализе структуры различных звукоподражательных слов и семантики в английском, русском, испанском и литовском языках мы придерживались методики, основанной на выявлении не столько различий, сколько сходства звукоподражаний. К числу методов работы относятся также метод системно-структурного анализа, позволивший установить характер артикуляционно-фонетической и акустической организации звукоподражаний английского, русского, испанского и литовского языков.

Научная новизна работысостоит в том, что в ней впервые предпринята попытка исследовать звукоподражательные слова английского, русского, испанского и литовского языков в сопоставительном аспекте, с учётом достижений отечественных и зарубежных лингвистов, под углом зрения некоторых самостоятельных концепций и выводов, с привлечением нового эмпирического материала. Впервые осуществлен комплексный (фонетический, морфологический и семантический) анализ исследуемой лексики.

Теоретическая значимостьработы представлена выработкой новых знаний на основе основных положений российских, в частности в рамках концепции С. В. Воронина, и зарубежных лингвистов, а также дальнейшей возможностью продолжения работы по изучению и систематизации звукоподражаний на материале разных, в том числе и не близкородственных языков.

Практическая ценностьнастоящего труда определяется возможностью использования его результатов при последующем развитии решения проблемы звукоподражания. Большой объем материала данного исследования послужит в качестве дополнительного опыта фоносемантического анализа звукоподражаний в различных языках, методы и принципы исследования, при необходимости, могут быть использованы и в других работах аналогичного направления  для дальнейшей модификации уже существующей классификации звукоподражательных слов, которая считается универсальной.

Структура работы. Работа имеет традиционную структуру и включает в себя введение, основную часть, состоящую из двух глав, заключение и  список использованной научной литературы, а также приложение. Общий объём исследованиясоставляет 83 страницы компьютерного набора.

ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ ЗВУКОИЗОБРАЗИТЕЛЬНОСТИ

1.1. Язык как знаковая система. Структура языкового знака

На протяжении многих веков учёные занимаются анализом звуковых репрезентаций, пытаются определить значимость речевого звука, его смысл и влияние на человека под влиянием внеязыковой действительности. Объектом их исследований является язык в целом, строение которого рассматривается как система знаков.

Любые двухсторонние единицы языка – текст, предложение, слово, словосочетание, морфема, можно рассматривать как языковой знак. Такое понимание тяготеет к осмыслению Ф. де Соссюром  знака как двусторонней сущности. —Соссюр, Ф. де. Курс общей лингвистики – М.: КомКнига, 2006. Современная лингвистика признаёт язык сложной знаковой системой, и все же вопрос о строении языкового знака определяется ею неоднозначно, и в различных лингвистических концепциях его структура получает разное толкование. Скорее всего, это объясняется тем, что в представлениях о знаке изыскатели исходят из различных постулатов: они рассматривают его как одностороннюю, двустороннюю, трёхстороннюю или даже более сложную сущность. —Кубрякова Е.С. Возвращаясь к определению знака / Вопросы Языкознания, 1993. – N4.

Так учёные А.А. Ветров, —Ветров А.А. Семиотика и её основные проблемы -М.: Политиздат, 1968. В.М. Солнцев, —Солнцев В.М. Язык как системно-структурное образование – М.: Наука, 1977. В.З. Панфилов, —Панфилов В.З. Гносеологические аспекты философских проблем языкознания  / отв. ред. Г.В. Степанов. - М.: Наука, 1982. рассматривают знак как сущность одностороннюю и ограничивают знак исключительно акустическим образом. Приверженцы такого представления знака, который называется  унилатеральным,  полагают, что значение нельзя относить к знаку, так как оно является всего лишь отражением предметов и явлений в сознании человека. В пределах этой концепции знак формулируется как  материальная единица, употребляемая для описания некоего мыслительного содержания, сути образа. В.М. Солнцев настаивает, что идеальные обобщённые представления  знаков находятся в уме рассуждающего, как отображение разумения того, какое знание или идея связаны с этим знаком. —Солнцев В.М. Язык как системно-структурное образование – М.: Наука, 1977.

Несмотря на видимое удобство такого представления сущности знака, с концепцией его односторонности не соглашается большое количество учёных, позиционирующих знак в качестве двусторонней сущности (Б.А. Серебренников, —Серебренников Б.А. (ред.) Роль человеческого фактора в языке. Язык и картина мира М.: Наука, 1988. – 216 с. Ф.М. Березин, —Березин Ф.М. Иконичность в языке //Социальные и гуманитарные науки. Отечественная и зарубежная литература. Реферативный журнал. Сер. 6. Языкознание. – 1996, N 1. Б.Н. Головин —Головин Б.Н. Проблема значения языкового знака / Ф.М.Березин, Б.Н.Головин // Общее языкознание: Учебное пособие для вузов. М.: Высшая шлола. 1979. и другие). Подобное представление о знаке  восходит ещё к временам античности. Впервые данная тема была поднята античным философом Платоном в диалоге « Кратил »:

« Сократ. А согласен ли ты, что имя есть некое подражание вещи ?

Кратил. В высшей степени.

Сократ. Не полагаешь ли ты, что и живописные изображения – это подражания каким-то вещам , но подражания, выполненные неким иным способом?

Кратил. Да». —Платон Диалоги Кратил (электронный ресурс -http://xwap.me/books/9449/Dialogi.html?p=62). С.62.

Позже, из этой « древнейшей семиотической дискуссии о природе имён, теории «фюсей /physis» - природы »  —Античные теории языка и стиля (антология  текстов) / Общ. ред. О.М. Фрейденберг. – СПб.: Алетейя, 1996.с. 46-49 (мотивированной связи между звуком и значением), сформировалась суть теории звукоподражания, состоящая в том, что « безъязычный человек, слыша звуки природы , старался подражать этим звукам своим речевым аппаратом». —Реформатский А. А. Введение в языковедение: Учебник для вузов / Под ред. В. А. Виноградова. - Изд. 6-е. - М.: Аспект Пресс, 2004. С. 161.

Понятие языкового знака, восходящее к стоикам, изначально трактовалось как двусторонняя сущность, образованная в результате взаимодействия «означающего» (звуковой речи) и «означаемого». В.Гумбольдт, говоря о знаках человеческого языка, сформулировал «закон знака», который раскрывал универсальный принцип строения языков. По его мнению, единство значения и формы выражения этого значения «коренится во внутреннем, соотнесённом с потребностями мыслительного развития, языковом сознании и в звуке», которые взаимодействуют между собой. —Гумбольдт, В. фон Избранные труды по языкознанию – М.: Прогресс, 1984.

Следует отметить, что представители второго подхода справедливо указывают, что «если признать языковой знак односторонней сущностью, то есть приравнять его к знакам других (механических) искусственных систем, то понятие знака тогда становится неприменимым для описания человеческого языка – неясно, как он способствует процессу познания, и в чём заключается процесс знакообразования – процесс «превращения» внешних факторов в категории и значения языка, а через него и включение их в сферу человеческого познания ». —Алефиренко Н.Ф. Современные проблемы науки о языке – М.: Флинта : Наука, 2005. С.113.

Американскийфилософ,логик,математик, основоположник прагматизмаисемиотики Ч.С.Пирс в своей основополагающей теории трёхсторонней сущности знака определил, в зависимости от соотношения идеальной и материальной сторон языка, три типа знаков:

- иконические знаки – знаки, базирующиеся на подобии означаемого и означающего. То, что направляет нас к объекту и раскрывает его свойства;

- знаки-индексы – знаки, базирующиеся на смежности означаемого и означающего. То, что подвергается воздействию этого объекта и связано с ним непосредственно;

- знаки-символы – знаки, обуславливающие условность связи означаемого  и означающего. Это всего лишь ассоциации самых общих идей об объекте. —Пирс Ч.С Элементы логики. Grammatica Speculative //Ю.С.Степанов. Антология. Семиотика – М., 2001.

Тем самым Ч.С. Пирс стал первым, кто вышел за рамки традиционного подхода к рассмотрению знаковой сущности.

В дальнейшем развитие знаковой теории в этом направлении продолжает в своих работах учёный-бихевиорист Ч.У. Моррис. Он включает в свою концепцию не только отношение между означающим и означаемым, но и между интерпретатором и интерпретантом. —Моррис Ч.У. Основания теории знаков // Семиотика: Антология. – М.: Академический Проект, 2001. Данная концепция четырёхсторонней сущности знака довольно тесно связана с проблемами мотивированности – то есть, связи между планом содержания и планом выражения, зафиксированной в сознании носителей языка.

1.2. Проблема знаковой мотивированности. Иконичность знака

Под мотивированностью слова понимается «изображение», оценка, описание или толкование означаемого, содержащиеся в означающем. По формальному критерию выделяют такие четыре вида мотивированности: фонетическую, морфологическую, семантическую и морфолого-семантическую. С. Ульман —Ullmann S. Semantic Universals // Universals of Language. – London: M.I.T. Press, 1963. различает три вида мотивированности: семантическую, морфологическую и фонетическую, в понимании ученого, естественную мотивированность.

Существование смысловой и морфологической мотивированности очевидно и не требует доказательств. Что касается фонетической мотивированности, то тут дело выглядит немного сложнее. Так как носитель языка, в большинстве случаев, фонетической значимости не осознаёт, то, соответственно, не может осознать и фонетическую мотивированность слова. В таком случае подтверждения того, что значение и звучание слова стремятся к обоюдному соответствию, можно получить, определяя фонетическую значимость слова и сопоставляя затем полученный результат с характерным аспектом значения этого же слова.

В. Г. Гак, —Гак В.Г. Языковые преобразованияМ.: Школа Языки русской культуры, 1998. совершенствуя идею С. Ульмана, рекомендует называть абсолютной (внешней) фонетическую мотивированность, а остальные виды – относительной (внутренней) мотивированностью. В его представлении, внутренняя мотивированность, в свою очередь, делится  на морфологическую, когда значение слова явно следует из значения частей, его составляющих, и семантическую, когда для понимания слова требуется его переосмысление.

Очень долго в лингвистике преобладал связанный с представлениями о знаке Ф. де Соссюра постулат о немотивированной связи означающего и означаемого: « Языковой знак связывает не вещь и имя , но понятие и акустический образ.Этот последний не есть материальный звук , вещь чисто физическая, но психический отпечаток звука, представление, получаемое нами о нём посредством наших органов чувств, он – чувственный образ, и если нам случается называть его «материальным»,  то только в этом смысле и из противопоставления второму моменту ассоциации – понятию, в общем, более абстрактному». —Соссюр Ф. де. Курс общей лингвистики – М.: КомКнига, 2006. С. 111. В своей работе под названием «Курс общей лингвистики» Ф. де Соссюр постулирует произвольность языкового знака. Он утверждает, что « связь, соединяющая означаемое и означающее , произвольна, иначе говоря, языковой знак произволен». —Соссюр, Ф. де. Курс общей лингвистики – М.: КомКнига, 2006. С. 114. Сопоставив в различных языках примеры языковых знаков, которые относились к одному и тому же обозначаемому предмету, но имели разные акустические образы, учёный пришёл к заключению, что акустический образ является немотивированным, то есть, по отношению к означаемому он является произвольным, и не имеет с ним в действительности никакой естественной связи.Также, он считал до некоторой степени произвольным и выбор определённых звукоизобразительных слов для обозначения того или иного денотата, поскольку « они лишь приблизительные и наполовину условные имитации шумов ». —Там же, С.86. Другим краеугольным камнем стало его утверждение о том, что звукосимволизмы «утратили нечто из своей первоначальной характеристики и приняли свойство вообще языкового знака , который не мотивирован». —Там же, С.87.

Приведенное представление о составе языкового знака огромное влияние оказало на языкознаниеXX века и, по справедливому утверждению профессора А.Е. Кибрика, оно «снимало проблему внутреннего строения знака: любое содержание кодируется в языке произвольным образом, поэтому по содержанию ничего нельзя сказать о его форме, и наоборот, форма не дает никаких намеков на то, каково ее содержание». —Кибрик А. Иконичность (электронный ресурс -http://www.krugosvet.ru/enc/gumanitarnye_nauki/lingvistika/IKONICHNOST.html) (дата обращения 20.05.2016).

Впоследствии интерес к изучению взаимосвязи между формой и содержанием всё увеличивался. Невзирая на тот факт, что не существует однозначного ответа на вопрос, насколько точно название отражает природу обозначаемой им вещи, зарубежные и отечественные лингвисты, занимающиеся данной проблематикой, уверены, что природа структуры и использования языка является мотивированной в очень многих случаях, а звукоподражательная природа многих наименований подтверждается как акустическим анализом, так и простым экспериментальным путём. Поэтому сегодня уже никто не оспаривает тот факт, что в языке на разных стадиях его развития обнаруживаются слова, « значения и звучания которых находятся в гармонии ». —Журавлев А.П. Звук и смысл – М.: Просвещение, 1991. С.59.

Советский и российскийфилософ, специалист в областидиалектического материализмаА.Г. Спиркин в своей работе «Происхождение языка и его роль в формировании мышления» главным источником звукового материала называет «унаследованные от животных предков звуки», которые и « послужили основным материалом, или биологической предпосылкой, формирования звуковой речи человека ». —Спиркин А.Г. Происхождение языка и его роль в формировании мышления // Мышление и язык. - М., 1957. - С. 33.

Советский филолог А. П. Журавлёвназывает язык точкой « приложения разнонаправленных сил : тенденции к мотивированности и тенденции к произвольности», —Журавлев А.П. Звук и смысл – М.: Просвещение, 1991. С. 20. первая тенденция связывает знак с предметом, а вторая – с мышлением. Тенденция к мотивированности – это проявление стремления к взаимосоответствию формы и содержания. Она сформировалась как обобщение признаков сопроводителей - предметов, действий и явлений. Среди сопроводителей для языка особо важным является звук. Рецепция проявлений с их акустическими сопроводителями шаг за шагом вырабатывает  рефлекторные связи между проявлениями и характерными для них звуковыми сопроводителями. В последствии эти начальные сопроводительные связи обобщаются, в виду того, что многие из них имеют физическое обоснование: звучание, имеющее сходные акустические характеристики, сопровождают явление, сходно оцениваемые воспринимающим. —Журавлев А.П. Звук и смысл – М.: Просвещение, 1991. Например, угрожающие явления сопровождаются громкими, низкими, негармоничными, шумными звучаниями. Напротив, звучания, связанные с ситуациями спокойными и безопасными, чаще являются негромкими, мелодичными и высокими. Как результат этих соответствий у воспринимающего устанавливаются уже собственные ассоциации между видами звучаний и видами предметов, действий и явлений. Другими словами, происходит возникновение  собственной содержательности звучаний, переносящейся на звуки, которые произносит сам воспринимающий и такой перенос приводит к зарождению звуковой семантики. Теперь звук не обязательно ассоциируется со звучащим явлением, он имеет свою собственную содержательность, и это позволяет обозначить данным звуком любое явление с той же содержательностью. Таким образом, образовывается потенциал языкового значения – «естественная» содержательность звучания. —Журавлев А.П. Звук и смысл – М.: Просвещение, 1991. А.П. Журавлёв, также, отмечает, что потребность совершенствования языковой системы усиливает тенденцию к произвольности знаков. В свою очередь тенденция к мотивированности, стараясь сохранить соответствие формы знаков и их содержания, рождает новые типы мотивировки – морфологическую и семантическую. Ставя фонетическую мотивированность ниже двух предыдущих, А.П. Журавлёв объясняет это тем, что фонетическая мотивированность слаба и почти неосознаваема, однако, она довольно устойчива и постоянна. —Там же

Один из выдающихся французских лингвистов XX века Э. Бенвенист, утверждая, что « связь между означаемым и означающим не произвольна, а, напротив, необходима », —Бенвенист Э. Общая лингвистика – М.: Прогресс, 1974. С. 91. поставил проблему «внутренней» мотивированности языкового знака, то есть «внутренней» связи между двумя его сторонами.

ВXVIII-XIX в.в. немецкий мыслитель В. фон Гумбольдт, занимаясь нахождением связи между звуком и его значением, выделил три способа звукового обозначения понятий: живописный, символический и аналогический. По его мнению, живописный способ заключается в непосредственном подражании, « когда звук, издаваемый предметом , имитируется в слове настолько, насколько членораздельные звуки способны передать нечленораздельные». —Гумбольдт, В. фон Избранные труды по языкознанию – М.: Прогресс, 1984. С. 92. Второй способ – символический – «основывается на подражании не непосредственно звуку или предмету, а некоему внутреннему свойству, присущему им обоим». —Там же. С. 94. И, наконец, аналогический способ, который зиждется на сходстве звуков в полном соответствии с родством обозначаемых понятий. Этот способ является наиболее плодотворным, т.к. основан уже на готовом ассортименте звуковых единств, созданных первыми двумя способами. —Гумбольдт, В. фон Избранные труды по языкознанию – М.: Прогресс, 1984. Таким образом, соответственно В. фон Гумбольдту, каждое понятие должно быть обязательно внутренне привязано к свойственным ему самому признакам или к другим соотносящимся с ним идеям. И все же, не стоит отбрасывать тот факт, что в произношении звукоизобразительных единиц  существуют различия. Например, используемые для передачи крика петуха звукоподражания русского и литовского языка «кукареку» и «kakariekū» являются едва ли не схожими, в то время как его аналог в английском языке «cock-a-doodle-doo» на первый взгляд представляется абсолютно различным. В. фон Гумбольдт по этому поводу высказывает мысль о том, что « ни один грубый природный звук человек не принимает в свою речь, но строит подобный ему артикулированный». —Там же. С. 302.

Немецкий психолог В. Вундт - автор более глубокого психологического осмысления проблемы происхождения языка и естественной мотивированности слова. —Вундт В. Проблемы психологии народов (электронный ресурс -http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/Sociolog/Wundt/_PsNar_02.php  (дата обращения 20.05.2016). В своей работе он приводит идею о преобразовании мимических и мануальных жестов в речевые (языковые) жесты, и мысль эта находит отображение в современной фоносемантике. —Воронин С. В. Основы фоносемантики  – М.: ЛЕНАНД, 2006.

Ещё вXVIII в. звукоподражание также исследовал русский учёный-энциклопедист М.В. Ломоносов, который говорил не только о способности звуков речи вызывать определённые незвуковые ассоциации, —Ломоносов М.В. Краткое руководство к красноречию // Полное собрание сочинений в 10-ти Т., Т.7.  – М. – Л., 1952. но и выпустил некоторые рекомендации для широкого употребления этого явления в художественной речи. В своей работе он писал: «В российском языке, как кажется, частое повторение письмениА способствовать может к изображению великолепия, великого пространства, глубины и вышины… учащение письменЕ, И, Ю – (способствует) к изображению нежности, ласкательства… или малых вещей; чрезЯ показать можно приятность, увеселение, нежность и склонность; чрезО, У, Ы – страшные и сильные вещи: гнев, зависть, боязнь и печаль». —Ломоносов М.В. Краткое руководство к красноречию // Полное собрание сочинений в 10-ти Т., Т.7.  – М. – Л., 1952. С. 343 Однако это были лишь гипотезы, оставшиеся без всяких доказательных фактов.

В дальнейшем практическое исследование, проведенное У. Расселом —Russell U. Size-sound symbolism, in Universals of human language, edited by J.H. Greenberg et al., Stanford, Stanford University Press, 1978. на материале английского языка, подтвердило, что в 90% уменьшительно-ласкательных слов присутствует звук /i/, что, по наблюдениям автора работы, находит отражение также и в испанском языке, в котором присутствует, по меньшей мере, 17 суффиксов диминутива, в числе которых самыми популярными являются суффиксы –ito-, -ita-, -illa-, -illa-. Например,cosa (вещь) –cosita,gato (кот) –gatito,chico (мальчик) –chiquillo. А в некоторых случаях накладываются сразу два суффикса (-ito- + -in-) и получаются новые слова вродеchiquitin (пацанёнок).

В свою очередь, директор Вильнюсского Института Русского Языка Й.Забарскайте отметила, звукоподражания литовского языка, имеющие в своём составе краткий гласный /i/, в основном указывает на незначительное, слабое и неинтенсивное действие обозначаемого. И наоборот, если в слове присутствует долгий звук /y/, то это говорит о более сильном, интенсивном действии. —Zabarskaitė, J. Fonosemantikos vedlys / mokymo priemonė aukštųjų mokyklų studentams. – Vilnius: Vilniaus pedagoginio universiteto leidykla, 2007.

    Российскийи американскийлингвистилитературоведР. О. Якобсон подтверждает явное наличие мотивированной связи между двумя сторонами языкового знака и даёт объяснение данному явлению, утверждая, что          «…звуковой символизм есть неоспоримая, объективно существующая реальность, основанная на феноменальной связи между ощущениями разной модальности, в особенности между зрительными и сенсорными ощущениями». —Якобсон Р.О. Работы по поэтике  – М., 1987. С. 240.

Несмотря на мнение о том, что языковой знак, возникнув как сущность примарно мотивированная, в начале развивается только в рамках определенного качества, Е.А. Шамина, говоря в свой статье о многозначности языковых единиц, указывает, что проявление сущности в области звукоизобразительности более чем оправдано, поскольку понятий – неисчислимое множество, а фонетических единиц в каждом языке – всего несколько десятков, поэтому звукоизобразительным словам свойственна «диффузная» семантика, включающая в себя семы, отражающие самые разные стороны возможного денотата. —Шамина Е.А. Пупсик, Суок и другие //«Этюды по поводу. Сборник статей, посвященных 60-летию зав.каф.англ.филологии СПбГУ проф. А.В.Зеленщикова. СПб.: Изд-во Конвенция, 2008.

К одной из последних работ по фоносемантике относится исследование звукоподражаний на материале немецкого и русского языков О. В. Шестаковой —Шестакова О. В. «Универсальное и специфическое в ономатопее (на материале немецкого и русского языков» : автореф. дис. на соиск. учен. степ. канд. филол. наук : спец. 10.02.19 «Теория языка» / О.В. Шестакова. – Пермь, 2013.. Результатом проведённого ею анализа звукоподражательных единиц в фоносемантическом, семантическом и лексикографическом аспектах, является вывод о значительном преобладании универсальных черт над специфическими в звукоподражательной лексике двух языков, что, по мнению автора, обусловлено примарной (фонетической) мотивированностью языковых единиц. —См. об этом в: Смехова М.А. Английские и итальянские звукоподражания: сравнительный анализ /Выпускная бакалаврская работа  по направлению 450302 «Лингвистика», Научный руководитель – доцент Е.А. Шамина, СПбГУ, 2015.

М. А. Флаксман в своем исследовании указывает, что под влиянием регулярных фонетических изменений, а также в результате утраты первичных значений в ходе закономерного семантического развития языковой знак теряет иконичность. Это создает лакуны в сфере номинации звучаний, которые заполняются новыми, более иконическими звукоизображениями: сначала на первой, междометной, стадии, потом на второй, полуконвенциональной стадии деиконизации. По мнению автора, в результате такого непрерывного процесса язык постоянно пополняется новой звукоизобразительной лексикой. —Флаксман М.А. «Диахроническое развитие звукоизобразительной лексики английского языка»: автореф. дис. на соиск. учен. степ. канд. филол. наук : спец. 10.02.04. «Германские языки». – Санкт-Петербург, 2014.

В 60-е гг. А. М. Газов-Гинзберг поддерживает идею мотивированной связи смысла и звука. —Газов-Гинзберг А.М. Был ли язык изобразителен в своих истоках? / А. М. Газов-Гинзберг. – М.: Наука, 1965. Занимаясь исследованием звукового строения и семантики прасемитских корней, он обнаруживает акустико-артикуляционные предпосылки для символизации определенных действий и признаков, а также показывает развитие первоначальных значений через семантическое изменение.

В общем, звуковая мотивированность языкового знака до сих пор остается актуальной. По мнению А. Б. Михалева, эта проблема может существовать долгие годы и никогда не быть решенной, так как ученые уже на протяжении тысячелетий (от Платона до С. В. Воронина) все возвращаются к её решению, опираясь на факты различных языков и привлекая материалы смежных наук, но до сих пор не пришли к единому мнению по данному вопросу.

1.3. Фоносемантический подход к описанию языка

Опираясь на факт мотивированности языкового знака, можно затронуть вопрос о звукоизобразительной природе языка. Звукоподражания представляют особый интерес для исследования языкового  знака, так как, в отличие от большинства единиц, они являются знаками иконическими, которые, как уже было описано в пункте 1.2, непосредственно воспроизводят существенные признаки объекта. Звукоподражание и звукосимволизм являются основными способами проявления иконичности.

В современной лингвистике изучению звукоизобразительной сферы языка уделяется большое внимание, о чём свидетельствуют различные исследования, направленные на решение общелингвистических проблем поиска связи между значением и звучанием слова. —Воронин С.В. Фоносемантические идеи в зарубежном языкознании - Л.: Изд-во ЛГУ, 1990.

По утверждению С.В. Воронина, звукоподражательными словами являются слова языка, как обладающие звуковой мотивированностью, так и утратившие её. В то же время «ни в отечественном, ни в зарубежном языкознании ономатопы (прим. звукоподражания) как языковые универсалии не были объектом систематического типологического изучения, что в значительной мере объяснялось как отсутствием системных описаний ономатопоэтической лексики конкретных языков, так и неразработанностью общей теории звукоподражания». —Воронин С.В. Основы фоносемантики  – М.: ЛЕНАНД, 2006. С. 144. Рассматривать соотношение звука и изображаемой им действительности  просто как подражание звучащим явлениям глубоко недостаточно. Характер этого соотношения гораздо сложнее.

По мнению Б.А. Серебренникова, «звукоподражательное слово создаётся не ради звукоподражаний, а для того, чтобы на основе звукоподражания создать звуковую оболочку для названия определённого звучания, независимо от того, будет ли оно представлено в языке как процесс, сопровождающийся звучанием, или как простое название звучания, например, треск, звон и т.д.». —Серебренников Б.А. (ред.) Роль человеческого фактора в языке. Язык и картина мира М.: Наука, 1988. С. 181.

В науке о языке одной из гипотез происхождения языка является звукоподражательная теория. Согласно этой теории, человек воспринимает звуки окружающей действительности (звуки природы, животных и т.д.) и далее их воспроизводит. Так, А.М. Газов-Гинзберг считает, что «звукоизобразительным праязыком человечества можно назвать те первичные зачатки языка рода человеческого, которые были основаны на естественной, отприродной, единственно возможной связи звучания со смыслом». —Газов-Гинзберг А.М. Был ли язык изобразителен в своих истоках? – М.: Наука, 1965.   С. 3. Здесь стоит подчеркнуть, что подобное отражение звучаний происходит на базе ассоциаций и не является точным подражанием звукам окружающей природы. Сама звукоподражательная теория была выдвинута стоиками в третьем веке до н. э. и получила продолжение в работах Г.В. Лейбница, —Лейбниц Г.В. Новые опыты о человеческом разуме - М., 1936. И.Г. Гердера —Гердер И.Г. Идеи к философии истории человечества - М.: Наука, 1977. и других учёных. Последователи этой теории понимали звукоподражание довольно обширно: как звуковое отражение звукового и незвукового признака денотата (звуковое подражание звуку и не звуку), то есть и как звукоподражание, и как звукосимволизм.

Основатель Санкт-Петербургской школы фоносемантики С.В. Воронин развил глоттогоническую концепцию, критически анализируя существующие на сегодняшний день теории.  Он сделал вывод о естественной мотивированности, изобразительности языкового знака на начальном этапе филогенеза. —Воронин С.В. Основы фоносемантики  – М.: ЛЕНАНД, 2006.

Звукоизобразительность, или фонетическая мотивированность, в лингвистике представлена двумя лингвистическими явлениями: звукоподражанием и звукосимволизмом.

Звукоподражание (ономатопея) – это имитация звуковой стороны объекта, явления, действительности средствами языка. В основу номинации звукоподражательных слов положены признаки объектов, воспринимаемые в слуховой модальности. —Там же.

Звукосимволизм – это имитация незвучащей стороны языка, объекта, явления действительности средствами языка. В основу определения звукосимволических слов положены признаки предметов, которые воспринимаются любой из чувственной способности (кроме слуховой) – то есть через вкус, осязание, обоняние, органические ощущения, зрение.

Во второй половине ХХ века в России С. В. Воронин —Там же. выделяет изучение звукоизобразительности в отдельную лингвистическую дисциплину –фоносемантику. Предметом её изучения становится звукоизобразительная система языка, «единицы которой обладают необходимой, существенной, повторяющейся и относительно устойчивой непроизвольной фонетически мотивированной связью между фонемами слова и денотатом, т.е. фоносемантика исследует примарную (фонетическую) мотивированность языковых единиц». —Шляхова С.С., Шестакова О.В. Изучение звукоподражательности в немецком языке: проблемы и перспективы // Вестник Пермского государственного технического университета. Проблемы языкознания и педагогики. 2010, №4 (30). – Пермь: Изд-во Перм. гос. техн. ун-та, 2010. С. 171.

С.В. Воронин разрабатывает общую теорию звукоизобразительности, создает универсальную классификацию звукоподражательных слов, основанную на сопоставлении основных характеристик фонем языка с основными акустическими характеристиками номинируемых звучаний, формулирует метод фоносемантического анализа, который представляет собой расширенный вариант этимологического анализа с включением данных типологии и учетом основных характеристик звукоизобразительных слов. —Смехова М.А. Английские и итальянские звукоподражания: сравнительный анализ /Выпускная бакалаврская работа  по направлению 450302 «Лингвистика», Научный руководитель – доцент Е.А. Шамина, СПбГУ, 2015.

Согласно фоносемантическому закону относительной денатурализации языкового знака —Воронин С.В. Основы фоносемантики  – М.: ЛЕНАНД, 2006., звукоподражания (ономатопы) на современном этапе развития языка могут иметь различную степень фонетической мотивированности. По мнению исследователя, за звуковым обликом и лексическим значением ономатопа всегда стоят реальное звучание денотата (означаемого) и значимость этого звучания для слушающего. По значимости фонического компонента в лексическом значении ономатопа выделяются:

- примарно (фонетически) мотивированные ономатопы;

- ономатопы с частичной утратой примарной мотивированности;

- секундарно мотивированные ономатопы. —Там же.

К первично мотивированным ономатопам относятся сами звукоподражания (англ.quack quack,лит.kry-kry, рус.кря-кря, исп.cua cua).Вторую группу составляют морфологически оформленные слова – прежде всего существительные и глаголы (англ.cluck , лит.kudakuoti, рус.кудахтать, исп.cloquear). Во вторично мотивированных ономатопах актуализируется оценочный компонент (англ.rumble, лит.burbėti, рус.бурчать о человеке, исп.refunfuñar), поэтому во вторично мотивированных ономатопах нет звукоподражательной семы.

В настоящем исследовании среди прочего рассматривается фонетическая мотивированность, которую, вслед за C. B. Ворониным, определяем как «свойство слова, заключающееся в наличии необходимой, существенной, повторяющейся и относительно устойчивой непроизвольной связи между фонемами слова и полагаемым в основу номинации признаком объекта-денотата (мотивом)». —Воронин С.В. Основы фоносемантики  – М.: ЛЕНАНД, 2006. С. 166.

Многие ученые поддерживают точку зрения, что первичной является фонетическая мотивированность, так как она ориентирована на область экстралингвистического, посредствами звука языка, деривата естественного звука. Фонетическая мотивация, следовательно, связана с эмоциональной оценкой реалии. Далее эмоциональная оценка замещается концептуальной, то есть она стремится основываться на конкретном концептуальном представлении, которое содержится во внутренней форме слова.

Фонетическая мотивированность реализует изобразительные или оценочные потенции означающего. Остальные типы мотивированности сводятся к семантической мотивированности, которая может быть выражена морфологически. —Смехова М.А. Английские и итальянские звукоподражания: сравнительный анализ /Выпускная бакалаврская работа  по направлению 450302 «Лингвистика», Научный руководитель – доцент Е.А. Шамина, СПбГУ, 2015.

Изучение фонетической мотивированности предоставляет возможность продемонстрировать, что слова, у которых этимология перестала быть прозрачной и семантика не подсказывает явной мотивировки, часто характеризуются мотивированной звуковой формой. Часто к этому типу относят только случаи звукоподражания, которые считаются немногочисленными и не имеющими в языке серьёзной роли. Но А. П. Журавлев обращает внимание, что при более тщательном анализе  обнаруживается, что почти все слова, называющее звук или звучащий предмет, каким-либо образом связаны с этим звуком своей звуковой формой. —Журавлев А.П. Звук и смысл – М.: Просвещение, 1991.

Однако, как подчеркивал В. В. Левицкий, семантическая мотивированность полностью не вытесняет мотивированность фонетическую, которая продолжает существовать в форме непосредственной мотивации слова, экспрессивного «корректирования» концептуального значения, а также в форме явления вторичного звукосимволизма. —Левицкий В.В. Семантика и фонетика – Черновцы: Изд-во Черновиц. ун-та, 1973.

Исходя из сказанного выше, фонетическая мотивированность относится не только к словам, называющим звук и подражающих ему, но и к словам, у которых соответствия формы слова его значению основываются на способности материала языковых знаков выражать символическое значение.  Два этих вида фонетической мотивированности – звуковое подражание звуку и передачу образа звуком  – обычно не разграничивают, но А. Н. Леонтьев доказательно утверждает, что это явления различного типа, хотя и вполне взаимосвязанные. —Леонтьев А.Н. Проблемы развития психики – М. : Наука, 1972.

Связь звучания слова с его значением также пытался выяснить А. П. Журавлев. Он разделял лексическую единицу на три составляющие: понятийное ядро (дессигнат), фонетическая значимость и признаковый аспект. Согласно автору, понятийное ядро слова окружено оболочкой его признакового аспекта значения – «тот аспект значения слова, который можно охарактеризовать путем перечисления признаков», которую в свою очередь окружает фонетическая значимость – «очень неопределенный аспект значения слова, который нами почти не осознается». —Журавлев А.П. Звук и смысл – М.: Просвещение, 1991. С. 29-30. Все три выделенные ученым аспекта слова являются взаимопроникаемыми, они слиты воедино, и иногда просто невозможно отделить понятийное значение от признакового, а фонетическую значимость слова от признаковой оболочки. И все же аспекты слова взаимодействуют не напрямую, их связь проявляется следующим образом: фонетическая значимость коррелирует с понятийным ядром через признаковую оболочку. Обычно, в словах звукосимволического и звукоподражательного характера фонетическая значимость практически сливается с признаковой оболочкой, однако чаще всего звуковой образ слова, даже звукоизобразительного, не воспринимается осознанно, так как все внимание концентрируется на его смысловом аспекте. Таким образом, фонетическая мотивированность присуща всем звукоизобразительным словам.

1.4. Звукоподражательная система языка

Система звукоизобразительной лексики состоит из 2-х подсистем:

• звукосимволической (с неакустическим денотатом);

• звукоподражательной (с акустическим денотатом)

Остановимся на рассмотрении одной из ключевых составляющих фоносемантики – звукоподражательной системе языка. Звукоподражательная система наряду со звукосимволической входит в звукоизобразительную систему языка. Однако звукоподражание, которое являет закономерную непроизвольную фонетически мотивированную связью между фонемами слова и звуковым (акустическим) признаком денотата (мотива), лежащим в основе номинации, составляет отдельную ступень системы звукоизобразительных языковых средств.

1.4.1. Понятие и общие проблемы ономатопеи

В языке содержится большой пласт звукоизобразительной лексики и слова, называемые звукоподражаниями или ономатопами, довольно широко используются в речи. Звукоподражание (ономатопея) – это условное воспроизведение звуков природы и звучаний, сопровождающих некоторые процессы (дрожь, смех, свист и т.п.), а также криков животных; —Лингвистический энциклопедический словарь / гл. ред. В.Н.Ярцева. - М.: Сов.

энциклопедия, 1990. имитация звуковой стороны объекта, явления, действительности средствами языка. —Михалёв А.Б. Теория фоносемантического поля -Пятигорск: Изд-во ПГЛУ. 1995.

С.В. Воронин определяет звукоподражание как условную словесную имитацию звучаний окружающей действительности средствами данного языка. Это мотивированная связь между фонемами слова и звуковым признаком денотата. Звуковая форма таких слов, как русскиегав-гав,чирик-чирик, ква-ква,и английскиеmeow,cuckoo,cock-a-doodle-doo и т.п., непосредственно подсказывает их значение. —Воронин С.В. Фоносемантические идеи в зарубежном языкознании - Л.: Изд-во ЛГУ, 1990.

Некоторые исследователи включают в группу ономатопов также ономатопические имена, многократно повторяющиеся буквы, замену букв с целью имитации акцента, а также использование заглавных букв для выражения важности или чтобы подчеркнуть громкость сказанного. Однако отнесение данных единиц речи к ономатопее является вопросом крайне противоречивым. В связи с этим, в данном исследовании рассматриваются ономатопы в традиционном их понимании, которое опирается на большинство исследователей, занимающихся данным вопросом.

Существует также спорная точка зрения, что звукоподражательные слова в совокупности всех признаков следует определить в обособленную, самостоятельную лексико-грамматическую категорию, в связи с тем, что их не могут отнести ни к одной из существующих частей речи. Однако мотивированным звуком могут быть разные части речи: существительные, глаголы, междометия и т.п., например,кукушка, куковать, ку-ку.

На сегодняшний момент существует два противоположных мнения. Согласно первому, звукоподражания не являются лексически значимыми единицами. Однако существует и иное, как представляется, единственно верное мнение: несмотря на то, что звукоподражания не обладают номинативной функцией, они являются полноценными словами и имеют лексическое значение. Также, они употребляются в качестве средств общения, будучи наделенными звуковой информацией. По мысли А. Н. Тихонова, в системе частей речи звукоподражания выступают как самостоятельные, особые разряды слов. Он считает, что значение в звукоподражаниях есть, и оно выражается в звуках. —Тихонов А.Н. Междометия и звукоподражания – слова? // Русская речь. 1981. № 5.- М.: Наука 1981.– С. 72-76. Следовательно, характерной особенностью ономатопеи является то, что звук (напр. который издаёт животное) находится в непосредственной связи с соответствующим ему звукоподражательным словом. Однако встречаются случаи, когда данная связь отсутствует, например:цок-цок –plod-plod, цоканье копыт –clatterofhoods.

Б.А. Серебренников, уверен, что люди разных национальностей слышат звуки по-разному. В качестве примера он приводит звуковое выражение свиста в латинском (при помощи сочетанияs иb в словеsibalare), немецком (при помощи сочетания губных согласныхpfpleifen) и татарском языках (при помощи фонемы с – свистеть/сызгырырга). —Серебренников Б.А. (ред.) Роль человеческого фактора в языке. Язык и картина мира М.: Наука, 1988. Таким образом, критерием появления в языке новых звукоподражаний является различная способность людей воспринимать один и тот же звук.

В своей работе «Сопоставительный анализ системы звукоизобразительных средств итальянского и русского языков» Т.С. Белова говорит о способности звуков и звукобукв формировать ассоциативные связи не только на родном языке, но и на иностранном. При восприятии незнакомого слова, мы, в первую очередь, слышим его звучание или видим графический облик. В результате этого вполне естественно, что мы можем пытаться связать значение слова с его звучанием или построить ассоциативные связи со словами родного языка. —Белова Т.С. Сопоставительный анализ системы звкоизобразительных средств итальянского и русского языков : автореф. дис. на соиск. учен. степ. канд. филол. наук : спец. 10.02.20 «Сравнительно-историческое, типологическое и сопоставительное языкознание» – М., 2009. Образование ассоциативных связей со словами как родного, так и неродного языка зависит от некоторых факторов, а именно – артикуляционно-акустическими особенностями самих звуков и наличием схожей по звучанию лексики родного языка. —См. об этом: Нуруллова А.А. Ономатопея в современном английском, русском и немецком языках Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук, 05.12.2013, Казань, 2013.

Таким образом, вполне понятно, что ввиду многообразия природных звуков звукоподражательные слова передают эти звуки неодинаково. Например, более точно передаются людьми самые простые звуки, что приводит к возникновению совпадающих в различных языках звукоподражательных слов, (звук мычания коровы одинаково передаётся в русском –му, английском –moo, испанском –mu и литовском –). Для имитации сложных звуков в различных языках используется разный, существующий в них, звуковой арсенал, поэтому эти звуки передаются лишь приблизительно. В. Скаличка легко объясняет это тем, что «звуки языка являются элементами языковой системы, звуки же внешнего мира являются составной частью системы реального мира». —Скаличка В. Исследование венгерских звукоподражательных выражений  // Пражский лингвистический кружок / ред. Н.А. Кондрашов. – М.: Прогресс, 1967. При этом звукоподражательные слова наряду с изображением звуков, свойственных предметам, выражают чувства носителя языка, передают его ощущения и эмоции. Это отличает звукоподражательные единицы, создаваемые одними лексическими единицами, от описательного образа, создаваемого другими лексическими единицами.

По совершенно уместному утверждению Э. Сепира, —Сепир Э. Избранные труды по языкознанию и культурологи – М.: Университет, 1993. звукоподражания не порождаются природой, а только внушаются ею. Именно по этой причине один и тот же акустический образ по-разному отображается в разных языках. Выбор той или другой фонемы для каждого звукоподражательного слова определяется двумя факторами: с одной стороны, акустическими особенностями денотата, а с другой – артикуляционно-акустическими свойствами реализации самой фонемы.

1.4.2. Проблема разграничения звукоподражательных слов и междометий

Необходимо точно отграничить звукоподражания от близких ему явлений и обособить его из всей звукоподражательной системы языка, потому что звукоподражательные слова зачастую причисляют к междометиям. Так, в некоторых толковых словарях они представлены необособленно друг от друга: звукоподражания объединяются с ними в одной словарной статье или дополняются пометкой «межд.». И все же, несмотря на то, что оба эти явления имеют неопределенное значение с морфологической точки зрения, синтаксически они достаточно независимы. Существуют заметные функциональные различия между ними, а именно: синтаксические цели междометий и звукоподражаний абсолютно разные, они детерминированы семиотическими и семантическими отличительными признаками (эти два факта языка относятся не только к разным семантическим сферам, но и являются знаками различных типов).

В вопросе о принадлежности звукоподражаний к какой-либо части речи, ученые разделились на три группы. К первой группе принадлежат исследователи, которые включают звукоподражания в отдельную часть речи, ко второй – ученые, которые не относят данные лексические единицы к отдельной части речи, к третьей – лингвисты, полагающие, что звукоподражания выполняют сходные с междометиями функции.

«А.А. Потебня называет данную категорию слов «усеченными глагольными формами», В. В. Виноградов представляет указанные языковые единицы в качестве «глагольно-междометных форм внезапно-мгновенного вида». —Жумаканова Л.Т., Хайруллина Г.Д. Восприятие и отражение звуков в английском и немецком языках (электронный ресурс –http://www.rusnauka.com/15_NNM_2014/Philologia/7_170901.doc.htm (дата обращения 20.05.2016). Л. В. Щерба в своем научном труде «О частях речи в русском языке» выдвигает точку зрения по выделению ономатопов в отдельный класс лексических единиц. «Само собой разумеется, что так называемые звукоподражания «мяу-мяу», «вау-вау», и др. нет оснований относить к междометиям». —Щерба Л.В. О частях речи в русском языке //Языковая система и речевая деятельность. - М., 1974. С. 67.

Также, в русском языке детальный анализ ономатопов был представлен учёным А.И. Германовичем. В своей работе он предоставляет подробную синтаксическую и морфологическую характеристику звукоподражаний, представляя их семантическую классификацию, проводит детальный анализ функционирования данных единиц в художественном тексте и приходит к выводу, что: «как слова, имеющие своеобразную функцию в речи, специфическое значение, форму и историю, звукоподражательные слова должны быть выделены из категории междометий». —Германович А.И. Звукоподражания и звукоподражательные слова русского языка // Изв. Крым. пед. ин-та. — Симферополь, 1947. Т. XII. С. 188.

Зарубежные ученые  В. Гумбольдт, —Гумбольдт, В. фон Избранные труды по языкознанию – М.: Прогресс, 1984. В. Вундт, —Вундт В. Проблемы психологии народов (электронный ресурс -  http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/Sociolog/Wundt/_PsNar_02.php  (дата обращения 20.05.2016). М. Мюллер —Мюллер М. Лекции по науке о языке - М., 2009. не относят звукоподражания к отдельному классу языковых единиц на том основании, что они сходны с рефлекторными восклицаниями. Противоположной точки зрения придерживается учёный  Г. Пауль, —Пауль Г. Принципы истории языка - М., 1960. который полагает, что звукоподражания вследствие функционирования в лексико-грамматической системе языка целесообразно выделить в отдельную группу лексических единиц и их нужно исследовать на уровне грамматики.

В работе Смеховой М.А. даётся подробное описание аргументов А. Н. Тихонова —Тихонов А.Н. Междометия и звукоподражания – слова? // Русская речь. 1981. № 5.- М.: Наука 1981. для разграничения междометия и звукоподражания:

1. Междометия, обычно, в грамматике выделяются в самостоятельную часть речи, а звукоподражательные слова таковой не являются.

2. Междометия – это слова, которые непосредственно выражают переживания, чувства и волеизъявления, не называя их. Свойство междометий – выражать очень разнообразный и порою довольно пестрый круг чувств (часто противоположных – радость и горе, возмущение и восхищение и т.п.) – определяется тем, что в реализации их лексических значений важную роль играют не только языковой контекст, но и ситуация речи, интонация, жесты, даже мимика. Составители словарей неслучайно сопровождают толкования междометий различными указаниями типа «выражает … в зависимости от интонации» или описывают ситуацию, жесты, контекстуальные условия их употребления. Звукоподражательные слова типаcock-a-doodle-doo, bow-wow, thud не выражают никаких чувств и эмоций, а являются подражаниями конкретным естественным звучаниям.

3. Междометия, выражая чувство, но, не именуя его, требуют обычно примыкающего к нему пояснения. Звукоподражательные слова обозначают совершенно конкретное явление внешнего мира, и, в большинстве случаев, понятны без пояснения.

4. Обозначая естественные звучания предметов и явлений, в отличие от междометий, звукоподражательные слова имеют определенное лексическое значение.

5. В подавляющем большинстве случаев звукоподражательные слова являются членами предложения. —Смехова М.А. Английские и итальянские звукоподражания: сравнительный анализ /Выпускная бакалаврская работа  по направлению 450302 «Лингвистика», Научный руководитель – доцент Е.А. Шамина, СПбГУ, 2015.

В работе А.П. Лященко «Русско-английские интеръекционные параллели в свете современного понимания категории интеръекционных (междометных) единиц», —Лященко А.П. Русско-английские интеръекционные параллели. // Учебное пособие

по спецкурсу ≪Сопоставительное изучение русского и английского языков≫ - Самарканд, 1975. являющейся первым опытом сравнительного изучения английских и русских единиц, автор проводит чёткую границу между звукоподражаниями и междометиями, так как ономатопы являются единицами языка и используют звуковой состав языка. Следовательно, они не могут быть полностью идентичными естественным звукам. —См. об этом в: Нуруллова А.А. Ономатопея в современном английском, русском и немецком языках Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук, 05.12.2013, Казань, 2013.

В литовском языке проблема связи ономатопов и междометий так же является предметом споров многих лингвистов. На данный момент, они пытаются договориться между собой на тему дефиниции звукоподражательного слова. Часто в литовской научной литературе можно встретить термин «звукоподражательное междометие» (лит. ištiktukas), которое приравнивается к ономатопу. Однако директор Вильнюсского Института Литовского Языка Йоланта Забарскайте утверждает, что эти два понятия не являются синонимами, а понятие «ономатоп» является отдельным термином фонетической мотивированности, входящий в класс звукоподражательных местоимений. На семантическую мотивированность звукоподражательных местоимений влияет так называемый «закон ударения». Таким образом, подчёркивается одна из частей фонетической структуры (имплозив, эксплозив или центр), целью которой является выражение семантической оси имитируемого действия, ощущения или звука. —Zabarskaitė, J. Lietuvių kalbos ekspresyviosios leksikos fonosemantika: humanitarinių mokslų daktaro laipsnio disertacijos tezės, 1994.

Звукоподражательные слова могут также быть полнозначными частями речи (глаголами, существительными и т.д.). Различие между этими категориями лежит в двух плоскостях. Во-первых, полнозначные и междометные ономатопы имеют разную синтаксическую функцию в предложении, что и позволяет классифицировать их как различные части речи. Во-вторых, полнозначные и междометные звукоподражания существенно отличаются, в том числе и по структуре.

Звукоподражательные слова имеются во всех без исключения естественных языках мира, и, поскольку номинируемые звучания в принципе являются одинаковыми, можно предположить, что ономатопы во всех языках мира будут структурно схожими, хотя и не полностью идентичными. Их сходство предопределятся основными звуковыми характеристиками номинируемых звучаний. Различия между ономатопами разных языков, номинирующих одно и то же звучание, обусловлены в первую очередь тем, что подражание каждый раз оказывается ограниченным фонемным инвентарем конкретного языка. Вторым фактором, уменьшающим универсальность ономатопов, является то, что звучание, положенное в основу номинации звукоподражаний разных языков, часто представляет собой сложный акустический феномен, в котором носители разных языков выделяют разные составляющие. Однако, несмотря на существенные различия между языками, универсальные тенденции в звукоподражании все же преобладают и поддаются выделению.

1.4.3. Классификация звукоподражаний (по С.В. Воронину)

Для создания классификации звукоподражательных слов С.В. Воронин выделил основные типы звучаний и соотнёс их с основными типами фонем. —Воронин С.В. Основы фоносемантики  – М.: ЛЕНАНД, 2006.

Так, для анализа звучания ономатопов им были сначала изучены возможные типы денотатов, ввиду чего он выявил, что в природе встречается ряд основных параметров звучаний, которые могут быть переданы теми или иными средствами языка.

При анализе типов ономатопов в настоящей работе использовалась фоносемантическая классификация С. В. Воронина. Согласно данной классификации, ономатопы делятся на три класса, а также на типы внутри каждого класса:

1. Инстанты (удары);

2. Континуанты (неудары);

3. Фреквентативы (диссонансы).

Инстанты, или удары, имеют общую модель образования:

- «взрывной согласный + краткий гласный + взрывной согласный».

По высоте и интенсивности гласного различают мгновенные шумовые инстанты (например, англ. «kick», «tick») и тоношумовые удары (типа англ. «knock»). Последние содержат часто в своем составе сонорный согласный и могут обозначать звуковые явления, характеризующие бульканье, хлопанье, как, например, англ. «gurgle».

Континуанты, или неудары, всегда имеют в основе интенсивный корневой гласный. По типу входящего в состав модели фрикативного согласного различают:

1. Тоновые континуанты, в строении которых отсутствует шумовой элемент. Такие типы звучания вводят звуки блеяния, мычания, гудения (например, англ. «peep», «bleep»).

2. Тоношумовые неудары, использующиеся для обозначения шумового неудара, например, жужжания (англ. «buzz»).

3. Чисто шумовые, в составе которых есть глухой фрикативный согласный. Такие единицы обозначают движение воздуха, шепот, шипение, свист, шелест, движение воды. Другими словами, данный вид звукоподражательных слов передает шум в «чистом» виде (например, англ. «slosh», «whistle»).

Фреквентативы, или диссонансы, обозначают быструю последовательность ударов. Фонетическим коррелятом диссонанса является вибрант /r/. В данном классе также различают несколько типов звучаний: —Воронин С.В. Английские ономатопы – СПб.: Институт иностранных языков, 1998. – 196 с.

1.Чистые фреквентативы, денотатом которых является трескучий звук, грохот, стрекотание (англ. «tear», «jar»).

2.Фреквентативы квазиинстанты могут строиться по модели инстантов. Чаще всего они служат для обозначения быстрой последовательности ударов, быстрого чередования ударов. Звуковой эффект квазиинстантов направлен на повышенное раздражение слуха. Данные типы вводят звуки разрывания материи, разламывания твердого тела, царапания (англ. «crack», «crisp»).

3.Квазиконтинуанты, которые в свою очередь подразделяются на

«crack», «grate»);

Выделенные классы могут также объединяться между собой, образуя гиперклассы:

Первые подразделяются на предударные, послеударные и предударно-послеударные. Предударные инстанты-континуанты образуются по схеме «краткий гласный + взрывной согласный в ауслауте».

Чистые шумовые инстанты-континуанты включают в свой состав начальный щелевой. Данный тип слов обозначает удар с шелестом (англ. «slap»).

В структуру тоношумовых входит лабиальный взрывной в ауслауте (англ. «zip»). Послеударные строятся по собственной схеме:

«взрывной в анлауте + краткий корневой гласный+конечный сонант». Чистые шумовые (глухой фрикатив в ауслауте) обозначают удар с шипением, например, англ. «splash».

Тоновые послеударные могут быть длительными (в составе носовой сонорный), тогда они изображают звонкий удар (англ. «bang», «ding»), и краткими (носовой сонорный + взрывной в ауслауте), обозначающими гулкий удар (англ. «clunk»).

Предударно-послеударные инстанты-континуанты имеют фрикатив в начальной и сонант в конечной позиции. Также как и предыдущие подклассы, они подразделяются на два вида: тоновые со звонким фрикативным в начале и чистые с глухим фрикативом в анлауте (вводят звонкий удар с шелестом, анг. «whing»).

Фреквентативы квазиинстанты-континуанты всегда имеют в структуре вибрант /r/, обозначающий диссонанс. Как правило, они вводят звучание  при резком движении, например, англ. «flirt» или грохот, англ. «tramp».

Таким образом, проведенный анализ литературы показал, что в семантическом плане звукоподражательные слова характеризует, в первую очередь, фонетическая мотивированность, то есть в них непосредственно связаны план содержания и план выражения. Своим фонетическим обликом они стремятся напрямую отразить наблюдаемое явление, что отличает их от прочей лексики, где эта связь произвольна.

Выводы по первой главе

На основании рассмотренных точек зрения ученых можно сделать вывод о наличии мотивированной связи между означаемым и означающим, между звуком и значением. На примере разных языков исследователи демонстрируют сходство семиотических тенденций в разных языках, которые объединяет общий артикуляционный признак звука. Звукоподражательные слова отличает прежде всего фонетическая мотивированность,связывающая план содержания и план выражения. Эти слова своей фонетической структурой напрямую отражают наблюдаемое явление, что отличает их от прочей лексики, где эта связь произвольна.

По значимости фонического компонента в лексическом значении ономатопа выделяются:

1) примарно (фонетически) мотивированные ономатопы;

2) ономатопы с частичной утратой примарной мотивированности;

3) секундарно мотивированные ономатопы.

Звукоподражание (ономатопея) представляет собой условное воспроизведение звуков природы и звучаний, сопровождающих некоторые процессы (дрожь, смех, свист и т. п.), а также криков животных; имитация звуковой стороны объекта, явления, действительности средствами языка. Звукоподражания представляют особый интерес для исследования языкового  знака, так как, в отличие от большинства единиц, они являются знаками иконическими, которые непосредственно воспроизводят существенные признаки объекта. Звукоподражание и звукосимволизм являются основными способами проявления иконичности.

Звукоподражание также определяют как условную словесную имитацию звучаний окружающей действительности средствами отдельного языка. Звукоподражания являются полноценными словами и имеют лексическое значение. Они употребляются в качестве средств общения, будучи наделенными звуковой информацией. Звукоподражательные слова могут быть не только междометиями, но, также, и полнозначными частями речи (глаголами, существительными и т. д.).

ГЛАВА 2. СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ АНГЛИЙСКИХ, РУССКИХ, ИСПАНСКИХ И ЛИТОВСКИХ ЗОО-ОНОМАТОПОВ

2.1. Материал и методика исследования

В настоящей работе приводится комплексный анализ звукоподражательной лексики в английском, русском, испанском и литовском языках. Анализ представляет собой трехчастную структуру:

1)экстралингвистическую часть, которая предполагает выявление типов ономатопов;

2)интралингвистическую часть, которая нацелена на раскрытие морфологических и фонетических характеристик;

3)сопоставительную часть, которая направлена на сравнение структурно-системных особенностей ономатопов английского, русского, испанского и литовского языков.

Для этой цели в данной работе основным рассматривался сравнительный метод. При сравнительном анализе семантики и структуры различных звукоподражательных конструкций в указанных выше языках, мы старались придерживаться методики, основанной на выявлении не столько различий, сколько сходств звукоподражаний.

Так, например, просматривается сходство звучания, а также корневой основы английского ономатопаtocuckoo, русскогокуковать, испанскогоcuquiar и литовскогоkukuoti.В ходе проведённого исследования, выяснилось, что именно этот ономатоп является одним из не многих, чьё сходство с другими эквивалентами по указанным выше параметрам определяется легче всего.

Сопоставительный метод позволяет сконцентрироваться на языке извне и, тем самым, отчётливо разглядеть особые  черты, ускользающие из поля зрения при изучении языка «изнутри». К числе других методов в данном исследовании использовались также метод системно-структурного анализа и описательный метод, позволяющие установить характер артикуляционно-фонетической и акустической организации звукоподражаний русского, английского, испанского и литовского языков.

Материалом исследования послужили  ономатопы, взятые из повседневного употребления в речи носителями языка, из литературы (преимущественно сказок), научных статей о животных и птицах, а также, из словарей литовского, —Dabartinės lietuvių kalbos žodynas. (The Dictionary of Contemporary Lithuanian Language.) S. Keinys (edit.), Vilnius: the Institute of the Lithuanian Language испанского, —Diccionario de la lengua española, obra lexicográfica académica por excelencia. ‎Diccionario de la lengua - ‎La 23.ª edición, 2014. английского —Pearsall, J. (ed.) 1998. The Oxford Dictionary of English. Oxford: Clarendon Press. (OED) и русского языков. —Лингвистический энциклопедический словарь / гл. ред. В.Н.Ярцева. - М.: Сов. энциклопедия, 1990.

В результате сопоставления выявилось несоответствие части выбранных звукоподражательных слов по частям речи, с чем было решено рассматривать только некоторые варианты ономатопов, а именно глаголы и междометия. Стоит заметить, что некоторые ономатопы могут быть представлены двумя или более глаголами. Так, например, литовскому звукоподражаниюgirgargar, передающему гоготание гуся, в литовском языке соответствуют три глагола со значением «гоготать»:girgsėti,gagenti, gagėti.В то время как для русского эквивалента существует только один глагол. Так как в особенности при рассмотрении литовского языка, выявилось достаточно много подобных случаев, выборка глаголов производилась по критерию частотности употребления, а также, по более близкому расположению по значению в словарных статьях. Тем не менее, представляется, что выбранный подход к отбору материала полностью соответствует поставленным сопоставительным задачам исследования.

Для удобства сопоставления была составлена таблица (см. Приложение 1), представляющая собой список из 141 русскоязычных ономатопа, дополненных транскрипцией, и список из всех возможных эквивалентов данным ономатопам в английском (150), испанском (130) и литовском (152) языках, также сопровождаемых транскрипцией, необходимой для фонетического анализа.

При анализе типов ономатопов использовалась фоносемантическая классификация С.В, Воронина. —Воронин С.В. Основы фоносемантики  – М.: ЛЕНАНД, 2006. Согласно данной классификации, ономатопы делятся на три класса, которые рассматриваются в параграфе 1.4.3. данной работы, а также на типы внутри каждого класса:

1. Удары (инстанты).

2. Неудары (континуанты).

3. Диссонансы (фреквентативы).

Все данные, представленные в таблице, относятся к, так называемым, зоо-ономатопам, поэтому для большей наглядности и удобства восприятия они были разделены на 4 класса:

1. Птицы (напр. «стрекотать» в рус.чэк-чэк,англ.wock, wock,  исп.chac-chac-chac и лит.ček čerek).

2. Домашние животные (напр.«крякать» в рус.кря-кря,  англ.quack quack, исп.cua cua и лит.kry-kry-kry).

3. Животные (напр. «пыхтеть» в рус.пых-пых, англ.boo-hoo, исп.bum-bum и лит.pus pus pus).

4. Насекомые (напр. «жужжать» в рус.ж-ж-ж, англ.bzzz, исп.zzzz и лит.bzbz).

Для наглядности во всех глаголах из представленных языков подчёркнуты корневые морфемы и возле каждого звукоподражания дано сокращённое описание по классификации С.В. Воронина. Стоит отметить, что в этой классификации фоносемантические зоны слов односложны, а в случае с другими представленными языками может быть описан каждый слог. Поэтому, в тех случаях, когда то или иное звукоподражание нельзя было описать при помощи терминов, представленных С.В. Ворониным, возле каждого звукоподражания автором работы прописывалась формула, в которой использовались те же значения, что привносит одинаковый по важности смысл для общей классификации.

2.2. Краткий сравнительный анализ фонетических систем русского, английского, испанского и литовского языков

Краткий сопоставительный анализ звукового состава русских, английских, испанских и литовских ономатопов позволяет решить несколько задач:

1. возможность узнать и понять, какие звуки в каждом из представленных языков  используются для передачи звуков животного мира, ведь общеизвестно, что человек не способен полностью имитировать все окружающие его звучания;

2. возможность выявить национально-специфические способы вербализации звуков животного мира, которые свойственны лишь одному языку, а также общие черты, схожие во всех представленных языках.

Прежде чем приступить к анализу звукоподражаний, необходимо кратко проанализировать фонетические системы исследуемых языков.

2.2.1. Фонетическая система английского языка

В английском языке 44 звука, 20 из которых составляют гласные и 24 – согласные.

Гласные звуки делятся намонофтонги,состоящие из одного элемента и при произнесении которых органы артикуляции не меняют своё местоположение, идифтонги, состоящие из двух элементов.

Монофтонги.В английском языке выделяется 12 монофтонгов: 5 напряжённых (долгих) / i:, а:, ɔ:, ә:, u: / и 7 ненапряжённых  (кратких) / i, e, ӕ, ʌ, ɔ, u, ә /.

Дифтонги.Долгие гласные, состоящие из двух элементов. В английском их 8: / ei, ai, au, ou, ɔi, uә, eә, iә /.

Гласные различаются по двум параметрам: ряду и подъёму.

По ряду гласные бываютпередние (кончик языка упирается в основание нижних зубов, а его спинка довольно близко подходит к твёрдому нёбу (/i/, /i:/, /e/, /ӕ/). При артикуляции гласных заднего ряда язык оттянут назад и его кончик опущен, в то время как спинка языка приподнята к мягкому нёбу (/a/, /ɔ/, /u:/, /u/). Выделяются также гласные центрального ряда (/ә:/, /ә/, /ʌ/).

Для описания и краткости изложения английскихсогласных звуков, приводится соответствующая авторская таблица:

Согласные звуки в английском языке

Bilabial

dental

Dental

Alveolar

alveolar

Palatal

Velar

Glottal

Plosive

p     b

t     d

ʧ     ʤ

k     g

Affricate

Nasal

     m

     n

       ŋ

Fricative

f     v

θ     ð

s      z

ʃ     ʒ

h

Approximant

     j

     w

Approximant

      l

Препятствие выдыхаемому воздуху может быть образовано различными частями органа речи. Если нижняя и верхняя губа сближаются, то возникаютгубные согласные / p , m , w /. Если нижняя губа прикасается к верхним зубам, то образуются так называемыегубно-зубные согласные / f , v /.

Если кончик языка находится между верхними и нижними зубами в передней части рта, то произноситсямежзубный согласный: / θ , р /. —Бондаренко Л.П. Основы фонетики английского языка. М.: Флинта, 2009.

Английские согласные / t , d , l , s , z / -альвеолярные, в виду того, что кончик языка приподнимается к альвеолам или касается их, в отличие от русских, зубных согласных, при произношении которых конец языка касается внутренней поверхности верхних зубов. По работе голосовых связок различают звонкие и глухие согласные. В английском языке к звонким звукам относятся: / b , v , g , d , z , l , m , n , r /, к глухим - / k , p , s , t , f , t , θ , h /.

Из характерных черт фонетики английского языка можно выделить:

- почти полное отсутствие палатализованных (мягких) согласных (в чём отражается различие английского с русским или литовским);

- сильная редукция гласных (в данном случае английский язык противопоставляется испанскому, и, частично, литовскому);

- оглушения конечных звонких согласных не происходит (по сравнению с русским).

2.2.2. Соотношение звуков в литовском и русском языках

Литовский и русский языки принадлежат к родственному типу балто-славянских языков. В литовском языке насчитывается 10 гласных и 45 согласных фонем, в русском - 6 гласных и  36 согласных фонем. К двум признакам выше исследованных гласных английского языка (подъём и ряд), литовский добавляет долготу и лабиализацию (для литовского языка – это средство фонетического уровня).

Шести фонемам русского языка /а, у, е, о, и, ы/ соответствуют долгие и краткие гласные литовского языка. В литовских открытых слогах гласные бывают и долгими, и краткими, в отличие от русского, где в ударной позиции нельзя произнести ни тех, ни других.

Ударные гласные русского языка не совпадают с ударными гласными литовского (lis  «пойдёт дождь» -lys «будет лезть», «будет худеть» -лис).

Долгие литовские гласные отличаются от русских двумя особенностями:

- качеством (краткие гласные больше похожи на русские);

- большей длительностью.

Стоит отметить, что в литовском литературном языке нет звука /ы/.

К долгим относятся ą, ã, ę,, ė,y,ỹ,  į, ų, ū, ũ,o (в транскрипции долгота обозначается небольшой точкой над знаком – [a˙ æ˙e̤˙i˙u˙o˙]).Краткие гласные – a, e, i, u, o ([a e i u ɔ]).Авторскую таблицу см. ниже.

Гласные звуки в литовском языке

Подъём

Длительность и ряд

Долгие

Краткие

передние

задние

передние

задние

Высокий

/i˙/

/u˙/

/i/

/u/

Средний

/e̤˙/

/o˙/

/ɔ/

Нижний

/æ˙/

/a˙/

/e/

/a/

В литовском языке выделяется 2 группы дифтонгов:

- простые двугласные (ai, au, ei, ui, а также дифтонги, используемые в словах иноязычного происхождения - eu, oi, ou) - laĩkas (время), audrà (буря), eĩti (идти), niẽkas (никто), puikùs (хороший, приятный), júosta (пояс).

- смешанные (гласный + согласный) - al, am, an, ar, el, em, en, er, il, im, in, ir, ul, um, un, ur и используемые в иностранных словах дифтонги, первым элементом которых является о: káltas, kam̃pas, kañklės, kar̃tas, pélkė, pémpė, peñktas, kìlpa, kiñta, kùlti, kum̃pis, kuñkulas, kùrti, spòrtas, transpòrtas, kòlba.

В литовском литературном языке обычно выделяется 45 согласных фонем (включая периферийные согласные, употребляемые в словах иноязычного происхождения).

В отличие от русского языка, в литовском нет долгих согласных /ш’ ж’/ и фонем /т’ д’ ф ф’ х х’/. А в русском языке нет фонем / š' ž'c’ čdzdz dž dž'/.

Наибольшее число согласных фонем литовского и русского языков дифференцируется по признакам твёрдости-мягкости и глухости-звонкости.

Двойные согласные в литовском языке не употребляются даже в заимствованных словах (лит.milijonas «миллион»).

Для описания и краткости изложения литовских и русскихсогласных звуков, см. Приложение 2 и 3.

В литовском языке согласные звуки противопоставляются по звонкости/глухости: [p p' – b b'], [t t' – d d'], [k k' – g g'], [s s' – z z'], [š š' – ž ž'], [x x' – h h']. Не образуют пару только глухие [f f'].

У всех согласных звуков литовского языка есть своя палатализированная пара, кроме звука [j], так как он всегда мягкий. Палатализация в литовском языке бывает трёх типов:

- перед гласными переднего ряда (léisime – [l'éis'im'e]);

- перед другими мягкими согласными (léisti – [l'éis't'i];

- перед исчезнувшей j (в современном написании на этом месте стоит гласный i, который сам не произносится) - geriù – [g'er'u].

[t'] и [d'] перед гласными заднего ряда переходят в [č] и [dž] соответственно: zuikutis – zuikučio (заинька – заиньки), naktis - nakčia (ночь - ночью).

2.2.3. Фонетическая система испанского языка

Как пишет в своей работе Т.Н. Макарова, «одной из наиболее характерных черт звукового строя испанского языка является высокая частотность употребления гласных, которые составляют около 50% звукового материала». —Макарова Т.Н. Фонетика испанского языка. Вводный курс. – СПб., 2005. С.13.

Система испанских гласных насчитывает 5 фонем: /a/, /е/, /i/, /о/, /u/? – и очень напоминает систему русских гласных. Главным отличием от русского языка является то, что в испанском нет редукции безударных гласных – все испанские гласные произносятся одинаково, как в ударном слоге, так и в безударном. Также, следует отметить отсутствие дифтонгоидности гласных (как, например, гласный звук [е], начиная в русском языке произноситься как закрытый звук, открывается до [э] – «в селе». В испанском языке особое внимание следует обратить на отсутствие дифтонгоидности гласных в последнем слоге перед паузой: гласный чётко фиксируется:poco,verde.

В испанском нет разделения гласных на долгие и краткие. Система гласных звуков проста, ясна и устойчива, что придаёт языку особую фонетическую однородность.

Гласные категоризируются поподъёму:

- верхнего подъёма – закрытые гласные /i/, /u/;

- среднего подъёма - /e/, /o/;

- нижнего подъёма – самый открытый гласный /a/.

В зависимости отпродвижения языка по горизонтали, различают гласные:

- переднего ряда (палатальные) - /i/, /e/;

- среднего ряда - /a/;

- заднего ряда (велярные) - /o/, /u/.

Согласные в испанском языке далеко не так устойчивы и однородны, как гласные. Они подвергаются многочисленным изменениям в зависимости от позиции в слове. Все согласные подразделяются на сонанты, звонкие и глухие.

Поместу артикуляции подразделяются на губно-губные, губно-зубные, межзубные, зубные, альвеолярные, палатальные и велярные.

По способу артикуляции – на смычные, щелевые, аффрикаты и дрожащие.

По участию голосовых связок – на сонанты, звонкие и глухие, а по участию нёбной занавески – на носовые и ртовые. Нужно отметить, что последних в испанском языке насчитывается больше всего.

См. Приложение 2.

2.3. Морфологический анализ русских, английских, испанских и литовских звукоподражаний

Как сказано в пункте 2.1. работы, была составлена таблица, в которую вошли 141 русскоязычных ономатопов с их 150 эквивалентами в английском языке, 130 – в испанском и 152 – в литовском языке (см. Приложение 1) для дальнейшего их сравнения. Как уже отмечалось ранее, во всех языках присутствуют случаи, когда некоторые звучания представлены несколькими словами-ономатопами. Однако, исходя из накопленного материала, можно сделать вывод, что в каждом языке прослеживается одна закономерность – число звукоподражательных междометий, представленных в языке, превышает общее число им соответствующих глаголов.

Для литовских ономатопов чаще всего применимо явление редупликации – оно присутствует в 53 из представленных 80 звукоподражательных междометиях. Реже всего это явление используется в английских ономатопах (напр. «о пении жаворонка» англ.churrлит.čibirvibir,ciburvibur,čir-vir-vir).

Путем количественного анализа было установлено, что главенствующую позицию в иерархии занимают ономатопы, имитирующие звуки птиц, за которыми следуют домашние животные. На третьем месте – звуки, издаваемые представителями категории «животные». На последнем месте – насекомые. (см. таблицу 1).

Таблица 1

 

русский язык

английский язык

испанский язык

литовский язык

Всего:

Категории:

 

 

 

 

 

Птицы

70

59

61

74

264

в процентах

49.65%

39.33%

46.92%

48.68%

 

Домашние животные

35

49

37

44

165

в процентах

24.82%

32.67%

28.46%

28.95%

 

Животные

23

29

22

23

97

в процентах

16.31%

19.33%

16.92%

15.13%

 

Насекомые

13

13

10

11

47

в процентах

9.22%

8.67%

7.69%

7.24%

 

Всего:

141

150

130

152

573

Звуки, воспроизводимые птицами, достаточно разнообразны. Существуют наиболее простые звуки, которым люди способны подражать наиболее точно. Таким способом образованы звукоподражательные слова, совпадающие в сопоставляемых языках (напр. «чокать» о дрозде – рус.чак-чак/чок-чок-чок, англ.chuk, исп.chuk, лит.čakak).

В случаях, когда представлены более сложные звуки, издаваемые птицами или животными, в разных языках соответствующие звукоподражательные слова имеют различное фонематическое оформление:лаять –tobarkladrarambryti (о собаке).

Что касается морфологической структуры, сопоставительный анализ звукоподражательных слов русского, английского, испанского и литовского языков, позволяет выявить ряд их общих и специфических характеристик. Структурные различия, в частности, проявляются в следующем:

1) Звукоподражательные слова английского языка в основном имеют односложную структуру:toquack – крякать;tocrood – ворковать;toneigh – ржать (о лошади). Русские, испанские и литовские ономатопы, в свою очередь, чаще имеют сложную морфологическую структуру:крякать –graznarkryksėti;ворковать –arrullarbrūkuoti.

Основное сходство морфологической структуры исследуемых ономатопов  заключается в явлении редупликации, которое присутствует во всех языках: рус.га-га-га, англ.honkhonk, исп.cuacua, лит.girgargar.

2.4. Фоносемантический анализ

В ходе исследования, согласно классификации С. В. Воронина, —Воронин С.В. Основы фоносемантики  – М.: ЛЕНАНД, 2006. звукоподражательные слова русского, английского, испанского и литовского языков были разделены по звучанию на следующие группы: инстанты, континуанты и фреквентативы.

Инстанты в обоих языках обозначают удар, то есть «сверхкраткий», «мгновенный» шум или тон, одинаково воспринимаемый человеческим ухом как акустический удар.

1)Инстанты без сонорных в неабсолютном начале ономатопа, то есть в позиции непосредственно перед срединным корневым гласным.К данным ономатопам, вслед за С. В. Ворониным, относим те, которые обозначают стук, щелканье, хлопанье, шлепанье, бульканье, а также звуки, обозначающие отрывистый тон, который носит характер акустического удара, то есть мгновенности. Приведем примеры в каждом языке, ещё раз отметив, что анализировались только корни слов, без учёта словообразовательных суффиксов (здесь и далее корни подчёркнуты):

(рус.)куковать,токовать,чуфыкать,(англ.)tochatter – щёлканье;

(англ.)togobble – булькающий звук индюка.

2)Инстанты с сонорными в неабсолютном начале ономатопа.

К этой структурной разновидности инстантов относятся обозначения стука, щелканья, хлопанья, шлепанья и бульканья.

Вместо представленной у С.В. Воронина двух подгрупп тоношумовых инстантов, в данной работе выделяется только одна:

а. инстанты, включающие в себя латеральные элементы.

Сравним: англ.tocluck и исп.clo,clo,clo(относятся к звуку, издаваемому тетеревом). Тот же англ.tocluck и исп.clocar(передают кудахтанье курицы); рус.кулдыкать и исп.gluglutear.Но их эквиваленты в русском и литовском не всегда соответствуют указанным характеристикам. Так, в рус.бормотать,токовать икричать, а в лит.burbti иburbuliuoti(относятся к звуку, издаваемому тетеревом), не имеют никаких сходств сtocluck иcantarв английском и испанском, даже по типу ономатопов (исключение –токовать, различающееся только по подгруппе инстантов). Последние примеры из литовского языка и вовсе относятся к группе фреквентативов.

Как следует из немногочисленных примеров, в исследованном материале было представлено небольшое количество инстантов. Доказательством этому является полное отсутствие в подобранном материале инстантов с переднеязычными носовыми в неабсолютном начале.

Континуанты как класс звукоподражательных слов обозначают в исследуемых языках не удар, а «длящееся» («немгновенное») слитное тоновое или шумовое звучание. Например:

рус.ку-ку, англ.cuckoo, исп.cu-cu и лит.kukū(о кукушке);

рус.ко-ко-ко, англ.queet, исп.clo,clo,clo и лит.te-ke (о тетереве);

рус.мяу, англ.meow, исп.miau и лит.miau(о кошке);

рус.иа, англ.heehaw. исп.hiaaa,hiaaa и лит.ia-ia(об осле).

В основном все представленные примеры схожи между собой, в то время как их глаголы могут и не нести в себе аналогичных элементов и, чаще всего, не принадлежат к одной классификационной группе.

В отличие от предыдущего подкласса, в примерах тоношумовых континуантов просматривается схожесть и принадлежность к одному подклассу: рус.жужжать, англ.tobuzz, исп.zumbar и лит.burgzti (о пчеле).

Фреквентативы обозначают в сопоставляемых языках очень быструю последовательность (серии) ударов (импульсов), в которых каждый удар уже почти ощущается отдельно, но в то же время полного слияния последовательности ударов в единое звучание еще нет, и очень быстрое чередование ударов вызывает повышенное раздражение слуха. Например:

рус.стрекотать, англ.tochirp, исп.chirriar и лит.čirkšti (о кузнечике).

Встречаются примеры не полной эквивалентности ономатопов, когда схожесть просматривается только в двух языках: англ.toribbit и исп.croar(квакать), в отличие от рус.квакать и лит.kvaknoti.

2.4.1. Фоносемантическая классификация зоо-ономатопов в русском, английском, испанском и литовском языках

Далее, вслед за С. В. Ворониным —Воронин С.В. Основы фоносемантики  – М.: ЛЕНАНД, 2006. С.48., который развивает фоносемантическую классификацию ономатопов в английском языке, при помощи метода фоносемантического анализа отдельно классифицируем полнозначные зоо-ономатопы русского, английского, испанского и литовского языка. Полнозначными являются ономатопы, которые в лексикографических источниках обозначаются как существительные и глаголы. В данной работе проводится анализ глаголов и междометных ономатопов. В речи граница между междометными и полнозначными ономатопами может быть подвижна. Поэтому данная работа составлялась только на материале тех слов, которые в словарной статье имеют пометку interj. (междометие).

В результате анализа по типу звучания нами были выделены следующие классы полнозначных ономатопов: инстанты, континуанты, фреквентативы, фреквентативы квазиинстанты-континуанты и инстанты-континуанты. Выделенные ономатопы являются глаголами и междометиями, всего 573 слова. Далее рассмотрим каждый класс подробнее. При анализе слов-ономатопов принималась в расчёт их звуковая форма без учета словообразовательных суффиксов.

2.4.2. КЛАСС А - ИНСТАНТЫ

Ономатопы, которые относятся к данному классу, обозначают акустический удар, воспринимаемый человеческим ухом как «сверхкраткий или мгновенный шум». Они передают такие естественные звуки как стук, щёлканье. Каноническая модель таких инстантов, согласно С. В. Воронину, выглядит таким образом:

В своей классификации С.В. Воронин рассматривает инстанты английской ономатопеи в связи с их двумя структурными разновидностями:

1) Без сонорных в неабсолютном начале:tochatter («стрекотать» о сороке),chap (кричит дрозд). Анлаут в этом случае представлен аффрикатой. Подобная структура ономатопов встречается и в других сопоставляемых языках: рус.чокать,чуфыкать(о тетереве и дрозде), исп.chipchip(воробей), лит.cikcikcik(кузнечик, сверчок)cekcekcek(королёк).

Присутствует вариант шумовых инстантов со взрывными согласными в анлауте, которые имитируют постукивания и отрывистые звуки: англ.tocackle («гоготать»), рус.куковать,гоготать,токовать, исп.cuquiar (куковать), лит.kukuoti(куковать).

В ходе анализа, выявился новый вариант шумового инстанта в русском языке – с палатализованным согласным на конце. Так как классификация С.В. Воронина составлена на материале английского языка, в котором отсутствует явление палатализации согласных, в данной работе выделяется новый подвид шумового инстанта, представленный в таблице (см. Приложение 1) «шумовой инстант + палатализация»:гудеть.

2) Инстанты с сонорными в неабсолютном начале ономатопа:

Примеров с сонорными в неабсолютном начале в русском и литовском языке на материале данной  работы не выявлено. В англ. языке можно привести глаг.tocluck(о тетереве, курице), а в испанском глаг.clocar (кудахтать) и глаг.gluglutear (кулдыкать, об индюке).

«l-образный латеральный элемент», присутствующий в ономатопах, является лучшей имитацией щёлканья, хлопанья и шлёпанья.

Гласный в составе инстантов играет второстепенную роль – более открытые гласные обозначают более громкие и более низкие звучания, чем закрытые.

В общем виде, в нашей работе, применимой к материалу исследования зоо-ономатопов, структурно инстант – это ономатоп, имеющий смычные в анлауте и ауслауте, соединенные гласным. В исследуемом материале русского языка мы выделили 12 полнозначных слова-инстанта. Также, было описано 5 шумовых инстантов, входящих в состав «сложных» составных ономатопов. Например:

чик-чирикча-чак / ча-гак (тон.контин.+ шум.инстант).

В английском языке было выявлено 14 ономатопов, относящихся к классу инстантов. Из них 11 шумовых инстантов и 3 тоношумовых.

В испанском языке материал инстантов представлен 11 зоо-ономатопами, полностью подходящими под классификацию, а материал литовского языка был представлен 16 ономатопами, входящими только в подкласс шумовых инстантов. Помимо этого, было описано несколько «сложных» составных ономатопов:

kut-kut-kudekšt (шум.инстант + тонов.контин. + чист.шум. «послеуд.» инст.-контин.) + редупликация;

ciekcie  (шум.инстант + тонов.контин.).

2.4.3. КЛАСС Б КОНТИНУАНТЫ

Ономатопы, относящиеся к данному классу, обозначают «неудар», длящееся слитное тоновое или шумовое звучание. Были выделены следующие типы континуантов:

1) Тоновые континуанты.

Данный подкласс континуантов включает ономатопы, которые обозначают гудение. Общая модель тоновых континуантов по С. В. Воронину выглядит так:

[CONS(+SONlat/lab)+] VŌC(+PLOS)

Например: англ.heehaw(рёв осла) рус. куку,кли-кли (тонов. + палатализация) – звуки, издаваемые кукушкой;ци-ци-ци, ко-ко-ко, ке-ке-ке,исп.pi-ti-ti-lu(королёк),clo,clo,clo(тетерев), лит.pipi(о мыши),глаг.miaukti(мяукать).

Глаголы – рус.петь(тонов. + палатализация), англ.tosqueak(пищать),toneigh(ржать, о лошади).

кудахтать (тонов.контин. + чисто шумов.  «послеуд.» инст.- контин.).

Важной составной частью данных ономатопов являются гласные /i/ и /e/, которые имитируют звукоподражание высокого шумового неудара – писка. Гласный /u/ в данном случае является звукоизображением гудения, воя и т.п.

Важно отметить многочисленность тоновых континуантов при исследовании зоо-ономатопов в четырёх представляемых языках. Так, в работе выявлено 18 русских (+16 «тоновых континуантов + палатализация»), 59 английских, 37 испанских и 41 литовских тоновых континуантов.

2) Шумовые континуанты.

Обозначают низкочастотный звук, с преимущественно шумовыми составляющими, возникающий при движении в воздухе предмета. Они обозначают  длительное шумовое звучание (неудар): свист, шипение, шелест, жужжание и т.п. Модель этого класса представлена следующей формулой:

[FRICˆ (+SONlat/lab)+] VǑC + FRICˆ

[CONS(+SONlab)+VǑC+]+FRIC/SIBˇ

В рус. тип шумовых континуантов представлен только двумя ономатопами:ав-ав, ваф-ваф (лай собаки); ономатопы английского, передающие свист, шипение:

tohiss (шипеть) -ch-ch,hissиsss (подражание змее).

Шумовой континуант + палатализация – рус. глаг.визжать

Важнейшим элементом структуры шумовых континуантов изучаемых языков являются щелевые звуки, по своим акустическим характеристикам схожие с номинируемыми звучаниями.

Тоношумовые континуанты  –шшш (шипение змеи), испzzzz,bzzz,zum(жужжание пчелы).

В основном, в данном подклассе присутствуют звуки всех насекомых, исследуемых в ходе классификации. Рус. глаг.жужжать,жжж (о мухе, пчеле, комаре), англ.tobuzz (жужжать).

Исключение не составляет и литовский. Помимо ономатопов, отражающих характер насекомых, в литовском также выделяются и сложные конструкции:kryksėti (крякать) - фреквент.квазиинст.+ тонов.континуант;

burgzti (жужжать) - чист. фреквент. + тоношум. контин.;

zirzti (жужжать) - фрекв. чисто шум. квазиконтин. + тоношум. контин.

Итак, в классе континуантов основными являются либо долгие звуки (долгие гласные), либо фрикативные согласные в аслауте. Эта закономерность подтверждается во всех изучаемых языках. Более того, данный класс является самым объёмным по составу зоо-ономатопов.

2.4.4. КЛАСС В ФРЕКВЕНТАТИВЫ.

Данный класс ономатопов изображает быстрые последовательности серий ударов, где каждый из ударов не ощущается отдельно, что приводит к повышенному «раздражению слуха»  передачей звучания разрывания материи, царапания твердого тела. Обязательным элементом фонетической структуры является вибрант /r/.

В нашей выборке представлено 28 фреквентативов русского языка, соответствующих каждому из подклассов, выделенных в классификации С.В. Воронина:

- фреквентативы-квазиинстанты (2), + палатализация (4);

- чистые фреквентативы (6),  + палатализация (1);

- фреквентативы тоновые квазиконтинуанты (3) + с палатализацией (7);

- чисто шумовые квазиконтинуанты (2);

- тоношумовые квазиконтинуанты + палатализация (3).

Данная обширная группа ономатопов служит в языке для обозначения смешанных звучаний, одним из компонентов которых является диссонансное звучание.

К фреквентативам-квазиинстантам относится глаг.чирикать (+ палатализация);чик-чирик  (шум. инстант + фреквентатив квазиинстант) + палатализация;чирик-чик-чик (фреквентатив квазиинстант + шум.инстант + шум.инстант) + палатализация. Как видно из примеров, центральным элементом для фреквентативов квазиинстантов является, помимо /r/, также неогубленный гласный переднего ряда верхнего подъема /i/ для обозначения высокочастотного звука.

В пример чистого фреквентатива можно привести  ономатопмрр(чист. фреквен.) с SONnas в анлауте.

Дрожащий вибрант /r/ структурно копирует резкий, диссонансный звук.

В английском языке выделено 42 фреквентатива:

- фреквентативы-квазиинстанты (7):tochirp (стрекотать, о кузнечике.) – а звук, производимый им -сhirr (чистый фреквентатив);tobark (о собаке);

- чистые (17):grrgrrgrr (рычание тигра, льва, медведя) – эквивалентно лит.prr (ворчание кошки),исп.grrr,chirriar (стрекотать о кузнечике);

- фреквентативы тоновые квазиконтинуанты: 13 в английском (tocrood – ворковать; в лит. ему эквивалентен глаг.brūkuoti – фреквентатив квазиинстант);

- чисто шумовые квазиконтинуанты:whirrs (о ласточке);

В лит. глаг.brūkuoti,burkuoti (ворковать) – фреквентатив квазиинстант.

Видно, что для всех разновидностей фреквентативов обязательным является лишь элементR. Большая часть примеров класса фреквентативов представлена звукоподражаниями птиц.

2.4.5. ИНСТАНТЫ-КОНТИНУАНТЫ.

Это четвёртый класс ономатопов смешанного типа, обозначающих удар с последующим или предшествующим неударом (тоном или шумом). Данный класс в исследуемом материале является самым немногочисленным и представлен 18 ономатопами русского языка:

- тоновые «послеударные» + палатализация (2);

- чисто шумовые «послеударные» (9) + палатализация (6): глаг.тявкать;

- тоношумовой «предударный» + палатализация (1): глаг.шипеть;

Структурным элементом этих ономатопов является комбинация щелевых и смычных звуков.

В английском языке выявлено 10 зоо-ономатопов, подходящих под эту категорию:

- тоновые послеударные инстанты-континуанты (6):plink plink (тонов. «послеуд.» инстант.-контин.),oinkoink(тонов. конт. + кратк. тон. «послеуд.» инстан.-конт.) + редупликация;

- тоношумовые предударные (4):

toyap / yap (тяфкать/тяф) (тоношум. «предуд.» инст.-контин.);

В испанском представлено 10 ономатопов:

- тоновые-послеударные (4):cantar (петь);

- чисто шумовые послеударные (5):bufar (ёж);

- тоношумовые предударные (1):zit (о дрозде).

В литовском языке данный тип представлен всего лишь одним ономатопом –puspuspus(о еже).

2.4.6. ФРЕКВЕНТАТИВЫ  КВАЗИИНСТАНТЫ-КОНТИНУАНТЫ

Как класс ономатопов, фреквентативы квазиинстанты-континуанты обозначают квазиудар-неудар, т.е. квазиудар с последующим или предшествующим неударом. Характеристика звучания передаёт резкий звон, резкое звяканье, шелест воды или воздуха. Следует заметить, что данный класс не отличается разнообразием входящих в него зоо-ономатопов. В ходе проведённого анализа, в данной категории представлено всего 4 русских ономатопа:

- тоновый «послеударный» квазиинстант-континуант (1):трэнк(звук, издаваемый дроздом);

- чисто шумовые «послеударные» квазинстанты-континуанты + палатализация (3);

В английском языке – 5 примеров:

- тоновые «послеударные»(1): глаг.togrunt (хрюкать), которому в испанском языке соответствует глаг.gruñirтоже тоновый «послеударный», только длительный;

- чисто шумовые «послеударные» (3):towhinnywhinny (о лошади);

- чисто шумовые предударные (2):tosnort (реветь, о быке), который схож с испанским тоновым «послеударным»bramar (реветь, о быке).

В литовском языке данный тип представлен всего лишь одним ономатопом – глаг.krankti (каркать).

В тех случаях, когда то или иное звукоподражание нельзя описать при помощи терминов, представленных С.В. Ворониным, звукоподражание представляется формулой. Например, случай с щелевым согласным после взрывного, который не представлен в английском языке, но активно употребляется в русском и литовском:

ква-ква -PLOS+FRICˇ+VOC  + редупликация

dzit,dzit -PLOS+FRICˇ+VOC+PLOS + редупликация

Всего в русском описано 34 формулы, в английском – 5:

напр.,cock-a-doodle-doo (шумов.инстант + тон.контин);

ar roof (чист. фрекв. + тонов. контин.)

aroo(чист.фрекв. +тонов.конт.)

В испанском представлено 26 формул, а в литовском – 31.

Для более наглядного изображения, результаты качественного анализа состава ономатопов в русском, английском, испанском, литовском языках, представлены диаграммами на рисунках 1-4.

Рис. 1 Классификация ономатопов русского языка

Как наглядно видно из сравнительного анализа, в русском языке в зоо-ономатопах наиболее представлен фоносемантический класс континуантов чистого и смешанного вида. Присутствует довольно большой процент палатализации согласных в составе ономатопов, а также, вариантов новых формул ономатопов.

Рис. 2  Классификация ономатопов английского языка

Как наглядно видно из сравнительного анализа, в английском языке в зоо-ономатопах наиболее представлен фоносемантический класс континуантов чистого и смешанного вида.

Рис. 3  Классификация ономатопов испанского языка

Как наглядно видно из сравнительного анализа, в испанском языке в зоо-ономатопах наиболее представлен фоносемантический класс континуантов чистого и смешанного вида, а также большой процент вариантов новых формул ономатопов.

Рис. 4  Классификация ономатопов литовского языка

Как наглядно видно из сравнительного анализа, в литовском языке в зоо-ономатопах наиболее представлен неизвестный фоносемантический класс, заметный процент палатализации ономатопов класса континуантов.

2.5.Сравнительный анализ фонетической структуры русских, английских, испанских и литовских звукоподражаний

В данном параграфе анализируется фонетическая структура английских и итальянских звукоподражательных слов. Как показал сравнительный анализ, англоязычные и италоязычные ономатопы в зависимости от типа имитируемого значения – удар, не удар, диссонанс, демонстрируют сходную фонетическую структуру.

Тоновые континуанты имеют в своей структуревысокие гласные звуки переднего ряда /i/, /e/, которые передают высокие звуки, писк, крик, визг: рус.пи-пи-пи, кли-кли, си-си-си, ке-ке-ке,англ.tweettweet,cheep-cheep,she-she-sheet,исп.pi-ti-ti-lu,pio-pio-pio, ñiii ñiii, лит.pi-pi, če če če,te-ke.

Компонентом тоношумовых континуантов являются низкие гласные звуки /u/– /u/, которые передают гул и гудение:рус.жужжать, англ.buzz,исп.bum-bum,zum.

Наличие губно-губного /b/, который передает громкий звук, характерный для класса инстантов свойственен только для зоо-ономатопов английского языка:bokbokbok,gobblegobble.

Носовые согласные /n/, /m/ передают мягкоезвучание – мурлыканье, мычание, бормотание: англ.hum,snort, исп.ñiii ñiii,лит.murkti,рус.трэнк.

Дрожащий/r/в звукоподражательных словах класса фреквентативов передает раскатистый, дрожащий звук: рус.кар-кар, чир-чир,реветь, англ.kr-r-r-r-r,исп.chirriar,лит. čir-vir-vir.

Боковой звук/l/передает ощущение плавности, текучести: лит.čiulbėti, bliauti,рус.гуль-гуль, англ.plink plink,исп.chili-chili-chili.

Принимая во внимание все упомянутые выше факты, отметим, что состав согласных звуков в рассматриваемых ономатопах, в особенности глаголах способствует созданию звукоподражательного эффекта.

Выводы по второй главе

Проведённый сопоставительный анализ звукоподражательной лексики в английском, русском, испанском и литовском языках, с помощью которой передаются звуки птиц, животных и насекомых, позволил раскрыть семантические, фонетические и морфологические характеристики ономатопов изучаемых языков, выявить их сходства и отличия.

Зоо-ономатопы вышеперечисленных языков анализировались в рамках исследования С. В. Воронина на материале английского языка, и были разделены на три класса: удары (инстанты); неудары (континуанты); диссонансы (фреквентативы). Проведённое исследование позволило выявить некоторое сходство фонетической структуры зоо-ономатопов, однако, представленная классификация мало подходила для испанского и литовского языков, в чём и заключается главное отличие. Выявлено также частичное совпадение классов ономатопов в сопоставляемых языках.

В морфологической структуре сопоставительный анализ звукоподражательных слов английского, русского, испанского и литовского языков, выраженных глаголами и междометиями, выявил ряд их общих и специфических характеристик. Структурные различия проявляются в том, что звукоподражательные слова английского языка в основном имеют односложную структуру, а остальные, в свою очередь, чаще имеют сложную морфологическую структуру.

Основное сходство морфологической структуры английских, русских, исранских и литовских ономатопов заключается в редупликации корня слова.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Звукоизобразительные языковые средства представляют собой одну из наименее исследованных областей лингвистики. Учитывая объём и сложность проблемы, для анализа звукоподражаний необходима разработка и применение комплексного метода исследования, основанного на данных различных дисциплин.

Проанализировав взгляды исследователей на проблему мотивированности языкового знака и звукоизобразительности как фонетической мотивированности слова, можно заключить, что фонетическая мотивированность в той или иной степени присуща всем звукоизобразительным словам. По значимости фонического компонента в лексическом значении ономатопа выделяются: примарно мотивированные ономатопы; ономатопы с частичной утратой примарной мотивированности; секундарно мотивированные ономатопы.

Звукоподражание (ономатопея) представляет собой условное воспроизведение звуков природы и звучаний, сопровождающих некоторые процессы (дрожь, смех, свист и т. п.), а также криков животных; имитация звуковой стороны объекта, явления, действительности средствами языка. Звукоподражательные слова часто мотивированы внеязыковой действительностью и являются имитаторами природных звуков. Звукоподражание также определяют как условную словесную имитацию звучаний окружающей действительности средствами отдельного языка. Несмотря на то, что звукоподражания не обладают номинативной функцией, они являются полноценными словами и имеют лексическое значение. Они употребляются в качестве средств общения, будучи наделенными звуковой информацией. Звукоподражательные слова могут также быть полнозначными частями речи (глаголами, существительными и т. д.), а не только междометиями.

Проведённый сопоставительный анализ звукоподражательной лексики в английском, русском, испанском и литовском языках, с помощью которой передаются звуки птиц, животных и насекомых, позволил раскрыть семантические, фонетические и морфологические характеристики ономатопов изучаемых языков, выявить их сходства и отличия.

Зоо-ономатопы вышеперечисленных языков анализировались в рамках исследования С. В. Воронина на материале английского языка, и были разделены на три класса: удары (инстанты); неудары (континуанты); диссонансы (фреквентативы). Проведённое исследование позволило выявить некоторое сходство фонетической структуры зоо-ономатопов, однако, представленная классификация мало подходила для испанского и литовского языков, в чём и заключается главное отличие. Выявлено также частичное совпадение классов ономатопов в сопоставляемых языках.

В морфологической структуре сопоставительный анализ звукоподражательных слов английского, русского, испанского и литовского языков, выраженных глаголами и междометиями, выявил ряд их общих и специфических характеристик. Структурные различия проявляются в том, что звукоподражательные слова английского языка в основном имеют односложную структуру, а остальные, в свою очередь, чаще имеют сложную морфологическую структуру.

Настоящая работа может быть использована для дальнейшей модификации уже существующей классификации, которая является универсальной, а также, может способствовать её дальнейшему развитию и уточнению. В качестве перспективы дальнейшего исследования в области звучащей речи в фоносемантическом аспекте открывает привлечение данных большего количества языков с целью выявления основных закономерностей взаимодействия звукоизобразительных и других языковых средств.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

  1. Алефиренко Н.Ф. Современные проблемы науки о языке – М.: Флинта: Наука, 2005.415 с.

  1. Античные теории языка и стиля (антология  текстов) / Общ. ред. О.М. Фрейденберг. – СПб.: Алетейя, 1996. – 362 с

  1. Белова Т.С. Сопоставительный анализ системы звкоизобразительных средств итальянского и русского языков : автореф. дис. на соиск. учен. степ. канд. филол. наук : спец. 10.02.20 «Сравнительно-историческое, типологическое и сопоставительное языкознание» – М., 2009. – 22 с.

  1. Бенвенист Э. Общая лингвистика – М.: Прогресс, 1974. – 447 c.

    1. Березин Ф.М. Иконичность в языке // Социальные и гуманитарные науки. Отечественная и зарубежная литература. Реферативный журнал. Сер. 6. Языкознание. – 1996, N 1.

      1. Бондаренко Л.П. Основы фонетики английского языка. М.: Флинта, 2009. – 152 с

      1. Ветров А.А. Семиотика и ее основные проблемы -М.: Политиздат, 1968. — 263 с.

      1. Воронин С.В. Английские ономатопы – СПб.: Институт иностранных языков, 1998. – 196 с.

      1. Воронин С.В. Основы фоносемантики  – М.: ЛЕНАНД, 2006. – 248 с.
      2. Воронин С.В. Фоносемантические идеи в зарубежном языкознании - Л.: Изд-во ЛГУ, 1990. - 200с.
        1. Газов-Гинзберг А.М. Был ли язык изобразителен в своих истоках? – М.: Наука, 1965. – 183 с.

        1. Гак В.Г. Языковые преобразованияМ.: Школа Языки русской культуры, 1998.– 768 с.

        1. Гердер И.Г. Идеи к философии истории человечества - М.: Наука, 1977. – 703 с.

        1. Германович А.И. Звукоподражания и звукоподражательные слова русского языка // Изв. Крым. пед. ин-та. — Симферополь, 1947. Т. XII. - С. 187 - 219.

        1. Головин Б.Н. Проблема значения языкового знака / Ф.М.Березин, Б.Н.Головин // Общее языкознание: Учебное пособие для вузов. М.: Высшая шлола. 1979. С. 122-141.

          1. Гумбольдт, В. фон Избранные труды по языкознанию – М.: Прогресс, 1984. – 397 с.

          1. Журавлев А.П. Звук и смысл – М.: Просвещение, 1991. – 160 с.

          1. Кубрякова Е.С. Возвращаясь к определению знака / Вопросы Языкознания, 1993. – N4. С. 18-28

          1. Левицкий В.В. Семантика и фонетика – Черновцы: Изд-во Черновиц. ун-та, 1973. – 103 с.
          2. Лейбниц Г.В. Новые опыты о человеческом разуме - М., 1936.-316 с.

          1. Леонтьев А.Н. Проблемы развития психики – М. : Наука, 1972. –576 с.

          1. Ломоносов М.В. Краткое руководство к красноречию // Полное собрание сочинений в 10-ти Т.,  Т.7. – М. – Л., 1952. – С. 89-378.

          1. Лященко А.П. Русско-английские интеръекционные параллели. // Учебное пособие по спецкурсу Сопоставительное изучение русского и английского языков - Самарканд, 1975. - 248 с.

          1. Макарова Т.Н. Фонетика испанского языка. Вводный курс. – СПб., 2005. - 176 с.

          1. Михалёв А.Б. Теория фоносемантического поля -Пятигорск: Изд-во ПГЛУ. 1995. - 213 с.

          1. Моррис Ч.У. Основания теории знаков // Семиотика: Антология. – М.: Академический Проект, 2001. – С. 45 – 97.

            1. Мюллер М. Лекции по науке о языке - М., 2009.

            1. Нуруллова А.А. Ономатопея в современном английском, русском и немецком языках Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук, 05.12.2013, Казань, 2013.

            1. Панфилов В.З. Гносеологические аспекты философских проблем языкознания  / отв. ред. Г.В. Степанов. - М. : Наука, 1982.- 357 с.

            1. Пауль Г. Принципы истории языка - М., 1960. - 501 с.

            1. Пирс Ч.С. Элементы логики. Grammatica Speculative //Ю.С.Степанов. Антология. Семиотика – М., 2001. – С. 165-226.
              1. Реформатский А.А. Введение в языковедение: Учебник для вузов / Под ред. В. А. Виноградова. — Изд. 6-е. — М.: Аспект Пресс, 2004.  — 536 с.

                1. Сепир Э. Избранные труды по языкознанию и культурологи – М.: Университет, 1993. – 655 с.

                  1. Серебренников Б.А. (ред.) Роль человеческого фактора в языке. Язык и картина мира М.: Наука, 1988. – 216 с.

                  1. Скаличка В. Исследование венгерских звукоподражательных выражений  // Пражский лингвистический кружок / ред. Н.А. Кондрашов. – М.: Прогресс, 1967. – С. 277-316.

                  1. Смехова М.А. Английские и итальянские звукоподражания: сравнительный анализ /Выпускная бакалаврская работа  по направлению 450302 «Лингвистика», Научный руководитель – доцент Е.А. Шамина, СПбГУ, 2015.

                  1. Солнцев В.М. Язык как системно-структурное образование – М.: Наука, 1977. – 341 с.

                    1. Соссюр, Ф. де. Курс общей лингвистики – М.: КомКнига, 2006. – 256 с.

                      1. Спиркин А.Г. Происхождение языка и его роль в формировании мышления // Мышление и язык. - М., 1957. - С. 3-72.

                        1. Тихонов А.Н. Междометия и звукоподражания – слова? // Русская речь. 1981. № 5.- М.: Наука 1981.– С. 72-76.

                        1. Флаксман М.А. «Диахроническое развитие звукоизобразительной лексики английского языка»: автореф. дис. на соиск. учен. степ. канд. филол. наук : спец. 10.02.04. «Германские языки». – Санкт-Петербург, 2014.

                        1. Шамина Е.А. Пупсик, Суок и другие //«Этюды по поводу. Сборник статей, посвященных 60-летию зав.каф.англ.филологии СПбГУ проф. А.В.Зеленщикова. СПб.: Изд-во Конвенция, 2008. С. 106 – 111.

                        1. Шестакова О.В. «Универсальное и специфическое в ономатопее (на материале немецкого и русского языков» : автореф. дис. на соиск. учен. степ. канд. филол. наук : спец. 10.02.19 «Теория языка» / О.В. Шестакова. – Пермь, 2013. – 21 с.

                        1. Шляхова С.С., Шестакова О.В. Изучение звукоподражательности в немецком языке: проблемы и перспективы // Вестник Пермского государственного технического университета. Проблемы языкознания и педагогики. 2010, №4 (30). – Пермь: Изд-во Перм. гос. техн. ун-та, 2010. – С. 171-185.

                        1. Щерба Л.В. О частях речи в русском языке //Языковая система и речевая деятельность. - М., 1974. - С. 77-100.

                        1. Якобсон Р.О. Работы по поэтике  – М., 1987. – 464 с.

                        1. Russell U. Size-sound symbolism, in Universals of human language, edited by J.H. Greenberg et al., Stanford, Stanford University Press, 1978. – 4 voll., vol. 2 (Phonology). – P. 527 – 568.

                        1. Ullmann S. Semantic Universals // Universals of Language. – London: M.I.T. Press, 1963.– P. 217 – 263.

                        1. Zabarskaitė, J. Fonosemantikos vedlys / mokymo priemonė aukštųjų mokyklų studentams. – Vilnius: Vilniaus pedagoginio universiteto leidykla, 2007.

                        1. Zabarskaitė, J. Lietuvių kalbos ekspresyviosios leksikos fonosemantika: humanitarinių mokslų daktaro laipsnio disertacijos tezės, 1994.

                        Лексикографические источники

                        1. Лингвистический энциклопедический словарь / гл. ред. В.Н.Ярцева. - М.: Сов. энциклопедия, 1990. - 685с.

                        1. Antanas Lyberis. Lietuvių-rusų kalbų žodynas. Литовско-русский словарь. Ketvirtoji laida. M. Mokslo ir enciklopedijų leidybos institutas, 2005. – 951 p.

                        1. Dabartinės lietuvių kalbos žodynas. (The Dictionary of Contemporary Lithuanian Language.) S. Keinys (edit.), Vilnius: the Institute of the Lithuanian Language

                        1. Diccionario de la lengua española, obra lexicográfica académica por excelencia. ‎Diccionario de la lengua - ‎La 23.ª edición, 2014. – 1066 p.

                        1. Lietuvių kalbos žodynas. (The Dictionary of the Lithuanian Language.) (vol. I–XX, 1941– 2002.) G. Naktinienė (edit.), J. Paulauskas, R. Petrokienė, V. Vitkauskas, J. Zabarskaitė, Vilnius: the Institute of the Lithuanian Language, 2005. – As updated in 2008.

                        1. Pearsall, J. (ed.) 1998. The Oxford Dictionary of English. Oxford: Clarendon Press. (OED)

                        1. Summers, D. (ed.) 2000. Longman Dictionary of Contemporary English. Edinburg: Pearson Education Limited. (Longman)

                        Электронный ресурс

                        1. Баевский В.С. Лингвистические, математические, семиотические и компьютерные модели в истории и теории литературы, Ономатопея (электронный ресурс). URL:http://nashaucheba.ru (дата обращения 24.04.2016)

                        1. Большой испанско-русский словарь (электронный ресурс). URL:http://classes.ru/all-spanish/dictionary-spanish-russian-universal-term-38983.htm (дата обращения 22.05.2016)

                        1. Вундт В. Проблемы психологии народов (электронный ресурс). URL:http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/Sociolog/Wundt/_PsNar_02.php (дата обращения 20.05.2016).

                        1. Гаршва К. Соотношение звуков литовского и русского языков (электронный ресурс). URL:http://www.kalbos.lt/zurnalai/01_numeris/05.pdf (дата обращения 20.05.2016)

                        1. Добрушина Н. Звукоподражание (электронный ресурс). URL:http://www.krugosvet.ru/enc/gumanitarnye_nauki/lingvistika/ZVUKOPODRAZHANIE.html (дата обращения 21.03.2016)

                        1. Жумаканова Л.Т., Хайруллина Г.Д. Восприятие и отражение звуков в английском и немецком языках (электронный ресурс). URL:http://www.rusnauka.com/15_NNM_2014/Philologia/7_170901.doc.htm (дата обращения 20.05.2016).

                        1. Как говорят животные в разных странах (электронный ресурс). URL:http://www.liveinternet.ru/users/algre/post117739497/ (дата обращения 27.03.2016)

                        1. Кибрик А. Иконичность (электронный ресурс). URL: http://www.krugosvet.ru/enc/gumanitarnye_nauki/lingvistika/IKONICHNOST.html (дата обращения 20.05.2016).

                          1. Курашкина, Н.А.Звукообозначения как репрезентация звукосферы в языке (электронный ресурс). URL:http://cheloveknauka.com/zvukooboznacheniya-kak-reprezentatsiya-zvukosfery-v-yazyke (дата обращения 21.03.2016)

                          1. Материалы XXXI межвузовской научно-методической конференции преподавателей и аспирантов(электронный ресурс).URL:http://www.genlingnw.ru/baltist/Baltconf/2002/2002tez.pdf  (дата обращения 19.05.2016)

                          1. Новый большой англо-русский словарь под общим руководством акад. Ю.Д. Апресяна (электронный ресурс). URL:http://classes.ru/dictionary-english-russian-Apresyan-term-60721.htm (дата обращения 19.05.2016)

                          1.  Петухова Е.В.К.филол.н.Звуки живой природы в языке (фоносемантический компонент),Курский государственный университет, Россия(электронный ресурс).URL:http://www.rusnauka.com/14_APSN_2008/Philologia/31305.doc.htm (дата обращения 22.04.2016)

                          1. Платон Диалоги Кратил (электронный ресурс) URL:http://xwap.me/books/9449/Dialogi.html?p=62 (дата обращения 22.04.2016)

                          1. Русско-английский словарь под общим руководством проф. А.И. Смирницкого (электронный ресурс). URL:http://classes.ru/dictionary-russian-english-Smirnitsky-term-15465.html  (дата обращения 19.05.2016)

                          1. Стихи детям: Как говорят животные? (электронный ресурс). URL:http://ljubimyj-detskij.ru/stikhi/1206-stikhi-detyam-kak-govoryat-zhivotnye.html (дата обращения 15.03.2016)

                          1. Тематический словарь испанского языка. Как говорят животные? (электронный ресурс). URL:http://entre-amigos.ru/materiales/tematicos/175-animals-gritos.html (дата обращения 19.05.2016)

                          1. Язык животных в разных странах(электронный ресурс). URL:http://creu.ru/yazy-k-zhivotny-h-v-razny-h-stranah-2548/ (дата обращения 27.03.2016)

                          1. Bouazid T.Onomatopoeia by Tayeb Bouazid, 2014 (электронный ресурс). URL:http://www.literaryjournal.in/index.php/clri/article/download/10/10(дата обращения 19.05.2016)

                          1. Dictionary of the Lithuanian Language (электронный ресурс). URL:http://lithuanian_language.enacademic.com/119917
                          2. Floranimal.ruАлфавитный указатель растений и животных(электронный ресурс). URL:http://www.floranimal.ru/lists/a.html (дата обращения 24.03.2016)

                          1. Gufo.me Словарь (электронный ресурс). URL:http://gufo.me/content_rulit/mychat-9613.html (дата обращения 21.03.2016)

                          1. Ibarretxe Antuñano, Iraide.Análisis lingüístico de las onomatopeyas vascas1. (Linguistic analysis of Basque onomatopoeia). Oihenart. 27. 2012.(электронный ресурс). URL:http://www.euskomedia.org/PDFAnlt/literatura/27/27129177.pdf(дата обращения 29.04.2016)

                          1. Iloveenglish.ruНазвания животных на английском языке или Звериный английский(электронный ресурс). URL:http://iloveenglish.ru/stories/view/zverinij_anglijskij_video (дата обращения 19.05.2016)

                          1. Kompiuterinislietuviųkalbos žinynas.Nuomorfologijosikireikalųraštų,sudarėPetrasKniūkšta,Vilnius: Šviesa, 2004. (электронный ресурс).URL:http://www.xn--altiniai-4wb.info/files/kalba/KE00/Lietuvių_kalbos_žinynas._Garsų_klasifikacija.KE1500.pdf (дата обращения 23.05.2016)

                          1. Lietuviškos patarlės ir priežodžiai pagal užklausą(электронный ресурс).URL:http://patarles.dainutekstai.lt/karv4-2.html
                          2.  Lietuvių-rusų žodynas (электронный ресурс). URL:http://www.lietuviu-rusu.com/ (дата обращения 21.04.2016)

                          1. Liteka Публикация Как "разговаривают" животные (электронный ресурс). URL:https://liteka.ru/post/18 (дата обращения 24.03.2016)

                          1. Prosniakova H., Stumbrienė V.LABAS! Trečia knyga (электронный ресурс).http://www.sac.smm.lt/wp-content/uploads/lietuviu_priemones/LABAS-III-dalis.pdf (дата обращения 25.04.2016)

                          1. Sakmės apie gyvulius ir žvėris(электронный ресурс). URL:http://www.vaikams.lt/sakmes/sakmes-apie-gyvulius-ir-zveris/ (дата обращения 24.04.2016)

                          1. Sitiosargentina.com.ar (электронный ресурс).URL:http://www.sitiosargentina.com.ar/notas/2007/junio/sonidos-animales.htm (дата обращения 24.05.2016)

                          1. Slovorod.ru Звукоподражания в русском языке (электронный ресурс). URL:http://www.slovorod.ru/russian-imitatives.html
                          2. STUDY-ENGLISH.INFO- Сайт для изучающих английский язык, студентов, преподавателей вузов и переводчиковНазвания животных на английском языке - лексика по теме «Животные» (Animals) (электронный ресурс). URL:http://study-english.info/vocabulary-animals.php (дата обращения 24.03.2016)

                          1. The Free Dictionary by Farlex (электронный ресурс). URL:http://es.thefreedictionary.com/graznar (дата обращения 24.05.2016)

                          1. Tramvision.ru Ономатопея(электронный ресурс). URL:http://www.tramvision.ru/words/onomatopoeia.htm (дата обращения 21.03.2016)

                          1. Uselytė J. Lietuvių kalbos žodžių reduplikacija (электронный ресурс). URL:http://www.lmaleidykla.lt/publ/0235-716X/2010/1-4/104-115.pdf (дата обращения 24.05.2016)
                          2. Wikipedia. Cross-linguistic onomatopoeia (электронный ресурс). URL:https://en.wikipedia.org/wiki/Cross-linguistic_onomatopoeias#Animal_sounds (дата обращения 15.03.2016)

                          1. Wikipedia Onomatopeya (электронный ресурс). URL:https://es.wikipedia.org/wiki/Onomatopeya  (дата обращения 24.04.2016)

                          1. Wikilengua del español, Lista de voces de animals (электронный ресурс). URL:http://www.wikilengua.org/index.php/Lista_de_voces_de_animales (дата обращения 24.04.2016)

                          1. WordReference.com(электронный ресурс). URL:http://www.wordreference.com/  (дата обращения 24.04.2016)

                          1. Writtensound.comOnomatopoeia Dictionary(электронныйресурс). URL:http://www.writtensound.com/index.php (дата обращения 24.05.2016)

                          1. Zabarskaitė J.The principles behind the drafting of the Onomatopoeic Dictionary of the Lithuanian Language (электронныйресурс). URL:http://www.euralex.org/elx_proceedings/Euralex2012/pp961-966%20Zabarskaite.pdf  (дата обращения 24.03.2016)

                          1. Žodynas.lt(электронный ресурс).URL:http://www.zodynas.lt/terminu-zodynas/K/karve (дата обращения 21.03.2016)

                        2. Приложение 1

                          Таблица русских, английских, испанских и литовских зоо-ономатопов

                          Птицы

                          Русский

                          Английский

                          Испанский

                          Литовский

                          Кукушка

                          куковать

                          /kukavˈatʲ/(шум.инстант)

                          ку-ку

                          /kˈu-kˈu/

                          (тонов.

                          континуант)

                          кли-кли

                          /klʲˈi-klʲˈi/

                          (тонов.

                          континуант,) + палатализация + редупликация

                          tocuckoo

                          kʊku /

                          (тонов.

                          континуант)

                          cuckoo

                          kʊku /

                          (тонов.

                          континуант)

                          cuquiar

                          /kuˈkjaɾ/

                          (шум.инстант)

                          cantar

                          /kanˈtaɾ/

                          (тонов. «послеуд.» инст.-контин.)

                          cu-cu, cu-cu

                          /ˈkuku/

                          (тонов.

                          континуант)

                          + редупликация

                          kukuoti

                          /kukúoti /

                          (шум.инстант)

                          kukū

                          / kùkū /

                          (тонов.

                          континуант)

                          Воробей

                          чирикать

                          /ʧɪr’ˈikat’/ (фреквентатив квазиинстант) + палатализация

                          чик-чирик

                          /ʧˈik -ʧ ɪr’ˈik/

                          (шум. инстант + фреквентатив квазиинстант) + палатализация

                          чирик-чик-чик

                          /ʧɪr’ˈik-ʧˈik-ʧˈik/ (фреквентатив квазиинстант + шум.инстант + шум.инстант)

                          + палатализация

                          tochirp

                          / ʧɜrp