Грамматические и лексические особенности русско-китайского пиджина в произведениях В.К.Арсеньева



Санкт-Петербургский государственный университет

Филологический факультет

Кафедра русского языка как иностранного и методики его преподавания

Ли Иньфэн

Грамматические и лексические особенности русско-китайского пиджина в произведениях В.К.Арсеньева

Выпускная квалификационная работа

магистра лингвистики

                                                                      Научный руководитель:

                                                                        к.ф.н., ст. преп. Соколовская Т.Б.

                                                                                               Рецензент:

                к.ф.н., академический директор

               Частного образовательного учреждения

               дополнительного профессионального

               образования"Державинский институт"Молодых Е.В.

Санкт-Петербург

2017 г.

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ……………………………………………………………………….3

ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ПИДЖИНА

  1. Диагностические признаки пиджина………………………………………..6
  2. Формирование и развитие пиджинов……………………………………....11
    1. Гипотезы о возникновении пиджинов…………………………………..11
    2. Этапы развития пиджинов……………………………………………….14
    1. Особенности русского пиджина на Дальнем Востоке…………………….22
      1. История изучения русских пиджинов …………………………………..22
      2. Пиджины на основе русского языка……………………………………..27
      1. Русско-китайский пиджин и его особенности……………………………..31

ВЫВОДЫ ………………………………………………………………………..37

ГЛАВА 2. ЛЕКСИКО-ГРАММАТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ РУССКО-КИТАЙСКОГО ПИДЖИНА В ПРОИЗВЕДЕНИЯХ В.К. АРСЕНЬЕВА

2.1 Дальневосточные произведения В.К. Арсеньева…………………………39

2.2 Лексические особенности русско-китайского пиджина в произведениях В.К. Арсеньева…………………………………………………………………..41

2.3 Грамматические особенности русско-китайского пиджина в произведениях В.К.Арсеньева …………………………………………………53

2.3.1 Существительные в пиджине…………………………………………….53

2.3.2 Глаголы в пиджине......................................................................................56

2.3.3 Местоимения в пиджине …………………………………………………59

2.4 Структура простого предложения в русско-китайском пиджине………..60

ВЫВОДЫ ………………………………………………………………………..63

ЗАКЛЮЧЕНИЕ………………………………………………………………….65

БИБЛИОГРАФИЯ……………………………………………………………….68

ПРИЛОЖЕНИЕ………………………………………………………………….73

ВВЕДЕНИЕ

В мире существует огромное количество языков, постоянно переживающих трансформации, появление которых обеспечивает общество. В последние годы лингвисты все больше обращают на проблемы, связанные с формированием и дальнейшим функционированием пиджинов. Под пиджинами понимаются вспомогательные языки, не имеющие своего  собственного коллектива носителей, и развившиеся  на их основе креольские языки. Значительный интерес для языки данных типов представляют в связи с тем, что их изучение может прояснить некоторые вопросы, связанные с поисками причины их появления, а также на направления языковых изменений в целом.

Причиной возникновения пиджинов и креольских языков является потребность в общем языке у народов, имеющих длительное и интенсивное языковое контактирование. Однако следует обратить внимание,  что условия, в которых создаются пиджины, со временем изменяются: если раньше причиной возникновения пиджинов были колонизация или совместная торговля, то в настоящее время пиджины могут возникать без прямого языкового и культурного контакта.

Языковые контакты обуславливают интенсификацию процессов заимствования языковых элементов, переключения кодов. двуязычия,  смешения языков и т.д., в процессе которого неизбежно происходит культурный обмен.

В центре внимания специалистов по креольским языкам находятся, как правило, пиджины, креольские и смешанные языки, которые возникли на базе европейских языков. Пиджины, возникшие на основе русского языка, исследованы недостаточно, однако интерес к ним в настоящее время стремительно растет, о чем свидетельствует появление, в первую очередь ряда исследований, написанных  такими учеными, как  Е.В. Перехвальской, Ян Цзе, Е.А. Оглезневой и др.

Так, по мнению Е.В. Перехвальской, пиджин представляет собой редуцированный идиом, которые не имеет своих носителей. Исследователь обращает внимание на то, что как «язык» он не воспринимается даже теми, кто говорит на нем. Он представляет собой вспомогательное средство коммуникации, которое спонтанно возникает в стандартных коммуникативных ситуациях. Типичная ситуация формирования пиджина – это обмен товарами, торговля, ситуации подневольного труда.

Именно слабой изученностью проблемы возникновения и развития русско-китайского пиджина, в особенности употребления его в художественных произведениях, и определяетсяактуальность данного исследования.

В связи с рассмотренной актуальностью нами сформулированацель работы: выявить грамматические и лексические особенности русского пиджина на Дальнем Востоке, отраженные в произведениях В.К. Арсеньева.

Для достижения поставленной цели определены следующиезадачи исследования:

1) дать общую характеристику пиджинов;

2) рассмотреть варианты пиджинов на основе русского языка и историю их изучения;

3) изучить особенности формирования русско-китайского пиджина в дальневосточном регионе;

4) проанализировать использование русско-китайского пиджина в дальневосточных произведениях В. К. Арсеньева.

Объектом исследования является русско-китайский пиджин.

Предмет исследования – грамматические и лексические особенности русско-китайского пиджина в произведениях В.К. Арсеньева.

Методы исследования. При выборе методов исследования основными требованиями являлось наиболее адекватное и полное решение задач на всех этапах проведения данного исследования. В зависимости от особенностей решаемых задач использовались:

- описательный (наблюдение, сравнение, классификация исследуемого материала, интерпретация);

- метод количественных подсчетов и сплошной выборки;

- приемы наблюдения, систематизации и лингвистической интерпретации исследуемого материала.

Гипотеза. Мы полагаем, что в частях речи русско-китайского пиджина, которые использованы в произведениях В.К. Арсеньева, отсутствуют изменения грамматических форм, а также русско-китайский пиджин имеет  бедный словарный состав.

Научная новизна. Впервые в работе представлен комплексный анализа пиджина; выявляются особенности (грамматические и лексические) функционирования русско-китайского пиджина в художественных произведениях  В.К.Арсеньева.

Практическая значимость работы. Результаты работы в дальнейшем могут быть использованы в преподавании курса социолингвистики, на семинарских и практических занятиях.

Структура работы. Работа состоит из введения, двух глав, заключения,  библиографии, приложения.

ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ПИДЖИНА

1.1 Диагностические признаки пиджина

Пиджины – это контактные языки, которые рассматриваются таким разделом лингвистики, как контактология, или креолистика. Для обозначения контактных языков существуют различные термины: койне, лингва-франка, креольские языки, пиджины. Между этими понятиями есть некоторые различия, хотя общим является «вторичность по отношению к контактирующим языкам» [Перехвальская 2008: 8], однакочаще всего в лингвистике  используется понятие «пиджин», на котором мы остановимся подробнее.

Происхождение термина «пиджин» связано с гипотезой, что в основе его лежит видоизмененная английская лексемаbusiness – дело [Виноградов 1990: 374]. Данное английское слово произносится как «пиджин» в пиджин-инглиш – англо-китайском контактном языке с 1807 год, передается на письме какpigeon[Беликов, Крысин 2001: 116].  Наряду с этим имеется и другое мнение о происхождении термина «пиджин». Так, китайский языковед-русист Ян Цзе связывает слово «пиджин» с английским (или другими европейскими) восприятием китайского выраженияпиджен / пичжэн – bizhen, дословно переводимым как «очень похожий», и считает, что это выражение вполне смогло стать основной данного термина и по семантическим, и по фонологическим критериям [Ян Цзе 2007: 67]. Таким образом, нам представляется, что оба взгляда на этимологию термина «пиджин» являются достаточно мотивированными и отражают разные стороны одного явления.

В лингвистике существует несколько подходов к трактовке термина «пиджин». Мы остановимся на двух основных.

К первой группе мы отнесем работы, постулирующие вспомогательный  характер пиджинов как языков, упрощенных по своей структуре, привязанных  к определенной ситуации общения (чаще всего она связана с торговлей).

С точки зрения Е.В. Перехвальской,  пиджин представляет собой редуцированный идиом, который не обладает коллективом собственных носителей, и который не воспринимается самим говорящим как «язык», а лишь как вспомогательное средство коммуникации, которое спонтанно возникает в стандартных коммуникативных обстоятельствах. К «стандартным коммуникативным ситуациям» могут относиться обмен товарами, торговля, ситуация подневольного труда [Перехвальская 2006а:5].

Лингвист С.А. Бурлак утверждает, что «пиджин является межэтническим вспомогательным языком, который выполняет минимальное количество функций в очень узкой среде коммуникации при нерегулярных языковых контактах» [Бурлак 2005: 126].

Вспомогательный характер пиджина способствует изменению его структуры, которое М.В. Дьячков и Е.В. Перехвальская объясняют процессом редукции. М. Де Граф определяет «пиджины в виде упрощенных, лексически и структурно редуцированных, нестабильных неродных систем, которые имеют непостоянные и несогласованные структуры, сформированные и употребляемые для ограниченных ситуаций общения, среди взрослого населения, которое является носителем неизвестных языков» [DeGraff 1999: 6].

Мнение М. Де Графа близко мнению Дж. Холма, который считает, что «пиджин носит вспомогательный характер, привязан к ситуации и структурно редуцирован». Дж. Холм считает, что пиджин является редуцированным языком, представляющий собой результат «продолжительного межгруппового контакта людей, не имеющих совместного языка; пиджин формируется, когда у людей появляется необходимость в вербальных коммуникациях, это может быть связано с торговлей, при этом ни одна группа не знает родной язык другой группы по неким социальным причинам, в частности, это может быть отсутствие доверия или близких контактов» [Холм 1988: 4-5].

Исследователь П. Баккер подчеркивает, что пиджин – это язык, образованый от другого языка, структурно упрощенный, особенно морфологически. Пиджины возникают тогда, когда людям необходимо взаимодействовать друг с другом, не имея для коммуникации совместного языка. «Пиджин подразумевает, что это не родной язык, он является субъектом освоения языка, он обладает структурными нормами, употребляются двумя или более группами, и, как правило, малопонятны для носителей языков, из которых заимствуется лексика» [Баккер 1995: 25].

В подходах, которые мы объединяем во вторую группу, традиционно пиджины рассматриваются лингвистами как языки, возникшие случайно вследствие контактов европейцев с  неевропейцами:

Так, по мнению исследователя О.В. Первошовой, пиджин является гибридной формой языка, появившейся спонтанно, вследствие контакта между европейским языком (языком-источником) и языком коренного народонаселения таких континентов, как Австралия, Азия, Африка и острова Атлантического и Тихоокеанского регионов (языком-субстратом). Пиджин в этом случае не родной язык ни для кого из носителей [Первашова 2005:17]. Данный постулат совпадает с идеей Н.Б. Мечковской, отмечающей, что пиджины являются устными языками торговых и прочих деловых контактов, которые появились в результате совмещения элементов какого-либо европейского языка (речь идет об английском, голландском, испанском, португальском или французском) и элементов туземного языка [Мечковская 2000:109].

С.А. Бурлак считает, что пиджин является идиомом, стихийно возникшим в условии контакта 2-х носителей 2-х или более языков, однако, в отличие от Н.Б. Мечковской и О.В. Первашовой, исследователь не уточняет, носители каких именно языков принимают участие в создании пиджина [Бурлак 2005: 64].

Французский лингвист Роберт Чауденсон различает два вида пиджинов и креолов – эндогенные и экзогенные. Как утверждает исследователь, эндогенные виды пиджинов и креолов сформировались в результате различных контактов между аборигенным населением и группой иммигрантов в рамках колониальных экспансий, которые возникли в торговых поселениях  [Чауденсон 2001: 22]. Отметим, что под иммигрантами Р. Чауденсон подразумевает европейцев. К эндогенному виду принадлежит, например, ямайский креол.

Экзогенные типы образовались в результате контакта между группами иммигрантов и группами переселенных народов [Чауденсон 2001: 22].

Исследователь В.П. Коровушкин, давая определение пиджина, подчеркивает  не родственность образующих его языков и называет ситуации, предшествующие появлению пиджина. По мнению ученого, пиджин является социально-историческим явлением, которое сформировалось в результате военно-политического, торгово-экономического и этнокультурного взаимодействия между представителями неродственных, изначально метропольных (британских) и местных (аборигенных), позднее различных индоевропейских и неиндоевропейских групп и языков, которое (явление) не имеет своей языковой исторической памяти и своих исконных носителей, а также системной структурированности. Такое явление обладает автономной экзистенциальной гибридной формой языка, по преимуществу, устной, однако также может быть и письменная фиксация [Коровушкин 2008: 183].

Научный подход Джона Рейнеке сложно отнести к какой-либо группе, так как исследователь дает общее толкование креольских языков, пиджинов, и лингва франка: маргинальные языки, которые возникают в областях с ярко выраженными общественно-культурными контактами, в условиях, когда у народонаселения нет возможности или необходимости на относительно хорошем уровне изучать языки друг друга [Рейнеке 1938: 108]. Однако отметим, что Дж. Рейнеке говорит о вспомогательной функции таких языков, не уточняя между какими народами и в каких ситуациях общения происходят культурные контакты. Исследователь определяет языки как маргинальные, так как  не соответствуют стандартам языков, на основе которых они были образованы.

Дж. Холм объясняет это тем фактом, что носители языка-суперстрата перенимают многие изменения, чтобы их было легче понимать и больше не пытаются говорить так, как они говорят в своей группе. Они взаимодействуют с другими группами и создают импровизированный язык, который отвечает их потребностям и уменьшает количество используемых слов, но компенсирует это за счет расширения их значений или за счет парафраза [Холм 1988: 7]. Именно поэтому, отмечает Е.В. Перехвальская, пиджин воспринимается как девиантный диалект, который называют «ломаным», «испорченным», «искаженным» языком [Перехвальская 2006а: 5].

По определению ученого, пиджин – это результат «минимизации» языка, который использует крайне ограниченный словарь, организованный в высказывания простейшим способом со значительной опорой на дискурс с целью  передачи простейшей коммуникативной информации [Перехвальская 2006б: 8].

Р.Г. Пиотровский утверждает, что основанием пиджина служит довольно ограниченный словарь доминирующего языка. Как правило, словарь пиджина включает в себя 300-1500 лексических единиц, в то время как в словарном запасе среднестатистического носителя живого языка – 25000-30000 слов [Пиотровский 2006:45].

Таким образом, во всех приведенных определениях среди характерных черт пиджинов исследователи отмечают следующие (рис.1):

1) обладает вспомогательным характером;

2) используется спонтанно в таких ситуациях, как торговля, обмен;

3) не является ни для кого родным языком;

4) является упрощенным средством языкового общения;

5) передает самую простейшую коммуникативную информацию;

6) традиционно появляются на базе европейского языка.

Рис.1. Основные характеристики пиджина.

1.2 Формирование и развитие пиджинов

1.2.1 Гипотезы о возникновении пиджинов

Как известно, пиджин – это понятие социолингвистическое. Исследование структуры языка само по себе не сможет дать ответ на вопрос его возникновения, в результате чего теории возникновения пиджинов характеризуются моделями контактных ситуаций, в которых могли образоваться языки данного типа [Перехвальская 2006]. Как отмечает Е.В. Перехвальская, главные обсуждаемые вопросы, которые относятся к происхождению контактных языков, находятся  в 2-х различных плоскостях.

Первый вопрос касается  источника  модели пиджинизации, в частности, того, как возникли пиджины в каждой отдельно взятой зоне контакта: зависели ли друг от друга или формировались по уже известным моделям?

Второй вопрос имеет отношение к субстрату, то есть к значимости вклада каждого контактирующего языка, исходя из структуры контактных языков (лексика и  грамматика) [Перехвальская 2006].

Рассмотрим несколько теорий,представляющихзакономерности формирования пиджин-языков.Так, теория моногенеза аналогичные сходства пиджинов и креольских языков объясняет распространением единой модели[Перехвальская 2006б].Согласно данной теории, пиджины,с европейской основойимеют общуюгенеалогию.Это объясняется ихпроисхождением от единого португалоязычного пиджина, или протопиджина XVI века,сформированного, в свою очередь,на основе контактного языка «сабир»,получившего распространение в Средние века в Средиземноморских регионах.

Противоположная гипотеза о возникновении пиджинов была сформулирована в рамках теории полигенеза,согласноейпиджинизацияпроисходила абсолютно во всехконтактируемыхобластях, в которых были необходимые социолингвистические условия.Схожие чертыструктурпиджинов вэтом случае объясняются спецификой процессов,которые осуществлялись во время интенсивного языкового контактирования[Перехвальская 2006б].

Следующая теория, объясняющая происхождение пиджиновопирается на теорию детской речи и теорию языка для иностранцев. Язык для иностранцев (foreigner talk)представляет собой то,какчеловек говорит с иностранцем, языка которого он не знает,т.е. этот язык имеет в некоторой степени упрощенныйязыковойрегистр [Бурлак 2005].

С.А. Бурлак пишет, что в языке иностранца сохраняется основа лексических и грамматических систем стандартного языка. Среди основных отличительныхчерт его ученый называет  более медленный темп речи, отход от сложной морфологической формы, упрощение синтаксических конструкций,использование перифрастическихметодов обозначения сложных номинационных единиц. Также исследователь отмечает, что язык для общения с иностранцем используется такой же,какойупотребляется для общения с детьми.Однакоон не предназначается дляизучения языка, егоосновной задачейявляется сделать так, чтобы адресат понял говорящего,вследствие чего для языка характерна ситуативная привязанность, предназначенная дляобсуждения тех или иных ситуаций, которые совмещаются по месту и времени с фактами речи.Вместе с тем,при ситуативной привязке, эта система вполнеможет обеспечитьнеобходимоепонимание.Иностранецможетвыучить лишь отдельные слова (возможно, в искаженнойформе) и начнет ихиспользовать в том случае, еслитакого рода ситуации общения повторяютсяочень часто. По мнению ученого, именнотакпоявляется пиджин – из foreigner talk собственного языка иэлементов плохоизученного чужого [Бурлак 2005].

В основе теории образования контактных языков за счет поэтапного удаления от языка-источника, которая сопоставляет процессы пиджинизации с процессами усвоения второго языка, лежит ряд представлений, связанных с универсальностью механизмов редукции языка [Перехвальская 2006].

В том случае, когда необходимоорганизовать лексикуплохоизученного языка используется универсальный механизм упрощения языка, напоминая поверхностное совпадение различных частей«недоусвоенных» вариантов языка счастями пиджинов и креольских языков. Однако междучастямиплохоусвоенного языка ичастями пиджина есть принципиальное различие.

Большое количествоплохоусвоенных вариантов характеризуется пусть упрощенными, но все же системами целевого языка,тогда как пиджинявляется особым языком, который необходимо специальноусваивать[Arends 1995:233].Во время изучения языкав процессе повышения языковой компетенциичеловекареализуется процесс приближения его речевой характеристики к формам целевого языка: наиболее удаленный вариантсо временемстановится более близким, схожим с формами целевого языка.Следует отметить, что при пиджинизации целевой язык вовсе отсутствует (цит. по [Перехвальская 2006]).

Подводя итоги, резюмируем следующее: существует несколько теорий, объясняющих происхождение пиджинов, некоторые из них, например, теория моногенеза и полигенеза выражают кардинально противоположные точки зрения, остальные же теории объединяет общая идея, о том, что пиджины были созданы изфрагментов «своего» и «чужого» языка, организованных особым образом.

1.2.2 Этапы развития пиджинов

Если на первом этапе  пиджин служит для  взаимодействия европейцев и аборигенов, то позднее его начинают использовать местный этнос для взаимодействия между собой. Н.Б.Мечковская указывает на то, что, как правило, далее такие вспомогательные языки-посредники эволюционируют в основные языки одного или целого ряда этносов или совершенно новых этнических общностей. При этом усложняется его структурная основа, расширяется его словарь [Мечковская 2000].

Другими словами, пиджин-языки с течением времени могут преобразовываться в креольские, а это значит - становиться родным языком для местного населения. Как считает Р.Г.Пиотровский, пиджин, попав в точку бифуркации, вынужден либо выйти из употребления, либо, расширяя общественную, этническую и тематическую область коммуникации, переходит на протяжении 3-4-х поколений в совершенно новые диссипативные состояния, становясь самостоятельным креольским языком [Пиотровский 2006]. Это происходит вследствие того, что пиджин усиливает свою коммуникативную функцию.

В.П. Коровушкин определяет креольский язык как автономную экзистенциальную форму языка, создаваемую на базе формирования, креолизации, предшествующего пиджина и являющуюся, в отличие от него, первым (родным) языком для того или иного языкового сообщества. Такого рода язык может получить или получает статус национального или государственного языка, приобретая при этом определенные  общественные, лингвистические (системно-структурные) и функционально-коммуникативные характеристики [Коровушкин 2008].

Е.В. Перехвальская придерживается сходной точки зрения. Она пишет, что креольские языки – это «языки, которые возникли из пиджинов в результате процессов нативизации, когда пиджин стал родным языком отдельных коллективов говорящих». Важно отметить, что «креольские языки, в отличие от пиджинов, используются во всех необходимых коммуникативных ситуациях, в результате чего их грамматика усложняется (происходит расширение грамматических функций)» [Перехвальская 2006а:6].

Согласно этим утверждениям, «процесс нативизации сопровождается структурным расширением и усложнением: так как появляющийся креол берет на себя все функции родного языка, он усложняется и принимает разные грамматические и стилистические ресурсы, которые необходимы для языка, чтобы функционировать в качестве главного в языковом коллективе». В связи с этим, пишет П. Мазер, «логично предположить, что дети – это основные агенты креолизации и креолизация, по сути, является процессом овладения первым языком».[Мечковская 2000]

Среди креольских языков, которые стали официальными или этнически значимыми, выделяются, например «возникшие на английской основе языки государства Папуа-Новая Гвинея – ток-писин и хири-моту; язык крио в Сьерра-Леоне; язык сранатонга в южноамериканской республике Суринаме» [Мечковская 2000].

Большинство исследователей сходятся во мнении, что пиджинизация языка характеризуется длительным преодолением языкового барьера между представителями отдельных этносов, которые занимают ра