ФОРМИРОВАНИЕ ИСТОРИЧЕСКОГО НАРРАТИВА О РОССИИ 1990-х ГГ.



ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ АВТОНОМНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ

«НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

“ВЫСШАЯ ШКОЛА ЭКОНОМИКИ”»

Факультет гуманитарных наук

ФОРМИРОВАНИЕ ИСТОРИЧЕСКОГО НАРРАТИВА

О РОССИИ 1990-х ГГ.

Выпускная квалификационная работа

по направлению подготовки 46.03.01. История

образовательная программа «История»

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение  3

Глава 1. Складывание предпосылок для изучения России 1990-х гг.  13

  1. Формирование источниковой базы  13
  2. Создание институциональных предпосылок 23
  3. Включение истории России 1990-х гг. в образовательные программы средней и высшей школы 31

Глава 2. Изучение узловых проблем социально-экономического развития России в 1990-е гг.  36

2.1. «Шоковая терапия» 37

2.2. Кризис 1998 г. 50

2.3. Социальные последствия реформ  55

Глава 3. Изучение узловых проблем политической истории России 1990-х гг. 62

3.1. «Дело КПСС»  62

3.2. Конституционный кризис 1993 г.  67

3.3. Политический режим Б.Н. Ельцина 72

Заключение 79

Список источников и литературы 83

Введение

Как мы представляем себе прошлое? Почему мы представляем его именно так? Сами ли мы создаем образы прошлого? Современная историческая наука способна ответить на эти вопросы. Массовая историческая память – многосоставное явление. Большую роль в ее формировании играет государство, создающее образ национальной истории через систему школьного образования —См.: Андерсон, Б. Воображаемые сообщества. М.: Канон-Пресс-Ц, Кучково поле, 2001.. Однако официальную точку зрения на исторический процесс нельзя назвать единственной. Интерес к собственному прошлому побуждает общество – в особенности, если такое общество можно назвать гражданским – создавать различные институции, объединения, целью которых является обсуждение прошлого и выработка собственной точки зрения на него. Различные исторические периоды оставляют больший или меньший след в общественной памяти, в том числе – след эмоциональный. Переход от суждений, основанных на эмоциях, к рациональным суждениям составляет один из шагов от обыденного знания к знанию научному. Преодоление эмоций в создании образа прошлого – важная задача, стоящая перед обществом, пережившим непростое или даже трагичное время. Сравнительно недавно российское общество вышло из подобного времени. В общественном сознании за ним закрепилось название «эпоха девяностых».

На сегодняшний день не существует работы, систематизирующей понимание 1990-х гг. с точки зрения исторической науки. Между тем, существует как историография, посвященная реформам и политическим процессам 1990-х гг., так и комплекс мемуаров непосредственных участников событий. В некоторых случаях они позже вносили вклад и в научное изучение проблемы – как изучая проблематику, так и создавая институции (к примеру, издательство «Фонд современной истории») с той же целью. Изучение истории 1990-х в России происходит, однако само остается непознанным. В то же время, именно оно непосредственно формирует научное представление об этих событиях и процессах. Иными словами, нынешнее российское общество знает о событиях 1990-х (под знанием здесь понимаются не личные воспоминания), но не вполне точно осознает, откуда именно и как именно оно об этом знает. Непосредственные участники событий – Егор Гайдар, Сергей Шахрай, Виктор Шейнис – продолжают присутствовать в общественной жизни или присутствовали до недавнего времени, оказывая определенное влияние на формирование знания о своей деятельности в 1990-е —К примеру, с момента отставки «правительства реформ» в 1992 г. и до смерти Е.Т. Гайдара в 2009 г. было издано 10 его книг.. Диалог об эпохе 1990-х в той или иной степени до сих пор продолжается в российском обществе. Все это подтверждает актуальность данной работы.

Эмоциональность и ангажированность дискуссий создают впечатление незавершенности эпохи 1990-х.Вместе с этим мы можем говорить о том, что основные процессы, проходившие в это время в России, к настоящему моменту уже завершены. Либеральные экономические реформы – либерализация цен, приватизация, предоставление свободы внешнеэкономической деятельности – были осуществлены еще в 1992 г., новый политический режим утвердился в 1993 г., деноминация рубля и экономический кризис произошли в 1998 г. Своеобразную черту подводит фраза В.В. Путина в интервью 2003 года о том, что итоги приватизации пересмотрены не будут —Путин обещает не пересматривать итоги приватизации [Электронный ресурс] Лента.ру, 6.11.2003.URL:https://lenta.ru/economy/2003/11/04/putin/ (датаобращения: 14.02.2017). Можно говорить как о завершении локальных войн – к 2004 г. в Чеченской республике к власти пришло нынешнее (2017 г.) руководство, а режим КТО был отменен в 2009 г., так и об изменении возникшего в 1990-х годах вектора внешней политики России – от «атлантизма» и сотрудничества с НАТО, вплоть до вступления РФ в программу «Партнерство во имя мира» в 1994 году – к дипломатической конфронтации с Западом, начиная с войны в Южной Осетии в 2008 г. и продолжая нынешним «Крымским кризисом». Можно говорить о том, что тренды российской внешней политики 1990-х гг. сегодня уже не имеют силы. К настоящему времени сложились и основные социальные группы новой России. Завершенность процессов предполагает возможность их изучения, однако в случае с «эпохой девяностых» остро встает вопрос об источниковой базе такого исследования. Он также рассматривается в настоящей работе.

Мы уже упоминали о том, что в данный момент работы, в которой был бы представлен анализ отечественной историографии истории России 1990-х гг., не существует. Вместе с этим такие попытки, безусловно, предпринимались в рамках исследования истории России этого периода. А.А. Яник в своей работе «История современной России. Истоки и уроки последней российской модернизации» делает небольшой обзор существующих мнений относительно «переходного периода», однако приводимые им работы принадлежат по большей части экономистам – Маркку Кивинену, Лоуренсу Клейну и др. Будет справедливым отметить, что в его работе присутствуют и историки – И.С. Яжборовская, И. Стародубравская, работа которой в соавторстве с В.Мау «Великие революции от Кромвеля до Путина» подвергается анализу и в настоящей ВКР.

Стоит упомянуть о существовании зарубежной историографии истории России 1990-х гг. – преимущественно западной. После распада СССР и окончания Холодной войны Россия с новой силой начала притягивать взгляды исследователей. Среди наиболее известных работ могут быть названы следующие.

ArchieBrown.Gorbachev, Yeltsin, and Putin: Political Leadership in Russia's Transition

В своей работе Арчи Браун анализирует периоды нахождения у власти М.С. Горбачева, Б.Н. Ельцина и первые годы  В.В. Путина на посту президента: их цели, изменяющиеся идеи, стиль управления, создание институтов, степень влияния на различные стороны политической жизни —Brown A. Gorbachev, Yeltsin, and Putin: Political Leadership in Russia's Transition. Washington Press, 2001.

.

Michael McFaul. Russia’s Unfinished Revolution: Political Change from Gorbachev to Putin

Бывший посол США в России Майкл Макфол делит историю «переходного периода» на три части: «эра Горбачева» (1985-1991), Первая Российская республика (1991-1993) и Вторая Российская республика (1993 – наст. время; книга вышла в 2002 г.). По его мнению, первые два периода были неудачными попытками демократического транзита. Во время третьего периода в России, как считает автор, были построены демократические институты – хотя их, по его мнению, нельзя отнести к либеральной демократии. М. Макфол в своей работе использует не только архивные источники, но и собственный опыт общения с представителями высшей власти в России 1990-х гг. —McFaul M. Russia’s Unfinished Revolution: Political Change from Gorbachev to Putin. Cornell University Press, 2002.

Peter Brian Reddaway. The Tragedy of Russia’s Reforms: Market Bolshevism Against Democracy

Питер Реддевей считает, что значительную роль в проведении российских экономических реформ сыграли приглашенные в Россию западные эксперты. Анализ их влияния на экономическую политику России 1990-х гг. положен в основу данной работы —Peter Brian Reddaway The Tragedy of Russia’s Reforms: Market Bolshevism Against Democracy. USIP Press Books, 2001..

Тимоти Колтон. Ельцин. М., КоЛибри, 2013

Книга представляет собой биографию первого президента России. В работе Т. Колтон использовал методы устной истории: немаловажной частью источников работы являются его беседы с Б.Н. Ельциным, окружением президента и его женой Наиной Иосифовной —КолтонТ.Ельцин.М.,КоЛибри, 2013.

. КнигавышлавСШАв 2011году.

Jerry Fincher Hough. The Logic of Economic Reform in Russia, 1991—1998 (2001), Washington: The Brookings Institution

По мнению Джеффри Хау, рыночные реформы в России провалились - это показал экономический кризис 1998 г. Автор считает, что российская экономика 1990-х гг., вопреки заверениям политической элиты в верности рыночным принципам, имела общие черты с советской экономической моделью. Д. Хау пытается доказать, что произошедшее с российским государством и экономикой никак не связано с гипотетическим «особым путем» России, но является следствием принятия осознанных политических решений —Hough J. F. The Logic of Economic Reform in Russia, 1991—1998. Washington: The Brookings Institution, 2001..

Исследователей, работы которых способствовали выходу его книги, упоминает и Майкл Макфол. Среди них – Джон Данлоп, Стивен Фиш, Томас Ремингтон, Николай Петров, Стивен Смит. Вместе с В. Шейнисом М. Макфол называет имена Арчи Брауна и Джеффри Хау. Необходимо заметить, что практически все (за исключением Арчи Брауна) перечисленные авторы являются не историками, а политологами. Тимоти Колтон, рассуждая об историографии, посвященной Б.Н. Ельцину, отмечает: большинство биографий первого президента России на русском языке «политизированы и эмоциональны», а основная часть вышедших на Западе работ была написана еще до его отставки —КолтонТ.Ельцин.М.,КоЛибри, 2013.С. 11..

В качествеобъекта исследования рассматривается историография истории России 1991-1999 гг.Предметомнастоящейработы представления об истории России указанного периода в исследовательской литературе.Цель работы – реконструировать формирование представлений о данной эпохе. Этим определяются следующиезадачи:

В данном исследовании предпринята попытка рассмотреть историографию истории России 1990-х гг. с опорой на ключевые аспекты этой эпохи: социально-экономические – шоковую терапию, кризис 1998 г., социальные последствия реформ, и политические – декоммунизацию, конституционный кризис 1993 г. и сущность политического режима Б.Н. Ельцина. Почему были выбраны именно они? Перечисленные аспекты являются поворотными точками истории 1990-х гг., так или иначе менявшими или затрагивавшими жизнь большинства граждан. Именно они чаще всего являются предметом исследования в трудах по истории России 1990-х гг. Почему в этот список не были включены Чеченские войны, зачастую определявшие повестку дня во второй половине 1990-х гг.? Эта тема является специальной: большинство исследователей, обращавших внимание на историю России 1990-х гг., не уделяли им пристального внимания. Здесь встает и проблема доступа к архивным документам: в отличие от политической истории указанного периода, военная история пока что не обеспечена ими в должной мере в силу режима секретности.

В качестве источников данной работы прежде всего выступает отечественная историография истории России 1990-х гг. Работы, изданные по истории этого периода за рубежом, оказывают на порядок меньшее влияние на формирование «образа девяностых» в России. В настоящей работе рассматриваются труды Е. Гайдара, И. Стародубравской, В. Мау, В. Шейниса, В. Согрина, А. Яника, Р. Пихои, В. Гросула, С. Кара-Мурзы, С. Глазьева, С. Батчикова, В. Алпатова, А. Донченко.

Также в ходе работы автор обращался к следующим источникам:

Структураработы определяется ее задачами. В первой главе исследуется состояние источниковой базы истории России 1990-х гг.: какие источники доступны, где они находятся, как государство регулирует доступ к ним; дан обзор существующих подразделений высших учебных заведений и общественных организаций, которые в той или иной форме изучают историю 1990-х гг. или популяризируют ее; предпринят анализ деятельности этих организаций. Главу завершает описание ситуации, сложившейся в области государственного регулирования преподавания истории и издания школьных учебников по истории в России. Во второй главе дан анализ историографии, посвященной социально-экономическим вопросам истории России 1990-х гг.; в третьей главе анализируются точки зрения по проблемам политической истории указанного периода.

Теоретико-методологические основания работы состоят в компаративном и герменевтическом методе. Основу работы составляет изучение текстов исследователей истории России 1990-х гг. Для выявления нарратива необходима их интерпретация: следование методам герменевтики, толкования текста. С целью сопоставления полученных нарративов следует применять компаративный метод. При получении данных о государственной политики в области образования – в частности, преподавания современной истории России в школах и вузах – применяется метод устной истории.

Варианты истории России 1990-х гг., созданные государством, общественными объединениями (шире – различными социальными группами) можно назвать нарративами. Исторический нарратив, по Ф. Анкерсмиту – способ репрезентации исторической реальности. В дальнейшем мы будем строить наше исследование, ориентируясь на именно эту трактовку. Появление нарративной философии истории сопряжено с «лингвистическим поворотом» в исторической науке во второй половинеXX в. – помимо «Нарративной логики» Ф.Анкерсмита, оно связано в том числе с работами Х.Уайта и П.Вена —Анкерсмит Ф. Нарративная логика: Семантический анализ языка историков. М.: Идея-Пресс, 2003.

 Вен П. Как пишут историю. Опыт эпистемологии. М.: Научный мир, 2003.

 Уайт Х. Метаистория: Историческое воображение в Европе XIX века. Екатеринбург, 2002.

. Исторический нарратив создается не только с помощью науки  – в его формировании могут участвовать литература, СМИ и публицистика.

Франк Анкерсмит так описывает множественность нарративов: «Иногда такие «образы» или «картины» прошлого даже получают свои собственные имена. Например, термины «Реннесанс», «Просвещение»,  «европейский капитализм начала Нового времени» или «упадок Церкви» в действительности, являются именами «образов» или картин» прошлого, предложенных историками, которые стремились вплотную подойти к прошлому: коннотации, связанные с этими терминами, всегда выражают конкретные историографические интерпретации прошлого. (Спешу добавить, что было бы точнее говорить о «Реннесансах» и «Просвещениях», поскольку их столько же, сколько и историографических повествований по этим предметам —Анкерсмит Ф. Нарративная логика: Семантический анализ языка историков. М.: Идея-Пресс, 2003. – С.144.Подобным образом можно описать и ситуацию, которая сложилась вокруг понятия «эпоха девяностых». Само по себе словосочетание не содержит ничего, кроме указания временного отрезка и слова «эпоха», которое говорит об обладании периодом особых, присущих только ему черт. Однако историография 1990-х гг. знает и другие названия этого периода: «модернизация» —Яник А. История современной России. Истоки и уроки последней российской модернизации (1985-1999). М., ФСИ, Издательство МГУ, 2012., «революция» —Мау В., Стародубравская И. Великие революции от Кромвеля до Путина. Вагриус, М., 2001., «излом тысячелетий» —Пихоя Р.Г. Москва. Кремль. Власть. Две истории одной страны. Россия на изломе тысячелетий». М., 2007. Также распространено название «эпоха Ельцина». Эти словосочетания уже содержат в себе определенные оценки.

Хронологические рамки работы можно представить следующим образом. Началом эпохи мы считаем распад СССР, концом – уход Б.Н. Ельцина с поста президента РФ. Таким образом, хронологические рамки работы (предмета изучения авторов, труды которых мы рассматриваем) – декабрь 1991 г. – 1999 г. Хронологические рамки складывания нарративов – с 2000 г. и по сей день.

Глава 1. Создание предпосылок для изучения истории России 1990-х гг.

§ 1.Формирование источниковой базы

Исследователи современной истории располагают достаточно широкими возможностями привлечения документов и материалов. Источниковую базу таких исследований довольно сложно признать ограниченной: даже в случае политической истории, где основным вопросом является режим доступа в архивохранилища, историк располагает большим полем для маневра: подробно о доступных источниках будет сказано ниже. Дефицит источников в случае изучения даже самых недоступных для обывателя сфер жизни неверно признавать аргументом против существования современной истории, как направления исследований.

Доступ к источникам по истории России 1990-х годов прямо связан с российским архивным законодательством. Определив его положения, связанные с хранением документов федеральных органов государственной власти и передачей их на постоянное хранение, мы сможем сравнить нормы закона с наличием в системе архивов России документов тех или иных институций. Ситуация с законодательным регулированием доступа к Архиву Президента РФ требует отдельного рассмотрения.

Первым законом, регулирующим архивное дело в постсоветской России, стали «Основы законодательства Российской Федерации об архивах», принятые в 1993 г —Основы законодательства Российской Федерации об архивном фонде Российской Федерации и архивах. [Электронный ресурс] Федеральное архивное агентство.URL:http://archives.ru/documents/fz/zakon-fz-1993.shtml (дата обращения: 27.10.2016). Ограничения по использованию документов Архивного фонда РФ даны лишь в общих чертах: согласно ст.20 раздела 5, устанавливалось ограничение на использование документов, содержащих государственную тайну (30 лет) и сведения о личной жизни граждан (75 лет). Сроки сдачи документов органами государственной власти на постоянное хранение этим законом установлены не были. Интересно, что в законе 1993 года существует понятие «тайный архив», упомянутое, за исключением определения, лишь единожды: статьей 7 раздела 3 запрещено создание тайных архивов из документов Архивного фонда РФ.

Следующим (и действующим сегодня) законом в отношении российского архивного дела является Федеральный закон от 22 октября 2004 г. 125-ФЗ «Об архивном деле в Российской Федерации». Он определяет сроки передачи документов на постоянное хранение более детально: в частности, из федеральных органов власти они должны передаваться после 15 лет временного хранения (гл.5, ст.22, п.1). Документы по личному составу, связанные с прохождением государственной службы, до передачи в архивы должны храниться 75 лет (ст.22.1 п.3; остальные документы по личному составу, созданные после 2003 г., хранятся 50 лет).

Архив Президента РФ как отдельное подразделение существовал в 1991-1998 гг. и занимался хранением документов Президента РФ Б.Н. Ельцина и Администрации Президента - после 1998 г. был включен в структуру Администрации Президента как Управление информационного и документационного обеспечения. Также он хранил документы, возникшие в процессе деятельности высших органов ВКП(б) – КПСС в 1919-1991 гг., ряд материалов Государственного комитета обороны, Совета Министров СССР, документы Президента СССР и его аппарата. С 1993 года документы исторической части передавались на хранение в федеральные архивы РФ. Начиная с 2010 г., в соответствии с распоряжением Д.А. Медведева, этот процесс был продолжен, однако сайт Росархива ничего не сообщает о передаче в федеральные архивы документов за 1991-1998 гг. В путеводителях РГАНИ, РГАСПИ и ГА РФ, которые Росархив указывает как получателей документов из Архива Президента РФ, фонды, связанные с первым Президентом РФ и его Администрацией, отсутствуют —О передаче документов исторической части Архива Президента РФ на постоянное хранение в федеральные государственные архивы. [Электронный ресурс] Федеральное архивное агентство.URLhttp://archives.ru/press/060910.shtml (дата обращения: 27.10.2016).

Положение архива Б.Н. Ельцина регулируется следующим образом. Согласно Федеральному закону от 13 мая 2008 г. №68-ФЗ "О центрах исторического наследия президентов Российской Федерации, прекративших исполнение своих полномочий", по окончании исполнения полномочий президента РФ должен создаваться центр (в данном случае это Президентский центр Б.Н. Ельцина) по изучению его наследия. Помимо публичного представления исторических свидетельств и научно-исследовательской работы, такой центр, согласно закону, также «формирует архивный фонд Президента Российской Федерации, прекратившего исполнение своих полномочий, обеспечивает хранение, комплектование, учет и использование документов этого архивного фонда и других архивных документов Центра» (68-ФЗ, ст.3 п.2) —Законодательное регулирование вопросов, связанных с архивным фондом Б.Н. Ельцина, нашло свое отражение и во внесении поправок в Федеральный закон от 22 октября 2004 года 125-ФЗ «Об архивном деле в Российской Федерации»: согласно пункту 5 статьи 11, особенности гражданского оборота документов Архивного фонда Российской Федерации, находящихся в собственности центров наследия, устанавливаются в соответствии с 68-ФЗ. Статья 18 указывает на то, что эти документы подлежат постоянному хранению. Поправки в обе статьи содержатся в 68-ФЗ.

. Однако документы, подлежащие передаче в архивный фонд центра, согласно пункту 3 статьи 4 68-ФЗ, определяет действующая Администрация Президента.

Таким образом, во-первых, порядок передачи документов первого президента РФ в центр наследия – то есть режим доступа к ним – регулируется Администрацией действующего президента. Во-вторых, сегодня в России для президентского архива существует особое, отличное от Федерального закона «Об архивном деле», законодательство.

Электронные путеводители доступны на сайтах федеральных архивов. ВГосударственном архиве Российской Федерациинаходятся фонды Съезда народных депутатов, Верховного совета (14167 ед. хр. —ГА РФ Ф. 10026) и их органов, Федерального собрания (18185 ед.хр. —ГА РФ Ф. 10100) , Министерства юстиции РФ (1380 ед. хр. —ГА РФ Ф. 10259), Высшего арбитражного суда РФ за весь период его существования с 1990 по 2014 год (1527 ед. хр. —ГА РФ Ф. 10278), Конституционного суда (567 ед. хр. —ГА РФ Ф. 10224), Комитета РФ по машиностроению (1992-1996 гг.), Комитета Российской Федерации по металлургии (1992-1996 гг.), Министерства экономики РФ (1991-1999 гг.), Комитета цен при Минэкономики РФ (1992 г.), Министерства путей сообщения РФ (1992-1996 гг.), Комитета РФ по химической и нефтехимической промышленности (1992-1996 гг.), Государственного комитета РФ по промышленной политике (1992-1996 гг.), Министерства труда РФ (1990-1993 гг.), Министерства труда и социального развития РФ (1997-2004 гг.), Государственного Комитета РФ по высшему образованию (1993-1996 гг.), Министерства региональной политики РФ (1998-1999 гг.), Федеральной Службой специального строительства России (1991-1998 гг.), Министерства печати и информации Российской Федерации (Мининфорпечать РФ) (1991-1999 гг.) – все перечисленное находится в фонде Правительства РФ (23547 ед. хр. —ГА РФ Ф. 10200), Российской государственной телерадиокомпании "Останкино" (1991-1995 гг.), , а также общественных организаций: Союза казаков, Конгресса интеллигенции РФ и др. В ГА РФ хранится и фонд С.А. Филатова - руководителя Администрации Президента с 1993 по 1996 год —Электронные описи ГА РФ. [Электронный ресурс] Государственный архив Российской Федерации.URL:http://statearchive.ru/383 (дата обращения: 30.10.2016).

ВРоссийском государственном архиве социально-политической истории хранятся документы политических партий, общественных движений и организаций постсоветской России, поступившие в этот архив в результате целенаправленного комплектования на договорной основе с 1992 года —Список фондов и описей РГАСПИ. [Электронный ресурс] Российский государственный архив социально-политической истории.URL:http://rgaspi.org/funds/spisok_opisei (дата обращения: 30.10.2016).  К числу фондообразователей принадлежат Демократическая партия России (ДПР), Аграрная партия России (АПР), Коммунистическая партия Российской Федерации (КПРФ), Либерально-демократическая партия России (ЛДПР), Народно-патриотический союз России (НПСР), Российский союз молодежи (РСМ). В архиве находятся личные фонды А.В.Бузгалина, А.И.Колганова, Г.Э.Бурбулиса, С.Ю.Глазьева, А.И.Лукьянова и Н.И.Рыжкова —Характеристика фондов РГАСПИ [Электронный ресурс] Российский государственный архив социально-политической истории.URL:http://www.rgaspi.su/funds/characteristics (дата обращения: 30.10.2016).

ВРоссийском государственном архиве Новейшей историидоступны документы двух общественных организаций РФ 1990-х гг. – Союза Коммунистических партий (СКП-КПСС, 1991-1996 гг.) и Союза народовластия и труда (1998-2000 гг.) —Список фондов РГАНИ [Электронный ресурс] Российский государственный архив новейшей истории.URL:http://ргани.рф/fondy/spisok-fondov.shtml (дата обращения: 30.10.2016).

Интересный опыт собирания и хранения источников по истории России 1990-х гг. имеет Историко-архивный институт РГГУ. В 1988 г. в его стенах при участии Б.Илизарова был организован «Народный архив» - коллекция источников личного происхождения по истории повседневности —Илизаров Б. Слово воскрешает, или Прецедент Лазаря. М, 2007. С. 9.. Среди прочего, в этом архиве присутствует читательская почта ряда периодических изданий, в т.ч. журнала «Огонек». Собранный материал содержит источники, отражающие историю России с конца Перестройки и до началаXXI века. Также можно говорить о феномене личных архивов в России 1990 гг. и 2000 гг. – из политических деятелей 1990 гг. их собирали В.Л. Шейнис и А.Н. Яковлев. Архив А.Н. Яковлева оцифрован и доступен по ссылке —Архив Александра Н. Яковлева. [Электронный ресурс]URL:http://www.alexanderyakovlev.org/ (дата обращения: 23.11.2016). Архив по истории Общества «Российские ученые социалистической ориентации» собирал П.С. Осадчий.

Описанные выше источники представляют собой преимущественно делопроизводственные материалы и документы личного происхождения. Остальной корпус источников по указанной проблематике стоит охарактеризовать по видовой принадлежности.Аудиовизуальные источники по истории России 1990-х гг. – кинохроника, записи теле- и радиопередач – хранятся в Российском государственном архиве кинофотодокументов; архивы телеканалов, к сожалению, публичными не являются. Гостелерадиофонд, сегодня являющийся филиалом ВГТРК, не ориентирован на работу с исследователями. Особый комплекс источников представляютсоциологические исследования. Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ) существует с 1987 г. (сначала – как Всесоюзный). На сайте ВЦИОМ представлена база данных по крупным проектам центра с 1992 г. —База социологических данных ВЦИОМ [Электронный ресурс] Всероссийский центр изучения общественного мнения.URL:http://wciom.ru/8 (дата обращения: 05.11.2016)

Воспоминаниякак вид источников имеют ряд особенностей, определяющих специфику работы с ними. Мемуарист субъективен, даже если он стремится изложить ход событий из собственной жизни или жизни страны максимально достоверно. Любая эпоха перемен отражается в сознании людей ярче времен стабильности. Девяностые годы не стали исключением: многие политические и военные деятели создавали мемуары. Имеющиеся воспоминания – это труды политических деятелей: Б.Н. Ельцина («Исповедь на заданную тему», «Президентский марафон»), А.А. Собчака («Хождение во власть»), Е.Т. Гайдара («Дни поражений и побед»), В.С. Черномырдина («Народный премьер, 1990-1998»), Е.М. Примакова («Годы в большой политике»), Б.Е. Немцова («Исповедь бунтаря»). Из воспоминаний  военных можно назвать следующие книги: А.С. Куликова («Тяжелые звёзды»), Н.М. Голушко («В спецслужбах трех государств»), утвержденного Верховным советом в сентябре 1993 года министра обороны В.А. Ачалова («Я скажу вам правду»), приближенных к власти людей: пресс-секретаря Ельцина В.В. Костикова («Роман с президентом») и начальника службы охраны президента А.В. Коржакова («Борис Ельцин от заката до рассвета»). При этом «Исповедь на заданную тему» и «Хождение во власть» не охватывают 1991-1999 годы, однако могут быть полезны при составлении психологических портретов Б.Н. Ельцина и А.А. Собчака. Стоит также заметить, что книга «Тяжелые звёзды» является не мемуарами в строгом смысле, но взглядом на политические события 1990-х гг. бывшего к моменту выхода книги (2002 год) министра внутренних дел России. К настоящему времени еще не существует справочного издания, аккумулирующего данные по мемуаристике новой России. Подобный труд готовился в начале 2010-х на базе Российской Национальной библиотеки. —Л. Горизонтов. Дефицит и избыточность в источниковом обеспечении исследований по современной истории. // Гуманитарные чтения РГГУ – 2010. Теория и методология гуманитарного знания. Россиеведение. Общественные функции гуманитарных наук. Сборник материалов. М.: РГГУ, 2011. – С. 333-341

Дневники —Дневники, с т.з. источниковедения, имеют общие черты с мемуарами, однако им человек доверяет куда более сокровенные вещи: ведь достаточно редко люди думают о возможной публикации дневника во время его ведения. В дневниках могут быть отражены бытовые мелочи, важные для исследователей социальной истории 1990 гг.: ярким примером будет реакция автора на резкое повышение цен в январе 1992 года

(К примеру,http://prozhito.org/notes?date=%221992-01-01%22&diaries=%5B330%5D,http://prozhito.org/notes?date=%221992-01-01%22&diaries=%5B565%5D)

. В рамках проекта «Прожито» (веб-адрес:http://prozhito.org/) доступно 27 дневников, хронологически затрагивающих 1990-е гг. Среди них – дневник Валерия Золотухина, члена Политбюро ЦК КПСС Виталия Воротникова, генерала Геннадия Обатурова, летчика-космонавта Юрия Усачёва и режиссёра Ролана Быкова. Необходимо также отметить такой источник по истории Чеченских войн, как дневник Полины Жеребцовой —П. Жеребцова. Муравей в стеклянной банке. Чеченские дневники 1994-2004 гг. М.:ACT:Corpus, 2014.. Этот документ уникален: очень редко историк может располагать столь подробным дневником, тем более – детским и юношеским.

Периодическая печать России за период с августа 1991 г. по декабрь 1999 г. доступна в Российской государственной библиотеке и Государственной публичной исторической библиотеке. Из 10851 единиц хранения – номеров газет в ГПИБ 1938 ед. хр. вышли с 1991 по 1999 год.

Устная история – междисциплинарный метод сбора данных, применяющийся в истории, антропологии и социологии посредством интервьюирования. С точки зрения источниковедения, источник в данном случае создают два человека: интервьюер и респондент. В Советском Союзе к методу устной истории впервые обратился Виктор Дувакин, с 1967 г. бравший интервью у людей, лично знавших Владимира Маяковского, а впоследствии изучавший историю науки —К примеру, Беседы В.Д. Дувакина с М.М. Бахтиным: (запись 1973 г.). – Москва: Прогресс, 1996.. Записи, созданные Дувакиным и его группой, хранятся в Отделе устной истории Научной библиотеки МГУ. Метод устной истории применим при исследовании истории сообществ 1990 гг., в основном не оставлявших документов: субкультур (панки, хиппи, рокеры, гопники, и т.д.), криминального мира, маргинализованных групп вообще. Примерами работ по современной истории с использованием методов устной истории может служит работа Михаила Ненашева «Последнее правительство СССР —М.Ненашев. Последнее правительство СССР. Личности, свидетельства, диалоги. М., 1993.» и книга «Тишайшие переговоры», представляющая собой записи переговоров представителей конфликтующих сторон под эгидой Русской Православной церкви в октябре 1993 г —Тишайшие переговоры (1—3 октября 1993 г. Запись фонограммы переговоров в Свято-Даниловом монастыре). Сост. А. Яковлев., М. Хромченко, В. Поволяев. М., 1994..

В качестве источника по «эпохе девяностых» также можно использоватьстатистику. Ведением государственной статистики в России после 1991 г. занимается Федеральная служба государственной статистики (Росстат, Госкомстат). С 1992 по 1999 г. Госкомстат издавал «Российский статистический ежегодник», в котором публиковались данные об основных экономических и демографических показателях РФ, рынке труда, уровне жизни населения, потребительском рынке товаров и услуг, ценах, тарифах, промышленности, сельском хозяйстве, капитальном строительстве, транспорте и связи, платежном балансе и внешнеторговой активности Российской Федерации —К примеру, Российский статистический ежегодник. 1994. Статистический сборник / Госкомстат России. – М., 1994: - 799 с.. При поддержке Росстата также публикуются статистические сборники, посвященные отдельным сферам жизни государства и общества – часть этих сборников охватывает период 1990-х гг. —К примеру, Образование в России. 2003: Стат.сб./ Госкомстат России.- М., 2003. - 414 с.

Этнографические исследования.В 1993 году при Институте этнологии и антропологии РАН был создан Центр этнополитических исследований под руководством В.А. Тишкова. С 1997 года Центр ежегодно публикует доклады, посвященные этнополитической ситуации в России и сопредельных государствах, а также с 1994 г. шесть раз в год выпускает Бюллетень Сети этнологического мониторинга —К примеру, Бюллетень Сети этнологического мониторинга и раннего предупреждения конфликтов, N15, 1997.. Также ИЭА РАН с 1992 года издает журнал «Этнографическое обозрение» (шесть номеров в год) —Этнографическое обозрение. Архив номеров журнала. [Электронный ресурс] Институт этнологии и антропологии РАН.URL:http://journal.iea.ras.ru/archive.htm (дата обращения: 24.01.2017).

К настоящему времени исследователи современной истории России уже располагают некоторым количествомопубликованных источников. Наиболее масштабным проектом такого рода является многотомный труд «Из истории создания Конституции Российской Федерации. Конституционная комиссия: стенограммы, документы, материалы (1990—1993)», созданный под руководством члена Конституционной комиссии, депутата Верховного совета РФ Олега Румянцева —Из истории создания Конституции Российской Федерации. Конституционная комиссия: стенограммы, материалы, документы (1990–1993 гг.) : Ред. О.Г. Румянцев. М., 2007.

.

Материалы сети Интернет.Российский сегмент Интернета существует с 1990 года. Основным отличием интернет-источников от традиционных является отсутствие материальной формы. В связи с этим одной из главных проблем Интернет-источниковедения является вопрос их сохранности.  К настоящему времени в Интернете уже созданы собственные форматы: информационные сайты, форумы, блоги, социальные сети. Разработкой академического изучения электронных форматов сегодня занимается ассоциация «История и компьютер».

На основании анализа электронных каталогов ГА РФ, РГАСПИ и РГАНИ можно предположить, что, несмотря на установленный законом срок в 15 лет, к сегодняшнему дню далеко не все федеральные органы власти – к примеру, Верховный суд РФ или Министерство внутренних дел – передали дела в архивы на постоянное хранение. Положение Архива президента Б.Н. Ельцина регулируется особым законом: дела к передаче в Ельцин-центр отбирает действующая Администрация Президента. Мы можем говорить лишь о частичном доступе. Вместе с этим, сегодня федеральные архивы располагают внушительным объёмом документации государственных органов, общественных движений и политических деятелей 1990-х гг. Также существует корпус источников по этому периоду истории России, представленный аудиовизуальными источниками, воспоминаниями, периодической печатью, государственной статистикой, этнографическими и социологическими исследованиями, материалами сети Интернет. Мы можем сделать вывод о том, что в настоящее время исследователи располагают широкими возможностями для обращения к источникам по истории России 1990-х годов.

§ 2. Создание институциональных предпосылок для изучения истории России 1990-х гг.

Функционирование исторической науки сегодня сложно представить без ее институционального оформления. Историки не существуют изолированно друг от друга; изучение прошлого, как и настоящего, более эффективно при координации усилий и обмене опытом. То же можно сказать относительно неакадемического знания о прошлом: формирующееся в России гражданское общество для осмысления и конструирования собственных версий прошлого создает организации, деятельность которых направлена на изучение определенных этапов и аспектов истории России. Все вышесказанное в полной мере относится к эпохе 1990-х гг.

ВМГУ история современной России изучается и преподается сотрудниками кафедры отечественной историиXX-XXI вв. Ю.Я. Терещенко читает курсы «История современной России. 1985-2012 гг.», «Социально-экономическое реформирование современной России в 1990-е гг.», среди его публикаций есть работы, посвященные данному периоду —К примеру, К истории чековой приватизации в России. 1991–1992 гг. // От античности до современности: Сб. статей по отечественной и всеобщей истории, посвящ. акад. РАН, заслуж. проф. Моск. ун-та Юрию Степановичу Кукушкину. М., 2012.

. На изучении современной истории также специализируются А.Ю. Щадрин, при участии которого неоднократно издавались учебники и пособия по современной истории, —Список публикаций А.Ю. Щадрина доступен по ссылке:http://www.hist.msu.ru/Departments/RusHis20/Staff/Shadrin.htm (дата обращения: 24.01.2017) и Ю.А. Щетинов, также автор учебников для средней школы —К примеру, История России. XX - начало XXI века. 11 класс: учебник для общеобразовательных учреждений: базовый уровень. (В соавт. с А.А.Левандовским и С.В.Мироненко) М., 2007-2014.

.

ВСПбГУ изучение современной истории ведется на кафедре новейшей истории России. М.Ф. Полынов читает курсы «Исторические предпосылки Перестройки», «История Перестройки в СССР», «СССР, Россия в период радикальных реформ. 1985–2000 гг.», также современной историей России занимается Е.А. Тарасова, защитившая кандидатскую диссертацию по теме «Российские конституционные кризисы 1992–1993 гг.» (научный руководитель  — А.В. Гоголевский). На историческом факультете СПбГУ она читает курсы «Партии и общественные движения на рубеже XX–XXI вв.» и «Современные политические процессы в России».

В 2003 г. вРГГУ появилась научно-образовательная программа «Новая Россия. История постсоветской России». На ее базе в 2004 г. был создан Учебно-научный центр «Новая Россия. История постсоветской России», занимающийся разработкой актуальных проблем современной истории России. На базе УНЦ с 2005 г. реализовывалась магистерская программа «История коммуникаций России на советском и постсоветском пространстве», с 2007 г. - бакалаврская программа по истории с профилизацией «История современной России» —Концепция направления «Бакалавр истории» с профилизацией «История современной России». [Электронный ресурс] Российский государственный гуманитарный университет.URL:http://unc.rggu.ru/article.html?id=71572 (дата обращения: 24.01.2017). Также Учебно-научный центр занимается подготовкой учебной литературы: с 2004 по 2014 г. его преподавателями издана хрестоматия и восемь учебников по современной истории России —Елисеева Наталья Викторовна. Современная Россия (1985-2010): Хрестоматия Ответственный редактор Н.В. Елисеева. / Авт.-сост.: И.А. Анфертьев, Н. В. Елисеева, П.П. Марченя, Ф.Г. Тараторкин; Н.В. Елисеева. М: Издательство ОГИ, 2014. 864 с.  —К примеру, Отечественная история новейшего времени 1985-2005 гг. / А.Б. Безбородов, Н.В. Елисеева и др.; отв. ред. А.Б.Безбородов. М., 2007..

Созданию Центра исследования модернизацииЕвропейского университета в Санкт-Петербурге в 2008 г. предшествовали издания коллективных монографий, написанных его будущими сотрудниками – «СССР после распада» —Маргания О.Л., Травин Д.Я. (ред.) СССР после распада. СПб.: Экономическая школа. 2007., «Железный Винни-Пух и все, все, все. Либерализм и либералы в российских реформах. —Д. Я. Травин. Железный Винни-Пух и все, все, все. Либерализм и либералы в российских реформах. — СПб.: Дело, 2004. » и др. Центр занимается проблематикой модернизации, как таковой, однако изучение эпохи 1990-х гг. в России входит в спектр его деятельности. Согласно своему уставному документу, Центр содействует подготовке и повышению квалификации работающих по его тематике молодых ученых, проводит семинары, конференции и школы, готовит и распространяет научно-исследовательские публикации и периодические издания, ориентированные как на научное сообщество, так и на широкую общественность —Положение о Центре исследования модернизации. [Электронный ресурс] Европейский университет в Санкт-Петербурге.URL:https://eu.spb.ru/component/flexicontent/559-m-center/2246-2011-08-16-13-29-55 (дата обращения: 24.01.2017). Необходимо отметить, что в Центре сосредоточены преимущественно политологи и экономисты.

Институт российской истории РАН имеет в своей структуре Центр изучения новейшей истории России и политологии, однако среди публикаций его сотрудников работы по современной истории отсутствуют —Основные публикации Центра изучения новейшей истории России и политологии (1990-2010 гг.) [Электронный ресурс] Институт российской истории РАН.URL:http://iriran.ru/?q=centr-12-publ (дата обращения: 24.01.2017)

.

Можно увидеть, что сегодня современная история достаточно широко представлена в российских университетах. Ее преподавание и изучение происходит преимущественно в столицах (к примеру, в Томском или Дальневосточном университетах нет соответствующих кафедр и исследователей). Изучение 1990-х получило определенное научное признание.

Упоминавшийся вышеЕльцин-центр(Фонд «Президентский центр Б.Н. Ельцина») был создан в 2008 г. в соответствии с №68-ФЗ.  В задачи Центра входит сохранение, изучение и осмысление исторического наследия Б.Н. Ельцина. В попечительский совет Центра входит руководитель Администрации Президента Антон Вайно, а также Максим Волошин, Наина Ельцина, Валентин и Татьяна Юмашевы (зять и дочь первого президента), Сергей Шойгу, Анатолий Чубайс. Ельцин-центр продолжает деятельность созданного в 2000 г. Фонда Ельцина, директором которого была Татьяна Юмашева.  Исследовательским подразделением Ельцин-центра является созданный в 2008 году Общественный совет «Уроки 90-х». Его цель – «восполнить недостаток компетентных публикаций по истории 1990-х, возникший на фоне большого числа популистской и спекулятивной литературы. Члены Совета содействуют подготовке и изданию статей, очерков, книг, в которых грамотно излагается история финансовой стабилизации, приватизации, развития банковской системы, местного самоуправления, судебной системы и других институтов современной России —О проекте [Электронный ресурс] История новой России.URL:http://www.ru-90.ru/content/%D0%BE-%D0%BF%D1%80%D0%BE%D0%B5%D0%BA%D1%82%D0%B5

(дата обращения: 24.01.2017)». Председателем совета является научный руководитель НИУ ВШЭ Е.Г. Ясин.

Проект«Открытый университет»(ОУ) появился в 2016 г. Его авторы позиционируют ОУ как площадку онлайн-образования, направленного на распространение знаний о современной истории России. ОУ включает в себя такие курсы, как «Новый человек» (социальная история 1990-2000-х гг.; автор курса – Дмитрий Бутрин), «Дорога к рынку» (экономическая история 1990-х гг., автор – Сергей Гуриев), «Большой транзит» (политическая история 1990-х гг., автор – Кирилл Рогов), «Культура как политика» (история культуры 1990-х гг., автор – Юрий Сапрыкин).

Курс «Большой транзит» создали политологи, историки и журналисты. Кирилл Рогов – ведущий научный сотрудник Института экономической политики им. Е.Т. Гайдара, Григорий Голосов – профессор факультета политологии ЕУСПб, Арсений Рогинский – председатель правления общества «Мемориал», Георгий Сатаров в 1994-1997 гг. -  помощник Б.Н. Ельцина, Александр Черкасов занимается правозащитой в «Мемориале», Тимоти Колтон специализируется на изучении современной истории России. Дэниэл Трейсман преподает российскую историю в Университете Калифорнии, входит в Международный консультативный совет НИУ ВШЭ. Среди авторов курса «Дорога к рынку» профессиональных историков нет: его ведут Сергей Гуриев, Евгений Ясин, Олег Вьюгин, Владимир Гимпельсон, Дмитрий Зимин, Демьян Кудрявцев, Юрий Кузнецов, Элла Панеях и Евгений Чичваркин – экономисты и предприниматели. Та же ситуация с курсами «Новый человек» - среди авторов журналисты, социологи и писатели —Курс «Новый человек» [Электронный ресурс] Открытый университет.URL:https://openuni.io/course/5-course-4/ (дата обращения: 26.01.2017)

, и «Культура как политика» —Курс «Культура как политика» [Электронный ресурс] Открытый университет.URL:https://openuni.io/course/1/ (дата обращения: 26.01.2017)

, уроки для которого готовили в том числе арт-критик Марат Гельман и участница объединенияPussyRiot Надежда Толоконникова.

Таким образом, четыре курса нового образовательного проекта существуют в практически полном отрыве от упомянутых выше центров изучения российской истории – МГУ, СПбГУ и РГГУ. Некоторую роль в создании курсов играют эксперты из НИУ ВШЭ и ЕУСПб. Однако весомая часть курсов, посвященных социальной и культурной истории России 1990-х, подготовлена не академическими учеными, а журналистами, писателями и общественными деятелями. Приходится констатировать, что общественное и академическое изучение истории 1990-х гг. не совсем координировано друг с другом.

12 ноября 2016 г. в рамках фестиваля премии «Просветитель» состоялась презентацияпроекта InLiberty «Семь дат» —Видеозапись презентации проекта «Семь дат. История России по-другому» [Электронный ресурс]  КаналInLiberty на порталеYouTube.URL:https://www.youtube.com/watch?v=Va9ye3C8Qoo (дата обращения: 15.01.2017). Идея авторов проекта состояла в создании в публичном пространстве нарратива истории России, в котором делается акцент на борьбе российского общества за свои права, с соответствующими этому нарративу новыми памятными датами. Выступавшие обратили внимание публики на существование влиятельного государственного нарратива истории России, отражающего, с их точки зрения, события российской истории не в полной мере: память о борьбе общества за свои права в нем практически отсутствует. Именно на этом сделали акцент авторы проекта, среди которых и главный редактор «Нового издательства» Андрей Курилкин. Новые памятные даты предлагалось популяризивать через негосударственные СМИ. Два из семи предложенных памятных дат относятся к эпохе 1990-х: это 21 августа – дня победы сторонников Б.Н. Ельцина в противостоянии с ГКЧП у Белого дома (1991) и 29 января – дня опубликования Указа о свободной торговле (1992). В дискуссии активное участие принимал и предприниматель Дмитрий Зимин, который, как отмечалось выше, входит в число экспертов «Открытого университета».

Фонд современной истории (ФСИ) организован известным политическим деятелем 1990 гг. С. Шахраем и А. Клишасом. ФСИ издает труды, посвященные проблематике современной истории России, и организует конференции – так, одна из них была посвящена 15-летию принятия Конституции РФ —А. Яник. История современной России. Истоки и уроки последней российской модернизации (1985-1999). М.: Фонд современной истории, Изд-во Московского университета. 2012. 760 с.. Однако исследователи имеют в своем распоряжении лишь небольшое количество опубликованных материалов конференций —К примеру,Проблемы изучения и преподавания современной России. Материалы конференции. Изд-во ФСИ. М., 2009.

Организацией левого политического спектра, заинтересованной в развитии собственного нарратива как российской истории 1990-х гг., так Перестройки и распада СССР, является Общество «Российские ученые социалистической ориентации» (РУСО).Консолидация ученых, не принимающих изменения в советском обществе и курс М.С. Горбачева, началась еще во время Перестройки. Это выразилось в создании Ассоциации научного коммунизма (АНК, 1988 г.), некоторые члены которой впоследствии вошли в руководство РУСО. В ответ на указы Б.Н. Ельцина от 23 и 25 августа 1991 г. «О приостановлении деятельности КП РСФСР» и «Об имуществе КПСС и КП РСФСР» ученые-коммунисты создали объединение «В защиту прав коммунистов», членами которого были в т.ч. правоведы Б.П. Курашвили, В.С. Мартемьянов и Б.Б. Хангельдыев, принявшие участие в заседании Конституционного суда по поводу приостановления деятельности компартии. Впоследствии на основе уже существующих групп ученых при участии В. Гросула, Р. Косолапова, В.С. Мартемьянова, Б.Б. Хангельдыева и  П.С. Осадчего было создано Общество РУСО. В нем преобладают ученые преимущественно гуманитарных направлений, существует историческая секция. Деятельность общества описана его членами в обращении «К ученым России»: это развитие учения Маркса, Энгельса и Ленина, разработка теории социализма в современном мире; просветительская работа; выработка предложений и законопроектов, способствующих достижению социальной справедливости; создание программных документов, на основе которых возможна консолидация трудящихся —Обращение к ученым России // Правда. – 1994. – 30 июня. – С.4.

. Общество РУСО имеет свою новостную страницу на сайте КПРФ —Российские ученые социалистической ориентации [Электронный ресурс] Коммунистическая партия Российской Федерации.URL:https://kprf.ru/ruso/ (дата обращения: 01.02.2017).

Современная история привлекает интерес как академических, так и для общественных институтов. В силу небольшого расстояния во времени такая ситуация является нетипичной для знания о прошлом: изучение других периодов истории России общественными организациями ведется значительно меньше. Некоторые общественные организации создаются политизированными социальными группами: к примеру, «Открытый университет» является частью проекта «Открытая Россия», в спектр деятельности которого входит как поддержка кандидатов от либеральной оппозиции, так и правозащита.

Академическое и общественное изучение истории России 1990-х гг. происходит  без ощутимой взаимосвязи: исследователи современной истории из МГУ и СПбГУ не принимают участия в общественных проектах. С «Открытым университетом» сотрудничают исследователи из ЕУСПб, однако они не являются историками. Необходимо отметить, что представителей исторической науки в проекте в принципе немного, а участвующие или не изучают современную историю (Арсений Рогинский), или приглашены из зарубежных университетов (Тимоти Колтон, Дэниел Трейсман). Историки – как внутри университетов, так и за их пределами – делят поле современной истории с представителями политической и экономической науки, причем последние зачастую преобладают.

§ 3. Включение истории России 1990-х гг. в образовательные программы средних и высших учебных заведений

В современном мире весомую часть исторических знаний люди получают на первом этапе социализации в средней школе. Система среднего образования финансируется за счет государства, которое в той или иной степени контролирует процесс обучения. Представляется важным проследить, как российское государство делало это в отношении изучения 1990-х гг. в школе. Для этого автором настоящей выпускной квалификационной работы был использован метод устной истории: дальнейшее изложение основано на интервью с редактором журнала «Преподавание истории в школе» —Интервью с А.Ю. Морозовым. Личный архив автора. А.Ю. Морозовым.

Включение 1990-х гг. в школьную программу по истории произошло раньше начала осознания и изучения этой эпохи историками – в самих 1990-х гг. Прежде всего, это было связано с общим понимаем наступившего периода, как глубоко отличного от предшествующего советского, с пониманием современности как учредительной эпохи, создающей институты и правила общественной и политической жизни на долгое время вперед. Тем более важно, что процесс включения современной истории в образовательный процесс инициировало само общество – первые учебники издавались и вводились без какого-либо контроля или участия со стороны государства. Дискуссии о том, включать ли изучение 1990-х гг. в школьную историю, также не произошло – профессиональное сообщество занимало по этому поводу единую позицию.

Впервые государство предприняло попытки контроля в 2002 г. в связи с выходом учебника Голутского. Этот учебник вызвал широкую полемику: Россия началаXXI века в нем была названа полицейским государством. Общий вывод учебника сводился к тому, что российское общество находится в тупике. С этого момента Федеральный экспертный совет (ФЭС), который был организован при Министерстве образования во второй половине 1990-х гг. и поначалу предъявлял только санитарные требования к учебникам (размер и цвет шрифта, размер полей и т.д.), начал контролировать допуск учебников по истории в российские школы. Это происходило с помощью грифов – сначала он был единым, к концу 2000-х гг. появились грифы «допущено» и «рекомендовано». Вместе с этим нельзя говорить о существовании цензуры – если таковая и существовала после 2002 г., то ограничивалась особыми случаями. Одним из таких был учебник Ионова, изданный еще в 1994 г. - «Российская цивилизация и истоки ее кризиса» —Ионов И.Н. Российская цивилизация и истоки ее кризиса. М., Интерплакс, 1994.. Однако тогда в основном было изменено лишь название.

В наши дни учебник истории перед поступлением в школы проходит несколько стадий проверки и контроля. Учебник должен создаваться в соответствии с Историко-культурным стандартом, содержащим перечень явлений, событий, дат и персоналий, обязательных к изучению в школе. На готовый учебник издательству необходимо получить три рецензии – от Российской Академии наук, Российской Академии образования (РАО) и от общественной организации, имеющей на это право. Авторы учебника – как правило, это коллектив – получают рецензии и при необходимости вносят исправления. Раз в год собирается научно-методический совет Министерства образования, который должен принять решение о включении учебника в федеральный перечень. Если это происходит, то учебник может поступать в школы. В данный момент учебники по истории в России выпускают только три издательства: «Дрофа», «Просвещение» и «Русское слово».

Причины, по которым современная история России появилась в университетах, те же: научное сообщество осознавало учредительный, «устанавливающий» характер эпохи. Работы, посвященные 1990-м гг. в истории России, начали появляться еще вXX веке —К примеру, Согрин В.В. Политическая история современной России (1985-1994). М., Прогресс-Академия, 1994.

. Впервые специализированная программа по современной истории России была разработана уже в 1999 г. в РГГУ Н.В. Елисеевой. Набор студентов  на соответствующую программу магистратуры начался со следующего года. С 2004 г. в РГГУ существует Учебно-научный центр «Новая Россия», в настоящее время являющийся основным учреждением по подготовке историков со специализацией по современной истории России.

Государственное регулирование учебных программ по современной истории России отсутствует. Однако они могут согласовываться с Методическим управлением при историческом факультете МГУ. В целом история 1990-х гг. появилась в вузах в период с 2000 по 2006 г —Интервью с Н.В. Елисеевой. Личный архив автора. Сегодня в некоторых российских университетах на неисторических факультетах курсы современной истории существуют отдельно от основного курса истории страны. В Российской академии народного хозяйства и государственной службы (РАНХиГС) объемный курс по современной истории России читают специалисты кафедры истории Российской государственности и общественно-философской мысли, заведующим которой является исследователь современной истории Р.Г. Пихоя. Также в этой области работал и ректор РАНХиГС В.А. Мау. Курсы по современной истории России читаются и в региональных университетах: к примеру, Н.В. Елисеева сообщает о существовании такого курса в Воронежском государственном университете.

Для того, чтобы какая-либо эпоха начала изучаться историками, необходимо несколько условий. Процессы должны быть завершены: выводы о незавершенных процессах есть прогноз о будущем, а не изучение прошлого. Эта область знания принадлежит политологии. Источники, созданные в результате упомянутых процессов, должны быть доступны – историческое знание базируется на источниках. Наконец, наиболее спорное условие – должно пройти некоторое количество времени: человек, живущий внутри эпохи или же сразу после нее, может быть склонен к эмоциональным оценкам событий. Впрочем, это распространяется не только на недавнее прошлое – достаточно вспомнить о спорах в современном российском обществе относительно сталинского периода. Широко распространено мнение, что лишь по прошествии времени историк может разглядеть эпоху так же, как зритель картину – обоим нужно удалиться на некоторое расстояние от рассматриваемого объекта. В случае исторической науки подобный аргумент нивелируется наличием у исследователя репрезентативных источников об эпохе.

Исследователи современной истории России не испытывают недостатка в источниках. Небольшая дистанция во времени не помешала созданию институций для изучения 1990-х гг. Но если научное осмысление эпохи началось сразу после ее окончания, то в школах история 1990-х гг. начали преподаваться еще до окончания этого десятилетия. Подобная неординарная ситуация была вызвана пониманием наступившего времени, как закладывающего основы для дальнейшего существования России. К настоящему моменту для изучения 1990-х гг. уже существуют развитые институты. Условно их можно разделить на академические (университетские), созданные государством, и обществом, преимущественно либералами. Однако между университетскими и всеми остальными организациями существует дефицит коммуникации.

На наш взгляд, базовые предпосылки для изучения эпохи сформированы. 1990-е гг. в России сегодня можно назвать доступными для изучения исторической наукой.

Глава 2. Узловые проблемы социально-экономической истории 1990-х годов в исследовательской литературе

При изучении историографии России 1990-х гг. в первую очередь необходимо обратить внимание на сформировавшиеся течения. Они прямо связаны в основными политическими группами как современности, так и двух прошедших десятилетий. В то же время мы утверждаем, что такой характер их формирования не сделал историографию политизированной. Данный тезис будет подтвержден в главе ниже. Либералы, находившиеся у власти в 1990-е гг. и перешедшие в оппозицию в 2000-е гг., вероятно, больше других заинтересованы в формировании собственного нарратива: значительная часть российского общества даже сейчас склонна обвинять в социальных потрясениях 1990-х гг. правительство Е.Т. Гайдара. Без имеющего влияние исторического нарратива о радикальной экономической реформе нынешние партии либерального толка в России имеют существенно меньшие шансы получить поддержку общества. Конечно же, было бы неверно рассматривать либеральную историографию 1990-х гг., как продукт массового потребления, на который обращает внимание большая часть населения России. Однако без существования этой историографии реализация просветительских проектов типа «Открытого университета» была бы затруднена. По сравнению с либералами, сторонники действующей власти имеют куда больше преимуществ в популяризации своей версии истории: они обладают существенно большим доступам к средствам массовой информации. Государственный нарратив истории 1990-х гг. строится на противопоставлении «лихих девяностых» стабильным 2000-м гг. Однако, как мы увидим далее, большую часть работ по истории 1990-х, созданных при участии прогосударственных институций, нельзя назвать излишне политизированными. Больше того: несмотря на различное происхождение, работы, изданные «либералами» и участниками прогосударственных институций, фактически создают один нарратив.  Третье направление, в современной России представленное куда меньше, являет собой историография левых, социалистически ориентированных исследователей. Они подвергают критике как осуществленный переход к рыночной экономике, так и способы его реализации. Часть этих исследователей объединена в организацию «Российские ученые социалистической ориентации» (РУСО). Об эмоциональном восприятии левой историографией истории 1990-х гг. в России красноречиво говорит название одного из выпущенных РУСО сборников – «Черная книга капитализма». В современной историографии 1990-х гг. не представлено только одно политическое течение, двадцать лет назад обладавшее заметной популярностью – почвенники националистического толка. Причина этого заключается в том, что начиная с конца 1980-х гг. в такие организации, первой из которых была «Память», довольно редко входили академические ученые, и с течением  времени немногие их участники вошли в органы власти.

2.1 «Шоковая терапия» в исследовательской литературе

В начале 1990-х гг. два явления коренным образом изменили жизнь российских граждан – распад союзного государства и радикальная экономическая реформа, «шоковая терапия». Круг вопросов, на которые стараются ответить исследователи при рассмотрении реформы, можно свести к следующему. Почему рыночная реформа была проведена в такой короткий срок? Действительно ли крупные города Российской Федерации осенью 1991 г. стояли перед угрозой голода? В чем заключались причины провала второго этапа реформы – финансовой стабилизации? Верно ли была проведена приватизация? И главное – была ли реформа в целом успешной, или же ее стоило проводить другими методами и в другом темпе? Вот вопросы, полемика вокруг которых перешла со страниц печатных изданий 1990-х гг. в академические исследования.

Продовольственный кризис, связанный с общим кризисом советской планово-распределительной системы и проявлявшийся прежде всего в сбоях снабжения городов, начал разворачиваться с конца 1980-х гг. Способные свести на нет продовольственную проблему общесоветские программы перехода к рыночной экономике, прежде всего – «500 дней» Шаталина-Явлинского, не достигали реализации, а после начала распада единого государства и вовсе не смогли бы работать. К осени 1991 гг. угроза голода стала реальностью, что стало одной из причин форсирования радикальной экономической реформы в России. Именно так звучит точка зренияЕгора Гайдара относительно скорости начала «шоковой терапии». Архитектор экономической реформы является автором более 10 книг: поднятые вопросы раскрываются в труде «Смуты и институты». Он представляет собой компаративистское исследование, в котором рассматриваются примеры дезорганизации государственных институтов, финансов, экономики и снабжения во Франции «Старого режима», революционной России 1917 г. и в агонизирующем СССР.

Работа Е.Т. Гайдара «Смуты и институты» вышла в 2009 г. в составе книги «Власть и собственность. Смуты и институты. Государство и эволюция», издана при поддержке фонда «Президентский центр Б.Н. Ельцина» и общественного совета «Уроки девяностых» в 2011 г —Е.Т. Гайдар. Смуты и институты. Государство и эволюция. – СПб.: Норма, 2011..  Основная идея книги – влияние революционных потрясений на институты государства, жизнь общества в условиях перехода от старых институтов к новым. Гайдар прямо связывает экономический рост и состояние национальных институтов – экономическое развитие напрямую зависит от их качества —Тамже,С.8.. В работе над своей книгой автор использовал труды по истории русской 1917 г. и Великой Французской революций (Р. Пайпс, А. Токвиль), труды, посвященные вопросам продовольственной политики, дневники и воспоминания участников событий – Деникина, Милюкова, Кутепова, тексты выступлений большевиков – Бонч-Бруевича, Троцкого и др., а также материалы, хранящиеся в ГА РФ.

Автор выстраивает определенную линию повествования: рассказ о крахе СССР с точки зрения смены государственных институтов предваряется обширным историческим экскурсом. Помимо общетеоретической части, где Гайдар анализирует общие черты дезинтеграции «аграрных империй», на примере Великой Французской революции и событий февраля-октября 1917 г. в России он демонстрирует, как в условиях нестабильности, революционных событий изменяются и распадаются армия, органы правопорядка, обеспечение городов продовольствием, налогообложение, отношения центра и регионов, институт частной собственности. Особенно важной здесь представляется точка зрения Гайдара на распад Российской империи: отдельно он останавливается на продовольственной политике и вопросах снабжения в годы Гражданской войны. В третьей главе – «Крах СССР» - акценты расставлены с опорой на материал первых двух глав: голода удалось избежать благодаря скорым радикальным реформам, как и гражданской войны – с помощью решительных действий Б.Н. Ельцина в октябре 1993 г.

Более взвешенную позицию занимаютИ.В. Стародубровская и В.А. Мау. Их труд «Великие революции от Кромвеля до Путина» является сравнительным исследованием экономических и политических циклов революций с целью понять, что может дать опыт российской революции 1985-1991 гг. (авторы считают этот период революцией) для развития общей теории революции, и как российские события этих лет возможно рассмотреть в общей логике ее развития.

Работа следует логике теории революции, впервые изложенной в труде Крейна Бринтона «Анатомия революции» —Brinton, C. The Anatomy of Revolution. VintageBooks, New York, 1965.. Бринтон вывел общую логику революции, ее циклы, которые заключаются в переходе от «старого режима» к новому умеренному, затем радикальному режиму, и наконец – к термидорианскому перевороту. Авторы «Великих революций», сравнивая опыт Английской, Французской революции 1789 г., российских революций 1917 и 1991 гг., опираются на работы А. Токвиля, Ф. Гизо, К. Маркса, Т.Р. Гурра, Т. Скочпола, С. Хантингтона. Предмет исследования – революционные потрясения в своем экономическом и политическом развитии – объединяет эту работу с книгой «Смуты и институты» Е.Т. Гайдара. Однако Гайдар не прибегает к терминологии, созданной К. Бринтоном, и рассматривает развитие и преобразование государственных институтов, придерживаясь скорее логики Д. Норта.

Позиция В.А. Мау и И.В. Стародубровской относительно радикальных экономических реформ заключается в следующем: хотя начальный этап деятельности правительства Гайдара был отмечен положительными сдвигами (преодоление товарного дефицита, восстановление потребительского рынка, преобразование налоговой системы для нужд рыночной экономики, укрепление курса рубля по отношению к доллару, снижение инфляции), за этим последовал кризис нового курса, вынудивший правительство пойти на социальное маневрирование. Политика «шоковой терапии» утратила последовательность, в том числе из-за уступок промышленному и аграрному лобби в Верховном совете —Мау В., Стародубравская И. Великие революции от Кромвеля до Путина. Вагриус, М., 2001. С. 265.. После этого страна вступила в экономический кризис с высокой инфляцией и глубоким спадом производства.

Куда конкретнее в своем труде «Взлет и падение парламента. Переломные годы в российской политике» пишетВиктор Шейнис, избранный в 1990 г. депутатом Съезда. Исследование В. Шейниса посвящено истории высшего представительного органа власти в СССР и России в 1985-1993 гг.: как из авангарда демократических преобразований сначала советский, а потом и российский парламент превратился в основной тормоз экономических реформ в стране. Ответственность за непоследовательно проведенную правительством реформу автор возлагает на Верховный Совет и Съезд народных депутатов: антиинфляционная политика Гайдара после августа 1992 г. потерпела поражение в том числе и по этой причине. Второй причиной стало продолжение работы эмиссионных центров в бывших союзных республиках после распада единого государства —Шейнис В. Взлет и падение парламента. Переломные годы в российской политике (1985-1993). Московский центр Карнеги, Фонд Индем, М., 2005. С. 654.. Упоминает В. Шейнис и о том, что санкция на проведение реформы была дана ЕльцинуV Съездом народных депутатов, на котором была заявлена её программа —Там же, С. 648.. В своей работе В. Шейнис привлекает труды западных исследователей современной истории России (Питера Рэддевела, Майкла Макфола), опирается как на законодательные акты и периодические издания, так и на мемуары. Несомненным плюсом работы являются параллельные вставки аналитических материалов, созданных как по «горячим следам» сразу же после определенных событий, так и в исторической ретроспективе.

В этой связи интересно выглядит позицияА.А. Яника, работа которого «История современной России. Истоки и уроки последней российской модернизации (1985-1999)» издана Фондом современной истории. В 1991-1993 гг. А. Яник работал в Аппарате Верховного Совета РСФСР, в 1994-1996 гг. был помощником заместителя Председателя Правительства, с 1996 г. – в Администрации Президента РФ; в настоящее время является ведущим научным сотрудником Института социально-политических исследований РАН и ведущим экспертом Счетной палаты РФ. Труд А.А. Яника не является компаративистикой, однакодля того, чтобы проследить логику рыночной модернизации советской системы, автор неоднократно делает отсылки к экономическим преобразованиям в других странах и связанным с этими реформами теоретическим концепциям.

В качестве источников автор использует законодательные акты советской и российской власти, периодические издания, статистические сборники и мемуары. А. Яник прямо пишет о том, что угроза голода зимой 1991-1992 гг. не оставляла выбора при рассмотрении вопроса о скорейшей либерализации цен. Кроме того, автор подчеркивает, что Е.Т. Гайдар изначально предлагал сделать это не раньше середины 1992 г. для того, чтобы успеть создать рычаги контроля над денежным обращением —Яник А. История современной России. Истоки и уроки последней российской модернизации (1985-1999). ФСИ, Издательство МГУ, М., 2012. С. 355.. Не последнюю роль в инфляционных процессах А.Яник, как и В. Шейнис, отводит эмиссии рубля в бывших республиках СССР после 1991 г. – процессу распада рублевой зоны посвящен отдельный раздел —Там же, С. 362-371..

А.А. Яник уделяет значительное внимание истории приватизации в России. Соответствующий раздел автор предваряет обзором приватизации в Восточной Европы и странах бывшего СССР. Он опирается на данные мониторинга Европейского банка реконструкции и развития, приводя следующую оценку российской приватизации его экспертов: «она представляет типичный набор проблем, которые возникают при быстрой и плохо подготовленной приватизации в отсутствие адекватных институциональных и правовых рамок с применением непрозрачных процедур —Яник А. История современной России. Истоки и уроки последней российской модернизации (1985-1999). ФСИ, Издательство МГУ, М., 2012. С. 545.». Массовая приватизация, по мнению автора, не достигла заявленных целей: широкий слой мелких собственников и предпринимателей так и не был сформирован. Автор, говоря о современном ему (т.е. выходу книги – 2011 г.) времени, высказывает следующую мысль: «незыблемость итогов приватизации не означает, что правоохранительные органы должны отказаться от проверки законности осуществления конкретных приватизационных сделок». Всю ответственность за негативные эффекты приватизации автор возлагает на исполнительную власть. Эти заявления находятся в контрасте с обычным для работы А.А. Яника взвешенным и нейтральным тоном: в них заложен политический потенциал и оценка возможных событий сегодняшнего дня.

Работой общего характера, затрагивающей период с 1985 г., является и трудР.Г. Пихои «Москва. Кремль. Власть. Две истории одной страны. Россия на изломе тысячелетий». Рудольф Пихоя в целом отдает свои симпатии власти, действующей к моменту выхода книги: свою работу, подчеркивая позитивные перемены в жизни российского общества и государства в первом десятилетииXXI века, он завершает историей России 2000-2008 гг. – двух первых сроков В.В. Путина на посту Президента. Автор не дает конкретных оценок гайдаровской реформе и не связывает прямо продовольственный кризис осени-зимы 1991 г. и скорое начало реформы, хотя и упоминает о его существовании —Пихоя Р.Г. Москва. Кремль. Власть. Две истории одной страны. Россия на изломе тысячелетий». М., 2007. С. 395.. Куда большую роль в преодолении товарного дефицита автор отводит Указу «О свободной торговле» от 29 января 1992 г. —Там же, С. 403., а не либерализации цен, как большинство авторов. Р.Г. Пихоя практически не пишет о чековой приватизации, делая акцент на втором ее этапе – продаже государственных предприятий иностранным инвесторам. Большое внимание он уделяет залоговым аукционам: государство получило кредиты от крупнейших банков под залог акций госпредприятий. После того, как долг не был возвращен, банки стали собственниками заложенных предприятий. Автор не дает каких-либо оценок приведенной схеме.

В своей работе «Политическая история современной России. 1985-2001»В.В. Согрин развивает идеи, изложенные в своем более раннем труде с аналогичным названием, посвященном 1985-1994 гг. Он акцентирует внимание на лидерах, движениях, партиях и их борьбе. Автор придерживается теории модернизации. В силу выхода работы в 2001 г. (а предшествующей – в 1994 г.) В.В. Согрина можно назвать первопроходцем в изучении и обобщении современной истории России.

В оценке самих реформаторов В.В. Согрин близок к В.А. Мау и И.А. Стародубравской: автор называет их «радикалами», но без негативной коннотации. Он предпринимает анализ «радикальной идеологии»: как реформаторы мыслили «шоковую терапию», и как объясняли ее обществу в дореформенный период. В 1991 г. среди политических элит существовала вера в то, что рынок 1) не должен быть регулируемым 2) создаст «средний класс» и вообще окажет благотворное воздействие на экономику, «расставив все по своим местам». В.В. Согрин видит в «радикальной идеологии» черты утопии: так, она строилась на решительном отрицании предшествующего социально-экономического строя, являлась абсолютной альтернативой социализму. Этот утопизм играл на руку Б.Н. Ельцину и его команде: некоторое время после начала реформ он обеспечивал общественную поддержку «шоковой терапии».

Следующим образом В.В. Согрин оценивает приватизацию: она способствовала созданию социальной структуры, основанной на контрастах. Модель «народной приватизации» провалилась: большая часть населения России вложила ваучеры в чековые инвестиционные фонды, подавляющая часть которых нарушила условия договоров с гражданами, исчезнув вместе с их ваучерами. По словам автора, около 60% россиян остались и без акций, и без ваучеров. Выгодоприобретателями чековой приватизации оказались высшие государственные чиновники, «красные директора», спекулянты и криминальные структуры.

По словам автора, рост цен в январе 1992 года не в 3-5, а в 10-12 раз был неожиданностью для правительства, проиндексировавшего заработную плату в бюджетном секторе лишь на 70% —Согрин В. Политическая история современной России. 1985-2001. М., Весь мир, 2001. -  С. 112.. Он не называет реформу успешной, а ответственность за провал стабилизации возлагает на финансовую политику Верховного Совета и контролируемого им Центробанка —Там же. С. 116.. Политическим последствием реформы стал переход Верховного Совета в оппозицию к исполнительной власти: часть депутатов представляла интересы военно-промышленного корпуса, госпредприятий и колхозов - некоторые из них в результате реформы оказывались перед угрозой закрытия.

Левая историография дает общую негативную оценку как Перестройке и распаду СССР, так и произошедшим впоследствии рыночным реформам. В выпущенной РУСО работе «Черная книга капитализма», где описывается становление рыночной экономики во Франции, Германии, США, Японии и России, М.С. Горбачеву предписывается сознательное разрушение СССР —Алпатов В., Гросул В., Донченко А. Черная книга капитализма. М., 2007. – С. 150., а действительным автором программы реформ называется американское правительство: «известно, что все программы развала страны и реставрации звериного капитализма в СССР от «500 дней» до деиндустриализации России были разработаны США и проводились под неослабным контролем американской стороны» —Там же, С. 49.. Несмотря на то, что в состав РУСО входят профессиональные историки, приведенную выше работу можно назвать конспирологической.

Другой уровень аргументации и отстаивания своей позиции можно увидеть в работеС. Кара-Мурзы, С. Батчикова и С. Глазьева «Белая книга. Экономические реформы в России 1991-2001 —Кара-Мурза С., Глазьев С., Батчиков С. Белая книга. Экономические реформы в России (1991-2001). М., 2002.».  Книга представляет собой совокупность таблиц и графиков, отражающих демографические процессы, производство и потребление продуктов, благосостояние населения, состояние промышленности и строительства, сельского хозяйства и транспорта в России. Несмотря на то, что авторы стараются оградиться от возможных обвинений в предвзятости, мы можем судить о ее наличии. «Составители не дают толкования этих фактов, каких-либо политических оценок или выводов… На наш взгляд, фактические данные об уровне производства, темпах обновления основных фондов, о благосостоянии населения свидетельствуют о том, что за период реформ Россию постигла катастрофа». Важно заметить, что под словом «реформа» авторы понимают не экономические реформы правительства Гайдара, а весь период с 1991 по 2001 год. Можно сказать, что под словом «реформа» авторы имеют в виду сам капиталистический строй.

В целом представленные в работе количественные данные служат иллюстрацией бедственного положения страны. Однако авторы, демонстрируя плачевное положение той или иной конкретной отрасли промышленности в РФ 1990-х гг. и относительно неплохое – в РСФСР 1970-80-х гг., не приводят более общих экономических показателей. К примеру, в работе ничего не говорится про замедление экономического роста СССР в целом – в 1961-1970 гг. - 7%, в 1971-1980 гг. – 4,9%, в 1981-1985 – 3,6%, в 1986-1989 – 2,7% —Яник А. История современной России. Истоки и уроки последней российской модернизации (1985-1999). М.: Изд-во Московского университета, 2012. С. 57. Подобный тренд, действительно, не вписался бы в общую логику «Белой книги реформ».

Важным для настоящего исследования является сборник«Россия-2000», также представляющий взгляд на историю России 1990-х гг. с точки зрения левых сил. «Россия-2000. Современная политическая история» - двухтомное издание: первый том содержит хронику и аналитические статьи, второй – биографии общественных и политических деятелей России 1990-х гг. Сборник, редактором которого является А.И. Подберезкин, опубликован РАУ-Университетом. Также в качестве поддержавших издание организаций значится «Духовное наследие». Почему личность редактора и упомянутые организации важны для настоящего исследования?

Алексей Иванович Подберезкин закончил МГИМО. В 1990 г. он создал Российско-американский университет (РАУ) – научную организацию, которая занималась консалтингом зарубежных фирм в Советском союзе. РАУ стал издавать справочники: первым стал "Регистр РАУ-пресс: товары и услуги — производители СССР. 1991". Впоследствии таких справочников было издано около десятка. С 1993 г. Университет вошел в состав РАУ-Корпорации, спектр предпринимательской деятельности которой уже был шире. В это же время (1991-1993 гг.) А.И. Подберезкин руководил группой консультантов А.В. Руцкого. Год спустя создал общественно-политическое движение «Духовное наследие», тесно сотрудничавшее с КПРФ, а также стал одним из лидеров Социалистической единой партии России (СЕПР). Был избран депутатом Государственной думы РФII созыва от КПРФ. В 2000 г. баллотировался на пост Президента.

При изучении биографии автора сборника мы можем заключить о его принадлежности к социалистам. Отразилось ли это на самом сборнике?  Введение очень ярко отражает позицию авторского коллектива —Мы не можем с полной уверенностью говорить о том, что автором введения является именно А.И. Подберезкин. Однако вероятность этого высока.. СССР в нем назван «новой цивилизацией», которая не получила развития по ряду причин: строительства социализма в отсталой стране, «непрерывных атак международного капитализма на нашу страну», дегенерации, разложения партии и высшего руководства. По мнению авторов, в Советском союзе существовало социальное равенство и реальная власть трудящихся, всеобщий доступ к бесплатному образованию и справедливая национальная политика. Эти оценки недавнего советского прошлого сравниваются с положением общества в 1990-е гг.: правда, сравнение проводится не по экономическим показателям —Как это было сделано С. Кара-Мурзой и коллективом авторов в «Белой книге реформ»., а в сфере «деградировавшей» культуры и «подчинения» страны Западу, под которым понимается Международный валютный фонд. Большая часть аналитических статей в сборнике, напротив, весьма выдержана. Недостатком сборника является то, что статьи не подписаны: список авторов без соотнесения с ними дан в конце книги. Аналитика дана по году написания с 1985 по 1999 г —То, что она была создана сразу же после исторических событий – или даже во время их – не должно смущать историка. Здесь важен сам подбор статей, который позволит определить направление мысли авторского коллектива.

.

Статья «Что делать, чтобы спасти российскую экономику от разрушения», посвященная первому году реформ, в этом отношении является исключением: ее автор подписан. Статья является тезисами доклада президента Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) А.И. Вольского на заседании правления РСПП. По его мнению, реформа была закономерной и даже единственно возможной: социалистический путь развития представлял собой тупик. Автор отмечает «личное мужество российского руководства —Россия-2000. Современная политическая история. Под общей редакцией А.И. Подберезкина. М., РАУ-Университет, 2000. С.682», «великое и ответственное терпение российских граждан» и наличие определенных сдвигов вперед. Однако правительство делает шаги медленно и неуверенно, а события идут вразрез с его планами. Развитие кризисной ситуации продолжается. Наблюдается спад производства и снижение уровня жизни россиян.  А.И. Вольский считает, что вместо стабилизации может наступить экономический коллапс. Вторая часть доклада посвящена советам по продолжению реформ и обращению к мировому опыту. Последнее подспудно критикует либеральную экономику: приведенный мировой опыт (экономические реформы в Германии и Японии после Второй мировой войны) связан с государственным вмешательством в экономическую жизнь. Однако автор подчеркивает, что такое вмешательство не должно нарушать законов рынка.

Основной идеей, которую можно увидеть в большинстве текстов о радикальных экономических реформах, является мысль о возможном голоде в крупных городах как катализаторе отпуска цен. Действительно, это сильный аргумент, способный служить оправданием как для действий Е.Т. Гайдара осенью-зимой 1991-92 гг., так и для «шоковой терапии» вообще. Примечательно, что к нему прибегают в разных формулировках: эмоционально окрашенная «угроза голода» (Е.Т. Гайдар, А.А. Яник) и более нейтральный «продовольственный кризис» (Р.Г. Пихоя). Впрочем, идея Е.Т. Гайдара об угрозе голода, подкрепленная анализом продовольственной ситуации как в 1991 г., так и в 1917 г., перешла не во все работы: можно предположить, что большинство исследователей, сделав вывод о достаточной степени обоснованности скорого отпуска цен, стали уделять внимание другим сюжетам. За исключением позиции некоторых социалистически ориентированных исследователей, точку зрения которых можно назвать политизированной, в историографии по вопросу радикальных экономических реформ присутствуют схожие позиции: реформа была необходима и правильно запланирована, но неправильно проведена: за это ответственны как ее создатели, так и тормозивший реформу парламент. Результаты реформы противоречивы – с одной стороны, в России была создана рыночная экономика, с другой, за это пришлось заплатить цену в виде определенных социальных последствий.

Существует спектр мнений, согласно которым либеральные реформы не были успешны, а рыночная экономика в России так и не была построена. Однако они высказывались преимущественно экономистами (к примеру, Петром Авеном). Анализ их точек зрения не входит в задачи данной работы.

2.2 Кризис 1998 г. в исследовательской литературе

Экономический кризис 1998 г. – событие, обусловленное многими факторами и проходившее в несколько этапов. В каждом повествовании о кризисе присутствует определенная логика, которая в конечном итоге и формирует нарратив. Каждому, кто пишет об экономическом кризисе 1998 г., необходимо ответить на следующие вопросы. В чем заключались причины и предпосылки кризиса? Каково было состояние российской экономики в предкризисный год? В чем была суть бюджетного кризиса? Какие меры правительство предпринимало для выхода из него, и чем в итоге это обернулось для российской экономики? Что составляло политический контекст кризиса? Как дефолт повлиял на экономику в долгосрочной перспективе?

Р. Г. Пихоя выстраивает следующую последовательность развития кризиса. В начале 1998 г. в России наблюдался общий, хоть и небольшой, рост ВВП и отдельных отраслей промышленности, ориентированных на внутреннее потребление. Это происходило в условиях снижения цены на нефть. Однако собираемость налогов ухудшилась —По сравнению с каким именно периодом ухудшилась собираемость налогов, автор не уточняет; мнение большинства остальных авторов, работы которых рассматриваются в настоящем исследовании – с 1991 г. налоги собирались плохо в принципе., средств в постоянно дефицитном бюджете стало меньше. Доходы федерального бюджета в январе-октябре 1998 г. составили 58,7% от запланированных. В этих условиях правительство решило прибегнуть ко внутренним заимствованиям – ГКО-ОФЗ. Однако ГКО оказались сверхдоходными, превратившись из источника пополнения бюджета в средство выкачки из него денег. Назначение нового премьера породило опасения в стабильности экономического курса страны (Владимир Мау пишет ровно обратное: назначение С.В. Кириенко было позитивно встречено экономическими агентами). Перечисленные факторы совпали с Азиатским экономическим кризисом. В этих условиях Центральный банк РФ 17 августа 1998 г. объявил об отказе выполнять обязательства по ГКО, что было равнозначно банкротству страны —Пихоя Р.Г. Москва. Кремль. Власть. Две истории одной страны. Россия на изломе тысячелетий». М., 2007 С. 499..

К тому же, на фоне экономического кризиса продолжалось противоборство правительства и Ельцина с Государственной думой (а отчасти служило и его причиной – политическая нестабильность снижала поток иностранных инвестиций в экономику), где большинство принадлежало КПРФ и поддерживающим их в тот момент силам. Назначение Е.М. Примакова способствовало примирению исполнительной и законодательной властей. В этой логике правительство Кириенко было таким же «правительством политических самоубийц», как и правительство Гайдара: за недолгий период нахождения у власти оно приняло максимально непопулярные решения, а затем было отправлено в отставку. Кажется странным, что эта аналогия не появилась в рассмотренных нами работах.

Р.Г. Пихоя отмечает и позитивные факторы, заложенные кризисом, но способствовавшие экономическому росту после 1998 г. За счет снижения заработной платы снизилась себестоимость производства, сделавшая российские товары более конкурентоспособными на внутреннем и внешнем рынках. Это стимулировало рост промышленности, возникший впервые с 1985 г.

В.А. Мау в своей работе «Кризисы и уроки. Экономика России в период турбулентности» рассматривает развитие российской экономики в нестабильные периоды: трансформацию экономической жизни в начале 1990-х гг., кризис 1998 г., кризис 2008 г. и состояние экономики в 2008-2013 гг. Автор считает, что кризис 1998 г. был вызван рядом фундаментальных факторов: большим бюджетным дефицитом и быстрым увеличением внутреннего государственного долга, ухудшением состояния платежного баланса и ошибками в осуществлении антикризисных мер. Основной причиной финансового кризиса В.А. Мау называет неспособность всех российских правительств обеспечить принятие и исполнение реалистичного бюджета. Автор, замечая, что в начале осени 1997 г. российская экономика имела позитивные тенденции, считает началом кризиса 27 октября 1997 г.: в этот день индексDowJonesIndustrial —DowJonesIndustrial – фондовый индекс, отражающий стоимость акций 30 крупных американских компаний. Среди них, в частности, присутствуетExxonMobil, в 1990-е гг. инвестировавшая в нефтяную промышленность России. упал на рекордные для концаXX в. 554 пункта. Развитию кризиса способствовали и просчеты Центрального банка. Так, В.А. Мау отмечает, что допуск 1 января 1998 г. нерезидентов РФ к рынку ГКО был ошибкой. В дальнейшем отсутствие поддержки антикризисной программы правительства С.В. Кириенко со стороны ГД РФ и недостаточная помощь МВФ не позволили избежать девальвации рубля. Однако, как пишет В.А. Мау, именно кабинету Кириенко удалось предотвратить дальнейшее развитие кризиса —Мау В. Кризисы и уроки. Экономика России в эпоху турбулентности. М., Изд-во Института Гайдара, 2016. С. 105..

В.А Мау, говоря об экономической стороне кризиса, стремится объяснить и его политическую природу. Его вывод состоит в следующем: причиной бюджетного кризиса являлась политическая нестабильность, ограничивающая возможность и готовность государства осуществлять налогообложение. Следствием этого являлся дефицит бюджета. К тому же, будучи в 1990-е гг. по уровню экономического развития одной из последних в ряду демократических стран, Россия несла бюджетную нагрузку на уровне США. Демократический режим, низкий уровень экономического развития и эффективное налогообложение несовместимы. В России 1998 г. была попытка сочетать эти факторы, что привело к возникновению и развитию кризиса.

Следующее об экономической ситуации 1998 г. пишетВ.В. Согрин. Меры исполнительной власти по преодолению кризиса только усугубили его: ГКО дали лишь краткий эффект, в итоге сильно ударив по бюджету, а объявление дефолта спровоцировало панику среди населения и серьезный кризис банковской системы России. По мнению В.В. Согрина, фискальный пакет антикризисных мер С.В. Кириенко был «крайне недостаточным». Автор – единственный в историографии современной истории России, кто пишет о назначении С.В. Кириенко на должность для отвода удара от В.С. Черномырдина. Однако кабинет С.В. Кириенко, в отличие от коллег Е.Т. Гайдара, вовсе не осознавал собственную роль «правительства самоубийц». Причины кризиса В.В. Согрин видит как в недальновидной политике правительства В.С. Черномырдина, так и в катастрофической ситуации со сбором налогов: автор приводит статистику, согласно которой в 1998 г. сбор налогов составил треть от плана (10 млрд. рублей к 30 млрд.).

А.А. Яник, рассматривая историю 1990-х гг., отдельно останавливается на экономическом кризисе 1998 г. Он  выделяет 17 августа 1998 г. как день объявления дефолта, не раскрывая подробно экономические предпосылки кризиса. Автор отмечает, что кризис банковской системы (выразившийся в том числе в отказе некоторых банков выдавать гражданам их собственные сбережения), рост инфляции и девальвация рубля привели «к самым негативным последствиям для населения —Яник А. История современной России. Истоки и уроки последней российской модернизации (1985-1999). М.: Изд-во Московского университета, 2012. С. 492.». Однако в целом, как пишет А. Яник, кризис способствовал оздоровлению российской экономики и дал толчок к будущему экономическому росту.

В сборнике«Россия-2000» есть две статьи, посвященные природе экономического кризиса 1998 г. Одна из них, названная «Бюджет-98 и экономика России» написана, судя по всему, до 17 августа 1998 г. В ней четко определено: необходима смена курса преобразований. Государственная Дума —Речь о ГД РФII созыва, в которой на тот момент большинство имели коммунисты и их сторонники. В их числе тогда был и редактор сборника А.И. Подберезкин. выступает за смену курса, Правительство, слушая Международный валютный фонд – за его продолжение —Россия-2000. Современная политическая история. Под общей редакцией А.И. Подберезкина. М., РАУ-Университет, 2000. С. 815.. Россия, считают авторы, не должна была принимать программу макроэкономической стабилизации МВФ и последовать примеру Китая. «Бюджетом-98 Правительство открыто говорит народу: “Голодайте!”». Исполнительная власть обвиняется в том, что никак не среагировала на Азиатский экономический кризис. Ужесточение налоговой дисциплины признается недостаточной мерой для пополнения бюджета – ею, по мысли авторов, должно стать восстановление производства в реальном секторе экономики.

Другая статья является более взвешенной. Ее общий смысл совпадает с предыдущим текстом: «Главная причина, по которой народное хозяйство страны не может выбраться из глубочайшего кризиса – экономический курс, проводившийся политическим режимом на протяжении последних семи лет». Этому заключению предшествует анализ сложившейся ситуации. Кризис в Юго-Восточной Азии стал лишь толчком к российскому: причины слабости и уязвимости отечественной экономики – внутренние. Они заключаются в сокращении производства на протяжении предшествующих кризису лет, неправильное использование ренты с природных ресурсов, многочисленные заимствования на внешнем и внутреннем рынках, ориентация производства на внешних покупателей. Допуск нерезидентов к ГКО был ошибочным: несмотря на краткий позитивный эффект, в дальнейшем он возымел среднесрочные негативные последствия. Заявление о банкростве, как считают авторы, лишь усугубило кризис. В качестве мер по преодолению кризиса предлагается создать «систему государственного регулирования и контроля экономических процессов, структур и институтов, соответствующую реалиям сегодняшнего дня».

В существующей историографии в основном достигнут консенсус по поводу причин, хода и последствий экономического кризиса 1998 г. Исследователи признают, что одной из причин бюджетного по своему характеру кризиса являлась низкая собираемость налогов. Широкое распространение государственных кредитных обязательств (ГКО) в историографии считается ошибочной мерой. Особую позицию занимают авторы сборника «Россия-2000», заявляя о том, что причиной кризиса является общий либеральный экономический курс с 1992 г.: по их мнению, российская экономика нуждалась в куда большем государственном вмешательстве.

2.3 Социальные последствия реформ в исследовательской литературе

Любая реформа направлена на улучшение политического, социального или экономического строя в обозримом будущем. Б.Н. Ельцин, анонсируя «шоковую терапию» наV Съезде народных депутатов, сказал впоследствии известную фразу: «Хуже будет всем примерно полгода, затем – снижение цен, наполнение потребительского рынка товарами. А к осени 1992 г., как я и обещал перед выборами – стабилизация экономики, постепенное улучшение жизни людей». Эти ожидания не оправдались. Социальные последствия «шоковой терапии», проведенной непоследовательно, стали печальной страницей российской истории. Именно они являются тем полем, где исследователи левого толка могут проявить свою позицию в полной мере: практически каждая подобная работа затрагивает эту тему. В российском левом и лево-этатистском дискурсе присутствует общее мнение о социальной политике Советского государства второй половиныXX в., как о весьма удачной. С. Кара-Мурза даже отмечает: «СССР в ходе трудных проб и ошибок он показал, что жизнь общества без разделения на избранных и отверженных возможна» —Кара-Мурза С. Крах СССР. М., 2013.. Конечно, такая картина заметно контрастирует с российской социальной реальностью 1990-х гг., но нисколько не соответствует советской. Другим мнением, распространенным в левой среде, является несоответствие капиталистического строя «исконным способам» экономической и общественной жизни в России.  В целом же исследователи сходятся в одном: за радикальные экономические реформы российским обществом была заплачена слишком высокая цена.

Р.Г. Пихоя рисует довольно мрачную картину. Российские граждане стали больше пить, меньше читать и ходить в театры. Значительная часть населения жила ниже прожиточного минимума —Пихоя Р.Г.Москва. Кремль. Власть. Две истории одной страны. Россия на изломе тысячелетий. 1985-2005. — Русь-Олимп, Астрель, АСТ, 2007. С. 485. Численность населения России сократилась. «Рушилось прежнее устройство жизни»: автор пишет о шоке, который испытывали рабочие при виде остановки производства на заводе, где проработали большую часть жизни, хозяйки – при виде новых цен на продукты.

Отвечая на вопрос о социальной цене радикальной экономической реформы, авторы сборника«Россия-2000» прямо заявляют о «драматической ситуации трехкратного снижения уровня жизни в течение двух лет реформ —Там же. С. 766.», «резком обнищании народа —Там же. С. 899.» и демографической катастрофе, как его следствии. Сложившуюся экономическую систему авторы именуют «гайдароэкономикой» —Этот термин без всякого сарказма спустя 3 года без всякого сарказма в своей работе использовал и В. Согрин.. «Грабительская приватизация» привела к «практически бесплатной раздаче имущества узкому кругу лиц —Там же. С. 899.». Здесь авторы не совсем правы: перераспределение собственности произошло в результате не только приватизации, как части реформ Е.Т. Гайдара, но и посредством залоговых аукционов в 1995 г —Впрочем, залоговые аукционы фактически оказались одним из этапов приватизации..

Е.Т. Гайдар не пишет подробно о социальной цене реформ. Это можно объяснить несоответствием теме книги – общество в данном случае не представляет собой один из тех институтов, о которых пишет архитектор экономической реформы. Подобная информация, к тому же, несколько противоречила бы стремлению Е.Т. Гайдара оправдать проведенную им «шоковую терапию».  Ее социальные последствия лишь мельком упоминаются при описании защиты Б.Н. Ельциным курса реформ и команды Е.Т. Гайдара от критики со стороны Верховного совета: со слов Б. Немцова приведена реакция Ельцина на увиденное и услышанное в процессе поездки Президента по Нижегородской области и бесед с гражданами в 1992 г.: «Господи, что я наделал —Е.Т. Гайдар. Смуты и институты. Государство и эволюция. – СПб.: Норма, 2011. С. 145.». Е.Т. Гайдар, впрочем, ниже пишет о мужестве главы государства в принятии непопулярных мер.

В.В. Согрин приводит данные Института социально-политических проблем РАН. Реальные доходы населения к концу 1992 г. упали на 44% по сравнению с началом года. Доля расходов на питание в среднем за этот год составила 60%, у семей с детьми и пенсионеров – 80-90%. Цены выросли в 26 раз, обесценив сберегательные вклады населения. Усилилось неравенство в распределении национального дохода. В.В. Согрин заключает, что «Россия превратилась в общество резких социальных контрастов —Согрин В. Политическая история современной России. 1985-2001. М., Весь мир, 2001. С. 123.».

В «Великих революциях от Кромвеля до Путина» социальные последствия радикальной рыночной реформы упоминаются лишь вскользь.В.А. Мауи И.В. Стародубравская иллюстрируют их двумя графиками: уровня социальной поляризации в России (коэффициент Джини) и доли населения России с доходами ниже прожиточного минимума —Мау В., Стародубравская И. Великие революции от Кромвеля до Путина. М., Вагриус, , 2001. С. 315..

Иную точку зрения в своей работе представляетА.А. Яник. Задавая вопрос о том, как изменился уровень жизни россиян в 1989-2009 г., автор ссылается на результаты исследования, проведенного НИУ ВШЭ, представленные наXII международной конференции по проблемам развития экономики и общества —Уровень и образ жизни населения России в 1989-2009 гг.: Доклад кXII международной конференции по проблемам развития экономики и общества./ Андрущак Г.В., Бурдяк А.Я., Гимпельсон Г.Е. и др., рук. авт. колл. – Ясин Е.Г. М.: ГУ-ВШЭ. 2011.. Исследователи сравнивали показатели конечного потребления за указанный период и пришли к следующим выводам: за 1989-2009 гг. уровень жизни в России вырос почти в полтора раза. Пик предпринимательской активности пришелся на 1992 г.: в этот год 16% доходов всех домохозяйств были получены от предпринимательской деятельности. Сводный индекс благополучия за 1989-2009 гг. – совокупная возможность покупки рыночных товаров и услуг, жилья и потребления нерыночных услуг (образования и здравоохранения) – равен 1,32. Авторы сравнивают рыночную трансформацию в России с аналогичными процессами в Монголии, Болгарии и Польше: наша страна прошла этот этап хуже последней, но на порядок лучше Монголии и Болгарии —Яник А. История современной России. Истоки и уроки последней российской модернизации (1985-1999). ФСИ, Издательство МГУ, М., 2012. С. 621..

А.А. Яник в целом оптимистично оценивает социально-экономические изменения в России за 20 лет, не затрагивая подробно пореформенный период. Он лишь упоминает о росте цен в несколько раз —Там же. С. 385.. Автор пишет, что переход к свободному ценообразованию не вызвал массового протеста —А.А. Яник, тем не менее, упоминает о демонстрации против либерализации цен, прошедшей 23.02.1992: «люди готовы были терпеть». А.А. Яник также уделяет внимание феномену финансовых пирамид: возрастание роли денег наряду с отставанием в правовом регулировании, экономической неграмотности населения и веры помощь государства в случае неудачи привело к тому, что большие массы населения (максимальное число вкладчиков «МММ» оценено автором в 10-15 млн.) пострадали в ходе финансовых спекуляций —Там же. С. 436..

Следующую оценку социальным последствиям реформ даетВ.В. Шейнис:за выход из исторического тупика, приобщение к «величайшему изобретению мировой цивилизации – рынку», снятию угрозы хозяйственного коллапса и насыщение потребительского рынка товарами была заплачена «исключительно высокая цена». Столь значительное сокращение заработков в национальном масштабе, по мнению автора, было уникальным в мировой истории. Автор считает, что общество не было подготовлено к последствиям реформ, не предвидело издержки и не осознавало неотложности «шоковой терапии» —Шейнис В. Взлет и падение парламента. Переломные годы в российской политике (1985-1993). Московский центр Карнеги, М., Фонд Индем, 2005. С. 655..

В оценке социальных последствий реформ сходятся практически все исследователи: цена «шоковой терапии» была исключительно высокой. В.В. Шейнис добавляет, что такая цена была заплачена за действительно важное приобретение – выход из исторического тупика. Особняком стоит А.А. Яник – единственный автор, который говорит об общем улучшении уровня жизни. Однако он приводит данные за больший период, захватывая и время стабилизации экономики – 2000-2009 гг. Мы можем предположить, что нежелание А.А. Яника выделять период 1992-1999 г. сознательно и связано с его стремлением показать скорее позитивные перемены на более протяженном отрезке времени, нежели действительно драматичную картину социальных потрясений 1990-х гг.

В исследованиях социально-экономических процессов в России 1990-х гг. можно выделить два нарратива. Их отправной точкой является отношение к радикальной экономической реформе. В рамкахпервого «шоковая терапия» представляется, по выражению В.В. Шейниса, выходом из исторического тупика. Ошибки в ее проведении – в частности, срыв финансовой стабилизации – первый нарратив связывает с сопротивлением Верховного совета, ставшего в оппозицию исполнительной власти. Противоречивые результаты реформы, таким образом, обусловлены политической нестабильностью. Снижение уровня жизни – исключительно высокая, но необходимая цена перехода к рынку; общество, однако, не было к нему подготовлено. По признаку одобрения реформы Е.Т. Гайдара мы можем именовать такой нарратив «либеральным».

Второй нарратив состоит в осуждении самой сути реформы: в его рамках подчеркивается необходимость существенно большего регулирования экономических процессов. Проведение «шоковой терапии» и отстранение государства от контроля экономической жизни обусловило социально-экономические беды 1990-х гг.: значительное ухудшение уровня жизни и экономический кризис 1998 г. Противоречивые результаты реформы в этом случае обусловлены её несоответствием социально-экономической ситуации в России 1991-1992 гг. По признаку предложенной экономической альтернативы – усиления государственного вмешательства в экономику - мы можем назвать этот нарратив «левым».

Глава 3. Узловые проблемы политической истории России 1990-х годов в исследовательской литературе

Экономическая жизнь России 1990-х гг. тесно связана с политической. Конструкция власти в 1992-1993 гг. определила ход и степень реализации радикальной рыночной реформы. Сама «шоковая терапия» стала предметом острой политической борьбы между исполнительной и законодательной властями, завершившейся вооруженным противостоянием в столице. Принятие новой Конституции в декабре 1993 г. после этих событий и выборы в новый парламент изменили устройство высшей государственной власти. Президентские полномочия были существенно расширены. Это позволяет говорить о политическом режиме 1994-1999 г. как о режиме Б.Н. Ельцина.

Глава начинается с не менее важного сюжета – отражения в историографии борьбы вокруг запрета коммунистической партии. На тот момент это была все еще мощная структура, насчитывающая 15 миллионов членов, руководство которой в августе 1991 года поддержало ГКЧП.

3.1. «Дело КПСС»

Сращивание государственного и партийного аппарата произошло еще на ранних этапах истории Советского государства. Шестая статья Конституции СССР 1977 г. объявляла КПСС «руководящей и направляющей силой общества», «ядром политической системы». В течение Перестройки в рамках КПСС возникли платформы, выступавшие за различные пути развития страны; с ускорением перемен в 1990-1991 гг. члены партии начали массово покидать ее. Во время событий 19-21 августа 1991 г. партийный аппарат или поддержал путчистов, или занял выжидательную позицию. На следующий день после завершения путча Б.Н. Ельцин своим указом приостановил деятельность Коммунистической партии РСФСР, а 6 ноября 1991 г. запретил деятельности КП РСФСР и КПСС на территории России. Эта мера вызвала сопротивление со стороны части Съезда, 37 депутатов которого подали заявление в Конституционный суд о признании указов Президента неконституционными. Однако процесс «декоммунизации» так и не был начат. Не были расследованы преступления, совершенные членами партии против собственного народа на протяжении всего периода существования СССР, не был введен запрет на профессии. Как к этому относиться? Были ли принятые меры – запрет деятельности партии – адекватны сложившейся ситуации? Стоило ли начать репрессии против партии, или даже ее запрет был излишним? Рассуждая о «деле КПСС», исследователи делают попытку ответить на эти вопросы.

В.А. Мау иИ.А. Стародубравская отмечают: опыт мировой и российской истории говорил новой политической элите о том, что радикальные реформы необходимо проводить без масштабных социальных конфликтов —Мау В., Стародубравская И. Великие революции от Кромвеля до Путина. М., Вагриус, 2001. С. 195.. Даже выборочная люстрация членов КПСС, несомненно, вызвала бы подобный протест. В подтверждение авторы приводят фразу Е.Т. Гайдара: «Возможен был путь на радикализацию радикальной фазы. Ну, скажем, условно говоря, попытаться: закон о люстрации; массовый поход на красную номенклатуру; снятие директоров, а не компромисс;«рубка голов» председательскому корпусу… Я вел линию на притушение радикальной фазы, чтобы не перевести ее в режим гражданской войны, которая казалась мне реальной угрозой. Я сознательно предпочитал покупать у них власть, а не объявлять на них крестовый поход» —Там же. С. 196..

Р.Г. Пихоя, напротив, довольно подробно описывает подготовку процесса и суд по «делу КПСС». Это можно связать в том числе и с личным участием автора в событиях: готовя свою защиту, исполнительная власть запросила некоторые партийные документы, хранящиеся после указа Б.Н. Ельцина в государственной архивной системе. В 1992 г. ее главой был Р.Г. Пихоя. Аргументируя необходимость запрета деятельности партии, он приводит текст указа от 6 ноября 1991. «О деятельности КПСС и КП РСФСР»: репрессивные действия в отношении рядовых членов партии недопустимы, однако столь же недопустимым выглядит реанимация партийного аппарата, способного, по мнению Б.Н. Ельцина, «подмять под себя ростки российской демократии».

Строго говоря, опасения президента не были беспочвенны: во время августовского путча высшие звенья партийного аппарата поддержали путчистов. Текст Указа гласит: «Стало очевидным, что пока будут существовать структуры КПСС, не может быть гарантий от очередного путча или переворота —Указ Президента РСФСР от 06.11.1991 г. № 169 «О деятельности КПСС и КП РСФСР».». Р.Г. Пихоя называет процесс по «делу КПСС» странным и утверждает, что президентская сторона совершила ошибку: рассмотрение дела в суде общей юрисдикции позволило бы говорить о преступлениях, совершенных членами партии в 1917-1985 гг., что существенно увеличило бы шансы выиграть процесс. В Конституционном суде же обсуждалась степень соответствия президентских указов Конституции 1977 г. Решение суда автор называет элегантным. КС ушел от вопроса от конституционности КПСС и КП РСФСР, подтвердив законность указов, но и не запретив создавать новые коммунистические партии в России. Суд, по впечатлению Р.Г. Пихои, стремился сохранить лояльность и Президенту, и Верховному совету. «Перед нами образец политического баланса, редчайший по мастерству» —Пихоя Р.Г. Москва. Кремль. Власть. Две истории одной страны. Россия на изломе тысячелетий. М., 2007. С. 413..

В.Л. Шейнис не дает однозначной оценки произошедшему. Указы Президента, по его словам, «не являлись, мягко говоря, юридически бесспорными». Однако КПСС он сравнивает с НСДАП, подчеркивая, что на счету коммунистической партии, возможно, даже больше преступлений уже в силу более продолжительного нахождения у власти. «Нюрнбергский процесс не повторился: решение суда оказалось более, чем осторожным, а общественный резонанс – слабым» —Шейнис В. Взлет и падение парламента. Переломные годы в российской политике (1985-1993). Московский центр Карнеги, Фонд Индем, М., 2005. С. 631..

В.В. Согрин приводит обоснование запрета КПСС и РКП, данное С.М. Шахраем: эта организация была не политической партией, а «государством в государстве», надстройкой над государственным организмом, потому ее ликвидация не противоречит демократическим принципам —Согрин В. Политическая история современной России. 1985-2001. М., Весь мир, 2001.С. 91.. Автор ограничивается перечислением фактов. Практически не уделяют внимания декоммунизацииЕ.Т. Гайдар иА.А. Яник.

Единственной публикацией в сборнике «Россия-2000» по рассматриваемому вопросу является текст выступления Н.И. Рыжкова на заседании Конституционного суда РФ. Надо полагать, что составители сборника рассматривали его речь одновременно и как наиболее убедительное выступление в защиту партии, и как наиболее репрезентативный источник. Н.И. Рыжков – член ЦК КПСС с 1981 г., член Политбюро и председатель Совета министров СССР в 1985-1990 гг. Задавая вопрос о том, как он выстроил защиту партии на судебном заседании, мы также задаем вопрос о том, как составители сборника представляют этот процесс уже для истории.

Почему, с точки зрения Н.И. Рыжкова, КПСС не должна быть запрещена?

Состоятельны ли аргументы Н.И. Рыжкова, а, следовательно – авторов сборника? Если сращивание партийных и государственных органов и было конституционным, то лишь до 1990 г. (отмены 6 статьи Конституции 1977 г.). Распад союзного государства – событие, к которому привела сумма многих факторов; дезинтеграция СССР началась еще в 1989 г. с «парада суверенитетов» в Прибалтике, а ново-огаревский процесс был прерван не запретом партии, а событиями 19-21 августа 1991 г. в Москве. Но самой слабой стороной выступления бывшего Председателя Совмина СССР является игнорирование обвинений партии в поддержке путчистов. В тексте указа прямо говорится о том, что существование КПСС создает риск нового переворота.

Таким образом, мы можем говорить о том, что в историографии нет единого мнения относительно указов Б.Н. Ельцина о приостановке деятельности КП РСФСР и о запрете КПСС и российской компартии, а также о последовавшем судебном процессе. С одной стороны, правомерность указов Президента признается недостаточной (В.В. Шейнис), с другой – его действия представляются обоснованными (Р.Г. Пихоя) —Необходимо заметить, что правомерность указов и политическая целесообразность их принятия не противоречат друг другу. Однако в данном случае само допущение «революционной необходимости» противоправных действий новой власти являлось предметом дискуссии, что представил в своей работе В.Л. Шейнис.. Составители сборника «Россия-2000» занимают однозначную позицию: неправильно и незаконно было запрещать партию.

       3.2. Конституционный кризис 1993 г.

Политическая дискуссия приобретает куда большую эмоциональность, когда речь идет о пролитой крови. Тем не менее, в историографии по отношению к событиям сентября-октября 1993 г. в Москве, а также ко всему политическому процессу с апреля этого года сохранен академический тон. Исследователи обращают внимание на следующие вопросы. В чем заключались причины конфликта между исполнительной и законодательной властями? Возможно ли было избежать обострения конфликта до 21 сентября 1993 года, и если да, то как? Насколько тактика сторон соответствовала целям, которые они ставили перед собой? Мог ли Верховный совет и его сторонники победить? Наконец, каковы итоги противостояния?

Позицию, представленную во вступлении к«России-2000», в разное время называли «почвенничеством», «державным патриотизмом»: российское общество и государство имеет особенные по сравнению с Европой черты развития («особый путь», названный здесь «новой цивилизацией»), а потому не должно заимствовать модели политического, экономического и общественного развития извне. Эта точка зрения была близка и большинству в Белом доме в 1993 г. Несомненным достоинством «России-2000» является то, что в аналитических статьях «державный патриотизм» практически не отразился.

Противостояние президента и парламента отражено в трех статьях: «Референдум: в чем смысл конфликта властей?», «Уроки октября 1993 г.» и «Российская трагедия». Их создание спустя недолгое время после событий не должно смущать историка. Здесь важен сам подбор статей, который позволит определить направление мысли авторов.

Их позицию можно свести к следующему. В новой Конституции необходимости не было: дополненная Конституция РСФСР 1978 г. содержала «серьезные гарантии демократических преобразований» —Россия-2000. Современная политическая история. Под общей редакцией А.И. Подберезкина. М., РАУ-Университет, 2000. С. 708.. Съезд и Верховный совет можно упрекнуть в некомпетентности: часто законы, которые они принимали, были скорее декларациями. Если Ельцин проявлял «революционное нетерпение» в отношении реформ, то его бывшие соратники по демократическому лагерю перешли на консервативно-охранительные позиции. Исполнительная власть в сборнике прямо не обвиняется в провоцировании событий 3-4 октября, но ей ставят в вину неисполнение обещаний: слова о том, что армия не будет втянута в конфликт, сменились утверждениями о предотвращении ею гражданской войны. Ельцин, по мнению авторов статей сборника, в дальнейшем будет строить жесткую вертикаль власти.

В.В. Согрин предваряет главу о событиях 1993 г. рассуждением о том, что России больше подходил строй президентской республики, нежели парламентской. Этому, как считает автор, способствовали как особые условия переходного периода и отсутствие сильных партий (необходимых в парламентской республике), так и особенности российского политического сознания наряду с размерами страны. В.В. Согрин считает, что политическая линия Верховного совета к осени 1993 г. почти срослась с коммунистической и державно-патриотической риторикой одновременно. Действия сторонников Верховного Совета 3 октября автор называет «решительными —Согрин В. Политическая история современной России. 1985-2001. М., Весь мир, 2001.С. 155.» в контексте возможного отстранения Б.Н. Ельцина от власти: в этом его позиция расходится с мнением В.Л. Шейниса, считавшего действия ВС 3 октября знаком скорее безрассудства и отчаяния. После изложения фактологической стороны В.В. Согрин представляет существующие точки зрения на расстрел Белого дома: позиции сторонников Ельцина и ВС нам уже известны, третья же представленная в работе заключалась в том, что обе стороны использовали глубоко неправильные методы. Победителей нет.

А.А. Яник, следуя логике своей работы, которая заключается в прослеживании процесса модернизации, рассматривает события 1993 г. в контексте экономической политики. Верховный совет и Б.Н. Ельцин придерживались разных точек зрения на этот вопрос. ВС радикализировался, вследствие чего развитие событий пошло по силовому сценарию. Автор приводит факты и не дает оценок случившегося.

Следуя теории революции,В.А. Мау иИ.А. Стародубравская выделяют три группы методов, которыми может пользоваться власть в  радикальной фазе. Это распространение среди населения единой мобилизационной идеологии, террор и маневрирование между интересами групп. В условиях свободных СМИ и демократического характера революции широкое распространение идеологии было невозможно. Власть, учитывая исторический опыт России, старалась не прибегать и к террору, избрав своей главной тактикой третий вариант. Однако переход Верховного совета в оппозицию означал его выступление от «умеренных» сил —В теории революции политические течения именуются «радикальными» и «умеренными» по степени разрыва со «Старым режимом», а не по применяемым методам. Экономическая программа ВС, связанная с большим объемом вмешательства государства в экономику, чем программа Е.Т. Гайдара, в данном случае соответствует «умеренной» программе.. Этим обуславливался конфликт между исполнительной и законодательной властями. Авторы, не называя победителей и побежденных, описывают общественные настроения: общество, уставшее от бурной политической жизни, не было готово к насилию. В.А. Мау и И.А. Стародубравская приводят данные социологических опросов: в 1993 г. (до 21 сентября) 40% опрошенных выступали за роспуск Верховного совета и Съезда. В качестве сдерживающих факторов также названа общая гуманизация общества после Великой Отечественной войны, а среди политических элит – возможность применения оружия массового поражения —Мау В., Стародубравская И. Великие революции от Кромвеля до Путина. Вагриус, М., 2001. С. 196.. Авторы заключают, что в 1985-1999 гг. Россия никогда не была так близка к гражданской войне, как в сентябре-октябре 1993 г —Там же. С. 206..

Участник событий Е.Т. Гайдар занимает наиболее однозначную позицию. Он прослеживает взаимоотношения Президента и Верховного совета начиная с августа 1991 г. Автор делает акцент на стремлении Б.Н. Ельцина к компромиссам с ВС: ценой стало «ухудшение качества экономической политики во втором полугодии 1992 г.». Е.Т. Гайдар пишет о наличии в системе государственного управления людей, которые симпатизировали коммунистической власти и по возможности саботировали решения президента. Лидеры оппозиции в тексте автора радикальной реформы выступают как политики, лишенные высоких моральных качеств: «Большинство в Верховном совете подчинялось людям, которые не признают этических рамок и демократических норм —Е.Т. Гайдар. Смуты и институты. Государство и эволюция. – СПб.: Норма, 2011.  С. 154.», «безответственные и опасные экстремисты —Там же. С. 156.». Пишет Е.Т. Гайдар и о личном участии в конфликте: выступив по телевидению вечером 3 октября, он призвал москвичей выйти к зданию Моссовета и поддержать исполнительную власть. Более наглядными обвинения в сторону оппозиции делает приведенный автором список оружия, изъятого в Белом доме после его взятия. К положительным итогам победы Б.Н. Ельцина и его сторонников Е.Т. Гайдар относит предотвращение гражданской войны и принятие новой Конституции, обеспечившей политическую консолидацию власти.

Для настоящей работы важной представляется позиция непосредственного свидетеля событийВ.Л. Шейниса. Новость о принятии указа «О поэтапной конституционной реформе…» застала автора с коллегами во время командировки в Брюссель: только 23 августа 1993 г. они смогли вернуться в Москву. В. Шейнис, и раньше негативно относившийся к постепенной радикализации ВС, в тот вечер зашел в Белый дом в последний раз перед столкновениями 3-4 октября.

Главным для Шейниса являлся вопрос о том, был ли достижим компромисс. Выходом из тупика могли бы стать перевыборы президента и парламента —Говоря о времени до 21 сентября 1993 г., Шейнис отвергает такую альтернативу.. Однако, как пишет автор, лидеры оппозиции не были способны принять разумное решение —С. 516.. На роль «третьей силы», способной организовать переговорный процесс, претендовали лидеры регионов и Русская православная церковь. Однако переговоры под эгидой Церкви были сорваны, а представители регионов не обладали необходимым влиянием. Как постановление ВС о прекращении полномочий Б.Н. Ельцина, так и Указ 1400 были неправомерными, считает автор. Могла ли победить оппозиция, поставившая себя, по выражению В. Шейниса, «вне закона и морали» —С. 530.? Только чудом, отвечает автор. Чуда не произошло. В работе приводятся данные социологических опросов, согласно которым в сентябрьские и октябрьские дни 1993 г. исполнительную власть поддерживали 60-70% москвичей, тогда как законодательную – 10-20%. Между тем, уверенность Р.И. Хасбулатова в победе строилась на вере в общественную поддержку и в меньшей степени – в переход на сторону ВС воинских формирований. Однако армия игнорировала приказы назначенных Верховным советом силовых министров. Итоги В. Шейниса по отношению к событиям 1993 г. неутешительны: демократы «потерпели победу». Разгон Верховного совета бросил тень на принятую позднее Конституцию и существенно затормозил развитие парламентаризма в России.

Таким образом, историография (за исключением Е.Т. Гайдара, позиция которого однозначно политизирована) дает сдержанную оценку событиям 21 сентября – 4 октября 1993 г. в Москве. Даже симпатизирующие левым силам авторы сборника «Россия-2000», не одобряя действий исполнительной власти, заявляют о некомпетентности Верховного совета. Обобщить существующие мнения можно следующим образом: обе стороны использовали методы, далекие от соответствующих правовым нормам, а победа демократов не принесла им триумфа.

3.3. Политический режим Б.Н. Ельцина.

Нахождение первого президента России у власти можно четко разделить на два периода: 1991-1993 гг. и 1993-1999 гг —М.Макфол  по аналогии с историей Великой Французской революции называет их «Первой» и «Второй» российскими республиками.. В первый период власть Б.Н. Ельцина была в значительной мере ограничена Верховным советом. После событий сентября-октября 1993 г. на всенародном референдуме в декабре была принята новая Конституция, давшая Б.Н. Ельцину существенно большие по сравнению с предшествующим периодом полномочия. Политическая система, существующая в России с 1993 г., характеризуется как президентская республика: формирующего кабинет премьер-министра назначает глава государства, он же вправе распустить Государственную думу и назначить новые выборы в том случае, если она три раза не утвердит кандидатуру премьера.

В 1993-1999 гг. в России сложились финансово-промышленные группы, получившие благодаря залоговым аукционам определенное политическое влияние. Появились олигархи, сосредоточившие в своих руках значительные ресурсы – экономические и медийные. Вместе с этим уровень жизни большинства населения страны продолжал оставаться низким. Общественный консенсус в этот период так и не был достигнут, а действия исполнительной власти подвергались суровой критике со стороны как общества, так и Госдумы. Таким образом, второй период нахождения Б.Н. Ельцина у власти, в силу увеличившихся полномочий президента названный его именем, определенно должен был породить дискуссии.

В.А. Мау иИ.А. Стародубравская рассматривают события российской истории 1985-1999 гг. в логике теории революции. Политический режим, сложившийся после 1993 г., авторы называют термидором. Его суть заключается в трансформации от радикализму к умеренности и реализму в политике. Каковы характерные признаки такого режима, согласно теории революции К. Брейтона? В.А. Мау и И.А. Стародубравская выделяют следующие —Мау В., Стародубравская И. Великие революции от Кромвеля до Путина. М., Вагриус, 2001. С. 165..

1)Социальная усталость. Народные массы деполитизируются.

2)Ориентация социальных групп на частные интересы.Некоторые группы, принимавшие участие в революции, уже получили от нее выгоду и в период термидора стремятся к достижению собственной выгоды. Новые элитные группы, возникшие в результате революции, начинают борьбу за собственность и влияние.

3)Интересы элиты начинают играть определяющую роль.Власть ищет новую социальную базу именно в этой среде.

4)Укрепление режимапри отсутствующем социальном консенсусе: опираясь на элиты, власть, тем не менее, вынуждена маневрировать между интересами различных групп.

На процессах формирования и эволюции новых элитных групп, а также на их борьбе авторы и делают акцент в исследовании российского «термидора». Они в обзоре формирования новых элит ссылаются на исследование О.В. Крыштановской —Крыштановская О.В. Трансформация старой номенклатуры в новую политическую элиту. // Общественные науки и современность. 1995. №1. С. 61. и повторяют основные ее положения —Мау В., Стародубравская И. Великие революции от Кромвеля до Путина., М., Вагриус 2001. С. 210. Указ. соч.: 70% новой элиты составляли выходцы из номенклатуры (причем сильнее всего это сказалось в регионах), элита стала моложе и образованнее, произошло усиление региональных элит. В числе новых противоборствующих элитных групп названы «красные директора» (люди, создававшие бизнес до 1991 г. при помощи номенклатурных привилегий) и «новые коммерсанты» (пришедшие в бизнес после 1991 г.). «Красные директора» в итоге потеряли влияние, а «коммерсанты» приобрели, особенно после залоговых аукционов. Сами аукционы охарактеризованы как неконкурентная продажа предприятий заинтересованным банкам —Там же. С. 219..

В.В. Согрин уделяет куда больше уделяет внимание экономическим процессам после 1993 г., нежели политическим. Он делает акцент на укрепление сырьевого капитала, в частности, в нефтяной и газовой промышленности. Автор пишет о непрозрачности и неконкурентном проведении залоговых аукционов. Так, на первом из них «Норильский никель» был продан за 170 млн. долл. ОНЭКСИМ-банку, хотя банк, заявка которого была отклонена, предлагал 340 млн. Историк прямо говорит об искусственном характере «черного вторника» 11 октября 1994 г., который, по его мнению, был организован властью для уменьшения дефицита бюджета. Автор описывает следующую схему: после обвала курса рубля население и юридические лица поспешили обменять национальную валюту и обесцененные рубли осели в бюджете, благодаря чему курс был восстановлен.

Складывающиеся после 1993 г. способы взаимодействия внутри политической элиты В.В. Согрин сравнивает с клиентельными отношениями. Усиление власти Б.Н. Ельцина автор связывает с расширением такой сети и приобретением влияния клиентами Ельцина. Особую роль здесь играют институты, в которых состояли «клиенты» – в частности, Администрация Президента. Именно в это время она становится центром разработки стратегии исполнительной власти —Согрин В. Политическая история современной России. 1985-2001. М., Весь мир, 2001. С. 187. Указ. соч..

А.А. Яник не останавливается подробно на характеристике политического режима Ельцина после 1993 г., однако пишет об обвинениях в адрес Президента в связи с частым использованием «указного права» —Яник А. История современной России. Истоки и уроки последней российской модернизации (1985-1999). М., ФСИ, Издательство МГУ, М., 2012. С. 425. Указ. соч.. Автор также призывает не переоценивать могущество и роль олигархов этого периода: против этого, по словам А.А. Яника, говорит то, что многие из них разорились в ходе финансовых кризисов 1995 г. и 1998 г.

Р.Г. Пихоя, как и его предшественники, обращает внимание на изменение состава политической элиты, ссылаясь на вышеприведенную работу О.В. Крыштановской. По его словам, после 1993 г. благодаря новой Конституции складывается подлинная многопартийность. Законодательная власть по сравнению с периодом 1991-1993 гг. становится более ответственной и налаживает пути взаимодействия с исполнительной властью. Автор останавливается на плохом состоянии здоровья президента, которое становится фактором внутренней политики. Р.Г. Пихоя упоминает о залоговых аукционах и проникновении бизнеса во власть, однако не делает выводов о «подкупе» Ельциным финансово-промышленных групп и не пишет о неконкурентном характере аукционов —Пихоя Р.Г. Москва. Кремль. Власть. Две истории одной страны. Россия на изломе тысячелетий». М., 2007 С. 489. Указ. соч..

Авторы сборника «Россия-2000» дают режиму Б.Н. Ельцина предельно строгую оценку. Во многом эта оценка совпадает с заявлением депутатов ГД РФ, готовивших в 1999 г. импичмент: тогда они обвинили Президента в  распаде СССР, неправомерности Указа 1400 и последовавших за ним действий, развязывании войны в Чечне, подрыве обороноспособности государства и геноциде собственного народа. Это заявление приводится и в сборнике —Россия-2000. Современная политическая история. Под общей редакцией А.И. Подберезкина. М., РАУ-Университет, 2000. С. 883. Авторы отмечают сращивание бизнеса с государственным управлением, сравнивают полученные Б.Н. Ельциным по Конституции 1993 г. полномочия с положением абсолютного монарха —Там же. С. 884. По их мнению, ельцинский режим «обостряет и укрепляет социальные противоречия, духовно-нравственную деградацию» общества.

Созданные исследователями образы политического режима Б.Н. Ельцина в 1993-1999 гг. различаются по степени полноты картины. В труде Р.Г. Пихои отражен факт проникновения бизнеса во власть через залоговые аукционы, однако им самим не дана какая-либо оценка. В.В. Согрин добавляет к этому неконкурентный характер аукционов и «близкие к финансовым махинациям» действия власти в экономической сфере – таковыми он считает события «черного вторника» 11 октября 1994 г. Политическую жизнь в этот период, по его мнению, характеризует формирование клиентельных отношений. Больше всего критики на режим Б.Н. Ельцина обрушивают авторы сборника «Россия-2000», позицию которых можно соотнести с заявлением готовивших импичмент в 1999 г. депутатов левых фракций Госдумы. Пожалуй, наиболее нейтральная оценка дана В.А. Мау и И.А. Стародубравской. В своем исследовании они обращали внимание на состав новой элиты и ее борьбу за ресурсы и влияние. Период 1993-1999 гг. в контексте теории революции они сравнивают с «термидором» - временем прихода к власти прагматиков и относительной стабилизации режима при отсутствии социального согласия.

Любопытна разница в интерпретации данных О.В. Крыштановской В.В. Согриным, Р.Г. Пихоей и А.А. Яником. Если первые два автора пишут о почти 70% бывших членов номенклатуры в составе новой властной элиты, то А.А. Яник - о том, что «около 35% людей из политической команды Ельцина никогда прежде не входили в номенклатуру —Яник А. История современной России. Истоки и уроки последней российской модернизации (1985-1999). М., ФСИ, Издательство МГУ, М., 2012. С. 416. Указ. соч.». В.В. Согрин говорит о равнодушии государства к нуждам обманутых вкладчиков финансовых пирамид. А.А. Яник же приводит довольно обширный список мер, принятых государством по защите граждан от подобных случаев в дальнейшем —Там же. С. 440..

При рассмотрении оценок политического процесса в России 1990-х гг. методами нарративной философии можно заметить, что два нарратива («либеральный» и «левый»), выделенные в предыдущей главе, здесь обнаруживают куда больше общего, нежели отличного. Исключением является спектр мнений о «деле КПСС». В логике первого нарратива указы Президента юридически спорны, но обоснованы: партию после провала поддержанного ее структурами путча было необходимо скорее запретить. «Левый» нарратив состоит не в признании указов неконституционными (хотя на суде цель левых сил была именно в этом), но в представлении их как необоснованных, неправильных и ненужных. Разница между нарративами, таким образом, в этом случае заключается в оценке роли КПСС как 19-21 августа 1991 г., так и после путча.

Разгон Верховного совета в логике обоих нарративов предстает как осуществленный неправильными методами. «Левые» признают некомпетентность законодательного органа. Президентская сторона, одержав победу в вооруженном противостоянии, не признается победителем: силовой характер прекращения деятельности ВС бросает тень на последующие политические события – принятие новой Конституции и выборы в Государственную думу РФ.

При рассмотрении сложившегося в результате принятия новой Конституции политического режима нарративы различаются скорее по степени критики, обращенной к режиму Б.Н. Ельцина, нежели по своей сути. Если «либеральный» нарратив обращает внимание на неконкурентный характер сыгравших не последнюю роль в создании олигархии залоговых аукционов, то «левый» прямо заявляет об их «грабительском» характере и геноциде населения России. Политический режим 1993-1999 гг. в историографии в целом подвергается довольно строгим оценкам.

Заключение

Историческая наука – лишь один из факторов, создающих массовые представления о прошлом. Их формирование внутри самой науки играет огромную роль в том, что она даст обществу, какое знание преподнесет, какие представления и образы сделает авторитетными. На сегодняшний день «эпоха девяностых» на основе значительного комплекса источников уже начала изучаться профессиональными историками.

Необходимо заметить, что 1990-е гг. в истории России, составляя отдельный этап, в то же время являются частью более продолжительной эпохи. Как и 1990-е гг., она имеет несколько названий – «большой транзит», «модернизация», «трансформация» и датируется 1985-1999 гг. Ее суть – в радикальном изменении политического, экономического и социального уклада жизни в России. Изучение 1990-х в истории страны тесно связано с изучением как «Перестройки», так и «большого транзита» в целом.

Закончился ли «большой транзит» с уходом Б.Н. Ельцина с поста президента? Исследователи по-разному отвечают на этот вопрос. Большинство ученых говорит о том, что к первой половине 2000-х гг. в России были созданы устойчивые политические и экономические институты, сформировались основные социальные группы. Время радикальных реформ и перемен прошло. Иную позицию занимают В.А. Мау и И.А. Стародубравская. Они считают, что с приходом к власти В.В. Путина Россия вступила в последнюю стадию революционного цикла – период постреволюционной диктатуры. С этой точки зрения, «большой транзит» России еще не завершен.

Одним из феноменов историографии истории России 1990-х гг. является наличие внушительного числа работ, написанных самими участниками событий. Большинство из них воспринимают 1990-е гг. как «учредительную» эпоху: время, когда создавались институты и правила, по которым страна будет жить последующие несколько десятилетий. Осознание собственного участия не просто в политической жизни и государственном управлении, а в создании истории, основ общественной жизни для огромной массы людей побуждало и побуждает участников событий писать о 1990-х гг. наравне со стремлением создать свой нарратив. В некоторых случаях они критикуют собственные действия или действия институтов, в работе которых принимали участие. Примером этому может служить мнение министра внешних экономических связей России в 1992 г. Петра Авена по поводу экономических реформ начала 1990-х гг —Авен П. К вопросу о крахе либеральных реформ в России // Коммерсант-Daily, №3, 1999..

В настоящей ВКР определены нарративы, существующие в историографии 1990-х гг.: либеральный и левый. Оба нарратива представляют политический режим Б.Н. Ельцина 1993-1999 гг. с разной степенью критики и взвешенно оценивают события октября 1993 г. Ключевое различие либерального и левого нарративов состоит в отношении к радикальной рыночной реформе, и шире – к необходимой степени вмешательства государства в экономическую жизнь. В рамках левого нарратива чаще отмечаются промахи исполнительной власти в осуществлении реформ. Главной ее ошибкой в экономической политике всех 1990-х гг. называется недостаточный контроль над экономической жизнью страны. «Левый» нарратив, однако, желаемой альтернативой представляет скорее не социализм, а социально ориентированную рыночную экономику. Также мы должны сделать важный вывод: в рассмотренных работах симпатия тем или иным идеям не искажает полученное историческое знание. Политизированность той или иной работы, за некоторыми исключениями, может проявляться в предложении альтернатив, но никак – в сознательной деформации знания.

В настоящей работе официальному нарративу истории России 1990-х гг. уделено очень мало внимания. Почему мы практически не рассматриваем его? Дело в том, что, несмотря на значительное присутствие официального нарратива в российских СМИ, он практически не отразился в отечественной историографии указанного периода. Работа А.А. Яника, изданная при поддержке государственного Фонда современной истории, целиком и полностью следует в логике либерального нарратива – имея, однако, некоторые отличия. В частности, автор почти не пишет о тяжелых социальных последствиях радикальной экономической реформы.

Примером работы, представляющей государственный нарратив, можно назвать труд Г.И. Герасимова «История современной России. Поиск и обретение свободы —Герасимов Г.И. История современной России. Поиск и обретение свободы. М., Институт общественного проектирования, 2008.». В настоящей ВКР мы не подвергали данную работу анализу. Она, безусловно, содержит сформулированные научно исторические представления, но является учебником для вузов, а потому не может быть отнесена к историографии периода в строгом смысле. Логику труда Г.И. Герасимова передает следующая фраза из его работы: «Смысл отечественной историиXX – началаXXI века заключается в поиске и обретении свободы российским народом». Автор уверен, что ко времени издания книги российское общество и государство твердо встало на соответствующий путь: «Понятно, что это будет держава, жизнь в которой будет свободной и достойной для ее граждан —Там же. С. 11.».

Нарративы имеют свою динамику, которую в контексте данной ВКР можно проследить по времени выхода работ исследователей. Левый нарратив имел определенное влияние в начале 2000-х гг. В работах этого периода (к примеру, в книге В.В. Согрина) политика исполнительной власти 1990-х гг. критикуется больше, нежели в последующих трудах. Определенное влияние на историографию оказал выход работы Е.Т. Гайдара «Смуты и институты. Государство и эволюция» в 2009 г. К 2012 г. можно говорить о том, что в историографии истории России 1990-х гг. либеральный нарратив является доминирующим.

Современная история России изучается не только исторической наукой. В настоящей ВКР мы охарактеризовали общественные институции, также проявляющие интерес к истории 1990-х гг. Как правило, это организации, созданные российскими либералами. Они вносят свой вклад в формирование нарративов – его изучение, однако, выходит за рамки данной работы. В результате исследования деятельности и персоналий этих общественных институций, а также университетских подразделений (кафедр, учебных центров) был получен следующий вывод: университетское и общественное изучение истории 1990-х гг. испытывает дефицит коммуникации.

Сегодня исследователи современной истории России располагают обширным комплексом источников, сетью общественных институций и сложившейся историографией эпохи. С течением времени и новыми дискуссиями знание о 1990-х гг. в истории нашей страны будет дополняться, уточняться и совершенствоваться.

Список литературы

Brown A. Gorbachev, Yeltsin, and Putin: Political Leadership in Russia's Transition. Washington Press, 2001.

McFaul M. Russia’s Unfinished Revolution: Political Change from Gorbachev to Putin.Cornell University Press, 2002.

Reddaway P.B.  The Tragedy of Russia’s Reforms: Market Bolshevism Against Democracy. USIP Press Books, 2001.

Hough J. F. The Logic of Economic Reform in Russia, 1991—1998.Washington: The Brookings Institution, 2001.

Алпатов В., Гросул В., Донченко А. Черная книга капитализма. М., 2007.

Анкерсмит Ф. Нарративная логика: Семантический анализ языка историков. М.: Идея-Пресс, 2003.

Вен П. Как пишут историю. Опыт эпистемологии. М.: Научный мир, 2003.

Гайдар Е.Т. Смуты и институты. Государство и эволюция. – СПб.: Норма, 2011.

Жеребцова П. Муравей в стеклянной банке. Чеченские дневники 1994-2004 гг. М.: ACT: Corpus, 2014.

Илизаров Б. Слово воскрешает, или Прецедент Лазаря. М, 2007.

Из истории создания Конституции Российской Федерации. Конституционная комиссия: стенограммы, материалы, документы (1990–1993 гг.) Ред. О.Г. Румянцев. М., 2007.

Кара-Мурза С., Глазьев С., Батчиков С. Белая книга. Экономические реформы в России (1991-2001). М., 2002.

Кара-Мурза С. Крах СССР. М., 2013.

Колтон Т. Ельцин. М., КоЛибри, 2013.

Мау В., Стародубравская И. Великие революции от Кромвеля до Путина. М., Вагриус, 2001.

Ненашев М. Последнее правительство СССР. Личности, свидетельства, диалоги. М., 1993.

Пихоя Р.Г. Москва. Кремль. Власть. Две истории одной страны. Россия на изломе тысячелетий. М., 2007

Россия-2000. Современная политическая история. Ред. А.И. Подберезкин. М.: РАУ-Университет, 2000. Т.1-3.

Согрин В.В. Политическая история современной России (1985-1994). М.: Прогресс-Академия, 1994.

Шейнис В. Взлет и падение парламента. Переломные годы в российской политике (1985-1993). М., Московский центр Карнеги, Фонд Индем, 2005.

Уайт Х. Метаистория: Историческое воображение в Европе XIX века. Екатеринбург, 2002.

Яник А. История современной России. Истоки и уроки последней российской модернизации (1985-1999). М., ФСИ, Издательство МГУ, М., 2012.

Список источников

Законодательные

  1. Федеральный закон от 22 октября 2004 года 125-ФЗ «Об архивном деле в Российской Федерации».
  2. Федеральный закон от 13 мая 2008 г. №68-ФЗ «О центрах исторического наследия президентов Российской Федерации, прекративших исполнение своих полномочий».
  3. Основы законодательства Российской Федерации об архивном фонде Российской Федерации и архивах. [Электронный ресурс] Федеральное архивное агентство.URL:http://archives.ru/documents/fz/zakon-fz-1993.shtml (дата обращения: 27.10.2016)

Периодическая печать

  1. Путин обещает не пересматривать итоги приватизации [Электронный ресурс] Лента.ру, 6.11.2003.URL:https://lenta.ru/economy/2003/11/04/putin/ (дата обращения: 14.02.2017)

Интернет-источники

  1. О передаче документов исторической части Архива Президента РФ на постоянное хранение в федеральные государственные архивы. [Электронный ресурс] Федеральное архивное агентство.URLhttp://archives.ru/press/060910.shtml (дата обращения: 27.10.2016)
  2. Архив Александра Н. Яковлева. [Электронный ресурс]URL:http://www.alexanderyakovlev.org/ (дата обращения: 23.11.2016)
  3. База социологических данных ВЦИОМ [Электронный ресурс] Всероссийский центр изучения общественного мнения.URL:http://wciom.ru/8 (дата обращения: 05.11.2016)
  4. Этнографическое обозрение. Архив номеров журнала. [Электронный ресурс] Институт этнологии и антропологии РАН.URL:http://journal.iea.ras.ru/archive.htm (дата обращения: 24.01.2017)
  5. Концепция направления «Бакалавр истории» с профилизацией «История современной России». [Электронный ресурс] Российский государственный гуманитарный университет.URL:http://unc.rggu.ru/article.html?id=71572 (дата обращения: 24.01.2017)
  6. Основные публикации Центра изучения новейшей истории России и политологии (1990-2010 гг.) [Электронный ресурс] Институт российской истории РАН.URL:http://iriran.ru/?q=centr-12-publ (дата обращения: 24.01.2017)
  7. Положение о Центре исследования модернизации. [Электронный ресурс] Европейский университет в Санкт-Петербурге.URL:https://eu.spb.ru/component/flexicontent/559-m-center/2246-2011-08-16-13-29-55 (дата обращения: 24.01.2017)
  8. О проекте [Электронный ресурс] История новой России.URL:http://www.ru-90.ru/content/%D0%BE-%D0%BF%D1%80%D0%BE%D0%B5%D0%BA%D1%82%D0%B5

(дата обращения: 24.01.2017)

  1. Российские ученые социалистической ориентации [Электронный ресурс] Коммунистическая партия Российской Федерации.URL:https://kprf.ru/ruso/ (дата обращения: 01.02.2017)

Аудиовизуальные источники

  1. Курс «Новый человек» [Электронный ресурс] Открытый университет.URL:https://openuni.io/course/5-course-4/ (дата обращения: 26.01.2017)
  2. Курс «Культура как политика» [Электронный ресурс] Открытый университет.URL:https://openuni.io/course/1/ (дата обращения: 26.01.2017)
  3. Видеозапись презентации проекта «Семь дат. История России по-другому» [Электронный ресурс]  КаналInLiberty на порталеYouTube.URL:https://www.youtube.com/watch?v=Va9ye3C8Qoo (дата обращения: 15.01.2017)

Архивные путеводители

  1. Электронные описи ГА РФ. [Электронный ресурс] Государственный архив Российской Федерации.URL:http://statearchive.ru/383 (дата обращения: 30.10.2016)
  2. Список фондов и описей РГАСПИ. [Электронный ресурс] Российский государственный архив социально-политической истории.URL:http://rgaspi.org/funds/spisok_opisei (дата обращения: 30.10.2016)
  3. Характеристика фондов РГАСПИ [Электронный ресурс] Российский государственный архив социально-политической истории.URL:http://www.rgaspi.su/funds/characteristics (дата обращения: 30.10.2016)
  4. Список фондов РГАНИ [Электронный ресурс] Российский государственный архив новейшей истории.URL:http://ргани.рф/fondy/spisok-fondov.shtml (дата обращения: 30.10.2016)

Интервью

  1. Интервью с А.Ю. Морозовым. Личный архив автора.
  2. Интервью с Н.В. Елисеевой. Личный архив автора.




Похожие работы, которые могут быть Вам интерестны.

1. Альтернативность исторического развития как феномен исторического сознания и как явление исторического прошлого

2. Исследованиям функций и механизмов устного нарратива на телевидении в рамках television studies

3. Особенности создания коммуникативного напряжения у читателя в кульминации как элементе структуры художественного нарратива

4. Формирование и развитие малого бизнеса в России

5. Выявление культурообразующего фактора, повлиявшего на формирование кальяна как «дженерика» в России

6. ФОРМИРОВАНИЕ КУЛЬТУРЫ БЕЗОПАСНОЙ ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТИ (КБЖ) НА ОБЩЕСТВЕННО-ГОСУДАРСТВЕННОМ УРОВНЕ В РОССИИ

7. Объединительный процесс в Германии в начале 1990-х гг.: влияние внешнеполитических факторов

8. Банковская система: понятие, типы. Формирование и развитие банковской системы России

9. Формирование нравственных качеств у курсантов образовательных организаций МВД России средствами кино

10. РАЗВИТИЕ СИСТЕМЫ ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ТЕХНИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ В МАРИЙСКОЙ АССР В 1970 – НАЧАЛЕ 1990-Х ГОДОВ