Педагогический потенциал художественной литературы



УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ А. С. ПУШКИНА

Тема: Педагогический потенциал художественной литературы

Введение

Актуальность исследования.Эта тема выбрана мной для рассмотрения не случайно. Она близка мне, как наверно и каждому человеку, которому повезло родиться и воспитываться в нравственно здоровом обществе. Мне повезло, поэтому я могу свободно рассуждать о том, что окружало меня и участвовало в моём развитии с первых лет жизни, – книги, а именно художественная литература и её педагогическое воздействие на человека.

Значение книги в жизни ребёнка трудно переоценить. Чтение всегда занимало лидирующую позицию среди самых влиятельных методов воспитания подрастающего поколения в интеллектуальной среде. И если порой родители могли не считать так или не знать об этом, то дети сами находили путь к книге,и она воспитывала их души, меняла их судьбы, оказывая определяющее значение в становлении личности. Такие примеры будут приведены в нашей работе, где мы рассмотрим этот вопрос с разных сторон, осветив все основные аспекты педагогического потенциала художественной литературы.

Почему в настоящее время эта темаособенно актуальна? Наскак педагогов, родителей, граждан своей страны очень беспокоит тот факт, что внаш век высоких технологий книга, особенно бумажная, отодвигается на второй, а то и последний план. Чтение перестало быть самым популярным хобби. Место книги, в недалёком прошлом весело шагающей рука об руку с ребёнком по дороге детства к взрослой жизни, попутно демонстрируя ему разные миры и события, теперь всё чаще занимает смартфон, планшет и мышка ноутбука. Так неужели роль художественной литературы в жизни детей, её педагогическая значимость сегодня подвержены сомнению?

Чтение книг заменяется короткими выдержками из них – цитатами. Цитирование в интернете стало тотальным, для одних привычным до автоматизма, для других же болезненным до отвращения. Люди забывают, что цитата, вырванная из контекста, несёт искажённый смысл. Чтение афоризмов, изречений не даёт полноты восприятия смысла, который автор вложил в текст, да и само авторство цитат зачастую сомнительно.

Объект исследования: чтение художественной литературы.

Предмет исследования:  анализ аспектов педагогического потенциала художественной литературы и их соотношение.

Цель исследования:описать педагогический потенциал художественной литературы и его значимость в условиях современной действительности.

Гипотеза исследования:педагогический процесс может быть успешентолько при непосредственном использовании в нём художественной литературы.

Задачи исследования:4. Выявить и проанализировать степень значения художественной литературы в современном мире: какое место сегодня отведено художественной литературев жизни общества и как люди понимают её педагогический потенциал (согласно опросу).

Основные методы исследования:- статистические методы: представление результатов опроса в диаграммах.

База исследования:

Глава 1. Теоретические аспекты изучения педагогического потенциала художественной литературы.

1.1. О созидательной силе художественного слова.

Слово – это основа всякой деятельности человека на земле, основа культуры, это то, что отличает человека от животного.Слово предваряет не только бытие человека в мире, но и само существование мира: «В начале было Слово…».

В словезаключена великая сила, способная как создать, так и разрушить. Как писал поэт Николай Гумилёв в знаменитом стихотворении «Слово», в прошлом «солнце останавливали словом, словом разрушали города». В Библии описывается, как пророк остановил словом солнце и как от звуков трубы разрушились стены Иерихона. Поэтому даже наделённый властью человек, продолжает Гумилёв, чертил символы на песке, «не решаясь обратиться к звуку»– а не только к слову.Мудрые люди всегдасвяточтилисилу слова, потому не говорили необдуманно.

С рождения человек слышит слово. Благодаря ему он сознаёт себя частью этого мира, мыслит, учится говорить. Педагогика издавна относит словок одному из трёх главных источников в классификации методов обучения по источникам знаний. В ходе культурного прогресса к нему присоединилась книга. В сущности, Слово и Книга – это Альфа и Омега педагогики. Литературные произведения являются основой различных методов обучения: наглядного (иллюстрации, работа  с книгой – целый ряд необходимых приёмов взаимодействия с печатными источниками), практического (овладение техникой и культурой чтения); незаменимы в осуществлении всех основных видов воспитания: эстетического, нравственного, гражданско-политического, мировоззренческого, религиозного;они есть теоретическаябаза воспитания экологического, физического, трудового, социальной и семейной педагогики. Истинно художественное слово имеет, безусловно, созидательную силу.

«Littera» в переводе с латинского значит «буква». Поэтому буквально «литература» – это то, что состоит из множества букв – то есть из слов, фраз. Это текст. Текст – загадочная вещь. У текста всегда есть автор, который создавал его и хотел донести до читателя свои переживания и мысли, но после того как текст создан, он начинает жить своей собственной жизнью, и каждый читатель находит в нём что-то своё, близкое и созвучное именно ему. В Средние века люди полагали, что мир есть текст. Можно сказать, что человек – это тоже текст. Текст, который сначала под влиянием родителей и педагогов, а затем он сам пишет от первой и до последней буквы. И если мы умеем воспринимать тексты, литературные произведения, то нам проще понять и почувствовать себя самих, написать себя-текст так, чтобы не было стыдно за результат. [, с. 5; , с. 5].

Современная система ценностей гражданина России развивается на основании наследия наших предков. Основателями русской культуры более тысячи лет назад стали братья-греки Кирилл и Мефодий. Они разработали первый упорядоченный славянский алфавит, на почве которого вырос наш «великий и могучий», красивейший и богатейший русский язык. Они положили начало развитию на Руси письменности, перевели с греческого, латинского и еврейского языков на понятный нашему народу язык главные священные книги – Евангелие, Псалтирь, а также жития святых, сборники церковных песнопений, заложив основы веры, духовно-нравственные традиции, ставшие фундаментом российской жизни и государства.

«То было чудное мгновенье!.. Глухие стали слышать, а немые стали говорить, ибо до того времени славяне были как глухие и немые», – записано в летописи тех времён.  Счастливые славянские народы увидели в кириллической азбуке живительный источник поэтического вдохновения. Начался расцвет славянского литературного языка. Так стали появляться и записываться легенды, сказки, духовные стихи. Благодаря смелости, упорству, уму и таланту славянских просветителей русский язык стал языком передовой культуры и лучшей в мире художественной литературы.

Евангелие явилось первопричиной и первотолчком нашей тысячелетней культуры и литературы. Если бы оно не было первым учением, то, возможно, мы никогда бы не узнали таких великих художественных произведений, как «Братья Карамазовы» М. Ф. Достоевского, «Анна Каренина», «Война и мир», «Воскресение» Л. Н. Толстого, «Соборяне» Н. С. Лескова, «Обрыв» А. И. Гончарова, «Двенадцать» А.А. Блока и многих других.Если бы в начале замечательных памятников древней письменной культуры не стояло Евангельского Слова, то у нас не было бы ни «Слова о полку Игореве», ни «Слова о законе и благодати» митрополита Илариона.[].

Литература – это вид искусства. Книги – предметы этого искусства –описывают мир. Мир реальный, существующий или существовавший, и мир придуманный, фантастический, своеобразный. Мы читаем книгу и погружаемся в описываемый мир, узнаём его, сопереживаем героям, проживаем их жизнь вместе с ними. Книги, созданные за столетия человечеством, – это огромное, непредставимое количество. Но литература – это не просто скопление книг, из которых, как писал поэт Константин Фролов, «можно запросто соорудить не один Эверест». Это живой мир, изменяющийся, развивающийся, переливающийся разными гранями. [, с. 5]. Но это мир не обособленный, онсуществует только при условии непосредственногообщения в нём человека-писателя с человеком-читателем.

1.2. Что есть книга для ребёнка? Общее воспитательное влияние художественной литературы.

У книги есть одна важная особенность, отличающая её от других педагогических средств, которая не всегда сразу приходит в голову. Все дисциплины, которые мы изучаем с детского сада и до окончания института, учат нас помимо прочего самопроявляться, демонстрировать своё «я», доказывать, что это «я» многое может, многое умеет, многим гордится. Книга вынуждает читателя занять иную позицию: спрятать своё «я», пойти за мыслью автора, по его замыслу заплакать или засмеяться, задуматься или расчувствоваться. Читая, мы учимся очень важному умению: слушать и слышать, воспринимать то, что сказано кем-то другим, размышлять над чужой идеей. Такое умение необходимо каждому из нас в повседневных делах, в общении с людьми.[, с. 5].

Художественное произведение является моделью жизненных и даже смысложизненных отношений, квинтэссенцией нравственных ценностей. Ребёнок вслед за героями произведения проигрывает, проживает определённые жизненные ситуации, способы поведения, чувства, мысли, осознаёт связь поступков, их последствий, соглашаясь или не соглашаясь с автором. Открывается возможность эмоционального и интеллектуального сотворчества протяжённостью во всю дальнейшую жизнь. [].

«Одна из причин духовной пустоты – отсутствие подлинного чтения, которое захватывает ум и сердце, вызывает раздумья об окружающем мире и о самом себе», – писал В. А. Сухомлинский.[, с. 177].

Чтение книг оказывает наиболее сильное влияние на человека в детские годы. То, что пережито и усвоено в эту пору, отличается большой психологической устойчивостью. Не случайно общение с книгой в детстве является атрибутом автобиографий большинства известных людей. Именно книгам, прочитанным в детстве и юности, они обязаны своим духовным становлением, самосознанием и стремлением принести пользу своему Отечеству. Нет почти ни одной автобиографии, где не запечатлены книги, прочитанные до наступления совершеннолетия. Самим перечислением прочитанных книг и их восприятием в ранние годы авторы показывают, как шло формирование их мировоззрения, на какой почве взращивалась их душа, какая литература окрыляла их ум и сердце. Абстрактные разговоры о роли чтения не могут дать того, что могут дать конкретные примеры из жизни конкретных людей, являющихся гордостью нашей национальной культуры. [, ].

Созданы целые тома постулатов великих людей об уникальной силе чтения. Их высказывания о роли книги и чтения говорят сами за себя. Можно утверждать, что эти люди и стали великими именно потому, что много и вдумчиво читали. Их читательский опыт, накапливаемый с детства, перерос в собственное научное или художественное творчество. «Я горячо верю в силу чтения, в её духовную составляющую, и надеюсь, что в этой вере я не одинока»,– пишет И. И. Тихомирова, составившая один из таких сборников – хрестоматию воспоминаний известных людей, русских писателей «о своём детском чтении, из родника которого человек пьёт живую силу всю жизнь». [].

Я сама, знакомясь с биографиями известных мастеров художественного слова, прославивших свои имена и русскую литературу в веках, не раз встречала истории о том, как чтение книг в детстве оказало большое влияние на их воспитание, дальнейшую жизнь и творчество. Именно любовь к художественному слову, обильно питавшему умы и сердца этих людей с ранних лет, заложила основы их собственных будущих произведений.

Раннему увлечению Александра Сергеевича Пушкина литературой во многом способствовала прекрасная домашняя библиотека. Постепенно в нём развивалась, по его словам, «охота к чтению». И перед смертью, расставаясь со всем, что любил, Пушкин скажет книгам, окружавшим его на полках вкабинете: «Прощайте, друзья!».

Ясной пушкинской прозе близка проза Сергея Тимофеевича Аксакова. Как у Пушкина старая няня Арина, так и у Аксакова в детстве первой наставницей и рассказчицей была ключница Пелагея, крепостная русская женщина с тяжёлой судьбой. Этой ключнице Пелагее обязан Сергей Тимофеевич народной сказкой «Аленький цветочек», выражающей лучшие поэтические качества русской души.[, с. 4].

В автобиографических произведениях Аксаков неизменно возвращался к далёким детским воспоминаниям, самыми яркими из которых были счастливые моменты, когда изредка сосед, слывший депутатом, старый богатый человек, одаривал его книгами, поощряя любознательность мальчика. Первым таким подарком стало неполное собрание научно-популярных журналов «Детское чтения для сердца и разума». Мальчик зачитался так, что не мог есть, спать, разговаривать. «В детском уме моём произошёл совершенный переворот, и для меня открылся новый мир… Многие явления в природе, на которые я смотрел бессмысленно, хотя и с любопытством, получили для меня смысл и стали ещё любопытнее. …я получил непреодолимое желание всё это наблюдать своими глазами». [, с. 19-20].

Несомненно, благодаря этому чтению, пробудившему любовь к природе, Аксаков состоялся и как писатель-натуралист, автор многих представляющих научную ценность произведений. А картины русской природы, изображённые писателем, были включены во все школьные хрестоматии, начиная от «Родного слова» К. Ушинского. Гоголь говорил Аксакову: «В ваших птицах больше жизни, чем в моих людях». Тургенев, сам опытный охотник, писал: «Если б тетерев мог рассказать о себе, он бы, я в том уверен, ни слова не прибавил к тому, что о нём поведал нам господин Аксаков».Очерки Аксакова о природе – классические образцы научно-художественной литературы для детей, они воспитывают любовь юных читателей к окружающему миру, Родине, учат наблюдательности и живому общению с природой.

Максим Горький, рассуждая о темах детских книг, между прочим отмечал, что в литературе «не должно быть резкого различия между художественной и научно-популярной книгой. Наряду с писателями, мастерами слова, детская литература должна уметь использовать богатый жизненный опыт «бывалых людей» – охотников, моряков, инженеров, лётчиков, агрономов…», при этом давать «не ˂…˃ конечные результаты человеческой мысли и опыта, но вводить читателя в самый процесс˂…˃работы, показывая постепенно преодоление трудностей и поиски верного метода».

Подобные рассуждения мы встречаем у А. Экзюпери: «"Нас учат, просвещают, больше чем когда-либо обогащают всеми завоеваниями разума". Но до чего жалкое представление о культуре духа у того, кто полагает, будто она зиждется на знании формул, на запоминании достигнутых результатов. Самый посредственный ученик Политехнической школы, кончивший курс последним, знает о природе и её законах больше, чем Декарт, Паскаль и Ньютон. Но никогда ему в голову не придёт такой поворот мысли, какие приходили в голову Декарту, Паскалю и Ньютону. Ибо у тех сначала воспитывали душу. Паскаль – это, прежде всего, стиль. Ньютон – это, прежде всего, человек. Он стал зеркалом вселенной – слушал, как говорят на одном языке зрелое яблоко, падающее в саду, и звёзды июльской ночью. Для него наука была жизнью».[,c. 116-124].

Великие деятели науки всегда прежде всего имели в виду её духовное начало, поэтому не были лишены способности стольглубоко постигать таинственную для многих сущность всего живого. Они не затмили в себе детскую любознательность и наблюдательность. «Я боюсь стать таким, как взрослые, которым ничто не интересно, кроме цифр», – скажет Экзюпери устами Маленького Принца. Великие открытия совершили те учёные, для кого наука не была лишь совокупностью сухих цифр.

На книгах воспитывался и живший в пущей бедности будущий баснописец Иван Андреевич Крылов – доставшийся от отца полуразвалившийся сундук с книгами был единственным богатством в доме Крыловых. Мальчик много читал, что в совокупности с успешной учёбой помогло емууже в молодые годы бытьодним из самых образованных людей своего времени. [, с. 264]. И. А. Крылов создал образную систему, сформировавшую нашу национальную культуру.Литературные персонажи его басен стали неотъемлемой частью нашего национального менталитета, вошли в пословицы и поговорки. [].

Выдающийся гений Фёдора Михайловича Достоевского также взращивался на высокой литературе. Достоевские были небогатой, но интеллигентной семьёй, в их доме никогда не переводились книги, щедро питавшие умы и сердца детей и взрослых. Это и божественная, и классическая, и современная литература. Оглядываясь в конце жизни на своё читательское прошлое, Достоевский оценивал его как наилучшее из возможных: нужные книги были прочитаны в нужное время. Домашнее воспитание не убило фантазию – природную силу, требующую пищи. «Не давая ей утоления, или умертвишь её, или обратно – дашь ей развиться именно чрезмерно (что и вредно) своими собственными уже силами. Такая же натуга лишь истощит духовную сторону ребёнка преждевременно». Достоевский говорит о том, что естественно присущие ребёнку бурная фантазия и жажда новых впечатлений с помощью книг утоляются столь же естественным образом. Взирая на огромное количество прочитанных им в детские годы книг и их благотворное влияние, приходишь к пониманию, что в этом вопросе невозможно «перегнуть палку» – «перечитать», прочитать чересчур много, чтобы это каким-то образом навредило ребёнку. Переживаний прекрасного, столь нужных именно в детстве, у Достоевского оказался прочный запас: «Пусть я развил в себе фантазию и впечатлительность, но зато я направил её в хорошую сторону и не направил на дурную, тем более, что захватил с собой в жизнь из этого чтения столько прекрасных и высоких впечатлений, что, конечно, они оставили в душе моей большую силу для борьбы с впечатлениями соблазнительными, страстными и растлевающими». [, с. 62-72].

Константин Паустовский посвятил один из своих рассказов –«Великий сказочник»– Гансу Христиану Андерсену, где вспоминает о том, как в семилетнем возрасте в самый канун Нового года и нового века познакомился с его сказками. «Около ёлки лежала толстая книга – подарок от мамы», и будущий писатель, а тогда маленький мальчик, с трепетом раскрыл её и принялсярассматривать картинки и читать.

«Там сверкали бенгальским огнём стены снежных дворцов, дикие лебеди летели над морем, в котором, как лепестки цветов, отражались розовые облака и оловянные солдатики стояли на часах на одной ноге, сжимая длинные ружья» [, с. 334]. Так ребёнок воспринимает книжные иллюстрации – для него они живые, и очень важно, чтобы они сопровождали детскую художественную литературу. Этот аспект подчёркивает и В. Н. Ганичев, Председатель Правления Союза писателей России, вспоминая себя ребёнком: «Помню, мне очень нравились книжки, в которых были яркие, красивые рисунки. Вообще значение хорошей иллюстрации в детских книгах никак нельзя преуменьшить!». []. Да, это подтвердит, пожалуй, каждый человек!

«Удивительная и, как мне показалось, душистая, подобно дыханию цветов, человеческая доброта исходила от страниц этой книги с золотым обрезом. Тогда я ещё не знал, конечно, двойного смысла андерсеновских сказок. Я не знал, что в каждой детской сказке заключена вторая, которую в полной мере могут понять только взрослые», – продолжает Паустовский. В этом смысл чтения сказок взрослыми; кстати, сам Андерсен предназначал свои произведения отнюдь не детям, а именно взрослым. – «Это я понял гораздо позже. Понял, что мне просто повезло, когда в канун трудного и великого двадцатого века мне встретился милый чудак и поэт Андерсен и научил меня светлой вере в победу солнца над мраком и доброго человеческого сердца над злом…». [, с. 335]. Мы видим преемственность двух писателей, духовную связь времён, и слышим живое свидетельство того, как влияет художественная литература на ребёнка. От свечи таланта датского писателя девятнадцатого века возгорелась в двадцатом веке свеча таланта писателя русского.

Самого Ганса Христиана Андерсена с литературой познакомил отец. Ганс-старший читал отпрыску «1001 ночь» – традиционные арабские сказки. Поэтому каждый вечер маленький Ганс окунался в волшебные истории Шехерезады. Пройдёт совсем немного времени, и он сам станет сочинять сказки, первыми слушателями которых станут старухи из местной богадельни, а потом люди всего мира.

Но не только бедных и нищих всерьёз занимало чтение. В семье последнего русского императора Николая II времяпровождение за книгами было традицией [Приложение 1]. Глава семейства читал вслух супруге и детям. Все дети – четверо дочерейи единственный сын – росли весьма воспитанными и благородными, что подчёркивают все достоверные биографии последних Романовых. Все они любили литературу, при этом в семье действовал строгий регламент, установленный матерью: ни одной минуты без дела!Даже в ссылке, будучи в заключении, ожидая смерти, они продолжали читательскую традицию: доктор Е. С. Боткин преподавал всем детям русское чтение, продолжал читать и государь в семейном кругу. Наследник Алексей Николаевич очень любил стихи, которых знал великое множество.

Если мы обратимся к современному поколению известных людей –музыкантов, актёров, поэтов и др., чьё творчество и само существование отличаются осмысленностью, глубиной содержания, – мы опять же услышим, что их воспитали книги.

Народный артист России Сергей Безруков в своих интервью рассказывает, что читал в детстве «Денискины рассказы» Виктора Драгунского, «Остров сокровищ» Роберта Стивенсона и др.: «Когда у меня спрашивают, какой у вас девиз, то я всегда отвечаю "Бороться и искать, найти и не сдаваться". Это книга Вениамина Каверина "Два капитана", она была моей настольной книгой». Теперь актёр ставит спектакли по книгам своего детства и с огромным удовольствием играет в них главные роли, словно переносясь в беззаботное прошлое. Да, мы выносим во взрослую жизнь то, с чем соприкоснулись в детстве, и эти сокровища самые дорогие. Сергей Витальевич рекомендует читать эти книги каждому ребёнку.

Книгами детства Заслуженного артиста России Дениса Майданова были, по его словам, весь циклсказок Александра Волкова про жителей Изумрудного города, приключения, самой любимой книгой – «Мартен Иден» Джека Лондона. «Любовь, приключения, честность, темперамент, дух борьбы, дух побед, испытания – всё то многое, что описывалось в приключенческой литературе, потом по жизни со мной шло и наложило отпечаток на моё творчество».[].Во многочисленных интервью Денис Васильевичговорит, что своим успехом он обязан книгам, и для того, чтобы состояться как личность, найти себя, достичь больших высот, необходимо читатьмного хорошей литературы.

Между тем, наблюдая в сегодняшнем мире кризис чтения, мы можем утверждать, что «ещё два-три поколения, и мы будем иметь нечитающую страну со всеми вытекающими последствиями: утратой позиций в мировой культуре, науке, экономике и политике, с перспективой стать зависимой страной. Страной без писателей, артистов, музыкантов мирового уровня, без учёных – нобелевских лауреатов». [].

На успех воспитания книгой влияют два основных фактора: чтение должно быть интересно ребёнку и при этом должно быть вдумчивым (внимательным).

«Литература даёт нам колоссальный, обширнейший и глубочайший опыт жизни. Она делает человека интеллигентным, развивает в нём не только чувство красоты, но и понимание – понимание жизни, всех её сложностей, служит проводником в другие эпохи и к другим народам, раскрывает перед вами сердца людей. Одним словом, делает вас мудрыми. Но всё это даётся только тогда, когда вы читаете, вникая во все мелочи. Ибо самое главное часто кроется именно в мелочах. А такое чтение возможно только тогда, когда вы читаете с удовольствием, не потому, что то или иное произведение надо прочесть (по школьной ли программе или по велению моды или тщеславия), а потому, что оно вам нравится – вы почувствовали, что автору есть что сказать, есть чем с вами поделиться и он умеет это сделать», – писал Д. С. Лихачёв.

Дмитрий Сергеевич вспоминал свои школьные годы, которые пришлись на военное время, и потому учителя часто отсутствовали – то рыли окопы под Ленинградом, то помогали какой-то фабрике, то просто болели. Учитель литературы Леонид Владимирович часто приходил в класс, когда кто-то из учителей отсутствовал, вынимал из портфеля книжки и предлагалребятам что-нибудь почитать. А читал он мастерски, превосходно. Так Дима, будущий академик, слушал с другими одноклассниками множество прекрасных художественных произведений. «Я до сих пор люблю то, что слушал тогда в детстве. А дома отец и мать любили читать вечерами. Читали для себя, а некоторые понравившиеся места читали и для нас. Читали Лескова, Мамина-Сибиряка, исторические романы – всё, что нравилось им и что постепенно начинало нравиться и нам». [, с. 95-98].

Вспоминая великое множество произведений, прочитанных Достоевскими в семейном кругу, биограф Людмила Сараскина приводит важное замечание самого писателя о том же самом аспекте: «Все эти произведения остались у меня в памяти не по одному названию, а потому, что чтения эти часто прерывались рассуждениями родителей».

Как мы видим, чтение детям вслух – это, говоря современным языком, реклама чтения, так же как и чтение взрослыми в присутствии детей своих любимых книг, причём лучшая реклама. Но, соглашаясь с Лихачёвым, надо отметить, что воспитательная сила книги зависит не только от неё самой. Она не в меньшей степени зависит от читателя, от его способности к полноценному чтению, к восприятию художественного текста. Только на читателя, в ком развит навык вдумчивого чтения, книга может оказывать нравственное влияние.

Полноценная книга, тем более та, что предназначена ребёнку, всегда несёт в себе педагогический аспект. Писатель Альберт Лиханов, много размышляющий о сущности детской литературы, говорил о ней как непосредственной педагогической силе нашего общества. Однако не каждый ребёнок способен самостоятельно этой силой зарядиться. Она влияет только на думающего читателя. Большинство детей нуждается в том, чтобы кто-то ввёл их в мир книги, нацелил восприятие, обратил внимание на мысли и чувства персонажей в конкретных жизненных ситуациях, помог почувствовать интонацию автора. И здесь на авансцену выходит педагогика чтения[].

Целостную систему воспитания чтением, вытекающую из самой природы художественной литературы и её восприятия, способную исцелить человека «экологически чистым искусством», показал в своей книге петербургский учёный В. А. Левидов []. Левидов уверовал в уникальную силу художественной литературы, способной влиять на нравственные убеждения людей, силу более мощную по сравнению с любыми другими рациональными и дидактическими методами. Но воспитательный потенциал подлинного художественного произведения не лежит на поверхности. Он скрыт за системой образов, за отбором ситуаций, развития действия, освещения поведения персонажей. Роль педагога – помочь ребёнку через усиление сопереживания и читательской рефлексии вскрыть этот потенциал и направить его на саморазвитие личности.[].

1.3.Особенности влияния литературы на ребёнка в зависимости от его возраста.

В ходе интеллектуального развития ребёнка происходят изменения познавательных процессов, характеристики которых качественно изменяются. Например, от непроизвольных форм запоминания происходит переход к произвольным, от наглядно-действенной, наглядно-образной формы мышления к отвлечённой и абстрактно-логической форме мышления, а также к теоретическому мышлению. Поэтому уместно рассмотреть педагогический ресурс художественной литературы в зависимости от возраста её читателя.

Книга с младенчества присутствует в жизни каждого человека и играет большую роль в воспитании ребёнка, которую невозможно отрицать. Когда наступает читательский возраст? Мы можем смело утверждать, что он наступает с рождения. Или до рождения – потому что всё, что делает беременная женщина, в том числе чтение ею художественной литературы, благотворно сказывается и на ребёнке и уже влияет на его развитие. По крайней мере, когда ребёнок уже способен заинтересоваться картинками в книжке, которую будет листать ему близкий человек, можно начинать говорить о её воспитательном потенциале [Приложение 3]. Нельзя от рождения до школы не брать в руки книг, а поступив в школу, «прыгнуть» в мир художественной литературы неподготовленному к ней ребёнку. Такой подход к чтению обречён на провал, и в этом случае чтение по слогам на протяжении всей начальной школы, затруднённость понимания художественного текста, неумение анализировать прочитанное, работать с текстом будут естественными вытекающими последствиямипренебрежительного отношения к книге, будут весьма затруднять процесс обучения.

Не случайно и сегодня, в нашу «электронную» эпоху, в продаже так много книг для детей разного возраста, в том числе и совсем маленьких. Первым учителем ребёнка, первымпомощником мамы – верным и надёжным – является именно книга, которая посредствомярких иллюстраций помогает новому человеку узнать много необходимых для жизни вещей. Сначала ребёнка просто занимают яркие картинки, но постепенно именно по ним он начинает изучать мир. Он листает книгу (первое время это будут замечательно адаптированные для маленьких ручек книжки с твёрдыми листами), и взрослый, например, мама,называет ему животных или растения,которые изображены на картинке.И со временем ребёнок сам,переворачивая страницы, говорит: «Это белочка, это дуб… Это мальчик, это девочка…».Он учится сопоставлять образ и слово, увеличивается его словарный запас. Без книг этот процесс был бы невозможен или очень затруднён.

Фольклор–потешки, считалки, забавные песенки и стихи для малышей, передающиеся из поколения в поколение, занимают ребёнка, дарят много положительных эмоций и скрашиваютего совместное времяпровождение с родителями. Бедны, неполноценны взаимоотношения мамы с малышом, лишённые этих весёлых и умных помощников.

Потом приходит время чтения взрослыми детям сказок, которые не только развлекают ребёнка, но и рассказывают ему о добре и зле, а также показывают основымногих полезных в жизни качеств: ум Ивана-царевича, верность Серого волка и т.д. Сказка открывает малышам удивительный непреложный закон жизни, что зло, как бы ему ни везло сначала, в конце концов наказывается,а добрые качества торжествуют. Этот закон потом перенесётся в литературу «для старших», где только укрепится. На примере людей, животных и сказочных существ ребёнок приобретает незаменимые основы жизни каждого человека, без которых если не невозможно, то очень трудно жить. И это важные и бесценные уроки сказки, которая может казаться иному взрослому несерьёзной,«не жизненной» литературой. Но для становления личности ребёнка она незаменима.

Вспомните, как воспринимают сказки маленькие дети. Им становится страшно – они прячутся, им смешно – они хохочут в голос, им грустно – они плачут. Дети слушают сказки, которые им читают взрослые, не только ухом, но и сердцем, искренне переживая за героев, становясь ими самими на время, проживая вместе с ними все приключения[, с. 5].

В дошкольном возрасте воспитание книгой чаще всего происходит через подражание. Пик периода подражания, согласно концепции развития Валлона, приходится в среднем на возраст пяти лет.

Идентификация – процесс, в котором личность заимствует мысли, чувства и действия от другой личности, выступающей в качестве модели. Научение через имитацию, подражание, идентификацию – важнейшая форма научения.

Ребёнок в раннем детстве ощущает, что его личное благополучие зависит от его готовности вести себя так, как ожидают другие. Он начинает осваивать действия, которые приносят удовлетворение для него и удовлетворяют его родителей, обучается действовать как другие. Ребёнок жаждет быть хорошим и потому внутренне ориентируется на положительных персонажей, хочет быть похожим на них. Действовать по образцу любимого героя, брать с него пример – такова реакция многих читающих детей на полноценное художественное произведение, где представлен яркий, незабываемый, нравственно позитивный человеческий характер. [].

Ряд педагогических и психологических проблем у ребёнка успешно решаются путём чтения подходящей по проблематике сказки. Необходимо обсудить с ребёнком прочитанное, натолкнуть его на размышления. Пример героя, который волей писателя нашёл выход из затруднения, оказывает положительное влияние.В этой связи педагогам можно обращаться к рекомендательной библиографии, где освещён круг типичных проблем детской жизни, отражённых в произведениях детских писателей. Среди изданий, в которых сделана такая подборка книг по тематическому признаку, можно привести в пример пособие И. Тимофеевой «Дети. Время. Книга»[].

Но с употреблением таких «универсальных» рекомендательных пособий мог бы поспорить Ф. М. Достоевский, побывавший в колонии малолетних преступников и в своём дневнике рассуждавший о наилучших методах «переделки порочных душ в непорочные». Касаясь вопроса чтения, он писал: «Чтение… конечно, есть чрезвычайно развивающая вещь, но я знаю и то, что если б и все наши просветительные силы в России, со всеми педагогическими советами во главе, захотели установить или указать: что именно принять к чтению таким детям и при таких обстоятельствах, то, разумеется, разошлись бы, ничего не выдумав, ибо дело это очень трудное и решается окончательно не в заседании только». Писатель говорит, что необходимо рассматривать каждый случай в отдельности, какой человек к какому произведению подготовлен своим прежним развитием. Имея в виду, например, детей в колонии, он предполагает: «Может быть, эти покрытые мраком души с радостию и умилением открылись бы самым наивным, самым первоначально-простодушным впечатлениям, совершенно детским и простым, таким, над которыми свысока усмехнулся бы, ломаясь, современный гимназист или лицеист, сверстник летами этих преступных детей». [, с. 306-324].

Сегодня общепризнано, что сказками А. С. Пушкина лечат психику. В них выражается национальное мироощущение, открываются особенности национального характера, хранится генетический опыт нации. Поэтому каждому ребёнку просто необходим доступ к такому виду национального искусства, как сказки.

Столь же мощным положительным импульсом обладают сказки Чуковского – одного из первых писателей, с которым знакомится ребёнок в детстве. Детские психологи утверждают: Корней Иванович гениален! Потому что в своих сказках он знакомит детей со страхами. Это им жизненно необходимо как прививка, чтобы через игру и фантазию научиться преодолевать страх в реальной жизни. «Он говорил, – в каждой сказке борьба добра со злом; я хотел, чтобы дети знали, что в мире есть и несправедливость, и зло, и надо бороться», – рассказывает Сергей Агапов, директор дома-музея К. И. Чуковского в Переделкине.[].

В. А. Сухомлинский настаивал на том, чтобы сказка присутствовала и в жизни ребёнка среднего школьного возраста: «Я убедился в существовании одной очень важной, на мой взгляд, закономерности, игнорирование которой усугубляет трудности в воспитании подростков. ВV-VI классах на ученика обрушивается лавина знаний – в десять раз больше, чем в начальной школе, а чем шире круг знаний, которые надо усвоить ученику, чем больше интеллектуальных усилий ему надо приложить, тем значительнее должна быть отдельная, особая, специальная работа по воспитанию чувств учащегося, – в противном случае в человеке победит холодная рассудочность. Вот эта специальная работа по воспитанию и есть чтение, рассказывание, драматизация, слушание, переживание сказок».[, с. 170].Сухомлинский всецело ратовал за то, чтобы чудесный мир природы, игры, музыки, сказки, который окружал ребёнка до школы, не закрыли перед ним дверью класса.

Что говорить, возвращаться к сказкам полезно (и приятно) даже взрослым людям. Мы взрослеем, но способность впускать в себя прочитанное не исчезает. Мы уже не пугаемся до крика, не смеёмся взахлёб и не рыдаем в полную силу от прочитанного, но всё так же чувствуем себя героями книги, которую держим в руках[, с. 5].

Никогда не забуду свои уроки истории в одиннадцатом классе, на которых преподаватель из раза в раз частями читала нам сказку А. Экзюпери «Маленький Принц». Мы, старшеклассники, без нескольких месяцев выпускники школы, давным-давно не читавшие и тем более не слушавшие сказок, затихали и внимали мудрым словам. Эту книгу потом я взяла с собой во взрослую жизнь…

Итак, для ребёнка наступает время учиться грамоте, и опять на помощь приходят книги,  художественная литература: Азбука, те же сказки, потешки, детские песенки. В прежние времена в деле обучения особенно преобладала Библия или Псалтырь, увлекательный художественный текст о жизни и истине. Тут сразу вспоминается и смешной и грустный фрагмент из автобиографической книги Максима Горького «Детство», как дед будущего писателя учил грамоте внука.

Если изучать биографию Горького, можно узнать, какую огромную роль сыграли в его воспитании книги. Известно, что Алёша Пешков, будущий писатель, окончил всего два класса школы, с девяти лет пошёл работать, и именно книгам он обязан тем, что стал грамотным и образованным человеком, талантливым писателем. На этом примере мы можем видеть удивительную силу литературы. Казалось бы, весь начальный путь жизни писателя вёл к тому, что в будущем Горькому суждено было стать простым рабочим или бродягой, но книги стали противовесом той грязи действительности, которая окружала Алёшу Пешкова с ранних лет жизни.

Именно художественный текст, а не книга по квантовой механике учит ребёнка важному, необходимому каждому человеку даже в век компьютерных технологий умению, если он хочет состояться в жизни, – грамотности. Невозможно представить жизнь без неё, и, пожалуй, это самое главное, основное педагогическое воздействие литературы  на человека.

Ребёнок взрослеет, и сказки уступают место первой «взрослой» литературе: рассказы Бианки, Житкова, Пришвина и т.д., затем Тургенева, Куприна, Чехова, Короленко, приключенческая литература Жюля Верна, Купера, Стивенсона. Подростком я открыла для себя удивительный мир классики девятнадцатого-двадцатого веков. Мысчитаем, что читающий ребёнок выносит во взрослую жизнь подлинную уверенность в себе, силу духа, чем нечитающий не обладает. Почему? Потому что литература часто рассказывает о героях своего времени, таких, которые были, прежде всего, самими собой, где-то бунтарями, где-то, наоборот, ранимыми и нежными существами (то и другое вместе, по-шукшински – «Я воинственно берегу свою нежность.А как больше?»). Постигая эти примеры, человек сам не боится быть таким. Не стесняется проявить себя, стремиться, мечтать (о том, что книга должна развивать у ребёнка мечту, прекрасно писал А. Н. Толстой). Такой человек тоже становится героем в той или иной степени.

Герой может идти против течения. Герою не важно мнение толпы. Герой, как стрела, идёт к своей цели, которая всегда нравственна и высока. Герой не боится смерти. Герой готов пожертвовать своим здоровьем ради спасения ближних. Герой – волевой человек. Герой способен преодолеть свой страх. Герой не афиширует свои мужественные поступки.

И такие герои есть на страницах вечных книг.

Что касается подростков, то здесь на передний план выступает не подражание, а осознание себя и своего отношения к миру через сопоставление с героем книги. Читатель подросткового возраста уже сам выбирает и читает книги, поэтому мы начинаем говорить о самовоспитании.

«С книги начинается самовоспитание, индивидуальная духовная жизнь. Есть такой момент в воспитательном процессе, когда наставник, всё время заботливо ведущий за руку своего воспитанника, находит возможным выпустить его руку и сказать: "Иди сам, учись жить". Для того чтобы решиться на такой шаг, нужна большая педагогическая мудрость. Чтобы подготовить человека духовно к самостоятельной жизни, надо ввести его в мир книг. Книга должна стать для каждого воспитанника другом, наставником и мудрым учителем». «…начало самовоспитания мыслей, чувств, убеждений, взглядов ˂…˃возможно только при условии, когда книга входит в жизнь маленького человека как духовная потребность»[, с. 174].Так считал педагог В. А. Сухомлинский, создавший для своих воспитанников Комнату сказок, Комнату мысли, Уголок мечты, где царствовала Книга; он практиковал и считал весьма благотворным чтение детям на природе [Приложение 2].

Самовоспитание – это процесс усвоения человеком опыта предшествующих поколений с помощью внутренних душевных факторов, обеспечивающих становление. Воспитание без самовоспитания невозможно, если оно не производится насильственными методами. Воспитание и самовоспитание рассматриваются как две стороны одного процесса. Человек самообразовывается, осуществляя самовоспитание.

Самообразованием называется система внутренней самоорганизации по усвоению опыта предшествующих поколений, направленная на собственное развитие. И тут на помощь приходит собственный опыт чтения в раннем детстве, навыки работы с книжным текстом, потому что читать, перечитывать, выносить идею, главную мысль произведений человек должен уже самостоятельно или, если речь идёт об образовательном учреждении, с небольшой помощью педагога.

Читателя-подростка волнует, чем он похож или не похож на героя, как бы он действовал, оказавшись на его месте. Впечатления, полученные от глубоко затронувшего душу произведения, способны регулировать поведение подростка, страховать его от дурных влияний. [].

1.4. Почему не всякая книга хороша? О вреде некоторых видов литературы.

Не всякая книга и не всякие персонажи способны наполнять читателя высокими и прекрасными впечатлениями. Этой способностью наделено лишь истинное искусство, «вектор» которого всегда направлен на возвышение людей. Русский прозаик А.И.Эртель сравнивает впечатления, произведённые на него двумя книгами. Одна из них – повесть крестьянина Семёнова, другая – «Сон Мармеладова» из «Преступления и наказания» Ф.М. Достоевского. Книга Семёнова вызвала ряд мыслей, но он его отложил и забыл о ней, забыл и название и фабулу. Но Мармеладова ему не удалось забыть. Он пишет: «У меня, может быть, исчезнет из памяти самый рассказ, подробности, нюансы, но страдальческое лицо Мармеладова, сердце его, истекающее кровью, вид несчастный я уже не могу забыть». Мармеладов не умрёт и будет гулять по свету сотни лет, и всегда будет оказывать своё влияние на душу, ощутившую беспокойство.

Книга бесталанная и книга талантливая по-разному живут в сознании ребёнка. Первая забывается быстро, другая – способна жить в сознании и напоминать о себе всю жизнь. В памяти остаются именно классические книги для детей, это показывают и интервью с известными людьми, и наша собственная помять, если мы к ней обратимся. Среди запомнившихся книг нет ни одной случайной, проходной. Все принадлежат к золотому ядру детского чтения: сказки Пушкина, Андерсена, Киплинга, «Аленький цветочек» Аксакова, «Тысяча и одна ночь», «Конёк-Горбунок» и многие, многие другие сказки и рассказы отечественных и зарубежных писателей.

В наши дни на почве бездуховности пышным цветом расцвела так называемая «массовая культура», антикультура, несущая в себе пропаганду насилия, страха, принижения традиционных ценностей. Эта литература в силу её привлекательности и облегчённости обладает суггестивной (внушающей) способностью дегуманизировать сознание читателя, рождать в нём подозрительность, агрессивные наклонности, культ потребительства и эгоцентризма. Ограничив свой репертуар чтения такой литературой, человек незаметно для самого себя начинает считать нормой человеческих отношений безнравственность, жестокость, стяжательство, равнодушие к чужим страданиям.[].

Подлинное художественное произведение всегда обращается к образам, воплощающим важнейшие культурные и нравственные ценности. Оно выводит человека к лицезрению и переживанию самых глубин жизни. Взаимодействие души ребёнка с нравственным зарядом такого произведения потрясает её, порождает благотворный эмоциональный взрыв. Оно способствует обретению связей с миром, открытию его подлинной природы. Серьёзная литература способна помочь читателю в трудную минуту жизни, это известно давно.

В суррогатном искусстве этого нет. Оно манипулирует движением сюжета: кинули приманку – кто-то кого-то убил, и не успокоишься, пока не узнаешь, кто это сделал. Если произведение не побуждает читателя измениться к лучшему, к глубинной работе над собой, к воспитанию души, а, наоборот, втягивает в иллюзорный мир и уводит от настоящей жизни, тогда это плохая книга. На книжных прилавках лежат горы энциклопедий, дидактических материалов в стихах, на всякие случаи жизни – и совершенно ужасного качества. А это уже воспитание античитателя, хотя на всё это есть спрос. [].

Выводы по первой главе

Глава 2. Значение книги в современном мире.

2.1.Носители информации вместо носителей мысли? Книга в настоящем и будущем.

Сегодня мы встречаемся с новыми трудностями, новыми вызовами, встающими перед обществом и государством. Эти трудности связаны не только с изменением политической и экономической ситуации в нашей стране, но и с глобальными процессами в мировом сообществе. Сейчас стало общераспространённым серьёзно говорить об информационной войне, которая и действительно стала главнейшим оружием в эпоху информационно-технологического бумаXXиXXIвеков.

Методы информационного «оболванивания» становятся всё более успешными и эффективными в эпоху почти неограниченных информационных потоков, в которых человеку зачастую просто некогда или лень разбираться. Видеопродукция и СМИ вкладывают в сознание детей разрушительные образы разного типа. С целью морально и духовно обезличить народные массы, реклама кишит прямыми и косвенными призывами по типу «бери от жизни всё».

Будем помнить, что многие великие цивилизации погибли в результате роста безнравственности. В частности, к таким цивилизациям можно отнести Древнюю Грецию и Древний Рим. Этим же путём идёт Европа, на этот путь усиленно толкают и наше государство.[, с. 253-270].

«Если мы перестаём читать книги, если мы только смотрим кино, видео, интернет, то у нас исчезает навык создавать художественный образ в своём сознании – а это очень опасно. Человек  становится беднее, он становится менее творческим, он более зависим от внешних носителей видеоинформации. И в первую очередь от этого пострадают дети, молодёжь, которые потеряют навык и способность создавать в своём сознании художественные образы», – считает патриарх Кирилл, в марте 2016 года по предложению президента России возглавивший Общество русской словесности.

Народный артист России Александр Михайлов называет это отсутствие образа в сознании «безобразием». [, с. 18-29].

В результате неограниченного воздействия соцсетей и компьютерных игр у ребёнка формируется клиповое мышление. Он привыкает быстро обрабатывать избыточную информацию, поданную маленькими кусочками – предложениями, абзацами. В этом случае даже страница текста, не говоря о романе, будет для него большой нагрузкой. [].

Если малыш не читает или ему читают низкопробную литературную продукцию, то в 6-7 лет начинаются нарушения в развитии, от эмоциональных до интеллектуальных. Беднеет и не развивается речь. [].

Американский писатель РэйБрэдберив далёком 1953 году представил и ярко изобразил реальность, к которой мы сегодня приблизились –жизнь без книг. Его роман-антиутопия «451 градус по Фаренгейту» показывает мир на пороге ядерной катастрофы, мир, в котором люди перестали общаться и совсем перестали читать. Книгу заменил телевизор, потом он разросся во всю стену и т.д. до тех пор, пока телевизор не занял все четыре стены, а книги стали сжигать за ненадобностью.

Каковы оказались последствия этого? Приходящие ежедневно в твой дом с экрана люди стали ближе, чем домашние. Встречи с ними стали желанны, к ним спешили после работы. Подозрительным стал каждый, кто слишком долго разговаривал с соседом на улице. Люди стали внушаемы и вменяемы для всего, что говорилось с экрана. Те, кто осмеливался хранить дома какую-то книжечку, могли заплатить за это свободой или жизнью. Те, кто раньше тушил пожары – пожарные – теперь из-за новых технологий лишились привычного занятия (новые материалы уже не горят). Их работой стал розыск и сжигание ещё где-то у кого-то сохранившихся книг.

И вот пожарный Гай Монтэгутаил одну из запрещённых находок, прочел её и почувствовал конфликт с привычным до сих пор миром. Человек очень быстро попал в роль опасного для общества преступника. Он бегством спасается от погони (что очень тяжело, ведь кругом кинокамеры, и в далёком «мозговом центре» ежесекундно видно каждого жителя цивилизации). Став изгоем, он находит таких же, как он, с той разницей, что новые знакомые являются хранителями нематериальных сокровищ – это книжники. Каждый из них помнит наизусть какую-нибудь жемчужину мировой культуры: один помнит половину «Евгения Онегина», другой – «Песнь Песней», третий – «Шахнаме» и так далее – послания апостола Павла, «Исповедь» Августина…[]. Беглец с радостью присоединяется к ним. «Мы – меньшинство, обладающее нежелательными сегодня знаниями. Однажды нас призовут, чтобы услышать то, что хранится внутри нас. А затем книги снова начнут печатать. А когда придёт следующая эра тьмы, вместо нас появятся другие, которые сделают то же самое». То есть мир без книг в принципе невозможен, в противном случае он обречён на бессмысленное существование, в конце концов на вырождение и гибель.

Примеры гонения на литературу были в истории – например, цензура в СССР, когда выпускались только определённые, «разрешённые» книги, в том числе создавались сборники такой литературы для школьников. Из сказок Андерсена вымарывали слова молитв, такая непотопляемая глыба как Достоевский была оставлена чтобы «работать на новую культуру», в целях ознакомления «с самыми интимными уголками психологии мелкобуржуазной революционности».[, с. 7-12].Но проходили годы лихолетья, и угнетённая литература восставала из пепла, значит, её кто-то хранил, помнил, читал. [].

Можно ли ознакомиться с литературными произведениями посредством их экранизации, минуя чтение, будет ли просмотр фильма равносильной заменой книге? На этот вопрос однозначно ответил талантливый писатель и режиссёр Василий Макарович Шукшин, тщательно анализировавший отличие текста писательского от сценаристского. «Что мы делаем, когда экранизируем произведение литературы? – задаётся вопросом Шукшин. – Мы мучаемся, добиваясь, чтоб было как у писателя, потому что у писателя – хорошо. У писателя хорошо, потому что он так думает и чувствует. Даже если мы найдём средства и хоть в малой степени возместим неизбежную утрату… мы, чтобы у нас тоже было хорошо, должны так же думать и чувствовать, как автор литературного произведения. Так не бывает. Значит, настраиваем себя «под автора». Бывает – похоже. Но пропадает почти всё, пропадает живое тепло первозданности, потому что для нас всё это – не наше, не своё». Поэтому «не может быть прямого альянса с литературой на съёмочной площадке. Кино – это кино». Таков ответ выдающегося мастера жанра.[,c. 250-274].

2.2. Проведение социологического опроса. Анализ и интерпретация полученных результатов опроса.

Существует немало исследований о том, что современные дети и подростки вопреки расхожему мнению читают, причём делают это разумно и с удовольствием[].

Мытоже задалилюдям в своём окружении этот вопрос– читают ли их дети книги.Опрашиваемым было пояснено, что здесьподразумеваются их дети или детей их знакомых в возрасте от 0 до 18 лет; как самостоятельное чтение, так и совместное чтение со взрослыми; книги в бумажном или электронном виде, и предложено 3 варианта ответа. Из 23 человек 12 ответили – «Да, читают, в основном классическую литературу», трое выбрали вариант – «Да, читают, в основном современную литературу», а 8 человек признались, что их дети относятся к последней категории – «Не читают (или почти не читают)».

Но нам захотелось глубже изучить этот вопрос с разных сторон. А именно, насколько общество само понимает те аспекты и тонкости воспитательного потенциала художественной литературы, которые знает педагогика.Если понимают, то могут их использовать. То есть –не просто читают ли, а что они думают о влиянии на человека книги. Для этого в социальной сети «ВКонтакте» мы задали девять вопросов, на которые ответили люди разного возраста, разных профессий, с разным жизненным опытом. Наглядно представляем их в диаграммах.

Рис. 1. Вопрос №1.

Рис. 2. Вопрос №2.

Второй вопрос относится к теме особенностей восприятия литературы читателем в том или ином возрасте. Вопрос простой на первый взгляд, но глубокий для размышления. Было предложено 2 варианта ответа – «да» или «нет», и 51 из 55 человек считают, что разница в воздействии литературы в зависимости от возраста определённо существует. (Рис. 2).

Рис. 3. Вопрос №3.

Третий вопрос сродни предыдущему. Чем младше человек, тем меньше у него жизненного опыта. Старше человек – больший жизненный опыт. Влияет ли этот опыт на понимание художественного текста, или все перед текстом равны и текст равен перед всеми? Этот вопрос отвечающие комментировали так, что книга может быть шедевром, но ни о какой силе не может быть речи, если человек глуп. Половинаопрошенных подтвердили, что восприятие каждого читателя уникально! Даже пояснение, что, возможно, только понимание сюжета у всех одинаковое, а в остальном художественный текст воспринимается по-разному, не склонило большинство ко второму варианту. И опять же к счастью, никто не выбрал третий вариант, – что все читатели понимают текст одинаково.(Рис. 3).

Рис. 4. Вопрос №4.

Четвёртый вопрос – это попытка понять, существует ли зависимость между воспитательной силой художественной литературы (степень воздействия прочитанного на личность читателя) и качеством художественной литературы (под качеством подразумевались объективные показатели – глубина мысли, сюжета, детализация мира и субъектов художественного произведения). Например, сравним Пушкина и Дмитрия Быкова… Есть ли между их произведениями разница в качестве? Если есть, то они по-разному воздействуют на личность читателя. Если нет, то воспитательная сила художественного произведения будет одинаково воздействовать на личность читателя. Большинство ответившихвсё же видят эту зависимость и закономерность. (Рис. 4).

Рис. 5. Вопрос №5.

Следующие вопросы в большей степени философские, чем научные. В пятом вопросе люди в равных частях полагают, что художественная литература детства имеет сильное или умеренное влияние на судьбу человека. Но 2 человека из 54 полагают, что этого влияния вовсе нет. (Рис. 5).

Рис. 6. Вопрос №6.

В различных опросниках, анкетах, интервью часто интересуются: «Какая Ваша любимая книга?» Это частично характеризует человека – считает большинство опрошенных.  16%, что тоже существенно, считают, что по любимым произведениям можно с точностью охарактеризовать человека. А некоторым это видится невозможным. (Рис. 6).

Рис. 7. Вопрос №7.

В трёх последних вопросах заведомо добавлен вариант «Не знаю», т.к. для какого-то человека они могут быть затруднительными. В 7 вопросе этим вариантом воспользовались немногие. (Рис. 7).

Рис. 8. Вопрос №8.

Чтобы ответить на восьмой вопрос, нужно хорошо знать если не все, то большинство произведений детской художественной литературы. Поэтому в нём затруднились сами авторы вопроса… И почти треть опрошенных. Скорее всего, в классике таких произведений нет. А в современной литературе, увы,предостаточно. Молодой человек оставил к этому вопросу такой комментарий: «Еврогейскиесказки про однополых родителей следует запретить однозначно!». (Рис. 8).

Рис. 9. Вопрос №9.

Ответы на последний вопрос искренне порадовали. (Рис. 9).

В заключение приведём ещё несколькоинтересных мнений, пришедших в ходе опроса:

«Я больше склоняюсь к тому, что роль личности в процессе чтения намного важнее. По формуле "что ищешь, то и находишь" человек находит то, что ему нужно, вне зависимости от источника. Тут две стороны, с одной «бытие определяет сознание», то есть книга воспитывает человека, но с другой, как мне видится, рассматривать тему интереснее, это когда «сознание определяет бытие». Эта тема сложнее, она не для «широкого круга читателей», так скажем, т.е. это скорее исключение из правил. «Спрос рождает предложение» – это всем известно, но верно и обратное –«предложение рождает спрос». Удачная рекламная компания именно это и демонстрирует. И вдруг люди, не имеющие нужды, т.е. «спроса», увидев рекламу, начинают понимать – им очень нужен новый пылесос. Если бы художественное произведение определяло личность читающего, то люди, прочитавшие одну и ту же книгу, становились бы похожими». (Сергей, г. Санкт-Петербург)

Выводы по второй главе

Ёмко и лаконично о всём значении литературы можно сказать одной фразой французского писателя, философа-просветителя и драматурга Дени Дидро:«Люди перестают мыслить, когда перестают читать». В современном мире трудно противостоять информационной лавине. Номы думаем, что противостояние здесь не нужно, это неверный подход, обречённый на провал. Нужен свой собственный курс, направление, как в воспитании собственных детей, так и педагогу в работе со своими воспитанниками. Традиционным направлением было, есть – это показал опрос, и, смеем надеяться, будет всё же чтение книг, художественной литературы. Книга не должна «использоваться» в педагогике и в жизни. Электроникой мы пользуемся – по необходимости. Это «гаджет» в твоей руке. А книга с человеком на равных. Поэтому никогда не будем ставить технические достижения, призванные облегчить нашу жизнь и освободить время (и на чтение тоже), выше человека, его духовных и познавательных потребностей, выше радости просвещения.

Заключение

Тема о литературе очень обширная и бесконечная. Мы поговорили об основных её аспектах, по существу же можно сказать, что только начали о ней говорить, только прикоснулись к ней. Закончить хотелось бы отрывкомиз одного из лучших произведений Владимира Семёновича Высоцкого– «Баллады о борьбе» или, по-другому, «Баллады о книжных детях»:

… Еслипуть прорубая отцовским мечом,

Ты солёные слезы на ус намотал,

Если в жарком бою испытал, что почём,

Почему книга и борьба так тесно связаны? Потому что, в конечном счёте,хорошая, правильная книга побуждает к действию – переходу от слов к делу, от книги к самой жизни, помогает определиться, каким путём ты пойдёшь.Книга закрывается, и тебе решать. Хорошо, если путём мудрости, добра, справедливости – путём смелых, отважных, мужественных, путём тернистым.Книга есть художественно изложенная теория. Это учебник жизни. На примере героев произведения читатель видит,как лучше поступить в конкретной ситуации, а как не стоит, и в целом –чего следует ожидать, если строить жизнь по той схеме, которую выстроил для себя Обломов из одноимённого романа Гончарова или Базаров из бессмертной книги «Отцы и дети».Жизнь слишком коротка, чтобы проверять действительность каждого убеждения на практике, и чтение художественных произведенийв конечном счёте помогает избежать многих ошибок;во всяком случае, это наше твёрдое убеждение, и при написании этой работы мы руководствовалисьв первую очередь собственными впечатлениями и последствиями от встречи с прекрасным миром литературы.

Источники

  1. Аксаков С. Т. Детские годы Багрова-внука; Воспоминания. [Текст] / С. Т. Аксаков. – Л.: Лениздат, 1984. – 448 с.
  2. Батхен Н. Спасти нечитайку. [Текст] / Н. Батхен // Фома. – 2016. – №1. – С. 54-59.
  3. Баханов Е. Н. Россия будет читать. [Текст] / Е. Н. Баханов // Юность.  – 2002. – №10. – С. 76-78.
  4. Брюханова М. Подросток и чтение. [Эл.ресурс:http://foma.ru/podrostok-i-chtenie.html , 12.03.2018].
  5. Веселова Н. П. Калина горькая: книга о жизни и творчестве Василия Шукшина. [Текст] / Нина Веселова. – Вологда: Вологодская типография, 2014. – 282 с.
  6. Достоевский Ф. Слезинка ребенка. Дневник писателя. [Текст] / Ф. М. Достоевский. – М.: изд-во АСТ, 2015. – 352 с. – (Эксклюзивные мемуары).
  7. Зинковский К., Зинковский М. Связь времен. [Текст] / К. Зинковский, М. Зинковский. – СПб: изд-во «Диалог», 2011. – 304 с.
  8. Иожица В. В начале было Слово… [Эл.ресурс:http://ruskline.ru/analitika/2007/05/25/v_nachale_bylo_slovo , 25.03.2018].
  9. Левидов В. А. Художественная классика как средство духовного возрождения. [Текст] / В. А. Левидов. – СПб: изд-во «Петрополис», 1996. –184 с.
  10. Лихачев Д. С. Письма о добром. [Текст] / Д. С. Лихачев. – СПб: изд-во «Logos», 2006. – 256 с.
  11. Михайлов А. Личное дело. [Текст] / А. Я. Михайлов. – М.: изд-во «Эксмо», изд-во «Алгоритм», 2004. – 224 с.
  12. Паустовский К. Избранное. Т. 2. [Текст] / К. Г. Паустовский.– М.:Гослитиздат, 1956. – 351 с.
  13. Перевезенцев С. В. Настоящая литература потрясает. Беседа с Председателем Правления Союза писателей России В. Н. Ганичевым. [Эл.ресурс:http://vinograd.su/education/detail.php?id=43052 , 13.03.2018].
  14. Последний день: цикл передач | Корней Чуковский. [Эл.ресурс:http://tvzvezda.ru/schedule/programs/content/201509181154-fwau.htm/201804051145-idfh.htm, 04.04.2018].
  15. Савельева Ф. Н. Хорошая книга выстраивает личность. Интервью с О. Л. Кабачек, канд. психол. наук, зав. отделом социально-психологических проблем детского чтения Республиканской Детской государственной библиотеки. [Эл.ресурс:http://vinograd.su/upbringing/detail.php?id=43053, 10.03.2018].
  16. Сараскина Л. Достоевский. [Текст] / Л. И. Сараскина. – М.: изд-во «Молодая гвардия», 2011. – 825 с. – (Жизнь замечательных людей: сер.биогр.; вып. 1320).
  17. Сент-Экзюпери А. Можно верить в людей… Записные книжки хорошего человека. [Текст] / А. де Сент-Экзюпери. – М.: изд-во «Алгоритм», 2015. – 256 с. – (Дневник писателя).
  18. Сухомлинский В. А. О воспитании. [Текст] / В. А. Сухомлинский. – М.:Политиздат, 1973. – 272 с.
  19. Сухомлинский В. А. Сердце отдаю детям. [Текст]/ В. А. Сухомлинский.– 2-е изд. – Киев: изд-во «Радянська школа», 1972. – 244 с.
  20. Тимофеева И. Н. Дети; Время; Книга: пособие для руководителей детским чтением. [Текст] / И. Н. Тимофеева. – М.: изд-во «Русская  школьная  библиотечная ассоциация», 2009. – 407 с. – (Профессиональная библиотека школьного библиотекаря:Серия 1; вып. 1-2) (Приложение к журналу «Школьная библиотека»).
  21. Тихомирова И. И. Воспитательный потенциал художественной литературы. [Эл.ресурс:http://pedagogika-cultura.ru/po-rubrikam-3/kultura-chteniya-bibliotechno-prosvetitelskaya-deyatelnost/tikhomirova-i-i-vospitatelnyj-potentsial-khudozhestvennoj-literatury , 11.03.2018].
  22. Тихомирова И. И. Школа чтения: Опыт, теории, размышления: Хрестоматия. [Текст] / И. И. Тихомирова. – М.: изд-во «Школьная библиотека», 2006. – 304 с.
  23. Ткачев А. Новое или старое? Разговор о фантастике. [Эл.ресурс:http://www.andreytkachev.com/novoe-ili-staroe/ , 25.03.2018].
  24. Ткачев А. Сила книги: цикл публикаций: статья 3-я | Когда книги жгут. [Эл.ресурс:http://www.andreytkachev.com/kogda-knigi-zhgut-cikl-sila-knigi-statya-3-ya/ , 25.03.2018].
  25. Томачинский С. Всё, что есть прекрасного в мире, принадлежит нам. [Эл.ресурс:http://www.pravoslavie.ru/67284.html , 26.03.2018].
  26. Экспромт: цикл передач | Денис Майданов. [Эл.ресурс:http://www.dukascopy.com/tv/ru/199626, 10.02.2018].
  27. Энциклопедия для детей. Всемирная литература. Ч. 1. От зарождения словесности до Гёте и Шиллера. [Текст] / ред. коллегия: М. Аксёнова, Н. Шапиро, С. Путилов и др. – М.: Мир энциклопедий Аванта+, изд-во «Астрель», 2008. – 672 с.
  28. Энциклопедия для детей. Русская литература. Ч. 1. От былин и летописей до классикиXIX века. [Текст] / ред. коллегия: М. Аксёнова, А. Голосовская, М. Шинкарук др. – 2-е изд., перераб. – М.: Мир энциклопедий Аванта+, изд-во «Астрель», 2010. – 560 с.

Приложения

с картинками.




Похожие работы, которые могут быть Вам интерестны.

1. Использование произведений художественной литературы в библиотерапии

2. АКТУАЛИЗАЦИЯ ЭМПАТИЧЕСКОГО ОБРАЗА В ПЕРЕВОДЕ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

3. Употребление устаревших слов в художественной литературе

4. Вовлечение родителей в педагогический процесс ДОО

5. ВЛИЯНИЕ СПЕЦИАЛЬНОЙ ФИЗИЧЕСКОЙ ПОДГОТОВКИ НА УСПЕШНОСТЬ ВЫПОЛНЕНИЯ ОСНОВНЫХ СТРУКТУРНЫХ ГРУПП В ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ГИМНАСТИКЕ

6. ВОВЛЕЧЕНИЕ РОДИТЕЛЕЙ В ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ ПРОЦЕСС ДОШКОЛЬНОЙ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ

7. Миссия университета как научно-педагогический концепт эпохи постиндустриального развития

8. Психолого-педагогический анализ работы учителей по применению тестовых заданий на уроках математики

9. Педагогический процесс воспитания двигательно-координационных способностей подростков 15-16 лет, занимающихся тайским боксом

10. ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ПОТЕНЦИАЛ БЕЛАРУСИ