Современное состояние торгово-экономических связей России и США



Оглавление

Введение

3

1. Истоки современного состояния Российско-Американских торгово-экономических связей

6

1.1. Основные исторические этапы и нормативно – правовая основа формирования торгово–экономического сотрудничества России и США

6

1.2. Изменение характера международной торговли в условиях антироссийских санкций и экономического кризиса

22

1.3. Участие США в поддержании антироссийских санкций

27

2. Современное состояние торгово-экономических связей России и США

33

2.1. Анализ динамики, направлений и тенденций современного состояния торговых отношений между Россией и США............................................

33

2.2. Направления и проекты отраслевого экономико-инвестиционного сотрудничества России и США……………………………………………..

46

2.3. Ведущие сферы Российско-американского сотрудничества

61

3. Перспективы развития экономических связей России и США

71

3.1. Пути расширения торгово-экономических и других видов сотрудничества между Россией и США в сложившихся  условиях

71

3.2. Таможенное сотрудничество России и США

78

Заключение……………………………………………………………………

86

Список сокращений ………………………………………………………….

90

Список использованных источников……………………………………….

91

Введение

Внешнеэкономические отношения Российской Федерации с разными регионами мира имеют свои нюансы, особенно сегодня, вследствие происходящих процессов и внутри России, и за рубежом. Экономические антироссийские санкции также привнесли в эти тенденции определенную специфику. Российская Федерация, крупнейшее мировое государство, находится на этапе новых отношений с мировым сообществом и определения своего места в нем.

Одной из важных проблем общественного производства является максимально возможное удовлетворение нужд населения, невозможное без обмена товарами между странами и регионами. Процесс интернационализации мирового хозяйства в современных условиях определяет новый уровень многостороннего, разноаспектного экономического взаимодействия, поэтому изучение различных конфигураций внешнеэкономической деятельности для предприятий и организаций Российской Федерации, безусловно, представляет большой практический интерес.

Актуальность выбранной темы выпускной квалификационной  работы объясняется тем, что в настоящее время отношения России и США переживают непростой период из-за различных подходов к урегулированию ряда важных международных проблем. В контексте внутриукраинского кризиса, во многом спровоцированного Вашингтоном, с марта 2014 года администрация Барака Обамы пошла по пути сворачивания связей с Россией, в том числе прекратила взаимодействие по линии всех рабочих групп совместной Президентской комиссии и в несколько этапов ввела санкции против российских физических и юридических лиц. С российской стороны также предприняты ответные шаги.

Структура и содержание санкций охватывают следующие сферы:

Финансовая сфера. Пять крупных банковских организаций (в их числе ВЭБ, ВТБ, Газпромбанк, Сбербанк, Россельхозбанк) фактически были лишены возможности заимствования – размещения долговых бумаг (со сроком обращения более 30 дней) на европейском рынке.

Нефтегазовая сфера. Санкции затрагивают интересы крупных компаний (в их числе Роснефть, Газпромнефть, Транснефть, НОВАТЭК). В их отношении вводятся финансовые ограничения, а также прямой запрет на поставку этим компаниям оборудования для нефтедобычи на глубоководном шельфе и в Арктике, а также для разработки сланцевых месторождений.

Оборонно-промышленный комплекс. Запрет на вывоз продукции двойного назначения, ограничения в сотрудничестве, финансовые санкции в отношении таких компаний, как Алмаз-Антей, Калашников, Ижмаш, Базальт, Уралвагонзавод.

Санкционный список физических лиц. Лицам в списке запрещен въезд на территорию ЕС, а также «замораживаются» все их активы на территории ЕС[35].

Целью написания выпускной квалификационной работы являлось изучение внешнеэкономических связей России и США.

Достижению поставленной цели способствует решение ряда задач:

1) изучены истоки современного состояния Российско-Американских торгово-экономических связей;

2) дана характеристика международной торговли в условиях антироссийских санкций и экономического кризиса;

3) проведен анализ динамики, направлений и тенденций современного состояния торговых отношений между Россией и США;

4) исследованы направления и проекты отраслевого экономико-инвестиционного сотрудничества России и США;

5) выявлены перспективные направления развития внешнеэкономического сотрудничества России и США.

Объектом исследования являются внешнеэкономические связи России и США.

Предметом изучения стало экономическое сотрудничество России и США.

Теоретической основой для написания выпускной квалификационной работы послужили исследования экономистов в области внешнеэкономической деятельности Балабанова И.Т, Балабанова А.И., Долгова А.П., Зверева А., Ковалева И.В, Пахомова А., Попова А.И., Хасбулатова Р.И., Хренова Ю.В., Шкваря Л.В., а также известных ученых – специалистов в области Российско-Американских экономических отношений Корнеева А.В., Рогова С.М,  Савойского А.Г, Супяна В.Б.

Информационной основой для написания выпускной квалификационной работы явились официальные статистические данные Федеральной службы государственной статистики, инструктивные и методические материалы Правительства РФ, а так же Правительства США, Министерства финансов РФ, отраслевых Министерств РФ и США, Счетной палаты РФ, материалы научных конференций, семинаров, различные научные публикации по исследуемой тематике, справочные и информационные издания аудиторских и консалтинговых фирм, официальные корпоративные интернет-сайты, фактические данные ряда коммерческих организаций и другие материалы.

Методологическая основа работы представляет синтез различных подходов, выбор которых продиктован необходимостью обеспечить достижение поставленной цели.

1. Истоки современного состояния Российско-Американских торгово-экономических связей

1.1 Основные исторические этапы и нормативно – правовая основа формирования торгово–экономического сотрудничества России и США

Как известно, торговля – двигатель прогресса и экономики. Вполне естественно, что торговые отношения не могли обойти стороной и такие державы как США и Россия. Несмотря на тот факт, что порой отношения между двумя странами складывались весьма противоречиво, торговля не прекращалась практически никогда, хотя и носила различный характер. В связи с этим можно выделить несколько основных этапов торговли между двумя державами[11, с. 127].

1) 1698 – 1808 гг. (от первых контактов к установлению дипломатических отношений).

Русские начали осваивать побережье Аляски в 40-х годах 18 века и создали там свое центральное поселение на острове Кадьяк. Начался приток русских эмигрантов в Америку. Важнейшую роль в освоении берегов Северной Америки играла полугосударственная организация –  Российско-Американская компания (РАК). Уже в начале 19 века было основано более 20 русских поселений, в том числе Ситка, Ново-Архангельск и Форт Росс. В 20-е года Компания максимально расширила русские владения в Тихом Океане. Торговые суда посещали некоторые порты Великобритании, Европы, Азии, Южной Америки, Восточной Европы и Гавайских островов. Для обеспечения продовольствием русских поселений на территории Аляски было создано поселение-ферма Бодеджа Бэй – в нем насчитывалось около 1.5 тыс. овец, 3 тыс. голов КРС и множество лошадей.

Первые эпизоды торговли двух народов относят к концу 18 века. Торговцы Новой Англии собирали с индейцев меха, на которые жители Русской Америки рассчитывали. Однако первые контакты еще не характеризуются проявлением взаимного интереса к сотрудничеству, а скорее являются обычным пересечением встречных иммиграционных потоков двух народов. Осмысленным развитием торговых отношений в то время занимались лишь отдельные личности, да и то крайне редко. Торговля же началась в 1799 году, когда на остров Ситка прибыло американское торговое судно. К 1800 году американские торговые корабли совершили около 400 заходов в русские порты. В последующие 15 лет было заключено несколько местных торговых соглашений. С 1803 года американцы из Новой Англии начали нанимать алеутов для добычи меха морских выдр, разрешение на это им дала РАК. С 1804 года американские торговцы начали продавать русские меха. Благодаря конкуренции между американскими торговцами, РАК покупала продовольствие в 1811 году дешевле, чем в 1803, хотя объем торговли неуклонно рос. С 1803 и по 1812 год  оборот русско-американской торговли составил 590 тыс. долларов. Тем не менее, взаимоотношения России и Америки в то время не регулировались никаким нормативным актом. Подводя итог первого этапа, можно сказать, что для него характерны следующие черты[35, с. 522]:

- Спонтанность процесса формирования региональных отношений.

- Объективная заинтересованность сторон в развитии сотрудничества.

- Преобладание негосударственных инициатив, которые шли «снизу» от самих участников отношений.

- Формирование политических, региональных отношений между Россией и США «сверху» правительствами обеих стран, имеющих целью урегулирование торговых и промысловых вопросов.

- Эпизодичность и слабость российско-американских контактов.

2) 1808-1917 гг. (от установления дипломатических отношений до октября 1917 г.).

Тесные контакты Америки и России начались только во времена правления императора Александра I. Это во многом подтверждает его личная переписка того времени с Томасом Джефферсоном. Правители обеих стран прослеживали общие интересы не только в политической сфере, но и в сфере торговли. Россия ввозила из Америки хлопок, кофе, рис, табак, сахар; США импортировали российское железо, пеньку, смолы. Именно при императоре Александре I в США были направлены первые русские дипломаты – Пален, Дашков; в Петербург же прибыл дипломат Дж. К. Адамс (будущий президент своей страны), основная его цель – укрепление торговых отношений с Россией. К этому времени относятся попытки упорядочить отношения в сфере торговли и на локальном уровне. Как пример можно привести американского торговца Астора, который заключил с РАК контракт на поставку продовольствия для русских поселенцев. В обмен он обязался не торговать контрабандным оружием с индейцами Аляски. Однако этот договор так и не был реализован американской стороной[38, с. 8-20].

17 апреля 1824 года в Санкт-Петербурге стороны подписали Русско-Американскую конвенцию о дружественных связях, торговле, мореплавании и рыбной ловле. Она упорядочила отношения двух стран в северо-западной части Северной Америки. Рыбная ловля и плавание вдоль побережья Тихого океана объявлялись открытыми для судов обеих стран на 10 лет. Однако  согласно этой Конвенции «дозволение на производство торговли не распространяется однако ж на крепкие напитки, на огнестрельное и холодное оружие, на порох и военные припасы всякого рода».

В 1832 году, во время правления императора Николая I, был заключен Трактат о торговле и мореплавании. По этому трактату стороны предоставляли режим наибольшего благоприятствования товарам и гражданам обеих стран. Трактат был ратифицирован Сенатом в 1833 году и имел силу 80 лет, до 1913 года. Хотя объем постоянно возрастал, к 1820-1830 годах товары из России составляли всего лишь 3% от всего объема американского импорта. Сумма американского импорта из России достигала 1.6 млн. долларов.

В начале 1840 годов постепенно снижается доля российского экспорта товаров в объеме импорта США, главным образом из-за появления новых более дешевых источников получения товаров – Китай, Филиппины. Сказалось и окончание деятельности американских торговых компаний в России, особенно в Петербурге. Несмотря на то, что большая часть экспорта шла в США, импорт же наоборот поступал из стран Латинской Америки. Россия поставляла в США в первой половине 19 века пеньку, железо, веревки, канаты, парусину, фламандское полотно. Однако в дальнейшем экспорт пеньки, железа, льняных изделий существенно снизился, главным образом из-за того, что пеньку начали в нужных количествах возделывать в США; русское железо же вытеснялось более дешевым английским. Негативно сказывались и протекционистские торговые пошлины. Однако к концу 19 века наступает коренной перелом в отношениях двух стран. Бурное политическое и социальное развитие, а так же экономически рост обеих держав приводит к столкновению их интересов, что постепенно превращает их из союзников в соперников. В 1912 году Конгресс США отменил торговый договор 1832 года. Основные черты торговли двух стран данного периода следующие[33, с. 311]:

- Большая роль транзитной торговли.

- Несырьевой характер экспорта и сырьевой характер импорта, что свидетельствует об определенном уровне развития российской экономики в целом.

- Сильная ориентированность торговли на импорт и связанное с этим довольно солидное отрицательное торговое сальдо.

3) 1917 – 1933 гг. (период непризнания).

После Октября 1917года отношения между Советской Россией (СССР) и США, в том числе и торгово-экономические, оказались на долгие годы замороженными. На протяжении 1917–1933 годов Вашингтон проводил политику непризнания советского режима.

4) 1933 – 1991 гг. (от восстановления дипломатических отношений до распада СССР в 1991 г.).

В 1933 году СССР и США начинают предпринимать шаги для сближения, в том числе и в области торговли. 13 июля 1935 года было подписано первое Соглашение о торговых взаимоотношениях между СССР и США. 7 января 1937 года произошел обмен нотами, стороны урегулировали вопрос о долгах и взаимных финансовых претензиях, который остался со времен революции в России. В соглашении 1935 года Советское правительство обязалось закупать у США «произведения почвы или промышленности» для улучшения торговых отношений двух стран. Как результат – рост российско-американской торговли в 1930-х годах; СССР становится одним из крупнейших импортеров американских машин и оборудования. С тех пор США становятся крупнейшим внешнеэкономическим партнером СССР. Структура экспорта США в СССР и наоборот  представлена на рисунках 1-2 [11, с. 60].

Рисунок 1 – Структура экспорта США в СССР в 1940 году

Рисунок 2 – Экспорт СССР в США в 1940 году

Во время Второй мировой войны торговые отношения регулировались законом о ленд-лизе, согласно которому Америка предоставляла СССР взаймы или в аренду военную технику, боеприпасы, вооружение, продовольствие, товары первой необходимости, которые были нужны для ведения военных действий.

Холодная война весьма негативно сказалась на торговых отношениях двух держав. США приняли в 1949 году закон о контроле над экспортом, в 1951 году закон о контроле над помощью в целях взаимной обороны, которые существенно охладили торговые отношения, а в 1952 году и вовсе разорвали торговое соглашение 1937 года. Результатом всего этого стало свертывание взаимной торговли, которая на протяжении прошлых лет развивалась весьма успешно.

Политика разрядки, проводившаяся в 1970-х годах, создала благоприятную обстановку для улучшения торговых отношений. Согласно договору, подписанному в 1972 году в результате советско-американской встречи, обе стороны заявляли готовность расширять торгово-экономические связи, а так же урегулировать взаимные финансовые претензии, в том числе и по ленд-лизу. В том же 1972 году стороны подписали соглашение о закупках Советским Союзом у США зерна, а так же о продлении кредитов; создавалась совместная комиссия по вопросам торговли, которая должна была способствовать расширению взаимной торговли. Данное соглашение восстановило режим наибольшего благоприятствования,  который также был отменен в 1937 году. Кроме того, правительство СССР брало на себя обязанность разместить в Соединенных Штатах заказы на определенное промышленное оборудование и промышленные изделия, а также на сельхозтовары. Стороны учреждали торговые представительства в Москве и Вашингтоне соответственно. В тот же день было подписано соглашение, согласно которому Внешторгбанк СССР мог получать кредиты от Экспортно-Импортного банка США для приобретения американских товаров и услуг; правительство СССР в свою очередь же гарантировало погашение всех этих займов. Однако, многие из этих договоров так и остались только на бумаге, так как принятый США в 1974 году Закон о торговле запрещал распространение многих из принятых законов на социалистически ориентированные страны[9, с. 52-54].

Важным шагом к нормализации торговли стало подписание в 1973 году Конвенции по вопросам налогообложения. Направлена она была на избежание двойного налогообложения, а так же предусматривала налоговые льготы для госслужащих, участников научно-технического обмена и учащихся для обеих стран. Однако последовавшее в 1980-х годах ухудшение отношений и рост международной напряженности создали новые преграды для торговли.

После вторжения СССР в Афганистан США ограничили продажу сельскохозяйственных продуктов в СССР, а после волнений в Польше была приостановлена торговля американскими технологиями и оборудованием для нефтегазового комплекса.

Перестройка, начавшаяся в СССР в конце 1980-х годов, привела к улучшению политических отношений СССР и США, а как следствие и торговли. В СССР появляются первые совместные предприятия. Им отводилась немалая роль, которая подчеркивалась на совместном выступлении лидеров стран в 1988 году. В 1990 году было подписано новое соглашение о торговых отношениях. Согласно этому соглашению, стороны предоставляли друг другу режим наибольшего благоприятствования, советские организации обещали увеличить свои заказы на американские товары и услуги,  регулировался режим деятельности представительств коммерческих фирм и организаций обеих сторон,  и впервые гарантировалась охрана интеллектуальной собственности.

5) 1991 – 2004 гг. (от образования Новой России до начала XXI века).

С момента образования Российской Федерации торгово-экономические отношения между Вашингтоном и Москвой вступили в новую фазу. Россия начала проводить новые радикальные рыночные реформы, гарантировалось право собственности. 17 июня 1992 года были заключены два очень важных договора. Первый – договор о поощрении и взаимной защите капиталовложений; второй  – договор об избегании двойного налогообложения и предотвращении уклонения от налогообложения в отношении налогов на доходы и капитал. Также, создавались и новые структуры, которые были должны регулировать двухстороннюю торговлю. Была создана Российско-американская комиссия по экономическому и технологическому сотрудничеству между двумя государствами.

В этот период торговля распространяется на такие отрасли экономики, в которые до этого торговые отношения не проникали вовсе. Как пример – соглашение между Вашингтоном и Москвой 1993 года об использовании высокообогащенного урана, извлеченного из ядерного оружия. Принимались совместные договора и в области конверсии – 1992 год, чего раньше, опять же, не было. В 1994 был принят меморандум о взаимопонимании между Правительством РФ и Корпорацией по зарубежным частным инвестициям США по вопросу поддержки конверсии в России.

Во время встречи на высшем уровне в Москве в 1995 году было сделано совместное заявление по вопросам экономической реформы в России, торговли и инвестиций. Стороны так же выделили примеры кооперации в промышленности – сотрудничество по Рамочному соглашению по нефти и газу и проект создания самолета «ИЛ-96М». Отношения в области торговли между Россией и США начинают приобретать международное значение (хотя пока и в отдельных областях). Об этом говорит, например, внесение в Соглашение между правительством РФ и правительством США относительно международной торговли в области коммерческих услуг по космическим запускам изменений и дополнений от 30 января 1996 года. Дальнейшая активизация двусторонних торговых и инвестиционных связей предусматривается также договоренностями, достигнутыми в июле 1999 года в рамках Российско-американской комиссии по экономическому и технологическому сотрудничеству[15, с. 67].

6) Современный этап.

В настоящее время, несмотря на наличие политических противоречий между Россией и США, страны остаются важными торговыми партнерами.

Россия является одним из основных экспортеров энергоресурсов в США. Российская компания «Газпром» ведет работу над проектами поставок в США сжиженного природного газа. В середине 2000-х годов США занимали 6 место (8.3 млрд. долларов) по объему иностранных инвестиций в РФ (6.5% от общего числа), примерно половина из прямых инвестиций приходились на ТЭК. Американцы охотно вкладываются в такие проекты как «Сахалин-1», Каспийский трубопроводный консорциум. На российских автозаводах расположены сборочные цеха американских автомобилей марки Ford, General Motors[19,с. 5-7].

На непроизводственную сферу приходится четверть прямых инвестиций США, направляемых в первую очередь в банковскую и страховую деятельность, а также в сферу информационных услуг. Прямые российские инвестиции в американскую экономику превышают 1 млрд. долларов. В США работают российские компании, такие как «Лукойл», «Норильский Никель», «Северсталь», «ЕвразГрупп», «Интеррос» и некоторые другие. Развивается сотрудничество в сфере высоких технологий, инновационной деятельности и информатики. Ведущие компании аэрокосмической отрасли США (Boeing, Lockheed Martin, Pratt and Whittney) на протяжении многих лет активно взаимодействуют с российскими предприятиями в рамках проектов по МКС, космическим запускам, производству авиадвигателей, разработке новых моделей летательных аппаратов.

Противоречия между Соединенными Штатами и Россией по архитектуре европейской безопасности, сложившейся после холодной войны, различия в подходах к конфликтам в постсоветской Евразии во многом определяют противостояние в отношениях между Вашингтоном и Москвой. За последнюю четверть века из-за противоборствующих подходов к евроатлантической безопасности и постсоветской Евразии провалилось большинство попыток наладить сотрудничество в таких областях взаимодействия как контроль над вооружениями, нераспространение ядерного оружия, борьба с насильственным экстремизмом или управление киберпространством[8,с.14].

С точки зрения США, стабильность и безопасность Европы находятся под угрозой из-за незаконных действий России в отношении Крыма и ее прямой поддержки сепаратистов на востоке Украины. Действия России разрушили представление Запада о Европе как о свободном и мирном целом, сложившееся после окончания холодной войны. Интегрирование России в евроатлантические институты представляется невозможным. Соединенные Штаты и ряд европейских стран отреагировали на действия в отношении Крыма экономическими санкциями против России и наращиванием военного присутствия НАТО, в том числе передового развертывания в Прибалтике и других странах Восточной Европы. Цель таких мер заключается в том, чтобы заставить Россию заплатить за агрессию, не допустить вероятного применения ею силы и угроз, успокоить и придать уверенность восточным странам-членам НАТО. А также содействовать поддержанию безопасности не входящих в НАТО государств, таких как Украина. Вашингтон настаивает на том, что надежное урегулирование конфликта на востоке Украины является условием более тесного сотрудничества России и Запада в будущем.

С российской точки зрения, в давнем конфликте о законном месте России в евроатлантической архитектуре безопасности противоречие с Западом по поводу Крыма и Восточной Украины является лишь эпизодом – пусть даже опасным и полным драматизма. В основе конфликта лежит различие в понимании Москвой и Вашингтоном законной роли России на своих рубежах. Россия считает, что имеет право влиять на политику и внешнеполитический курс соседей, в то время как США настаивают на том, что Россия не должна иметь больше влияния, чем любая другая страна, как внутри, так и вокруг постсоветской Евразии. В отношениях превалирует подозрительность. Вашингтон подозревает, что Москва стремится построить на Южном Кавказе и в Центральной Азии ориентированный на Россию экономическийРСМДи оборонный альянс. Это позволит ей сдерживать в соседних странах процессы демократизации и рыночных реформ, которые, как считают США, могли бы естественным образом сблизить их с Европейским союзом и НАТО. Россия, в свою очередь, считает, что Соединенные Штаты стремятся подорвать режимы в постсоветских странах Евразии для установления в них проамериканских (по сути, антироссийских) правительств[12 с. 39].

Политика НАТО, а также отношения России с НАТО, являются вторым источником разногласий между Вашингтоном и Москвой. С российской точки зрения, такая политика имеет непосредственное отношение к евроатлантической безопасности. Сопротивление России продвижению НАТО в страны Центральной, Восточной и Южной Европы нарастало с середины 1990-х годов, но особой остроты достигло после переворота в Киеве в феврале 2014 года. Кремль неоднократно заявлял (без представления убедительных доказательств), что смещение украинского президента организовано правительством США. Ведущие российские чиновники неоднократно ссылались на предполагаемую угрозу Украины вступить в НАТО и/или предоставить доступ Североатлантическому альянсу на объекты ВМС в Крыму, что и стало одной из основных причин действий на полуострове. Многие считают, что война в Южной Осетии в августе 2008 года велась Россией, чтобы не дать Грузии силой восстановить территориальную целостность и ускорить тем самым ее вступление в НАТО.

В свою очередь, США и страны НАТО отрицают свою причастность к событиям, которые в феврале 2014 года завершились сменой власти в Киеве. Они рассматривают интеграцию Украины как путь к стабильности и коллективной безопасности в Европе и заявляют об открытости НАТО для всех европейских демократий, разделяющих ценности Альянса и способных выполнять обязанности его членов. Вместе с тем, они предупреждают, что членство в НАТО не является автоматическим и возможно только, если содействует укреплению безопасности Альянса.

Два тактических противоречия чреваты дальнейшим ухудшением отношений.

Первое. И Москва, и Вашингтон выразили поддержку Комплексу мер по выполнению Минских соглашений по урегулированию конфликта на востоке Украины. Этот документ подписан лидерами России, Украины, Германии и Франции в феврале 2015 г. Тем не менее, практическая реализация его положений вызывает разногласия. С точки зрения Соединенных Штатов и их союзников в Европе, вывод «иностранных наемников» из восточной Украины и демобилизация местных ополчений должны произойти до или, по крайней мере, одновременно с передачей Киевом власти этому региону и проведением выборов с мониторингом на международном уровне[14, с. 12-13].

В свою очередь, Москва критикует Киев за нежелание немедленно предоставить сепаратистским областям «особый статус», который, среди прочего, позволит им находиться вне политической системы Украины. Россия считает, что предоставление такого статуса должно предшествовать любым выборам на Донбассе в соответствии с законодательством Украины. Москва назвала статус Крыма в составе Российской Федерации «не подлежащим обсуждению» и даже намекнула, что может разместить в регионе ядерное оружие для противодействия потенциальным попыткам вернуть Крым в состав Украины силой.

Второе. С 2014 года НАТО выполняет свое решение о развертывании дополнительных сил и средств в странах Балтии, Польше и Румынии. Москва, в свою очередь, совершает демонстративные облеты кораблей ВМФ США, рискованные перехваты военных самолетов США их союзников в Балтийском и Черном морях и объявляет о развертывании крупных военных формирований в западной части России.

Еще больше обостряют напряженность и могут привести к крупномасштабному конфликту на Украине продолжающиеся вооруженные столкновения вдоль линии контроля на Донбассе, периодическое наращивание военного потенциала с привлечением военно-морских и авиационных частей, а также сопутствующая риторика с обеих сторон. Вместе с тем, вряд ли возможно добиться прогресса в евроатлантическом сотрудничестве между Соединенными Штатами и Россией без готовности всех сторон, участвующих в противостоянии на Донбассе, взять на себя обязательство по неукоснительному соблюдению режима прекращения огня и вывода войск и тяжелых вооружений из зоны конфликта в обмен на проведение Украиной политических реформ.

Для восстановления испорченных американо-российских отношений в Европе и постсоветской Евразии необходима политическая воля. Ее проявление потребует убедительной аргументации в пользу такого улучшения отношений. Сегодня аргументация может заключаться в высокой цене, которую из-за противоречий обе стороны, а также многие другие страны платят за европейскую безопасность.

Россия вовлечена в масштабное наращивание военного потенциала, чтобы соответствовать достижениям Соединенных Штатов и их союзников в области военной техники или дать на них асимметричный ответ. Это обходится России почти в 4 % ВВП – тяжкое бремя на фоне продолжающегося экономического спада, снижения уровня жизни и сокращения расходов на здравоохранение. Значительная часть военных расходов обусловлена тем, что США считаются главным противником России, стремящимся везде и всюду обратить себе на пользу слабые стороны России. Сползание в заведомо невыгодную гонку вооружений с Соединенными Штатами представляет для нее явную угрозу[17, с. 58].

Позиционируя себя как соперника США в евроатлантическом регионе и за его пределами, Россия также лишает себя возможности остановить экономический спад с помощью американского капитала и технологий. Недавно проведенные исследования показывают, что при соперничестве государств экономические связи не могут ни развиваться, ни служить основой для разрешения острых политических противоречий. Пока разногласия в сфере безопасности не устранены, торговля, и инвестиции не растут. Яркий пример этого правила – собственный опыт России, которая восстановила отношения с Китаем, поступательно развивавшимся в конце 1980-х и в 1990-х годах, и даже вступила с ним в союзнические отношения.

Для Соединенных Штатов экономические последствия текущего момента не столь существенны, однако сейчас проходит проверку способность Вашингтона обеспечить сохранение единой позиции с ЕС по вопросу о санкциях и других мерах наказания России. Главные союзники по НАТО, такие как Италия и Франция, а также некоторые азиатские союзники США, в первую очередь, Япония и Южная Корея, выразили заинтересованность в примирении с Россией и снятии с нее санкций, хотя Соединенные Штаты считают их основным инструментом давления на Россию для восстановления территориальной целостности Украины. Россия также добилась определенных успехов через поддержку националистических и изоляционистских групп в подрыве доверия европейских граждан к своим правительствам и руководству ЕС. Противодействие идеям и действиям России не будет безболезненным ни для Соединенных Штатов, ни для европейских правительств.

Реакция НАТО на действия России на Украине пользуется широкой поддержкой, и, как представляется, успокаивает страны Центральной, Восточной и Южной Европы. Дополнительные расходы на оборону, которые Соединенные Штаты намереваются выделить для противодействия России, невелики в общем объеме оборонного бюджета США, но представляют альтернативную стоимость других оборонных потребностей США.

Ниже приводится список мер, которые Вашингтону и Москве рекомендуется предпринять для достижения этих целей. Они перечислены в порядке первоочередности[23, с.20-21].

Во-первых, следует принять меры по уменьшению вероятности трагических инцидентов, например, столкновений в воздухе воздушных судов США/ НАТО и России. Начать нужно с обсуждения «правил дорожного движения». Воздержание от балансирования на грани или иного провокационного поведения, которое чревато таким исходом, может оказаться нереальным в краткосрочной перспективе из-за решимости обеих сторон придерживаться избранного курса. Для США он заключается в утверждении военного присутствия в регионах, окружающих Россию, а для Москвы – в усилении неопределенности относительно своих ответных действий. На случай, если такой инцидент все же произойдет, следует выработать механизмы предотвращения его перерастания в полномасштабную конфронтацию между США/НАТО и Россией.

Во-вторых, сторонам надлежит направить усилия на разрешение острого кризиса на Украине. Для выполнения этой задачи России и Соединенным Штатам потребуется содействие Украины и ЕС. Для предотвращения быстрой эскалации и сохранения возможности урегулирования в будущем, все стороны конфликта должны проявлять сдержанность и продолжать переговоры во всех возможных форматах, включая «нормандский», двусторонние российско-американские переговоры, а также прямые контакты между Киевом и Москвой. Приверженность к поиску решения на основе переговоров должна быть сохранена и гарантирована посредниками – Германией, Францией и Соединенными Штатами. Необходимо сделать все возможное, чтобы не допустить возобновления военных действий руководством Украины и России, а также сепаратистскими властями в Донбассе. Для этого США и Европейскому союзу надлежит продемонстрировать согласованный подход, а России и Украине – добиваться прогресса в урегулировании конфликта в духе доброй воли. Возможное его разрешение может включать вывод всех иностранных вооруженных формирований из восточной Украины, реинтеграцию этих регионов в политическое и экономическое пространство Украины, расширение местного самоуправления, гарантии против преследования бывших сепаратистских активистов, а также заслуживающее доверия обязательство Украины не стремиться к членству в НАТО[31, с.35-37].

В-третьих, обе стороны должны использовать любую возможность, чтобы подчеркнуть на самом высоком уровне, что они не считают существующее противостояние неизбежной и неотъемлемой частью своих отношений. Это поможет избежать институционализации конфликта посредством выстраивания американских и российских государственных структур под стратегическое соперничество между двумя странами. Подобные структуры будут придавать конфликту значительную инерцию, и сохранять заинтересованность в нем даже после того, как его источники объективно исчезнут. Если правительственные структуры обеих стран будут настроены на противодействие, то избирательное сотрудничество в скором времени окажется невозможным.

В-четвертых, Вашингтон и Москва должны искать возможности для направления друг другу заслуживающих доверия сигналов, понижающих уровень неопределенности относительно их намерений. Необходимо начать предметный разговор о снятии наиболее серьезных озабоченностей в отношении таких намерений. Москве следует сократить усилия по инициированию внутреннего кризиса единства в трансатлантических отношениях и в Европейском союзе. Достоверным подтверждением этого послужит переориентация российских государственных СМИ на продвижение идеи, что экономическое и политическое будущее России неразрывно связано с процветанием евроатлантического сообщества. В свою очередь, Соединенные Штаты могли бы сделать публичное заявление о своем обязательстве завершить интеграцию России в евроатлантическое сообщество, как только доверие между Россией и евроатлантическим сообществом будет восстановлено.

И, наконец, России и Соединенным Штатам следует четко изложить свои подходы в отношениях с постсоветскими странами Евразии, а затем постараться найтиmodusvivendi с теми странами, который был бы приемлем для Вашингтона, Москвы и государств, стремящихся вступить в НАТО и Европейский союз. Одним из возможных решений станет обещание России уважать суверенитет и право евразийских стран постсоветского пространства на членство в любом союзе. США и НАТО при этом следует ясно обосновать, в чем именно выиграет альянс в сфере безопасности, принимая нового члена. Если такой выигрыш затрагивает интересы России, то НАТО и Россия могут обсудить вопросы безопасности страны-кандидата в Совете Россия – НАТО. Россия получит возможность снять имеющиеся у страны-кандидата опасения. Конечно, такие меры можно реализовать только в долгосрочной перспективе, когда психологические раны украинского кризиса затянутся, и будет восстановлен хотя бы базовый уровень доверия в отношениях между Россией и странами НАТО[29,с.83-85].

Американские компании проявляют значительный интерес к развитию торгово-экономического сотрудничества с регионами России. Более 10 лет действует «Российско-американское тихоокеанское партнерство», объединяющее представителей бизнеса, науки, общественных кругов, федеральных и региональных властей Дальнего Востока России и Западного побережья США. Совсем недавно (21 ноября 2012 года) была отменена поправка Джексона-Вэника, которая сдерживала развитие торговли между Россией и США. В общем, можно сказать, что на современном этапе отношения принимают самый разнообразный характер – от продажи и покупки определенных товаров и до инвестиций и сотрудничества на уровне регионов.

В итоге мы можем видеть, что уже более 300 лет торговля между США и Россией является важнейшим компонентом взаимодействия этих двух стран. Менялся характер торговли, менялись объекты торговли, менялась и сама торговля. Сейчас в отношениях России и США наступил новый этап, касается он и торговли. Остается надеяться, что этот этап будет длительным и стабильным, а не сменится очередным спадом и обострением отношений.

1.2. Изменение характера международной торговли в условиях антироссийских санкций и экономического кризиса

Анализируя перечень санкций, которые были введены против Российской Федерации, мы можем выделить следующие направления:

Коммерческие и торговые санкции – наиболее часто применяемые санкции в международной практике. К ним относится, например, торговое эмбарго, прекращение технического обслуживания и т.п. 7 мая 2014 года Россия была исключена из торговой программы США, которая разрешала странам с переходной экономикой импортировать беспошлинно некоторые виды товаров.

Финансовые санкции. Данный вид санкций подразумевает ограничение доступа на финансовые рынки, прекращение оказания финансовой помощи, блокирование иностранных активов членов правительства страны-объекта. В середине марта США, Евросоюз, Австралия, Новая Зеландия и Канада ввели против России первый пакет санкций, который подразумевал замораживание банковских счетов некоторых должностных лиц Российской Федерации, арест их имущества и отказ от предоставления въездных виз. В список лиц, которые, по мнению США и ряда стран, «играют важную роль в российской угрозе суверенитету и территориальной целостности Украины», в первую очередь, попали Владислав Сурков – помощник Президента, Сергей Глазьев – советник Президента, Дмитрий Рогозин – заместитель  председателя Правительства России, Валентина Матвиенко – председатель Совета Федерации, Леонид Слуцкий – председатель Комитета Государственной думы по делам СНГ и др. Данный вид санкций был нацелен на подрыв экономического и валютного положения России. В 2014 г. платежные системы VISA и Master – Card заблокировали операции банка «Россия», его «дочки» Собинбанка, СМП–банка и аффилированного с ним ИнвестКапиталБанка[30, с. 480].

Санкции в отношении передвижения. Данный вид санкций подразумевает частичный или полный запрет на передвижение через границу государства-инициатора санкций определенных лиц, а также запрет на перемещение средств сообщения. Украина запретила более чем 100 чиновникам – гражданам России, поддержавшим присоединение Крыма к России, въезд на свою территорию. 17 апреля 2014 года существенно усилила приграничный контроль прибывающих из России и Крыма. А также ограничила въезд для граждан Российской Федерации мужского пола в возрасте от 16 до 60 лет, которые путешествуют в одиночестве, за исключением случаев поездки к родственникам с тяжелой болезнью, на похороны, по заверенным оригиналам приглашений юридических лиц и физических лиц или по разрешению самой Госпогранслужбы.

Дипломатические санкции. Подобный вид санкций включает в себя аннулирование дипломатических виз, полный или частичный отзыв из страны-объекта санкций дипломатических представительств. 6 марта 2014 года Европейский Союз приостановил переговоры с Россией по вопросу облегчения визового режима и нового базового соглашения. 1 апреля 2014 Организация Североатлантического договора приостановила все формы сотрудничества с Россией, кроме переговоров на уровне послов и выше.

Процессуальные санкции подразумевают лишение права голоса страны – объекта санкций в какой-либо международной организации, также лишение права на представительство в выборных органах какой – либо международной организации, исключение из членства в международной организации. Применение подобного вида санкций наиболее опасный вид изоляции страны – объекта. 25 мая 2014 года отменил все запланированные мероприятия в России.10 апреля 2014 года лишил российскую делегацию права голоса и запретил еѐ представителям занимать руководящие должности в Парламентской ассамблее Совета Европы, а также запретил российским представителям участвовать в миссиях наблюдателей Парламентской ассамблеи Совета Европы до конца 2014 года.

Научные, спортивные и культурные санкции включают в себя запрет на участие в спортивных соревнованиях представителей страны – объекта санкций, а также прекращение культурного, научного и технического сотрудничества. 18 марта G8 отменила саммит, который должен был пройти в июне в Сочи. 13 марта 2014 года Великобритания приостановила военное сотрудничество с Россией, в том числе остановила поставки в Россию предметов военного назначения и отменила запланированные совместные военные учения. 28 июля Великобритания отказалась от поддержки культурного проекта «Год культуры России», от проведения мероприятий были отозваны все британские министры и чиновники. 11 марта 2014 года Украина прекратила трансляцию телеканалов «Вести», «Россия 24», «Первый канал. Всемирная сеть», «РТР Планета» и «НТВ Мир» на своей территории[38, с. 15].

Санкции, вводимые против России отдельными предприятиями. 30 апреля 2014 года американские компании, которые работают в сфере информационных технологий, такие как Microsoft, Oracle, Symantec и Hewlett-Packard, приостановили сотрудничество с российскими компаниями и банками, в отношении которых США ввели санкции. Если проанализировать отраслевую структуру санкций против России, то можно обнаружить, что санкции направлены против ключевых, т. е. конкурентоспособных отраслей экономики РФ: нефтяной, газовой, атомной и военной промышленности РФ, а также против российского банковского капитала.

Вместе с тем глобализация мировой экономики приводит к существенному снижению экономической эффективности санкций. Так как страна – объект санкций имеет широкие возможности по развитию внешнеэкономических связей с другими странами. Глобализация экономики также стала одной из причин приоритетов в практике использования экономических санкций, в особенности США.

В последние годы отношения России и США, являющиеся системообразующим фактором обеспечения глобальной безопасности и стабильности, серьезно деградировали из-за различных подходов к урегулированию ряда международных проблем[39, с. 10].

7 июля 2017 года «на полях» саммита «Группы двадцати» в Гамбурге (Германия) состоялась первая личная встреча президентов продолжительностью более двух часов. Главы государств обсудили широкий спектр вопросов, включая общую ситуацию в российско-американских отношениях и актуальные международные темы.

Интенсивные контакты поддерживали руководители внешнеполитических ведомств Сергей Лавров и Джон Керри. В 2015-2016 годах они провели более 30 встреч и 130 телефонных разговоров. Первая встреча Сергея Лаврова с госсекретарем США Рексом Тиллерсоном состоялась 16 февраля 2017 года «на полях» совещания министров иностранных дел «Группы двадцати» в Бонне (Германия).

27 июля 2017 года Конгресс США подавляющим большинством голосов принял «Акт о противодействии противникам Америки посредством санкций». Закон, подписанный Дональдом Трампом 2 августа, предполагает дальнейшее усиление нажима на Россию. 31 августа 2017 года американская сторона объявила о мерах по ограничению деятельности российских дипломатических и консульских представительств в США.

Российской стороной были предприняты необходимые контрмеры, как зеркальные, так и асимметричные.

Антироссийский курс администрации США пагубно сказался на двустороннем диалоге по актуальным международным проблемам.

Интенсивность обсуждения тематики контроля над вооружениями и нераспространения была резко снижена Вашингтоном в 2014 году наряду со свертыванием им контактов между военными. Вместе с тем, продолжается реализация Договора о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений, подписанного 8 апреля 2010 года в Праге (вступил в силу 5 февраля 2011 года, срок действия – 10 лет с возможностью продления). Одним из наиболее проблемных в военно-политической сфере остается вопрос развертывания ПРО США. Диалог по нему приостановлен американцами, не желающими учитывать российские озабоченности, еще до событий на Украине.

В последние несколько лет динамика межпарламентских связей существенно снизилась из-за негативного отношения к сотрудничеству с российскими парламентариями со стороны членов Конгресса.

После введения американцами санкций против многих представителей Федерального Собрания имеют место только эпизодические контакты.

В условиях неблагоприятной экономической конъюнктуры и санкций отмечается снижение двустороннего товарооборота. По данным Федеральной таможенной службы РФ, внешнеторговый оборот России и США по итогам 2016 года составил 20276,8 миллиона долларов (в 2015 году – 20909,9 миллиона долларов), в том числе российский экспорт – 9353,6 миллиона долларов (в 2015 году – 9456,4 миллиона долларов) и импорт – 10923,2 миллиона долларов (в 2015 году – 11453,5 миллиона долларов).

По доле в российском товарообороте в 2016 году США заняли пятое место, по доле в российском экспорте – 10-е место, по доле в российском импорте – третье место[48].

В структуре экспорта России в США в 2016 году основная доля поставок пришлась на следующие виды товаров: минеральные продукты; металлы и изделия из них; продукция химической промышленности; драгоценные металлы и камни; машины, оборудование и транспортные средства; древесина и целлюлозно-бумажные изделия.

Российский импорт из США в 2016 году был представлен следующими группами товаров: машины, оборудование и транспортные средства; продукция химической промышленности; продовольственные товары и сельскохозяйственное сырье; металлы и изделия из них; текстиль и обувь.

По данным ФТС РФ, по итогам января-августа 2017 года внешнеторговый оборот России и США составил 14 480,4 миллиона долларов, в том числе российский экспорт – 6 625,4 миллиона долларов и импорт – 7855,0 миллионов долларов.

В сфере двусторонних отношений действует несколько десятков межправительственных и межведомственных договоренностей по различным вопросам, включая транспорт, реагирование на чрезвычайные ситуации и т.п.

В области культурных связей с большим успехом в США проходят гастроли российских исполнителей классической музыки, театра и балета. Значительные усилия предпринимаются для сохранения и популяризации российского культурно-исторического наследия в США.

Таким образом, можно увидеть, что развитие внешнеэкономических связей России и США имеет долгое историческое развитие с периодами охлаждения и налаживания.

1.3. Участие США в поддержании антироссийских санкций

События 2014 г. открыли новую страницу в истории антироссийских санкций. Начало этому было положено исполнительным указом президента США Б. Обамы от 6 марта 2014 г., в соответствии с которым были введены санкции против российских официальных лиц и организаций, «угрожающих суверенитету и территориальной целостности Украины».

Формальным поводом для санкций стали события на Украине начала 2014 г., спровоцированные так называемой «революцией достоинства», в ходе которой при непосредственном участии США (в том числе, финансовом) произошел государственный переворот.

К власти в стране пришли маргинальные националистические структуры, провозгласившие своей целью обеспечение приоритетности титульной этнической группы населения – украинцев – над всеми остальными. Первой же акцией нового украинского руководства стала отмена принятого на законодательном уровне регионального статуса русского языка.

На практике же повседневной реальностью стали похищения людей, пытки, издевательства, внесудебные расправы, массовые убийства, – все это не только нацистское более чем 70-летнее прошлое, это еще и реалии современной Украины[24, с.13-15].

Несмотря на эти очевидные проявления бандитизма, США и их союзники не выразили каким-либо образом свое неприятие грубейших нарушений общепризнанных норм гуманитарного права. Более того, они фактически взяли киевские власти под свою опеку. Попытки же граждан Украины выразить свое несогласие с действиями властей, посягающими на их права, жизнь, здоровье и имущество, были объявлены пророссийским сепаратизмом и терроризмом.

События, связанные с украинским кризисом, в очередной раз свидетельствуют о том, что цинизм становится доминирующим принципом внешней политики США и их союзников по НАТО и Евросоюзу. И это уже давно никого не удивляет, даже самих американцев. Как считает, например, бывший помощник Р. Рейгана Д. Бэндоу, «от лицемерия Запада захватывает дух». По его словам, «и часа, не то, что дня, не проходит без того, чтобы Вашингтон не попытался подкупить или запугать правительство другой страны».

Таким образом, события на Украине оказались всего лишь поводом для проведения широкомасштабной антироссийской акции. Причины же антироссийских санкций формировались задолго до событий на Украине весной 2014 г. Достаточно образно эту ситуацию охарактеризовал Президент России В. В. Путин, по словам которого, если бы не произошел государственный переворот на Украине, то США и их союзники придумали бы какой-то иной способ сдержать растущие возможности России.

Настоящей же причиной эскалации антироссийской политики явилось преодоление Россией кризисных явлений в политической и социально-экономических сферах, становление ее в качестве одного из ведущих государств мирового сообщества, с позицией и интересами которого, особенно в области обеспечения национальной безопасности, следует считаться. Это в корне противоречило интересам США, объявившими себя в качестве единственной сверхдержавы. Поэтому, начиная со второй половины 2000-х гг., политика США была направлена на так называемое «сдерживание» России посредством различного рода акций, направленных на ослабление ее позиций, формирования недружественного окружения с использованием государств-лимитрофов, полностью подконтрольных США, инициирования на сопредельных территориях различного рода кризисов, конфликтов и т. д.

В последующем введение антироссийских санкций происходило по нарастающей траектории и фактически синхронно.

В целом же секторальные санкции коснулись трех секторов российской экономики – топливно-энергетический комплекса, банковской сферы и оборонной промышленности. Самый масштабный раунд санкций был начат 16 июля и продолжился 12 сентября 2014 г[37, с.55].

В финансово-экономической же сфере давление было продолжено. Так, 30 июня 2015 г. был введен новый пакет санкций против еще 11 граждан России и Украины, а также 15 компаний. При этом впервые под действие новых санкций попали зарубежные компании (Финляндии и Кипра)[32, с. 5-10].

Не изменилась ситуация и в 2016 г. Так, 3 марта 2016 г. Б. Обама продлил санкции против России на неопределенный срок, а уже 15 июля 2016 г. комитет палаты представителей конгресса США по иностранным делам одобрил законопроект № 5094 «О стабильности и демократии на Украине», направленный на усиление санкций в отношении России. При этом конгресс обязал Б. Обаму «использовать американское влияние в НАТО, чтобы не допустить какого-либо военно-технического сотрудничества стран альянса с Москвой». 1 сентября 2016 г. в отношении России были введены новые санкции. Так, в частности отдел Минфина США по контролю за иностранными активами ввел санкции в отношении 20 компаний и 17 физлиц. В список попали дочерние предприятия Газпрома, Банка Москвы, а также компании и организации, задействованные в строительстве моста в Крым.

Таким образом, большая часть санкций против России и приостановка контактов между различными организациями охватывает самые разные области: сотрудничество в космической сфере и противоракетной обороне, системах энергетики и т. д.

В банковском секторе санкции направлены на то, чтобы перекрыть источники финансирования ключевым проводникам ликвидности в банковской системе страны. Российские коммерческие банки лишаются возможности осуществлять «керри-трейд» и занимать деньги на международных рынках капитала по низким процентным ставкам.

В сегменте оборонной промышленности и ТЭК санкции нацелены на перекрытие каналов поступления технологического оборудования в Россию.

При этом некоторые эксперты полагают, что в данном случае война идет не только и не столько за Украину, сколько за Арктику. В результате введенных санкций иностранные компании прекратили и сократили до минимума свое участие разведке нефтяных ресурсов на арктическом шельфе. Уже сейчас компанияExxonMobil свернула 9 из 10 совместных проектов в этой области.

Новые санкции США были введены против 38 бизнесменов из РФ, компаний и официальных лиц. Обвал российских акций на фондовом рынке и падение рубля – это последствия введения новых ограничений Запада.

Инвесторы вынуждены отказаться от своих российских активов до 5 июня 2018 года. Эксперты считают, что произошла «цепная реакция» – остальные инвесторы начали отзывать акции, побаиваясь обвала их стоимости в ближайшее время.

Разорвать договоренности с Россией должны не только инвесторы из США, но и из третьих стран. В противном случае они рискуют попасть под санкции государства. Введение новых санкций Минфин США объяснил тем, что РФ постоянно пытается нарушить демократию в Соединенных Штатах и вмешаться во внутренние дела других стран.

В частности, участниками санкционного списка стал бизнесмен Олег Дерипаска и глава Газпрома Алексей Миллер. Пострадали также акции En+, ГАЗа, «Русала», РФК-Банка.

Новые ограничительные меры существенно скажутся на российской экономике. Кроме того, хотя вторичные санкции против неграждан США за бизнес с Дерипаской или Вексельбергом не предусмотрены, вряд ли какой-либо банк с отделением в Штатах сможет соответствовать всем американским требованиям, не разрывая сотрудничество с ними.

В итоге мы можем видеть, что уже более 300 лет торговля между США и Россией является важнейшим компонентом взаимодействия этих двух стран. Менялся характер торговли, менялись объекты торговли, менялась и сама торговля. Сейчас в отношениях России и США наступил новый этап, касается он и торговли. Остается надеяться, что этот этап будет длительным и стабильным, а не сменится очередным спадом и обострением отношений.

Таким образом, можно увидеть, что развитие внешнеэкономических связей России и США имеет долгое историческое развитие с периодами охлаждения и налаживания.

В целом же очевидно, что введение санкций против России имеет геополитическую подоплеку. Едва ли Донбасс и Крым, равно как и Украина, представляют для США какой-либо иной интерес, чем геополитический. Россия в последние годы значительно окрепла, что позволило выработать собственное видение мировой политики и возможность суверенного определения своей позиции как по Сирии, так и по Украине. А это никак не вписывается в моноцентричную модель «нового мирового порядка» под эгидой США, разработанной и принятой к реализации американским руководством с начала 90-х гг. прошлого столетия. США хотят сохранить однополярный мир, поэтому стремятся нейтрализовать зарождающиеся альтернативные центры силы, наибольшую угрозу среди которых, по мнению американского руководства, представляет Россия.

2. Современное состояние торгово-экономических связей России и США

2.1. Анализ динамики, направлений и тенденций современного состояния торговых отношений между Россией и США

Экономическое сотрудничество способствует формированию устойчивого взаимного интереса, росту уровня доходов в России и США, стабилизации отношений в целом, невзирая на политические противоречия. В начале украинского кризиса и введения санкций со стороны Запада, масштабы двусторонней экономической деятельности резко сократились. Отраслевые санкции, обусловленные ситуацией в Донбассе, коснулись финансов, энергетики и военно-промышленного комплекса.

В условиях санкций российско-американские отношения, конечно же, будут носить ограниченный характер. Но даже в таких условиях сохраняются значительные возможности для торговли и инвестиций. Перед инвесторами открываются определенные перспективы. Этому способствуют заниженная стоимость российских ценных бумаг, девальвация рубля, высокое качество трудовых ресурсов в научно-технической сфере, развитие сельского хозяйства и фармацевтической промышленности[15, с.98-100].

В 2013 году из Америки в Россию было экспортировано товаров на 11,1 млрд. долларов США, а импортировано на 27,1 млрд. долларов. В 2015 году, в условиях действия полного пакета санкций, объем импорта  уменьшился до  16,4 млрд. долларов. Спад обусловлен санкциями, повышенным риском и неопределенностью в связи с геополитической напряженностью, а также сокращением ВВП России. В 2015 году Россия занимала 25-е место среди крупнейших торговых партнеров США. Чистый приток прямых иностранных инвестиций в российскую экономику из всех источников также упал с 69,2 млрд. долларов в 2013 году до 4,8 млрд. долларов в 2015 году. По данным Центрального банка России на 1-ое января 2017 года объем прямых инвестиций России в США составлял 8,3 млрд. долларов, в то время как объем американских инвестиций в Россию достигал примерно 3,3 млрд. долларов. США занимают 10-е место среди основных иностранных инвесторов, вкладывающих средства в российскую экономику.

Наибольший прирост экспорта России в США в 2017 году по сравнению с 2016 годом зафиксирован по следующим товарным группам:

- Черные металлы (код ТН ВЭД 72) – рост на 790 554 740 долл. США;

- Жемчуг природный или культивированный, драгоценные или полудрагоценные камни, драгоценные металлы, металлы, плакированные драгоценными металлами, и изделия из них; бижутерия; монеты (код ТН ВЭД 71) – рост на 230 729 172 долл. США;

- Алюминий и изделия из него (код ТН ВЭД 76) – рост на 166 857 876 долл. США;

- Удобрения (код ТН ВЭД 31) – рост на 120 478 159 долл. США;

- Изделия из черных металлов (код ТН ВЭД 73) – рост на 104 145 495 долл. США;

- Топливо минеральное, нефть и продукты их перегонки; битуминозные вещества; воски минеральные (код ТН ВЭД 27) – рост на 85 985 091 долл. США;

- Реакторы ядерные, котлы, оборудование и механические устройства; их части (код ТН ВЭД 84) – рост на 85 551 701 долл. США;

- Прочие недрагоценные металлы; металлокерамика; изделия из них (код ТН ВЭД 81) –рост на 57 582 286 долл. США;

- Древесина и изделия из нее; древесный уголь (код ТН ВЭД 44) – рост на 33 997 834 долл. США.

Наибольшее сокращение экспорта России в США в 2017 году по сравнению с 2016 годом зафиксировано по следующим товарным группам:

- Продукты неорганической химии; соединения неорганические или органические драгоценных металлов, редкоземельных металлов, радиоактивных элементов или изотопов (код ТН ВЭД 28) – сокращение на 297 394 599 долл. США.

В таблице 1 рассмотрим основные позиции российского экспорта в США за 2016-2017 гг.

Таблица 1 – Основные позиции российского экспорта в США в 2016-2017 гг., млн. дол.[54]

ТН ВЭД

Наименование товарной группы

долл. США

%

долл. США

%

22

Алкогольные и безалкогольные напитки и уксус

10 240 516

0,10

11 268 479

-9,12

27

Топливо минеральное, нефть и продукты их перегонки; битуминозные вещества; воски минеральные

3 409 324 431

31,86

3 323 339 340

2,59

28

Продукты неорганической химии; соединения неорганические или органические драгоценных металлов, редкоземельных металлов, радиоактивных элементов или изотопов

683 090 282

6,38

980 484 881

-30,33

31

Удобрения

582 034 490

5,44

461 556 331

26,10

39

Пластмассы и изделия из них

28 040 489

0,26

17 371 491

61,42

40

Каучук, резина и изделия из них

155 301 113

1,45

130 211 356

19,27

44

Древесина и изделия из нее; древесный уголь

170 072 028

1,59

136 074 194

24,98

72

Черные металлы

1 607 452 817

15,02

816 898 077

96,78

76

Алюминий и изделия из него

1 843 648 374

17,23

1 676 790 498

9,95

81

Прочие недрагоценные металлы; металлокерамика; изделия из них

235 667 658

2,20

178 085 372

32,33

84

Реакторы ядерные, котлы, оборудование и механические устройства; их части

374 643 946

3,50

289 092 245

29,59

SS

Секретный код

255 769 917

2,39

346 910 924

-26,27

Наибольший прирост импорта России из США в 2017 году по сравнению с 2016 годом зафиксирован по следующим товарным группам:

- Реакторы ядерные, котлы, оборудование и механические устройства; их части (код ТН ВЭД 84) – рост на 354 990 186 долл. США;

- Средства наземного транспорта, кроме железнодорожного или трамвайного подвижного состава, и их части и принадлежности (код ТН ВЭД 87) – рост на 341 180 605 долл. США;

- Инструменты и аппараты оптические, фотографические, кинематографические, измерительные, контрольные, прецизионные, медицинские или хирургические; их части и принадлежности (код ТН ВЭД 90) – рост на 150 418 825 долл. США;

- Прочие химические продукты (код ТН ВЭД 38) – рост на 70 865 219 долл. США;

- Фармацевтическая продукция (код ТН ВЭД 30) – рост на 63 489 185 долл. США;

- Органические химические соединения (код ТН ВЭД 29) – рост на 46 533 865 долл. США;

- Эфирные масла и резиноиды; парфюмерные, косметические или туалетные средства (код ТН ВЭД 33) – рост на 46 280 857 долл. США.

Наибольшее сокращение импорта России из США в 2017 году по сравнению с 2016 годом зафиксировано по следующим товарным группам:

- Мебель; постельные принадлежности, матрацы, основы матрацные, диванные подушки и аналогичные набивные принадлежности мебели; лампы и осветительное оборудование, в другом месте не поименованные или не включенные; световые вывески, световые таблички с именем или названием, или адресом и аналогичные изделия; сборные строительные конструкции (код ТН ВЭД 94) – сокращение на 62 197 021 долл. США;

- Изделия из черных металлов (код ТН ВЭД 73) – сокращение на 43 815 179 долл. США;

- Масличные семена и плоды; прочие семена, плоды и зерно; лекарственные растения и растения для технических целей; солома и фураж (код ТН ВЭД 12) – сокращение на 41 721 726 долл. США.

В таблице 2 представлены основные позиции российского импорта из США за 2016-2017 гг.

Таблица 2 – Основные позиции российского импорта из США в 2016-2017 гг., млн. дол.[54]

ТН ВЭД

Наименование товарной группы

долл. США

%

долл. США

%

12

Масличные семена и плоды; прочие семена, плоды и зерно; лекарственные растения и растения для технических целей; солома и фураж

131 403 395

1,05

173 125 121

-24,10

28

Продукты неорганической химии; соединения неорганические или органические драгоценных металлов, редкоземельных металлов, радиоактивных элементов или изотопов

121 561 026

0,97

91 584 254

32,73

33

Эфирные масла и резиноиды; парфюмерные, косметические или туалетные средства

188 670 199

1,51

142 389 342

32,50

38

Прочие химические продукты

360 727 903

2,89

289 862 684

24,45

39

Пластмассы и изделия из них

304 238 339

2,43

301 670 567

0,85

84

Реакторы ядерные, котлы, оборудование и механические устройства; их части

2 201 883 389

17,62

1 846 893 203

19,22

87

Средства наземного транспорта, кроме железнодорожного или трамвайного подвижного состава, и их части и принадлежности

1 565 303 492

12,52

1 224 122 887

27,87

90

Инструменты и аппараты оптические, фотографические, кинематографические, измерительные

1 004 164 841

8,03

853 746 016

17,62

SS

Секретный код

3 546 494 556

28,38

2 995 698 817

18,39

Согласно представленным таблицам основная доля экспорта и импорта осуществляется по секретному коду. Под секретный код SS попадают товары, сведения о которых засекречиваются. Согласно указу президента РФ, к таковым относятся «сведения о российском экспорте или импорте вооружения и военной техники, продукции двойного назначения, если их разглашение/ преждевременное распространение может нанести ущерб безопасности государства». Именно поэтому в таможенной базе нет сведений о том, какая конкретно продукция входит под код SS. Однако есть информация об объёмах экспорта и импорта таких товаров,а также о странах, которые их России продают или, наоборот, у неё покупают.

Экономические связи с США имеют большое значение для России, несмотря на их низкую долю в общем объеме российской внешней торговли и прямых иностранных инвестиций, аккумулированных в экономике. Россия заинтересована в расширении доступа к передовым технологиям, в финансировании крупных коммерческих проектов, в экспорте металлов и иного сырья в Америку и в стабилизации политических связей с США за счет развития экономических отношений. Интересы Соединенных Штатов в России связаны с потребностью в расширении и диверсификации мировых источников энергии и другого сырья, в повышении производительности американских компаний посредством экспорта, инвестиций и развития эффективных глобальных цепочек поставок, а также в формировании более прочной основы политических отношений.

Прогнозы развития российской и американской экономики дают мало оснований ожидать масштабных изменений в двусторонних экономических связях. По мнению МВФ, «гибкая и эффективная политика российских властей защитила экономику от двойного потрясения в связи со снижением цен на нефть и введением санкций. Однако ей придется приспосабливаться к устойчиво низким ценам на нефть путем сокращения зависимости от экспорта нефти и энергоносителей в среднесрочной перспективе, для того, чтобы извлечь выгоду из текущего валютного курса и поддержать возможный рост в долгосрочной перспективе, необходимы структурные реформы».В отношении экономики США МВФ заявляет, что «хотя прогноз остается в целом благоприятным, существует ряд серьезных факторов риска и неопределенности, в частности риск снижения возможных темпов роста. На экономические перспективы страны по-прежнему отрицательно влияют застарелые проблемы в области предложения, в том числе низкие темпы роста производительности, сокращение участия работников в управлении предприятием, увеличение уровня бедности и неравенства материального положения».

Рассмотрим нынешнее состояние российско-американских экономических отношений и влияющие на них факторы, а также формулируются политические рекомендации в двух сценариях.

Первый – на ближайшее время в условиях действия санкций, связанных с ситуацией в Донбассе, второй – на долгосрочную перспективу после их отмены. Оба сценария построены на допущении сохранения санкций как ответ США на  действия России в Крыму, которые, в отличие от санкций, введенных в связи с ситуацией в Донбассе, не затрагивают сферу экономики.

Российско-американское экономическое сотрудничество для России представляется более важным.Ее экономика значительно меньше экономики США. К тому же Россия зависит от доступа к финансовым ресурсам Соединенных Штатов (в отношении нее не введены финансовые санкции) и специализированным технологиям, например для добычи нефти в Арктике. Однако с точки зрения геополитики и безопасности обе страны находятся в более тесной зависимости, в том числе по таким вопросам, как сокращение рисков использования оружия массового уничтожения, разрешение кризисов в Сирии и на Украине, борьба с международным терроризмом. В этих условиях экономические связи являются и должны быть важнейшим стабилизирующим элементом в напряженных отношениях между Россией и США. Если бы эти связи ослабляли отношения, то влиятельных игроков не интересовала бы их нормализация – как в России, так и в США. Без такого «экономического якоря» разногласия в сфере геополитики и безопасности могут значительно обостриться[16, с.13].

Как показывает анализ товарооборота между Россией и США, даже в лучшие времена он имел второстепенное значение для обеих стран, особенно для Соединенных Штатов. К примеру, доля Канады в совокупном объеме американского экспорта составляет около 20%, а России – всего 0,7%. В американском импорте лидирующее положение занимает Китай (19,8%), тогда как на долю России приходится незначительных 1,2%. Основным торговым партнером США является Канада (19%), следом за ней идут Китай и Мексика. На долю этих трех стран приходится в общей сложности более 40% объема американской внешней торговли. Для России главные торговые партнеры – Европейский союз, Китай, Казахстан и Беларусь. Этим и объясняется существенный разрыв в степени относительной экономической значимости друг для друга.

А вот так выглядит положение этих стран в сфере мировой торговли: в 2016 году внешнеторговый оборот Соединенных Штатов достиг 5,2 трлн. долларов, а России – 805 млрд. долларов. Доля США в мировом объеме экспорта товаров составила около 9% (2-е место в мире), а в мировом объеме импорта – порядка 13% (1-е место). Доля России в мировом объеме экспорта равнялась примерно 2,8% (10-е место), а импорта – 1,8% (16-е место). Таким образом, совокупный масштаб внешней торговли обеих стран указывает, что они не являются друг для друга основными торговыми партнерами.

В торговых отношениях с Соединенными Штатами Россия выступает, по сути, как развивающаяся страна. В 2016 году 88% суммарного объема экспорта из России в США пришлось на шесть категорий товаров: нефть и нефтепродукты (52%), цветные металлы (8,6%), черные металлы (9,4%), ядерное топливо (5,4%), удобрения (6,8%) и драгоценные металлы, драгоценные камни и морепродукты, на которые в общей сложности пришлось 6,2%.

В 2016 году объем экспорта из США в Россию составил 7,1 млрд. долларов. Ассортимент экспортируемых товаров был довольно широким, хотя стоимостные показатели по отдельным категориям оказались низкими. В структуре экспорта преобладают готовые изделия, что имеет большое значение для внедрения новых технологий в российскую сферу производства. Основной статьей американского экспорта являются станки и оборудование (в 2014 году на долю станков, бурового оборудования, экскаваторов, самолетов и т. д. пришлось 52% экспорта). С 2002 по 2014 г. объем поставок этих товаров увеличился почти втрое. Однако после 2014 года вес этой категории как в абсолютном, так и в относительном выражении начал сокращаться[37, с. 56].

С 1992 по 2013 гг. объем экспорта из США в Россию вырос примерно в 16 раз, а объем экспорта из России в США – в 53 раза. Несмотря на низкую долю России в общем объеме американской торговли, США были заинтересованы в расширении импорта полезных ископаемых и металлов из России. Россия же давно стремилась получить столь необходимое высокотехнологичное промышленное оборудование и другие продукты машиностроения из Соединенных Штатов.

Объем прямых инвестиций из США в Россию можно назвать скромным – Америка занимает лишь 11-е место среди иностранных инвесторов. Средства вкладываются преимущественно в топливную (57%) и пищевую промышленность, на которые в сумме приходится 71% всех инвестиций. Прямые инвестиции из России в Америку – феномен недавнего времени – составляют лишь незначительную часть общего объема ПИИ США и направляются главным образом в металлургию. В соответствии с информацией, представленной Центральным банком РФ, в 2014 году приток прямых инвестиций из России в США был больше, чем из США в Россию, что составило 21,6 и 18,6 млрд. долларов соответственно.

Россия и Америка разнятся по своему экономическому положению. Соединенные Штаты являются крупнейшей развитой страной мира, тогда как российская экономика занимает 10-е место в мире. США пользуются большим влиянием в международных экономических и финансовых организациях и притягивают иностранный капитал. Россия занимает активную позицию в своем регионе и возглавляет Евразийский экономический союз. 54 из 100 крупнейших корпораций мира были основаны в Америке, в России – только одна.

Торговый климат.В августе 2012 года Россия при активной американской поддержке стала членом Всемирной торговой организации (ВТО). В том же году Конгресс США принял решение о вступлении в силу законодательства, закрепляющего нормализацию торговых отношений с Россией. Членство в ВТО способствует повышению производительности российской экономики и уменьшению риска политизации торговых споров. Средняя ставка связанного тарифа на промышленные и потребительские товары в России сократилась почти с 10% менее чем до 8%. В апреле 2016 года Россия ратифицировала Соглашение ВТО об упрощении процедур торговли, призванное ускорить движение, выпуск и таможенную очистку товаров. Соглашение вступило в силу 22 февраля 2017 года и может способствовать увеличению мирового объема экспорта товаров на сумму до 1 трлн. долларов в год. Это должно пойти на пользу России ввиду ее центральной роли в организации наземного транспортного сообщения между Азией, Европой и Ближним Востоком. Кроме того, это может благотворно повлиять на ее торговые отношения с США за счет расширения опыта взаимодействия в рамках ВТО. Твердое намерение Москвы развивать Евразийский экономический союз означает, что первоочередное значение для Москвы будут иметь региональные торговые связи[20, с.7-9].

Основным нетарифным барьером для экспорта продукции российских предприятий в Соединенные Штаты являются антидемпинговые пошлины, применяемые в США в тех случаях, когда компетентные органы полагают, что импортный товар продается на американском рынке по цене ниже «справедливой» или субсидируется иностранным правительством. Эти сборы могут взиматься постфактум и служат более весомым сдерживающим фактором для экспортеров, чем относительно низкие таможенные пошлины. Дополнительно введены запретительно высокие пошлины на поставки из России карбамида, урана, феррованадия, ферросилиция, магния, необработанного титана и титановой губки.

В июле 2016 года Министерство торговли США объявило о вынесении предварительного положительного решения по итогам расследований, которые были начаты по подозрению в демпинге при импорте определенных видов холоднокатаного стального листа из России и некоторых других стран. По предварительным расчетам, у «Северстали» и Новолипецкого металлургического комбината демпинговая разница составила 13,36% и 1,04%, соответственно. В отношении всех остальных российских производителей и экспортеров демпинговая разница была предварительно установлена на уровне 13,36%. В условиях девальвации рубля споры по поводу применения антидемпинговых мер грозят еще сильнее подорвать российско-американские торговые отношения. В январе 2016 года в России был введен запрет на перевозку грузов автомобильным и железнодорожным транспортом из Украины в Казахстан через территорию России. В июле 2016 года Москва начала применять эти ограничения на практике. Теперь товары приходится везти через Беларусь, что приводит к удлинению маршрута на 900 километров и к увеличению транспортных расходов на 30%. Казахстан пытается решить этот вопрос путем переговоров. Если запрет останется в силе, он может негативно повлиять на репутацию ЕАЭС и перерасти в общеполитическую проблему.

Россия – одна из крупнейших тихоокеанских держав, однако она не входит в Транстихоокеанское партнерство (ТТП). Кроме того, Россия – одна из крупнейших европейских держав, которая не участвует в переговорах США и ЕС по формированию Трансатлантического торгово-инвестиционного партнерства (ТТИП). Оба соглашения предполагают определение новых правил упрощения торговли и инвестиций и повышения их справедливости. Двенадцать стран Тихоокеанского бассейна, участвовавших в переговорах по ТТП, сегодня находятся на этапе его ратификации[19, с.10].

Котировки российских ценных бумаг, обращающихся на фондовом рынке – одни из наиболее заниженных в мире с точки зрения форвардного соотношения их рыночной цены и прибыли (Р/Е). Отчасти это объясняется высоким уровнем политического и коммерческого риска деятельности в России, в том числе в связи с действием санкций и девальвацией рубля. Инвесторы воспользовались занижением валютного курса в 2016 году, когда на протяжении года выраженные в долларах индексы РТС выросли на 52%. При снижении уровня риска российские ценные бумаги могут стать более привлекательными для американских инвесторов. В некоторых отраслях, таких как сельское хозяйство и фармацевтическая промышленность, инвестиции уже осуществляются полным ходом. Американские научно-технические предприятия, в том числе расположенные в Силиконовой долине и возглавляемые выходцами из России, отмечают конкурентоспособность страны в области аутсорсинга, например в сфере разработки программного обеспечения. Привлечь инвестиции из США и других зарубежных стран могут и высокотехнологичные предприятия в добывающих отраслях, открытые для частного капитала.

Однако американские инвесторы осторожничают. В июле 2017 года Государственный департамент США опубликовал ежегодный доклад об инвестиционном климате в различных странах. В России отмечается «высокий уровень неопределенности, коррупции и политического риска, в связи с чем осуществление любых возможных инвестиций должно сопровождаться всесторонней проверкой контрагентов и грамотным юридическим консультированием».

Исследование инвестиционного климата, проведенное в 2017 году компаниейErnst &Young, дало неоднозначные результаты. С одной стороны, 77% респондентов пожаловались на нестабильность государственного регулирования, а 90% оценили экономическое положение как сложное. С другой стороны, 50% участников опроса с оптимизмом говорили о перспективах развития своих отраслей, а свыше 50% заявили о том, что региональные органы власти принимают все более активные меры улучшения инвестиционного климата. Налоговая политика и практика вызвали мало критических отзывов, при этом в таможенном регулировании были отмечены существенные улучшения.

Судя по ряду косвенных признаков, инвестиционный климат в России улучшился. В индексе легкости ведения бизнеса за 2017 год, с помощью которого Всемирный банк оценивает регулирование коммерческой деятельности в 189 странах, Россия занимает 51-ю строку сверху. Это существенно лучше, чем десять лет назад, когда страна находилась на 79-м месте. В индексе восприятия коррупции за 2017 год, подготовленном организациейTransparencyInternational, Россия находится на 131 месте в рейтинге из 176 стран.

В условиях замедления экономического роста и сохранения структурных барьеров Россия может оказаться менее привлекательной для иностранных инвесторов, однако в ее пользу говорит значительное повышение конкурентоспособности. По мнению Всемирного банка, развитие России будет «во многом зависеть от структурных реформ». Без «глубоких и устойчивых» преобразований, в стране «сохранится серьезный риск застрять на уровне низких темпов роста в среднесрочной перспективе».

У Соединенных Штатов есть двусторонние инвестиционные договоры с 42 странами, позволяющие защитить частные американские инвестиции за рубежом, содействующие проведению в государствах-партнерах прозрачной политики, ориентированной на рынок, и способствующие развитию экспорта из США. Кроме того, договоры обеспечивают определенную степень защиты иностранных инвесторов в США, например от произвола органов власти штатов и на местном уровне. В июне 1992 года был подписан двусторонний инвестиционный договор между США и Россией. В 1993 году он был одобрен Сенатом, однако российский парламент так и не утвердил этот документ. С начала 1990-х годов типовая форма договора изменилась, но американский бизнес может предпочесть работать в рамках прежней версии. В любом случае, если Россия и Америка решат согласовать новый текст, для его ратификации потребуется две трети голосов в Сенате США. Прения могут быть политизированы, и потому нет гарантий их положительного исхода.

В 2017 году Россия являлась крупнейшим в мире производителем сырой нефти (в том числе промыслового конденсата) и третьим по величине производителем нефти и других видов жидкого топлива (после Саудовской Аравии и США). Средний объем добычи жидкого топлива составлял 10,25 млн. баррелей в сутки. В 2015 году Россия была вторым по величине производителем сухого природного газа (после США). Объем добычи равнялся 635 млрд. кубометров – самый низкий уровень с 2009 года.ExxonMobil заключил партнерское соглашение с «Роснефтью» по разведке нефтяных месторождений в Карском море и залежей сланцевой нефти. В результате введения санкций со стороны США в связи с ситуацией в Донбассе реализация проектов приостановлена.ExxonMobil имеет лицензии на разведку российских месторождений общей площадью более 24 млн. гектаров. Аффилированная сExxonMobil компания разрабатывает месторождение «Сахалин-1». Это, пожалуй, самый успешный и крупный проект вложения иностранного капитала в российскую экономику. АChevron является одним из основных инвесторов в Каспийском трубопроводном консорциуме, который занимается транспортировкой нефти из Казахстана в российский порт Новороссийск. На эту деятельность санкции не распространяются[53].

2.2. Направления и проекты отраслевого экономико-инвестиционного сотрудничества России и США

Важной составляющей торгово-экономических отношений между Россией и США является инвестиционное взаимодействие. Среди различных форм экономического сотрудничества именно инвестиционная кооперация позволяет наиболее тесно и эффективно использовать сильные стороны каждой из взаимодействующих сторон. В частности, для России привлечение иностранных инвестиций, в том числе американских, является способом получения новых современных технологий в отечественную экономику; для иностранных инвесторов это непосредственная возможность расширить сферу своей деятельности за пределами национальных границ, использовать возможности зарубежных рынков. Это касается как американских инвесторов в России, так и российских в США.

В середине 2-ого десятилетия ХХI века США сохраняют позиции крупнейшего экспортера и импортера капитала. Это касается как движения капитала в США и из США в целом, включая финансовые активы, ценные бумаги, недвижимость и т.д., так и движения прямых инвестиций, т.е. предполагающих долгосрочные производственные капиталовложения и участие в управлении иностранными компаниями.

В 2014 г. общий объем прямых иностранных инвестиций (ПИИ) в мире составил 1,2 трлн. долл., т.е. снизился с 1,47 трлн. долл. в 2013 г. (на 16%). Это снижение было обусловлено неустойчивостью мировой экономики, неуверенностью многих инвесторов в перспективах капиталовложений. При этом, согласно прогнозу ЮНКТАД, в 2015 г. объем ПИИ в мире должен был составить 1,4 трлн., т.е. восстановить предшествующий уровень 2013 г., а в 2016 и 2017 гг. возрасти до 1,5 трлн. долл. и 1,7 трлн. долл. соответственно.

США занимали в этих потоках ведущие позиции, хотя и в США в 2014 г. произошло сокращение притока ПИИ на 40% по сравнению с 2013 г. с 231 млрд. долл. на 92 млрд. долл. до 139 млрд. долл. В основном это было связано с инвестициями американской телекоммуникационной компании «Вирайзан» («Verizon») в британскую компанию «Водофон» («Vodofon»). Без этой сделки объем прямых иностранных инвестиций в США оставался бы стабилен. Приток ПИИ в Российскую Федерацию сократился в 2014 г. на 70% до уровня в 21 млрд. долл.

В целом по объему привлеченных ПИИ в 2014 г. на первом месте находился Китай – 120 млрд. долл., на втором – Гонконг (103 млрд.), на третьем – США (92 млрд.). Россия занимала в этом списке лишь 16-е место по сравнению с 5-ым в 2013 г. (69 млрд. долл.).

Крупнейшим регионом по привлечению прямых иностранных инвестиций в 2014 г. стали развивающиеся страны Азии – их объем составил 465 млрд. долл., опередив Европу и Северную Америку, где аналогичный показатель равнялся 435 млрд. долл.

Если говорить о странах-донорах ПИИ, то и в этом случае крупнейшим регионом в 2014 г. стали развивающиеся страны Азии – с величиной вывезенных инвестиций в сумме 468 млрд. долл., что означает прирост на 23% по сравнению с 2013 г. Доля этих стран в глобальных ПИИ составила 35%.

По-прежнему крупнейшим источником ПИИ в 2017 г. оставались США (337 млрд. долл., рост на 3%). На второй позиции оказался Гонконг (143 млрд. долл.). Третье место занимал Китай, инвестировав за рубеж 116 млрд. долл. Инвестиции из стран с переходной экономикой в 2016 г. сократились на 31% до уровня в 63 млрд. долл., большую часть которых составляли российские ПИИ (56 млрд. долл. – 6-е место)[45, с. 51-53].

В 2017 г. стоимость американских активов за рубежом составила 23,3 трлн. долл. по сравнению с 6,2 трлн. долл. в 2000 г. В 2017 году иностранные активы в США достигли 30,6 трлн. долл. по сравнению с 7,6 трлн. долл. в 2000 г. (см. таблицу 3).

Таблица 3 – Международная инвестиционная позиция США в 2000 и 2017 гг., млрд. долл.

Тип инвестиций

2000 г.

2017 г.

1

2

3

Американские активы за рубежом

6,2

24,1

в т.ч. прямые американские активы за рубежом

1,5

6,97

Иностранные активы в США

7,6

30,6

в т.ч. прямые иностранные инвестиции в США

1,4

6,5

Таким образом, международная инвестиционная позиция США составила в 2017 г. 6,5 трлн. долл., т.е. иностранные активы в США превышали американские за рубежом на 6,5 трлн. долл.

Особый интерес представляет баланс между прямыми инвестициями США за рубежом и иностранными в США. Здесь картина иная, нежели с балансом всех материальных и финансовых активов. Объем прямых накопленных инвестиций США за рубежом в 2017 г. составил почти 7 трлн. долл. по сравнению с 1,5 трлн. долл. в 2000 г. В свою очередь иностранные прямые инвестиции в США составили в 2017 г. 6,5 трлн. долл., увеличившись с 2000 г. на 5,4 трлн. долл. Таким образом, американские прямые инвестиции за рубежом превышают прямые инвестиции других стран в США почти на 0,5 трлн. долл. [35, с. 530]

Согласно оценке ЮНКТАД наиболее перспективными странами-экспортерами ПИИ в 2016 г. были США, Китай и Великобритания [47]. Американо-российское взаимодействие в сфере инвестиций, наряду с торговлей, представляется ключевым в развитии двусторонних экономических отношений. Первой компанией, начавшей крупный инвестиционный проект в нашей стране, была компания ПепсиКо (PepsiCo), построившая 1-ый завод по производству безалкогольных напитков в Новороссийске в 1974 г., еще во времена СССР. С тех пор компания вложила в строительство предприятий в России и в СССР 3 млрд. долл., создав более 30 тыс. новых рабочих мест. Всего за более чем двадцатилетний период американские компании инвестировали в российскую экономику более 33,4 млрд. долл.

В таблице 4 представлен перечень американских компаний, сделавших наиболее значительные инвестиции в экономику РФ.

Таблица 4 – Крупнейшие американские компании-инвесторы в экономику РФ, млрд. долл.  [53]

Компания

Всего инвестировано

Начало проекта

1

2

3

Эксон Мобил (ExxonMobil)

10

2000 г.

Боинг (Boeing)

5

1992-2009 гг.

Шеврон (Chevron)

4

1994-2011гг.

Коноко Филлипс (ConocoPhillips)

4

2004 г.

Кока-Кола (Coca-Cola)

3

1991-2011 гг.

ПепсиКо (PepsiCo)

3

1974-2011 гг.

МакДональдс (McDonald’s)

1

1990 г.

Марс (Mars)

1

1994 г.

Алкоа (Alcoa)

0.76

2005-2010 гг.

Интернейшенел Пейпер (International Paper)

0.7

1998 г.

ДженералМоторс (General Motors - GM)

0.35

2006 г.

ПроктэрэндГэмбл (Procter &Gamble - P&G)

0.3

1991 г.

Приоритетными сферами американских прямых инвестиций в экономику России являются топливная (57%) и пищевая промышленность (14%). В совокупности они дают около 71 % общего объема накопленных ПИИ [22,C. 106].

Американский капитал широко представлен в нефтегазовом секторе РФ («ConocoPhilips», «ExxonMobil», «Chevron» и др.). Так, одним из успешных проектов является участие «ConocoPhilips» в совместном предприятии «Полярное сияние», занятом разработкой Ардалинского нефтяного месторождения в Республике Коми. Компания «ExxonMobil» является оператором международного консорциума «Сахалин-1», ее доля в проекте 30%. «Chevron»принимает участие в Каспийском трубопроводном консорциуме (КТК).

Другой крупной отраслью приложения инвестиций является аэрокосмическая промышленность. В частности, корпорация «LockheedMartin» финансирует проекты по запуску спутников и космических станций с помощью российских ракетоносителей. «Boeing» совместно с российскими КБТМ и РКК «Энергия», а также украинскими «КБ Южное» и «Южмаш» и норвежской «Kwaerner» участвовала в проекте «Морской старт» по коммерческому запуску тяжелых спутников из акватории Тихого океана. «Boeing» создал в России несколько инжиниринговых центров, в которые инвестировал около 1 млрд. долл. и участвует в проекте создания российского регионального самолета  Sukhoi RRJ.

Американские компании активно действуют в пищевой промышленности. «Coca-Cola»контролирует 40% российского рынка безалкогольных напитков, имея 11 заводов в различных регионах России. Более 250 млн. долл. инвестировала в российскую экономику «McDonald’s», к 2007 г. в России функционировало 172 ее закусочных в 37 городах страны, в 2012 г. – уже 310 ресторанов.

Более 20% табачного рынка России контролирует компания «BAT Russia», в отрасли действует также «PhilipMorris» (3 фабрики в Санкт-Петербурге, Ленинградской области и Краснодаре). В пищевой промышленности функционируют компании «Mars» и «Pepsico», построившие предприятия в различных регионах страны[35, с. 18].

Проект Корпорации «Ford» в г. Всеволожске Ленинградской области – пример успешного инвестиционного сотрудничества между США и Россией в автомобильной промышленности. Предприятие произвело в 2012 г. более 119 тыс. автомобилей «Форд Фокус» различных модификаций, открыто около 150 дилерских центров. Чрезвычайно важной в проекте является кооперация с российскими поставщиками – в 2012 г. от них на сборочный конвейер поступало до 40% всех комплектующих.

Другой пример – совместное предприятие «General Motors» и АО «АвтоВАЗ». Общий объем инвестиций в проект, в котором участвовал также Европейский банк реконструкции и развития, превысил 330 млн. долл. Предприятие выпускало две модели – внедорожник «Шевроле Нива» и седан «Шевроле Вива». Кроме того, в Калининградской области на производственных мощностях российского предприятия «Автотор» ведется сборка внедорожников «Хаммер» и нескольких моделей других брендов фирмы («Кадиллак» и «Шевроле»). «General Motors»построила в 2008 г. собственное предприятие в Ленинградской области (инвестиции – более 300 млн. долл., объем производства – 25 тыс. автомобилей в год). Вероятно, под влиянием ухудшившихся политических отношений «Дженерал Моторс» в 2015 г. приняла решение уйти с российского рынка.

Таким образом, начиная с 2000-х годов росло присутствие американских фирм в обрабатывающей промышленности России. Это отражает осознание и позитивную оценку ими конкурентных преимуществ российского рынка – квалификации рабочей силы, значительного потенциала для развития наукоемких производств. Имеет значение и то, что благодаря высоким темпам роста экономики в первое десятилетие ХХI века и политической стабильности международные рейтинговые агентства в этот период неуклонно повышали инвестиционный рейтинг нашей страны. Так, в индексе инвестиционной привлекательности, рассчитанном компанией A.T. Kearny, в 2013 г. Россия была поставлена на 11-ю позицию (в 2007 – на 9-ую) среди самых привлекательных в инвестиционном отношении стран после США, Китая, Бразилии, Канады, Индии, Австрии, Германии, Великобритании, Мексики и Сингапура [34, с.408].Ситуация резко поменялась в 2014 г. – после кризиса на Украине. Инвестиционные рейтинги России были снижены до минусовых значений.

В целом, несмотря на некоторый рост инвестиций в обрабатывающую промышленность, до сих пор предпочтения американских компаний концентрируются на ресурсодобывающих отраслях, финансовом секторе, общественном питании, пищевой промышленности, то есть отраслях с быстро окупаемыми капиталовложениями и, как правило, невысокой степенью обработки.

Весьма неравномерной остается региональная структура американских вложений. Американский капитал концентрируется в регионах с развитой финансовой, промышленной и организационной инфраструктурой либо там, где осуществляются крупные проекты по добыче полезных ископаемых. На шесть субъектов РФ – Москву, Санкт-Петербург, Московскую, Ленинградскую, Сахалинскую области и Республику Коми – приходится около 70% накопленных ПИИ.

Таким образом, филиалы американских компаний достаточно широко представлены в субъектах Российской Федерации. Тем не менее, преимущественно американские инвестиции сосредоточены в Дальневосточном и Центральном Федеральных Округах.

Объектом притяжения американских инвестиций является Сахалин, где на условиях Соглашения о разделе продукции реализуются следующие проекты с американским участием: «Сахалин-1» («Эксон Мобил»), «Сахалин-2» («Маратон», «Макдермот»), «Сахалин-3» («Эксон Мобил», «Тексако»). Суммарный объем инвестиций в данные инженерно-технические программы превысил 25 млрд. долл. Эти проекты выгодны России, поскольку помимо долгосрочного участия в прибылях, РФ получает оплату за пользование недрами (единовременную материальную компенсацию). Кроме того, развивается инфраструктура острова, создаются новые рабочие места, наполняется консолидированный бюджет Сахалинской области.

Успешно функционирует в нефтедобыче на территории России ТНК «Коноко Филиппс», реализующая проект по разработке Ардалинского месторождения Тимано-Печорского нефтегазового района в Ненецком Автономном Округе, для осуществления которого при участии ОАО «Архангельскгеология» создано совместное предприятие ООО «Компания Полярное Сияние». Доля американской стороны в СП составляет 50%. В рамках реализации проекта предусмотрено бурение ряда скважин, прокладка трубопровода протяженностью 67 км, соединяющего Ардалинское месторождение с действующей российской трубопроводной системой, что позволит создать инфраструктуру, необходимую для добычи нефти в регионе, где раньше ее не добывали. Американской компанией вложено 450 млн. долл. Вторым проектом фирмы «Коноко Филиппс» является разработка Южно-Хыльчуюкского месторождения нефти, являющегося самым крупным месторождением нефти Ненецкого автономного округа (проект «Северные территории»)[39, с. 11].

Фирма «ЭксонМобил» с 1996 года является участницей Каспийского трубопроводного консорциума, цель деятельности которого – совместное строительство и эксплуатация трубопровода для транспортировки нефти из района Прикаспия в новые терминалы Новороссийска.

В области авиастроения и производства космической техники сотрудничество осуществляется с такими американскими компаниями, как: «Пратт энд Уитни» (одна из крупнейших американских компаний по производству авиационных двигателей), «Рокуэлл-Коллинз» (ведущий производитель авионики), «Боинг», «Эллайд Сигнал», «Дженерал Электрик», «Хоневалл Инк». Первые две компании достигли соглашения с российским авиационным объединением им. Ильюшина о совместной разработке и создании широкофюзеляжных самолетов «ИЛ-96 М/Т» на Воронежском акционерном самолетостроительном объединении.

«Пратт энд Уитни» также сотрудничает с предприятиями ОАО «Авиадвигатель» и АО «Пермские моторы» по развитию программы совершенствования российского газотурбинного двигателя «ПС-90» и оснащения его авиационных и промышленных модификаций уникальными по экологическим характеристикам камерами сгорания.

В зависимости от типа и приоритетов, была предложена следующая классификация американских инвестиций в Россию:

- компании, применяющие ограниченные инвестиционные стратегии (например «Катепилер», «Дженерал Электрик»). Этот подход предполагает небольшой объем инвестиций, гибкость, минимизацию рисков с учетом экономической и политической ситуации;

- компании, придерживающиеся среднего подхода и ориентированные на быстро растущие рынки, в основном в услугах (например. «АйБиЭм», «АТТ», крупные аудиторские компании). Они не делают очень крупных инвестиций, но отслеживают наиболее прибыльные и перспективные сферы экономики, направляя туда свои капиталовложения;

- компании, сделавшие ставку на долгосрочные и крупные первоначальные инвестиции и исходящие из оптимистических представлений на перспективы российского рынка («Кока Кола», «ПепсиКо», «МакДональдс», «Тексако»). Это – лидеры в сфере инвестиций на российском рынке, работающие, в основном, в пищевой промышленности и нефтегазовом секторе  [15].

Как видно из представленного выше анализа, американские инвесторы различных направлений и приоритетов, оказали определенное, а часто и заметное, влияние на развитие отечественного рынка.

Ведущими отраслями для инвестирования в США были: металлургическая промышленность (около 70% всех инвестиций, а также телекоммуникационная отрасль, финансовый сектор, нефтяной бизнес и химическая промышленность.

Особенно заметны на американском рынке российские металлургические компании. Так, в 2007 г. компания «Северсталь» приобрела американские компании «Эсмарк» («Esmark»), «ВиСиАйСтил» («VCISteel») и «ПиБиЭс Коул Корп» («PBS Coal Corp»). «Северсталь» приобрела также компанию «Руж Стил» («Rouge Stееl»), являвшейся пятой по размерам производства сталелитейной компании в США. Другой российский металлургический гигант – «Новолипецкий металлургический комбинат» - приобрел за 3,5 млрд. долл. компанию «Джон Мэнили Корп» («The John Maneely Corp»), включая предприятия в США и Канаде. «Норильский никель» стал владельцем 51% акций американской компании «Стилуотер Майнинг» («Steelwаter Mining»), единственной компании в США, производящей металлы платиновой группы и пятый производитель этих металлов в мире.

Компания «Мечел» после приобретения американских активов вошла в пятерку лидеров по производству высокоуглеродного угля. Известным примером инвестиционной активности на американском рынке является нефтяная компания «Лукойл», приобретшая у компаний «Гетти Петролеум» («Getty Petroleum») и «Коноко Филлипс» («Conoco Phillips») более 2000 бензозаправочных станций на восточном побережье США [50].

Таким образом, как инвестиции США в российскую экономику, так и американские в российскую, несомненно, играют определенную, но далеко не определяющую роль в общих инвестиционных потоках в обе страны. Однако их динамика свидетельствует о наличии заметного, и во многом нереализованного, потенциала. Так, только за период с 2006 по 2016 гг. общие инвестиции из США в Россию возросли в 13 раз, почти во столько же раз выросли и российские инвестиции в США. В дальнейшем, в силу политических разногласий, связанных с кризисом на Украине, взаимные инвестиционные потоки в обе страны практически остановились.

Отметим, что интересы наших стран в инвестиционном сотрудничестве во многом разнятся. Для России – главным является возможность получения доступа к новейшим технологиям, перспектива модернизации отечественной промышленности и экономики в целом. Для США – инвестиции в российскую экономику – это перспектива расширения своего влияния на конкуре6нтных рынках, усиление экспортного потенциала страны, получение доступа к сырьевым ресурсам. В любом случае различие интересов не означает их отсутствия.

Потенциал инвестиционного сотрудничества между Россией и США достаточно велик. Тем не менее он в значительной мере не реализуется из-за комплекса причин, препятствующих активизации двустороннего взаимодействия. Эти причины носят как политический, так и экономический характер, они отражают как объективные особенности экономик и правовых систем обеих стран, так и субъективные факторы, связанные с интересами различных групп элит.

По оценкам экспертов, российская экономическая система все еще находится на стадии своего формирования. Это во многом предполагает те риски, с которыми сталкиваются иностранные инвесторы, в том числе американские, приходящие на российский рынок. Речь идет о высоком уровне неопределенности в экономике, о масштабной коррупции, о несовершенстве законодательства, в том числе и в области внешних инвестиций, о недостаточно надежной защите прав собственности, о политических рисках. Как отмечают западные эксперты, дополнительным препятствием стало законодательство 2014 г., ограничивающее долю иностранной собственности в российских средствах массовой информации 20%. Иностранные инвесторы видят препятствия к расширению инвестиций в России в законодательных ограничениях в стратегических секторах экономики – в добывающей промышленности, энергетике, телекоммуникациях, в инфраструктурных объектах. Согласно законодательству от 2008 г. государство ограничило масштабы иностранного инвестирования в 42 секторах экономики, относящимся к стратегическим. В 2015 г. в 45 секторах экономики требовалось разрешение государства для привлечения иностранных инвестиций.

Определенным препятствием для западных инвесторов являются различия в системах налогообложения и учета в обеих странах, в чрезмерном, как считают на Западе, государственном регулировании и высокой доли государственной собственности в экономики. В наших странах существуют различные правовые системы – в России действует система кодифицированного права, в Америке – прецедентное право, что нередко затрудняет разрешение разного рода споров и разногласий.

Большое влияние на уровень экономических рисков и масштабы инвестиций оказали политический кризис в отношениях двух стран, начиная с 2014 г., а также экономический кризис в России. В результате падения цен на нефть, а также введения экономических санкций против РФ имели место потери в потенциальном ВВП примерно в 20%. Значительному обесценению подвергся рубль (только на 46% в 2014 г., по сравнению, например, с 18% во время кризиса 2008 г.) [15, с. 29].  Это привело к удешевлению российских активов и инвестиций и к снижению инвестиционной активности в нашей стране.

Вместе с тем, по оценкам международных организаций, по целому ряду показателей, существенных для иностранных инвесторов, ситуация в российской экономике улучшается. Так, по индексу коррупции Россия занимала в 2016 г. 119 место (из 175 стран) – в 2005 г. была на 126 месте, по индексу занятия бизнесом в 2016 г. занимала 51 место (из 189) – в 2005 г. занимала 79 место, по глобальному индексу инновационности в 2015 г. – 49 место (из 143). По индексу глобальной конкурентоспособности в 2016 г. Россия поднялась с 53 на 45 место . Как видно, по всем указанным показателям, особенно по индексу занятия бизнесом, индексу инновационности и индексу глобальной конкурентоспособности позиции России заметно улучшились в последние годы.

Хотя США являются страной со сложившейся, стабильной и развитой рыночной экономической системой, с ее стороны также имеются экономические препятствия для инвестирования. Так, для инвесторов в американскую экономику серьезными препятствиями могут стать такие факторы, как низкая доходность во многих отраслях, низкая доходность по вкладам в банковскую систему, высокие издержки на рабочую силу, большой объем задолженности предприятий, высокий уровень налогообложения. Разумеется, в случае с российскими инвесторами нередко проявляется достаточно предвзятое отношение, политические факторы, прямые запреты. Последнее касается не только российских инвестиций в США, но и американских в Россию, что в полной мере проявилось с введением санкций против целых секторов российской экономики и отдельных предприятий и банков.

Таким образом, как можно увидеть из проделанного анализа, состояние, тенденции и перспективы инвестиционного взаимодействия между Россией и США отмечены значительными противоречиями. На инвестиционные отношения влияют различные политические и экономические факторы, как стимулирующего, так и ограничительного характера. Крайне негативное влияние на масштабы инвестиционного сотрудничества обеих стран оказывают события на Украине и связанный с ними политический кризис в отношениях РФ и США. Очевидно, что преодоление этого кризиса, восстановление и развития экономического взаимодействия, в том числе в сфере инвестиций – в интересах обеих стран.

В настоящее время в России реализуется программа импортозамещения. Задача снижения доли импорта в аграрном секторе была поставлена Правительством еще в 2010 году. В России созданы все условия для работы иностранных компаний в агропромышленном секторе. Компаниям, вкладывающим средства в российский АПК, оказывается необходимая государственная поддержка.

Сторонами были затронуты вопросы обмена информационно-аналитическими данными в АПК, а также возобновления функционирования Российско-Американской Рабочей группы по вопросам сельского хозяйства, которую возглавляют министры сельского хозяйства двух стран. В конце встречи российская сторона пригласила американских коллег принять участие в Российской агропромышленной выставке «Золотая осень-2017.

Введение экономических и политический санкций ЕС и США, а также падение мировых цен на нефть нанесли значительный урон российской экономике. Так, по данным федеральной таможенной службы РФ [49], общий товарооборот России в 2016 году сократился на 11% по сравнению с 2015 годом и составил 467752,8 млн. долл., что на 374480,6 млн. долл. или почти на 45 % меньше, чем в предсанкционном 2013 году (842233,4 млн. долл.).

Так в 2015 году общий товарооборот РФ сократился на 7%, товарооборот с ЕС также сократился на 7%, а доля ЕС в торговом обороте сократилась с 49,6% до 48,1%. Товарооборот с США напротив увеличился на 5%, а доля выросла с 3,3% до 3,7%. Такое увеличение объясняется покупкой Аэрофлотом американских самолетов по контакту еще 2012 года.

В 2016 году общий товарооборот РФ уже сократился на 33%, а товарооборот с ЕС на 38 %, доля ЕС сократилась до 44,8%. Товарооборот с США сократился на 28%, а доля напротив выросла до 4%[49].

В 2017 году общий товарооборот РФ упал на 11%, а товарооборот с ЕС на 15 %, доля ЕС сократилась до 42,8 %.

Таблица5 – Общий товарооборот России

Год

Общий товарооборот РФ

ЕС

США

Товарооборот, млн. долл

Темп прироста, %

Товарооборот, млн. долл

Темп прироста, %

Товарооборот, млн.долл

Темп прироста, %

1

2

3

4

5

6

7

2014

842233,4

1,005

417659,0

1,02

27732,9

0,98

2015

784502,8

0,93

377538,6

0,90

29175,3

1,05

2016

526261,4

0,67

235827,5

0,62

20909,9

0,72

2017

467752,8

0,89

200391,6

0,85

20276,8

0,97

В 2017 году товарооборот России с США составил 20276,8 млн. долл., сократившись по сравнению с 2016 годом всего на 3% (табл.5). Экспорт России в США составил 9353,6 млн. долларов, сократившись по сравнению с предыдущим годом на 1%. Импорт – 10923,2 млн. долл., сократившись на 5%. Сальдо торгового баланса сложилось отрицательное – 1569,6 млн. долл., однако по сравнению с предыдущим годом отрицательное сальдо сократилось на 20%.

Доля США во внешнеторговом обороте России в 2017 году составила 4,3 % против 4% в предыдущем. По доле в общем товарообороте США заняли рекордное 5 место, поднявшись вверх на 3 позиции, опередив Италию, Японию и Турцию. Доля США в экспорте России составила 3,3% против 2,8% в предыдущем году. По доле в экспорте США заняли 10 место, поднявшись на 1 позицию. Доля США в импорте России составила 6 % против 6,3% в предыдущем году. По доле в импорте США заняли 3 место, как и в прошлом году

Как отмечает агентствоBloomberg, рост доли США в российском товарообороте особенно заметен на фоне сокращения товарооборота со странами Европы, которые также проводят политику санкций в отношении Москвы. «Пока ЕС несет на себе ношу торговой войны, американские корпорации занимаются долгосрочными инвестициями и получают в России сою долю рынка» – пишет издание, напоминая, что именно США были движущей силой антироссийских санкций. В этих условиях США как торговый партнер никогда не были так важны для России, как сейчас, пишетBloomberg [47].

Так, в начале июня 2016 года американский авиастроительный концернBoeing открыл учебный и научно-исследовательский центр в Сколково[51] и договорился поставить российскому грузоперевозчику «Волга-Днепр» 20 самолётовBoeing 747-8. Сумма сделки оценивается в 7,6 млрд. долл[52].

Таким образом, объемы российско-американской торговли падают гораздо медленнее, чем общие показатели внешнеторгового оборота России. Соответственно, удельный вес США как торгового партнера России растет, несмотря на введенные санкции и ухудшившиеся политические отношения двух стран.

2.3. Ведущие сферы Российско-американского сотрудничества

Российско-американское экономическое сотрудничество уходит корнями в далекое прошлое, хотя и остается относительно скромным по сравнению с торговым оборотом каждой страны, например, с Китаем и ЕС.

С 2014 года экономическое сотрудничество России и США резко сократилось из-за санкций, рисков и неопределенности, обусловленных геополитической напряженностью и спадом в российской экономике. Хотя экономические трудности не помешали России добиваться решения своих геополитических задач, страна по-прежнему считает успехи в экономике жизненно важным фактором для наращивания собственной мощи. Поэтому потенциал в торговле и инвестициях между Россией и Соединенными Штатами может способствовать достижению стоящих перед страной целей. Россия выигрывает от возобновления отношений. Ее экономика значительно уступает американской по объему и зависит от доступа к финансовым ресурсам США и их специализированным технологиям, например, бурения нефтяных скважин в Арктике. При этом улучшение экономических связей с Россией отвечает геостратегическим интересам и Соединенных Штатов. Поскольку обе страны хотят укрепить основу для продуктивных политических отношений, экономические связи могут расширить в каждой стране круг заинтересованных групп, выступающих за улучшение всесторонних связей. Это не означает, что экономическое сотрудничество может изменить или определить формат отношений. В лучшем случае, товарооборот между странами может вырасти до умеренного уровня. Вместе с тем, более глубокие и интенсивные экономические связи могут служить стабилизирующим фактором.

Можно рассмотреть рекомендации по улучшению экономических отношений в краткосрочной и долгосрочной перспективе.

В краткосрочной перспективе (при условии продления санкций).

России и США следует поощрять диалог между представителями частного бизнеса и регулярные консультации между правительством России и Американской торговой палатой, Американо-Российским деловым советом и деловыми кругами США в России. Россия должна в полной мере использовать членство в ВТО для улучшения торговых отношений с Соединенными Штатами и ратифицировать Двусторонний инвестиционный договор (ДИД), подписанный в 1992 году. Министерству торговли США необходимо регулярно консультироваться с Россией по вопросам торговой политики. В долгосрочной перспективе (при условии снятия санкций)[13,с. 33].

США и России следует создать Стратегическую экономическую комиссию для решения широкого круга вопросов экономической политики и реализации экономических и коммерческих возможностей, для руководства торговыми и инвестиционными миссиями в обеих странах и развития экономических связей между российскими и американскими городами. США и ЕС следует поддержать возобновление переговоров о вступлении России в члены ОЭСР, держать Россию и Евразийский экономический союз в курсе развития Трансатлантического торгового и инвестиционного партнерства (ТТИП)  и настоятельно рекомендовать предоставить России статус наблюдателя.

Энергетика. И Россия, и Соединенные Штаты решают общую для обеих стран задачу обеспечения населения доступной, надежной и экологически безопасной энергией и имеют опыт сотрудничества в этой сфере. Однако события последних пяти лет стали вызовом для российско-американского энергетического сотрудничества. Благодаря развитию в Соединенных Штатах газовой отрасли, в обеих странах укрепилось мнение, что они стали конкурентами в энергетике. Более того, президент Дональд Трамп отказался от того внимания к проблеме изменения климата, которое уделял ей бывший президент Барак Обама, и фактически свел на нет целую сферу тесного в прошлом сотрудничества между Россией и США. Примечательно, что санкции США нацелены против российского нефтегазового сектора, критически важного для экономики страны. В результате сотрудничество в энергетике стало одной из первых жертв общего ухудшения отношений. Продолжающаяся геополитическая напряженность, вероятно, воспрепятствует стратегическому взаимодействию на высоком уровне в сфере энергетики. Однако научно-методологическое сотрудничество по-прежнему возможно, имея ключевое значение для обеих стран и мира в целом[21, с. 21].

Обеим сторонам следует переориентировать свое взаимодействие на решение по большей части технических вопросов с тем, чтобы деполитизировать сферу энергетики, повысить эффективность энергопользования, добиться разнообразия видов топлива и обеспечить устойчивое развитие отрасли.

Общее ухудшение отношений затронуло сотрудничество в Арктике в меньшей степени, чем на других направлениях. Арктические программы обеих стран в основном не противоречат друг другу, несмотря на разницу в акцентах. Для России приоритетным остается экономическое развитие региона, в то время как Соединенные Штаты отдают приоритет проблемам изменения климата и защите окружающей среды. Правда, арктическая политика администрации Трампа пока не определена. Несмотря на отдельные юридические неясности в разграничении континентальных шельфовых ледников, у России и Соединенных Штатов нет существенных пограничных споров в Арктике. Недавнее сотрудничество по выработке международного соглашения по рыбному промыслу, безопасности на море и создание Арктического форума береговых охран позволяет считать Арктику сферой конструктивного взаимодействия.

И все же западные санкции, введенные против России из-за Украины, замедлили двустороннее сотрудничество по менее спорным вопросам в Арктике. Более того, возросшее военное присутствие России в регионе угрожает спровоцировать ответные меры со стороны НАТО. Подобная динамика может привести к милитаризации региона. Атмосфера всеобщего недоверия только усиливает такую опасность. В отличие от России, обладающей ярко выраженной национальной арктической идентичностью, Арктика не занимает важного места в системе приоритетов США. Вот почему не приходится рассчитывать, что сотрудничество в Арктике может принципиально изменить к лучшему испорченные двусторонние отношения. Тем не менее, Арктика была и может оставаться регионом конструктивного взаимодействия, несмотря на существующее противостояние в целом. Сотрудничество в Арктике может, по крайней мере, содействовать улучшению отношений.

Возможно, самым главным является то, что российско-американское сотрудничество имеет ключевое значение для самой Арктики. Крайне важно, чтобы в регионе поддерживались мир и стабильность[36, с. 70].

В краткосрочной перспективе:

Все арктические государства должны проявлять сдержанность в осуществлении военной деятельности в Арктике. России и США следует разработать необходимые меры по соблюдению положений Полярного кодекса всеми странами. На среднесрочную перспективу рекомендуют:

Укрепить взаимодействие между арктическими странами для повышения коллективной информированности об обстановке в Северном Ледовитом океане, для оптимизации поисково-спасательных операций и ликвидаций последствий катастроф. Добровольно соблюдать новые правила судоходства в Беринговом проливе. Завершить разработку нового соглашения о рыболовстве в северной части Берингова моря. Сформировать многосторонний орган для предотвращения нерегулируемого и незаконного рыбного промысла. А также: Развивать научное сотрудничество в районах за пределами национальных юрисдикций прибрежных государств по рыболовству.

Евроатлантическая безопасность. Хотя в последние три года во главе угла российско-американских разногласий находятся Крым и Украина, основные противоречия не новы. Россия и Соединенные Штаты после холодной войны придерживаются разных взглядов на систему евроатлантической безопасности.

В целом, отношениям на евроатлантическом пространстве задают тон два противоречия. Во-первых, в основе украинского кризиса лежит разное понимание Москвой и Вашингтоном легитимной сферы влияния России. Москва считает, что имеет право играть определенную роль в политике своего ближайшего соседа, а Вашингтон настаивает на том, что России не должна иметь больше влияния в региональных делах, чем другие постсоветские государства.

Во-вторых, Россия уже давно выступает против того, что она считает бесконечной экспансией НАТО, и рассматривает февральские события 2014 года на Украине как первый шаг на пути вступления Украины в Атлантический альянс. Соединенные Штаты, напротив, считают коллективную безопасность и экономическую интеграцию залогом стабильности в Европе. По мнению США, действия России в Крыму угрожают самой идее мирной и интегрированной Европы, поскольку это первое в Европе приобретение территории другого государства военным путем со времен Второй мировой войны. Экономические санкции направлены на то, чтобы наказать Россию за ее агрессивные действия и удержать от применения силы в будущем. Однако, хотя фундаментальные разногласия в отношении европейского порядка безопасности представляются трудноразрешимыми, экономические издержки конфликта для обеих сторон могут стимулировать некоторые формы сотрудничества.

Политический тупик на востоке Украины, а также усиление военной активности НАТО и России в Прибалтике и на Черном море препятствуют мирному урегулированию конфликта в Украине. Рекомендации по недопущению возобновления конфликта включают пять позиций.

Во-первых, необходимо предпринять шаги по улучшению связи и предотвращению любых инцидентов, которые могут привести к эскалации конфликта. Например, столкновений в воздухе воздушных судов США/НАТО и России. Во-вторых, для сохранения надежды на политическое урегулирование всем сторонам надлежит продолжать переговоры во всех возможных форматах, включая «нормандский формат», двусторонние российско-американские переговоры, а также прямые контакты между Украиной и Россией. В-третьих, России и США следует публично заявить, что характер и состояние российско-американских отношений не определяются целиком и полностью конфликтом на Украине; В-четвертых, России и США следует четко заявить о своем намерении улучшить двусторонние отношения; В-пятых, России и США следует прояснить свои подходы к отношениям с постсоветскими странами – даже если они будут противоречить друг другу. Четкое изложение своих целей и интересов послужит на пользу всем[35, с. 523].

Ближний Восток. На Ближнем Востоке у России и США есть как совпадающие, так и расходящиеся интересы. Россия заинтересована, в первую очередь, в обеспечении безопасности в регионе и не хочет, чтобы дестабилизация на Ближнем Востоке подобралась к ее границам усилиями экстремистских террористов. Хотя Россия считает себя значимым игроком на Ближнем Востоке, у нее нет ни ресурсов, ни намерения восстановить в регионе статус, который некогда имел здесь Советский Союз.

Американские интересы на Ближнем Востоке многогранны. Приверженность Соединенных Штатов безопасности Израиля обусловлена историческими и идеологическими факторами, что, в свою очередь, определяет американскую политику в отношении Ирана. Американская внешняя политика по отношению к государствам Персидского залива формируется заинтересованностью в торговле с регионом и доступе к его нефтяным ресурсам. Более того, Соединенные Штаты давно вовлечены в борьбу с терроризмом на Ближнем Востоке. Несмотря на желание администрации Обамы вывести американские войска из Ирака и Афганистана, рост ИГИЛ заставил США сохранить военное присутствие и стратегическое внимание к региону.

Хотя Россия и США обладают крупнейшими ядерными арсеналами, они уже давно не являются единственными акторами со стратегическим оружием на мировой арене. Между тем, рост высокоэффективного неядерного и кибернетического вооружения (стратегический потенциал которого сопоставим с ядерным оружием) означает, что любые обсуждения стратегической стабильности выходят за рамки одной лишь ядерной сферы. Оба фактора настоятельно вынуждают Россию и США переосмыслить само понятие «стратегической стабильности».

Во-первых, Россия и США представляют стратегическую стабильность по-разному. Для США такая стабильность относится к ядерной «гонке вооружений», в то время как для России стратегическая стабильность больше ориентирована на паритет в военном потенциале. Во-вторых, грань между стратегическими и обычными вооружениями довольно тонкая, и оружие, которое Россия рассматривает как «стратегическое», США могут считать тактическим или обычным вооружением. К ним относятся системы противоракетной обороны, высокоточное обычное оружие, кибервозможности и космическое оружие. Переход к новой парадигме стратегической стабильности потребует сочетания старых и новых подходов.

Утверждения американского руководства, что Россия пыталась повлиять на выборы в США путем использования, среди прочего, материалов, полученных с помощью кибершпионажа, существенно омрачили взаимодействие по кибербезопасности между двумя странами. Фактически, США и Россия ведут диалог по кибербезопасности с 1998 года. Обе страны расходятся во мнениях относительно норм ведения кибервойны. Российские эксперты относят кибероружие к оружию массового поражения и считают, что его использование должно быть осуждено. США полагают, что ведение кибервойны является законным, если осуществляется в соответствии с действующими нормами, регулирующими вооруженный конфликт. Таким образом, кибербезопасность стала частью давнего обсуждения вопросов стратегической стабильности и существенно осложнила диалог, который до недавнего времени шел достаточно продуктивно.

Второе разногласие, вызывающее напряженность, связано с соотнесением между собой понятий терроризма и свободы выражения. Россия готова пожертвовать вторым ради борьбы с первым. Соединенные Штаты, в свою очередь, не желают соглашаться с цензурой выражения политических взглядов. Это разногласие отражает более широкую полемику о суверенитете и универсальных правах, а также о том, какой орган должен регулировать Интернет.

Меры укрепления доверия (МД), согласованные в рамках Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), отчасти содействовали развитию сотрудничества, но осложнялись российскими и американскими обязательствами в отношении третьих сторон (США – НАТО, России – Китая). В целом, нынешнее состояние сотрудничества в сфере кибербезопасности отражает общее состояние отношений. Но здесь, как и в других сферах, критически важно найти выход[39,с. 10].

Для улучшения сотрудничества между Россией и США необходимо:

Продолжить обсуждение кибербезопасности как по дипломатическим каналам, так и на экспертном уровне (на уровне «второго трека») с целью улучшения взаимопонимания и прояснения концепций и подходов. Взаимодействовать в борьбе с киберпреступностью и использованием Интернета террористами. Это поможет перейти к предметному разговору о стратегическом применении кибероружия и нормах ответственного поведения государства.

Борьба с терроризмом. Сотрудничество между США и Россией в борьбе с терроризмом и в противодействии насильственному экстремизму (ПНЭ) сохранялось даже в самые неблагополучные для их взаимоотношений периоды. Наряду со значением, которое оба государства придают таким вопросам в своих концепциях национальной безопасности, это позволяет рассчитывать, что сотрудничество в борьбе с терроризмом будет развиваться и впредь. Однако здесь подходы России и США различаются, порой кардинально.

Соединенные Штаты отошли от парадигмы «глобальной войны против терроризма» и переориентировали свою стратегию ПНЭ на борьбу с доморощенным экстремизмом на общинном уровне. США сочетают эту стратегию ПНЭ с проведением антитеррористических операций за рубежом, используя беспилотники и спецназ для нанесения профилактических ударов по конкретным террористам.

Антитеррористическая деятельность России направлена, в основном, против внутренней угрозы терроризма, исходящей от исламистских повстанцев на Северном Кавказе. Более того, Россия не делает такого акцента на ПНЭ, как Соединенные Штаты. Начиная с 2014 года, деятельность институционализированных площадок российско-американского сотрудничества по борьбе с терроризмом/экстремизмом была приостановлена, а в некоторых случаях прекращена вовсе.

Несмотря на эти вызовы, в подходах США и России к борьбе с терроризмом просматриваются важные общие моменты. С появлением ИГИЛ Россия переключила внимание на транснациональный терроризм. По-прежнему существуют серьезные разногласия, какую группу считать «террористической», однако изменение отношения России к борьбе с терроризмом открывает возможности для сотрудничества с Соединенными Штатами на Ближнем Востоке и в Центральной Азии.

Практические рекомендации по расширению сотрудничества в этой сфере включают:

Создание двусторонней российско-американской рабочей группы по сокращению как доморощенной радикализации, так и вербовки и притока иностранных боевиков. Обмен информацией о незаконных финансовых потоках, питающих терроризм, в особенности связанных с незаконной наркоторговлей из Афганистана. А также:

Содействие деятельности двусторонних неофициальных форматов (форматов «второго трека») применительно к ПНЭ, в частности обменам на уровне местных сообществ (уровень района/города); содействие развитию молодежных программ, направленных на предотвращение радикализации молодежи.

Развитие сотрудничества в ядерной сфере может привести к важным положительным результатам и для наших двух стран, и для всего мира. Совместными усилиями Россия и США могут добиться значительного прогресса в следующих областях: а) разработка нового поколения безопасных и надежных ядерных реакторов; б) разработка новых технологий решения общей проблемы радиоактивных отходов; в) разработка устойчивого с точки зрения нераспространения ядерного топлива; г) повышение эффективности детекторов ионизирующего излучения; д) повышение безопасности работы атомных электростанций; е) борьба с незаконным оборотом ядерных материалов в наиболее опасных точках нашей планеты[29,с. 85].

Практическая реализация предлагаемых направлений также позволит России и США приступить к восстановлению взаимного доверия, без которого невозможна нормализация двусторонних отношений. Если не сменить нынешний пагубный курс и не прекратить политику взаимных нападок, то ситуация будет становиться все более опасной; при этом наши страны упустят ценнейшую возможность для сотрудничества по широкому кругу актуальных вопросов ядерной проблематики.

3. Перспективы развития экономических связей России и США

3.1. Пути расширения торгово-экономических и других видов сотрудничества между Россией и США в сложившихся условиях

Как показала практика, действующий президент США Дональд Трамп не способен противостоять американской «политической машине» и оказывать влияние на решения конгресса в отношении России. Руки действующему президенту связывает еще и то обстоятельство, что его подозревают в связях с русскими. Недоверие сенаторов к президенту привело к тому, что санкционными вопросами начал заниматься исключительно конгресс США, и теперь санкции закреплены на законодательном уровне.

Вместе с тем глава Американской торговой палаты в России считает, что санкции в большинстве своем имеют скорее психологический, а не практический эффект. Единственные реальные перемены, которые сузили окно возможностей для экономического взаимодействия двух стран, произошли в банковском и энергетическом секторе. В частности, согласно поправкам к закону сократился максимальный срок финансирования российских банков, находящихся под санкциями США (с 30 до 14 дней) и компаний нефтегазового сектора (с 90 до 60 дней). Со своей стороны, президент и генеральный директор Американо-российского делового совета Дэниел Расселл заверил российскую сторону: «Мы как представители бизнес сообщества будем стараться снизить издержки нового законопроекта».

Президент Российско-американского совета делового сотрудничества, вице-президент Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) Давид Якобашвили, в ходе своего выступления отметил низкий уровень торгово-экономического сотрудничества двух стран. По данным «Ru-Stat», общий товарооборот России и США не превышает $21 млрд. в год[46].

В результате анализа влияния санкций на экономику России можно перечислил несколько ключевых проблем, которые на сегодняшний день являются наибольшими ограничителями в развитии предпринимательской активности и делового климата в России:

- Непредсказуемость экономической политики. Часто меняются бюджетно-налоговые механизмы, так как до сих пор до конца не сформирована программа экономического развития страны.

- Высокая фискальная, административная, контрольно-надзорная нагрузка на бизнес.

- Слабая система реальных стимулов для развития бизнеса, которая в идеале должна складываться из следующих элементов: доступность финансово-кредитных ресурсов и снижение прямой нагрузки на предпринимателей (будь то налоговые или неналоговые платежи, которые бизнес воспринимает как реальное давление).

Так же достаточно парадоксальная ситуация в России сложилась на рынке ценных бумаг. США – это единственная страна мира, инвесторы которой существенно увеличили свою долю владения российскими акциями после введения санкций (в 2013 году доля составляла 38 %, а в 2017 – уже 53 %). Лондонская доля сначала упала, потом восстановилась, а доля континентальной Европы сократилась очень серьезно. Эксперт связывает это с тем, что глобальные фонды США быстрее остальных участников адаптировались к секторальным финансовым санкциям, вероятно, по причине того, что лучше других осведомлены в текущей ситуации, так как имеют доступ к американским регуляторам.

США – это единственная страна мира, инвесторы которой существенно увеличили свою долю владения российскими акциями после введения санкций.

Слабый уровень текущего торгово-экономического взаимодействия США и России нельзя объяснить лишь сложившейся политической конъюнктурой. Потенциал для его развития есть, и основной упор нужно делать на дальнейшем улучшении деловой среды России. Что касается будущего российско-американских отношений, то время будет содействовать тому, чтобы они улучшались, ибо интересы США и России стратегически скорее дополняют, а не противоречат друг другу.

Политический фактор активно вмешивается в экономическую политику, подменяя собою рыночную конкуренцию.

В современных условиях растет геополитическое давление на Россию, что связано с ее стремлением проводить самостоятельную внешнюю, в том числе внешнеторговую, политику и защищать свои национальные интересы. Ни одна международная организация, в том числе ВТО, Международный валютный фонд и др., не могут так повлиять на внешнюю торговлю, как политическая ситуация, в том числе и в 2014 г., когда в отношении России были введены внешнеторговые санкции [46].

Прежде всего, сформулируем особенности осуществления внешнеторговых связей России, характерные для современных геополитических условий. Основными из них являются следующие:

-во-первых, членство России с 2012 г. во Всемирной торговой организации (ВТО) [49];

-во-вторых, экономическая рецессия в России начиная ориентировочно с 2013 г.;

-в-третьих, новые геополитические вызовы, связанные с резким обострением международной обстановки и введением внешнеторговых ограничений (санкции в отношении России и ответные санкции) начиная с 2014 г.;

-в-четвертых, политизация международной торговли, когда мировые рынки зависят от политических решений в большей степени, чем от экономических факторов;

-в-пятых, активизация участия субъектов Федерации (российских регионов) в осуществлении международных и внешнеэкономических связей, связанная, прежде всего, с расширением нормативно-правовой базы на федеральном и региональном уровнях, расширяющей полномочия регионов в данной сфере.

Установленные пакеты санкций, затрагивающие, в том числе, нефтеперерабатывающую отрасль (например, запрет на экспорт в Россию продуктов нефтепереработки, технологии и оснащения, запрет на инвестиции в энергетические секторы), были призваны «задушить» эту отрасль.

Падение нефтяных цен оказало существенное влияние на экономику России. Сочетание двух факторов – финансовых санкций и падения цен на нефть – за 2014-2017 гг. будет стоить экономике России порядка 0,6 трлн дол. США.

Потери от финансовых санкций составят около 170 млрд. дол. США, недополученные доходы от нефтегазового экспорта – около 400 млрд. дол. США. Оценки потерь капитала от санкций рассчитаны исходя из цены нефти 50 дол. США/барр., экспортных доходов – с учетом санкций при такой же цене в сравнении со 100 дол. США/барр., на которые ориентировалось правительство как на среднесрочный уровень еще два года назад [46].

При дорогой нефти нетто-потери капитала от санкций за 2014-2017 гг. составили бы примерно 160 млрд. дол. США, или 1,9% ВВП; при низкой цене нефти несколько большие потери – около 170 млрд. дол. США в соотношении с ВВП увеличиваются наполовину, до 2,8% ВВП [42].

Санкции затронули также и реальный сектор экономики, что выражается в сокращении инвестиций в основной капитал, розничного товарооборота, в ослаблении рубля, ускорении инфляции. Они вызвали усиление волатильности на валютном рынке и существенное обесценение национальной валюты. Масштабный отток капитала привел к ухудшению состояния счета операций с капиталом и финансовыми инструментами и сокращению чистых международных резервов.

Закономерным ответом на санкции со стороны стран Еврозоны и США стало российское эмбарго, выражающееся в первую очередь в запрете на импорт широкого перечня продовольственной продукции. Конкретный перечень товаров, в отношении которых вводились ограничения, определило Правительство РФ. В список вошли мясные и молочные продукты, рыба, овощи, фрукты и орехи. Позднее постановлением Правительства о продлении эмбарго в список стран, продукция которых запрещена к ввозу в РФ, было добавлено еще пять: Албания, Черногория, Исландия, Лихтенштейн и (с 1 января 2016 г.) Украина.

Объемы российско-американской торговли падают гораздо медленнее, чем общие показатели внешнеторгового оборота России, соответственно, укрепляют удельный вес США в российской внешней торговле. Несмотря на продолжающийся украинский кризис, за это время сложилась определенная тенденция, при которой важность США как торгового партнера стабильно растет, несмотря на сокращение общего товарооборота.

Российские регионы все более активно включаются в интеграцию России в мировую глобализированную экономику. В настоящее время практически невозможно из единого центра рационально решать все возникающие в конкретном регионе государства многочисленные вопросы, связанные с международным сотрудничеством и внешнеэкономической деятельностью. Внешнеэкономические связи регионов играют все более важную роль в развитии международной торговли и способствуют углублению международной экономической интеграции.

В отношении России санкции сыграли и положительную роль в развитии экономики страны. Компенсируя последствия санкций, Россия переориентировала свою внешнеторговую политику на Восток, прежде всего в сторону Китая. В ходе визита В. Путина в КНР в мае 2014 г. было заключено газовое соглашение на 400 млрд. дол. США сроком на 30 лет, которое демонстрирует, что у России есть альтернатива европейскому газовому рынку. В октябре 2014 г. Москва и Пекин подписали соглашение на 150 млрд. юаней, позволяющее таким компаниям, как «Газпром», вести торговлю в рублях и юанях, не придерживаясь американских финансовых требований.

Зарубежные санкции дали эффект «объединения под национальным флагом», поскольку россияне винят во всех своих бедах Запад.

Отметим также, что санкции помогли России приступить к созданию собственных финансовых институтов, которые в долгосрочной перспективе окажутся вне зоны влияния США. После того как американские сенаторы и некоторые европейские правительства предложили отключить Россию от международной межбанковской системы платежейSWIFT, Центробанк объявил о намерении начать переговоры о создании альтернативы с другими странами БРИКС – Бразилией, Индией, Китаем и ЮАР. Для уменьшения зависимости отVisa иMasterCard Россия предпринимает шаги по налаживанию собственной системы расчетов по банковским картам. Кроме того, удалось добиться прогресса в создании Банка развития БРИКС, который будет дублировать функции Всемирного банка и МВФ.

В условиях санкций и продовольственного эмбарго в России активизирована политика импортозамещения. Введенные санкции поставили экономику России в ситуацию, когда со всей очевидностью встал вопрос о необходимости мобилизации имеющихся внутренних возможностей поддержки экономики и предотвращения ее коллапса.

В нынешних макроэкономических условиях многим отечественным компаниям удалось добиться значительных успехов. Предприятия сумели увеличить объёмы реализации отечественной продукции и существенно расширить рынки сбыта, пользуясь снижением конкуренции со стороны западных компаний. Сейчас большая часть товаров на прилавках магазинов – российские, из иностранных остались только фрукты и овощи, которые не растут в стране. К примеру, отечественным картофелем или луком сейчас полностью обеспечены все регионы России. Это то, что касается продуктов питания. Однако быстрого положительного результата можно добиться не во всех сферах. Отрасль станкостроения и производства оборудования больше двух десятилетий не вызывала интереса  нвесторов и не имела существенных  денежных вливаний. Покупка оборудования всегда производилась за рубежом, так как являлась самой эффективной и экономичной. На данный момент в стране почти не осталось предприятий, производящих качественное технологичное оборудование.

Для решения основных проблем, сдерживающих развитие импортозаме- щения, необходим постоянный мониторинг производственных возможностей и применение мер комплексной государственной поддержки при выходе предприятий на приоритетные товарные рынки с учетом имеющихся производственных компетенций.

Завершая сказанное, отметим, что внешнеторговые ограничения повлекли за собой следующие негативные последствия для России:

- Падение цен на нефть и снижение котировок национальной валюты со всеми вытекающими последствиями.

- Необходимость увеличения отчислений из федерального бюджета России с целью поддержки отраслей, попавших под санкции.

-Снижение покупательной способности населения при росте цен на большинство товаров (электроника, автомобили, продукты питания и т.д.). 15 марта 2016 г. советник президента России С. Глазьев отметил, что сумма ущерба, нанесенного российской финансовой отрасли антироссийскими санкциями, за два года составила 250 млрд. дол. США.

Вместе с тем санкции имеют также обратный положительный эффект для экономики России:

- Выход на новые рынки импорта и сбыта продукции.

-Тенденции к развитию аграрногосектора страны.




Похожие работы, которые могут быть Вам интерестны.

1. Тенденции, проблемы и перспективы развития торгово-экономических отношений России и Иордании

2. Современное состояние рынка труда в России

3. Современное состояние и тенденцииразвития органическогосельскогохозяйствав России и за рубежом

4. Биржевая деятельность в России: современное состояние, ее перспективы развития

5. География размещения отраслей цветной металлургии России. Современное состояние развития

6. Состояние и развитие международных связей детских библиотек Санкт-Петербурга

7. Роль Беларуси в развитии германо-российских торгово-экономических отношениях после договора 1904 г. и до начала I мировой войны

8. СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ

9. Современное состояние государственного долга РФ

10. Современное состояние процесса образования взрослых