История государства и права России учебник



МИНИСТЕРСТВО ВНУТРЕННИХ ДЕЛ

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ МВД РОССИИ

УТВЕРЖДАЮ

Начальник кафедры

истории государства и права

полковник полиции

                А. М. Назаренко

«_____»   ____________    2013 г.

УЧЕБНИК

ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА России

по направлению подготовки

по направлению подготовки 031001.65- правоохранительная деятельность

Санкт-Петербург

2013

Авторский коллектив:

Глушаченко С.Б.,докт. юрид. наук, проф. (в соавторстве сБодуновой О.Г., канд. юрид. наук) – глава 9;

Игошин Н.А., канд. юрид. наук, доцент – глава 3;

Красильников С.В., канд. юрид наук -    глава 7;

Качуров С.Ю. канд. юрид. наук, доцент – глава 8;

Кофман Б.И., канд. юрид. наук, проф. (в соавторстве сМироновым С.Н., канд. истор. наук) -    глава 2;

Фролов В.В., канд. юрид. наук, доцент – главы: 1, 4, 5, 6, 10-17.

ОГЛАВЛЕНИЕ

РазделI. Государство и право дореволюционной России

ГЛАВА 1.  Предмет, методология  и периодизация науки «История государства и права России», ее место в системе юридических наук

§ 1.1. Предмет науки «История  государства и права России», её значение.………………………………………………….С.24.

§ 1.2. Методология  и закономерности Истории  государства и права России.…………….С.24.

§ 1.3. Периодизация Истории  государства и права России. …………….С.24.

ГЛАВА 2. Древнерусское государство и право (IX- XII вв.)

§ 2.1. Становление древнерусского государства и права. …………….С.24.

§ 2.2. Государственный строй. …………….С.24.

§ 2.3. Общественный строй. …………….С.24.

§ 2.4. Право Древнерусского государства. «Русская Правда». …………….С.24.

ГЛАВА 3. Феодальные государства и развитие права на территории Руси (XII− XIV вв.)

§ 3.1. Причины феодальной раздробленности. Особенности общественного и государственного строя древнерусских княжеств и феодальных республик, их право………………………….С.

§ 3.2. Новгородская и Псковская феодальные республики и их право….С.

§ 3.3. Русские земли в составе Монгольской империи Чингизидов, их право…С.

§ 3.4. Русские земли в составе Великого княжества Литовского, их право…С.

ГЛАВА 4. Становление и развитие централизованного Русского государства и общерусского права (XIV – конецXVII вв.)

§4.1. Возникновение Великого княжества Московского, развитие его общественного и государственного строя. ………………………..С. 114.

§ 4.2.Сословно-представительная монархияXVIXVII вв., её

особенности. ………………………..С. 114.

§ 4.3. Содержание  «Соборного уложения» 1649 г. ………………………..С. 114.

ГЛАВА 5. Российская империя вXVIII веке

§ 5.1. Образование Российской империи, развитие её общественного и государственного строя. …………………………С.134.

§ 5.2. Дальнейшее развитие абсолютизма.………………С.134.

§5.3. Особенности развития российского права вXVIII веке….С.333.

ГЛАВА 6.  Государство и право России в первой половине XIX века

§ 6.1. Общественный и государственный строй, развитие системы государственного управления………С.134.

§ 6.2.  Систематизация российского законодательства. ………С.134.

§ 6.3. Гражданское и уголовное право, судебный процесс. ………С.134.

ГЛАВА 7. Государство и право Российской империи в период реформ и контрреформ (вторая половина XIX в.)

§ 7.1.Социально-экономические и политические предпосылки буржуазных реформ в России в 60-70-х г.XIX в…………………………..С.

§ 7.2. Особенности отмены крепостного права……………….С.

§ 7.3. Реформа местного самоуправления……………………С.

§ 7.4. Военные реформы 1861-1874 гг.

§ 7.5. Реформа полиции и политического сыска………

§ 7.6. Судебная реформа в 60-х годах XIX в.

§ 7.7. Реформирование прокурорского надзора и создание института судебных следователей.

§ 7.8. Развитие права во второй половине XIX в.

§ 7.9. Контрреформы конца XIX в.

ГЛАВА 8. Государство и право России в началеXX века (1901-1913 гг.)

§ 8.1. Кризис империи и предпосылки революции. ………………………….С.

§ 8.2. Столыпинские реформы и развитие законодательства.

ГЛАВА 9. Государство и право России в период Первой мировой войны, политического кризиса и падения самодержавия (1914 – октябрь 1917 гг.)

§ 9.1. Государство и право России в период Первой мировой войны, политического кризиса. …………………………………….С.

§ 9.2. Февральская революция и правовая политика Временного правительства………………………………….

РАЗДЕЛII. Государство и право советского и постсоветского периода.

ГЛАВА 10. Образование советского государства и создание основ советского права  (октябрь 1917 -1918 гг.)

§ 10.1. Второй Всероссийский съезд Советов и создание советского государства. Изменения в общественном строе.…………………………….С.

§ 10.2. Правовая политика советского государства в сфере экономики в  1917—1919 гг. …………………………………….С.

§ 10.3. Формирование советского права  …………………………………….С.

ГЛАВА 11. Советское государство и право в годы гражданской войны и иностранной военной интервенции (1918 – 1921 гг.)

§ 11.1.Конституция РСФСР 1918 г. …………………………………….С.

§11.2.Создание системы государственных, судебных и правоохранительных  органов. …………………………………….С.

§ 11.3. Изменения в системе советского государства в годы гражданской войны.

§ 11.4. Распад Российской империи в годы революции и гражданской войны.

ГЛАВА 12. Образование СССР и развитие советского права в условиях  новой экономической политики (1921- 1928 гг.)

§ 12.1. Переход к Новой экономической политике……………….С. 228.

§ 12.2.Создание нового социалистического федеративного государства (СССР)…………………………..……………….С. 228.

§ 12.3. Развитие права. Кодификация советского права 20-х гг. ……………….С. 228.

ГЛАВА 13.Советское государство и право в период укрепления  административно-командной системы (1929-1941 гг.)

§13.1. Тенденции  развития государства……………….С. 228.

§13.2.  Разработка и принятие Конституции 1936 г..

§13. 3. Основные тенденции развития советского права в 30-е гг. ХХ века

ГЛАВА 14.  Советское государство и право в годы Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.)

§ 14.1. Реорганизация органов государственного управления; военное положение и его правовой режим. …………………….С.

§ 14.2. Развитие права в военное время…………………….С.  .

ГЛАВА 15. Развитие советского государства и права в послевоенные годы и период частичной либерализации (1945-1964 гг.)

§ 15.1. Изменения в системе органов государственного управления

§15.2. Международные отношения советского государства……………….С.  .

§ 15.3. Развитие права. …………………….С.

ГЛАВА 16. Советское государство в период замедления темпов общественного развития (вторая половина 60-х – середина 80-х гг.XX в.)

§ 16.1. Характеристика Конституции СССР 1977 г.

§ 16.2. Изменения государственного механизма…………………….С.

§ 16.3. Развитие советского законодательства…………………….С.

ГЛАВА 17.  Государство и право России на современном этапе

§17. 1. Общая характеристика процесса перестройки системы государственного управления. ……………………………………………….………….С.

§17.2. Обновление законодательства в период кризиса и перестройки…………………………………..………………….С.

§17.3. Ликвидация СССР и образование СНГ. …………………….С.

§17.4. Разработка и принятие Конституции РФ 1993, развитие российского законодательства. ……………………………………….…………….С.

ГЛАВА 1. Предмет, методология  и периодизация науки «История государства и права России», ее место в системе юридических наук.

    § 1.1. Предмет Истории  государства и права России, её значение.

     История есть священная книга народов, зеркало их жизни, завет предков для потомства, образец для будущего.

     В переводе с греческого «история» - рассказ о прошлом.

         Содержание термина можно понимать в двух основных значениях: 1)имея в виду прошлое  человеческого общества и его отдельных элементов, их последовательное развитие (мы говорим «многовековая история России», «роль личности в истории»); 2) имея в виду науку, которая изучает процесс развития человеческого общества.

Прошлое не исчезает, оно продолжает воздействовать на наше             настоящее и будущее.

«История – наставница жизни», – говорили древние мыслители.

Из прошлых событий политики могут извлечь средство для решения социальных проблем, военные - выигрышные стратегические планы, простые люди –  понять, что их объединяет, как народ.

То общество, которое способно обобщить и сделать  выводы из накопленного человеческого опыта,  лучше организует свое  государство, создает качественные нормативные акты, живет на более  высоком уровне.

История жестоко мстит тем народам, которые  не знают исторических закономерностей, не хотят их учитывать. Ложь в истолковании прошлого приводит к провалам в настоящем и   готовит катастрофу в будущем. Нельзя создавать новый мир, минуя прошлое.

Общая историческая память объединяет народ, делает его сильным.

История  государства и права России относится к категории историко-правовых наук.

С одной стороны, она есть часть исторической науки, в том числе общей истории России, её экономики, культуры, общественной мысли.

С другой она является наукой политической и юридической, ведь основными объектами её изучения являются государство и право.

Исторические процессы и явления, связанные с возникновением и развитием политической надстройки общества в наиболее значимых странах мира, изучает История государства и права зарубежных стран.

Под надстройкойнад экономическим базисом (совокупностью материальных производственных отношений) понимается  сложная система политических и правовых отношений, идей, организаций и учреждений, выполняющих функции управления основными общественными процессами.

История государства и права России является частью этой науки.

Ведь Россия, как и другие страны, принадлежит к мировому сообществу, на неё распространяются общие закономерности исторического процесса, в том числе относящиеся к развитию государства и права.

Предметом Истории государства и права России  является процесс возникновения  российской государственности и  российского права, их развития, смены типов и форм государства и права, государственных органов и правовых институтов на различных временных этапах, в конкретных исторических условиях и хронологической последовательности.

История государства и права России имеет главной целью выявление конкретно-исторических закономерностей государственно-правового развития, его тенденций, многие из которых имеют свою специфику, по сравнению с общими закономерностями развития общества, и закономерностями, свойственными другим государствам, их праву.

У России, как и у других стран и народов, свой особенный путь, своя история, свой путь.

В Истории  государства и права России взаимодействуют два основных научных направления.

Первое занимается изучением государственных систем в нашем Отечестве и их элементов в их историческом развитии: типов и форм власти, устройства государственного аппарата, его основных органов, механизмов управления и режимов их работы.

Организация и деятельность этих систем и их элементов, систем низшего ранга, рассматриваются как в отдельности, так и во взаимосвязи с развитием общества в России и за её пределами.

Проводится анализ положительного и негативного опыта работы государства, его органов, особенно связанных с функциями обеспечения правопорядка.

Это позволяет выявлять закономерности и делать определённые выводы для современных существующих политических структур и государства в целом.

Другим направлением является исследование процессов  образования, функционирования и эволюции правовых систем, которые существовали в России, и их элементов.

Изучаются конкретные правовые источники на различных этапах развития, —Например, см.: Кудимов А. В., Шафиев М. М. Источники права Древней Руси // История государства и права. 2006. № 10. С. 9–11.

акты, кодексы и т.п.

Прослеживаются ход и причины возникновения  различных  отраслей права (конституционного, гражданского, уголовного и  др.), анализируются наиболее значимые общие и особенные правовые нормы, их закономерность и действенность.

Оба научных направления неразрывны друг от друга, ведь невозможно понять сущность тех или иных явлений, тенденций в развитии государства без глубокого анализа правовой действительности.

И наоборот: нельзя правильно оценить те или иные правовые нормы, правовую культуру общества без учёта конкретного состояния государства, проводимой им политики.

Выявляется прямая и обратная связь государства и права.

Так, в ходе обсуждения, исследования проблемы соотношения права и закона сложились и закрепились в науке представления о типах права, его институтах, идея правового закона.

Одной из сквозных в истории политико-правовой мысли является проблема соотношения права и государства.

Она имеет сегодня особую актуальность в России в связи с формированием правовой государственности.

Необходимо учитывать экономические, социальные и духовные  условия возникновения и развития  определённых государственных структур и правовых институтов, прежде всего характер и уровень развития  общественного производства, классовый состав общества, степень развития образования и культуры населения и т.п.

Так, О.И.Чистяков выделяет среди предпосылок  резкого изменения государственного строя в октябре 1917 года: «…классовые противоречия….антагонизмы, присущие любому буржуазному обществу – между трудом и капиталом. Российская буржуазия, молодая и неопытная, не сумела или не захотела увидеть опасность грядущих социальных столкновений и своевременно не приняла достаточных мер к тому, чтобы  по возможности снизить накал классовой борьбы». —История отечественного  государства и права: Учебник. В 2 ч. Ч 2. / Под ред. О.И. Чистякова. М.: Юрайт, 2012. С.7.

История государства и права России изучает также юридическую культуру и практику  всех народов, населявших ранее и теперь живущих на территории России, их правовой быт.

Это необходимо для правильной оценки происходящих событий, причин возникновения тех или иных социальных конфликтов и правонарушений.

История - это развалины, из которых возникает будущее, это истоки  правовой культуры человека, историческая память, объединяющая нацию.

История  представляет собой  поиск истины, поиск решений проблем человечества и человека.   Вопрос  о путях развития России, российского государства, о своеобразии нашего общества имеет огромное значение.

По мнению западников, Россия должна перенимать все лучшие достижения западной культуры и образа жизни.

Славянофилы отстаивали идею самобытности российского пути развития, связывая самобытность с приверженностью русского народа православию.

Православие явилось, по их мнению, источником особенностей русской души, русской культуры, религиозность, повышенная эмоциональность, коллективистские ценности, приверженность к самодержавию.

Русская душа противоречива, как подчеркивал Н.А.Бердяев, поскольку в России сталкиваются и приходят во взаимодействие два потока мировой истории: Восток и Запад.  Россия соединяет два мира.

История государства и права России занимает важное место среди других исторических и юридических наук.

Овладение её содержанием является обязательным требованием в системе качественной образовательной подготовки.

Она изучается  вместе  с юридическими и другими науками и дисциплинами, что дает возможность установить  взаимосвязь  и  преемственность в развитии различных государств, их права, уяснить их общие черты и характерные отличия, обогащая тем самым свою политическую и правовую культуру.

История государства и права России наиболее близка к Теории государства и права, Политологии.

Эти науки тоже изучают государство и право.

Но Теория государства и права исследует основные политические и правовые явления, их общие закономерности в целом, независимо от конкретных условий во времени и пространстве.

Она  вырабатывает свою систему понятий и категорий, которые широко используются при изучении всеми политико-правовыми науками, в том числе Историей  государства и права России.

Важной частью её предмета являются сущность, типы, формы, функции, структура и динамика функционирования государства и права.

Предметом Политологии (политической науки) являются закономерности формирования и развития политической власти, формы и методы её функционирования и использования в государственно-организованном обществе.

Целью политологических научных исследований является разработка рекомендаций для политической элиты по различным направлениям государственной деятельности, как в области стратегии, так и в тактических вопросах, внутри государства и на мировой арене.

Один из разделов данной науки, называемый «Российской исторической политологией», пытается осмыслить процесс развития российской государственности в целом, выявить и рассмотреть характерные черты России как цивилизации.

При этом исследуются теория и практика российского «политогенеза», самобытная политическая культура и менталитет российского общества.

Политика есть искусство управления государством и  правом, обществом.

История государства и права России связана со всеми отраслевыми  юридическими науками, так как каждая отрасль права имеет свою историю.

Их изучение должно опираться на знание тех вопросов, которые исследует История  государства и права России.

Особенно данное положение относится к таким научным дисциплинам, как: история органов внутренних дел России, конституционному праву России,, конституционному праву зарубежных стран, уголовному и гражданскому праву, уголовному и гражданскому процессуальному праву и др.

История служит современности, объясняет настоящее и дает возможность прогнозировать  будущее.

Возникновению «Истории государства и права России» как науки предшествовал долгий многовековой путь.

С древнейших времён и до наших дней политические и правовые знания, постепенно накапливаясь, превратились в науку в серединеXX века. Огромный вклад в её становление и развитие внесли многие прославленные учёные историки и правоведы России.

ВXII веке князь Ярослав Мудрый первым записал «закон русский» и основал летописание на Руси.

Книжники Киевской митрополии составили первый свод преданий о возникновении на Руси христианства, а монах Киево-Печерского монастыря Нестор первый летописный свод.

Наконец, в том же монастыре была написана знаменитая «Повесть временных лет», в которой подробно описывалось «откуду есть пошла Русская земля» и «кто в Киеве нача первее княжити».

В  научной литературе отмечается, что: «Личность правителя во многом определяет характер руководства в государстве, а порой влияет на изменение формы правления в государстве. Глава государства волен задавать вектор развития государства: являясь центральной властной персоной в человеческом сообществе, он играет ключевую роль в реализации собственной воли и воли многих людей, что в совокупности составляет феномен его власти». —Малхозов В.А.  К вопросу о  феномене  власти главы государства //  История  государства  и  права.  2008. № 6. С.10.

В «Русской правде», Новгородском и Псковском судебниках, в летописях и поучениях князей, в посланиях митрополитов, в житиях святых, среди которых было много государственных деятелей, во всех этих памятниках находили отражение сложные процессы становления и развития русской государственности, русского права.

ВXVI веке старцем Псковско-Печерского монастыря Филофеем была выдвинута идея, сохранившая в сфере политики значение до наших дней: «Москва третий Рим, а четвёртому не бывать».

«Судебники» великого князя ВасилияIII (1497 г.) и царя ИванаIV (1555 г.), «Домострой» и «Соборное уложение» (1649 г.), другие памятники говорят о том, что, несмотря на монгольское нашествие, русское государство и право развивались в русле общемировой культуры.

Некоторое замедление в развитии русского государства и права произошло вXVII веке, в период «смутного времени», когда борьба различных политических групп за власть едва не привела к гибели России.

Но народ  этого не допустил: иноземцы были изгнаны, а реформы Петра Великого вывели Россию в число не только сильнейших держав Европы, но и установили «регулярное» государство.

Просвещённый российский абсолютизмXVIII-XIX веков продолжил петровские начинания: развитие наук и искусств привело к дальнейшему росту знаний о государстве и праве.

Труды сподвижника ПетраI - Феофана Прокоповича, М.М.Щербатова и А.Н.Радищева, ЕкатериныII, декабристов и М.М. Сперанского, а так же многих других учёных, внесли большой вклад в основание многих политических и правовых наук, в том числе Истории государства и права России.

В серединеXIX века, особенно после отмены крепостного права, значительно увеличилось число научных центров, прежде всего учебных заведений, где не только стали готовить правоведов и государственных служащих, но быстро двинулось вперёд развитие политических и правовых наук.

Русские юристы прославили наше Отечество не только своей деятельностью в области правоприменения, но и в сфере развития историко-правовых наук.

Имена великих русских юристов: А.Ф.Кони, Ф.Н.Плевако, Л.И.Петражицкого и многих других стали известны всему миру.

Б.Н. Чичерин первым в России написал 5-томный труд «Опыты истории русского права».

Много работ по истории государства и права написали К. Д. Кавелин, М.М.Ковалевский, и ряд других русских учёных.

Наконец, такие политические деятели нашей страны, как Г.В. Плеханов, М.А.Бакунин, В.И.Ленин и некоторые другие, своими теоретическими трудами и  деяниями потрясали не только родное Отчество, но и весь мир.

Большой вклад в развитие Истории государства и права России внесли советские учёные.

В первой половине ХХ века учёный-правовед С.В. Юшков провел огромную исследовательскую работу в области древнерусского права.

В 1938 г. он составил первую Программу по истории государства и права народов СССР для юридических институтов, а в 1940 г. опубликовал первый в России учебник по Истории государства и права народов СССР.

Его ученики В.М. Курицын, А.А.Тилле и другие видные учёные продолжили развитие этой науки.

Ленинградский учёный-правовед И.Я.Фроянов создал свою историко-правовую школу и сделал целый ряд  важных научных открытий, как в  по  древнерусскому праву, так и  по некоторым современным политическим и правовым проблем.

Сегодня широкую известность приобрели имена учёных-правоведов,      исследующих проблемы Истории государства и права России. Это имена Ю.П.Титова, Р.С.Мулукаева, В.Д.Зорькина, О.И.Чистякова и многих других.

Основное значение Истории государства и права России как науки состоит в огромной важности её проблем для развития политической и правовой культуры российского общества и государства, особенно его законодательных, судебных и других правоохранительных органов.

Своими исследованиями она стремится наращивать вклад России в мировую науку о государстве и праве.

Теоретическое и практическое значение Истории государства и права  России заключается в тех научно обоснованных заключениях по изучаемым проблемам,  которые она предлагает, с учётом современного общественного развития, политикам и юристам.

Усвоение основных закономерностей исторического процесса в области государства и права, отечественного опыта  государственного строительства,  правовой  деятельности  позволяет использовать их сегодня, прогнозировать ход событий, принимать  эффективные  решения, особенно в работе по обеспечению правопорядка и борьбы с преступностью.

         Нельзя двигаться дальше, если прежний опыт не открыл нам глаза.

Не менее важны методологические вопросы.

Значение Истории государства и права России как науки состоит и в том, что она помогает разоблачать всяческих фальсификаторов политического и правового прошлого нашей Родины, начиная от лживых концепций об «извечном рабстве» русского народа, иноземном основании российской государственности и до «закономерной невозможности» построить в России государство, основанное на справедливости и законе.

Наконец, очевидна необходимость изучения курса Истории  государства и права России в системе высшего юридического и политического образования.

Здесь имеется хорошая возможность дать будущим специалистам глубокие знания по предмету, воспитать у них гордость за своё Отечество, глубокое убеждение в том, что наш народ способен не только созидать заводы и фабрики, дома и машины, но также строить правовое социальное демократичное государство,  защищающее интересы своих граждан.

Таким образом, основными задачами изучения курса являются:

  1. Формирование у  обучаемых глубоких знаний по основным проблемам курса, введение их в круг исторических политико-правовых фактов, процессов и явлений, выработка наиболее полных представлений об особенностях возникновения и развития русской государственности, различных форм государства и права в пределах нашего Отечества на основных исторических этапах.
  2. Ознакомление курсантов с юридической терминологией и традициями, развитие у них навыков анализа государственных и правовых институтов, кодификаций и правовых актов, документов и других юридических  источников, определения их значения для политической и правовой деятельности в настоящее время.
  3. Выработка у  обучаемых особого юридического мышления,  необходимого современному полицейскому, способности  научного  суждения о правовых проблемах и политических процессах, происходящих в нашей стране и в мире.
  4. Критика антинаучных историко-правовых концепций, разоблачение фальсификаторов истории государства и права России.
  5. Воспитание чувства уважения к огромному историческому политическому и правовому опыту наших предшественников, гордости за принадлежность к тем, кто верой и правдой служил и служит нашему великому Отечеству.
  6. Создание необходимых предпосылок для лучшего изучения и усвоения таких научных дисциплин, как Теория государства и права, История органов внутренних дел, Конституционное право России, а так же отраслевых юридических и прикладных  дисциплин, включая  уголовное право и уголовное процессуальное право.

    В процессе изучения курса Истории  государства и права России решаются и другие образовательные и воспитательные задачи в рамках соответствующих специальностей.

§1.2. Методология и закономерности Истории государства и права России.

Слово «метод», в переводе с древнегреческого, буквально означает «путь, направление к чему-либо». Если путь выбран правильный, мы сможем достигнуть нашей цели. Если же нет, то цель вряд ли будет достигнута.

Отсюда понятна важность правильного выбора методов, приемов и подходов в любой деятельности, в том числе в изучении Истории  государства и права России.

Сейчас под термином «метод» принято понимать совокупность принципов, подходов, приёмов, применяемых в процессе изучения проблем какой-либо науки или научной дисциплины.

Это полностью относится и к методологии Истории государства и права России. Рассматривая все разнообразные подходы, способы (методы) и приёмы, которые применяются в ходе изучения данной науки, целесообразно объединить их в три группы: 1) фундаментальные методы; 2) специально-научные (прикладные) методы; 3) учебные методы.

Среди фундаментальных (философских) методов познания следует назвать прежде всего, с одной стороны диалектико-материалистический научный метод (диалектический материализм), с другой – идеалистический религиозно-метафизический метод (идеализм).

Как показывает практика, успешное решение задач, решаемых Историей  государства и права России, как и другими историко-правовыми  науками, возможно  лишь  на  основе  подлинно  научной методологии.

Такой методологией является диалектический материализм, являющийся общефилософской базой для объяснения государственно-правовых явлений и процессов, их всестороннего изучения.

В чем заключается эта методология, применительно к Истории   государства и права России?

Диалектический метод требует рассмотрения историко-правовых явлений и процессов не изолированно, а в органической связи со всеми факторами  и условиями, которые необходимо выявлять и анализировать.

Например, ликвидацию патриархии и включение церкви в государственную систему Российской империи в началеXVIII века можно правильно понять и оценить лишь после глубокого анализа всех экономических, социальных, политических и духовных, объективных и субъективных факторов, которые сопутствовали этим процессам. —См.: Исаев И.А. История России: правовые традиции. М., Юрист. 2008.

Сам исторический процесс понимается не как движение по  кругу или в рамках замкнутых повторяющихся циклов, а как восходящее, поступательное развитие общества, причем не по прямой линии, а с многочисленными       «историческими зигзагами», которые обычно обусловливаются разнообразными причинами.

В истории России к таким «зигзагам» можно отнести события «смутного времени» началаXVII века, реформы ПетраI, революцииXХ столетия.

Диалектико-материалистический метод отвергает божественный, непознаваемый характер государства и права, их истории.

Он видит первопричины возникновения и развития государства и права в социально-экономическом строе общества, в его экономическом  базисе.

В то же время необходимо учитывать географические, биологические,  демографические, личностно-психологические и другие факторы, влияющие на исторический процесс.

Так, признавая роль М.С. Горбачёва в развале и ликвидации СССР, необходимо давать объективную всестороннюю оценку состоянию общества и государства в этот период, а также внешним факторам, которые привели к распаду СССР.

Законы диалектики, особенно закон единства и борьбы противоположностей, раскрывают внутренний механизм возникновения и развития конкретных государств (в том числе России),  их политических и правовых институтов.

Так, образование государства и права диалектика объясняет, наряду с другими факторами, разделением человеческого общества (в силу многих причин) на  противоположные  по  своим  интересам, но необходимо взаимосвязанные классы.

Классы (общественные) это большие группы людей, которые различаются по их месту в исторически определённой системе общественного производства: по их отношению к средствам производства (обычно закреплённому в законах), по их роли в общественной организации труда, а так же по способам получения и размерам получаемой ими доли общественного богатства.

Это неизбежно приводит к выводу о классовой сущности государства и права, о классовой борьбе как движущей силе возникновения и развития        различных государственных и правовых систем, их основных органов и институтов. Вместе с тем, сведение всех историко-правовых явлений и процессов лишь к классовым противоречиям было бы ошибочным.

Задача Истории государства и права России как раз и состоит в выявлении экономических, социальных, политических и идейных противоречий, разрешение которых всегда являлось «локомотивом» исторического процесса.

Диалектико-материалистическому методу, применённому к истории (историческому материализму), противостоит идеализм религиозно-идеалистический, метафизический  и схоластический метод.

Схоластический метод исходит из божественного происхождения государства и права, божественной предопределенности всех происходящих в них явлений и изменений.

Религиозная схоластика всегда рассматривала мир и общество в неизменном, от сотворения богом, состоянии, а развитие исторического процесса признавала лишь как предопределённое свыше движение по кругу. До сих пор некоторыми «учёными» муссируются гипотезы о «конце света».

В период реформ ПетраI многие церковники и обыватели предрекали гибель государства в связи с теми мерами, которые разрушали старый,          привычный уклад жизни общества. Но божественный конец света не настал.

Идеализм отрицает зависимость  развития государства и права от экономического базиса или принижаёт его значение.

Это неизбежно приводит к непомерному возвеличиванию роли отдельных личностей в политической жизни общества, которым приписывается божественное или дьявольское покровительство (например, князь Владимир Святой или царь Иван Грозный).

Российский правовед Л.И. Петражицкий разработал психологическую теорию права, в которой утверждал, что само право есть явление внутреннего, психического мира человека.

Главными факторами возникновения и развития государства и права он считал особенности психики человека, его эмоции.

До сих пор многие историко-правовые концепции в нашем отечестве и за рубежом строятся, главным образом, на особенностях личностных качеств царей, генеральных секретарей и президентов.

Несмотря на то, что в прошлые исторические эпохи даже знаменитые ученые широко использовали религиозно-идеалистические методы, практика  показала  их  ущербность.

Вместе с тем одностороннее использование самых передовых методов в науке может иногда привести в тупик или к ошибочным  выводам, если недостаточно учитываются все многообразные факторы, в том числе – духовные, идеальные.

Основополагающее значение в изучении Истории  государства и права России имеют также принципы историзма и классового подхода.

Принцип историзма неизбежно вытекает из диалектического метода.

Он позволяет выявить в политических и правовых явлениях, институтах как исторически преходящее, так и остающееся надолго.

Например, существование абсолютной  монархии в России имело преходящий характер, а понятие «правды» (русской интерпретации права), хотя и претерпевало некоторые изменения, но существует тысячелетия.

Принцип историзма требует рассматривать исторические события и процессы, происходящие в российском государстве и праве, в конкретных условиях, учитывая особенности отельных регионов, их территорию, климат, состав населения и т.д.

Объективная оценка явлений и процессов в политике и праве возможна лишь при их сопоставлении с достигнутым к данному времени уровнем развития государства и права в других странах.

Многие учёные-правоведы, в том числе работающие над проблемами Истории  государства и права России, пытались  представить свои теории, особенно политические и правовые, как выражение «общих интересов», «национальной самобытности», «всенародной воли» и т.п.

Однако исторический опыт показывает, что очень часто большие массы людей становились наивными жертвами обмана или самообмана в политике, воспринимая на веру те или иные, иногда кажущиеся очень логичными и разумными, взгляды авторитетных ученых и политиков.

Чтобы этого не допустить, необходимо применять принцип классового подхода.

Он требует за любыми действиями, заявлениями и обещаниями людей, участвующих в политике, за правовыми положениями и нормами, идейными течениями вскрывать интересы тех или иных классов, сословий, других социальных групп.

Прежде всего, экономические и политические интересы.  —Серегин А. В. Юридический анализ причин возникновения Древнерусского государства // История государства и права. 2006. № 7. С. 19–21.

Только тогда можно дать правильную оценку происходящему,  определить объективную роль личности и народных масс в важных и масштабных событиях, любого учения, любой доктрины в жизни общества, разделенного на классы, выяснить их истинный характер и направленность.

Например, чтобы правильно ответить на вопрос, почему в России       отмена крепостного права произошла только во второй половинеXIX века и затянулась на многие десятилетия, следует  определить, какое сословие было больше всего в этом заинтересовано и какое положение в государстве оно занимало.

Философские методы:  анализа и синтеза; выдвижения гипотез; статистический; сравнительно-правовой; формально-правовой; системный.

Диалектико-материалистический метод, составляя основу историко-правовых наук, предполагает использование и других специально-научных или прикладных методов исследования.

Для Истории  государства и права России большое значение  имеют  такие методы и подходы,  как  конкретно-исторический, сравнительно-правовой и  системный.

Все они широко используются как маститыми учеными, так и теми, кто только  приступает  к  изучению историко-правовых наук и научных дисциплин.

Среди учебных методов по овладению  курсом Истории государства и права России следует выделить  самостоятельную работу курсантов по изучению рекомендованной литературы и других источников.

В учебном процессе важную роль играют также лекции и семинарские занятия, на которых курсанты не только усваивают преподносимые преподавателями материалы, делают необходимые конспективные записи, но и сами активно участвуют (на семинарах) в обсуждении поставленных вопросов, выясняют наиболее трудные разделы.

В учебно-методическом кабинете  кафедры «Истории государства и права»  Санкт-Петербургского университета МВД РФ обучаемые  могут пользоваться литературой и другими пособиями по данному курсу, получать необходимые консультации у преподавателей.

Участвуя в научном кружке,  курсанты имеют возможность, под руководством преподавателей, углублять свои знания по изучаемому курсу путём подготовки и написания научных докладов, сообщений и контрольных работ на избранные темы.

В учебном процессе используются также возможности проводимых научных конференций, в которых  курсанты принимают активное участие путем подготовки реферативных выступлений по тем или иным вопросам Истории государства и права России и другим научным дисциплинам.

Рассмотрим определенные закономерности «Истории государства и права России».

Под общественной закономерностьюпринято понимать объективно существующие, систематически повторяющиеся существенные связи явлений общественной жизни, исторического процесса.

Установлено, что в общественной жизни действие закономерностей проявляется в виде тенденций. Именно они определяют основную линию развития общества и его элементов.

Например, от Древнерусских небольших княжеств через войны, раздробленность, смуты и военные поражения пробивала себе дорогу государственность России к образованию великой державы, «Третьего Рима».

Эта прогрессивная тенденция, свойственная ряду других народов,       продолжается и сегодня. То же самое можно отнести к российскому праву.

В истории действуют законы различной степени общности:

  1. общесоциологические (постоянные),
  2. действующие в рамках нескольких определённых общественно-экономических формаций (эпох) и
  3. свойственные отдельным формациям.

Изучая Историю  государства и права России, мы находим  проявления этих законов в реалиях нашего общества, и на этой основе можем делать соответствующие выводы.

Так, некоторое отставание развития буржуазного права в России              представляется вполне закономерным, если применить общесоциологический закон соответствия общественных отношений характеру развития производительных сил.

В крепостническом государстве, где у власти стояли помещики и почти отсутствовал рынок рабочей силы, для быстрого развития капитализма просто не было условий. Поэтому и нормы права оставались вполне архаичными, феодальными.

Подобным образом, применяя закон классовой борьбы, действующий в рамках антагонистических обществ, можно понять внутренние причины таких явлений, как войны, революции, национально-освободительные движения.

Задача заключается в выявлении особенностей и тенденций, присущих только историческому развитию России. К ним, в частности, можно отнести: возникновение русской государственности и права на основе близости языка, духовной и материальной культуры славянских народов, что в определенной мере проявляется и в настоящее время.

Восприятие восточными славянами, в том числе русскими, высокоразвитой политической и правовой культуры Византии, православия, что нашло своё отражение в государственных и правовых институтах, сохраняется до сих пор. Неразвитость классического рабства на Руси обусловило длительное по времени (около 2 000 лет) сохранение крестьянской общины, которая являлась не только основой феодального хозяйства, но, в какой-то мере, и основой государства. Тенденция сохранения гуманных, справедливых обычаев и традиций «мира» —«Мир»  или  «вервь» одно  из   древних названий   крестьянской  общины. проявляется сегодня в российской соборности, коллективизме.

В процессе изучения Истории  государства и права России учёные выявляют и другие закономерности и тенденции. Их усвоение и учёт будет способствовать достижению успеха в решении многих проблем современности, в том числе правоохранительной деятельности.

         §1. 3. Периодизация Истории государства и права России.

Сначала рассмотрим цивилизационный подход.

Для лучшей систематизации накопленных  исторических  знаний, более глубокого  их  анализа  и прогнозирования будущих событий ученые давно пытаются провести периодизацию жизни общества.

Начало такой периодизации  положил  ученый  Древнего Рима Лукреций Кар (ок. 96-55 гг. до н.э.). В своей поэме «О природе вещей» он разделил историю на три  века: каменный, медный  и  железный, показав  зависимость  общественной жизни от развития орудий труда, а не от воли богов.

         С тех  пор делалось много других попыток периодизации. И хотя каждая из них носит несколько условный характер, приходится принимать наиболее подходящие для решения тех или иных проблем.

Одной из таких является концепция шотландского ученого XVIII в. А.Фергюссона и его последователя  американца Льюиса Моргана (ХIХ в.), по которой история человечества делится на три больших периода: дикости, варварства и цивилизации.

Дикость и варварство они рассматривали  как  периоды  догосударственного развития, а появление государственности,  государства и права, по их мнению, было связано с наступлением эпохи цивилизации (от  лат. сivilis - гражданский, государственный).

Так возник термин  «цивилизация», от которого в конце ХIХ века получил название «цивилизационный» подход в изучении государства и права.

Он требует рассмотрения всех проблем государства и права не однолинейно, в связи с экономическими, социальными и духовными факторами, а «мультилинейно», циклически.

При этом государство и право рассматриваются в составе «социокультурных комплексов» цивилизаций.

Хотя применение цивилизационного подхода возможно в Истории отечественного государства и права, но это довольно проблематично, так как он рассматривает главным образом единичное и особенное, человека и этнос, а не общество, государство и право.

Использование этого метода нашло широкое применение в современной политологии

В основе другой научной периодизации Истории государства и права лежит «формационный» подход, основой которого служит концепция об общественно-экономических формациях, выдвинутая  К. Марксом и  основанная  на диалектико-материалистическом методе.

Согласно этой концепции человек выделился из живой  природы, осознав  свою жизнедеятельность, благодаря производительному труду.

Орудия и средства труда (средства производства) вместе с применяющими их людьми составляют производительные силы общества.

Они постоянно совершенствуются, что обусловлено (детерминировано) необходимостью  повышения количества и качества производимых продуктов и условий жизни людей.

В процессе производства люди вступают между собой в определенные производственные отношения —Производственные  отношения  включают: (1) формы собственности (исторически сложившиеся формы присвоения людьми материальных  благ, средств производства); (2) положение  социальных  групп в процессе производства и обмена; (3) формы распределения продуктов и др. и связи в целях взаимопомощи, обмена и  т.п.

Главную роль в производственных отношениях играет та или иная форма собственности на средства производства (общественная, частная, смешанная), которые  определяют  положение человека  в  процессе  производства, его  зависимость или относительную свободу.

Совокупность производительных сил  и  производственных  отношений составляетспособ  производства, который, господствуя  на  определенном временном этапе, является его сущностью, определяет жизнь всего  общества. Каждому способу производства соответствует свой уровень производительных сил и характер производственных отношений.

В развитии человечества принято выделять четыре основных этапа, каждому из которых соответствует определённый способ производства. Эти этапы были названы К. Марксомобщественно-экономическими формациями.

Среди них выделяются:

  1. Первобытно-общинная;
  2. Рабовладельческая;
  3. Феодальная;
  4. Капиталистическая.

Период первобытно-общинной общественно-экономической формации, включающий  эпохи  дикости  и варварства, считается догосударственным.

Рабовладельческий, феодальный и капиталистический периоды  охватывают эпоху цивилизации.

В этот период общество разделено на антагонистические классы, на угнетателей и угнетенных,  и для обеспечения  этого порядка создается государство аппарат насильственного принуждения.

Классики марксизма-ленинизма, в качестве гипотезы, основанной на открытой К. Марксом закономерности, выделяли и пятую общественно-экономическую формацию с соответствующим способом производства  коммунистическую. В ней, на основе высочайшего уровня развития производительных  сил,  особенно  науки  и техники,  самого человека, должен осуществиться принцип:  «От каждого по способности,  каждому по разумной  потребности».

Низший этап этой формации социализм рассматривается как эпоха постепенного отмирания классовых противоречий и различий, отмирания самого государства, как аппарата  насилия, и превращения его в систему свободного общественного самоуправления. Однако в ходе социального процесса такой подход не подтверждается практикой. Может быть, лишь на данном этапе.

Переход от одной формации к другой происходит в результате возникающих противоречий между более  динамично  развивающимися  производительными силами и, в силу ряда причин, отстающими от них производственными отношениями.

Следуя диалектическому закону перехода количественных изменений в коренные качественные, противоречия, постепенно накапливаются,  достигают своего апогея, и происходит социальный взрыв революция. Общество переходит к новому строю, к новой общественно-экономической формации, к новому этапу своего развития. —Бирюков Н. И. Становление советской государственности: политико-правовые проблемы // История государства и права. 2006. № 6. С. 21–25.

Говоря о  периодизации Истории государства и права России, следует отметить, что в современных условиях можно встретить различные подходы к этой непростой  проблеме: от абсолютизации  и  догматизации  концепции об общественно-экономических формациях до полного отказа от неё.

Представляется целесообразным, оставаясь  на  основе  диалектико-материалистического  метода, критически принимать эту концепцию, отметая то, что не подтверждается научной практикой или затрудняет исследовательскую работу.

Рассмотрим общую периодизацию Истории государства и права.

В настоящее время в исторической науке общепринята следующая  периодизация  эпохи  цивилизации, государства и права: Древний  мир (Рабовладельческое государство и право) с ХХV в.до н.э. до середины I в.н.э.; Средние века (Феодальное государство и право) с середины I в.до XVII в.; Новое время (Буржуазное домонополистическое государство и право) XVII - XIX вв.; Новейшее время (Буржуазное монополистическое государство и право) ХХ в.- началоXXI века.

Всеобщая история  государства и права рассматривает развитие отдельных государств, их права именно в такой периодизации.

В каждом из этих периодов,  принято выделять три основных этапа:

Особенности периодизации государства и права России обусловлены рядом факторов.

Главными из них являются:

  1. некоторое отставание по времени возникновения государственности у восточных славян от близких по языковой (индо-европейской) общности народов Западной Европы;
  2. восприятие  православия и связанных с этим элементов государственного устройства и права Византийской империи, её политической и правовой культуры;
  3. подчинение русских государств Монгольской империи (Золотой орде) вXIIIXV веках;
  4. попытка создания государства пролетарской диктатуры в ХХ столетии.

Учитывая основополагающий характер этих факторов, периодизацию Истории государства и права  России можно представить следующим образом:

РазделI. Государство и право дореволюционной России.

ГЛАВА 1.  Предмет, методология  и периодизация науки «История государства и права России», ее место в системе юридических наук;

ГЛАВА 2. Древнерусское государство и право (IX- XII вв.);

ГЛАВА 3. Феодальные государства и развитие права на территории Руси (XII− XIV вв.);

ГЛАВА 4. Становление и развитие централизованного Русского государства и общерусского права (XIV – конецXVII вв.);

ГЛАВА 5. Российская империя вXVIII веке;

ГЛАВА 6.  Государство и право России в первой половине XIX в. ;

ГЛАВА 7. Государство и право Российской империи в период реформ и контрреформ (вторая половина XIX в.);

ГЛАВА 8. Государство и право России в началеXX века (1901-1913 гг.);

ГЛАВА 9. Государство и право России в период Первой мировой войны, политического кризиса и падения самодержавия (1914 – октябрь 1917 гг.);

РАЗДЕЛII. Государство и право советского и постсоветского периода.

ГЛАВА 10. Образование советского государства и создание основ советского права  (октябрь 1917 -1918 гг.);

ГЛАВА 11. Советское государство и право в годы гражданской войны и иностранной военной интервенции (1918 – 1921 гг.);

ГЛАВА 12. Образование СССР и развитие советского права в условиях  новой экономической политики (1921- 1928 гг.);

ГЛАВА 13.Советское государство и право в период укрепления  административно-командной системы (1929-1941 гг.);

ГЛАВА 14.  Советское государство и право в годы Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.);

ГЛАВА 15. Развитие советского государства и права в послевоенные годы и период частичной либерализации (1945-1964 гг.);

ГЛАВА 16. Советское государство в период замедления темпов общественного развития (вторая половина 60-х – середина 80-х гг.XX в.);

ГЛАВА 17.  Государство и право России на современном этапе

Именно в такой периодизации изучается учебный курс Истории   государства и права России.

Как любая другая, данная периодизация достаточно условна.

Но  она дает возможность подробно рассмотреть основные вопросы возникновения государства и права России, выявить основные тенденции и особенности их развития на различных исторических этапах.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

а) Нормативно-правовые акты

1. Конституция Российской Федерации.

2. Федеральный закон РФ от 7 февраля 2011 г. №3-ФЗ «О полиции».

3. Русская правда. //Хрестоматия по истории отечественного государства и права. Форма государственного единства в отечественной истории ХХ века: учебное пособие для бакалавров / Сост. О.И.Чистяков, Г.А.Кутьина. –М.: Издательство Юрайт.; ИД Юрайт. 2012.

4. Псковская судная грамота. // Российское законодательство X-XX веков. М., 1984. Т.1.: Законодательство Древней Руси.

5. Новгородская судная грамота. // Российское законодательство X-XX веков. М., 1984. Т.1.: Законодательство Древней Руси.

6. Судебник 1497 года. // Российское законодательство X-XX веков. М., 1984. Т.2.: Законодательство Древней Руси.

7. Судебник 1550 года. // Российское законодательство X-XX веков. М., 1984. Т.2.: Законодательство Древней Руси.

8. Соборное уложение 1649 года. // Российское законодательство X-XX веков. Т.3. Акты Земских соборов. М., 1985.

9. Артикул воинский от 26 апреля 1715 г. // Хрестоматия по истории государства и права России. 2-е изд., перераб. и доп. /Титов Ю.П. М.: Проспект, 2010 .

10. Краткое изображение процессов или судебных тяжб. // Российское законодательство X-XX веков. Т.4.  М., 1986 .

11. Табель о рангах 1722 г. // Российское законодательство X-XX веков. Т.4.  М., 1986.

12.  Указ о порядке наследования в движимых и недвижимых имуществах от 23 марта 1714 г. // Российское законодательство X-XX веков. Т.4.  М., 1986.

13. Новоторговый устав от 22 апреля 1667 г. // Российское законодательство X-XX веков. Т.4.  М., 1986.

14. Жалованная грамота дворянству 1785 г. //Хрестоматия по истории отечественного государства и права. Форма государственного единства в отечественной истории ХХ века: учебное пособие для бакалавров / Сост. О.И.Чистяков, Г.А.Кутьина. –М.: Издательство Юрайт.; ИД Юрайт. 2012.

15. Жалованная грамота городам 1785 г. // Хрестоматия по истории отечественного государства и права. Форма государственного единства в отечественной истории ХХ века: учебное пособие для бакалавров / Сост. О.И.Чистяков, Г.А.Кутьина. –М.: Издательство Юрайт.; ИД Юрайт. 2012.

16. Высочайший манифест от 17 октября 1905 г. «Об усовершенствовании государственного порядка». // Хрестоматия по истории государства и права России. 2-е изд., перераб. и доп. /Титов Ю.П. М.: Проспект, 2010.

17.  Свод Основных Государственных Законов ( в редакции от 23 апреля 1906 г.). // Российское законодательство X-XX веков. Т.7.  М., 1988.

18.  Собрание Узаконений и Распоряжений Временного правительства 1917г. // Российское законодательство X-XX веков. Т.8.  М., 1988.

19.  Собрание Узаконений и Распоряжений рабочего и крестьянского правительства 1917 – 1918 гг. // Российское законодательство X-XX веков. Т.9.  М., 1989.

20. Конституция РСФСР 1918 г. //Хрестоматия по истории отечественного государства и права. Форма государственного единства в отечественной истории ХХ века: учебное пособие для бакалавров / Сост. О.И.Чистяков, Г.А.Кутьина. –М.: Издательство Юрайт.; ИД Юрайт. 2012.

21.  Конституция СССР 1924 г. // Российское законодательство X-XX веков. Т.9.  М., 1989.

22.  Конституция СССР 1936 г. // Российское законодательство X-XX веков. Т.9.  М., 1989.

23. Конституция СССР 1977 г. // Ведомости Верховного Совета СССР. 1977. №41. Ст. 617.

б)Основная литература:

1.История государства и права России: учебник / В.М.Клеандрова, Р.С.Мулукаев, А.В.Хохлов и др. / Под ред. Ю.П.Титова. Гриф МО. –М.: Проспект. 2011.

2.История отечественного государства и права: учебник. / Кувырченков Н.С., Печников А.П., Приходько М.А. / Отв. ред. И.А.Исаев. Гриф МО.  –М.: Проспект. 2012.

4. История государства и права России: Учебник /Под ред. И.А. Исаев.- М.: Проспект, 2011.

5. История отечественного государства и права: Учебник. В 2 ч. Ч 1. / Под ред. О.И. Чистякова. М.: Юрайт, 2011.

6. История отечественного государства и права: Учебник. В 2 ч. Ч 2. / Под ред. О.И. Чистякова. М.: Юрайт, 2012.

6. Кузнецов И.Н. История государства и права России. –М.: Дашков и К. 2012.

          в) Дополнительная литература:

  1. Агафонов А. В. К вопросу о происхождении древнерусского права (IXXII вв.) // Законы России: Опыт. Анализ. Практика. 2006. № 7. С. 116–121.
  2. Александрова О.В., Бриль Г.Г. Основания отмены приговоров верхневолжского региона в конце ХIХ века в части рассмотрения гражданского иска о возмещении вреда, причиненного преступлением // История государства и права. 2011. №1. С.45-47.
  3. Андреева О.А. Феномен революции в истории государства и права // История государства и права. 2010. №19. С.2-4.
  4. Алексеев В. И. Нормативное регулирование уголовных наказаний по Уложению о наказаниях 1845 года // История государства и права. 2005. № 1. С. 34–36.
  5. Алексеева Е. В. Использование европейского опыта управления государством при Петре I // Вопросы истории. 2006. № 2. С. 15–30.
  6. Алексеев Ю.Г. У кормила Российского государства. Очерк развития аппарата управленияXIV-XV вв. СПб., 1998.
  7. Ананьев Б. Семибоярщина. Кем были члены Боярского правительства: патриотами или изменниками? // Родина. 2005. № 11. С. 35–40.
  8. Аксенов С. Г. Меры борьбы с пожарами на Руси вIXXIV веках (историко-правовой аспект). 2006. № 3. С. 38–42.
  9. Андреев И.Л. Урочные лета и закрепление крестьян в Московском государстве // История СССР. 1982. № 1. С 142–148.
  10. Безгин В. Б. Имущественные отношения и договорные обязательства в сельской повседневности концаXIX – началаXX века // История государства и права. 2005. № 1. С. 37–40.
  11. Бирюков Н. И. Становление советской государственности: политико-правовые проблемы // История государства и права. 2006. № 6. С. 21–25.
  12. Блосфельдт Г. Э. «Законная сила» Свода законов в свете архивных данных. М., 2006. 429с.
  13. Бобраков И. А. К истории развития отечественного законодательства, определявшего правовой статус потерпевшего в уголовном судопроизводстве // История государства и права. 2005. № 6. С. 43–45.
  14. Будников Д. Б. Денежная политика Московской Руси // История государства и права. 2006. № 9. С. 32–35.
  15. Владимирский-Буданов М. Ф. Обзор истории русского права. – Ростов н/Д: Феникс,1995.
  16. Воробьева Л. В. Право общинной собственности на землю в России во второй половинеXIX века // История государства и права. 2005. № 1. С. 41–44.
  17. Заболоцкая Т. В., Ефимова Д. А. Судебный процесс в средневековой Руси // История государства и права. 2007. № 4. С. 19–20.
  18. Земба В. Ф. Ответственность за насильственные преступления против половой свободы и половой неприкосновенности в древнерусском праве // История государства и права. 2006. № 9. С. 26–27.
  19. Исаев И.А. История России: правовые традиции. М., Юрист. 2008.
  20. Капканов В. И. Понятие самоуправства в памятниках старорусского права // История государства и права. 2006. № 8. С. 27–28.
  21. Косарев С. Ю. Расследование «государевых» преступлений в России вXVII в. // История государства и права. 2005. № 5. С. 28–29.
  22. Косарев С. Ю. Расследование преступлений в Московском государстве вXVI в. // История государства и права. № 7. С. 22–23.
  23. Козин В. И. Создание органов конституционного контроля в СССР и РСФСР: общее и особенное // Вопросы истории. 2005. № 1. С. 52–54.
  24. Курицын В.М. История государства и права России 1929-1940 гг. Учеб.пос.- М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2009.
  25. Кулик С. В. Советские нормативно–правовые акты о сопротивлении в тылу врага в годы Великой Отечественной войны // Государство. Право. Война: 60–летие Великой Победы: Монография / Под общ. ред. Р. А. Ромашова, Н. С. Нижник. СПб., 2005. С. 390–394.
  26. Кудимов А. В., Шафиев М. М. Источники права Древней Руси // История государства и права. 2006. № 10. С. 9–11.
  27. Мачковский Л. Г. Преступления против основных прав человека в российском законодательствеXIX в. // История государства и права. 2005. № 1. С. 45–48.
  28. Малхозов В.А.  К вопросу о  феномене  власти главы государства //  История  государства  и  права.  2008. № 6. С.9-11.
  29. Михайлова Н.В. История отечественного государства и права. Курс лекций. В 3 ч./ Н. В. Михайлова. - М.: МосУ МВД России, 2010.
  30. Мухаметшин Ф. Б. Судебная реформа 1864 года в оценке ее современников // История государства и права. 2005. № 1. С. 50–51.
  31. Медведев Е.В. Классификация функций права // История государства и права. 2012. №6. С.6-9.
  32. Метушевская Т. И. Модель государственной службы в России вXVIII в. // История государства и права. 2007. № 5. С. 21–23.
  33. Надеждин Н. Н. Источники древнерусского предпринимательского права // История государства и права. 2007. № 1. С. 10–12.
  34. Невский С. А., Кузьмин Г. А. Предварительное расследование преступлений по Своду законов Российской империи 1832 г. // Вестник Московского университета МВД России. 2005. № 3. С. 154–156.
  35. Нижник Н. С. Детские приюты: эволюция правового положения в пореформенной России // Правовой статус и правосубъектность лица: теория, история, компаративистика: МатериалыVIII международной научно-теоретической конференции. Санкт-Петербург, 14–15 декабря 2007 года: В 2 ч. Ч. 2. СПб., 2007. С. 316–320.
  36. Новикова Н. А. Применение морально–нравственного ценза в избирательном праве Российской империи концаXVIII – первой половиныXIX в. // История государства и права. 2006. № 7. С. 18–19.
  37. Оспенников Ю. В. О значении штрафа в 12 гривен в русском правеXIIXV вв. // История государства и права. 2006. № 4. С. 6–9.
  38. Петров Ф.А. Земско–либеральные проекты переустройства государственных учреждений в России в конце 70 – начале 80 гг. XIX в. // Отечественная история. 1993. № 4. С. 32–47.
  39. Потковская А.В. К 150–летию Уложения о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года // Государство и право. 1995. № 11.
  40. Романовская В. Б., Леснова Н.И. Особенности системы источников права в правовой культуре РоссииXVIII века // История государства и права. 2007. № 6. С. 8–9.
  41. Семенова О. П. Развитие семейно–брачных отношений в Древнерусском государстве // История государства и права. 2006. № 11. С. 25–27.
  42. Серегин А. В. Юридический анализ причин возникновения Древнерусского государства // История государства и права. 2006. № 7. С. 19–21.
  43. Симбирцев И. Третье отделение. Первый опыт создания профессиональной спецслужбы в Российской империи. 1826-1880. –М.: ЗАО Центрполиграф, 2006.361с.
  44. Тимошевская А.Д. Государственно-правовой статус национального региона Российской империи как основа формирования его полицейской системы (ХIХ-начало ХХ веков) // История государства и права. 2010. №21. С.45-47.
  45. Фролов В.В. Законность, демократия и милиция. - М.: Спутник +. 2009. 124с.
  46. Удодов А. Г. Цели и принципы правотворчества в России в условиях становления абсолютизма // История государства и права. 2007. № 6. С. 11–14.
  47. Царицина М. Д. Воплощение в практику общественных отношений, принципов, требований и гарантий правового государства // Вестник Московского университета МВД России. 2007. № 4. С. 35–37.
  48. Шаклеин Н.И. Из истории российского парламентаризма // История государства и права. 2008. №19. С.14-21.
  49. Ящук Т. Ф. О работе по кодификации советского законодательства о местном самоуправлении в 1920–е годы // История государства и права. 2006. № 7. С. 34–37.

 ГЛАВА 2.: Древнерусское государство и право (IX-XII вв.).

 § 2.1. Становление древнерусского государства и права.

История российского государства начинается с ряда небольших государственных образований с непостоянными границами и слабой властью правителей. Каждое славянское племя (поляне, древляне, кривичи и др.) имело свое княжение, свою территорию, свою власть народного собрания (веча), своего князя, свою систему обычаев и по своей воле устанавливало те или иные отношения с соседними племенами.

Область, занятая племенем, называлась «землей». Земли делились на «волости», называвшиеся именами городов - политических центров волостей. Главный город «земли» по отношению к младшим городам назывался «старшим городом», там была резиденция князя. В составе народонаселения племенных русских территорий различались четыре категории: жрецы-волхвы, князья, свободные люди и рабы.

Один из первых русских историков, монах-летописец Киево-Печерского монастыря Нестор (конец XI - начало XII вв.) в «Повести временных лет» повествует о создании в VI в. крупного союза славянских племен в среднем Поднепровье, принявшего название одного из племен «рос» или «рус». Уже в VIII - IX вв. этот союз объединял несколько десятков славянских племен с центром в Киеве и занимал значительную территорию, не уступающую по размеру Византийской империи.

Новгородская летопись сообщает о старейшине Гостомысле, возглавлявшем славянское объединение вокруг Новгорода. Согласно восточным источникам, накануне образования древнерусского государства на этой территории сформировались три крупных политических центра, которые могут считаться протогосударственными объединениями: Куявия (южная группа славянских племен с центром в Киеве), Славия (северная группа с центром в Новгороде) и Артания (юго-восточная группа, предположительно район Рязани). И хотя государственность у славян пока еще была примитивной, она стала основой, фундаментом для формирования Древнерусского государства.

Сложившиеся условия для создания государства потребовали соответствующего оформления. По мнению автора «Повести временных лет», враждовавшие между собой племена ильменских славян, кривичей и чудь пригласили варяжского князя для наведения порядка: «Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет. Да пойдете княжить и володеть нами». Князь Рюрик прибыл с братьями Синеусом и Трувором. Сам он правил в Новгороде, а братья - в Белоозере и Изборске. Варяги положили начало великокняжеской династии Рюриковичей, которая правила в России до конца XVI в.

В историко-правовой науке существует несколько теорий происхождения Древнерусского государства: родовая, племенная, общинная, задружного быта, волостная, норманнская и другие. Как видим, их отличает разница в определении того основного элемента, который стал основой государства: род, задруга (осевший род, где кровные начала еще преобладают над территориальными), община и т.д.

Ближе  к истине находится земская теория происхождения древнерусского государства, выдвинутая историком русского права М.Ф. Владимирским-Будановым, жившим во второй половине ХIХ - начале ХХ в. По его мнению, эти элементы государства (род, задруга и т.д.) были последовательно пережиты древними восточными славянами в процессе становления государства, характеризовавшегося ослаблением кровных начал и преобладанием территориальных. В результате сложилось государство - земля, представляющая собой союз волостей и пригородов под властью старшего города.

Таким образом, основным элементом государства явились не княжеские и не племенные отношения, а территориальные. Согласно земской теории, призванные князья-варяги застали везде на Руси уже готовый государственный строй, что лишний раз доказывает несостоятельность норманнской теории происхождения Древнерусского государства (напомним, что ее сущность заключается в том, что славяне сами были не в состоянии создать государство, и это сделали в 862 г. якобы более культурные, более развитые варяги (норманны); однако, как доказал еще М.В.Ломоносов, факт призвания варягов может свидетельствовать только о норманнском происхождении княжеской династии, а не государственности, которую нельзя привнести извне на неподготовленную почву). Первые русские государства, а затем и Киевское, возникли в результате внутреннего общественно-экономического развития восточных славян, а не под воздействием внешних обстоятельств.

Завоевания варяжских князей совершались путем покорения центрального города земли - именно таким образом в 882 г. князем Олегом была присоединена Киевская земля, вследствие чего Киев стал центром государства - Киевской Руси.

Укрепление Киевского государства приходится на княжение ВладимираI. Принятие христианства (988 г.) и его распространение по всей Киевской Руси усилили власть киевского князя. Установилась церковная иерархия: в Киеве стал жить митрополит, присланный Константинопольским патриархатом. В городах были поставлены подчиненные митрополиту епископы. По всей Руси строились церкви и монастыри. Власть митрополита объединяла все духовенство страны.

После смерти князя Владимира в результате ожесточенной кровопролитной борьбы с братьями великим киевским князем стал его сын Ярослав Мудрый. Во время его правления Киевская Русь превратилась в огромную державу с разноплеменным населением.

§ 2.2.Государственный строй.

Еще до призвания варягов государственная власть в русских землях включала 3 элемента: монархический (в лице князя), демократический (вече) и аристократический (боярская дума).

Княжеская власть - исконное явление нашей истории; ее корни восходят к патриархальному быту.

Поначалу в Киевском государстве руководствовались родовым (или лестничным) принципом престолонаследования. Освободившийся престол передавался не старшему сыну, а старшему в роде, т.е. следующему брату отца, а если его не имелось - старшему племяннику.

Таким образом, сын мог рассчитывать на наследство только после смерти более старших родственников. При этом новый великий князь переселялся в Киев из прежнего своего княжества вместе с дружиной и боярами, а другие князья в свою очередь перемещались по старшинству в княжества, ближайшие к Киеву. Нередко этот принцип нарушался, ситуация запутывалась, вызывая непримиримую вражду внутри семьи и жестокие конфликты между родственниками.

Постепенно традиция родового наследования стала заменяться принципом отчинности, т.е. передачи престола от отца к сыну. Такое решение принял Любечский съезд русских князей в 1097 г., состоявшийся по инициативе Владимира Мономаха - внука Ярослава Мудрого.

Вече было формой непосредственного участия народа в решении государственных дел. Это - собрание дееспособных жителей земли. Каждый свободный имел право явиться на собрание, но это не было его обязанностью.

Состав вечевых собраний был социально неоднороден. В нем могли принимать участие не только жители города, но и пригородов. —Зенин С.С. История развития форм участия населения в управлении общественными и государственными делами в России Х-начала ХХ вв. // История государства и права. 2012. №5.С.15.

Источники упоминают о вечах во всех древнерусских землях. Повсеместность этого института объясняется тем, что только согласие всего народа могло обеспечить проведение в жизнь той или иной меры при отсутствии постоянного войска и организованной полиции. По той же причине для принятия решения в собраниях требуется единогласие: не было средств привести в исполнение постановление большинства вопреки сильному меньшинству.

Разделение мнений на вече - нередкое явление. Решение в таких случаях могло состояться лишь тогда, когда стороны приходили к соглашению. Предметом обсуждения на вече мог стать любой вопрос государственной жизни. Чаще всего на вече решались вопросы о призвании и изгнании князей, о договоре с ними, о военных походах и о заключении мирных договоров.

Боярская Дума - постоянный совет при князе, избираемый из среды его ближайших соратников - княжьих мужей и бояр, образующих высший служилый класс. Практическая нужда в сотрудниках побуждала князей привлекать к себе возможно большее число лиц, сильных по своему общественному положению (бояр). Нередко в советах князей были и представители духовенства, но их участие не было постоянным.

Управление при слабости государственной власти было крайне несложным и нерасчлененным. Отправление суда, военная организация для защиты страны, сбор доходов - таковы немногосложные задачи управления. Главным его органом являлся князь, который лично судит, предводительствует войском и собирает дань, объезжая страну (полюдье). Ближайшими помощниками князя были его дружинники, старшие (княжие мужи и бояре) и младшие (отроки, детские, гридины, дворяне). С древнейших времен князья раздают своим мужам города для управления и суда. В этой роли мужи называются посадниками и заменяют в данном округе князя, связывая политически круг с тем стольным городом, князем которого они посажены. Десятичная (численная) система управления и собственно княжеская переплетались.

Войско делилось на княжеское и народное: первое составляла княжеская дружина, причем старшие дружинники не только служили лично, но вводили в состав войска свои собственные дружины. Народным войском было народное ополчение. Участие его в походах зависело от постановлений веча; в случае отказа веча помогать князю, последний предпринимал поход лишь с дружиной и желающими из среды народа.

Предводителем народного ополчения являлся тысяцкий, назначаемый князем (исключение - Новгород). Содержанием войска в походах являлась почти исключительно военная добыча, обогащение которого привлекало как князей с дружинами, так и охочих людей. Финансовое управление сводилось главным образом к сбору дани, носившей сначала форму откупа, определяемого победителем с покоренных народов. В середине X века размеры дани определяются уставами и уроками и она становится внутренним постоянным налогом.

Так в IХ - ХII вв. сложилось Древнерусское государство - Киевская Русь как основной институт политической системы общества, охраняющий его экономические и социальные структуры. Основными признаками этого процесса стали: наличие особой системы органов и учреждений, осуществлявших функции государственной власти; наличие права, закрепляющего определенную систему норм, санкционированных государством; наличие определенной территории, на которую распространялась юрисдикция данного государства.

Как мы уже видели, центральную власть представлял великий князь. Главной военной и фискальной силой государства была дружина, обладавшая внутрисословной демократией. Из дружинного сословия формировалась государственная администрация. Старшая дружина составляла знатную боярскую верхушку, ближайшее окружение князя, княжескую думу. Из их же числа назначались воеводы, посадские, тысяцкие. Основой будущего сословия служилых людей стали представители младшей дружины. Из их состава выдвигались тиуны (управляющие княжеских вотчин), данники, мытники и другие низшие должностные лица. Так Древнерусское государство стремилось обеспечить свои важнейшие внутренние и внешние функции.

§ 2.3. Общественный строй.

Богатый фактический материал о населении Киевской Руси и его правовом положении содержит Русская Правда. Население древнерусского государства можно классифицировать по разным основаниям, прежде всего, по статусу свободы. Здесь мы видим три группы – свободные, несвободные и зависимые.

Для обозначения всех свободных употреблялись термины «людие» (людин) и «мужи». Различия положений обозначались качественными прилагательными: ленивые, нарочитые, передние, старейшие - с одной стороны, и меньшие, худые, черные люди - с другой.

Несвободные (холоп, роба, челядин, обельный) составляли еще одну часть населения. Источниками рабства были плен, рождение от рабов, несостоятельность, когда кредиторы не соглашались на отсрочку уплаты долга, некоторые виды преступлений. Кроме того, рабом человек мог стать добровольно в результате самопродажи, женитьбы на несвободной и при поступлении на службу тиуном или ключником; в последнем случае только специальным договором можно было сохранить свою свободу.

Зависимые – закупы и рядовичи. Закуп – человек, взявший в долг, рядович – заключивший договор под гарантию личной свободы. Если они вернут или отработают долг, то возвращаются в свободное состояние, если нет – становятся холопами.

По этническому признаку, кроме славян, мы можем выделить инородцев и иноземцев. Последние два элемента вливались в население Руси двумя основными путями: посредством иммиграции - с запада - варягов, с востока - тюрков и посредством славянской колонизации в других странах.

По стратовому признаку выделялись бояре, горожане и смерды.

Правовое положение населения зависело от нескольких обстоятельств. Что касается пола, то существенной отличительной чертой русского права считается возможное приближение к признанию равной правоспособности за мужчиной и женщиной. Что касается возраста как предела наступления и окончания дееспособности, то он в Русской Правде не указан.

Определенные привилегии имели иноземцы и чужестранцы. Иноземцами в Древней Руси назывались жители других русских земель, чужестранцами - жители стран нерусских. Ст. 55-я Пространной Правды постановляет, чтобы при конкурсном взыскании с должника из его имущества был выплачен вначале долг кредитору-гостю, если таковой, конечно, существует, и потом уже оставшееся имущество делится между «своими» кредиторами.

Промежуточное правовое положение между свободными и рабами занимали изгои – лица, лишенные своего прежнего социального статуса: отпущенный на волю холоп, крестьянин, изгнанный из общины, безграмотный сын священника, обанкротившийся купец, княжата-изгои.

Русская Правда ограждает двойной вирой жизнь приближенных к князю: за убийство смерда платится 40 гривен, а княжеского огнищанина, тиуна, дружинника – 80 гривен.

 § 3. Право Древнерусского государства. «Русская Правда».

         На происхождение Русской Правды существуют две точки зрения: 1) она представляет собой официальный свод законов, своеобразный кодекс, данный Ярославом Мудрым и дополненный его сыновьями и Владимиром Мономахом; 2) Русской Правдой называется ряд сборников, составленных частными лицами из княжеских уставов, обычного права и частично византийских источников.

Сравнение сохранившихся редакций убеждает в том, что Правда - не официальный сборник. Внешняя форма памятника (от лица князя нигде не говорится и о князьях упоминается в третьем лице), переработка отдельных статей в духе постепенного обобщения содержащихся в них правил, разнообразие статей в разных списках позднейшей редакции, внесение в списки Русской Правды не имеющего силы закона материала, и иногда смешанное изложение ее статей со статьями византийских источников - все это не оставляет сомнения в том, что Правда - разновременный труд многих частных лиц.

Источники. Известно, что древнейшим источником права любого народа является обычай, традиция. Обычай, санкционированный государственной властью, становится обычным правом. В этом плане славяне не были исключением. Все это наглядно отражено в Русской Правде.

Основой памятника являются княжеские уставы; в ней упомянуты «урок Ярославль» о пошлинах в пользу вирника, устав Изяслава о вире за голову конюшего, устав трех князей Ярославичей об отмене кровной мести и убийства раба за оскорбление свободного человека, устав Владимира Мономаха о процентах. В Правду вошли постановления и других князей, не упомянутых в ней.

Княжеские уставы возникали иногда по частным поводам, когда князю приходилось судить кого-либо и выносить приговор, не имеющий оснований в предшествующих уставах. Поэтому судебные приговоры могут быть признаны особым источником Русской Правды. Но судебные приговоры основывались большей частью на обычном праве, собирая их, составитель собирал собственно постановления обычного права.

Составители включали в сборник и выбранные отдельные постановления из византийских кодексов. Например, постановление об ответственности господина за преступление холопа взято из Эклоги. —Эклога Льва Исаврянина и Константина Копронима (739 - 741) представляла собой кодекс светского византийского права.

Говоря о византийских источниках Русской Правды, нельзя не отметить, что принятие христианства произвело настоящий переворот во всех сферах правовой жизни славян, поскольку обычное русское право во многом противоречило христианской морали и церковному праву.

Такой переворот мог привести к полной замене местного права чужим, но благодаря устойчивости русского обычного права привел только к усвоению церковного права и к частичной (причем, творческой) рецепции некоторых кодексов светского византийского права, сопровождавшейся «приспособлением» их к праву славян.

Редакции Русской Правды. Русская Правда дошла до нас во множестве рукописей. В этих списках наименование памятника, порядок и количество статей различны. Однако в них можно выделить три редакции: Краткую, Пространную и Сокращенную (из Пространной). В Краткой Правде (КП) 43 статьи, в Пространной (ПП) – 121, в Сокращенной (СП) – 50.

Право собственности, обязательственное и наследственное право. В Русской Правде употребляется термин «скот», обозначавший деньги, имущество и собственно домашнюю скотину. Право собственности на движимые вещи с древнейших времен не было ограничено: собственник мог владеть, пользоваться и распоряжаться ими  вплоть до их уничтожения. Право собственности сознавалось славянами с древнейших времен, оно распространялось и на недвижимые вещи, но в Русской Правде определено относительно только движимых вещей. Существование отвлеченного понятия о праве собственности на недвижимые вещи в Киевской Руси подтверждается постановлениями Русской Правды о межах и перетесах (КП, ст. 34) и других знаках владения.

Обязательственное право. В эпоху Русской Правды еще не сложилось понятие об обязательстве как о праве на действие (или бездействие) другого лица. Вместо права на действия лица практиковалось право на лицо, которое возникало с момента заключения обязательства. Так, при договоре займа обычно (кроме торговых сделок) наступал личный заклад должника кредитору (закупничество); договор личного найма вел к установлению холопства. Ответственность по обязательствам падала только на лицо, а не на его имущество.

Договоры, как правило, заключались в устной форме, иногда с участием свидетелей (послухов). Сроки исполнения обязательства в определенных случаях могли отодвигаться.

Если продавец не имел права собственности на проданную им вещь, то договор утрачивал силу. Так, если человек продавал свою свободу, которая ему уже не принадлежала (холоп), договор разрывался с двоякими последствиями: если покупатель знал, что он приобретает раба, он лишался своих денег, а если не знал - деньги ему возвращались (ПП, ст. 118).

Договор займа, упоминающийся в Русской Правде, еще близок к найму движимого имущества. Предметом займа могли быть не только деньги, но медь, жито и другие вещи (ПП, ст. 47 - 51 и др.). При этом отличие договора займа состояло в том, что занимаемая вещь должна была возвращаться в форме обговариваемой заранее меры, счета или веса. При этом, как правило, обговаривались проценты, называемые в Русской Правде резом (когда речь шла о деньгах), наставом (о меде) или присыпом (о хлебе).

Договор поклажи, по Русской Правде, представляет собой скорее нравственную услугу, чем обязательство, и освобождает от формальности заключения его при свидетелях. Если отдавший свое имущество на хранение обвинял принявшего в утайке вещей (или их части), то последний должен был принести присягу (ПП, ст. 49).

Наследственное право. Историческим основанием права наследства служили союзы лиц, прежде всего - семьи и роды. В период Русской Правды этим правом обладали только члены семьи: воля завещателя подчинялась этому порядку. Наследодатель не мог завещать имущества сторонним лицам; при отсутствии наследников (членов семьи) наследство переходило к представителю общественной власти.

В Русской Правде различаются наследование по завещанию - («ряд») и наследование без завещания. Однако по содержанию между ними нет особого различия. «Ряд» - это завещательное распоряжение, но содержание такого распоряжения - не назначение наследника, а лишь распределение имущества между законными наследниками.

Что касается формы составления завещания, то, хотя Русская Правда ничего определенного не постановляет, однако дает основания полагать, что обычной формой было словесное завещание. Словесная форма вполне согласовалась с сущностью завещания: «ряд» есть распоряжение имуществом с общего согласия членов семьи. Это не частная, а коллективная воля всей семьи, руководимой отцом.

Право делать завещание приписывается в Русской Правде лишь отцу и матери в отношении к детям и мужу по отношению к выделу жены. —Семенова О. П. Развитие семейно–брачных отношений в Древнерусском государстве // История государства и права. 2006. № 11. С. 25–27.

Наследование по закону (по обычаю). Первоначально закон не вмешивался в порядок наследования: каждый раз отец семейства, по соглашению с прочими членами семьи, распределял имущество на случай своей смерти. Постановления Русской Правды о наследстве появились позже и предусматривали случаи, когда кто-то умирал, не оставив завещания. Каждый отец распределял имущество между своими детьми, поэтому и закон, в отсутствии завещания, старался распределить имущество умершего так, как это сделал бы сам наследодатель, если бы успел распорядиться. Таким образом, наследство по закону является не ограничением воли завещателя, а восполнением ее: и то и другое в сущности тождественны. При полном отсутствии законных наследников оставшееся имущество становится выморочным и переходит князю.

Преступления и наказания по Русской Правде. Термин «преступление» в Русской Правде не встречается, так как ей чуждо то понятие о преступлении, которое выражается этим термином, а именно - нарушение закона. Термин, употребляемый Русской Правдой, - обида. В этом иногда видят доказательство взгляда на преступление как на деяние, оцениваемое только по количеству вреда, нанесенного частному лицу. Деяния, караемые Русской Правдой, ограничиваются так называемыми частными преступлениями против личных и имущественных прав конкретных лиц. Но из этого не следует, что оценка преступных деяний дается только исходя из интересов потерпевших. Напротив, штраф за «обиду» платится и в пользу общественной власти.

Субъект преступления. По Русской Правде преступником признается только лицо, обладающее свободной волей и сознанием. Деяния, совершаемые холопами, не считаются преступлениями и не влекут за собой уголовных взысканий: если ворами окажутся холопы, которых князь «продажею» не казнит, потому что они не свободны, то за холопью кражу следует платить двойные штрафы в возмещение убытка (ПП, ст. 46); но если с ними крали или прятали украденные вещи свободные люди, то последние платят князю штраф (ПП, ст. 121). Ответственным лицом перед потерпевшими выступает господин холопа, который или выкупает, или выдает его потерпевшему.

Русская Правда не содержит сведений о возрасте при уголовном вменении, но отсюда нельзя, однако, заключить, что уголовные взыскания применялись одинаково и к взрослым, и к малолетним. Для наличия преступления требовалось осознание неправоты своих действий. Так, если в случае потери вещи или бегства холопа стороннее лицо, нашедшее вещь (или принявшее беглеца), не знало о потере или бегстве, то оно могло добросовестно владеть этой вещью. Если же собственник «заповедал» (объявил) о пропаже (законом предполагалось, что такая «заповедь» должна была стать общеизвестной в миру в течение трех дней), то всякий, укрывающий у себя чужую вещь, превращался уже в преступника и подлежал уголовному штрафу (КП, ст. 13).

Русская Правда знает преступное сообщество и карает каждого преступника в равной мере. В Краткой Правде (ст. 40) указано, что если 10 человек украдут одну овцу, то каждый должен платить по 60 резан —Часть гривны; в одной гривне 50 резан. штрафа. Пространная Правда говорит точнее: за кражу скота из хлева или из клети, если крал один, платить 3 гривны и 30 кун —Часть гривны; в одной гривне 25 кун., а если их (воров) было много, то каждому платить по 3 гривны и 30 кун (ст.41). Таким образом, за преступление, совершенное сообществом, каждый участник карается так, как если бы он один совершил его. Не только соучастники, но и пособники караются наравне с главным виновником, что видно из ст. 121 Пространной Правды: если вместе с главным виновником - холопом крали или укрывали (плоды преступления) свободные люди, то последние платили князю штраф («продажу»).

Русская Правда знает и наказывает также действие начатое, но не достигшее цели (покушение). Относительно преступлений против личности она выражает это с полной ясностью: если кто обнажит меч, но не поранит, то платит гривну кун (КП, ст. 24). Вор, схваченный на месте преступления, то есть не успевший совершить кражу, мог быть убит или представлен на княжий двор для суда и наказания, равного наказанию за оконченную кражу, ибо здесь налицо покушение, неоконченное не по воле деятеля.

Сфера объектов преступления по Русской Правде - права физических лиц, но практика включала в число объектов также права государства и общественных союзов, защищаемых государством (религиозных, церковных и нравственных).

Классификация преступлений производится в Русской Правде на основании их объектов. Правда Ярослава придерживается здесь определенной системы, рассматривая в первую очередь преступления против личности (убийство, покушение на здоровье и на честь), а затем преступления имущественные.

Преступления против жизни именуются «убийством» и «разбоем», при этом первым термином называется убийство вообще, вторым - предумышленное. Различие непредумышленного и предумышленного убийства в Правде Ярослава не указывается; но отчетливо различает эти понятия Пространная Правда (ст. 6 и 7). Она отличает убийство, совершенное в ссоре («сваде»), - на пиру, открыто, от убийства в разбое, без всякой ссоры. В первом случае община («вервь») помогает убийце уплатить виру, во втором - убийца выдается с женою и детьми «на поток» князю и «разграбление».

Увечье по Правде Ярослава относится к преступлениям против жизни, за него полагается вира (КП, ст. 5). Пространная Правда смягчает наказание за увечье, но не выводит последнее из разряда преступлений против жизни, назначая за него «полувирье».

Преступления против здоровья: легкие увечья - отрубание пальца, нанесение раны обнаженным мечом, побои и удары, не имеющие отношения к оскорблению чести. За все эти виды преступных деяний, среди которых есть весьма тяжкие, взыскивался обычно штраф в 3 гривны в пользу князя.

Преступления против чести. Русская Правда знает оскорбление чести только делом, а не словом, а потому эти преступления по внешнему составу сливаются с преступлениями против здоровья, но отличаются от них гораздо большей наказуемостью, порой не соответствующей величине наносимого материального вреда. Например, удар необнаженным мечом или рукоятью наносит гораздо меньше вреда, чем тяжкая рана мечом; но за это деяние полагался штраф вчетверо больший (12 гривен), чем за второе (КП, ст. 4). Точно так же высокий штраф полагался за удар батогом, жердью, ладонью, чашей или рогом (орудиями пира) или рукоятью меча (КП, ст. 3). Высоким штрафом наказывалось вырывание бороды и усов как символов мужества, особо чтимых многими древними народами (КП, ст. 8). Если за отрубание пальца взыскивалось 3 гривны, то штраф в 12 гривен за вырывание усов свидетельствует об отнесении этого деяния к преступлениям против чести (моральное оскорбление).

Преступления против свободы известны Русской Правде в двух видах. Это, во-первых, продажа полусвободного человека (ПП, ст. 61) и, во-вторых, лишение свободы по лживому обвинению (ПП, ст. 111).

Имущественные преступления. Русская Правда упоминает о разбое только как о преступлении против жизни, но умышленное убийство, по Русской Правде, есть убийство с корыстной целью, что приближается к понятию разбоя в нынешнем уголовном праве. Грабеж, хотя и не выделялся как специальный вид преступления, наказывался наравне с воровством («татьбой»). Русская Правда не знает также термина «мошенничество», но имеет в виду некоторые виды таких деяний: злостное банкротство и торговый обман при продаже коней.

Из имущественных преступлений, известных Русской Правде, первое место занимало воровство. В уголовной оценке «татьбы» конкурировали субъективный и объективный взгляды на преступление: тяжесть содеянного определялась ценностью украденного. При этом все предметы делились только на три категории: высшая, за предметы которой взыскивалось 12 гривен «продажи» (холоп, бобер); средняя - с «продажей» в 3 гривны (рогатый скот, пчелы, охотничьи собаки и птицы); низшая - с «продажей» в 60 кун. О рецидиве при краже Русская Правда не упоминает.

Истребление чужих вещей с точки зрения материального вреда, должно было бы оцениваться наравне с воровством тех же вещей, однако оно наказывалось в три раза строже. При этом поджог, по Русской Правде, не считался истреблением огнем каких бы то ни было вещей (борти, например) и квалифицировался как преступление особого порядка, наказываемое лишь 3 гривнами «продажи». Поджог в собственном смысле соотносился с истреблением огнем лишь зданий и карался «потоком и разграблением». Под зданиями Русская Правда имела в виду дворовые постройки и гумно, предназначенные для проживания человека и хранения продуктов.

Незаконное пользование чужими вещами каралось, по Русской Правде, наравне с татьбой: кто поедет на чужом коне, не спросившись у хозяина, должен уплатить 3 гривны (КП, ст. 12; ПП, ст. 33). Истребление признаков частной собственности (перетесов, межей) наказывалось высшей «продажей» в 12 гривен (КП, ст. 34).

Наказание. Термины, общие для обозначения этого понятия, в Русской Правде не встречаются. К видам наказаний относились: месть; денежные штрафы; уголовные кары. Месть понималась как возмездие за уголовную «неправду», совершенное руками потерпевшего. В том понятии, какое дает о ней Русская Правда, месть совмещала и частный, и общественный элементы наказания, как-то:

- месть не только признавалась, но и предписывалась законом (КП, ст. 1; ПП, ст. 1);

- месть соединялась с судом, то есть требовала или последующей санкции суда (как обычно и бывало), или предварительного решения суда;

- закон определял, кто имел право (и обязанность) мстить, а именно: за убийство мстят члены рода (отец и сын, брат, дядя и племянник; КП, ст. 1; ПП, ст. 1). Месть полагалась за убийство, увечье и покушение на здоровье и честь. Смерть должна была следовать только за убийство, но не за увечье и не за личные оскорбления: об этом свидетельствует аналогия постановлений о мести холопу, ударившему свободного мужа: при Ярославе было позволено убить его за это, но сыновья Ярослава, отменив такой суровый закон, постановили, что оскорбленный может или связать обидчика, или побить, то есть месть состояла в лишении свободы и телесном наказании.

Денежные штрафы. Штрафы были уголовными (в пользу общественной власти) и в виде частных вознаграждений потерпевшему, а именно: за убийство - вира (в пользу князя) и головничество (родственникам потерпевшего), за прочие преступления – «продажа» (в пользу князя) и «урок» (потерпевшему).

Вира и головничество. По Правде Ярослава, вира взималась в том случае, если не было мстителя (КП, ст. 1). Ярослав Мудрый установил «урок» (таксу) в пользу вирника, собиравшего виры в пользу князя (КП, ст. 42). Вира не всегда взыскивалась только с  преступника, но иногда и с общины (верви), к которой он принадлежал; в этом случае она называлась дикой вирой и взыскивалась в двух случаях: а) если было совершено непредумышленное убийство и преступник состоял с членами общины в круговой поруке; б) если было совершено предумышленное убийство, но община убийцу покрывала, не выдавала). В первом случае община платила виру с участием самого преступника (в соответственной доле); во втором - уплата виры рассрочивалась на несколько лет. Вообще с ослаблением значения частного лица (с уничтожением мести) повысилось значение общин в сфере уголовного права. Размер виры был постоянным: за свободных людей - 40 гривен, за привилегированных лиц - 80 гривен.

Продажа и урок. Уголовное значение «продажи» видно из некоторых приведенных фактов относительно виры; Правда Ярославичей указывает: если кто украдет ладью, то должен уплатить 30 резан за ладью и 60 резан штрафа князю (КП, ст. 35). Размеры штрафа постоянны: 12 гривен (за убийство вора без требования обороны, оскорбление чести, лишение свободы, за кражу холопа и бобра, за истребление коня и скота, за порчу меж); 3 гривны (и 30 кун) за все прочие преступления. Урок таксирован в законе относительно преступлений против личности, наносящих физический вред (за зуб, за палец, за рану - по 1 гривне). За преступление против чести Русская Правда не определяет таксы. При совершении имущественных преступлений возвращается либо вещь, либо цена за нее, назначенная в законе.

Поток и разграбление вместе составляли одно наказание. Они не только заменили виру за умышленное убийство, но и распространились на такие преступления, как конокрадство и поджог, а также следовали и за воровство («татьбу») при несостоятельности. Первоначально поток и разграбление имели неопределенное значение: с человеком, лишенным прав, и его семьей можно было сделать, что угодно. Разграбленное имущество иногда делили «по всему городу по 3 гривны»; в княжествах оно поступало князю. Смертная казнь в Русской правде не упоминается, хотя на практике она применялась.

Судебный процесс. В рассматриваемый период существовали как частные, так и государственные органы власти. Привилегия восстанавливать нарушенное право находилась в руках частного лица - главы семьи или рода, господина и землевладельца. Общая форма процесса включала три стадии: установление сторон, производство суда и исполнение решения. Но наряду с общей существовали и другие формы, в которых недоставало той или другой из указанных частей процесса.

Обе стороны именовались «истцами». Понятия о государстве как истце (в уголовных делах) еще не существовало, не было различия и между уголовным и гражданским, следственным и обвинительным процессом. Но государство помогало частному истцу в преследовании обвиняемого, возлагая эту функцию на общины.

Сторонами, по общему порядку, во всех делах являлись частные лица, под которыми подразумевались не конкретные физические лица, а семья, род и община. В частности, с иском, возникающим из таких преступлений, как убийство или увечье, выступал весь род или вся семья. Впоследствии это положение было ограничено и определено, кто именно может мстить за отца, сына или брата.

С другой стороны, ответчиком за преступления являлась также вся семья, род или община. Вероятно, личное присутствие сторон в суде было общим правилом, так как процесс совершался непосредственно на месте (например, испытание огнем или водой, клятвой или «полем») с помощью членов семьи или рода. Поэтому Русская Правда умалчивает о представительстве.

Процессуальные отношения сторон устанавливались, как правило, договором между ними. Но нередко договор между сторонами не мог быть заключен из-за уклонения ответчика от явки в суд. Тогда вместо договора истцу позволялось связать ответчика и вести его на княжеский двор. При этом возможные злоупотребления силой не допускались законом: если оказывалось, что человек был связан «без вины», истец платил большой штраф.

Особые виды установления отношения сторон до суда составляли свод —Очная ставка. и гонение следа —Розыск преступника или улик.. Свод включал несколько этапов. Сначала истец отыскивал надлежащего ответчика посредством заклича (объявления) на торгу. Закон полагал, что объявление должно стать известным в миру, где оно прозвучало, в течение трех дней. Если истец находил свою вещь в установленный срок, тот, у кого она была найдена, признавался ответчиком, и должен был не только возвратить вещь, но и уплатить уголовный штраф - 3 гривны за обиду. Если же заклич еще не был сделан или собственник до истечения узаконенных трех дней после «заклича» находил свою вещь в руках другого, или не в своем городе («миру»), начинался «свод». Однако человек, у которого была обнаружена вещь, не признавался еще ответчиком: так как мог законным путем приобрести ее от третьего лица, ему известного. Поэтому закон, оставляя вещь во владении купившего, обязывал последнего вместе с пострадавшим идти к тому лицу, у кого была приобретена вещь. Если третье лицо ссылалось также на законный способ приобретения, «свод» продолжался дальше всеми заинтересованными лицами. Участие первоначального собственника в этом иске подлежало, впрочем, ограничениям. Так, если «свод» проходил в одном городе, собственник участвовал в нем до конца, но если круг заинтересованных лиц выходил за пределы города в область, подчиненную городу, истец «доходил» только до третьей очной ставки. Тот же, до кого «доходил» третий свод в области, должен был вручить истцу деньгами цену, равную стоимости вещи, а сам продолжать «свод» дальше (КП, ст. 16; ПП, ст. 36). Исключение составляли иски о челядине. Истец должен был участвовать в процедуре даже тогда, когда он проходил в одном городе, потому что в этом случае не было надобности в присутствии хозяина: челядин сам мог указать, какими путями он переходил от одного владельца к другому. Третий приобретатель челядина должен был выдать истцу своего раба, а сам получить украденного челядина и вести «свод» дальше (КП, ст. 16; ПП, ст. 38).

Свод мог закончиться трояким образом: или последний владелец не доказывал, что приобрел вещь законным образом у кого-либо; или он мог доказать это, но не знал человека, у которого приобрел вещь; или, наконец, «свод» приводил к границам государства. В первом случае последний владелец признавался вором и подлежал уголовному штрафу и частному взысканию, которое поступало на удовлетворение тех, кому он продал краденую вещь. Во втором и третьем случаях последний владелец должен был доказать, что купил, а не украл вещь. Доказать это можно было только присягой двух свидетелей покупки. Присяга двух свободных мужей могла заменяться присягой одного мытника. И хотя последний владелец лишался денег, заплаченных за вещь, он навсегда сохранял за собою право иска в отношении лица, продавшего ему эту вещь. Если ему удавалось когда-либо встретить преступника, «свод» начинался вновь и заканчивался обязанностью виновного наградить потерпевшего и уплатить уголовный штраф.

Гонение следа. Если преступник не был застигнут на месте преступления, начинался розыск следов. Предполагалось, что там, где найден след («лицо»), там скрывается и преступник. Отсюда, если был обнаружен труп убитого («голова»), то та община, на территории которой он был найден, должна была разыскать виновного и выдать, после чего обвиняемый уже не пользовался никакими процессуальными средствами защиты; либо сама «вервь» платила «дикую виру». Если «поличное» (украденная вещь) находилась в чьем-либо доме, хозяин дома отвечал за «татьбу», как предполагаемый вор.

Разыскивая покражу по «следу», истец мог потерять его. Там, где он терялся, предполагалось, и находится преступник. Это положение основывалось на том, что все общины и отдельные поселения, лежащие на пути «следа», должны были помогать истцу найти его продолжение. Если какая-нибудь община не указывала его продолжения или силой отстраняла истца от розысков, - закон предполагал, что здесь и скрывается преступник (ПП, ст. 77). Если же след терялся на большой дороге или в пустой степи, всякий иск заканчивался.

Суд, по Русской Правде, представлял собой борьбу сторон перед судьей. Важнейшими судебными были: послухи, суды Божии и акты.

Послухи и видоки. В литературе существует двоякое объяснение этих терминов. В первом случае «видок» - это очевидец совершавшегося факта, «послух» - человек, свидетельствующий по слуху. Во втором – «видок» и «послух» означают две различные процессуальные роли. «Видок» - простой свидетель в нынешнем смысле этого слова, а «послух» - пособник, на которого «сослался» истец и ответчик.

Послух был обязан присутствовать на суде: неявка его вела к потере иска для стороны истца. Послух должен был подтвердить словесно все, что говорила выставившая его сторона.

На Руси практиковались следующие формы суда Божия: жребий, «рота», «ордалии» и «поле». Жребий - древнейший способ решения всяких сомнительных дел. Он являлся или альтернативой «роты» (присяги), или имел вспомогательный характер: им решается вопрос, кому приносить присягу. Самостоятельного значения «жребий» не имел.

В Русской Правде «ротой» называлась присяга. «Рота» становилась вспомогательным средством при наличии свидетельских показаний и при судебном поединке. Показания свидетелей в эпоху Русской Правды всегда заканчивались «ротой».

Ордалии. Ордалиями называлось отыскание истины посредством разрушительных сил природы - огня и воды. Упоминание об испытании раскаленным железом присутствует в Пространной Правде (ст. 85 - 87).

Судебный процесс начинался, велся и заканчивался силами самих сторон. Решение суда выносилось устно, а затем оформлялось в виде грамоты - «правой», если суд состоялся, или «бессудной» - если ответчик был обвинен по неявке.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

а)  Нормативно-правовые акты

1.Русская правда. //Хрестоматия по истории отечественного государства и права. Форма государственного единства в отечественной истории ХХ века: учебное пособие для бакалавров / Сост. О.И.Чистяков, Г.А.Кутьина. –М.: Издательство Юрайт.; ИД Юрайт. 2012.

б) Основная литература:

1.История государства и права России: учебник / В.М.Клеандрова, Р.С.Мулукаев, А.В.Хохлов и др. / Под ред. Ю.П.Титова. Гриф МО. –М.: Проспект. 2011.

2.История отечественного государства и права: учебник. / Кувырченков Н.С., Печников А.П., Приходько М.А. / Отв. ред. И.А.Исаев. Гриф МО.  –М.: Проспект. 2012.

4. История государства и права России: Учебник /Под ред. И.А. Исаев.- М.: Проспект, 2011.

5. История отечественного государства и права: Учебник. В 2 ч. Ч.1./Под ред. О.И. Чистякова. М.: Юрайт, 2011.

6. Михайлова Н.В. История отечественного государства и права. Курс лекций. В 3 ч./ Н. В. Михайлова. - М.: МосУ МВД России, 2010.

7. Кузнецов И.Н. История государства и права России. –М.: Дашков и К. 2012.

б) Дополнительная литература

Агафонов А. В. К вопросу о происхождении древнерусского права (IXXII вв.) // Законы России: Опыт. Анализ. Практика. 2006. № 7. С. 116–121.

Бобраков И. А. К истории развития отечественного законодательства, определявшего правовой статус потерпевшего в уголовном судопроизводстве // История государства и права. 2005. № 6. С. 43–45.

Владимирский-Буданов М. Ф. Обзор истории русского права. – Ростов н/Д: Феникс,1995.

Земба В. Ф. Ответственность за насильственные преступления против половой свободы и половой неприкосновенности в древнерусском праве // История государства и права. 2006. № 9. С. 26–27.

Зенин С.С. История развития форм участия населения в управлении общественными и государственными делами в России Х-начала ХХ вв. // История государства и права. 2012. №5.С.15-17.

История отечественного государства и права: Учебное наглядное пособие. Белоусов В.Г., Глушаченко С.Б. и др.  - М.: ИМЦ ГУК МВД России, 2004.

История отечественного государства и права. Учебник в 2 ч. Ч. 1.  . Новицкая Т.Е., Чистяков О.И., Дюков Л.В. Изд.: Юрист, 2008.

Капканов В. И. Понятие самоуправства в памятниках старорусского права // История государства и права. 2006. № 8. С. 27–28.

Кудимов А. В., Шафиев М. М. Источники права Древней Руси // История государства и права. 2006. № 10. С. 9–11.

Надеждин Н. Н. Источники древнерусского предпринимательского права // История государства и права. 2007. № 1. С. 10–12.

Семенова О. П. Развитие семейно–брачных отношений в Древнерусском государстве // История государства и права. 2006. № 11. С. 25–27.

Серегин А. В. Юридический анализ причин возникновения Древнерусского государства // История государства и права. 2006. № 7. С. 19–21.

Сырых В.М. История государства и права России. М., 2008.

ГЛАВА 3.: Феодальные государства и развитие права на территории Руси (XII− XIV вв.).

§ 3.1. Причины феодальной раздробленности. Особенности общественного и государственного строя древнерусских княжеств и феодальных республик, их право.

Древнерусское государство за свою историю не раз переживало периоды расцвета (централизации) и упадка (раздробленности). Эти периоды были вызваны неизбежным историческими процессами, связанными с развитием феодализма. Очередной период раздробленности и упадка пришелся на конец XI – начало ХII вв. Великое наследие, оставленное Владимиром Мономахом, начинает растаскиваться его потомками и ближайшими подручными, которых начала тяготить власть великого князя. Центробежные процессы начинают набирать силу.

По мере становления феодальных общественных отношений, выравнивался уровень социально-политической, и военной организации русских земель, вследствие чего все более и более ослабевала власть политического центра- Киева. Усобицы между князьями за обладание новыми землями со второй половины XI в. обострялись. Особенно ускорил процесс «суверенизации» княжеств-отчин съезд князей в г. Любече (1097 г.), на котором решение: «Каждый да держит свою отчину» фактически устанавливало право князей на самостоятельную, независимую от Киева, власть. В результате на исходе столетия из-под власти Великого князя Киевского вышли Черниговское и Переяславльское княжества.

В первые десятилетия XII в. Киеву ещё удавалось поддерживать свой авторитет и влияние в восточнославянском мире. Но это достигалось путем максимального напряжения сил и незаурядных личных качеств Владимира Мономаха (1113-1125 гг.) и Мстислава Великого (1125-1132 гг.).

Со второй трети XII столетия процесс распада приобрел обвальный характер. В 1169 г. Киев был взят «на щит» объединенной ратью нескольких русских земель, возглавляемой двенадцатью князьями и подвергся страшному разорению. Этим была подведена символическая черта под свершившимся фактом распада Киевской Руси на ряд независимых земель.

Древнерусское централизованное государство расчленяется на множество удельных княжеств и возникают новые центры политической власти: Владимиро-Суздальское княжество в Северо-восточной Руси, Новгородская и Псковская феодальные республики в Северо-Западной Руси и Галицко-Волынское княжество в Южной и Юго-Западной Руси. Вместе с тем, идет дальнейшие развитие производительных сил, что подтверждается ростом городов, развитием внутренней и внешней торговли. В ХII в. на Руси возникло 119 новых городов, а к серединеXIII в. насчитывалось уже более 350 городов.

«Землями» называли наиболее крупные из независимых княжеств. В те времена так обозначали суверенные государства: «Русская земля», «Лядская земля» (Польша), «Угорская земля» (Венгрия), «Греческая земля» (Византия) и т.д. Феодальные владения, входившие в состав земель, назывались «волостями» —«Волость»- буквально- власть, владение, отсюда «володеть»- владеть, властвовать.. Волости складывались в Х в. как территории племён, входящих в племенные союзы, но теперь, к концуXII века их границы сильно изменились. Границы феодальных княжеств-земель чаще всего тоже не совпадали с границами славянских союзов племён догосударственного периода. Это говорит о завершении процесса формирования государственности на Руси к этому времени.

Причины, вызвавшие раздробление Киевского государства, были разнообразны. Средиэкономических предпосылок главными можно назвать сложившуюся к этому временисистему натурального хозяйства, формирование и развитие вотчинной собственности, в первую очередь княжеских доменов. Отдельные хозяйственные единицы, такие, как община, волость, княжество, всё более отделялись друг от друга. Каждая из них обеспечивала себя необходимыми продуктами, потребляя при этом почти весь произведенный продукт. Вследствие этого товарное производство и обмен сокращались. К тому же, в связи с трудностями преодоления многочисленных новых границ, потерял своё значение торговый путь «из варяг в греки» (из Скандинавии в Византию).

Наряду с экономическими причинами феодального раздробления можно выделить исоциально-политические. Бывшие дружинники, превратившись из военной элиты в землевладельцев, добивались политической независимости. Начался процесс оседания дружины на землю, князья и другие вотчинники постоянно соперничали друг с другом, добиваясь расширения своих владений. В этот период утверждаетсядворцово-вотчинная системагосударственного управления. Формируются два центра управления- великокняжеский дворец и вотчина, между которыми также возникают острые противоречия. Местные князья и бояре создавали свой аппарат управления и не нуждались в помощи великокняжеской власти.

В процессе усиления феодальной раздробленности и распада Киевского государства существенную роль играливнешнеполитические причины. Главными из них были постоянные набеги на русские земли кочевников с востока и литовцев с запада, с которыми многие русские князья заключали союзы в борьбе против других русских князей.

Феодальная раздробленность вызывалась также идуховными причинами.Христианство на Руси распространялось с огромными трудностями: оно пришло извне и было навязано языческой народной массе княжеской властью. Русская православная церковь только создавала свою организацию. После крещения жителей Киева за весь период существования Киевского княжества (более 200 лет) только два раза на митрополичий престол занимали русские епископы. Все остальные киевские митрополиты, как и большинство священников на Руси, были греками. Церковная служба проводилась на греческом языке и была непонятна большинству прихожан. Двоеверие сохранялось на протяжении столетий не только среди простых людей, но и многими представителями княжеской власти, а иногда и самими князьями. Княжеская власть была сильнее церковной, и князья часто не слушали священников, которые пытались унять княжеские «усобицы».

К началуXIII века сложился следующий конгломерат русских земель. Левобережье Днепра в бассейнах рек Десны и Сейма и верхнее течение Оки занималаЧерниговская земля. Она располагалась на бывших землях северян, вятичей, частично радимичей и дреговичей. На Черниговщине княжили потомки Олега Святославича (ум. 1115 г.), внука Владимира Мономаха.

В Верхнем Поднепровье сложиласьСмоленская земля (бывшие территории части кривичей, радимичей и вятичей). Здесь занимали стол Ростиславичи- потомки Ростислава Мстиславича (ум. 1167 г.), тоже внука Владимира Мономаха.

В Волго-Окском междуречье (область, колонизованная в Х—XI вв. словенами, кривичами и вятичами) возниклаРостово-Суздальская земля, где княжили потомки Юрия Долгорукого (ум. 1157 г.), сына Владимира Мономаха.

ВМуромской и Рязанской землях(бывшие территории муромы и части вятичей) правили две разные линии потомков Ярослава Святославича (ум. 1129 г.), брата Олега Черниговского.

В верховьях Западной Двины (на бывших территориях части кривичей и дреговичей) сформироваласьПолоцкая земля. Здесь еще с начала XI в. укрепились потомки одного из сыновей Владимира Святославича- Изяслава.

Южнее, в бассейне Припяти, на бывшей дреговичской территории, располагалось сравнительно малозначительноеТурово-Пинское княжество, ставшее во второй половине XII в. «отчиной» потомков Святополка Изяславича (ум, 1113 г.).

На запад от него лежалаВолынская земля (в основе бывшая территория волынян). Здесь княжили потомки Изяслава Мстиславича (ум. 1154 г.), внука Мономаха.

По соседству с Волынью, на крайнем юго-западе Руси (бывшая территория хорватов) расположиласьГалицкая земля, в состав которой входили Перемышльская и Теребовльская волости. На столах здесь сидели потомки Ростислава Владимировича (ум. 1066 г.) и его сына Володаря (ум. 1124 г.). После прекращения этой княжеской ветви в 1199 г. Галицкое княжество стало предметом ожесточенной борьбы между волынскими Изяславичами, черниговскими Ольговичами и смоленскими Ростиславичами. К середине XIII в. победу в этой борьбе одержали представители Изяславичей- Даниил и Василько Романовичи.

Три земли в XII в. не закрепились за какой-либо княжеской ветвью: Киевское княжество, Новгородская земля и Переяславское княжество.

Киевское княжество («Русская земля») —«Русская земля»- в узком значении- это изначальное название территории в Среднем Поднепровье вокруг Киева, в ХII в. название вновь получило распространение. стало объектом коллективного сюзеренитета Рюриковичей: все сильнейшие князья имели право на «причастие» (владение частью территории) в «Русской земле». Номинально киевский стол продолжал считаться самым старшим. С середины XII в. до первой трети XIII в. в ходе междоусобной борьбы князьями на нем сидели представители многих княжеских ветвей.

Другим независимым государственным образованием сталаНовгородская земля. Её социально-политическое развитие значительно отличалось от других русских земель. В Х- начале XI вв. геополитическое положение Новгорода как центра Северной Руси и крупного торгового узла на пути «из варяг в греки», ряд других факторов обусловили консолидацию новгородской знати и её обособление от княжеского двора с дружиной. В XII в. независимость новгородского боярства от княжеской власти усилилась. Оно стало оказывать решающее влияние на выбор князей, и ни одному из них не удавалось закрепиться в Новгороде. Это смогли сделать только Владимиро-Суздальские князья в 30-40-е годы XIII в. в связи с нашествиями немцев и монголов.

На Переяславском княжеском столе на протяжении XII столетия сидели потомки Мономаха, но из разных ветвей (его сыновья- Ярополк и Андрей). Переяславль находился по соседству и тяготел к Ростово-Суздальскому княжеству.

По своему общественному и государственному строю русские земли-княжества существенно отличались друг от друга. Мы рассмотрим лишь наиболее значимые из них.

Ростово-Суздальское княжество вышло из состава Киевской Руси в 30-е гг. XII в. и стало наиболее крупным и влиятельным центром государственной жизни на Руси. Владимиро-Суздальское княжество, занимало территорию между реками Ока и верхней Волгой. Древнейшими городами княжества были Ростов и Суздаль. Поэтому вначале эту часть Киевской Руси называли Ростово-Суздальской землей. Затем, с перемещением центра политической власти во Владимир-на-Клязьме, она получила название Владимиро-Суздальское княжество. По решению феодального съезда 1097 г. Суздальская земля была отдана во владение Великому князю Владимиру Мономаху, который передал ее в управление своему сыну Юрию Долгорукому, чья деятельность приходится на 1125-1157 гг.

Юрий Долгорукий стал, по сути, первым независимым от Киева князем этой земли. Столицей княжества он сделал Суздаль. В годы своего правления он основал немало городов и монастырей. В 1147 г. летописец впервые упоминает основанную им Москву. В 1156 г. на месте современного кремлевского холма по его приказу были воздвигнуты деревянные укрепления и небольшой городок стал крепостью.

После смерти Юрия Долгорукого князем Ростово-Суздальской земли стал его сын Андрей Боголюбский (1157-1174 гг.). Он перенес столицу княжества во Владимир. Летописи характеризуют Андрея Боголюбского как «самовластца».

«Самовластие» Андрея Боголюбского основывалось не только на том, что он был крупнейшим феодалом-землевладельцем, но и на том, что он прогнал своих братьев, отстранил от себя наиболее авторитетных бояр, перестал считаться с вечевыми собраниями Ростова и Суздаля. Это привело к заговору против него бояр, закончившийся убийством князя.

После длительной междоусобицы князем Владимирской земли становится младший брат Андрея – Всеволод Юрьевич, впоследствии прозванный Большое Гнездо (1176-1212 гг.). Он полностью оправдал свое прозвище, т.к. при нем Владимирская земля достигла своего наибольшего расцвета и могущества. Продолжая политику брата, Всеволод всячески стремился укрепить свою личную власть и ослабить власть бояр, расправляясь в первую очередь с теми из них, кто участвовал в убийстве Андрея. Запуганные репрессиями Всеволода бояре вынуждены были отказаться от притязаний на политическую самостоятельность и признать власть великого князя.

В результате неоднократных походов против соседних народов Всеволоду удалось подчинить себе многие русские княжества, однако после его смерти все они и даже вотчины вновь начали борьбу за свою самостоятельность.

Значительная часть земель княжества была освоена в процессе колонизации, новые земли становились собственностью князя. Он не испытывал сильной экономической конкуренции со стороны боярских семейств (в княжестве отсутствовала старая боярская аристократия и крупные земельные вотчины). Основной формой феодального землевладения становилось поместное землевладение.

Характерными особенностями Владимиро-Суздальское княжества являлись сильная власть князя и маловлиятельное вече. Социальной опорой князя были вновь образованные города (Владимир, Переяславль, Ярославль, Москва, Дмитров и др.).

Перенос во Владимир из Киева великокняжеского престола, а также главы русской православной церкви киевского митрополита Максима (1299 г.) способствовал усилению влияния этого княжества на остальные русские земли. Владимиро-Суздальское княжество поддерживало и международные отношения, как со странами Запада, так и Востока. Во взаимоотношениях с русскими княжествами следует отметить тесные экономические и политические связи с Новгородом.

Наибольшего расцвета Ростово-Суздальское (Владимиро-Суздальское) княжество достигло в XII- первой половине XIII в.

Общественный строй Ростово-Суздальского княжествабыл типичен для этого периода и почти не отличался от строя Киевской Руси.

Господствующим классом являлся класс феодалов, в который включались бояре, дети боярские и слуги вольные. Большую роль играло духовенство, имевшее крупные земельные владения. В документах XII в. упоминаются и дворяне, которыми назывались княжеские слуги, получавшие за свою службу вознаграждение в виде денежного или земельного пожалования. Важное место занимала старшая княжеская дружина. Низшие дружинники занимали различные судебные и административные должности. Все феодалы, за исключением дворян, имели право поступать на службу к другим князьям.

Так как на территории княжества находилось много крупных городов, городское население (купцы и ремесленники) имело значительное политическое влияние.

Феодально-зависимое население состояло из крестьян, живших на землях, принадлежавших князьям, боярам и другим феодалам. В отличие от Киевской Руси крестьяне-общинники назывались не смердами, а сиротами. Были в хозяйствах феодалов и холопы.

Политический строй Ростово-Суздальского княжества вXII-началеXIII века представлял собой типичную раннефеодальную (сеньориальную) монархию. Во главе её стоялвеликий князь, обладавший большой властью. В своей деятельности он опирался насовет, состоявший из бояр наиболее влиятельных дружинников и духовенства,княжескую дружину ифеодальные съезды. Съезды феодальной знати решали наиболее важные вопросы государственного управления.

В городах функционировали народные вече. Особенностью народных вечевых собраний, которые иногда созывались для обсуждения важных экономических и политических вопросов, было то, что они на великокняжескую власть большого влияния не оказывали. Это объяснялось тем, что Ростово-Суздальские князья колонизировали большое количество земель на Северо-Востоке и помещали на них людей. Новые поселенцы таким образом становились зависимыми от княжеской власти и на вечевых собраниях полностью её поддерживали.

Система управления, как и в Киевской Руси, былаДворцово-вотчинная.Она характеризуется следующими чертами: во главе княжеского двора стоял дворецкий или дворский;Он был первым помощником великого князя не только по хозяйственным, но и по государственным делам. На второе месте стоял воевода, ведавший военными вопросами. Далее шли конюший, стольник и др. Им помогали тиуны. Наместах представителями княжеской власти были посадники (наместники) и волостели, которые осуществляли функции управления и суда; вместо жалованья за службу они получали «корм»- часть собранных у населения продуктов.

Вооруженные силы княжества состояли из дружин великого князя, а в военное время к ней присоединялись отряды феодалов и народное ополчение. Часто на службу принимались наемники из мордвы, булгар и пр.

Во Владимирской земле действовали нормы «Русской Правды» и княжеские установления.В конце XIII-начале XIV вв. было составлено «Правосудие митрополичье», включавшее ряд норм «Русской Правды» и новые положения.

В XIII в. Владимиро-Суздальское княжество, как и большинство других русских княжеств, было завоевано Монголольской империей Чингизидов. Многие города, в том числе Владимир, захватчики разрушили. Но результаты экономического и политического развития русских земель в предшествующий период не пропали. Именно на земле Владимиро-Суздальского княжества возник новый политический центр- Москва, которая стала его столицей и выполнила ведущуюроль в освобождении всех русских земель от монголо-татарского ига, в созданииединого Русского государства.

Галицко-Волынское княжество – раннефеодальное государство на территории западных русских земель, объединившее в конце Х в. племена дулебов, тиверцев, хорватов, бужан, и вошедшее затем в состав Киевской Руси. Вначале возникли самостоятельные Галицкое и Волынское княжества.

Особенностью Галича было раннее и интенсивное развитие феодальных отношений, что вызывалось как географическими, так и общественно-политическими причинами. На галицких землях образовалась сильная боярская верхушка, сумевшая захватить обширные земли и крестьян. Бояре имели, кроме земель, свои торгово-ремесленные центры, замки. Большого княжеского домена там не возникло.

Волынский князь, напротив, обладая крупным доменом, сплотил вокруг себя бояр земельными пожалованиями. В 1199 г. произошло объединение в единое Галицко-Волынское княжество. Его столицей стал Галич, затем- Холм, а в конце XIII в.- Львов. Хотя расцвет этого русского государства приходится на вторую половину XII в., оно не было достаточно прочным. Боярство противопоставляло княжеской власти свои интересы, а иногда открыто выступало против великого князя, опираясь на соседние государства- Венгрию, Польшу. В 1214 г. венгерский король и польский князь заключили договор о разделе Галицко-Волынского княжества. В XIII в. Западная Русь попала под власть монгольских завоевателей. Позднее ее земли оказались поделенными между Венгрией, Польшей и Литвой.

Общественный строй Галицко-Волынского княжества характерен наличием крупных феодалов-бояр («мужей галицких»). Другую группу феодалов составляли служилые дворяне, чаще всего получавшие земли за службу и на время службы. Земельные владения имели и церковные приходы, монастыри. Крестьяне, жившие на землях светских и духовных феодалов, находились в различных формах зависимости. Важную роль играли города Галич, Львов, Холм, Луцк и др., но городское население было немногочисленным.

Дляполитического строя Галицко-Волынского княжества характерно сильное влияние боярства, а в связи с этим- боярского совета при князе. Экономически и политически крупные феодалы мало зависели от княжеской власти, что и обусловило её слабость. Боярская олигархия стремилась подчинить княжескую власть своим интересам. Был даже случай, когда на княжеский стол был посажен боярин, который не принадлежал к рюриковичам.

В Галицко-Волынском княжестве сохранялась дворцово-вотчинная организация управления и установилась система кормлений —Кормление- содержание должностных лиц (наместников, волостелей и др.) за счёт местного населения.. В города князья посылали посадников, на места- воевод и волостелей, выполнявших административные и судебные функции.

Признав свою зависимость от монгольской Орды в 1250 г., Галицкий князь Даниил пытался с помощью Запада организовать крестовый поход против захватчиков. Он предлагал даже римскому папе объединение православной церкви с католической. Папа прислал Даниилу знаки королевского достоинства- корону и скипетр, после чего Даниил в 1255 г. был коронован. Однако никакой другой реальной помощи он не получил. После его смерти снова начались боярские интриги, усобицы и смуты, чем воспользовались соседи: в серединеXIV века Литва захватила Волынь, а Польша- Галицию.

§ 3.2. Новгородская и Псковская феодальные республики и их право.

Новгородская и Псковская республики почти на всем протяжении феодальной эпохи были весьма своеобразными политическими центрами Руси. Что же выделяло их из общей достаточно мрачной массы средневековых русских княжеств? Конечно, не только пресловутая рюриковщина. И в Новгороде, и в Пскове на протяжении многих веков существовал такой редкий для того периода политический институт, как народное вече. Если даже не идеализировать новгородское и псковское «народоправство», то справедливо будет ответить, что политическая жизнь здесь, как и в других республиках средневековья, носила некоторые черты демократизма. Это была демократия правящих слоев общества, демократия феодальной верхушки. Правда, в отличие от других русских княжеств, здесь в процессе управления участвовали более широкие слои господствующего класса, опиравшиеся на средние слои – купцов и ремесленников.

До XII в.Новгородская земля входила в состав Киевской Руси. Она занимала обширную территорию севера Великой Русской равнины от Чудского озера до Урала. Её центром был Новгород Великий, а города Псков, Старая Руса, Ладога, Торжок считались его «пригородами».

Новгородским княжеством правил наместник великого князя Киева, как правило, один из его сыновей. Новгород всегда был одним из наиболее развитых центров ремесла и торговли Восточной Европы. Одновременно это было одно из крупнейших государств Европы, простиравшееся на просторах от Балтийского моря до Урала и Северного Ледовитого океана.

Большая часть земли в Новгороде и Пскове принадлежала жесткой родоплеменной знати и церкви. Поэтому местные феодалы могли эффективно противостоять развитию княжеского управления в Новгородской и Псковской земле. Это стало особенно заметно после падения роли Киева, когда вся торговля русских земель с Западом пошла через Псков и Новгород.

В начале XII в., предположительно в 1136 г., окончательно укрепились позиции Новгорода. После смерти Владимира Мономаха бояре Новгорода, воспользовавшись восстанием городских низов и крестьянства изгнании наместника Великого киевского князя Всеволода Мстиславовича, захватили власть и установили свое политическое господство, окончательно отделившись от Киевского княжества. Новгород провозгласил себя «Господином Великим Новгородом» и стал боярской республикой, просуществовав в этом качестве до 1478 г., когда он окончательно вошел в состав централизующегося Русского государства.

Псковская земля входила в состав Новгородского княжества, а затем и Новгородской республики. Однако Псков постоянно стремился к своей независимости, которой добился в началеXIV в. Псковское вече стало само избирать своих посадников. Позиции Пскова еще больше усилились после победы над немцами в 1323 году, когда соседние государства вынуждены были признать Псков в качестве независимого государства. Только Новгород по-прежнему считал Псков своим пригородом. Окончательно Новгород признал независимость Пскова после их совместной победы над шведами в 1348 году, когда новгородцы призвали псковичей на помощь. Так Псков стал самостоятельным независимым государством – Псковской республикой.

С концаIХ века Псковское вече избирало себе князей из ближайшего окружения Великого Псковского князя, а в 1510 году процессы централизации России привели к ликвидации политической самостоятельности Псковской республики.

Особенности общественной и политической систем Новгорода и Пскова определялись своеобразием их географического положения и экономического развития.

Новгородское и Псковское общество распадалось на привилегированных — бояр, житьих людей, земцев, духовенство, купцов, с одной стороны, и на эксплуатируемых — черных, или «молодших», людей, смердов и холопов— с другой стороны. Летописец называет представителей господствующего класса «большими» людьми, а представителей низов — «меньшими», или «молодшими».

Господствующее место занимали бояре-феодалы, крупные землевладельцы. Они эксплуатировали местное население (в значительной части- финно-угорские племена), получали товары для вывоза и финансировали торговые операции купцов. Им принадлежало основное богатство — земля с населяющими ее феодально-зависимыми крестьянами. Бояре руководили деятельностью веча, совета господ, контролировали деятельность приглашенного князя и всех должностных лиц Новгорода и Пскова. Они организовали торгово-ремесленные предприятия и вели обширную внутреннюю и внешнюю торговлю. Бояре избирались на все наиболее значительные государственные должности — посадников, сотских, губских старост, воевод и др. Из бояр выбирались послы, направляемые в соседние государства. Бояре освобождались от каких-либо податей и не несли повинностей в пользу государства.

Следующей социальной группой относящейся к привилегированным слоям населения было духовенство. Подобно боярству, оно владело вотчинами. За счет верующих строились монастыри и церкви.

Духовенство пользовалось большим влиянием на вече. Духовные лица часто направлялись в соседние государства в качестве послов. Им поручалось хранение государственной казны. Духовенство освобождалось от податей и повинностей.

Подобно купечеству, духовенство имело свое корпоративное устройство. Духовенство нескольких церквей объединялось при одной какой-либо церкви в так называемый собор. Духовенство собора избирало из своей среды двух церковных старост, управлявших делами своего собора.

Псковская церковь подчинялась новгородскому архиепископу, который управлял церковными делами Пскова через своего наместника. Это вызывало недовольство псковского духовенства, которое стремилось к известной самостоятельности. Это выразилось в том, что в 1469 г. духовенство Пскова избрало из своей среды двух старост для управления псковской церковью. Однако вследствие противодействия новгородского архиепископа и возражения московского митрополита этот порядок управления был упразднен.

Новгородское и Псковское духовенство располагало огромными богатствами и пользовалось известными привилегиями, что привлекало в его среду бояр и их детей. Это облегчалось тем, что игуменские и священнические должности покупались и продавались. Обычно эти должности получали те, кто мог предложить самую большую сумму. Так устанавливалась тесная связь между светскими и церковными феодалами.

Интенсивное развитие ремесел и торговли привело к появлению широкого среднего класса новгородско-псковского общества, к которому относились «житьи люди», «своеземцы» и купечество.

Житьи люди занимались торговлей и ростовщичеством. Мелкие феодалы в Новгороде носили название своеземцев (в Пскове земцев). Они получали от государства земельные владения и за это обязаны были нести военную службу. Эти земли своеземцы (земцы) не имели права продавать, закладывать или дарить. Землей они владели до тех пор, пока несли государственную военную службу.

Третьей привилегированной группой новгородского и псковского общества было купечество. Купцы не только занимались торговлей, но и владели большими землями. Они объединялись в ряды, или купеческие общины (суконщики, кожевники, мясники и т.д.), имевшие свое корпоративное устройство. Купечество объединялось в сотни и особые компании (артели) для ведения торговли с русскими княжествами и с заграницей. На своих собраниях купцы решали вопросы, касавшиеся жизни ряда. Текущими делами ведали избираемые купцами старосты. Последние рассматривали конфликты между членами своего ряда, хранили общественные суммы и представляли интересы своего ряда перед органами власти.

Купцы Новгорода и Пскова, кроме того, имели свое купеческое вече, которое избирало двух старост. Их функции были аналогичны функциям старост ряда.

Анализ псковских и новгородских памятников показывает, что боярство и купечество выступали единым фронтом на вече против «черных» людей, которые, в свою очередь, боролись против боярства и купечества. Что же касается новгородского и псковского веча, то они выносили решения, угодные и выгодные боярству и связанному с ним купечеству.

Основная масса городского населения стояла из так называемых «черных людей» или «молодших». К «черным», или «молодшим», людям относилась основная масса городского населения — мелкие ремесленники, мелкие торговцы и др. Наиболее опытные и уважаемые из них назывались «старейшими». Они платили подати, несли повинности государству по строительству городских укреплений, церквей, строительству и ремонту дорог и мостов, а в военное время участвовали в ополчении. Хотя «черные люди» и принимали участие в вече, но из их среды не могли быть избраны должностные лица.

«Черные люди» объединялись в общины и на своих общинных собраниях избирали старост, ведавших делами общины.

Свободное сельское население состояло из смердов-общинников, которые жили в общинах (погостах) на государственных, церковных и частных землях. Эти категории крестьян были лично свободны, выбирали в своих погостах старост и на сходах решали наиболее важные жизненные вопросы.

Они платили подати и выполняли различные повинности государству. С течением времени светские и духовные феодалы устанавливают свою власть над смердами и заставляют их выполнять в свою пользу различные повинности и платить подати сверх тех, которые были возложены на смердов государством.

Смерды судились общегосударственным судом.

Псковская Судная Грамота совсем не упоминает о смердах, а говорит лишь о «сябрах».

К феодально-зависимому сельскому населению относились половники. Половники — это лишенные земли и средств производства крестьяне, получившие ссуду от феодалов и работавшие на земле последних. Они платили подати и несли различные повинности лишь в пользу своего феодала. Половниками они назывались потому, что за пользование землей должны были платить исполу, т.е. половину дохода, полученного с земли. Половник мог жить на земле феодала до тех пор, пока это было угодно последнему.

Правовое положение половников было значительно хуже, чем смердов. Половник мог уйти от своего феодала, только рассчитавшись с ним полностью, и при том один раз в году, в установленный законом срок — Филиппьево заговенье (14 ноября по ст. стилю). Уход половника без погашения задолженности феодалу рассматривался как бегство. В этом случае, а также в случае смерти половника феодал имел право в погашение долга продать его имущество. Родственники умершего не имели прав на наследство.

Половники подлежали не общегосударственному суду, как смерды, а суду своих феодалов.

Половники делились на изорников, огородников и кочетников. Изорниками назывались половники, которые селились на земле феодалов и занимались земледелием. Огородниками — обрабатывающие огороды феодалов. Кочетники занимались рыболовством.

Феодально-зависимыми были также закладники – обедневшие крестьяне, попавшие в кабалу к феодалам. Они хотя и владели землей, но должны были выполнять различные повинности в пользу феодала.

Низший, но весьма многочисленный слой населения новгородской земли составляли холопы. Они использовались в качестве рабочей силы и прислуги в боярских вотчинах.

В отличие от Новгорода в Пскове холопство не получило большого распространения. Хотя псковские летописи и другие документы упоминают о существовании холопов в Пскове, Псковская Судная Грамота о них не упоминает. Это объясняется тем, что вXIVXV вв. холопство в Пскове уже стало изживаться, и холопы ко времени издания Судной Грамоты уже не играли какой-либо существенной роли в хозяйственной жизни Пскова.

В Новгороде Великом, а затем и в Пскове сложилась необычная для средневековой Руси форма государственного устройства- феодальная республика. Её основной особенностью являласьвечевое народовластие.

Новгородское и Псковское«вече» представляло собойсобрание полноправных жителей города и прилегающих территорий мужского пола (бояр, духовенства, купцов, житьих людей и «черных», или «молодших», людей, объединявшихся в сотни). Все они приходили на вече в составе своих профессиональных и территориальных корпораций и действовали в соответствии с их интересами. Преобладали те корпорации, которые превосходили других по численности и организованности. Но если одна из «сильных» корпораций (кончанская или профессиональная) не соглашалась с предлагаемым решением, то иногда решение откладывали. Постепенно, с формированием сословий, борьба на вече приняла межсословный характер.

Что же касается «черных», или «молодших», людей, а также городской бедноты — поденщиков, чернорабочих, грузчиков и т.д., не имевших собственности в городе и не входивших в сотни, то они не могли присутствовать на вече. Феодально-зависимые крестьяне и жители новгородских и псковских пригородов также не имели права принимать участие в вече. Наиболее эксплуатируемая и бесправная группа населения — холопы — также была лишена права участвовать в вече.

Таким образом, вече состояло из представителей привилегированных слоев населения — феодалов и купцов — и зависимых от них мелких купцов и ремесленников. Такой состав веча обеспечивал им руководящую роль при решении вопросов, стоявших на повестке дня веча. Вече руководилось и направлялось верхушкой господствующего класса — Советом господ — и поэтому вече принимало решения, соответствующие интересам господствующего класса.

Формально вече было высшим органом управления, решавшим все важнейшие экономические, политические, военные, судебные и административные вопросы, однако фактически высшим органом власти являлся Совет господ, который предварительно решал все вопросы и выносил их лишь на утверждение веча.

Вечу принадлежали самые разнообразные функции. Так, оно избирало и смещало всех высших должностных лиц, утверждало новые законы и отменяло старые, объявляло войну и заключало мир, принимало послов других стран, определяло налоги с населения, раскладывало подати и повинности, принимало решения о постройке городских укреплений, мостов, церквей, устанавливало меры, веса и деньги.

Вече судило высших должностных лиц, а также рассматривало наиболее важные уголовные и гражданские дела.

Собиралось вече по звону большого вечевого колокола на центральной площади. Созыв веча и руководство его работой принадлежали степенным посадникам.

В притворе центрального городского собора (в Новгороде – Софийского, в Пскове – Троицкого) находилась вечевая канцелярия (вечевая изба) и архив, которыми заведовали вечевые дьяки. Вече имело свою печать, которая прикладывалась к документам, утвержденным вечем.

Реальная власть в Новгороде и Пскове принадлежалабоярскому совету.Есть основания считать, что Совет господ носил также название Малого веча. Он состоял из посадника (в Пскове двух посадников), избранных вечем, так называемых «степенных» посадников и всех бывших посадников, знатных бояр и представителей городской администрации. Совет господ являлся высшим государственным органом власти. Председательствовал в совете архиепископ. Боярский совет являлся организационным и подготовительным органом. К его компетенции относились: подготовка законопроектов, вечевых решений, контрольная деятельность, созыв вече, подготовка вопросов для обсуждения, подбор кандидатур для избрания должностных лиц и др. Он руководил деятельностью веча, а также посадниками, и другими должностными лицами и решал все важнейшие вопросы государственного управления. Совет господ заседал в сенях центрального городского собора. Для созыва членов Совета господ на заседания звонили в малый, или меньший, вечевой колокол.

Высшими должностными лицами Великого Новгорода и Пскова были посадник, тысяцкий, архиепископ и князь. Первые три должности выбирались по жребию, а князя избирали на вечевом собрании подачей «речей». Когда «сойдут все на одну речь», решение считалось принятым.

Должность посадника была введена в 80-е гг.XI века. Не желая сосредоточения власти в руках одного посадника, бояре Пскова установили порядок, при котором вече избирало двух посадников, называвшихся «степенными» в отличие от бывших посадников, называвшихся «старыми». Как об этом свидетельствуют летописи, посадники избирались на короткий срок — на один или два года. Как правило, посадниками были представители знатнейших боярских родов. Посадники руководили собраниями веча. Они ставили на обсуждение веча вопросы, связанные с принятием новых законов или отменой старых. Посадники направляли и контролировали деятельность всех должностных лиц в Новгороде и Пскове. Они вместе с князем ведали вопросом суда и управления. Во время войны они выступали в поход вместе с князем, а иногда возглавляли войско самостоятельно. Посадники вместе с князем были обязаны следить за возведением новых укреплений и поддержанием в порядке старых. Они ведали дипломатическими сношениями с другими государствами.

Должностьтысяцкого появилась в концеXII века Он был вторым в иерархии должностных лиц в государстве. Тысяцкий также избирался из знатных и богатых горожан, известных своими военными заслугами. Он занимался вопросами торговли и торгового суда, во время войны возглавлял народное ополчение и решал другие вопросы управления, помогая посаднику. Он же осуществлял полицейский надзор за порядком в городе. За свою службу посадник и тысяцкий получали от республики так называемое «поралье», т.е. налог с каждого плуга.

Важная роль принадлежала в управлении государственными делами новгородскому архиепископу.Архиепископ(владыка) с серединыXII века избирался из монахов, выходцев из боярской среды. Он обладал не только духовной, но и светской властью: председательствовал в совете господ, был хранителем государственной казны, контролером торговых мер и весов, ведал внешними сношениями. Основная роль архиепископа сводилась к руководству церковной иерархией.

Нуждаясь в военных специалистах для защиты страны, Новгород и Псков приглашаликнязей, чаще всего русских, а вXV в. исключительно из Москвы. Вопрос о приглашении того или иного князя по рекомендации Совета господ решался вечем. Князь должен был принести на вече присягу судить по праву и не нарушать государственных законов и обычаев.

Важнейшей функцией князя была организация защиты республики от внешних врагов. Во время походов он командовал не только своей дружиной, но и народным ополчением. В поход князь выступал не один, а вместе с посадником, который контролировал его деятельность и без ведома которого он не мог принимать никаких решений. Князь также наблюдал за возведением оборонительных укреплений вокруг городов. Второй функцией князя был суд. Но и суд князь творил вместе с посадниками. Князю принадлежал суд не по всем делам, а лишь по определенным категориям дел. Так, он рассматривал дела об убийстве, кражах, спорах о поземельном владении и беглых половниках, присутствовал при судебных поединках и т.д. Судебные пошлины являлись важнейшим источником доходов князя.

Князь имел право держать своих наместников во всех пригородах. Княжеские наместники также творили суд и получали в свою пользу судебные пошлины.

К числу других функций князя относились: участие в вече, разработка вместе с посадниками и обсуждение на вече договоров с другими государствами, прием на вече иноземных послов. Кроме того, князья иногда направлялись в качестве послов в соседние страны для переговоров и урегулирования пограничных споров.

Князь в Новгороде и Пскове не имел права приобретать в собственность землю.

Княжение прекращалось вследствие сложения князем своих полномочий или когда вече «указывало ему путь», или, другими словами, изгоняло его.

Вадминистративном отношении город Новгород делился на пять концов или районов (Псков на шесть). Каждый конец управлялся кончанским вечем с выборными кончанскими старостами во главе.

По концам производилась раскладка податей и повинностей. Каждый конец должен был вооружить на свой счет определенное количество войск, а также строить и поддерживать в порядке городские стены. Каждый конец имел в своем распоряжении денежные средства. Представители концов участвовали при заключении договоров с соседними государствами. При посылке послов за границу вместе с посадниками в посольствах участвовали представители концов. Концы, в свою очередь, делились на улицы. Члены уличной общины (суседи) управлялись уличанским вечем с уличанским старостой во главе. Уличанские старосты распоряжались денежными средствами уличной общины, вели книги со списками уличан.

Вся остальная территория государства делилась на пятины, управление в которых строилось на началахместной автономии.

Каждая пятина была приписана к одному из пяти концов Новгорода: Плотницкому, Словенскому, Загородскому, Неревскому или Гончарскому. Пятины состояли из волостей, волости- из погостов. Центром самоуправления пятины являлись пригороды т.е. города, игравшие роль опорных военных укреплений, с прилегающими к ним волостями.

Пригороды управлялись так же, как и город Новгород и Псков, т.е. с помощью веча и выборных должностных лиц — пригородских посадников и старост. Однако Новгородское (Псковское) вече могло назначать в пригороды и своих посадников, воевод и других должностных лиц. Кроме того, князья имели право держать своих наместников.

В административном отношении пригороды подчинялись кончанским органам власти — вечу и старостам. К каждому концу прикреплялось по два пригорода.

Пограничная территория государства делилась на так называемые губы, или округа, которые в свою очередь делились на волости. Во главе губы стояли губские старосты, избиравшиеся местным населением из числа бояр. Губские старосты ведали вопросами управления губы, а также творили суд.

Низшей административно-территориальной единицей государства быливолости, делившиеся на несколько сел и деревень. Во главе волости стоял избираемый местным населением староста, власть которого распространялась только на черные деревни, крестьяне которых платили подати и несли повинности в пользу Новгорода (Пскова). Крестьяне сел и деревень, принадлежавших боярам, купцам или монастырям, были изъяты из ведения волостных властей. Управление этими селами и судопроизводство в них находились в ведении их владельцев, за исключением наиболее важных дел, подсудных общему суду.

Постоянного войска в Новгороде и Пскове не было доXV в., когда вместо народных ополчений в случае войны вводится своеобразная воинская повинность «посошная». Это означало, что от определенного количества сох общине необходимо было выставить на военную службу пеших и конных ратников. Такое войско, собранное по сохам, называлось «посошной» или «рубленной» ратью, поскольку они собиралось по разрубке, т.е. по раскладке среди тяглого населения. Кроме «рубленной» рати в войсках Новгорода и Пскова были еще охочие люди, т.е. добровольцы, составлявшие т.н. «нерубленную» рать из особых полков. Воевод они избирали сами или их назначало вече.

Вооруженные силы кроме того включали княжескую дружину и «владычин —«Владычин полк»- конный отряд, набираемый из жителей церковных земель, принадлежавших «владыке»- новгородскому архиепископу. полк». Княжеская боевая дружина, состояла из нескольких сотен профессиональных воинов, закованных в панцири и составлявшие т.н. «кованную» рать.

Организация войска в Новгороде и Пскове предусматривала его деление на тысячи или полки во главе с воеводами, которые в свою очередь состояли из сотен, а сотни из десятков, возглавляемые сотскими и десятниками. Организация и тактика боевых действий позволяла новгородцам и псковичам в течение многих веков успешно бороться с агрессивными соседними государствами и признавалась одними из лучших в Европе того времени.

ПравоНовгородской и Псковской феодальных республик также имело свои особенности. Большое влияние на его развитие оказала «Русская Правда». Важными правовыми источниками быликняжеские уставы играмоты. Среди других источников следует отметитьдоговоры города с князьями, судебную практику и иностранное законодательство.

Новгородская и Псковскаясудные грамоты появились в XV в. От Новгородской судной грамоты XV в. сохранился отрывок, содержащий нормы судоустройства и процессуального права.

Псковская судная грамота сохранилась полностью. Грамота представляла собой своеобразный свод псковского законодательства. Она была принята вечевым собранием в 1467 г. На ее содержание существенное влияние оказало законодательство Новгорода.

Псковская судная грамота состояла из 120 статей, регламентирующих гражданско-правовые отношения, уголовное право, судоустройство и судебный процесс.

Новгородская и Псковская судные грамоты отражали более высокую ступень в развитии русского права по сравнению с законодательством Древнерусского (Киевского) государства. Содержание судных грамот характеризуется системностью в изложении норм; законодатель дает определение некоторых общих положений и понятий. В целом Новгородская и Псковская судные грамоты представляли собой сборники норм феодального права, закреплявшие привилегии господствующего класса и неравное положение зависимых сословий.

Право собственности. Новгородская и Псковская Судные Грамоты являются важнейшими памятниками права при изучении гражданско-правовых отношений Новгорода и Пскова. Как известно, Русская Правда представляла собой кодекс, содержащий преимущественно нормы уголовно-процессуального права. Норм, регулирующих гражданско-правовые отношения, в Русской Правде было очень мало. Кроме того, Русская Правда совсем не упоминала норм, регулирующих земельные отношения. Судные Грамоты в этом отношении существенно отличаются от Русской Правды.

Больше половины всех статей Псковской Грамоты (63 статьи из 120) посвящены нормам гражданского права. Это вполне закономерно. В Киевской Руси развитие товарно-денежных отношений не стояло на таком высоком уровне, как в Новгороде и Пскове. Новгород и Псков вXIIIXV вв. вел оживленную торговлю с русскими и иноземными городами. Чрезвычайно было развито ремесло. Большим спросом на торгах пользовались продукты сельского хозяйства. Высокоразвитая экономическая жизнь республик нашла свое выражение в нормах Судных Грамот.

Таким образом, Судные Грамоты выражали в более развитом виде то русское феодальное право, которое первоначально было зафиксировано в Русской Правде эпохи Киевской Руси.

Даже последующие законодательные памятники Московской РусиXVXVI вв., изданные после Псковской и Новгородской Судных Грамот, а именно: великокняжеский Судебник 1497 г. и царский Судебник 1550 г., менее подробно и тщательно регулировали гражданско-правовые отношения, чем Грамоты.

Экономической основой феодального общества является феодальная собственность на землю. Главной и ведущей формой собственности в феодальную эпоху являлась земельная собственность, которая была основой могущества и силы феодалов и давала им возможность эксплуатировать феодально-зависимое сельское население и осуществлять над ним политическую власть. Поэтому власть феодала над феодально-зависимым населением была необходимой принадлежностью феодальной поземельной собственности и служила ему орудием, обеспечивающим эксплуатацию крепостных.

Право собственности на землю являлось привилегией двух сословий, вместе составлявших господствующий класс: дворянства и духовенства. Переход земли из одних рук в другие, за весьма редким исключением, мог производиться лишь в пределах этих сословий.

В Псковской Судной Грамоте имеется ряд статей, регулирующих право собственности.

Прежде всего, Судная Грамота различает имущество недвижимое (отчина) и движимое (живот).

К недвижимому имуществу относятся: пахотная земля, земля под лесом, исад, т.е. вода или рыболовный участок, двор, клесть (кладовая) и борть (пчельник).

Для лучшей защиты недвижимого имущества, Судная Грамота обставляет приобретение и отчуждение недвижимого имущества большими формальностями, чем движимого.

Из движимого имущества Грамота упоминает: серебро, платье, украшения, вооружение, коня, хлеб, деньги, корову, собаку и другой скот.

Движимое имущество (живот) Судная Грамота делит на «животное» (скот) и «незрячее» (другое имущество). В Грамоте указывается на так называемое право выкупа отчужденной земли. Это право выкупа не распространялось на другие виды имущества, кроме земли. Право выкупа заключалось в том, что собственник земли мог продать другим лицам свою землю, но за ним и за его законными наследниками сохранялось право выкупа проданной земли в течение определенного срока. Поскольку срок выкупа не указан в Грамоте, следует предположить, что этот срок устанавливался сторонами при заключении сделки.

Право выкупа регулировалось следующим образом: лицо, желающее воспользоваться правом выкупа, должно было обратиться в суд с письменными доказательствами, удостоверяющими, что еще не истекло его право выкупа данной земли. Если он не мог представить письменных доказательств, то опор в этом случае решался по желанию ответчика «полем» или присягой истца.

Судная Грамота упоминает основные способы приобретения права собственности: по договорам, по наследству, по давности и приплод.

Всякое лицо, обрабатывающее участок полевой земли и имеющее на нем пашню или двор или пользующееся исадом, т.е. рыболовным участкам, в течение 4—5 лет, считался собственником этой земли или воды. В случае возбуждения кем-либо спора владелец должен, в соответствии с Судной Грамотой, подтвердить владение землей или водой показаниями 4—5 соседей. Если свидетели покажут, что ответчик действительно обрабатывал эту землю или пользовался водой в течение 4—5 лет, а истец за это время не заявлял каких-либо претензий к владельцу, то суд отказывал истцу, а владелец обязан был подтверждать свое право на спорную землю или воду присягой.

Таким образом, для установления права собственности на землю или на воду по давности требовалось четыре условия: во-первых, обработка земли или пользование рыболовным участком в течение 4—5 лет; во-вторых, наличие пашни или двора на спорном участке; в-третьих, показания 4—5 свидетелей; в-четвертых, отсутствие претензий со стороны истца в течение 4—5 лет на спорную землю или воду.

Однако этот способ приобретения права собственности не распространялся на случаи спора о земле, неудобной для обработки (земля под лесом). В этом случае спор разрешался в обычном порядке судом. Но если обе тяжущиеся стороны представляли грамоты на право владения спорным участком леса и при этом выяснялось, что одна и та же часть леса по грамотам оказывалась в межах обоих владельцев, то суд назначал межевщиков, которые устанавливали границы между владениями тяжущихся и показывали эту границу в грамотах сторон. После этого тяжущиеся присуждались к поединку. Сторона, победившая в поединке, выигрывала дело, получала правую грамоту суда на спорный участок леса.

Судная Грамота зафиксировала порядок разрешения споров между владельцем земли или ульев диких пчел со смердами (сябрами), т.е. крестьянами-общинниками. Необходимо отметить, что указанная статья изложена настолько неточно и неясно, что дает основания для различных толкований. Однако, эта статья дает нам возможность установить, как разрешались подобного рода споры. Спор в данном случае мог возникнуть вследствие того, что феодал или монастырь могли приобрести земельный участок или лесной участок с ульями диких пчел у смердов (сябров), или общинников. По истечении определенного времени границы этого участка могли потерять свою определенность.

Наиболее часты были случаи, когда владелец участка, будь то феодал или монастырь, воспользовавшись неопределенностью границ своего участка с землей крестьянской общины, захватывал близлежащие земли из фонда крестьянской общины с целью расширить свою собственную запашку. Об этом свидетельствуют дошедшие до нас правые грамоты.

В этом случае опор разрешался следующим образом: суд направлял межевщиков, которые должны были, согласно показаниям старожилов, определить границы спорного участка с землей крестьянской общины. После этого владелец участка должен был принести присягу на суде о том, что спорная земля принадлежит ему, или мог предоставить принести присягу смердам (сябрам). В этом случае присягали не все смерды (сябры), а, только один из них по их поручению. Присягнувшему владельцу или смерду (сябру) выдавалась правая грамота на владение тем участком земли, который был назван под присягой своим. Следовательно, доказательством правильности границ земельного участка феодала с землей крестьян являлась его очистительная присяга.

Конечно, подобный порядок разрешения споров между представителями господствующего класса и крестьянами-общинниками всячески облегчал отобрание земель у крестьян, что способствовало еще большему их закабалению.

Указанными нормами Судной Грамоты исчерпывается регулирование феодальной поземельной собственности в государстве. Как видно из этих статей, в Новгороде и Пскове существовала развитая система сделок, среди которых значительное место занимали сделки, связанные с установлением и прекращением права собственности на землю.

Одним из способов приобретения права собственности на движимое имущество являласьнаходка. Находке посвящена лишь одна статья. В ней указывается, что если кто найдет какую-либо вещь, а другой признает ее своей, то дело решается так же, как решается вопрос о покупке краденой вещи на рынке введенным в заблуждение покупателем.

Еще один из способов приобретения права собственности на движимое имущество – так называемый приплод. Устанавливалось что лицо, продавшее стельную корову, не могло требовать возвращения телят, родившихся после продажи коровы. Приплод считался собственностью купившего корову.

Согласно Грамоте, истец вчиняет иск к ответчику о взыскании с него коня, коровы, собаки или какого-либо другого животного, утверждая, что это животное принадлежит ему. Если ответчик заявил на суде, что спорное животное является доморощенным, то для установления этого факта достаточно одной его присяги в том, что это животное действительно доморощенное. На этом основании суд должен был отказать истцу.

Из этого очевидно, что законодатель считал приплод настолько простым и очевидным способом приобретения права собственности, что для доказательства этого факта достаточно было очистительной присяги собственника скота для того, чтобы всякому претенденту на его скот было отказано в иске.

Судная Грамота знала такой институт вещного права, как право пользования чужой вещью («кормля»). Как видно из грамоты, этим правом обычно пользовался переживший супруг, который владел движимым и недвижимым имуществом умершего супруга пожизненно, при условии, что он не вступит в новый брак. В противном случае он лишался права пользования этим имуществом, и оно переходило к родственникам умершего супруга.

В некоторых случаях, по завещанию наследодателя, кормля после смерти пережившего супруга подлежала переходу в собственность монастыря.

Лицо, получавшее по завещанию недвижимое имущество в пожизненное пользование, в случае продажи этого имущества обязывалось выкупить проданное имущество, а в дальнейшем лишалось права им пользоваться. И в данном случае законодатель защищал интересы собственника от владеющего несобственника.

Обязательственное право. Статей, посвященных обязательственному праву, насчитывается около сорока. Судная Грамота различает три способа заключения договоров: устный договор, «запись» и «доску». Его оформление осуществлялось в присутствии священника или свидетелей – «людей сторонних». Для заключения некоторых договоров требовался заклад, поручительство или обязательное письменное оформление.

Судная Грамота не упоминает, сопровождалось ли заключение устных договоров символическими обрядами — магарычем, рукобитием и др., имевшими место в Киевской Руси.

Вторым способом заключения договоров являлась «запись». «Запись» представляла собой письменный документ, копия которого сдавалась на хранение в архив Софийского или Троицкого собора. Такая «запись» являлась в судебных спорах официальным документом, не подлежащим оспариванию.

Третьим способом заключения договоров была «доска». В отличие от «записи» «доска» была простым домашним документом, записанным на доске. Копия такого договора не сдавалась в архив. Поэтому достоверность «доски» могла быть оспариваема, а в некоторых случаях доска не считалась достоверным документом. Давать деньги в долг по «доске» можно было в сумме до рубля включительно. Но если кто-нибудь предъявлял иск в сумме свыше рубля и в подтверждение своих требований представлял «доску», то такой документ не имел силы, и если ответчик не признавал этот долг, то истец проигрывал дело.

Таким образом, Судная Грамота знает несколько способов заключения договоров в отличие от Русской Правды, где не упоминаются ни грамоты, ни записи, ни доски.

Судная Грамота признает лишь два вида обеспечения обязательств: порука или поручительство и залог, о которых ничего, не говорится в Русской Правде. Задаток и неустойка не упоминаются в Судной Грамоте. Надо полагать, что хотя экономическая жизнь и была интенсивной в Пскове, она не выработала еще эти сложные правовые формы обеспечения обязательств.

Порука (поручительство). Устанавливалось, что порукой обеспечивался долг на сумму только до рубля включительно. При займе свыше этой суммы порука не могла быть обеспечением займа. Судная Грамота указывает следующие примеры судебных опоров между заимодавцем и должником, за долги которого поручился «поручник» (поручитель).

Если заимодавец предъявлял иск к поручителю, то дело решалась по желанию истца: он мог выйти на судебный поединок с ответчиком или, положив цену иска у креста, дать возможность присягнуть ответчику.

При предъявлении заимодавцем иска к поручителю должник, за которого поручался последний, представлял суду расписку об уплате долга истцу; но эта расписка являлась бесспорной только в том случае, если в государственном архиве хранилась копия расписки. В противном случае истцу предоставлялась возможность взыскать свои деньги с поручителя должника. Лицо, предъявившее иск к поручителю, должно было точно указать цену иска, в противном случае оно теряло право на иск.

В случае бегства должник подлежал выдаче головой поручителю. Это положение так прочно вошло в практику, что если должник, за долги которого поручалось другое лицо, бежал за границу, то власти обращались к соседнему государству с требованием выдачи бежавшего должника.

Выдача должников предусматривалась в различного рода международно-правовых актах Новгородского и Псковского государства с другими государствами.

Таким образом, институт поручительства защищал, прежде всего, интересы собственников и ставил в невыгодное положение должников и их поручителей.

Залоговое право. Законодательство Пскова ставило в привилегированное положение залогодержателя, крупного купца или боярина, всячески ущемляя интересы залогодателя, вынужденного закладывать свое имущество с целью получения займа у ростовщика.

В целях защиты интересов залогодержателя, денежные займы на сумму свыше рубля непременно должны были выдаваться залогодателю под заклад или по формальному договору. В противном случае договор считался недействительным.

Судная Грамота различала два вида залога: залог движимого имущества и залог недвижимого имущества.

При залоге движимого имущества заложенная вещь переходила во владение залогодержателя впредь до уплаты долга.

Однако могли быть такие случаи, когда на суде залогодатель признавал залаженную вещь своей, но отрицал получение денежного займа. В этом случае по дело решалось по желанию залогодержателя. Он мог принести присягу, и тогда он выигрывал дело, или положить у креста хранящуюся у него заложенную вещь, предоставив залогодателю присягнуть и тем самым получить спорную вещь. Судебный поединок как один из видов доказательства в этих делах не разрешался.

В случае если вещь была заложена без формального договора, а затем залогодатель сам требовал заложенную вещь или на суде заявлял, что эта вещь была отдана на хранение, то суд должен был верить на слово залогодержателю относительно размера выданной ссуды. Дело решалось по желанию залогодержателя. Он мог сам принять присягу и тем самым выиграть дело или, положив заложенную вещь у креста, предоставить залогодателю присягнуть и тем решить дело в свою пользу.

Заложенное движимое имущество по своей стоимости могло быть меньше долговой суммы. Если залогодатель отказывался от своего заклада и отрицал получение денег от залогодержателя, то заклад переходил в собственность залогодержателя, а залогодатель освобождался от уплаты долга.

Могли быть и обратные случаи, когда от получения залога и выдачи долговой суммы отказывался залогодержатель. Дело в этом случае решалось по усмотрению залогодержателя. Он мог принести присягу в том, что у него нет заложенной вещи, и тогда он выигрывал дело, или, положив у креста цену заклада, мог предложить присягнуть залогодателю. В этих случаях залогодержатель мог также вызвать залогодателя на судебный поединок.

Залогодержателю предоставлялось право по согласованию с залогодателем в любой стадии процесса (на самом суде, вплоть до последней стадии процесса – принесения присяги) уменьшить цену иска, за что он не платил пени (штраф), как обычно это требовалось в других исках. Залогодержатель мог также совершенно отказаться от своего иска к залогодателю, не требуя от последнего принесения присяги.

Все это свидетельствует о выгодном положении залогодержателя. Выступал ли он на суде в качестве истца или ответчика, все равно дело решалось по его усмотрению. Выбор доказательства предоставлялся ростовщику-залогодержателю. Он мог в любой стадии процесса уменьшить цену иска или совсем отказаться от него, не платя при этом пени. В худшие условия при споре и на суде был поставлен должник-залогодатель.

По Судной Грамоте при залоге недвижимого имущества оно не переходило во владение залогодержателя, как это имело место с движимым имуществом, а оставалось в распоряжении должника-залогодателя. Этим залог недвижимого имущества существенно отличался от аналогичного института в Киевской Руси, а также в Московской РусиXV-XVI вв., где недвижимое имущество переходило во владение залогодержателя.

Собственник мог заложить в обеспечение займа свое недвижимое имущество нескольким залогодержателям, выдав им грамоты, удостоверяющие его право собственности на это имущество. При этом одним залогодержателям выдавались только грамоты собственника, а с другими, помимо выдачи грамот, заключались особые формальные договоры.

В случае смерти собственника для подтверждения факта залога залогодержатели, имевшие только грамоты собственника, но не имевшие формальных договоров, приводились к присяге. Залогодержатели, имевшие и грамоты собственника, и формальные договоры, к присяге не приводились. Если родственники умершего пожелали выкупить заложенное недвижимое имущество, то полученная от выкупа сумма делилась между залогодержателями соответственно размерам займа, выданного каждым залогодержателем собственнику заложенной недвижимости.

Судная Грамота знает следующие виды договоров: купли-продажи, мены, дарения, займа, ссуды, поклажи, имущественного и личного найма и изорничества. Как видно из этого перечня договоров, Судная Грамота знает более развитую систему обязательств, чем Русская Правда. Так, Русская Правда не упоминает о договоре мены, ссуды и имущественного найма.

Договор купли-продажи. Закон и в данном случае строго соблюдал интересы собственника. Так, сделка купли-продажи, совершенная в пьяном виде, считалась действительной при условии, если стороны после вытрезвления признавали ее. В противном случае каждая из сторон была обязана вернуть приобретенное. При разборе дела стороны к присяге не приводились.

Объектом купли-продажи могла быть любая вещь, недостатки которой не могли быть вскрыты при совершении сделки.

Если была продана больная корова то в этом случае сделка расторгалась, корова возвращалась продавцу, а деньги продавца — покупателю.

Если вещь была приобретена на рынке у незнакомого продавца, а затем какое-либо лицо заявляло суду, что эта вещь принадлежит ему, то человек, купивший вещь на рынке, должен был привести 4—5 свидетелей для подтверждения правильности его показаний. Тогда покупатель вещи не считался вором и освобождался от присяги, но должен был возвратить данную вещь ее собственнику. При этом покупатель украденной вещи не платил продажи князю и не возмещал убытков собственника вещи. При отсутствии свидетелей покупатель приводился к присяге в том, что он действительно купил вещь на рынке и не был соучастником кражи. Если он ранее не был замечен в воровстве или не подозревался в краже, то он не считался вором. И в этом случае он должен был возвратить спорную вещь собственнику, освобождаясь при этой от уплаты продажи князю и возмещения убытков собственнику.

Такой же порядок возвращения пропавших вещей применялся и в отношении вещей, купленных в чужой земле или городе.

Таким образом, собственник мог истребовать свою вещь от всякого, к кому она незаконно попала, даже от добросовестного покупателя, который при этом терял уплаченные им деньги. Так закон стоял на страже интересов собственника, купившего недоброкачественную вещь или совершившего сделку в пьяном виде.

Русская Правда совершенно не упоминает о купле-продаже недвижимого имущества — земли, дома и т.д. Между тем Судная Грамота знает подобного рода сделки с недвижимым имуществом.

В грамоте говорится о споре по поводу земли или лесного участка с ульями диких пчел. Лицо, купившее землю или лесной участок с ульями диких пчел у крестьянской общины, в случае спора с ними о границах участка должен был предъявить суду свою купчую грамоту, а крестьянская община — крепостные акты на спорную землю. Затем стороны приглашали межевщиков, которые, на основании купчей грамоты истца разграничивали участок истца от смежных участков крестьянской общины. После этого истец должен был присягнуть в том, что спорная земля принадлежит ему. В случае присяги он получал от суда правую грамоту на владение опорным участком земли. Таким образом, достаточно было одной клятвы помещика, чтобы спорная земля была объявлена его собственностью. Так закон защищал интересы помещика или монастыря в случае спора их с крестьянской общиной.

Сделка купли-продажи земельного участка должна была оформляться письменными документами. При заключении сделки требовалось в обязательном порядке присутствие свидетелей.

Договор мены. Согласно Грамоте, мена могла быть признана недействительной, если стороны находились в пьяном виде и после вытрезвления одна или обе стороны признали сделку невыгодной. Стороны возвращали друг другу полученное и к присяге как доказательству правильности их утверждений, не приводились.

Договор дарения. Русская Правда не знала этого вида договора. Судная Грамота упоминает о дарении лишь в одной статье. Статья предусматривает дарение движимой и недвижимой собственности. Для действительности акта дарения требовалось, чтобы передача имущества и дарственной грамоты производилась в присутствии пода или «пред сторонними людьми», т.е. свидетелями. Несоблюдение этих условий влекло за собой признание недействительности акта дарения. В случае смерти дарителя получивший владел имуществом, хотя бы об этом дарении ничего не упоминалось в завещании.

Договор займа («заим»). Заем регулировался Судной Грамотой довольно подробно. Ему посвящен ряд статей. Судная Грамота предусматривает такие вопросы займа, как формы его совершения, исполнение, «гостинец» (проценты).

Разрешалось давать взаймы без формальной записи или без заклада на сумму до рубля включительно. Поэтому если кто-нибудь предъявлял иск на сумму свыше рубля по простой доске, не обеспеченной закладом, то в случае непризнания этого иска ответчиком истец проигрывал дело.

Таким образом, для признания договора займа на сумму свыше рубля действительным требовалось заключение формального договора или обеспечение займа закладом.

С другой стороны, должник, возвратив долг заимодавцу, должен был иметь у себя формальную платежную расписку, копия которой хранилась в государственном архиве. В случае спора на суде об уплате долга платежная расписка считалась недействительной, если копии расписки не было в архиве. Далее дело решалось так, как решались дела о торговых займах, а именно: дело решалось по желанию истца. Он мог выйти на судебный поединок с ответчиком или, положив цену иска у креста, давал возможность присягнуть ответчику. Если должник к моменту возращения долга скрывался, то все убытки, связанные с его задержанием (пошлина приставу и содержание под стражей), взыскивались с должника.

Проценты по займам. Судная Грамота регулировала взимание «гостинца» или процентов по займам. Русская Правда содержала статьи, ограничивающие проценты по займам. Кроме того, она различала проценты — месячные, третные и годовые. Однако Грамота не установила максимального размера процентов и не различала месячных, третных и годовых процентов. По всей видимости, размер процентов обуславливался соглашением сторон.

Заимодавец мог требовать от должника «гостинец» (процент) только в том случае, если между ними заключена «запись» — формальное соглашение. Заимодавец лишался права взыскания «гостинца» в случае, если требовал от должника уплаты долга раньше истечения срока займа. С другой стороны, если должник возвращал свой долг заимодавцу раньше срока, то «гостинец» соответственно уменьшался.

Если долг с процентами не был уплачен в срок, предусмотренный соглашением сторон, заимодавец при предъявлении иска должен был обратиться в суд с тем, чтобы последний решил вопрос о начислении процентов за последующий период. В противном случае проценты уплачивались только за срок, обусловленный договором.

Из приведенных данных видно, что Грамота во всех случаях становилась на сторону ростовщиков.

Русская Правда предусматривала несколько видов несостоятельности. Однако Грамота не предусматривала последствий при неуплате займа. Лишь в одной статье говорилось, что в случае неуплаты одного рубля за нанесение побоев на суде своему противнику виновный выдавался головой обиженному. Остается предположить, что несостоятельный должник также выдавался головой заимодавцу впредь до отработки своего долга.

Договор ссуды. О регулировании договора ссуды в Судной Грамоте имеются всего лишь две статьи. Ссуда называлась «зсудиа» или «съсудиа».

Грамота следующим образом регулировала договор ссуды: в случае смерти собственника к его наследникам могло обратиться какое-либо лицо с требованием о возврате серебра, платья, украшений или какого-либо другого движимого имущества, отданного им собственнику в виде ссуды. В случае оставления умершим завещания, копия которого хранилась в государственном архиве, притязания истца признавались действительными только в том случае, если у него имелась формальная запись или заложенная умершим вещь. Простая доска без заклада не имела доказательной силы.

С другой стороны, если кто-либо при жизни собственника получил ссуду, а затем у наследников умершего не оказалось ни заложенной вещи, ни формальной записи, то наследники не имели права требовать от такого лица возвращения им ссуды. Этой единственной статьей и исчерпывается договор ссуды.

Договор поклажи («соблюдениа» или «зблюдениа»). Если в Русской Правде была всего лишь одна статья посвященная договору поклажи, то Судная Грамота договору поклажи посвящает несколько статей. Для признания договора поклажи действительным требовалось соблюдение следующих условий:

1. Заключение «записи» или формального договора. Договор по простой доске признавался недействительным.

2. В «записи» нужно было письменно обозначить вещи, отданные на хранение.

3. В случае отдачи вещей на хранение вследствие пожара, разграбления народом дома или отъезда в чужую землю иск о возврате отданных на хранение вещей должен быть предъявлен в течение одной недели после пожара, разграбления дома или приезда из чужой земли.

Если при указанных выше обстоятельствах это условие было соблюдено, но ответчик отрицал факт получения вещей на хранение, то дело решалось по желанию ответчика: он мог сам принять присягу или вызвать на судебный поединок истца, или, положив у креста цену иска, мог предоставить возможность присягнуть истцу.

Точно так же разрешался спор на суде, когда наймит, взявшийся пахать землю или пасти скот, возбуждал иск о хранении своих вещей. И в этом случае дело решалось по усмотрению ответчика, т.е. собственника.

Судная Грамота также защищала интересы наследников, получивших наследство от собственника. К наследникам умершего собственника мог быть предъявлен иск о возврате вещей, отданных на хранение еще при жизни собственника. Если наследодатель оставлял завещание, копия которого находилась на хранении в архиве, то притязания истца признавались действительными только в том случае, если у него имелась формальная запись. Простая доска не могла предъявляться как доказательство.

С другой стороны, если кто-либо при жизни собственника получил от него вещи на хранение, но у наследников умершего не оказалось формальной записи, то наследники не имели права требовать эти вещи от данного лица.

Договор имущественного и личного найма. Русская Правда совершенно не упоминала о договоре имущественного найма. В Судной Грамоте содержится всего лишь одна статья, посвященная имущественному найму, хотя можно предполагать, что такие договоры в условиях большого торгового города совершались весьма часто.

В Грамоте говорится: «А подсуседник на государи ссудьи или иного чего волно искати». «Подсуседник» — это наниматель дома или части усадьбы. Съемщик дома или части, усадьбы должен был оплачивать наем своей работой. Поэтому подсуседники находились в экономической зависимости от хозяев дома. До Судной Грамоты подсуседники не могли обращаться в суд с иском к хозяевам дома, так как закон рассматривал подсуседников как одну из категорий зависимых людей. Судная Грамота в этом отношении делает шаг вперед, разрешая подсуседнику вчинять иски к хозяину дома по поводу обязательства, вытекающего из найма помещения.

Более подробно регулирует Грамота договоры личного найма. Договор личного найма оформлялся путем записи — формального договора. Но если письменного договора не было, то закон разрешал наемным работникам требовать свою заработную плату по суду, путем так называемого «заклича», то есть публичной огласки своих требований на торгу.

При отсутствии записи подобного рода споры решались по желанию ответчика. Он мог положить у креста цену иска, предоставив, возможность присягнуть истцу, или мог принести присягу сам.

Наемный работник, заключив договор с хозяином на известный срок, мог уйти от него и раньше истечения срока. В этом случае он получал плату соответственно проработанному времени. Исковая давность была установлена по этим делам сроком в один год. По истечении года работник терял право на предъявление иска к своему хозяину.

Судная Грамота упоминает случай спора хозяина-мастера с учеником, которого мастер обязался обучить какому-либо ремеслу. Если ученик утверждал, что он уплатил мастеру за обучение, а мастер отрицал это, то дело решалось по желанию мастера-хозяина. Он мог принести присягу в том, что ученик действительно должен ему определенную сумму, или предоставить возможность ученику принести присягу.

Таким образом, во всех случаях споров помещиков, купцов с наемным работником закон стоял на стороне собственников, охраняя и защищая их интересы. Обычно дело решалось по желанию собственника. Закон устанавливал весьма короткие сроки иска наемных работников к их хозяевам и тем затруднял им возможность получить с собственника заработанные деньги.

Изорничество. Подобно институту закупничества эпохи Русской Правды, Судная Грамота устанавливает аналогичный институт изорничества. Изорника нельзя смешивать со смердом-крестьянином, который владел участком земли и имел свои орудия для обработки земли. Кроме того, смерды платил ли тягло государству, тогда как изорники несли повинности и платили подати только в пользу своих феодалов.

Вместе с тем изорники отличались по своему правовому положению и от наймитов. Изорники — это одна из категорий феодально-зависимых людей. Наймиты не знали тех правовых ограничений, которые применялись к изорникам. Так, наймиты могли в любое время уйти от своего хозяина, даже не выполнив своих обязательств, чего не могли делать изорники.

Взаимоотношения между помещиком и изорником, в частности выдача изорнику «покруты», т.е. подмоги, могли оформляться путем «записи» — формального документа. Но если по каким-либо причинам записи не было, то помещику предоставлялось право предъявить иск к изорнику путем так называемого «заклича», т.е, объявления о долге шорника на торгу. В этом случае представления документов, подтверждающих иск, не требовалось. Когда изорник отрицал факт получения «покруты», то помещик для подтверждения своих претензий мог представить на суд 4—5 свидетелей и, принеся присягу, выигрывал иск.

Таким образом, Судная Грамота предоставляла феодалу право различными способами доказывать свой иск на суде к изорнику, т.е. путем записи, свидетельских показаний и клятвы, а если этих доказательств не было, то закон предоставлял помещику право прибегать к «закличу», по которому не требовалось представления документов.

В ином положении оказывался изорник, предъявивший иск к феодалу. Иск изорника на основании простой доски не имел доказательной силы. Будучи феодально-зависимым, изорник имел право, возвратив «покруту» и рассчитавшись с феодалом, или монастырем, уйти к другому хозяину. Однако это могло иметь место не в любое время, а лишь один раз в году, а именно в день Филиппьева заговенья (14 ноября по старому стилю). Это свидетельствует о том, что процесс закрепощения крестьян зашел так далеко, что до окончательного закрепощения остался всего лишь один шаг — отмена права перехода от одного феодала к другому.

Судная Грамота устанавливала, что феодал мог отказывать изорнику также в день Филиппьева заговенья, если он хотел получить причитающуюся с изорника часть урожая или улова рыбы. В Грамоте указывается, что феодал, отказав изорнику не в тот срок, который был указан в законе, лишался права получения с изорника узаконенной части урожая или улова рыбы. При этом все равно изорник должен был покинуть землю или рыбную ловлю помещика.

Таким образом, предписание закона об изорничьем отказе один раз в году (в день Филиппьева заговенья) было обязательным лишь для изорников. Феодал мог согнать со своей земли изорника в любое время.

Судная Грамота ставила изорника в кабальное положение. Это видно из следующих данных.

Изорник-рыболов по болезни или другим причинам мог пропустить весенний лов. Однако наличие уважительных причин не освобождало изорника-рыболова от уплаты помещику обусловленной суммы.

Если отказ феодала в предоставлении изорнику права дальнейшего пребывания на его земле произошел в срок, указанный в Судной Грамоте, то между изорником и помещиком производился полный расчет, в частности, изорник должен был вернуть «покруту». Кроме того, феодал получал с изорника половину урожая или улова рыбы. Но и после полного расчета изорника он должен был выполнять некоторые повинности в пользу феодала. Таким образом, бывший изорник должен был отбывать так называемую повозную повинность в пользу своею бывшего хозяина, независимо от того, ушел изорник сам или был изгнан феодалом.

Судная Грамота предусматривала суровую ответственность изорника, бежавшего от помещика, который имел право в присутствии волостных старост и сторонних людей продать имущество изорника и вырученные деньги взять себе в погашение выданной изорнику «покруты».

Если суммы, вырученной от продажи имущества изорника, было недостаточно для погашения долга, то по возвращении изорника помещик имел право предъявить к нему иск на остальную сумму. Изорник же не имел права требовать возврата проданных помещиком вещей.

Наследственное право. Судная Грамота довольно подробно регулировала наследование имущества.

Анализ этих норм позволяет прийти к выводу, что наследственное право стояло на более высоком уровне, чем Киевском государстве в эпоху Русской Правды.

Судная Грамота как и Русская Правда, признавала наследование по завещанию («приказное») и наследование по закону («отморшина»). В наследство могли передаваться не только движимое имущество («живот»), но и недвижимое («отчина»).

В Киевском государстве в эпоху Русской Правды письменная форма завещания была не обязательна. По-иному ставится вопрос о форме завещания в Новгороде и Пскове. Здесь преобладала письменная форма завещания. Как правило, духовное завещание оформлялось в виде «записи», т.е. формального договора, копия которого должна была храниться в архиве.

В отдельных случаях право на получение наследства по завещанию можно было доказать с помощью 4—5 свидетелей которые присутствовали при устном волеизъявлении завещателя, причем эти показания свидетелей подкреплялись присягой наследника.

Предъявлять иск к лицам, получившим наследство по завещанию, можно было лишь на основании «записи» или доски, обеспеченной закладом.

Простая доска, предъявленная суду в целях получения имущества умершего, не имела доказательной силы.

По Судной Грамоте наследниками по закону могли быть переживший супруг и родственники по нисходящей линии (дети), по восходящей линии (родители) и по боковой линии (братья и сестры). В первую очередь призывались к наследованию по закону переживший супруг и дети умершего. Если их не было, то призывались родственники по восходящей линии, а если и этих родственников не было, то наследство получали братья и сестры.

В случае смерти жены или мужа имущество умершего наследовал переживший супруг при условии, что он не вступает во второй брак.

В случае смерти изорника его жена и дети не имели права отказываться от уплаты помещику «покруты», следовательно, они рассматривались прямыми наследниками умершего изорника.

Если переживший супруг вступал в брак вторично то согласно Грамоте он лишался права пользования имуществом умершего супруга, как движимым так и недвижимым. Это имущество переходило к родителям умершего супруга, а при отсутствии их — к братьям и сестрам умершего. Родители умершего или его родственники по боковой линии имели право истребовать от пережившего супруга, вступившего во второй брак, даже платье умершего.

После смерти изорника при отсутствии у него жены, детей и родителей в наследование имущества умершего мог вступить его брат или другие родственники по боковой линии.

Все приведенные факты свидетельствуют о том, что к наследованию по закону привлекались по очереди жена и дети, затем родители и, наконец, братья и сестры.

Судная Грамота устанавливала облегченный порядок разрешения споров между наследниками после смерти наследодателя. Отец, мать, сын, брат, сестра или кто-нибудь другой из близких родственников имели право предъявлять иск друг к другу на основании простой доски по поводу вещей, отданных наследодателем своим родственникам, или по поводу имущества, взятого наследодателем у кого-либо из его родственников. Этот порядок не распространялся на посторонних людей.

Судная Грамота предусматривала случай лишения наследства. В ней указывалось, что сын, ушедший из дома и отказавшийся кормить отца или мать до их кончины, лишался своей доли наследства после смерти родителей.

Братья, получившие наследство по закону или завещанию, должны были сообща, владеть им, не деля на доли. Но если кто-нибудь предъявит иск к братьям о взыскании долга с наследодателя и при этом «записи» не будет, то старший сын должен был присягнуть в том, что он не знал о существовании этого долга. Если же он признавал долг, то должен был уплатить его из общего имущества. Оставшееся имущество подлежало разделу между наследниками.

Если один из наследников неразделенного имущества брал что-нибудь из этого имущества, а затем отрицал факт присвоения, то он должен был принести присягу в том, что ничего не взял. Но после этого случая совместное владение становится невозможным, и наследники имели право произвести раздел имущества.

Таким образом, наследственное имущество без особых на то причин не подлежало разделу на отдельные доли по числу наследников, а должно было оставаться в нераздельной собственности их всех. Раздел на доли мог производиться лишь в двух случаях. Во-первых, когда к наследникам предъявлялся иск о долге наследодателя и для уплаты долга приходилось продавать неразделенное имущество. Оставшуюся после уплаты долга сумму делили между всеми наследниками. Во-вторых, раздел общего имущества наследников производился тогда, когда один из наследников присваивал часть неразделенного имущества и тем самым делал совместное пользование и владение этим имуществом невозможным. Судная Грамота отдельно регламентирует наследование имущества изорников.

После смерти изорника жена и дети обязаны уплатить помещику «покруту», которая была в свое время получена изорником.

Если у умершего изорника не было жены или родственников по нисходящей или восходящей линии, то брат или другие родственники умершего по боковой линии могли при желании претендовать на наследство при условии, если они уплатят «покруту». При этом наследники не должны утаивать от помещика имущество умершего. Но если помещик в целях обеспечения «покруты» брал лошадь или корову умершего изорника, то наследники могли требовать это имущество по суду.

В случае отсутствия у родственников у умершего изорника феодал имел право продать его имущество для получения выданной изорнику «покруты». Если затем и выявлялись родственники, они не имели права требовать с феодала возвращения проданного им имущества.

Понятие и виды преступлений. Понятие преступления в Новгороде и Пскове значительно изменилось по сравнению с понятием преступления, существовавшим в эпоху Киевской Руси. Русская Правда под преступлением понимала нанесение какого-либо материального, физического или морального ущерба отдельному лицу или лицам. Русская Правда еще не упоминала о преступных деяниях, направленных против государства в целом или против отдельных должностных лиц. Конечно, на практике в Киевской Руси существовали государственные преступления, и они жестоко наказывались государственной властью. Об этом упоминается в летописях. Но в Русской Правде об этом ничего не говорилось.

Большим шагом вперед в развитии понятия преступления по русскому праву является понятие преступления, данное Судной Грамотой. Под преступлением подразумевался не только вред, причиненный отдельному частному лицу, но и государству в целом. Поэтому Судная Грамота упоминает политические преступления, о которых ничего не говорится в Русской Правде.

По Русской Правде преступление называлось «обидой». Судная Грамота не содержит специального термина для обозначения понятия преступления.

Субъектами преступления по Судной грамоте могли быть все свободные, хотя бы и зависимые от феодала люди. Упоминания о холопах здесь нет, но можно допустить, что правосубъектность холопов в Пскове регулировалась нормами Русской Правды.

Русская Правда не считала преступлением убийство господином своего холопа. Убийство чужого раба рассматривалось лишь как нанесение материального ущерба его хозяину. Нет никакого сомнения в том, что холопы находились в таком же бесправном положении, как и в Киевской Руси.

Если преступление совершило одно лицо, то это лицо должно было уплатить вознаграждение потерпевшему и продажу в пользу князя, предусмотренную законом. В случае совершения одного и того же преступления несколькими лицами виновные несли долевую ответственность, т.е. все вместе они должны были уплатить причитавшиеся потерпевшему вознаграждение и продажу в пользу князя. А потерпевшие, независимо от их числа, получали все вместе предусмотренное законом вознаграждение.

Если любое количество потерпевших предъявит обвинение в побоях к любому числу виновных, то денежное вознаграждение присуждается им всем в размере одного рубля и продажа в пользу князя взыскивается в одинарном размере независимо от того, сколько было виновных.

В Судной грамоте предусматривались виновные и невиновные деяния. Закон во всяком случае предусматривает исключение ответственности при отсутствии вины.

В Грамоте говорится, что если ответчик, подлежащий приводу в суд, будет сопротивляться и совершит убийство истца, он привлекается к ответственности как убийца.

С другой стороны, если пристав с потерпевшим приедут во двор подозреваемого в воровстве для производства обыска, а беременная женщина, проживающая в этом доме, испугается и выкинет младенца, то, как предписывала Судная Грамота, пристава или истца нельзя обвинить в убийстве ребенка.

Таким образом, в первом случае, виновный, убивший истца, привлекался к ответственности как убийца, а в другом случае виновный, напугавший беременную женщину, освобождался от ответственности.

Судная Грамота не отвечает на вопросы, освобождается ли от наказания собственник, убивший вора в своем дворе, является ли смягчающим вину обстоятельством состояние опьянения преступника, и, наконец, различается ли покушение от оконченного преступления. Нужно предполагать, что, поскольку нормы Русской Правды действовали на территории Новгорода и Пскова, как и в других русских землях того времени, эти вопросы регулировались Русской Правдой.

Виды преступлений. В Новгороде и Пскове в связи с процессом дальнейшего закрепощения феодально-зависимого населения стали усиливаться классовые противоречия. Это нашло свое выражение в том, что за наиболее серьезные преступления, нарушающие интересы господствующего класса, была введена смертная казнь, о которой в Русской Правде ничего не говорилось. Денежный штраф — продажа — еще широко применялся как наказание, однако уже отошел на второй план.

В Судной Грамоте предусматривалась значительно больше деяний, признаваемых социально опасными, нежели в Русской Правде.

Судная Грамота определяла следующие виды преступлений.

а) Государственные преступления. Из числа государственных преступлений Судная Грамота, собственно, указывает на одно преступление,— перевет. Перевет — государственная измена. Виновные в совершении перевета наказывались смертной казнью.

Не случайно понятие перевета появилось впервые в Пскове и Новгороде. Эти республики граничили с Литвой и владениями немецкого Тевтонского ордена. Вся история Новгорода и Пскова характеризуется систематическим нападением немецких «псов-рыцарей» и литовских феодалов.

Случаи перевета зафиксированы еще вXIII в. В Пскове оказалась небольшая боярская партия во главе с неким Твердилой Ивановичем, которая в 1240 г. сдала город немцам. Немецкий ставленник и переветник Твердила сделался правителем города. Только в 1242 г. в результате побед Александра Невского над «псами-рыцарями» Псков освободился от немецкой кабалы, а «переветники повеша».

б) Имущественные преступления. Судная Грамота регулировала имущественные преступления более детально, чем Русская Правда. К ним относились: татьба, разбой, грабеж, наход и поджог.

Татьба, или кража, делилась на квалифицированную и простую. К квалифицированной татьбе относилась кромская татьба, конокрадство, а также татьба, совершенная в третий раз. Квалифицированная татьба наказывалась смертной казнью.

В Новгородском и Псковском Кремле хранились запасы и государственная казна. В Кремле происходили вечевые собрания, находился княжий двор и торг. Естественно, что кража из Кремля считалась квалифицированной кражей со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Простой татьбой считалась татьба, совершенная в первый и второй раз, за исключением татьбы из Крома и конокрадства. Простая татьба наказывалась продажей — денежным штрафом в пользу князя и вознаграждением в пользу потерпевшего.

Кража мелкого рогатого скота и домашней птицы регламентировалась отдельной статьей Грамоты.

Как видно из указанных статей, Судная Грамота не различала кражи из закрытых помещений от кражи из открытых помещений. Независимо от того, откуда произошла кража, если она была совершена в первый или второй раз, виновный платил продажу в пользу князя в размере 9 денег.

Хотя в Грамоте говорится лишь о продаже в пользу князя, но вероятно, что пострадавший также получал денежное вознаграждение от вора.

Что же касается кражи мелкого рогатого скота и домашней птицы, то в Грамоте прямо указывается не только продажа в пользу князя в размере 2—3 денег, но и денежное вознаграждение в пользу потерпевшего.

Так наказывался вор за первую и вторую татьбу. Но «в третий ряд (раз) изличив живота ему не дати (крам) кромскому татю», т.е. поступать с ним так, как с «кромским татем».

О происшедшей краже потерпевший должен был немедленно сообщать старосте, ближайшим соседям или посторонним лицам, которые окажутся на месте совершения преступления. Если кража произведена на пиру, то такое заявление должно быть сделано пировому старосте или гостям, но не хозяину дома, где происходил пир, так как это дело его не касается.

Если потерпевший одновременно заявит на кого-либо подозрение, то подозреваемый может освободиться от ответственности, присягнув в том, что он не совершил эту татьбу. Присяга обычно совершалась на торгу, но закон разрешал в подобных случаях приносить присягу и на месте совершения кражи.

Если украденная вещь через некоторое время будет обнаружена у какого-либо лица, но оно заявит, что эту вещь купило, то купивший украденную вещь должен указать того человека, у которого он купил. В этом случае последний отвечал по суду перед потерпевшим. Это так называемый свод, известный еще в Русской Правде. Свод мог продолжаться от одного подозреваемого в краже до другого, до тех пор, пока, наконец, не будет обнаружено лицо, укравшее эту вещь.

В случае если украденная вещь была куплена у неизвестного продавца и во время совершения этой сделки присутствовали свидетели, то достаточно показания четырех или пяти свидетелей на суде, чтобы подозреваемый в краже был оправдан.

Если подозреваемый не может указать лицо, у которого он купил украденную вещь, или представить 4—5 свидетелей, присутствовавших при покупке этой вещи, то он должен принести очистительную присягу. В случае если этот человек ранее не подозревался в краже, а сейчас своими соседями также не подозревается в этом, то он освобождался от ответственности. Это означало, что он не платил продажу в пользу князя и денежного вознаграждения в пользу потерпевшего, но был обязан вернуть украденную вещь ее собственнику.

Такой же порядок установлен и в том случае, когда вещь куплена в чужой земле или найдена где-либо, а другое лицо утверждает, что эта вещь у него украдена.

По Судной Грамоте был установлен следующий порядок обыска и выемки поличного. Обыски и выемка поличного производились судебными приставами в присутствии 2—3 понятых. Если подозреваемый в краже не пустит их к производству обыска, что подтвердят понятые, а сами приставы подтвердят это присягой, то подозреваемый привлекается к ответственности как вор. Но если приставы оклеветали подозреваемого, то их показания не имели силы, а потерпевший в этом случае проигрывал дело.

Таким образом, если у подозреваемого произведен обыск и при этом обнаружена украденная вещь, то для обвинения в краже обвиняемого не нужно больше никаких других доказательств.

Изъятые при выемке вещи обычно сдавались приставом посторонним лицам или в суд на хранение впредь до рассмотрения этого дела судом.

Но если у подозреваемого произведен обыск и он не дал положительных результатов, то это являлось полным основанием к отказу потерпевшему в иске.

Законодатель весьма недоверчиво относился к тем случаям, когда вор сам указывал на других лиц, якобы причастных к краже. В судебной практике были часты случаи, когда вор, желая оклеветать кого-либо, указывал на этих людей как на соучастников или пособников кражи. В этом случае требовалось, чтобы был произведен обыск у лиц, оговоренных вором. Но если при обыске краденые вещи не были обнаружены, то дело на этом прекращалось. Других каких-либо дополнительных действий для сбора доказательств против таких лиц не производилось.

Судная Грамота не устанавливала различий между грабежом и разбоем. За эти преступления было установлено одинаковое наказание — продажа в пользу города – 9 гривен, в пользу князя— 19 денег и в пользу князя и посадника — 4 деньги.

Рассмотрение дел о грабежах обставлялось рядом формальностей. Прежде всего суд должен был допросить самого потерпевшего обо всех обстоятельствах дела. Кроме того, потерпевший должен был указать суду тех лиц, которым он заявлял о грабеже. Если послух, вызванный в суд, подтверждал это обстоятельство, то дело решалось по желанию ответчика. Последний имел право или выйти на поединок с послухом или положить у креста цену иска, обязав послуха присягнуть, что он показывает правду.

Примирение потерпевшего с преступником было возможно на любой стадии процесса по тем делам, по которым полагалась продажа в пользу князя и денежное вознаграждение в пользу пострадавшего. Такое примирение, в частности, было возможно и по делам о татьбе и разбое. Поэтому если пострадавший отказывался от своего иска к вору или разбойнику, то в этом случае и князь лишался своей продажи с виновного. По этому вопросу в Грамоте говорится следующее: «А на татии и на разбойники же, чего истец не возьмет, и князю продажа не взяти».

Такое примирение сторон было возможно по делам, по которым виновный наказывался продажей. Если же виновный совершил, например, квалифицированную татьбу, за которую полагалась смертная казнь, то такое примирение было уже невозможным.

Псковская Судная Грамота выделяет некоторые преступные деяния, которые, не будучи грабежом в буквальном смысле этого слова, приравниваются по своей опасности к грабежу. Таким действием считалось самовольное взятие истцом какого-либо имущества у ответчика. Истец в этом случае привлекался к ответственности как разбойник. Кроме того, он должен уплатить: продажу в пользу князя в размере рубля, а также внести причитающуюся плату приставу.

В Судной Грамоте упоминается особый вид преступления — наход, за совершение которого виновные наказывались так же, как за разбой и грабеж. Под находом понимался разбоем, произведенным шайкой.

Наконец, к числу имущественных преступлений относился поджог, который наказывался смертной казнью. Если против «зажигалника» не было улик, а только подозрение, то он освобождался от ответственности, присягнув в том, что он данного преступления не совершал.

в) Преступления против личности. Наиболее серьезным преступлением среди этой категории дел считалось вырывание бороды. За это преступление полагалось денежное вознаграждение в пользу потерпевшего в размере двух рублей, а также продажа в пользу князя.

В данном случае мы наблюдаем прямую преемственность от Русской Правды, которая также установила повышенную ответственность по сравнению с другими преступлениями этой категории за вырывание бороды и усов.

Из других преступлений этой категории Судная Грамота указывает побои. За побои полагался денежный штраф в пользу потерпевшего в сумме одною рубля, а также продажа в пользу князя.

Потерпевший должен сообщить о нанесенных ему побоях своим соночлежникам или участникам обеда. Суд вызывал кого-либо из них, и если свидетель подтверждал, что потерпевший действительно сообщал ему о побоях, то разбор дела происходил по желанию подозреваемого: он должен был или выйти на судебный поединок с послухом потерпевшего или положить у креста цену иска, заставив послуха присягнуть, что последний говорил правду на суде.

Но если драка произойдет на рынке, на улице или на пиру в присутствии многих очевидцев и если 4—5 из них укажут на суде, кто кого бил, то этого вполне достаточно для обвинения тех или иных лиц в нанесении пострадавшему побоев.

В тех случаях, когда несколько человек нанесли побои одному или нескольким лицам, денежное вознаграждение в пользу потерпевших взыскивалось в размере одного рубля, независимо от числа виновных и потерпевших. Точно так же со всех виновных вместе взыскивалась продажа или штраф в пользу князя в одинарном размере.

Дела о побоях могли быть прекращены в любой стадии процесса. Продажа в пользу князя не уплачивалась до тех пор, пока стороны не вызывали через пристава друг друга на суд. После вызова в суд, даже если и состоялось примирение сторон, виновная сторона все же уплачивала продажу в пользу князя на общих основаниях.

Для чужеземцев были установлены более легкие способы доказательства по делам о побоях и ограблении. Эта категория лиц освобождалась от представления в суд послуха, который должен был подтвердить факт побоев или ограбления. Это обусловливалось тем, что чужеземцу труднее было найти послуха, который согласился бы выйти на судебный поединок с ответчиком. В этом случае дело решалось следующим образом: ответчик должен был присягнуть в том, что он не бил и не ограбил истца или, по желанию, положить у креста цену иска, обязав истца присягнуть в том, что он был ограблен или избит ответчиком.

К числу преступлений об оскорблении действием Судная Грамота относит нанесение кому-либо побоев в присутствии представителей судебных властей. В этом случае виновный должен был уплатить обиженному один рубль, а если у него не было денег, то он выдавался обиженному с головой. Кроме того, виновный должен был уплатить продажу или штраф в пользу князя.

Ряд статей Судной Грамоты регулировал наказания за убийство.

Если по Русской Правде за убийство полагался денежный штраф в пользу князя (««вира»), то по Псковской Судной Грамоте денежный штраф за убийство, как и за всякое другое преступление, назывался продажей. Судная Грамота не знает также «дикой виры». За убийство была установлена продажа в размере одного рубля. Семья убитого, по всей видимости, также получала вознаграждение от убийцы, хотя об этом ничего не говорилось в Судной Грамоте.

Отцеубийство и братоубийство наказывалось продажей, так же как и обыкновенное убийство.

Убийство считалось преступлением и в том случае, если ответчик, задержанный истцом, сопротивлялся с оружием в руках и совершил смертоубийство.

С другой стороны, как об этом упоминалось выше, не считалось преступлением, если пристав, приехав для обыска в чужой дом, испугает беременную женщину и она выкинет младенца.

Из других видов преступлений Судная Грамота упоминает об оскорблении судебного привратника и тайный посул судье.

В эпоху Русской Правды стороны являлись в суд вместе с целой толпой родственников, послухов и видаков. Судная Грамота запрещала сторонам явку на суд со своими пособниками. В судебную горницу допускались лишь двое тяжущихся. Исключение допускалось для женщин, малолетних, монахов и монахинь, престарелых и глухих, которые имели право приглашать в суд своих пособников.

Если пособник той или иной стороны пытался силой проникнуть в горницу, где происходил суд, и при этом ударил судебного привратника, то суду надлежало заклепать виновного в колодку и взыскать с него рубль продажи в пользу князя, а также 10 денег в пользу потерпевшего привратника.

Это преступление, направленное против порядка управления, несомненно, считалось одним из наиболее серьезных, так как в данном случае нарушалась нормальная работа суда.

Судная Грамота запрещала судьям (князю, посаднику и другим должностным лицам суда) брать с лиц, которые обращались в суд, тайные поборы или принимать посулы. Если судебное должностное лицо насильно отнимало у тяжущегося одежду или коня в счет обещанного, то виновный привлекался к ответственности как за грабеж со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Некоторые преступления, часто встречающиеся на практике, в ней не упоминаются. Так, не имеется норм, регулирующих нанесение увечий — отнятие руки, пальцев, ноги, выбитие зуба, а также нанесение ран оружием, палкой и т.д. Как известно, Русская Правда весьма детально регламентировала подобного рода преступления.

Отсутствие подобных норм в Судной Грамоте может быть объяснено тем, что в Новгороде и Пскове продолжали действовать нормы Русской Правды и законодатель не счел нужным повторять их в Судной Грамоте. В Грамоте помещались лишь новые нормы или те нормы, которые отменяли или изменяли старые нормы Русской Правды или пошлины. В Судной Грамоте не упоминается о половых преступлениях. Порядок преследования этих преступлений, как и в эпоху Русской Правды, регламентировался специальными церковными уставами, и разбор дел по этим преступлениям производился в церковных судах.

Виды наказаний. Как известно, Русская Правда не знала смертной казни. Основным видом наказания был денежный штраф — вира и продажа. Конечно, смертная казнь в Киевской Руси имела место, особенно в период подавления городских и крестьянских восстаний или в период борьбы князей за власть. Но это считалось чрезвычайным средством расправы а в обычное время при совершении наиболее серьезных преступлений прибегали к «потоку и разграблению.

За наиболее важные преступления в Новгороде и Пскове полагалась смертная казнь. Судная Грамота признавала следующие виды наказаний:

1. Смертная казнь.

2. Продажа.

Смертная казнь была установлена за «перевет» (измену), кражу из Кремля, конокрадство и поджог и за кражу, совершенную в третий раз.

Какими способами осуществлялась смертная казнь в Новгороде и Пскове, в самой Судной Грамоте не упоминается.

Однако летописи зафиксировали несколько случаев смертной казни.

Воров сжигали или вешали. Так, в 1509 г. пономарь Троицкого собора Иван украл из псковской казны 400 рублей. «...И псковичи его на вечи казнили кнутъем, и он сказался, и псковичи досадили его на крепость, да того же лета... на Великой реке огнем сожгли его» (ПСРЛ, т.IV, стр. 282.).

Поджигателей бросали в огонь. В 1496 г. один «чухонец», будучи подкуплен немцами, пытался поджечь Псковский Кремль, «...и... изымаша его на Крому и сожгоша его огнем» (Там же, стр. 270.).

Упоминается также в летописях «усечение», или смертная казнь путем отсечения головы.

Все эти способы применения смертной казни — избиение, усечение, повешение и сожжение — свидетельствуют о том, что Новгород и Псков знал не только простую смертную казнь (путем избиения, усечения и повешения), но и квалифицированную смертную казнь, т.е. связанную с применением особых мучений (сожжение).

Вторым видом наказания по Псковской Судной Грамоте была продажа. Продажа поступала в пользу князя. По Судной Грамоте наивысшей была продажа в сумме двух рублей. Она взималась за вырывание бороды. Далее следовала продажа в размере одного рубля. Она взималась за убийство, побои, оскорбление в присутствии суда, проникновение в судебную горницу (посторонних лиц без разрешения суда или нанесение ударов судебному привратнику.

Далее шла продажа или штраф за разбой, грабеж и наход. За эти преступления взималась продажа в размере 9 гривен в пользу города, в пользу князя — 19 денег и в пользу князя и посадника — 4 деньги.

Продажа в размере 9 денег взыскивалась за простую кражу. За кражу мелкого скота и домашней птицы взыскивалась следующая продажа: за кражу барана, овцы, гусака и гусыни — 3 деньги и за кражу утки, селезня, петуха и курицы — 2 деньги.

Кроме продажи, поступавшей в пользу князя, виновный должен был платить денежное вознаграждение потерпевшему или его родственникам.

По Русской Правде денежное вознаграждение в пользу родственников убитого называлось головничеством, а денежное вознаграждение в пользу потерпевшего по другим преступлениям называлось уроком.

В Русской Правде указывался размер виры и продажи, идущих в пользу князя, но размер головничества и урока Русская Правда не определяла. Нужно полагать, что размер головничества и урока был таков же, что вира и продажа.

То же самое можно сказать и в отношении денежного вознаграждения в эпоху Судной Грамоты. Несомненно, что это денежное вознаграждение по своему размеру было равно княжеской продаже.

Виновный, который не мог уплатить причитающееся с него денежное вознаграждение в пользу потерпевшего, выдавался ему с головой, т.е. до отработки долга. Но отработать крупную сумму было не легко. Поэтому вследствие, такого долга человек со своей семьей должен был всю жизнь работать на своего кредитора.

Судная Грамота не знала ни членовредительных, ни болезненных наказаний, ни тюрьмы и ссылки.

Различного рода телесные наказания, в том числе и пытки, не применялись лишь к свободному населению. Чего нельзя сказать в отношении холопов. Всякий владелец мог наказывать своих холопов за малейшие провинности и упущения любым способом, вплоть до убийства. Закон не защищал холопа, ибо он считался вещью, принадлежащей владельцу, который мог поступить с ней, как ему вздумается.

Содержание обвиняемого в крепости от задержания до суда или от суда до приведения приговора в исполнение и наложение оков на преступника также применялось в Новгороде и Пскове. Однако заключение в крепость и наложение оков не может рассматриваться как один из видов наказания. Это было лишь мерой, предупреждающей уклонение подозреваемого от следствия и суда.

Суд и процесс.Судоустройство. Судебные функции в Новгороде и Пскове выполняли следующие учреждения: вече; князь совместно с посадниками и сотскими; городские судьи; наместники князя и посадники пригородов; старосты волостей и пригородов; псковский наместник новгородского архиепископа; братчина.

Вече. Как высший орган государства вече могло непосредственно осуществлять судебные функции. Поэтому Судная Грамота запрещала князю и посаднику производить суд на вече. Принимать решения по делам, рассматриваемым на вече, могло только само вече. Однако вече рассматривало лишь наиболее важные дела, например, дела о преступлениях высших должностных лиц, дела о поджогах и т.д.

Суд князя и посадника. Постоянно действующим судебным учреждением был суд князя совместно с посадниками и сотскими.

Княжеский суд рассматривал лишь определенные категории дел: убийство, разбой, грабеж, наход, кражу, побои, а также дела о поземельном владении и беглых изорниках.

Княжеский суд должен был заседать в княжеских палатах.

За выполнение судебных функций князь и посадники получали продажу в размере, указанном в законе. Грамота предписывала, чтобы князь и посадники судили на основании законов и не брали взяток. Однако она не предусматривала санкции за неправедный суд.

Вновь избранный посадник должен был присягнуть на вече в том «...что ему судит право по крестному целованию, а городскими кунами не корыстоватися, а судом не мстится ни на когож, а судом не отчитись, а праваго не погубите, а виноватого не жаловати; а без исправы человека не погубити, ни на суду на вечи» (ст. 3).

В случае избрания нового посадника старый, посадник должен был закончить рассмотрение всех начатых им судебных дел. Новый посадник не имел права изменять вынесенные старым посадником судебные решения.

Посадникам, как и другим должностным лицам, запрещалось выступать на суде в качестве поверенного другого лица. Они могли вести только собственные судебные дела, а также дела по имуществу той церкви, в которой они состояли церковными старостами.

Новгородские и Псковские судьи. Судьям были подсудны мелкие уголовные дела, а также все гражданские дела, кроме споров о землевладении. Судьи избирались на вече из среды знатных боярских фамилий. Подобного рода суды были не только в самом городе, но и во всех пригородах и волостях государства.

Судная Грамота обязывала судей «судити право по крестному целованью», в противном случае «ино суди им Бог в страшный день втораго пришествиа Христова».

Суд княжеских наместников и посадников в пригородах. В пригородах дела, подсудные княжескому суду, рассматривались княжескими наместниками вместе с посадниками пригородов.

Судебные функции, аналогичные функциям судей, в пригородах и волостях выполняли старосты пригородов и волостей.

Суд новгородского архиепископа и его наместника в Пскове. Как и в других феодальных государствах средневековья, право суда над духовенством, а также над феодально-зависимым населением, проживавшим на землях монастырей и церквей, принадлежало новгородскому архиепископу. Последний имел в Пскове своего наместника, который непосредственно и осуществлял судебные, функции в отношении указанных выше лиц.

Грамота подчеркивала, что дела, в которых сторонами выступали поп, дьякон, просвирня, монах и монахиня, подсудны только суду наместника новгородского архиепископа. Поэтому ни князь, ни посадник, ни городские судьи не имели права рассматривать подобного рада дела. В свою очередь наместник архиепископа также не должен был принимать к производству дела, подлежащие рассмотрению светского суда. Однако могли быть судебные споры, в которых одной стороной выступало лицо, подсудное церкви, а другой стороной — лицо, подсудное светскому суду. В этом случае, указывается на то, что «судити князю и посаднику с владычним наместником вопчи, також и судиам», т.е. совместно. Несомненно, что продажа в данном случае делилась между светским и церковным судом поровну.

Суд братчины. Судебные функции, помимо указанных выше органов, могла осуществлять также братчина. Братчина — это группа соседей, объединявшихся между собою с целью организации в складчину общественных пирушек. Несомненно, что братчины следует рассматривать как пережиток родоплеменных отношений. Братчина являлась оформленной организацией. Участники братчины («пивцы») избирали из своей среды «пирового» старосту, который и являлся организаторов увеселений. Так как во время этих пиров нередки были случаи оскорблений, драк и т.д., Судная Грамота предоставляла право самой братчине рассматривать подобного рода дела. Что же касается более тяжких преступлений, совершенных на лиру, как убийство, разбой и т.д., то несомненно, что такого рода дела подлежали суду князя и наместника.

При суде князя и посадника состояли следующие лица: дьяк княжеский и городской, княжеские слуги и подвойские или городские приставы, княжеские писцы и подверники.

Из этих должностных лиц, состоявших при суде, наибольшее значение имели дьяки — княжеский и городской. Они ведали канцелярией суда. Кроме того, они докладывали, князю и посаднику дела и составляли судебные решения. Дьяков было двое. Первый, княжеский, дьяк являлся представителем князя, другой, городской, — Новгородского или Псковского государства.

Судная Грамота устанавливала, что в случае представления сторонами на суде грамот на спорный участок земли или рыбную ловлю грамоту одной стороны зачитывал княжеский дьяк, а грамоту другой стороны — городской дьяк. Грамоты, присланные из пригородов, согласно этой статье должен читать только городской дьяк. Важную роль играли в суде также и писцы. Судная Грамота упоминает лишь о княжеских писцах. Была установлена определенная такса за пользование их услугами. Так, за написание правой грамоты по земельному спору в пользу писца взыскивалось пять денег; за получение письменного разрешения на поездку за границу, а также за приложение печати к документу уплачивалось по одной деньге.

Если княжеский писец требовал уплаты пошлины свыше установленной законом, то сторонам разрешалось обойтись без его услуг, написав документ с помощью другого лица, а князь должен был приложить свою печать. В случае отказа князя печать могла быть приложена в архиве, что не считалось нарушением прав князя.

Функции судебных исполнителей выполняли подвойские или пристава, являвшиеся представителями государства, и княжеские слуги, представлявшие интересы князя.

Городские пристава и княжеские слуги должны были производить обыск или вызывать в суд свидетелей совместно, а полученные при этом прогоны делить пополам.

Пристава и княжеские слуги при суде обычно выполняли следующие функции: вызывали стороны и свидетелей в суд, производила обыски и выемки, налагали оковы на обвиняемых, участвовали при размежевании границ спорных земельных участков, присутствовали при продаже помещиками имущества изорников, приводили в исполнение судебные решения и т.д.

За порядком в помещении суда следили так называемые «подверники» или привратники.

Подверников, как и других должностных лиц, при суде было двое: один являлся представителем города, другой представлял интересы князя. Перед вступлением в должность они приносили присягу. С каждого дела, которое рассматривалось в суде, подверники получали по 2 деньги на двоих. Обязанность подверников заключалась в том, чтобы в судебницу никого не пропускать, кроме истца и ответчика. Исключения допускались для женщин, малолетних, монахов, монахинь, престарелых и глухих, за которых разрешалось выступать на суде пособнику. Если какое-либо лицо насильно пыталось проникнуть в судебницу, ударив при этом подверника, виновного в таком поступке заключали в колодки и брали с него рубль продажи в пользу князя и 10 денег в пользу подверника.

Процесс. Процесс носил состязательный (обвинительный) характер. Стороны, выступавшие на суде, назывались «сутяжниками».

По ряду важнейших дел, например, о государственной измене («перевет»), краже в Крому, поджоге и проч., применялись уже принципы следственного инквизиционного процесса.

Как и Русская Правда, Судная Грамота знала особый вид отношений сторон до суда, так называемый свод. Ответчик, у которого истец обнаружил свою пропавшую вещь, должен был привести на суд человека, у которого он купил спорную вещь. По установлению факта купли продавец отвечал но суду перед истцом, а первый ответчик, купивший вещь, являлся поручителем второго ответчика. До каких пор мог продолжаться свод, Судная Грамота не указывает.

Русская Правда не знала института судебного представительства. В Судной Грамоте судебному представительству посвящено несколько статей. Женщины, малолетние, монахи, монахини, престарелые и глухие имели право приглашать для защиты своих интересов на суде пособников», т.е. поверенных. Пособнику запрещалось в один и тот же день выступать на суде по двум делам.

По Судной Грамоте вызов ответчика в суд производился через приставов. За выполнение этой обязанности пристав получал с истца прогоны из расчета по одной деньге за каждые десять верст.

Пристав вызывал ответчика на церковную площадь, где и оглашал повестку о вызове последнего в суд. Если ответчик не являлся на церковную площадь, приставу надлежало огласить повестку в присутствии священника. В случае неявки ответчика суд по истечении пятидневного срока выдавал истцу и приставу грамоту о доставке ответчика на суд силой.

При доставке ответчика в суд истец не имел права применять физические меры воздействия. Ответчик в свою очередь не должен был отбиваться при задержании. Ответчик, убивший истца, привлекался к ответственности как убийца. Пристав имел право заковать ответчика в оковы.

Подобный порядок вызова ответчика в суд был установлен по наиболее важным уголовным делам (убийство, разбой, грабеж и другие). По мелким уголовным преступлениям и по гражданским делам неявка ответчика в суд влекла за собой обвинение в указанном преступлении или проигрыш дела при имущественных опорах.

Судная Грамота, защищая интересы собственников, требовала, чтобы истец до решения суда не брал самовольно имущество ответчика в обеспечение своего иска. В противном случае истец подлежал привлечению к ответственности за грабеж.

Истец, предъявивший иск к ответчику по такого рода делам, как требование о возвращении денег, переданных ответчику для ведения торговли, долга под поручительство, имущества, отданного на хранение, займа и по делам о наследстве, должен был точно указать цену иска, в противном случае он терял иск.

Виды доказательств. Судная Грамота упоминает следующие виды доказательств: собственное признание, свидетельские показания («суседи», «сторонние люди»), послушество («послухи»), письменные документы (грамоты, записи, рядницы, доски), поличное, присяга («рота»), судебный поединок и «заклич».

В отличие от Русской Правды Судная Грамота не упоминает о таком виде доказательств, как жребий, о котором говорится в статье Русской Правды «о муже кроваве».

Собственное признание. Судная Грамота указывает такой вид доказательства, в отличие от Русской Правды, которая еще не упоминает о собственном признании.

Свидетельские показания. Судная Грамота различает две категории свидетелей: «суседей», т.е. тех, кто проживал в непосредственной близости к истцу или ответчику, и «сторонних людей», которые хотя и не проживали вместе с истцом или ответчиком, но знали о том или ином факте. Как правило, истец или ответчик должны были представить суду не менее 4—5 свидетелей. Лишь в одном случае при предъявлении обвинения приставам в том, что они не произвели обыск у подозреваемого, приставы должны были выставить двух или трех свидетелей.

Сторона, не сумевшая представить должного числа свидетелей, проигрывала дело. В случае покупки краденой вещи, владелец которой впоследствии претендовал на нее, покупатель должен был доказать свою невиновность с помощью 4—5 свидетелей или принести присягу.

Свидетельские показания давались по делам о земельных спорах, при драке на пиру, на рынке или на улице, три спорах о наследстве, при отрицании изорником факта получения «покруты» и пр.

Послушество. Институт послухов был известен не только Русской Правде, но и Судной Грамоте. Однако послухи по Судной Грамоте существенно отличались от послухов Русской Правды. Известно, что послухами в эпоху Киевской Руси считались не очевидцы событий, а лишь свидетели «доброй славы» той или иной стороны, тогда как по Судной Грамоте послухи уже являются очевидцами.

Таким образом, понятия видока и послуха слились в одно понятие послуха как очевидца факта. Князь, посадники и сотские должны выяснить у послуха, обедал ли и ночевал ли он вместе с истцом. Судная Грамота совершенно не упоминает о видоках. Существенное отличие послушества по Судной Грамоте по сравнению с Русской Правдой состоит еще и в том, что послух истца, при отсутствии других доказательств, должен был выходить на судебный поединок с ответчиком. Если при этом ответчиком оказывался престарелый, малолетний, увечный, поп или монах, то он мог выставить вместо себя наемного бойца, на что послух не имел права.

Показание послуха имело весьма важное значение для сторон. Поэтому при неявке послуха на суд или при показаниях, не совпадающих с показаниями истца, последний проигрывал дело.

Послухов могли выставлять не только истцы, но и ответчики. Если ответчик не выставлял послуха, то суд должен был направить на место происшествия приставов для расследования.

Письменные документы. К письменным документам относились: записи, рядницы и доски.

Записи представляли собой письменные договоры, заключенные между сторонами, копии которых сдавались на хранение в архив. Такая запись являлась официальным документом, не подлежащим оспариванию в суде.

Рядницами назывались платежные расписки, в которых указывалась сумма долга или торговой ссуды. Только те рядницы, копии которых сдавались в архив, могли предъявляться в качестве бесспорного доказательства. В противном случае эти записи не имели юридической силы.

Доска в отличие от записи была простым домашним договором, написанным на доске. Копия такого договора не сдавалась в архив. Поэтому достоверность доски могла быть оспариваема, а в некоторых случаях она не считалась достоверным документом. Так, например, давать деньги в долг по доске можно было в сумме до рубля включительно. При предъявлении иска на сумму свыше рубля доска не имела юридической силы.

Поличное. Бесспорным доказательством вины вора являлось обнаружение у него краденой вещи («поличное»). Поэтому Судная Грамота предписывала суду не доверять показаниям вора, обвиняющего кого-либо в соучастии. В таких случаях необходимо было произвести обыск в доме предполагаемого соучастника. При обнаружении краденных вещей соучастник подлежал привлечению к ответственности за кражу. За поездку для обнаружения поличного пристав имел право на получение двойных прогон, которые взыскивались с вора. При отрицательных результатах обыска оплата прогон приставу и привратникам производилась истцом, по просьбе которого производился обыск.

Лицо, подозреваемое в краже, было обязано допустить пристава в свой дом для производства обыска, в противном случае подозреваемый привлекался к ответственности как вор.

Присяга («рота»). Присяга как судебное доказательство применялась в тех случаях, когда стороны не могли представить суду других, более веских доказательств, например, свидетельских показаний, письменных документов и т.д. Выбор этого вида доказательства принадлежал ответчику. Он мог сам принести присягу, и в этом случае выигрывал дело, или мог положить у креста цену иска, предоставив возможность присягнуть истцу.

Грамота знает так называемую «вольную роту». Она применялась в тех случаях, когда на кого-либо падало обвинение в краже, но других улик не было. В этом случае подозреваемый в краже должен был принести присягу в невиновности. Присяга освобождала подозреваемого от ответственности за кражу. В таком же порядке освобождались от ответственности лица, подозреваемые в поджоге.

Ответчик, не явившийся в срок для принесения судебной присяги, проигрывал дело. Присяга как вид доказательства применялась чаще всего в имущественных спорах. Что же касается иностранцев, то этот вид доказательства применялся не только в имущественных спорах, но и в спорах о побоях и ограблении.

Судебный поединок («поле»). Поле, как и присяга, применялось в тех случаях, когда в распоряжении сторон не было других, более веских доказательств, например, в спорах о земле, о невозвращении вещей, отданных на хранение, о торговом займе, о долге по поручительству, по делам о побоях, грабеже и вырывании бороды. Как правило, ответчику предоставлялось право решать, какой вид доказательства должен быть применен на суде — клятва или судебный поединок. Судная Грамота знает лишь один случай, когда дело решалось судебным поединком не по желанию ответчика, а по указанию суда. Это имело место в спорах о лесных участках, находившихся в межах двух владельцев. В данном случае в споре выступали представители господствующего класса, и поэтому Судная Грамота не ставила одну из спорящих сторон в привилегированное положение.

Иначе обстояло дело, когда спор происходил между феодалом и крестьянином или между кредитором и должником. В этом случае Судная Грамота предоставляла собственнику право решать вопрос о принесении присяги по его усмотрению.

Престарелый или малолетний ответчик, увечный поп или монах имели право выставить за себя наемного бойца. В спорах о взыскании долга, предъявленном на основании доски, этим же лицам, выступавшим в процессе в качестве истцов, также предоставлялось право выставлять за себя на судебный поединок наемных бойцов. Женщины, выступавшие в суде в качестве истца и ответчика, должны были сами выйти на судебный поединок.

Побежденная сторона должна была уплатить князю и приставам пошлину. Но если истец убивал в поединке ответчика, он терял право на удовлетворение своих претензий и должен был ограничиться тем, что брал доспехи и другое одеяние убитого. Если же стороны, не выходя на поле, мирились, то ответчик платил приставам всего лишь половину продажи, а князю ничего не платил.

Испытание огнем и железом (ордалии), применявшееся в эпоху Русской Правды, в Грамоте совсем не упоминается.

«Закличь». Одним из видов доказательства был так называемый закличь, т.е. объявление истцом на торгу о своей претензии к ответчику. Этот вид доказательства применялся в тех случаях, когда у сторон не было письменных документов. Так, феодал имел право путем заклича требовать от изорников «покруты». К закличу мог прибегать и работник, которому хозяин отказывался уплатить за труд.

Таким образом, закличь применялся в случаях невозвращения покруты и наемной платы. Этим закличь эпохи Судной Грамоты отличался от заклича эпохи Русской Правды, где этот вид доказательства применялся только при спорах о похищенных вещах и холопах. При этом требовалось, чтобы эти вещи обладали определенными индивидуальными признаками.

Вынесение решения. Как известно, в эпоху Русской Правды суд выносил устные; судебные решения. Судная Грамота упоминает только о письменных решениях суда: «суднице» и бессудной грамоте. Судница, или судная грамота, это решение суда по делу. Бессудная грамота представляла собой решение суда в тех случаях, когда ответчик не являлся на суд.

Княжеский писец за написание судницы имел право взыскать с заинтересованной стороны определенную сумму денег.

Обжалование решения. Подобно Русской Правде, в Судной Грамоте не упоминается о возможности обжалования судебных решений.

Грамота предписывала князю и посаднику не отвергать на суде различного рода документы, подлинность которых не вызывала сомнений. Суд должен признавать недействительными только подложные документы, грамоты и доски.

Исполнение судебных решений. Судная Грамота содержит мало норм, регулирующих исполнение судебных решений. Известно лишь, что по делам о побоях на рынке, на улице или на пиру виновный выдавался с головой потерпевшему. Кроме того, виновный должен был уплатить князю продажу. Точно так же, если кто-нибудь ударил на суде своего противника, должен был заплатить потерпевшему рубль, а в случае несостоятельности выдавался с головой потерпевшему. Кроме того, виновный должен был уплатить продажу в пользу князя.

Лицами, выполнявшими функции судебных исполнителей являлись подвойские или приставы и княжеские слуги которые получали за выполнение своих обязанностей с проигравшей дело стороны судебные пошлины.

§ 3.3. Русские земли в составе Монгольской империи Чингизидов, их право.

В конце XII — начале XIII вв. в Центральной Азии произошли события, оказавшие огромное влияние на историю Китая, Средней Азии, Кавказа и Восточной Европы. Эти события связаны с нашествием монголо-татар и формированиемМонгольской империи- государства, созданного в Центральной Азии талантливым военачальником Темучином (Чингис-ханом) в начале XIII в. В короткое время монголы завоевали огромную территорию в Азии и Европе от Тихого океана до Адриатического моря и Центральной Европы. Столицей империи стал г. Каракорум.

Рассматривая вопросы развития монголо-татарских племен, необходимо учитывать самые разнообразные исторические условия той эпохи, внутреннее положение этих племен, уровень сложившихся в них феодальных отношений, и, наконец, экономические и политические факторы.

Монгольские племена до конца XII в. жили на территории современной Монгольской Народной Республики. Они не составляли единой народности, не имели своей государственности и говорили на разных наречиях монгольского языка. Среди монгольских племен в этот период выделялось большое племя татар, обитавшее в восточной части Монголии. Монголо-татарские племена вели кочевой образ жизни. Наиболее многочисленными были степные монголы, занимавшиеся скотоводством и охотой. Лесные монголы занимались преимущественно охотой и рыбной ловлей. Кочевали монголы большими куренями, причем каждый курень обладал значительной политической самостоятельностью: вел войны, заключал союзы и т.п.

Монголы вели натуральное хозяйство и производили чрезвычайно мало продуктов. Денежное обращение отсутствовало, а торговля происходила в форме обмена. Развитие классовых отношений, обнищание рядовых кочевников и накопление богатств в руках отдельных семей приводили к распаду общин-куреней на более мелкие хозяйственные объединения: аилы, юрты, кибитки одной семьи.

К началу XIII в. монголо-татарские племена перешли к раннефеодальному строю, хотя сохранили еще остатки родоплеменных отношений. В процессе взаимных столкновений между родами складывались союзы племен. Во главе племен становились особые предводители или вожди, наиболее сильные, ловкие, богатые (найоны, богатуры). Они имели свои отряды нукеров, которые участвовали с ними в набегах, охотах, пирах, помогали советом в решениях.

Ожесточенная борьба между племенами завершилась образованием к началу XIII в. Монгольского государства, обладавшего сильной военной организацией. После длительных и кровавых войн вождь одного из монгольских племен Темучин покорил остальные племена.

В 1206 г. на курултае- собрании представителей монгольской знати- хан Темучин (Темуджин) был избран ханом всех монголов, получив титулЧингис-хана (Великого вождя). Он сумел создать боеспособную армию, в которой была введена железная дисциплина.

Вскоре Чингис-хан начал проводить захватническую политику. В последующие пять лет монгольские отряды, объединенные Чингисханом, покорили земли соседей, а к 1215 г. завоевали Северный Китай. При помощи взятых на службу к монголам китайских специалистов была создана эффективная администрация. В 1221 г. орды Чингис-хана разгромили основные силы хорезмского шаха, затем покорили Среднюю Азию и Кавказ. В 1223 г. в битве на р.Калке передовой отряд монгольского войска разгромил объединённые силы русских князей. Русские действовали нерешительно, не все полки приняли участие в битве в связи с тем, что возглавляющие их князья занимали выжидательную позицию.

В 1237 г. огромное войско хана Батыя, внука Чингис-хана, вторглось в русские земли. Были покорены почти все княжества, города Рязань, Москва, Владимир, Чернигов, Киев и многие другие сожжены. До Новгорода монголы не дошли, но вскоре новгородцы вынуждены были согласиться на выплату тяжелой дани монгольскому хану.

В 1241 г. монголы напали на Польшу и Венгрию. Поляки и тевтонские рыцари потерпели поражение. Однако из-за борьбы за ханский престол Батый прекратил наступление и ушел в южнорусские степи.

Еще при жизни Чингис-хан разделил свою империю на 4 улуса (области), во главе которых поставил своих сыновей. После его смерти, в 40-х гг.XIII в. улусы постепенно превратились в самостоятельные государства. Западный улус, первоначально переданный по начало Джучи-хана, занимал огромную территорию от Иртыша до Дуная. В свою очередь этот улус был разделен между сыновьями хана Джучи на два удела (юрта). На территории западного юрта, владении внука Чингис-хана- хана Батыя, образовалось государство, получившее названиеЗолотой Орды.

Золотая Орда была основана в 1243 г. и представляла собой раннефеодальную монархию, воспринявшую влияние китайской политической культуры и сохранившую много элементов традиционной для монголов-кочевников догосударственной культуры.Для общественного строя монголов были характерны следующие особенности:

кочевой и полукочевой образ жизни населения;

патриархальный характер рабства;

значительная роль племенных вождей;

иерархия кочевого землевладения.

Экономической основой государства являлись феодальные производственные отношения, характерная черта которых — феодальная собственность на землю, пастбища, скот. По мнению некоторых исследователей, это была сословная собственность, признаваемая рядовыми кочевниками путем дачи определенной доли получаемого продукта своему господину. Более мелкие феодалы (десятники, сотники) зависели от более крупных (тысячников, темников), что и обусловливало характер устройства Золотой Орды на основе иерархии кочевого землевладения. Вся земля номинально являлась собственностью золотоордынского хана, но каждый землевладелец в пределах пожалованных ему земельных угодий распоряжался кочевьями зависящих от него людей, распределял лучшие пастбища по своему усмотрению. У большинства же монголо-татар сохранились полуфеодальные отношения с многочисленными пережитками родового быта.

Класс феодалов, или«белая кость» — верхушка золотоордынского общества — включала в себя монголо-татарскую кочевую аристократию. Наверху социальной лестницы находился хан и царевичи (дети, внуки, правнуки и др.) из дома Джучи — первого хана Золотой Орды. С течением времени род джучидов сильно разросся. С принятием ислама, допускавшего многоженство, число царевичей увеличивалось и усилилась борьба за власть между ними.

Вторую группу господствующего класса составлялибеки (тюркский титул) и найоны (монгольский титул) — наиболее крупные феодалы. Каждый крупный золотоордынский землевладелец получал от своих владений огромные доходы — 100—200 тыс. динаров в год.

Третья группа золотоордынских феодалов была представленатарханами, людьми среднего достатка, занимавшими относительно невысокие должности в государственном аппарате.

Наконец, в последнюю группу господствующего класса входилинукеры. Они входили в ближайшее окружение своего господина и находились на его иждивении. Количество нукеров зависело от богатства и знатности их предводителя.

Важную роль в золотоордынском государстве играла церковь со сложной системой церковных учреждений. В Золотой Орде допускалась веротерпимость, но с принятием ислама возросла роль мусульманского духовенства. Его представители занимали важные должности в государственном и судебном аппарате. Церковные организации располагали большими материальными ресурсами.

Феодально-зависимое население называлось«черной костью» и состояло из кочевников-скотоводов, земледельцев и жителей городов. Кочевники-скотоводы — карачу жили аилами, вели индивидуальное хозяйство, владели скотом и пасли его на пастбищах, принадлежащих землевладельцу. Хозяйственные повинности скотоводов порождались общей деспотической системой. Например, платя повинность молоком, кочевники-скотоводы должны были приносить своему господину кобылье молоко «каждого третьего дня». Карачу несли также военную службу, содержали чиновников и воинские части, предоставляли им транспорт для передвижения. При дележе военной добычи они получали небольшую ее часть.

Крестьянское население в оседлых земледельческих районах Средней Азии, Крыма, Поволжья и т.д. называлось собанчи и уртакчи. Собанчи — это крестьяне-общинники, зависимые от землевладельца. Они обрабатывали господскую землю своим инвентарем, несли повинности с виноградников, надворных построек (амбаров, гумна), платили пошлины с арыков. Уртакчи — обедневшие члены крестьянской общины, лишенные земли и инвентаря. Они работали на господской земле за долю продуктов (половину, одну треть, четверть).

В XIII — XIV вв. в Золотой Орде наблюдается оживление градостроительства. Золотоордынские города возникали как административно-политические поселения, обусловливаемые потребностями государства. Однако большинство их было разрушено в результате походов Тимура. В течение 1395 — 1396 гг. градостроительная культура Золотой Орды была полностью уничтожена и уже не могла возродиться.

Городское население состояло в основном из ремесленников, мелких торговцев и купцов и было довольно многочисленным. По мнению некоторых ученых, в золотоордынских городах существовали объединения ремесленников. В городах проживали также многочисленные чиновники, работавшие в исполнительном, управленческом и налоговом аппарате.

В самом низу социальной лестницы находились рабы. Число их в Золотой Орде было чрезвычайно велико. Источником рабства служил плен. В Золотой Орде процветала работорговля.

Однако рабов, как правило, превращали в зависимых крестьян, пастухов и ремесленников. Например, сына раба чаще всего прикрепляли к земле в качестве собанчи или уртакчи.

Государственный строй. Высшие органы власти и управления. Чингисхан разделил все государство на 4 улуса (удела), каждый из которых возглавлял один из его сыновей.

Хан. Во главе Золотой Орды стоял хан из рода Чингиса, обладавший сильной деспотической властью. Военная структура, к которой было приспособлено административное деление страны, пронизывала ее сверху донизу. Он избиралсякурултаем- съездом монгольской аристократии. Столицей государства первоначально был г. Сарай-Бату, построенный в 1254 г. на Волге.

Путешественники, прибывшие в Золотую Орду из раздираемой феодальными смутами Европы, прежде всего, поражались тому, что «хан имеет изумительную власть над всеми». Ханов окружала верхушка кочевой аристократии, которая направляла и контролировала их деятельность. Курултай — съезд монголо-татарской знати — созывался для решения наиболее важных вопросов (выборы хана, планирование походов, проведение охоты и др.). Его созыв приурочивался обычно к религиозным праздникам. Курултай являлся совещательным органом. Он принимал решения, угодные хану. Однако в большинстве случаев хан решал вопросы самостоятельно, в узком кругу придворной знати. На курултае присутствовали и принимали активное участие в его работе женщины (хатуни) — представительницы правящей верхушки.

Центральный аппарат состоял из главы государства (хана), придворной знати, управленческого аппарата, различных ведомств и судебного аппарата. В качестве центральных органов отраслевого управления в золотоордынском государстве действовали диваны (канцелярии). Важным должностным лицом являлся везир — номинальный глава правительства.

В числе высших должностных лиц источники называют четырех улусных эмиров (управителей). Старший из эмиров носил название беклярибек (главнокомандующий войсками) и считался первым лицом в государстве после хана.

В системе центрального управления большое значение имела должность бакоула, ведавшего снабжением войска. Бакоулам подчинялись темники (командиры десятитысячных отрядов). Темникам подчинялись тысячники (командиры тысячных отрядов), а последним — сотники и десятники. Среди других должностных лиц в источниках упоминаются таможенники, сокольничьи, станционные смотрители и др.

Органы управления на местах находились в руках монголо-татарской феодальной знати. Местными управителями являлись даруги и баскаки, в распоряжении которых имелись свои канцелярии со штатом чиновников.

Золотая Орда управляла покоренными народами жестоко. Например, на территории Руси была создана баскакская военно-политическая организация, состоявшая из десятников, сотников, тысячников и темников. Баскаки следили за порядком в стране, проверяли уплату дани и выполнение других повинностей в пользу Золотой Орды. Принудительным путем были сформированы особые военные отряды, частью укомплектованные из местного населения. Командовали ими монголо-татары. Эти воинские контингенты поступали в распоряжение баскаков, живших в княжествах и осуществлявших контроль над этими княжествами. Баскаки подчинялись «великому» или главному баскаку, находившемуся во Владимире. К управлению покоренными народами привлекалась и местная знать.

Военная организация Золотой Орды имела десятичный характер. Все население было разделено на десятки, сотни, тысячи, тьмы (10 тыс.). Характер занятий монголов (скотоводы-кочевники) определил и основной род их войска — многочисленную высокоподвижную конницу, которая делилась на легкую и тяжелую. В качестве осадной техники применялись тараны, подвижные осадные башни и другие сооружения.

Сохранение родовой спайки, железная дисциплина, хорошая организация и большая подвижность конных масс, умело поставленная разведка и внезапность нападения, огромный боевой опыт и гибкая тактика давали степнякам преимущество над малоподвижными феодальными ополчениями оседлых народов и позволяли одерживать победы над ними.

Судебные учреждения в Золотой Орде имели ярко выраженный классовый характер. Высшая судебная власть принадлежала хану. На местах правосудие вершили управители областей и войсковых частей.

Существовал специальный судебный орган — диван-яргу, который возглавлял главный судья. Низшими инстанциями судебных учреждений были местные суды во главе с яргучи (судьей), рассматривавшие менее опасные дела.

С принятием ислама появились мусульманские судьи — кади. При вынесении решений они руководствовались законами шариата (т.е. нормами мусульманского права).

Своего наибольшего расцвета Орда достигла в 1313 г., после прихода к власти в результате междоусобной феодальной войны хана Узбека. При нём в Золотой Орде получил широкое распространение ислам. Армия Узбека насчитывала более 300 тыс. воинов. С её помощью он подчинил Синюю Орду (восточная часть империи) и усилил власть над всеми покорёнными землями, в том числе- над Русью.

Начало распада Золотой Орды относят к 70-м гг.XIV века, а во второй половинеXV в. Орда окончательно распалась на несколько самостоятельных государств.

В традиционном представлении европейского читателя монгольские законы исключительно связаны со знаменитым кодексом «Яса», учрежденным в 1206 году «великим мирозавоевателем» Чингисханом. Меж тем и после распада во второй половине XIII века империи Чингисидов жизнь монгольского законодательства не прекратилась. Уникальная находка – обнаружение в 1914 году в заброшенных развалинах чудом сохранившейся охапки берестяных листов, покрытых старомонгольскими письменами, - привела к открытию замечательного памятника монгольского права конца XVI - начала XVII века, «Восемнадцати степных законов».

Основнымиисточниками права Золотой Орды являлись:

1) грамоты, пайцзы, ярлыки, повеления местным управителям и другие документы — результат законодательной деятельности золотоордынских ханов;

2) к самому началуXII в. относится запись наставлений Чингисхана по различным вопросам государственного и общественного строя, известная в литературе под названием «Яса»«Яса»- букв. долг, обязанность.  («Яса Чингисхана», «Великая Яса»). Это был единственный писаный источник права монгол вXII в. Характер этих наставлений ярко иллюстрирует деспотическую власть Чингисхана. Из дошедших до нас 36 отрывков «Ясы» в 13 речь идет о смертной казни.

3) Сокровенное сказание (памятник права более позднего происхождения).

4) Шариат (по шариату рассматривались дела о религиозных преступлениях).

5) Обычное право монгольских племен.

Нормы «Великой Ясы» имели казуальный характер и в значительной части выражали религиозные предписания и запреты. Например, суровые наказания грозили тому, кто прыгал через огонь, стол, чашку, стирал одежду, возвращался по той же дороге, по которой отправлялся в путь. Под страхом смертной казни запрещалось проходить по тому месту, где располагалась ставка хана, та же кара грозила за опускание руки в текущую воду.

В целом Яса признавала в качестве преступлений, подлежащих наказанию, следующие группы правонарушений: против религии, морали и установленных обычаев; против хана и государства; и против жизни и интересов отдельной личности.

Дляуголовного права Золотой Орды характерной чертой была крайняя жестокость наказаний за совершенные преступления. Неисполнение законов Яссы часто каралось смертной казнью либо членовредительством. Так, одной из часто применяемых разновидностей смертной казни было: «зарезать, как барана». К смертной казни могли также приговорить за преднамеренный обман, убийство человека, нарушение правил забоя животных для еды, за колдовство и ряд других деяний.

За мелкую кражу виновного подвергали телесному наказанию, он должен был вернуть украденное или возместить его стоимость.

С особой жестокостью, в целях устрашения, наказывались воинские преступления и преступления против власти. Против покорённых народов часто использовалась внесудебная расправа силами военных отрядов. Так, в 1293 г. монголы вторглись в Северо-Восточную Русь и, как отмечал летописец, «всю землю пусту сотворили».

Главной целью наказания, в понимании Ясы, было физическое уничтожение преступника. Поэтому смертная казнь играет важную роль в этом кодексе. Яса признает временную изоляцию преступника через заключение в тюрьму, депортацию, смещение с должности, а также запугивание через причинение боли или наложение штрафа. В некоторых случаях не только сам преступник, но и его жена и дети подлежат наказанию.

Смертная казнь предписывалась почти за все виды преступлений. Она следовала за значительную часть преступлений против религии, морали или установленных обычаев; за большинство преступлений против хана и государства; за некоторые преступления против собственности; за третье банкротство; за конокрадство – в случае, когда вор не мог заплатить штраф.

Наказание через тюремное заключение и депортацию предусматривалось за нарушение Ясы членами ханского рода. Каждый офицер военного соединения подлежал разжалованию, если не справлялся со служебными обязанностями. Воины и охотники наказывались путем причинения боли за мелкие проступки против военной дисциплины. Убийство каралось штрафом. За кражу коня преступник подвергался репрессиям, штрафу, или даже смертной казни.

Гражданское законодательство. Свидетельства о гражданском законодательстве Ясы скудны. Это, возможно, объясняется не только неполнотой существующих фрагментов, но также тем фактом, что подобные отношения регулировались общепринятым родовым законом. Однако одна важная статья относительно наследования была включена в Ясу: «У умершего человека, не имеющего наследника, ничего не изымается в пользу хана, но его имущество должно быть отдано человеку, ухаживавшему за ним».

Коммерческое право. Известно, что Чингисхан уделял большое внимание торговле. Сохранение безопасности коммерческих путей для международной торговли было одной из важных целей его политики. Поэтому естественно предположить, что Яса содержала какой-либо статут относительно торговли. Однако среди фрагментов присутствует лишь одна сохранившаяся часть торгового законодательства: «Если кто-либо возьмет товар в кредит и обанкротится, затем опять возьмет товар вновь и еще раз обанкротится, а затем вновь возьмет товар и обанкротится, то должен быть приговорен к смерти после его третьего банкротства».

Наследственные и брачно-семейные отношения основывались на обычном праве и традициях. Старший сын наследовал большую часть имущества, а юрта, утварь и остаток скота оставался младшему сыну, который даже после женитьбы продолжал жить с родителями. Закон требовал от жениха платить родителям невесты выкуп, имуществом после смерти мужа управляла главная жена до тех пор, пока сыновья не достигнут совершеннолетия. Многие девушки выходили замуж в зрелом возрасте, так как жениху приходилось долгое время копить деньги на выкуп своей невесты.

Из всего сказанного видно, что Великая Яса в основном была суровым законом, с жестокими положениями, имевшими своей целью сохранять спокойствие народа. Как памятник феодального права, Великая Яса утверждала абсолютную власть монгольского хана над своими подданными. Однако анализ названных правовых норм свидетельствует о том, что он был суровее, чем другие кодексы восточных стран. Так, суровы до жестокости были вавилонские законы при Хаммурапи или древние китайские законы. Характеризуя карательную систему Ясы, В.А. Рязановский писал: «Смертная казнь применяется очень часто, но Яса знает и откуп от казни за убийство, кражу и, вероятно, за некоторые более мелкие преступления и проступки». Яса не знает увечащих наказаний и квалифицированной смертной казни. Если сравнить карательную систему Ясы с указанными восточными системами, а также со средневековым европейским уголовным правом, то, конечно, Великую Ясу нельзя назвать исключительно суровым кодексом.

Высшаясудебная власть принадлежала хану, на местах правосудие вершили управители улусов и назначаемые ими местные судьи (яргучи), в войске- командиры частей. Имелся и высший судебный орган-диван-яргу. С принятием ислама появилиськади- местные судьи, принимавшие решения на основе норм мусульманского права (шариата).

Судебный процесс носил открытый и состязательный характер. Наказание назначалось только в том случае, если обвиняемый «будет уличён в деянии и сознается». Помимо свидетельских показаний, клятвы, поединка, применялась пытка, использовался принцип круговой поруки и групповой ответственности.

Монгольское право распространялось только на монголов, в покорённых землях действовали прежние местные правовые нормы.

В первой половине XIII в. большинство русских княжеств, в том числе – Новгород и Псков- оказалось в положенииданников Орды. Русские земли были вынуждены уплачивать монголам тяжелейшую дань, однако сохранили свою государственность, церковь и администрацию. Сбор дани осуществлялся великим князем, право которого закреплялосьханским ярлыком. Ярлык давал право не только на титул великого князя, но и также на политическую и военную поддержку со стороны Золотой Орды. Некоторые русские князья использовали эту ситуацию, чтобы усилить свое влияние на другие княжества.

На территории Руси власть Орды была представлена особыми чиновниками-баскаками. Они контролировали сбор дани, осуществляли подсчет населения, карательные, полицейские и другие функции. Главный баскак находился при великом князе.

Монголы на Руси оставили у власти, в качестве своих вассалов, не только великого князя, но и других местных князей. Это было сделано, чтобы затруднить объединение русских княжеств. В некоторых южных районах вводилось прямое правление —При прямом правлении землёй управлял наместник Ордынского хана. Орды.

Московское государство переняло некоторые черты административного управления, используемого монголами. Это отразилось на системе и порядке налогообложения, организации войска, финансового ведомства и др.

Золотоордынские ханы выступали против вечевой демократии. Было распущено городское ополчение. Некоторые демократические элементы (вече) сохранились лишь в Новгороде и Пскове.

Русские князья применяли установленный монголами строгий порядок в административной сфере, в области налогообложения и военного дела. Всё население княжеств и земель было переписано и обложено тяжёлыми податями. Власть великого князя постепенно вытесняла такие политические институты, как вече, выборность, договор князя с народом и др.

Монголы, по китайскому образцу, установили на Руси некоторые учреждения: почтовую (ямскую) службу, таможню (тамга- пошлина с перевозимых товаров).

В целом монгольское владычество оказало негативное воздействие на развитие русского государства и права. Оно отделило Восточную Русь от Западной Европы, часть русского народа оказалась на землях, захваченных великим княжеством Литовским. Для избавления от чужеземного гнёта русскому народу пришлось вести ожесточённую борьбу, что, естественно, замедляло его политическое и правовое развитие.

§ 3.4. Русские земли в составе Великого княжества Литовского, их право.

В начале XIII в. литовские племена находились в состоянии полной раздробленности. Они управлялись племенными вождями («рикасы» и «кунигасы»), которые вместе со своими дружинами совершали постоянные набеги и нападения на соседние русские и польские земли.

Грозная опасность со стороны агрессивных Ливонского и Тевтонского немецких орденов заставила литовцев объединиться вокруг одного военного вождя. В 30-х гг. XIII в. им стал первый великий князь Литовский Миндовг. Он не только объединил под своею властью большинство литовских племен, но захватил также и так называемую Черную Русь- область по левым притокам р. Неман с городами Новгородком, Слонимом, Волковысском и Гродно.

В начале XIV в. великому князю Гедимину удалось создать прочное объединение литовских и западнорусских земель. Столицей нового государства стала Вильна.

Великое княжество Литовское, почти с самого своего основания, приняло вид и характер литовско-русского государства. Его глава носил титул «господаря великого князя Литовского и Русского». Русское культурное влияние в новом государстве было очень большим. Гедимин и его сыновья женились на русских княжнах, а при дворе и в официальном делопроизводстве преобладал русский язык (литовской письменности в то время ещё не существовало).

В конце XVI в. в великом княжестве Литовском русские земли составляли 90 % всей территории и большинство населения было русским. Это объясняется, в частности, тем, что русские охотно признавали власть Литвы, чтобы избавиться от власти татар. К тому же, присоединяясь к Литве, русские области не испытывали национального или религиозного гнета, какой-либо ломки в местной жизни. Прежние князья- Рюриковичи, признавшие над собой верховную власть господаря Литовского, оставались на своих местах. В некоторых областях их заменили литовские князья- Гедиминовичи, но других существенных перемен не происходило.

Существенной чертой государственного строя великого княжества Литовского был егофедеративный характер (в противоположность московской централизации). По мнению ряда историков —К таким учёным относятся М.К.Любарский, С.Г. Пушкарёв и др., Литовско-Русское государство в XIV в. представляло в сущности конгломерат земель и владений, объединенных только подчинением власти господаря, но не сплотившихся в единое политическое целое.

После ожесточённой борьбы за власть великим князем стал Ягайло, который в 1386 году принял католичество и стал королем Польши, с именем Владислава. Ягайло обязался привести в католическую веру всех своих подданных и присоединить свои земли к польской короне. Заключённая им Уния по существу включила великое княжество Литовское в состав Польского королевства. Это привело к восстанию литовских князей и бояр, во главе которого стал князь Витовт. Восстание поддержали русские князья и бояре. Витовт был признан пожизненным господарем Литовским, но вассалом польского короля.

В 1399 г. монголо-татары нанесли литовско-русскому войску  поражение на р. Ворксле. Это вынудило Витовта искать соглашения с Ягайло. В 1401 г. договор об унии был подтвержден. В 1410 г. польские, литовские и русские полки разгромили войска Тевтонского ордена при Грюнвальде.

В 1413 г. был заключен новый договор, сохранивший зависимость великого княжества Литовского от польской короны. Литовские феодалы получили все права и привилегии, которыми пользовалась польская шляхта, при условии принятия католичества. Постепенно католики заняли преобладающее положение в государстве, особенно в окружении «господаря великого князя». При Витовте, вместо прежних родовых князей Рюриковичей или Гедиминовичей, стали назначаться в эти области наместники великого князя, которые управляли ими, опираясь на местное боярство.

Уния с Польшей сделала власть великого князя Литовского избирательной, а литовскую шляхту —Шляхта, шляхетство- польское название дворянства, привилегированного сословия землевладельцев.- главной силой в государстве. Принятие католицизма усилило влияние польской культуры на жизнь Литовско-Русского общества. Активно внедрялись институты польской государственности. Так, были введены высшие должности по польскому образцу: воеводы, каштеляны, маршалки, гетманы, канцлер. Часть русской аристократии, стремясь приобщиться к власти и привилегиям, приняла католицизм и поддалась полонизации, другая часть- осталась верной православию и своему народу. Так возникла в Литовско-Русском государстве та национально-религиозная вражда, которая привела в конце концов к его крушению. В середине XV в. борьба между католицизмом и православием усилилась в связи с попытками осуществить в великом княжестве Литовском церковную унию.

С конца 80-х годов XV в. русские князья один за другим переходят под власть великого князя Московского. По договору 1494 г. господарь Литовский Александр признал переход к Москве князей Новосильских, Одоевских, Воротынских, Белевских, Вяземских и др. В 1500 г. последовало отпадение князей и областей Черниговских и Новгород-Северских, по договору 1503 г. великое княжество Литовское должно было уступить Москве еще 19 городов с их областями. В результате войны 1512-1514 гг. Литва потеряла Смоленск.

Под натиском крымских татар южные границы великого княжества Литовского отступили на север, и широкая полоса причерноморских степей оказалась во владении крымской татарской орды (под суверенитетом турецкого султана).

Первая половина XVI в. характеризуется дальнейшим ростом политического значения шляхетского (дворянского) сословия и усилением закрепощения литовского и русского крестьянства. Реформы 60-х гг. XVI в. закрепили господствующую роль шляхты в местном управлении и суде.

Во второй половине XVI в. началась Ливонская война, в ходе которой Московское государство отвоевало часть русских земель, а Польское королевство аннексировало большую часть Белоруссии (Подляшье) и Украины (Волынь, Киевщина, Подолия). После подписания Люблинской унии (1669 г.) Польша и Литва образовали единое государство «Речь Посполитую». Хотя некоторые черты самостоятельности в Литве сохранялись, но все государственные органы были устроены по польскому образцу.

Государственная независимость Литвы была восстановлена лишь в 1918 г.

Экономической основой великого княжества Литовского являлись крупные господарские и частновладельческие поместные хозяйства, имевшие в основном натуральный характер. Высший слой литовской и русской элиты, или первый «стан» шляхетского сословия, составляли около 70 княжеских и панских фамилий. Князья, потомки бывших удельных князей, были преимущественно в русских землях (особенно на Волыни). Они владели обширными вотчинами, иногда целыми округами, в составе которых были даже небольшие города («места»). В собственно Литве были сосредоточены обширные имения литовских панов.

Князья и паны в Литовско-Русском государстве представляли собой большую военную, социально-политическую и финансовую силу. Они выходили на войну под своими знаменами-хоругвями —Таких феодалов называли «паны хоруговные»., во главе отрядов, составленных из их слуг и вассалов. Так, согласно переписи военно-служилого класса (1528 г.), трое панов Кезгайлов выставляли 768 конных ратников- на 56 ратников больше, чем все землевладельцы Полоцкой земли. Будучи обладателями обширных вотчин, литовские паны скопили огромные капиталы, которыми они ссужали господарский «скарб» (казну) под залог господарских имений. Обладая такими средствами, литовские паны были хозяевами страны наряду с великим князем.

За князьями и панами следовало многочисленное литовско-русское шляхетство, или «бояре-шляхта» —«Бояре-шляхта» в западных областях носили польское название «земян».. Они представляли собой военно-служилое сословие, земельные владения которого имели различный характер и происхождение. Своими имениями бояре-шляхта владели только при условии службы господарю великому князю. В случае надобности, они должны были с отрядом вооружённых слуг вступать в местное («поветовое») ополчение, которое затем соединялось с войском господаря.

Вначале литовско-русская шляхта не обособлялась от других сословий, но к XVI в. она резко выделилась среди остального населения. В 1528 г. был произведен «попис земский», т.е. составлен список «земских» имений, владельцы которых должны были нести военную службу. Включение в этот список было доказательством шляхетского состояния. После этого в сомнительных случаях заинтересованные лица должны были доказывать свое шляхетство судебным порядком. Великий князь обладал правом возводить в шляхетское достоинство любое лицо.

В конце XV в. только господарской шляхте было предоставлено право участия в великих вальных сеймах, а затем- и в поветовых сеймиках. После реформы 60-х гг. XVI в. шляхта приобрела такие социально-политические права и привилегии, которые сделали ее не только господствующим классом в местном управлении, но и решающей силой в общегосударственной жизни.

Кроме бояр-шляхты господарской, на землях князей и панов проживали их бояре и вольные слуги, которые составляли их военные «почты» —«Почт»- вооружённая свита, состоявшая из вассалов князя, пана-боярина, шляхтича.. Они так же, как и бояре господарские, владели имениями различного правового характера. Некоторые из них, так называемые, «вассалы третьего разряда», имели даже своих бояр и слуг.

Сельское население господарских (государственных) имений делились на несколько разрядов. Самым многочисленным был разряд «тяглых людей», имевших свое хозяйство, но обязанных отрабатывать барщину на господарских полях. Кроме них, были различные разряды крестьян, исполнявших различные повинности по господарскому хозяйству: конюхи, бортники, рыболовы, огородники, садовники и т.п. Помимо барщинной повинности и в сочетании с нею, крестьяне господарских имений платили натуральные подати. Барщинное великокняжеское хозяйство достигло наибольшего развития в собственно Литве и прилегающей к ней Руси. В других областях преобладали крестьяне-«данники». За работу на господарской земле они платили «дань»- денежную («грошовую», или «серебряную») или натуральную (житную, медовую, пшеничную, бобровую, куничную).

Земельные участки господарских крестьян, отличались большим разнообразием, как по размерам, так и по их хозяйственному применению. Большей частью крестьянских земель и угодий распоряжались крестьянские общества, которые образовывались из многочисленных семей и принятыми в их состав «потужниками», «дольниками» или «сябрами» из посторонних. Наследственные владельцы своих участков («отчин») и те крестьяне, которые «сидели» на своих участках в течение продолжительного времени (люди «заседелые», «старожильцы»), теряли право свободного выхода из общества: их называли людьми «непохожими». Однако прикрепление к земле не было безусловным. Крестьянин-отчич или старожилец мог освободиться от прикрепления, передав или продав свою «отчину». Такая форма освобождения господарских крестьян практиковалась довольно часто.

Кроме «непохожих» крестьян, в господарских имениях проживало немало вольных, или «похожих», людей, которые занимали на льготных условиях новые земли (пустовщины) и обеспечивали себе право выхода особым договором. Они иногда поступали в «дольники», «потужники» и «подсуседки» к зажиточным крестьянам. В последнем случае они заключали договоры непосредственно с «господами-крестьянами», а не с господарской администрацией.

Кроме крестьян и челяди многочисленную категорию населения господарских имений составляли слуги. По своему положению они стояли близко к тягловому крестьянству, но их главной повинностью была военная служба и разъезды по поручениям господарской администрации («слуги путные»). Военные слуги иногда назвались «панцирными слугами» или «панцирными боярами», но они не принадлежали к шляхетскому сословию.

В 50-х гг. XVI в. правительство Сигизмунда-Августа провело крупную аграрную реформу в собственно Литве, в Черной Руси, на Подляшье, в Полесье и в западной части Волыни. Это была так называемая «волочная помера» и «волочная устава» (1557 г.). Реформа вводила однообразный порядок в крестьянское землепользование и, в соответствии с этим, регулировала крестьянские платежи и повинности. Все господарские земли были измерены, разделены на «волоки» —«Волок»- земельный участок, размером около 20 гектаров и распределены между крестьянскими семьями. Причем в «померу» включались все крестьянские «грунты» (участки)- и наследственные, и купленные. Таким образом, «волочная устава» по существу отменила все землевладельческие права крестьян и узаконила только крестьянское землепользование. И, кроме того, она ещё прочнее прикрепила крестьян к их волокам, поставила их в большую зависимость от господарской администрации и почти отменила крестьянские переходы.

Крестьяне панских частновладельческих имений- князей, панов и бояр-шляхты- тоже делились на «похожих» и «непохожих». Здесь также действовал принцип старожильства, прикреплявший крестьян к месту их жительства. Но право перехода здесь крестьяне потеряли еще раньше, чем на землях господарских. Они превратились в крепостных «подданных», «отчизных» или «невольных» людей, которые полностью находились во власти своих господ.

В городах великого княжества Литовского проживало довольно многочисленное население- «мещане», которые занимались ремеслами и торговлей. Особенно развитыми были города, служившими резиденциями великого князя, его двора и воеводств (Вильно, Троцк, Киев, Витебск и др.).

Наряду с мещанами, сгруппированными в цехи и гильдии, большой вес в составе городского населения имело духовенство, сначала православное, а затем (с 1413 г.) католическое. В связи с распространением протестантизма, в 1563 г. привилегии для католического духовенства были отменены и права представители всех конфессий уравнены.

Таким образом, общественно-экономический строй великого княжества Литовского носил все характерные черты западноевропейского средневекового феодализма: разделение населения на привилегированные и податные сословия, антагонизм между ними, господство натурального хозяйства, постепенное закрепощение крестьян землевладельцами, сеньориальная система частного подданства вассалов с сувереном, великим князем, наверху этой лестницы. Русские земли в составе великого княжества Литовского, испытывая притеснения со стороны католической церкви, сумели сохранить свою самобытность, приверженность православию, восприняв в то же время элементы западноевропейской политической и правовой культуры.

Главой Литовского княжества был«Господарь великий князь Литовский и Русский».До начала XV в. его власть была могущественной, авторитетной и формально неограниченной. Господарь вёл дипломатические переговоры, решал вопросы о войне и мире, руководил обороной государства, издавал законодательные акты («уставы») и правительственные распоряжения, назначал высших должностных лиц, осуществлял судебную власть в качестве высшей инстанции. Ему принадлежали обширные господарские имения с многочисленным населением. Он жаловал в управление«наместникам-державцам»господарские замки и «дворцы» с прилегающими к ним территориями, а часть населенных земель- военно-служилым людям в постоянное или временное владение.

Однако, с начала XV-го столетия власть господаря постепенно слабела и ограничивалась. «Городской привилей» 1413 г. объявил власть великого князя выборной, а не наследственной, и, таким образом, занять великокняжеский престол теперь мог только тот, кто был угоден землевладельческой знати. Господарь должен был не нарушать «звычаи добрые стародавние» и в ряд областей назначать только таких правителей, которые были бы «любы» местной шляхте.

«Привилеем» 1447 г. господарь отказался от права облагать «подданных» местной шляхты податями и повинностями на общегосударственные нужды и признал вотчинный суд землевладельцев над населением их имений. Сначала в силу обычая, а потом и в силу закона («общеземского привилея» 1492 г. и 1-го Литовского статута 1529 г.) господарь обязывался назначать на государственные должности только лиц шляхетского сословия и только им раздавать господарские имения. Наконец, «привилеи» 1492 и 1506 гг. и в «Статут» 1529 г. узаконили ограничение власти великого князя в пользу Рады, а 2-й Литовский статут 1566 г.- в пользу Великого вального сейма. Таким образом, великое княжество Литовское превратилось, по образцу Польши, по существу в шляхетскую республику, в которой монарх, с весьма ограниченной властью, избирался пожизненно.

Ограничение монархической власти и федеративный характер государства обусловили слабое развитие в великом княжестве Литовском системы центральных правительственных учреждений, подобных московским приказам. Лишь господарь великий князь и Рада являлись центральными властными органами. Только в XV в., по польскому образцу и с польскими названиями, были введены немногие чиновные должности (урядники), которые стали выполнять функции центральных исполнительных органов. К ним относились:канцлер- начальник государственной канцелярии и государственного архива;подскрабий земский- начальник государственного казначейства («скраба»);гетман наивысший- главнокомандующий во время войны; при гетмане состоялихорунжий земский и хорунжий дворный. Высшими чиновниками при дворе господарском былимаршалок земский,игравший роль министра господарского двора и главного церемониймейстера, и его товарищ-маршалок дворный.Затем шлимаршалки господарские и целый ряд других придворных урядников.

Боярский совет, или«Паны-Рада», существовали при господарях с самого начала образования великого княжества Литовского. В XIV в. в состав Совета входили удельные князья разных земель, литовские «паны», католические священники, высшие земские и дворные урядники и главные областные правители- воеводы и каштеляны. Долгое время состав и компетенция этого Совета не были строго определены. Господарь выбирал своих советников по мере надобности и по собственному усмотрению.

При короле Казимире (1440-1492 гг.) политическое значение Рады усиливается: она становится государственным Советом великого княжества. В отсутствие господаря (который одновременно являлся королем польским и большую часть времени проводил в Польше) Рада выполняла его функции. В конце XV века Рада окончательно превратилась в орган, деливший с господарем высшую власть. «Привилеи» 1492 и 1506 гг. и «Статут» 1529 г. установили обязательное для господаря участие Рады в законодательстве, административном управлении, суде и в дипломатических делах.

Великий вальный (общий) сейм великого княжества Литовского возник в начале XV в. Первоначально сеймы, которые созывал господарь, представляли собой своеобразные расширенные собрания Рады. Приглашённая на них рядовая шляхта играла скорее роль зрителей или свидетелей, чем действующих лиц. Но в течение первой половины XVI в. сеймы превращаются в организованное государственное учреждение.

Великий вальный сейм теперь состоял из двух палат: сената и палаты депутатов, которые избирались на местных сеймах. Статут 1566 г. признал и утвердил избираемость господарей и законодательную власть вального сейма, а также признал за сеймом решающее слово в вопросах войны и мира. С середины XVII в. его депутаты стали обладать правом вето. Так как решения сейма принимались единогласно, то любой депутат мог воспрепятствовать принятию любого из них.

После объединения в Речь Посполитую (1669 г.) были образованы единыецентральные государственные органы, к ним относились:король, избираемый шляхтой и ограниченный в своих действиях законом;сенат, в который входило 16 членов, исейм.

Литовско-русское государство носило характер федерации областей и земель, сохранявших свое местное устройство. Собственно Литва, с примыкавшей к ней территорией Западной Белоруссии, разделялась, согласно Городельскому привилею 1413 г., на два воеводства- Виленское и Троцкое. С юга и востока к этой основной области примыкали несколько удельных княжеств Полесья, Чернигово-Северской земли и области верхней Оки, которые были географически и политически несколько обособлены.

Особо выделялись в административном отношении так называемые «аннексы»- крупные земли, добровольно или вынужденно присоединённые к великому княжеству Литовскому: Жмудская, Полоцкая, Витебская, Смоленская (до 1514 г.), Киевская, Волынская, Подляшье и Подолье. Хотя этими землями управляли назначаемые господарем наместники, эти земли не сливались в административном отношении с территорией Литвы. Земли-аннексы получали от великих князей Литовских особые уставные земские грамоты или областные привилеи, которыми подтверждались права и привилегии местного населения (шляхты духовенства и мещан), обеспечивалось областное самоуправление и территориальная неприкосновенность областей. Господарь обещал своим подданным «права их хрестьянского ни в чом не ломити», в частности, он обещал не притеснять людей за православную веру и не нарушать интересов православной церкви. В некоторых землях (Жмудской, Полоцкой и Витебской) великий князь мог назначать областных правителей только «по их воле».

Воеводы и другие назначенные господарем чиновники должны были отправлять судопроизводство на основании местного права и при участии представителей местного населения.

Подчиненных воеводам местных администраторов великий князь обещал назначать только из местной шляхты: «…А городки и волости киевские кияном держати, а иному никому», «…А тых волостей смоленских никому не держати, нижъли бояром смоленским же».

Органами областного самоуправления являлись областные сеймы, сменившие древние веча киевской эпохи. В их состав входили местные землевладельцы и горожане («мещане»), которые выбирались своими сословиями. Однако землевладельческая шляхта постепенно приобретала на областных сеймах преобладающее влияние и превратила их в свои сословные органы, отделяясь от мещанства.

Назначаемые господарем наместники руководили органами хозяйственного и финансового управления в обширных господарских имениях, а также выполняли судебные и административные функции для бояр-шляхты, для населения господарских имений и для мещан непривилегированных городов.

Воеводы были главными военными начальниками в своих округах и главными судьями по важным уголовным делам. Кроме них, военными начальниками были каштеляны, а также маршалки и хоружие поветовые.

Высшими должностными лицамигородской администрации были: войт, радцы и бурмистры.

Высшим судебным органом великого княжества Литовского был суд господаря. В судебную систему также входили суд Рады, главный трибунал, земские и подкоморские суды, общинные крестьянские суды, суды старост и воевод. С XVI в. в нее стали входить суд асессоров и маршалковский суд.

Судопроизводство по рассмотрению дел о тяжелых уголовных преступлениях осуществлялзамковый, или гродский, суд. В его состав входили воеводы, судовы старосты и державцы замковые, которые должны были выбирать себе в помощь «доброго шляхтича в том же повете оселого».

Гражданские дела шляхты разбирал учреждённый в каждом поветеземский суд в составе судьи, подсудка и писаря, назначаемых господарем из числа выбранных местной шляхтой кандидатов. Для разбирательства земельных и пограничных споров в поветах был учрежден особый «подкоморский» суд, состав которого назначал господарь.

Главнымиисточниками права в русских землях Литовского государства оставались Русская Правда и нормы обычного права. Официальным языком судопроизводства был русский. Вместе с тем, на протяжении нескольких столетий источниками права являлись также указы и привилеи господаря великого князя. Особенно важными правовыми документами стали «Общеземский привилей Литвы, Руси и Жмуди» 1447 г. и «Судебник короля Казимира» 1468 г., который стал первым сборником законов для всего великого княжества.

По «Общеземскому привилею» 1447 г. князьям, панам и шляхте великого княжества даровались или подтверждались все права, вольности и привилегии, которые имели князья, паны и шляхта королевства Польского. Кроме личных прав, таких, как свободное распоряжение имениями и ненаказуемость без судебного разбирательства, «Привилей» предоставлял шляхте весьма важные социально-политические права и власть над крестьянским населением ее имений. Крестьяне и «подданные» шляхты освобождались от платежа податей великому князю и от исполнения рабочей повинности на него (кроме устройства и починки дорог и мостов, имеющих военное значение). «Привилей» запрещал господарям «урядникам» принимать на земли великого князя подданных и «невольных» людей шляхты и признавал вотчинный суд землевладельцев над своими подданными.

Таким образом, более половины населения вышло из-под непосредственной власти великого князя и попало под власть землевладельцев. Отказавшись от права обложения государственными податями частновладельческих имений и их населения, великий князь теперь должен был выпрашивать у землевладельцев субсидии на нужды государства. Тем самым помещикам была предоставлена возможность добиваться для себя новых прав и вольностей, а власть великого князя существенно ограничивалась.

В 1529 г. был принят «Первый статут Великого княжества Литовского»- своеобразная конституция Литовского государства. Он основывался на Русской Правде, обычном праве, литовском, польском, римском и немецком законодательстве, а также судебной практике. Второй Литовский статут был утвержден в 1566 г., третий- в 1588 г.

Принятый в 1413 г. «Городейский привилей» ввёл вероисповедные ограничения в пользу католиков. Они были отменены только в 1563 г., но фактически притеснения православных («схизматиков») сохранялись.

С конца XVI в. в городах стало применятьсяМагдебургское право, по которому вводились органы городского самоуправления и суда, жители освобождались от феодальных повинностей, кроме налога в господарскую казну и предоставления ратников в великокняжеское войско.

Гражданское право. Феодальная собственность на землю в Литве имела две основные формы:

земли «отчизные, полученные по наследству, которыми владелец мог неограниченно распоряжаться;

«данины» (держания), жаловавшиеся господарем под условием службы пожизненно («доживотно») или временно («до ласки и воли» господаря).

«Данины» нельзя было отчуждать без разрешения соответствующего органа власти. В 1566 году сейм удовлетворил требование шляхты и приравнял «данины» к «отчизным» землям.

Семейное право. Жена находилась во власти мужа, имевшего право наказывать ее. Муж мог отдать жену кредитору во временное рабство. Нередко и суды выносили решения о выдаче жены должника кредитору для отработки долга. Родители имели неограниченное право наказывать своих детей и распоряжаться свободой несовершеннолетних детей- отдавать их во временное или полное рабство кредитору, закладывать и т.п.

Наследственное право. До 1529 года литовское право знало свободу завещаний. Постепенно Литовские статуты полностью запретили завещание «отчизных» имений.

Жена не являлась наследницей. До 1529 года вдова управляла всем оставшимся после мужа имуществом до выхода замуж, после чего получала записанное за ней вено (приданое). Первый Литовский статут перестал считать вдову главой семьи. С 1529 года жена сразу после смерти мужа получало вено.

Уголовное право. Преступление до издания статутов называлось «кривдой», «злочинством», что соответствовало термину «обида» в «Русской Правде». Литовские статуты рассматривали преступление («выступ»), как нарушение юридической нормы.

Формы виновности. Статуты различали действия: умышленные, за которые наказания назначались в полной мере, и случайные, не влекшие за собой кары. Действия, совершенныепо неосторожности, в особую категорию не выделялись, а относились или к умышленным, или к случайным.

Покушение на преступление наказывалось слабее, чем оконченное действие, но покушение на политическое преступление каралось так же, как и совершенное преступление. Даже обнаружение умысла против государя наказывалось, как оконченное преступление.

Принцип индивидуальной ответственности за преступление установился не сразу. Если по Судебнику короля Казимира семья, знавшая о краже, совершенной ее главой, привлекалась к ответственности, то Статуты стали утверждать, что каждый отвечает только за себя.

Виды преступлений. Наиболее тяжелыми считались политические преступления- посягательства на существовавший строй и внешнюю безопасность государства. Они карались смертной казнью, лишением чести и конфискацией имущества. В статутах имелся ряд разделов о преступлениях против порядка управления. Среди них особо выделялись воинские преступления- «об обороне земской» и преступления против судебной власти- «о судьях и судах». Статуты содержали ряд норм о религиозных преступлениях. Например, под угрозой смертной казни запрещалось совращать христиан в магометанскую или иудейскую веру.

Наказание было тем строже, чем ниже общественное положение преступника и чем выше общественное положение потерпевшего. За одинаковые преступления закон назначал разные наказания для шляхты и для «волостных людей» и мещан.

Цели наказания. Вначале литовское право направлялось на возмещение ущерба потерпевшему, а также на извлечение материальных выгод государством (штрафы в пользу господаря). По мере обострения классовой борьбы, вызванного ростом закрепощения крестьян, на первое место выходит устрашение.

Виды наказаний. Литовское право XV-XVI вв. знало следующую систему наказаний:

1)Имущественные  наказания. Пострадавшийиказна («скарб господарский») получали «вину пенежную», то есть денежное взыскание с преступника. Лица, неспособные уплатить «вину пенежную», подвергались телесным наказаниям, тюремному заключению, а в ряде случаев и смертной казни.

2)Лишение прав («выволание») заключалось в лишении гражданских прав и изгнании за пределы государства. Оно назначалось за невыполнение судебного решения. Запрещалось давать «выволанцу» (изгнаннику) убежище. Он лишался супружеских, родительских и имущественных прав.

3)Лишение чести назначалось только панам и шляхтичам по приговору суда за тяжкие преступления, влекшие для человека «простого стану» смертную казнь.

4) Позорящие наказания имели цель унизить преступника.

5)Смертная казнь. До середины XV в. назначалась за кражу и государственные преступления, а со второй половины XV в.- и за воинские преступления.

Литовские статуты предусматривали смертную казнь за многие другие преступления: против веры, нравственности, семьи, за убийство, за ряд преступлений против здоровья и имущества. Широко применялись сожжение, четвертование, утопление, посажение на кол и «строгаю» казнь, способ которой определялся судом. Смертная казнь применялась почти всегда к «людям простого стану».

6)Телесные наказания делились на два вида:

а) болезненные,

б) членовредительские, которым подвергались главным образом крестьяне.

7)Тюремное заключение устанавливалось за маловажные преступления на срок от трех недель до одного года и шести недель.

Процесс. До принятия статутов процесс был в основном обвинительно-состязательным. Статуты ввели начала инквизиционного процесса. В качестве доказательств применялись:

- собственное признание, для получения которого применялась пытка («мука»);

- свидетельские показания;

- письменные акты, считавшиеся главными доказательствами;

- присяга и жребий.

В русских землях, где сохранялись нормы «Русской правды», Новгородского и Псковского судебников, инквизиционный процесс почти не применялся.

Таким образом, развитие государства и права в Русских землях великого княжества Литовского имело некоторые особенности, которые сказывались в дальнейшей истории России. Вместе с тем, преобладание в составе великого княжества Литовского славянского и православного элемента оказало сильное влияние на социально-экономическое, политическое и культурное развитие Литвы, её народа.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

а)Нормативно-правовые акты

1. Русская правда. //Хрестоматия по истории отечественного государства и права. Форма государственного единства в отечественной истории ХХ века: учебное пособие для бакалавров / Сост. О.И.Чистяков, Г.А.Кутьина. –М.: Издательство Юрайт.; ИД Юрайт. 2012.

2. Псковская судная грамота. // Российское законодательство X-XX веков. М., 1984. Т.1.: Законодательство Древней Руси.

3. Новгородская судная грамота. // Российское законодательство X-XX веков. М., 1984. Т.1.: Законодательство Древней Руси.

б)Основная литература:

1. История государства и права России: учебник / В.М.Клеандрова, Р.С.Мулукаев, А.В.Хохлов и др. / Под ред. Ю.П.Титова. Гриф МО. –М.: Проспект. 2011.

2.История отечественного государства и права: учебник. / Кувырченков Н.С., Печников А.П., Приходько М.А. / Отв. ред. И.А.Исаев. Гриф МО.  –М.: Проспект. 2012.

4. История государства и права России: Учебник /Под ред. И.А. Исаев.- М.: Проспект, 2011.

5. История отечественного государства и права: Учебник. В 2 ч./Под ред. О.И. Чистякова. М.: Юрайт, 2011.

6. Кузнецов И.Н. История государства и права России. –М.: Дашков и К. 2012.

в) Дополнительная литература

  1. Агафонов А. В. К вопросу о происхождении древнерусского права (IXXII вв.) // Законы России: Опыт. Анализ. Практика. 2006. № 7. С. 116–121.
  2. Алексеев Ю.Г. У кормила Российского государства. Очерк развития аппарата управленияXIV-XV вв. СПб., 1998.
  3. Аксенов С. Г. Меры борьбы с пожарами на Руси вIXXIV веках (историко-правовой аспект). 2006. № 3. С. 38–42.
  4. Бобраков И. А. К истории развития отечественного законодательства, определявшего правовой статус потерпевшего в уголовном судопроизводстве // История государства и права. 2005. № 6. С. 43–45.
  5. Владимирский-Буданов М. Ф. Обзор истории русского права. – Ростов н/Д: Феникс,1995.
  6. Заболоцкая Т. В., Ефимова Д. А. Судебный процесс в средневековой Руси // История государства и права. 2007. № 4. С. 19–20.
  7. Земба В. Ф. Ответственность за насильственные преступления против половой свободы и половой неприкосновенности в древнерусском праве // История государства и права. 2006. № 9. С. 26–27.
  8. Исаев И.А. История России: правовые традиции. М., Юрист. 2008.
  9. История государства и права. Конспект лекций. / Под ред. С.Д.Смолина.- М.: Юрайт - Издат,  2007.
  10. История государства и права России IX - начала XX вв. Учебник / Под ред. Рогова В.А. Изд.: МГИУ, 2006.
  11. История отечественного государства и права: Учебник  / Под ред.  Р.С. Мулукаева. –  М.: ЦОКР МВД России, 2006.
  12. Капканов В. И. Понятие самоуправства в памятниках старорусского права // История государства и права. 2006. № 8. С. 27–28.
  13. Кудимов А. В., Шафиев М. М. Источники права Древней Руси // История государства и права. 2006. № 10. С. 9–11.
  14. Надеждин Н. Н. Источники древнерусского предпринимательского права // История государства и права. 2007. № 1. С. 10–12.
  15. Оспенников Ю. В. О значении штрафа в 12 гривен в русском правеXIIXV вв. // История государства и права. 2006. № 4. С. 6–9.
  16. Семенова О. П. Развитие семейно–брачных отношений в Древнерусском государстве // История государства и права. 2006. № 11. С. 25–27.
  17. Серегин А. В. Юридический анализ причин возникновения Древнерусского государства // История государства и права. 2006. № 7. С. 19–21.

ГЛАВА 4. Становление и развитие централизованного Русского государства и общерусского права (XIV – конецXVII вв.).

§ 4.1. Возникновение Великого княжества Московского, развитие его       общественного и государственного строя.

Во второй половинеXIV в. в северо-восточной Руси усилилась тенденция к объединению земель.

Центром объединения стало Московское княжество, выделившееся из Владимиро-Суздальского еще вXII в.

Процесс объединения земель вокруг Московского княжества начался в конце XIII в. и закончился в начале XVI в.

Основными предпосылками образования централизованного Русского государства явились:  выгодное геополитическое положение Москвы, её возвышение среди других русских княжеств, политика монголо-татар в пользу Москвы на определенном этапе; покровительство русской православной церкви московским князьям, перенос митрополии в Москву (1326г.);  активная военная и дипломатическая политика московских великих князей; усиление закрепощения крестьян, необходимость подавления   крестьянских выступлений против феодалов и ряд других;  развитие экономических отношений и торговли.

В Московском княжестве интенсивно развивалась система поместных     отношений: дворяне получали землю от великого князя (из его домена) за службу и на срок службы. Это ставило их в зависимость от князя и укрепляло его власть.

СXIII в. московские князья и церковь начинают осуществлять широкую   колонизацию заволжских территорий, образуются новые монастыри, крепости и города, происходит покорение и ассимилирование местного населения.

В ходе Большой феодальной войны (14331453 гг.) и в последующие годы к Москве были присоединены Рязанское, Смоленское, Тверское и многие другие княжества и земли, Новгородская, Псковская и Вятская феодальные республики.

Наряду с русскими землями в состав централизованного государства вошли территории, где проживали карелы, коми, мордва, удмурты и другие народы.

Централизованное Русское государство складывалось как       многонациональное.

Освобождение Русского государства от чужеземной зависимости протекало в жестокой борьбе.

После Куликовской битвы (1380г.) потребовалось ещё 100 лет, чтобы окончательно сбросить монголо-татарское иго. В 1480г. – произошло стояние на реке Угре, которое подвело черту под их правлением.

Однако угроза для безопасности русских людей исходила со стороны Казанского и Крымского ханств и необходимость ещё большего сплочения русского народа была  очевидна.

Говоря о «централизации», следует иметь в виду два процесса: объединение русских земель вокруг нового центра — Москвы и создание централизованного государственного аппарата, новой структуры власти в Московском государстве.

В ходе централизации происходило преобразование всей политической    системы. На месте множества самостоятельных княжеств образуется единое              государство.

Изменяется вся система сюзеренно-вассальных отношений: бывшие великие князья сами становятся вассалами московского великого князя, складывается сложная иерархия феодальных чинов.

КXV в. происходит резкое сокращение феодальных привилегий и иммунитетов.

Складывается иерархия придворных чинов, даваемых за службу: введенный боярин, окольничий, дворецкий, казначей, чины думных дворян, думных дьяков и т.д. Укрепляющееся служилое дворянство становится для великого князя (царя) опорой в борьбе с феодальной аристократией, не желающей поступиться своей независимостью.

В экономической области разворачивается борьба между вотчинным (боярским, феодальным) и поместным (дворянским) типами землевладения.

Верхушка городского населения вела непрерывную борьбу с феодальной аристократией (за земли, за рабочие руки, против ее бесчинств и грабежей) и активно поддерживала политику централизации.

Она формировала свои корпоративные органы (сотни), настаивала на освобождении от тяжелого обложения (тягла) и на ликвидации привилегированных феодальных промыслов и торгов («белых слобод») в городах.

В складывающейся политической ситуации все три социальные силы:        феодальная (светская и духовная) аристократия, служилое дворянство и верхушка посада составили основу сословно-представительной системы правления.

Централизация привела к существенным изменениям в государственном аппарате и государственной идеологии. Великий князь стал называться царем по аналогии с ордынским ханом или византийским императором.

Захват турками-османами Константинополя (1453 год) усилил значение Московской митрополии, несмотря на то, что в 1458 г. из неё выделилась митрополия Западной Руси, находящейся в землях Великого княжества Литовского.

Русь приняла от Византии атрибуты православной державы, государственную и религиозную символику.

Сформировавшееся понятие самодержавной   власти означало ее абсолютную независимость и суверенность.

ВXV в. митрополит на Руси стал назначаться без согласия византийского патриарха (к этому времени пала Византийская империя).

Серьезной политической силой становится церковь, сосредоточившая в своих руках значительные земельные владения и ценности и в основном определявшая идеологию формирующегося самодержавного государства (идея «Москва — третий Рим», «православное царство», «царь — помазанник божий»).

На рубежеXVXVI вв. возникает теория «Москва третий Рим», (1510 год – псковский монах Филофей), что послужило ещё большему укреплению централизованного Московского государства.

Усиление власти великого князя (царя) проходило параллельно с формированием новой системы государственного управления — приказно-воеводской.

Для нее были характерны централизация и сословность.

Высшим органом власти стала Боярская дума, состоявшая из светских и духовных феодалов, действовавшая постоянно на основе принципа местничества и опиравшаяся на профессиональную (дворянскую) бюрократию. Это был аристократический совещательный орган.

Местное управление ранее основывалось на системе кормлений.

Население обеспечивало наместников в городах и волостелей в волостях всем необходимым – «кормом».

Его размер определялся в специальных княжеских грамотах.

Корм состоял: из въезжего корма (кто что принесет), периодических натуральных и денежных поборов несколько раз в год: на Рождество, Пасху. Петров день, торговых пошлин с иногородних купцов, брачных пошлин (выводная купница и новженный убрус).

Наместники и волостели (в уездах и волостях) назначались великим князем и в своей деятельности опирались на штат чиновников (праведчиков, доводчиков и др.). Они ведали административными, финансовыми и судебными органами, отчисляя часть сборов с местного населения себе.

Срок пребывания в должности не был ограничен.

Слишком независимые кормленщики к концуXV в. становятся неприемлемы для центральной власти, постепенно сокращаются сроки их деятельности, регламентируются нормы податей, ограничиваются судебные полномочия.

В состав суда вводятся местные «лучшие люди», земские дьяки протоколируют процесс, судебные документы подписывают целовальники и дворские.

Судебные функции осуществляли: великий князь, боярская дума, путные бояре, приказы. На местах судили наместники и волостели.

Судебные права у них были неодинаковые.

Процесс образования единого централизованного Русского государства выразился прежде всего в объединении ранее независимых государств-княжеств в одно Великое княжество Московское.

В XIIIпервой половине XIV вв. Московское княжество представляло собой типичную феодальную сеньориальную монархию.

Великий князь возглавлял иерархию князей и бояр, состоявшую с ним в определённых договорных отношениях.

Заключенные на основе древних обычаев договоры предоставляли удельным князьям, боярам и духовенству широкие феодальные привилегии и иммунитеты.

По мере централизации государства и подчинения отдельных княжеств Московскому великому князю его власть значительно возросла.

В XIVXV вв. происходит резкое сокращение иммунитетных прав отдельных феодалов: удельные князья и бояре становятся подданными великого князя.

Одним из средств укрепления великокняжеской власти, а также упорядочения финансов быладенежная реформа, проведенная в начале XVI в.

Ее основное значение заключалось в том, что она вводила в государстве единую денежную систему.

Чеканить монету мог теперь только великий князь, деньги удельных князей изымались из обращения.

Впервые в международных отношениях титул «царя всея Руси» упоминается в 1474 году в договоре Новгорода и  Пскова с Дерптским епископством.

Были заложены основы культа личности царя – особые церемониалы выходов к народу, одежды, знаки царской власти.

Появился государственный герб – двуглавый орел.

В 1497 году ИванIII принял Судебник, положивший начало юридическому закрепощению крестьян. Предусматривался  ограниченный срок перехода крестьян (неделя до и неделя после Юрьева дня - 26 ноября, при уплате «пожилого»)

В 1498 году ИванIII венчал на «великое княжение Владимирское. Московское и Новгородское» своего внука Дмитрия, возложив на него бармы и шапку Мономаха. Впервые был упомянут скипетр царства.

В XIVXV вв. продолжала действовать дворцово-вотчинная система      управления.

Важная роль в ней принадлежала княжескому двору во главе с         дворецкими и дворцовыми ведомствами путями.

В XIV в. существовали конюший, стольничий, ловчий и другие пути,         возглавляемые соответствующими путными боярами.

Великий князь управлял государством, опираясь на совет боярской        аристократии Боярскую думу.

Боярская дума была постоянно действующим органом. Она вместе с князем осуществляла законодательную, административную и судебную деятельность.

Состав её формировался на основе системы местничества, при которой представители феодальных фамилий занимали определенные места при дворе князя и на государевой службе не по способностям или заслугам, а по древности и знатности рода.

Местничество мешало успешному развитию русского государства.

Первоначальное количество путных бояр было небольшим (около 20 человек). Они относились к высшим «думным чинам».

Вторыми по старшинству в Думе были окольничие, далее – думные дворяне, позднее появились думные дьяки представители растущей правительственной администрации.

Боярская дума заседала ежедневно в присутствии великого князя и решала вопросы внутренней и внешней политики, а также разбирала другие важные дела.

Формулой решения были слова: «Великий князь указал, и бояре приговорили».

В дальнейшем великокняжеская власть из узкого круга непосредственных советников в дополнение к боярской думе составила «ближнюю думу».

Состав Боярской думы на протяжении XIVXVI вв. постепенно менялся.

В нее стали входить не только путные бояре, тысяцкие, окольничие, «бояре введенные» и дети боярские, но и думные дворяне, думные дьяки и др.

Новый государственный аппарат Великого княжества Московского сформировался к середине XVI в.

ВXIVXV веках в ходе развития государства произошло слияние дворов удельных князей с двором великих князей московских и образование Государева двора как объединения высших государственных  служащих.

Высший слой «служилых людей» формировался в рамках института,        который назывался Государев двор.

Он делился на чины: думные (члены Боярской думы), высшие     придворные чины (дворецкие, казначеи, кравчие, постельничие, ловчие, сокольничие, ясельничие), московские чины (стольники, стряпчие, «большие», дворяне, дьяки, шатерничие, жильцы) и «выбор из городов» (представители дворян из уездных корпораций).

Представители Государева двора занимали высшие и средние командные должности в армии, возглавляли центральные и местные органы власти. Представителями власти великого князя, а затем  царя на местах стали наместники в крупных землях и воеводы – в волостях, уездах.

По мере централизации Русского государства положение кормленщиков изменялось: устанавливались определенные размеры «корма», регламентировались права и обязанности кормленщиков, срок их деятельности стал составлять от 1 до 3 лет, ограничивались судебные права и др.

Объединение большинства русских земель «под рукой» великого князя Московского привело к усилению роли служилого дворянства в государственном управлении.

Прежняя дворцово-вотчинная система управления в новой государственной организации не годилась, требовалось создать новый централизованный государственный аппарат.

В условиях хозяйственной разобщенности областей, слабых товарно-денежных связей, территориальной рассредоточенности населения, обширных границ государственный аппарат вынужден был постоянно мобилизовывать        общественные ресурсы.

Поэтому на основные социальные слои и группы в иерархической     системе возлагались определенные служебные обязанности, что официально закреплялось в законодательных актах, например Соборным Уложением 1649 года.

В связи с этим государственный аппарат постепенно стал доминировать над обществом, чему также способствовало усиление самодержавной власти.

К концу ХV века произошла сакрализация власти на основе православных идей.

Удельные князья и бояре лишились иммунитета: права иметь соответствующие вооруженные силы, местный суд, права сбора налогов, было отменено право   вассала иметь сюзерена.

Принцип подданства в период Московского государства заменил   принцип вассалитета. В ХV веке поместный принцип утвердился как базовый во          взаимоотношениях государства и его служащих.

Сформировалась самостоятельная сословная корпорация – дворянство.

В зависимости от уровня службы полагалось жалованье и поместье определенного размера с крестьянами.

Каждый дворянин, получивший от государства поместье, был обязан по требованию великого князя явиться «конно, людно и оружно», то есть быть на коне, в полном вооружении и с определенным числом вооруженных людей.

Выделение управленческой деятельности в качестве важной профессиональной самостоятельной сферы отношений, возникновение многочисленной группы государственных служащих связано с развитием централизованного русского государства (ХVVII века).

      Права аристократических родов занимать определенные места на государственной службе регулировались традиционной иерархией родов и обычаев местничества.  Каждому роду было четко определено его место – разряд с записью в разрядных книгах.

Специальный Разрядный приказ ведал делами служилых людей, назначениями, выдачей жалованья за службу, вел разрядные книги.

Обычно при назначениях принимались в расчет три фактора: родословная кандидата, его чин (служебный титул) и разрядность (предыдущие должности).

      При такой системе замещения должностей профессиональные, деловые качества не имеют большого значения.

       Пагубность местничества ярко проявлялась во время войн, когда невозможно было  притвориться умелым управленцем, хорошим организатором, талантливым полководцем. Поэтому до окончательного отказа от местничества в 1682 году от него неоднократно отказывались на время военных действий.

        Отраслевыми органами центрального управления стали приказы (Посольский, Поместный, Разбойный и др.), совмещавшие административные и судебные функции и состоявшие из боярина (глава приказа), приказных дьяков и писцов. На местах находились специальные уполномоченные.

         Наряду с отраслевыми приказами позже стали возникать территориальные, ведавшие делами отдельных регионов.

        Приказное управление уже во второй половинеXVI века охватывало почти все отрасли государственного управления. Число приказов значительно увеличилось, выросли штаты, более четко определились компетенция, порядок делопроизводства.

        Для контроля и борьбы со злоупотреблениями чиновников был создан Приказ тайных дел, подчинявшийся непосредственно царю и имевший широкие полномочия. В его задачи входили обеспечение функционирования государственного механизма, политический сыск, пресечение казнокрадства, злоупотреблений властью.

К середине XVI в. дворцово-вотчинная система управления окончательно вытесняется приказно-местнической.

Новые органы развились из единоличных и временных поручений, которые великий князь давал своим боярам и вольным слугам, «приказывая» им ведать  какую-либо отрасль дворцового хозяйства или государственного управления.

Во главе приказа обычно стоял боярин, назначаемый лично царём. Ведение делопроизводства возлагалось на дьяков.

Техническую и канцелярскую работу осуществляли подьячие. Второстепенными приказами управляли дворяне с дьяками или одни дьяки.

Структурным подразделением приказа являлся стол, который строил свою деятельность по отраслевому или территориальному принципам. Некоторые столы подразделялись на повытья.

По подсчетам историков, всего дьяков насчитывалось около 100 человек, подъячих около 1000.

Объем компетенции стола определялся территорией действия либо направлением деятельности.

Столы делились на повытья, под руководством «повытчика» - подъячего.

Число приказов постоянно увеличивалось, их общее число доходило до 90. Но постоянных было около 40.

Отсутствие какого-либо контроля над работой приказов порождало         дублирование функций и многочисленные злоупотребления.

Обычно к приказу приписывалась определенная территория, на которой он собирал налоги и подати. К населению этой территории приказ выполнял полицейско-судебные функции, кроме относившихся к исключительной компетенции Разбойного, Сыскного и других специализированных органов.

Одни приказы ведали определёнными делами на всей территории государства, другие, наоборот, вели все или почти все дела только в отдельных землях и уездах.

         В приказном строе Московского государства складывалась бюрократическая система, проявлением которой было: «всевластие правительственных органов и бесправие обывателей, произвол назначенных властей, отсутствие правильно поставленного контроля и ответственности».

       Стремительно увеличивалось количество служилых людей.

Если в 1640 г. в центральном аппарате их насчитывалось 1611 человек, то через пятьдесят лет в 1690 г. уже 4657 человек —См.: Вопросы истории. 1989.№12.С.6.

.

Возникала проблема сокращения административных расходов. С 1628 по 1646 год сократили финансирование подъячих на 25%.

Приказы можно разделить на четыре основные группы:

1)приказыотраслевого государственного управления: Разрядный приказ ведал государственной службой, управлял засечной, сторожевой и станичной службой, обеспечивал служилых людей земельным и денежным жалованьем, назначал воевод и их помощников и т. д.;  Поместный приказ решал вопросы, связанные с поместным и вотчинным землевладением, а также осуществлял суд по земельным делам; Челобитный – разбор челобитных;  Разбойный руководил борьбой с тяжкими преступлениями;

2)территориальные (или областные) приказы: Малороссийский, Сибирский приказы и дворцы Казанский, Новгородский, Тверской;

3)приказы дворцового управления:

В компетенцию Приказа большого прихода входил сбор общегосударственных налогов и пошлин.  Приказу большой казны подчинялся Денежный двор, который занимался чеканкой монеты.

4)патриаршие.

Часто создавались временные приказы, которые выполняли конкретные задачи и функции. Так, в 1627-1629 годах существовало шесть сыскных приказов.

Существовали и другие приказы: Разбойный приказ, Приказ сбора                пятинных и запросных денег, Аптекарский приказ, Печатный приказ и др. Кроме того, имелось несколько судных приказов.

Некоторые приказы управляли отдельными отраслями дворцового              хозяйства, иные небольшими отдельными предприятиями, в которых работало  несколько десятков человек (например, Аптекарский и Книгопечатный).

В XVII в. приказы были постоянно загружены судебными и административными делами.

Множество донесений и запросов сюда приходило от местных управителей-воевод, которые, опасаясь государева гнева в случае ошибки, обращались в Москву по всяким мелочам.

В середине XVI в. царь Иван IV Грозный провел судебную реформу, направленную против системы кормлений.

Суд наместников и волостелей был заменён судом выборных земских и губных властей.

Денежные оклады у думных дьяков было 200-250 рублей в год, в два раза меньше чем у бояр, приказные дворяне получали 50-80 рублей, подьячие до 20 рублей в год.

Во второй половине XVI в. система управления, основанная на кормлении, постепенно отменяется.

В указе 1555 г. Ивана  Грозного говорилось: «И мы жалуючи крестьянство... наместников, волостелей и праветчиков от городов и от волостей отставили... велели есьми во всех городах и волостях учинити старост излюбленных, кому меж крестьян управа чинить».

В качестве земских властей были представлены «излюбленные головы» (старосты), земские дьяки и лучшие люди (целовальники).

Они ведали всеми отраслями местного управления (полицейского, финансового, экономического) и суда.

Вместо наместников создаётся выборное самоуправление в губах, уездах и волостях Губные и Земские избы, которые с 1556 г. стали основными органами управления на местах.

Они осуществляли финансовые, судебные и полицейские функции.

Губные избы становятся основными органами управления в губах и уездах.

Возглавлял Избу губный староста, который избирался на 13 года из дворян и детей боярских всеми классами населения, включая крестьян.

При губном старосте находился губный целовальник. Он избирался из среды тяглых (посадских и сельских) людей.

Губному старосте подчинялись местные старосты (сотские), десятские и «лутчие люди». Они, вместе с целовальниками, дьяками и подьячими, вершили судопроизводство на основе «губных грамот», которые утверждались царём.

Систему губных изб контролировал Разбойный приказ.

Губный староста при своём назначении ездил  в Разбойный приказ «для крестного целования».

Разбойный приказ мог привлечь к судебной ответственности губных старост и целовальников за злоупотребления и взяточничество.

Состав Земских изб, в лице земского старосты, дьячка и целовальников, избирался тяглым населением посадов и волостей на 12 года.

Земские органы содержались за счет местного населения.

Вместо кормов и пошлин, которые посадские и волостные люди платили прежде наместникам и волостелям, они должны были теперь платить денежный «оброк» в царскую казну.

Правительство назначало для каждого округа лишь общую сумму оброка, а затем посадские и крестьяне должны были распределять платежи оброка «меж себя» «по животам и по промыслам и по пашням и по угодьям», т. е. в соответствии с имущественным положением каждою хозяина.

В начале XVII в. местное управление подверглось очередной реорганизации.

Административные, полицейские и военные функции в ряде городов и территорий возлагались на воевод, назначаемых центральной властью.

Им же стали подчиняться Земские и Губные избы, городовые приказчики.

Воеводы в своей деятельности опирались на специально созданный аппарат Приказные избы, в состав которых входили дьяки, приставы, приказчики и другие должностные лица.

Воевода назначался Разрядным приказом на 13 года, утверждался царем и Боярской думой.

К середине 17-го века постепенно выделяется понятие гражданской службы.

Вводится присяга (крестоприводная запись). Её содержание: охранять здоровье и жизнь царя и его семьи, иного никого на престоле не видеть; служить, где приказано будет; по дружбе не норовить, по недружбе не мстить; посулов и поминков ни у кого и ни от чего не имати.

Стройной системы судебных органов не существовало. Суд не был отделен от администрации. Судебно-административные функции осуществляли: царь, Боярская Дума, приказы, губные и земские учреждения.

Кроме создания новых органов управления, для упрочения государства необходимо было ликвидировать тот правовой партикуляризм, который был присущ периоду феодальной раздробленности во всех странах.

В каждом   княжестве за несколько столетий, возникли, по сути, отдельные правовые системы.

В их основе лежали древние местные обычаи, законодательная самодеятельность князей, вечевое народовластие.

Московское великое княжество нуждалось в правовом оформлении новой единой государственности.

В социальной структурепостепенно происходили изменения. Их главной особенностью являлось формирование сословий: княжеско-боярского, дворян (служилое сословие), духовенства, крестьян, купцов и ремесленников (мещан).

Сословия большие социальные группы, обладающие, на основании обычая или закона, наследственными правами и обязанностями.

Класс светских феодалов подразделялся на четыре социальные группы: служилые (удельные) князья (княжата); бояре; слуги под дворским (дворяне); дети боярские.

Высшими, привилегированными сословиями были те, кто владел или распоряжался землёй основным источником всей производственной деятельности людей.

Крупнейшим землевладельцем оставался Великий князь. Он владел дворцовыми и черносошными (чернотяглыми) землями.

Лично ему и его семье принадлежали дворцовые земли. Кроме того, как глава государства, он распоряжался землями черносошными (чернотяглыми). Они считались государственными.

Часть дворцовых земель раздавалась служащим при дворе великого князя, дворянам, за верную службу. Чёрные земли также иногда переходили в собственность бояр, дворян и духовенства.

Удельные (служилые) князья и бояре постепенно из вассалов великого князя превращались в его подданных.

Было ограничено их «право отъезда».

«Право отъезда» заключалось в возможности вассала выйти из-под покровительства своего сеньора и перейти на службу к другому.

По мере укрепления власти московских великих князей право отъезда стало рассматриваться как проявление сепаратизма. Отъезжающие лишались своих вотчин и считались изменниками.

Конфискованные земли великие князья передавали своим сторонникам.

Вотчины приобретали характер условного землевладения, всё более ограничивались иммунитеты их владельцев.

Однако бояре, крупные землевладельцы, по-прежнему занимали высшее положение в обществе. Они эксплуатировали крестьян, кабальных людей, холопов, были свободны от податей и повинностей, судили (за исключением некоторых дел) своих крестьян и управляли ими.

В едином государстве принадлежность к  боярству связывалась с государственной службой.

Если раньше боярское звание могло быть получено только по наследству, теперь оно постепенно становилось придворным почётным званием, которое жаловал великий князь за особые заслуги.

Слово боярин стало означать придворный чин, пожалованный великим князем.

Бояре входили в состав Боярской думы при князе, занимали важнейшие должности в системе управления государством и в вооруженных силах, имели привилегии в суде.

Высшим чином был «боярин введенный»: прошедший процедуру торжественного введения, объявления.  Этот чин получали княжата и родовитые бояре за особые заслуги.

Следующий чин «окольничий» давался мелким удельным князьям и знатным боярам, не вошедшим в первую группу.

Другие чины – стольники, стряпчие.

Княжеско-боярская знать вела борьбу против усиливающейся центральной государственной власти за сохранение своих привилегий.

В середине XVI в. реформы царя Ивана IV существенно их ограничили, но  не полностью.

Княжеские слуги вольные дворяне (слуги под дворским князя) относились к средним и мелким феодалам. Они владели землей на так называемом поместном праве, т.е. условно, за службу и на время службы.

Поместные земли не могли свободно отчуждаться и передаваться по наследству.

Дворянство становилось все более многочисленной группой, тесно  связанной с великокняжеской властью, её главной политической опорой.

Они получали звания-должности думных дворян, думных дьяков, стольников, дворян московских и городовых, детей боярских и др. Они не имели права свободного перехода.

Дворяне были заинтересованы в укреплении центральной власти монарха.

Это было обусловлено их экономическим положением: хозяйство среднего и  мелкого феодала могло быть эффективным только в условиях активизации           торговли и увеличения крестьянских повинностей.

Сначала дворяне не могли быть начальниками войск, полков. Они могли командовать сотнями. На них лежала обязанность по охране границ государства. Дворяне могли занимать должности рассыльщиков – лиц, посылаемых в разные места с поручениями недельщиков, в обязанность которых входили вызов в суд сторон, исполнение решений суда, арест и пытка татей.

Дворяне принимали участие при дворе и в придворной службе.

В последующем права дворян на землю и их политические привилегии постоянно расширялись.

В 1550 году Иван Грозный конфисковал у бояр земли вокруг Москвы и отдал их тысяче дворян, которые стали опорой царя. Дворянство быстро развивалось, увеличивалось численно, становилось социальной опорой царской власти.

С серединыXVI века служилые люди (лица, находившиеся на государевой службе) стали разделяться на две категории.

К первой относились те, кто служил «по отечеству» бояре, дворяне, дети боярские, владевшие наследственными землями. К ним относились: чины думные (бояре, окольничьи, думные дворяне); чины московские (стольники, стряпчие, дворяне московские, жильцы); чины городовые (уездные) (дворяне, дети боярские дворовые и городовые;). Они могли получать государевы награды деньгами и землей.

Ко второй те, кто служил «по прибору», стрельцы, рейтары, пушкари, городовые казаки и др. Они набирались из крестьян,  посадских людей и служили за денежное жалование, пользовались некоторыми привилегиями.

Служилые люди по прибору платили государственные налоги, несли различные повинности.

В 1556 «Уложение о службе» установило равную для вотчинников и помещиков обязанность личного участия в военной службе и выставления одинакового числа вооруженных людей в зависимости от размера земельных владений.

Появляется новая категория вотчин – выслуженные или жалованные вотчины.

Расширяются права помещиков, дворян. Они по своему правовому положению приближаются к вотчинникам.

С 1618 года введен порядок, согласно которому поместья погибших на поле боя или пропавших без вести оставались во владении их жен и детей.

Таким образом, был сделан первый шаг к наследованию поместных земель.

Начал допускаться обмен поместья на вотчину, перевод царским указом поместья в вотчину, разрешалось давать поместье в приданое.

Дворяне получили право покупки вотчин.

Соборное Уложение 1649 года фактически уравняло статус вотчин и поместий, а следовательно правовое положение бояр и дворян. Они становились более однородной, замкнутой социальной массой, закрытым сословием.

Их привилегия – монопольное владение землей. Только гостям (богатым купцам) разрешалось покупать пустующие земли с разрешения царя (по челобитным).

Дворяне освобождаются от податей, от телесных наказаний, некоторых повинностей и пользуются особой защитой уголовного закона.

В 1640 году дворянам предоставлено монопольное право занимать государственные должности. Духовным, посадским людям и крестьянам запрещалось становиться чиновниками приказов.

Помещики и вотчинники осуществляли полицейско-административный надзор за своими крестьянами.

Соборное уложение закрепило за ними право юстиции: они могли выносить приговоры по всем преступлениям, совершенных их крестьянами, кроме наиболее тяжких (убийство, разбой).

Помещики несли ответственность за выполнение крестьянами государственных повинностей. Долги помещика могли оплачиваться из имущества крестьян. Более того, за долги помещика, крестьянин мог быть поставлен на правеж. Помещики могли вмешиваться в брачно-семейные отношения крестьян.

Служба царю начиналась с 15 лет и была пожизненной. Обязанность была наследственной.

Из государевой службы нельзя было выйти, а отъезд на службу за границу рассматривался как государственная измена.

Церковь и монастыри  являлись крупнейшими землевладельцами (до 1/3 всех частновладельческих земель).

Монастырское землевладение росло за счет пожалования князей и бояр, захвата неосвоенных земель.

Духовенство делилось на белое (духовенство церквей) и черное (духовенство монастырей).

Духовенство, как правило, поддерживало стремление великих князей к политическому объединению Руси, укреплению государственного аппарата.

Только сильная власть могла защитить интересы духовенства.

Но в то же время широкие привилегии, иммунитеты церковных феодалов мешали централизации государства.

        В начале XVI в. делались попытки ограничить дальнейший рост                   монастырско-церковного землевладения. Но эти попытки целей не достигли.

        Но в  1551 году было запрещено продавать и передавать монастырям (на помин души) старинные вотчины без разрешения царя. Затем такие ограничения были введены и в отношении обмена, дачи в приданое, наследование вотчин. За нарушение запретов грозила конфискация земель в пользу царя.

       После введения в 1589 году патриаршества позиции церкви окрепли.

       Многое здесь зависело от личности царя и личности патриарха.

Соборное уложение 1649 года запретило церкви приобретать и получать иным образом вотчины.

Также Соборное уложение выделило в отдельную главу преступления против церкви и религии. Государство брало на себя уголовно-правовую защиту интересов церкви.

          В 1650 году был  образован Монастырский приказ, который стал решать и финансово-экономические вопросы жизни церкви.

Верхушку городского и посадского населения составляли купцы.  «Лутчие  люди» получали от княжеской власти привилегии, освобождались от части податей и повинностей, создавали свои корпорации с некоторыми правами самоуправления.

Крупные купцы и ремесленники эксплуатировали  городские низы «черных», «молодших» людей, которые полностью облагались государственными и местными податями, многочисленными повинностями.

Великокняжеская власть делала попытки ограничить влияние бояр и церковников в городах, усилить власть государевой администрации.

Но этот процесс затянулся на многие десятилетия.

Сложилась определенная иерархия: гости и гостиная сотня (купцы, торгующие за рубежами государства), суконная сотня, черные сотни (средние, мелкие и розничные торговцы) и слободы (ремесленные кварталы и цехи).

Представители гостей, гостиной и суконной сотен наделялись существенными привилегиями, освобождались от ряда податей и повинностей.

Гости и торговые люди гостиной и суконной сотен освобождались от тягла и других повинностей; от пошлин на «питье» и постоялой повинности; от пошлин с огня и топки; подводной повинности; проезжего мыта, мостовщины.

Гости могли покупать земли с разрешения царя. Они пользовались особой защитой закона. В 16-м веке бесчестье гостя предусматривало пеню в 50 рублей, а боярского человека доброго только в пять.

Городское население вXVII в. получает наименование «посадские люди».

Развивались промыслы, ремесла, технологии.  Стали возникать общероссийские торговые центры – ярмарки. Широкое развитие получила внешняя торговля.

Более богатые купцы, сурожане, суконники, купеческие сотни составляли верхушку посадского населения.

Основная масса городского населения – черные посадские люди: ремесленники, мелкие торговцы.

Ремесленники объединялись в общины, братчины по профессиональному признаку.

Во второй половине 16-го века начинается формирование нового типа производства мануфактуры. В отличие от ремесленной мастерской, где все операции по изготовлению продукта производились одним работником, мануфактура представляла собой крупное по тем временам производство с несколькими десятками работников, часто с использованием водяного колеса.

Работа на мануфактуре была поделена на несколько операций, что позволяло выпускать изделия значительно быстрее и с меньшими затратами, чем в ремесленной мастерской.

Первые мануфактуры возникли в государственном секторе хозяйства: Монетный, Пушкарский, Печатный дворы. Развивалась оружейная мануфактура.

Значительная часть дворов в городе принадлежала духовным и светским феодалам, освобождалась от государственного «тягла»  и называлась «белыми слободами».

Посадские черные слободы по принципу круговой поруки платили общегосударственную подать – посадское тягло (прямая государева подать, стрелецкая подать, ямские деньги, полоняночные деньги и др.), несли другие повинности. Часто вводились чрезвычайные сборы.

«Белые слободы» представляли серьезную конкуренцию посаду, переманивая из «черных слобод» платящих государственные налоги - квалифицированную рабочую силу.

Сумма налога с посада в целом оставалась неизменной. А доля на каждый двор увеличивалась по мере уменьшения населения.

Поэтому горожане неоднократно ставили вопрос о возвращении в посад ушедших людей и заложенных «беломестцам» городских имуществ.

С 1550 года основываемые феодалами новые слободы в городах уже не получали податных и судебных льгот.

В 1619 году Земский собор вынес решение вернуть в  тягло ушедших в белые слободы, тех, кто заложился за сильных людей: аристократов и бояр.

В 1637 году был создан сыскной приказ для поиска и возвращения в посад тяглых.

Проблема не была решена. В городах возникали бунты.

В 1648 году создание белых слобод было запрещено, а Соборное Уложение 1649 года решило проблему, закрепив монопольное право посада на ремесло и торговлю, включив в государственное «тягло» «белые слободы» и возвратив в посад ушедших тяглецов. Вместе с тем за посадом было закреплено все его население. С 1658 года переход из посада в посад запрещался под страхом уголовного наказания.

Крестьяне (от христиане) разделялись на три основные группы: чернотяглые (черносошные),(т.е. государственные), дворцовые (князя и его семьи) и частновладельческие.

Чернотяглые крестьяне платили подати (тягло) и несли другие натуральные повинности великому князю (царю). Они платили великому князю тягло – общегосударственную подать.

На них возлагалась запашка десятины – барщина на великого князя, содержание кормленщиков, подводная повинность (давали подводы?), устройство городовых стен, приказных изб, строительство мостов, рубка леса, поставка «даточных людей».

Черносошные крестьяне жили по-прежнему общинами, которые составляли традиционные волости. Каждая волость на мирском сходе выбирала старосту или сотского с их товарищами (помощниками).

Важные дела староста решал  «поговоря с волостью» или «со всеми        крестьянами», т.е. после обсуждения на мирском сходе. Волостное управление заведовало общими хозяйственными угодьями лесом, озером и т.п., могло сдать их аренду. Старосты призывали новых поселенцев на пустые земли, решали другие вопросы местной жизни.

Главной мерой при раскладке податей и повинностей на общину была «соха», определенное количество пахотной земли – от 400 до 1300 четвертей (четверть ½ десятины). Соха делилась на «чети» - площади засева ¼ ведра семян ржи. В зависимости от климатической зоны, плодородности почвы и её принадлежности количество четей в одной сохе менялось.

Частновладельческие крестьяне жили на земле отдельных феодалов, за что должны были платить оброк (натуральный или денежный), либо обрабатывать землю феодала (барщина). Аналогичным было    положение дворцовых крестьян.

Единая форма феодальной зависимости не сложилась. Иногда давались грамоты на владение великим князем.

Частновладельческие крестьяне подразделялись на группы.

Прикрепление развивалось двумя путями: внеэкономическим и экономическим (кабальным).

ВXV в. существовало две основных категории крестьян:   старожильцы и новоприходцы.

Старожильцы давно жившие на земле феодала, вели свое хозяйство и в полном объеме несли  в его пользу повинности  и несли тягло, составляя основу феодального хозяйства.

Феодал стремился закрепить их за собой, предотвратить переход к другому хозяину.

Новоприходцы (новопорядчики) как вновь прибывшие, не могли полностью нести бремя повинностей и пользовались определенными льготами, получали займы и кредиты.

Например, могло предусматриваться освобождение на год от тягла и феодальных повинностей.  Их зависимость от хозяина была долговой, кабальной.

Они заключали договор, «порядные» грамоты» по которым попадали в зависимость к господам. В них определялись обязанности крестьянина, размер участка и усадебные постройки, полученные крестьянином, срок на который крестьянин садился на землю, вид оброка, отработка барщины, иные вопросы. Новоприходец брал «подмогу» на обзаведение.

В течение года он был либо освобожден от платы оброка либо платил его в уменьшенном размере. Он был обязан обзавестись хозяйством. Построить дом. Если не заводил хозяйство то платил «заряд» – неустойку.

По истечении льготных лет (обычно пяти) новоприходцы сливались со старожилами.

По форме зависимости крестьянин мог быть половником - работать за        половину урожая на господской земле.

Серебряником – крестьяне, которые брали  в долг от своих феодалов серебро, которое делилось на «ростовое» и «издельное».

Ростовое серебро давалось с условием уплаты процентов.

Издельное  серебро давали с условием погашения процентов издельем, то  есть работой на земле феодала.

До уплаты долга серебряники не могли уйти от хозяина.

Бобыли – безземельные крестьяне, не имевшие хозяйства и возможность платить государственную повинность. Они получали у феодала жилище и землю. За это они платили оброк и выполняли барщину.

Внеэкономическая зависимость в наиболее чистом виде проявлялась в институте холопства.

Институт холопства значительно изменился со времен Русской Правды: ограничиваются источники холопства (отменяется холопство по городскому ключничеству, запрещается холопить «детей боярских»), учащаются случаи отпуска холопов на волю.

Закон отграничивал поступление в холопство (самопродажа, ключничество) от поступления в кабалу.

Идет развитие кабального холопства – кредитор получает право эксплуатации должника на основании особой долговой записи «служебной кабалы». Должник должен был своим трудом (службой) погасить проценты с занятой суммы. Постепенно кабала приобретает черты полного холопства.

Но в отличие от полного - кабальный холоп не мог передаваться по завещанию, его дети не становились холопами.

Сближается статус холопа и феодально-зависимого крестьянина. Появляются «страдные люди» - холопы, посаженные на землю. Холоп, бежавший из татарского плена, освобождается.

С середины XV в. усилился процесс закрепощения крестьян.

Сначала   ограничивалось право перехода отдельных групп крестьян от одного господина к другому, затем ИванIII  определил общий порядок перехода в Судебнике 1497 года – только в «Юрьев день» 26 ноября, когда сельскохозяйственные работы закончены.

Чтобы получить «отказ», то есть право выхода, крестьянин должен был заплатить  феодалу «пожилое», (за пользование двором) в размере одного рубля в степных местностях и полтины в лесистых, если он жил за хозяином четыре года или дольше.

Сохранялся институт холопства (челяди), но появилась и новая группа  несвободных кабальные люди, попавшие в зависимость как неоплатные  должники.

Различий в положении свободных крестьян, холопов и кабальных людей становилось всё меньше.

ВXVI в. происходит дальнейшее юридическое оформление сословий     (обязанностей и привилегий).

Правящий класс достаточно четко делится на   феодальную аристократию (бояр) и служилое сословие (дворян). Экономической базой первой группы являлось вотчинное землевладение, второй — поместное землевладение.

Вотчина была наследственной собственностью, поместье давалось на срок и при условии службы.

Как правило, вотчины по своим размерам превосходили поместные дачи.

Помещики, получавшие землю на срок и в ограниченном количестве, стремились более интенсивно эксплуатировать ее и проживающих на ней крестьян.

Крестьянские отходы происходили чаще из поместий в вотчины, между вотчинниками и помещиками шла борьба за рабочие руки.

В серединеXVI в. происходит первая попытка юридически уравнять вотчину с поместьем: устанавливается единый порядок государственной (военной) службы.

С определенных размеров земельных угодий (независимо от их вида — вотчины или поместья) их хозяева обязывались выставлять одинаковое число экипированных и вооруженных людей.

Принцип служебности распространялся на оба феодальных сословия (боярство и дворянство).

Одновременно расширяются права владельцев поместий: даются разрешения на обмен поместья на вотчину, на передачу поместья в приданое, на наследование поместий, сXVII в. поместья царским указом могут преобразовываться в вотчины.

Консолидация феодального сословия сопровождалась закреплением его привилегий: монопольного права владеть землей, освобождения от повинностей, преимуществ в судебном процессе и  правом занимать чиновничьи должности.

Прикрепление крестьян к земле началось значительно раньше.

Первым юридическим актом в этом направлении стала ст. 57 Судебника 1497 г., установившая правило «Юрьева дня» (определенный и очень ограниченный срок перехода, уплата «пожилого»).

Это положение было развито в Судебнике 1550 г.

Опричнина, природные катаклизмы, эпидемии. Голод привели к массовому бегству крестьян на окраины большого государства.

К середине 80-х годов 16-го века в Московском уезде сохранилось14% обрабатываемой пашни, в некоторых новгородских пятинах насчитывалось до 90% заброшенных деревень.

С 1580 года началась перепись земель.

С 1581 г. вводятся «заповедные лета», в течение которых даже установленный переход крестьян в Юрьев день запрещался (от 3 до 5 лет).

Составлявшиеся в 50—90-х гг.XVI в. писцовые книги стали документальным основанием в процессе прикрепления крестьян.

В 1597 году начали издаваться указы об «урочных летах», устанавливавшие сроки сыска и возвращения беглых крестьян (сначала в течение пяти лет).

Царь Василий Шуйский в 1610 году увеличил срок сыска беглых крестьян  до 15 лет.

Заключительным актом процесса закрепощения стало Соборное Уложение 1649 г., отменявшее «урочные лета» и устанавливавшее бессрочность сыска.

Произошло окончательное юридическое закрепление оформления крепостного права. Феодал полностью получал крепость на личность крестьянина и его имущество.

Закон определял наказания для укрывателей беглых крестьян и распространял правило о прикреплении на все категории крестьян.

Холоп признается личностью, получает имущественные права, жизнь его охраняется законом. Он становится субъектом права близким по статусу к крепостному крестьянину.

ВXVII веке в общественном строе Московского государства продолжали сохраняться основные тенденции развития.

Все сословия полностью сформировались. Всё больше ограничивались привилегии старой боярской знати и духовенства, расширялись права поместных землевладельцев-дворян.

Процесс полного закрепощения крестьян завершился принятием    «Соборного уложения» 1649 г., которое «прикрепило» к своим сословиям и основную массу городского населения.

В то же время торговцы и промышленники всё более сознавали и формулировали свои сословные интересы, иногда добивались их реализации (ликвидация «белых» слобод, принятие ограничений в торговле для иностранцев и т.п.).

На государственных землях в 17-м веке проживали крестьяне трех сословных категорий. На севере в районе Белого моря и соседних областях вели хозяйство черносошные крестьяне. Помимо государственного тягла, они должны были платить государству денежный и натуральный оброки за пользование землей.

В Заволжье и на Урале нерусские народы (мордва, татары, башкиры…) при переходе от скотоводства к земледелию попадала в состав ясачных крестьян. Они платили только натуральный оброк - ясак.

В Сибири в отсутствие общин, каждый крестьянин должен был обрабатывать десятую пашню в пользу государства. Там сформировалось сословие «пашенных людей».

§ 4.2. Сословнопредставительная монархия, её особенности. Земские соборы.

В середине XVI в. происходящие в стране социально-экономические и политические процессы обусловили изменение формы Московского государства: она превратилась в сословно-представительную монархию.

Признаки присущие данной форме правления: 1) монарх делит власть с органами сословного представительства как в центре, так и на местах (Земские соборы, органы губного и земского самоуправления);  2) проявляется тенденция к созданию единого экономического пространства страны; 3)основную социальную опору царской власти составляют дворяне и купцы, посадские люди; 4) монарх ведет борьбу с феодальной аристократией, боярством, противившейся централизации государства; 5) бюрократизируется государственный аппарат; 6)предпринимается попытка создания постоянных войсковых подразделений.

С концаXV века по совету жены ИванаIII - Софьи Палеолог, племяннице последнего византийского императора – Константина Палеолога, на великокняжеском дворе был введен пышный и строгий церемониал, по образцам византийского императорского двора.

Постепенно прекращается существовавшая до тех пор простота общения главы государства с простыми людьми.

Монарх становится для них недосягаемым.

Изменение титула преследовало политические цели укрепление власти монарха и ликвидацию основ для притязаний на престол со стороны бывших удельных князей.

В сношениях с малыми землями он уже титуловался как царь всея Руси.

Царь – слово, сокращенное от кесарь, цесарь.

С концаXV века на печатях московского государя появляется византийский герб двуглавый орёл, совмещённый с гербом Москвы (изображением Георгия Победоносца).

В 1498 г. в Успенском соборе, при «венчании на великое княжение» внука ИванаIII  княжича Дмитрия, на его голову впервые была возложена своеобразная корона «шапка Мономаха», якобы присланная из Константинополя.

ИванIII в своем завещании отдал преимущество старшему сыну: 1) полное финансовое управление Москвой (сбор доходов) (раньше делилась на участки) и суд по основным уголовным делам как в своих владениях, так и в подмосковных селах, доставшихся в удел младшим братьям; 2) только ему предоставлялось право чеканить монету (раньше право чеканить монету имели все удельные князья); 3) удельный князь, умирая бессыновным, не мог никому завещать свой удел, как раньше,  - теперь его удел переходил великому князю; 4) только великий князь имел право внешних сношений; удельные князья – только с разрешения великого.

Начиная с 1547 г. глава Русского государства ИванIV стал именоваться царем, великим князем и самодержцем всея Руси.

Титул господин, обозначающий вообще властителя, меняется на государь – слово означающее власть хозяйскую, власть над зависимыми людьми.

Царь как глава государства обладал большими полномочиями в административной, законодательной и судебной сферах. В своей деятельности он опирался на Боярскую думу и Земские соборы.

Становление сословно-представительной монархии выразилось в появлении особого государственного органа Земского собора.

Земские соборы созывались царями «для земского совета и для государственного опиранья» более ста лет: с середины XVI в. до середины XVII в.

Только в XVI в. Земский собор созывали четыре раза: в 1550, 1566, 1584 и 1598 гг.

Всего историки насчитывают 57 Земских соборов с 1549 по 1684 год.

Но чаще последней датой созыва Земского собора называется 1653 год, когда был решен вопрос о воссоединении Украины с Россией.

Земские соборы возникли по примеру церковных соборов, которые время от времени собирались митрополитами, по воле царя, для решения внутрицерковных вопросов.

В 1550 г. молодой царь ИванIV впервые созвал собор представителей        разных областей своего царства, на котором он обличал «неправды» и          злоупотребления бояр.

Царь обещал, что отныне он сам будет «судьёй и обороной» для своего       народа.

О первом Земском соборе осталось мало информации, но в том же году был принят новый «Судебник», были намечены и реализованы важные мероприятия по улучшению государственного управления.

Земские соборы, как сословно-представительные органы, решали основные вопросы государственной жизни: избрание или утверждение царя, принятие законодательных актов, введение новых налогов, объявление войны, вопросы внешней и внутренней политики и т. д.

Вопросы обсуждались по сословиям, но решения должны были приниматься всем составом Собора единогласно. Известны случаи, когда несогласные с общей позицией подавали особые мнения.

В состав Земских соборов входили представители трёх сословий:                «освященный собор» из представителей высшего духовенства, Боярская дума и представители служилого дворянства, выборные от городов и посадского       населения, свободного северного (поморского) крестьянства.

Общее количество участников обычно составляло около 300400 человек.

В XVI веке в качестве представителей от населения приглашались, в основном, должностные лица, стоявшие во главе местных органов.

Выборы проводились не всегда.

На соборах было также представлено свободное северное крестьянство, которое создавало общие с  посадскими людьми «всеуездные миры», но огромная масса владельческих      (крепостных) крестьян вообще не была представлена.

Состав собора был изменчив, лишен твердой, устойчивой организации.

В разные эпохи значение и характер Земских соборов в Московском          государстве были различны. Большинство соборов носило лишь совещательный характер: выборные люди излагали свои «нужды и всякие недостатки» и затем предоставляли решение вопроса царю.

Соборы первых лет царствования Романовых принимали решение о            введении новых налогов, без которых слабое правительство Михаила не могло бы восстановить военную силу и административную организацию государства.

Соборы первых лет имели организационный характер.

Избирательные соборы 1598 и 1613 гг. имели учредительный характер и олицетворяли верховную власть в государстве.

В эпоху Смутного времени и сразу после него деятельность Земских        соборов сыграла весьма важную роль в деле восстановления разрушенного Смутой «великого Российского царствия», что стало их большой исторической заслугой.

21 февраля 1613 года Земский Собор призвал на престол Михаила Романова.

Венчание на царство Михаила Федоровича Романова состоялось 11 июля 1613 года на Троицком подворье Московского Кремля.

Хотя Земские соборы превратились в сословно-представительные органы власти только вXVII веке и не имели чётко определённых компетенций и порядка работы, они стали играть важную роль в государственной жизни.

«Уложенный»   собор 16481649 гг. имел законодательный характер: на нём было принято знаменитое «Соборное уложение».

По мере усиления царской власти во 2-й половине XVII в. и в связи с          ростом бюрократизации управления Земские соборы приходят в упадок.

Последний Собор был созван в 1653 г. для принятия Украины в состав России и принятия решения о войне с Польшей.

С этого времени Земских соборов полного состава больше не собиралось.

Боярская дума формально сохранила свое прежнее положение.

Хотя социальный состав Думы и изменился в сторону увеличения представительства дворянства, она продолжала оставаться органом боярской аристократии. Возникли думные чины: бояре, думные дворяне, думные дьяки.

Постепенно значение Думы снижается, она собирается в торжественных случаях и принимает уже готовые решения.

Появляется Ближняя дума (или комнатная) из ближайших помощников царя. Например, в 1549 г. была учреждена Избранная рада, членами которой являлись близкие к царю лица.

С её помощью царь пытался снизить влияние боярства, но это не удалось:

Избранная рада распалась в 1560 г., когда из неё были удалены священник     Сильвестр и дворянин Адашев.

Член Рады, князь, воевода и писатель Андрей Курбский (1528-1583гг.) бежал в  Польшу. Он стал первым в истории России политическим эмигрантом.

Государственный изменник Курбский обменивался письмами с царем Иваном Грозным.

Царь отстаивал своё право на самовластье, данное ему Богом.

Иван Грозный по сути ликвидировал удельные порядки.

В 1581 году казачий атаман Ермак выступил в поход, имея 1650 человек, 300 пищалей и три пушки. Снаряжали Ермака купцы Строгановы. В сентябре 1582 года отряд Ермака разбил десятитысячное войско царевича Маметкула, а в октябре главные силы хана Кучума. Был занят Кашлык и другие населенные пункты по Оби и Иртышу.

В 1583 году казак Ермак Тимофеевич присоединил к России  - Западную Сибирь. Сибирское ханство прекратило свое существование. Сам Ермак погиб через два года в бою.

Организация опричнины

Централизации государства способствовала и опричнина создание особо управляемой территории и специального вооружённого отряда для борьбы с      боярской оппозицией.

Социальной опорой царской власти было мелкое служилое дворянство, заинтересованное в захвате земель княжеско-боярской аристократии и усилении своего политического влияния.

В 1565 г. царь, с разрешения высшего духовенства и преданной ему части боярско-дворянской верхушки, устроил свой особый двор, в состав которого включил около 20 городов с уездами и отдельных волостей, преимущественно в центральных и северных областях государства.

В Москве было взято в опричнину несколько улиц и пригородных слобод. На всех этих территориях у прежних владельцев были отобраны их вотчины и поместья, а им самим были предоставлены новые земли в других местах.

«Опричные» земли, переданные опричникам, управлялись царём и его      помощниками. А на всей остальной территории царства управление оставалось в руках земских бояр.

Решительным политическим актом самодержавной власти стала              «опричнина» (1565—1572). ИванIV предпринял попытку подавить                       оппозиционное      боярство и утвердить центральную власть.

Вся территория государства была разделена на «опричнину» и «земщину», такое деление было чрезвычайным, подчиненным политическим целям и не          опиравшимся на традиционную территориально-административную структуру. Были также сформированы особые вооруженные подразделения (опричники),      составившие ударную силу и репрессивный механизм опричнины.

В этих   условиях сложилась особо жесткая уголовно-правовая и уголовно-процессуальная практика.

Царь добился у духовенства, бояр и «всей земли» неограниченной власти для борьбы с крамолой.

Созданное «опричное» войско Ивана IV выполняло обширные                репрессивные и охранительные задачи. Опричнина должна была обеспечивать личную безопасность самодержца.

Её основной целью являлось истребление крамолы, гнездившейся, по       мнению царя, преимущественно, в боярской среде. Таким образом, опричнина выполняла функции высшей полиции по делам государственной измены.

Конный отряд в 1000 человек, зачисленных в опричнину, был впоследствии увеличен до 6000 человек.

Для отличия от остального войска опричники получили особую чёрную одежду и знаки: у каждого всадника к седлу были привязаны собачий череп и метла. Это были символы главного дела опричника выслеживать, вынюхивать, выметать измену царю и грызть государственных злодеев-крамольников.

Иван IV наделил опричников правом внесудебной расправы. Зловещим представителем этого корпуса стал дворянин Малюта Скуратов (Г. Я. Плещеев-Бельский) «око государево», как он себя называл.

Наряду с действительными врагами царя Ивана Грозного, опричниками      были убиты десятки тысяч ни в чём неповинных людей, в том числе женщины и дети. Только в одном Новгороде в ходе погрома, который продолжался около      месяца, было уничтожено до 15 тыс. представителей всех сословий.

Опричнина стала первым в нашей стране специальным  учреждением, которое вело борьбу с государственными преступлениями и занималось политическим сыском.

Хотя власть родового боярства была существенно ослаблена, в полном объеме искоренить влияние бояр опричнина  не смогла.

В 1572 г. опричнина была отменена после того, как многие опричники струсили и не явились или опозорились в ходе  войны с войсками крымского хана Девлет-Гирея.

18 марта 1874 г. московские колокола своим печальным перезвоном возвестили жителям столицы о кончине царя Ивана Васильевича Грозного.

 Русские люди искренне  молились об упокоении Грозного,-  великого в своих подвигах и злодеяниях царя.

В духовной 1572 года Иван Грозный все царство  поручил во владение («отказал») старшему сыну, а младшему удел под верховной властью старшего сына.

Народ не забыл  жестокость Грозного царя, не забыл  ненавистную ему опричнину, как и  великие дела его царствования,  как взятие Казани, завоевание Астрахани и Сибири, построение храма Василия Блаженного.

Была проиграна Ливонская война (1558-1583гг.), возникло тяжелое хозяйственное положение, намечался кризис престолонаследия, так как старшего сына Ивана царь убил собственноручно, а средний Федор и младший Дмитрий в плане психики внушали серьезные опасения.

Вооруженные силы составляли великокняжеское войско, состоявшее из детей боярских, слуг под дворским (дворян). Основу войска составлял государев полк. Кроме того могло созываться народное ополчение – Московская рать.

В конце XV начале XVI вв. была проведена реорганизация вооруженных сил, которые стали  включать: старое боярское ополчение, дворянское поместное ополчение, народное ополчение и княжеское дворцовое войско.

Роль дворянского ополчения возрастала. Ополченцы должны были, по призыву великого князя, являться к месту сбора «конно, оружно, людно».

То есть каждый из них представлял собой вооружённого кавалериста со своими слугами.

Причём их количество должно было соответствовать величине поместного владения (с 150 десятин – один ратник на «коне и  доспехе полном»). Полки дворянской конницы представляли собой грозную силу и надежную опору великокняжеской власти.

Был отрегулирован порядок сбора народного ополчения: от каждой единицы обложения («сохи») требовалось выставить определённое количество «посошных» ратников с оружием и припасами.

Усилилась роль и княжеского дворцового войска: в нём появились артиллерийские орудия и наёмные солдаты и офицеры.

Образование единого государства обеспечило необходимые условия для активной внешней политики.

В середине XVI в. Москвой были завоеваны Казанское и Астраханское ханства, а Ногайская орда (Приуралье) признала вассальную зависимость от     Московского великого князя.

Затем в состав Московского государства вошли Башкирия, Среднее и     Нижнее Поволжье и часть Урала.

В 1582 г. началось покорение Сибири, и к концу XVII в. вся Сибирь была «под рукой» русского царя.

Многие земли, входившие в состав великого княжества Литовского и Речи Посполитой, перешли под власть Москвы.

В 1654 г. с Россией —По мнению В.И. Даля, слово «Россия» пришло на Русь из Польши в концеXVI века.

воссоединилась Украина.

Таким образом, сформировался многонациональный состав Русского государства. К XVII в. Россия по своей территории и численности населения стала крупнейшим в мире      государством.

Главную силу московского войска в XVIXVII вв. по-прежнему составляло дворянское конное ополчение.

Не имея финансовых и технических средств для образования регулярной армии, московский царь раздавал часть черносошных земель в поместья «служилым людям» на условиях несения военной службы.

Для помещиков эта служба продолжалась почти всю жизнь: от 15-летнего возраста до старости или тяжелого увечья.

Отборной частью дворянского ополчения была тысяча «дворян московских», которые составляли своеобразную царскую гвардию и в то же время служили источником офицерских  кадров для провинциальных отрядов.

Однако  огромное войско (к концу 17-го века около ста тысяч) было плохо организовано и обучено, ведь вернувшись из похода, разъезжалось по домам.

В XVI в. правительство начало создавать войска, которые имели более постоянный и регулярный характер. Ими явились стрелецкие полки.

В Москве и её пригородах располагались около 20 стрелецких полков (или «приказов»), численностью около 1000 человек каждый.

В наиболее важных   провинциальных городах и в пограничных крепостях также находились отряды стрельцов (общая численность 20-25 тысяч).

Кроме них, в городах, имевших военное значение, жили отряды пушкарей (крепостной артиллерии), казаков и отряды служилых людей сторожевого и        технического характера: ямщики (для почтовой службы), воротники, затинщики, казенные плотники и кузнецы.

Все перечисленные группы составляли категорию «служилых людей по прибору».

Они набирались («прибирались») на службу из низших слоев населения, жили с семьями в своих домах в пригородных слободах (стрелецкая, пушкарская, казацкая, ямская) и получали от правительства земельные наделы, передаваемые по наследству.

Некоторые из них занимались торговлей и разными ремеслами, но всегда должны были готовы выступить на государеву службу.

Во время войны из числа посадского и крестьянского населения набирались дополнительные кадры «даточных людей», главным образом для обозной и других вспомогательных служб при войске.

Татары и некоторые другие восточные народы, подчиненные московскому царю, в случае войны, поставляли особые конные отряды для совместных действии с русскими войсками.

Военно-технический прогресс в области военного дела и низкая боеспособность московских «ратных людей» стрельцов, побудила московское правительство в XVII в. завести «полки иноземного строя».

Были образованы три вида таких полков: солдатские (пехота), рейтарские (конница) и драгунские (смешанного строя).

Их комплектование производилось  за счёт русских вольных («охочих») людей и наемных иноземных офицеров.

Однако до конца века эти полки не стали постоянным войском, так как формировались лишь на время войны и распускались по окончании военных действий.

Только немногочисленные кадры иностранных офицеров и генералов оставались на русской службе.

Они жили в Немецкой слободе под Москвой, и впоследствии молодой царь ПётрI учился у них военному делу.

Военная реформа связывалась с идеей обязательной дворянской службы. Служилые люди получали плату в форме поместных наделов. Дворянство составляло костяк вооруженных сил.

В их состав входили: «боевые холопы», которых приводили на службу те же дворяне, ополченцы (из крестьян и посадских), казаки, стрельцы и другие профессиональные военные, служащие по найму.

С началаXVII в. появляются регулярные подразделения «нового строя»: рейтары,  пушкари, драгуны.

Так в 1680 году государственные доходы насчитывали 1220367 рублей, из которых 700 000 рублей пошли на содержание армии, 224366 рублей на дворцовое управление, 67767 рублей на казенные предприятия.

На службу в русскую армию поступают иностранцы.

Таким образом, складывание приказно-воеводской системы управления означало централизацию всего управления и ликвидацию остатков дворцово-вотчинной системы.

Важное место заняла финансовая реформа: уже к серединеXVI в. вся денежная система была сосредоточена в руках государства.

По пути унификации финансовой системы шла государственная податная политика (введение «посошной» системы обложения, т.е. установление единых критериев обложения: земельного угодья, численности поголовья скота и т.п.).

В концеXVI в. была произведена опись земельных угодий и определено число окладных единиц («сох»). Вводился целый ряд прямых («кормленный   откуп», «пятина» с движимого имущества, ямские, пищальные деньги) и косвенных (таможенный, соляной, кабацкий) налогов и сборов. Была установлена единая торговая пошлина — 5% цены товара.

ВXV в.церковь была важным фактором в процессе объединения русских земель вокруг Москвы и укрепления централизованного государства. В новой системе власти она заняла соответствующее место. Взаимоотношения государства и церкви в XVIXVII вв. были сложными, неоднократно подвергалась изменениям её правовая регламентация.

В 1459 г. московская церковь становится автокефальной: церковный собор постановил ставить в Москве митрополита, «по велению господина нашего великого князя», без всякого участия Константинопольского патриарха. Это стало возможным после взятия столицы Византийской империи турками в 1453 г., в результате чего влияние греческого патриарха резко упало.

Через сто лет, в 1589 г. в Московском царстве учреждается своё патриаршество, что привело к росту притязаний церкви на политическую власть. В ходе реформы по централизации церковного управления (1620-1626 гг.) были учреждены Патриаршие приказы: Дворцовый, Казенный, Разрядный, Судный. В 1649 г. возник Монастырский приказ.

Церковные феодалы сохранили свои огромные территории, ряд личных привилегий. В частности, они не платили государевых податей, подлежали только церковному суду, их жизнь, честь, имущество закон защищал повышенными        мерами   наказания.

На решение государственных вопросов оказывало влияние и высшее духовенство.

Церковные соборы обсуждали многие вопросы, которые выдвигала великокняжеская власть, оказывали ей поддержку.

Хотя великий князь назначал митрополитов и епископов по своему               усмотрению —Церковные соборы лишь утверждали выбор кандидатур великого князя., на практике церковные деятели не всегда выступали советчиками и помощниками великого князя. Иногда они, исходя из своих интересов,                         противодействовали его мероприятиям.

Участники Стоглавого собора 1551г., сторонники иосифлянства, встретили царские вопросы о том, достойно ли монастырям приобретать земли, получать льготные грамоты, ожесточенным сопротивлением.

Церковно-монастырское землевладение объявлялось незыблемым, а        покушавшиеся на него – «хищниками и разбойниками» (глава 60 Стоглава).

Несмотря на подкрепление Собором 1551г. имущественных прав церкви, уже 1 мая 1557г. соборным узаконением предписывалось отобрать у епископов и монастырей все казенные земли, села, рыбные ловли, которыми они несправедливо завладели.

Монастыри занимались не только сельским хозяйством, но и торговлей. Особенно выделялся торговавший солью Соловецкий монастырь.

Поощрялась и торговля монастырских крестьян. Возле крупных монастырей регулярно проводились ярмарки, некоторые из них приобрели всероссийское значение (у Свенского монастыря в Брянске, Макарьевского на Волге и др.).

Ремесленники и торговцы селились рядом с монастырями, образуя торгово-промышленные посады.

Некоторые из них стали впоследствии городами (Тихвин, Загорск).

Больше двух десятков монастырей имели вXVII в. каменные стены, за которыми при нападении врагов отсиживалось окрестное население. В этом случае монастыри  превращались в настоящие крепости. Так, получили широкую известность осады Троице-Сергиева и Соловецкого монастырей.

В середине XVII в. патриарх Никон провел реформы по укреплению церковной системы, а также осуществил сверку церковных книг с греческими оригиналами и внес в них исправления.

Ему противостояла группировка (раскольники), возглавляемая протопопом Аввакумом.

Противники церковных реформ стали подвергаться преследованиям.

Выступая  против реформы, которую осуществляло правительство, старообрядцы пользовались поддержкой крестьян и других групп населения, недовольных закрепощением и усилением эксплуатации.

Однако, из-за попыток церкви подчинить себе светскую власть, между патриархом Никоном и царем Алексеем Михайловичем произошел разрыв.

На церковном Соборе 1666 г. Никон был лишен патриаршего сана, а его преемники на этом посту уже не претендовали на превосходство над царской властью.

Высшим церковным органом был Освященный собор.

Все его члены входили в состав Земского собора. Духовенство как сословие обладало некоторыми привилегиями и льготами: оно освобождалось от податей, телесных наказаний, повинностей и др.

Система органов церковного управления включала епископаты, епархии, приходы и монастыри.

Епархии возглавлялись епископами. В их полномочия входили: назначение поповских старост; утверждение священников, избираемых населением; открытие новых монастырей; назначение с разрешения государя архимандритов и игуменов; отправление святительского суда.

В каждой епархии находилось несколько приходов и монастырей.

Во главе приходов стояли священники, назначаемые государственными чиновниками либо избираемые приходом. Монастыри возглавлялись архимандритами и игуменами.

Юрисдикция церковного суда распространялась на духовенство, церковных крестьян и монашество. В церковную судебную систему входили: суды епископов, наместнические суды и монастырские суды.

Главными источниками церковного права были: «Кормчая книга», «Правосудье митрополичье» и «Стоглав» (1551 г.).

«Кормчая книга» представляла собой переработанный вXIII веке и приспособленный к русским условиям византийский «Номоканон» сборник церковных и светских правил, постановлений и законов Византийской империи. «Книга» служила руководством для управления церковью, особенно церковными судами.

«Правосудье митрополичье» юридический церковный сборник началаXIV века, содержавший несколько переработанные нормы «Устава Ярослава» и «Русской Правды».

В «Стоглаве» были собраны и систематизированы все нормы действующего церковного права.

Им определялись: порядок богослужения, дисциплина духовенства, монашества и мирян по отношению к церковным обрядам, литургии и церковной жизни, статус монастырских вотчин, юрисдикция церковного суда.

Духовенство, как особое сословие, наделялось рядом привилегий и льгот: освобождением от податей, телесных наказаний и повинностей.

Церковь вXVXVII вв. являлась одним из крупнейших землевладельцев.

В началеXVI в. была сделана попытка ограничить рост церковно-монастырского землевладения, в середине века (Стоглавый собор 1551 г.) был поставлен вопрос о секуляризации церковных земель.

Практические результаты не были значительными: была проведена только частичная конфискация монастырских земель в отдельных регионах и произведено ограничение наследственных (по завещанию) вкладов вотчин в монастыри.

В 1580 г. монастырям запрещается покупать вотчины у служилых людей, принимать их в заклад и на «помин души».

Наиболее ощутимым ограничением стала закрепленная в Соборном Уложении ликвидация «белых» монастырских, патриарших, митрополичьих и архиерейских слобод в городах.

Вместе с тем политическая роль церкви возрастала, в 1589 г. в России учреждается патриаршество, и русская церковь получает полную самостоятельность.

Особое положение церкви отразилось в статьях Соборного Уложения: впервые в светской кодификации предусматривалась ответственность за церковные преступления (они стояли на первом месте в кодексе).

Принятие на себя государством дел, ранее относящихся к церковной юрисдикции, означало ограничение последней.

Церковь, в лице своих организаций, являлась субъектом земельной собственности, вокруг которой уже сXVI в. разгорелась серьезная борьба. С этой собственностью было связано большое число людей: управляющих, крестьян, холопов, проживающих на церковных землях.

Все они подпадали под юрисдикцию церковных властей.

До принятия Соборного Уложения 1649 г. все дела, относящиеся к ним, рассматривались на основании канонического права и в церковном суде.

Преступления против церкви до серединыXVII в. составляли сферу церковной юрисдикции.

Наиболее тяжкие религиозные преступления подвергались двойной каре: со стороны государственных и церковных инстанций. Еретиков судили по постановлению церковных органов, но силами государственной исполнительной власти (Разбойный, Сыскной приказы).

Также под церковную юрисдикцию подпадали дела о преступлениях против нравственности, бракоразводные дела, субъектами которых могли быть представители любых социальных групп.

Власть патриарха опиралась на подчиненных церковным организациям людей, особый статус монастырей, являвшихся крупными землевладельцами, на участие представителей церкви в сословно-представительных органах власти и управления.

Церковные приказы, ведавшие вопросами управления церковным хозяйством и людьми, составляли бюрократическую основу этой власти.

Подведу итоги по данному разделу работы.

В 1632 г., воспользовавшись периодом бескоролевья, наступившим после смерти короля СигизмундаIII, Россия начала войну за возвращение Смоленска. Русские войска потерпели в этой войне поражение. Однако король Владислав отказался от претензий на русский престол и получил выкуп – 20 тыс. руб.

          В 1637 г. донские казаки захватили турецкую крепость Азов – важнейший стратегический пункт, дававший России выход в Азовское море. Но в 1642 г. его пришлось вернуть туркам, т.к. правительство не оказало поддержки казакам, опасаясь конфликта с Османской империей.

Вхождение Украины в состав России (Земский собор 1653 г. согласился принять Украину в состав Русского государства, а в январе 1654 г. в г. Переяславле всенародное собрание – Переяславская рада – высказалось за воссоединение) повлекло за собой войну с Речью Посполитой (1654-1667).

Она истощила обе воюющие стороны и закончилась в 1667 г. Андрусовским перемирием. Речь Посполита возвратила России Смоленскую и Черниговскую земли, признала вхождение Левобережной Украины в состав России. Условие этого перемирия было подтверждено «Вечным миром» 1686 г. В 1656-1658 гг. велась русско-шведская война за возвращение Балтийского побережья в устье Невы, закрепленного за Швецией по Столбовскому миру 1617 г. Война окончилась неудачно для русского правительства. По Кардисскому миру 1661 г. Россия возвратила завоеванные ею в ходе войны земли в Ливонии и вновь лишилась выхода к морю.

С 1667 по 1681 г. продолжалась война с Турцией и Крымом за Правобережную Украину. По Бахчисарайскому миру 1681 г. Турция признала право России на Киев, земли между Днепром и Бугом объявлялись нейтральными. В конце XVII в. Россия организовала два Крымских похода с целью овладения Крымом (походы В.В.Голицына 1687, 1689). Она завершились неудачно для России. В 1695 и 1696 гг. Петр I организовал Азовские походы. Первый поход окончился неудачей, поскольку Россия не имела флота. Второй поход позволил 40-тысячной русский армии с помощью флота, созданного на верфях Воронежа зимой 1695-1696 г., овладеть Азовом.

В XVII в. шло освоение Сибири и Дальнего Востока. В 1618 г. русские люди дошли до Енисея и основали там г. Красноярск. В 1619 г. – Енисейский, в 1631 г. – Братский, 1632 г. – Якутский остроги.

К середине столетия русские землепроходцы (В.Поярков, С.Дежнев, Е.Хабаров) вышли к берегам Тихого океана, а к концу века было основано русское поселение на Камчатке – Верхнекамчатск.

Таким образом, в XVII в. основные противоречия возникали с Речью Посполитой, Османской империей и Швецией. За это время удалось присоединить Левобережную Украину, возвратить Киев, Смоленские и Черниговские земли. В состав государства вошли обширные территории Сибири, которые становились объектом хозяйственного освоения. Однако основные стратегические задачи – выход к Балтийскому и Черному морям – остались нерешенными.

XVII век – новый период российской истории. Россия, выдержав великую смуту, преодолела ее последствия.

В ней воцарилась и укрепилась новая династия Романовых.

Сложилась государственная система крепостного права, укрепилась самодержавная власть. Государство расширяет свою территорию. Вслед за Западом - Россия сделала первые шаги по созданию предпосылок для перехода к индустриальному обществу.

§ 4.3. Содержание  «Соборного уложения» 1649 г.

Основными источниками права в Московском великом княжестве являлись:   «Русская Правда»,  великокняжеские и царские нормативные акты,  «приговоры» Боярской думы,  постановления Земских соборов,  грамоты, распоряжения, уставные и  указные книги Приказов.

«Русская Правда» в целом  не отражала нового уровня социального, экономического и политического развития.

Поэтому основными правовыми документами в XIV-XV вв. были великокняжеские нормативные акты- жалованные, указные, духовные грамоты и указы.

В них определялись полномочия местного управления, регламентировалась деятельность наместников, кормленщиков и т. д.

Среди них можно отметить Двинскую (1397-1398 гг.) и Белозерскую (1488 г.) уставные грамоты, «Запись о душегубстве» (1456-1462 гг.), Белозерскую таможенную грамоту (1497г.).

ВXVI веке основными источниками русского права стали «Судебник» 1497 г. и «Судебник» 1550 г.

«Судебник» 1497 г.- первый общерусский свод законов- был утвержден великим князем Иваном III и Боярской думой.

Судебник основывался на следующих источниках:  нормах «Русской Правды»,  «Псковской судной грамоты»,  нормах обычного права,  уставных княжеских грамот; и на судебной практике. —См.: Кудимов А. В., Шафиев М. М. Источники права Древней Руси // История государства и права. 2006. № 10. С. 9–11.

Судебник содержал 68 разделов (статей) из них 26 были новыми) и преследовал следующие цели:

1) распространить юрисдикцию великого князя на всю территорию централизованного государства;

2) ликвидировать правовые суверенитеты отдельных земель, уделов и областей;

3) упорядочить важнейшие отношения в различных сферах общественной и государственной жизни, особенно земельных и судебных.

Содержание Судебника характерно следующими особенностями:

• нормы права излагались без определённой системы;

• открыто закреплялись привилегии землевладельцев;

• устанавливалось неравное положение представителей зависимых сословий.

• во многих статьях сохранялся казуальный характер изложения правовых норм.

• впервые была сделана попытка сгруппировать нормы права по определённым темам.

Судебник 1497 года положил начало российской национальной системе права, являлся первым российским кодифицированным актом.

В нём в основном содержатся нормы уголовного и судебно-процессуального права.

Судебник 1550 года был одобрен земским Собором 1549 года.

Судебник 1550 г. («Царский с