Лингвокультурологический анализ русских фразеологизмов с компонентом язык



Содержание

Введение…………………………….............................................…........….....4

Глава 1. Теоретические основы изучения соматических фразеологизмов в аспекте лингвокультурологии

1.1. Лингвокультурология в парадигме современной науки..........................9

1.1.1. Определение лингвокультурологии как научной дисциплины…....................................................................................................11

1.1.2. Понятия «картина мира» и «языковая картина мира»……................15

1.1.3. Определение термина «лингвокультурологический анализ»…….........................................................................................................18

1.2. Основные вопросы изучения фразеологии в лингвокультурологическом аспекте….............................................................................................................20

1.2.1. Термины «фразеология» и «фразеологизм» в русской и сербской лингвистике. Основные признаки фразеологизма ..........................................20

1.2.2. Лингвокультурологический аспект изучения фразеологизмов ……………………………............................................................……..………27

1.2.3. Анализ работ, посвященных изучению соматической фразеологии………………………………………………….............................30

Выводы…………………………………….........................................................41

Глава 2. Лингвокультурологический анализ русских фразеологизмов с компонентом язык……………………………………………………..……45

2.1. Общий состав и характеристика материала...............................................45

2.2. Идеографическая классификации русских и сербских фразеологизмов.................................................................................................45

2.3. Анализ фразеологических единиц со значением ‘быть болтуном, много говорить, пустословить’..................................................................................63

2.4. Анализ фразеологических единиц со значением ‘сплетничать, говорить зло’...................................................................................................................105

2.4.1. Анализ подгруппы со значением ‘сплетничать’..............................106

2.4.2. Анализ подгруппы со значением ‘говорить зло’.............................111

2.4.3. Анализ подгруппы со значением ‘язвителен, но остроумен в разговоре’........................................................................................................125

Выводы............................................................................................................140

Заключение.....................................................................................................145

Список использованной литературы……….............................………..…149

Список словарей и источников и их сокращенных наименований…….155

Приложение № 1 «Образцы словарных статей»…..…………………….157

Приложение № 2 «Образец анкеты для русских»………..……………...160

Приложение № 3 «Образец анкеты для сербов» ………… ……….…….161

ВВЕДЕНИЕ

Диссертационное исследование посвящено лингвокультурологическому анализу русских фразеологизмов с компонентомязык на фоне их аналогов в сербском языке.

Фразеология предоставляет богатый материал для изучения духовной и материальной культуры народа-носителя языка, видения мира, устройства общества, для осмысления традиций и опыта. Фразеологизмы, по справедливому мнению В.Н. Телия и представителей её научной школы, связаны с тем или иным кодом культуры, что проявляется в способности носителей языка к культурной референции, которая оставляет след в культурной коннотации, играющей роль звена, обеспечивающего взаимодействие разных семиотических систем – языка и культуры. В рамках лингвокультурологического направления исследования фразеологии ставится цель «раскрыть средства и способы проникновения «языка» культуры во фразеологические знаки естественного языка и формы презентации ими культурно значимой информации» (Телия 1999:15).

Актуальность темы исследования обусловлена, во-первых, тем, что оно находится в русле современной антропоцентрической лингвистической парадигмы, в частности, в рамках одного из ведущих направлений лингвокультурологии – фразеологического. Во-вторых, исследуемые фразеологизмы связаны с соматическим кодом культуры, одним из важнейших и самых древних (наряду с такими кодами, как код мифа, зоологический, вещный, код ритуальных форм поведения). Этот код культуры, как и отображающие его фразеологизмы, отличается национально-культурной спецификой в языковой картине мира народа. В-третьих, фразеологизмы с компонентом-соматизмом в целом и с компонентомязык, в частности, частотны в русской разговорной речи, в текстах художественной литературы, они выражают характеристику человека (злой язык, боек на язык, язык хорошо подвешен), межличностные отношения (говорить на разных языках, найти общий язык), отображают существовавшие обычаи, государственное устройство, поверья (тянуть за язык кого, язык до Киева доведет, типун на язык кому-либо) и др. В-четвертых, фразеологические единицы с компонентомязык являются большим по объему разрядом соматических фразеологизмов и в русском, и в сербском языках. В то же время они трудны для восприятия инофонов вообще и носителей сербского языка, в частности, в силу своей национальной специфики, т.к. наряду со сходствами в двух родственных славянских языках – русском и сербском – имеют отличия в значении, образности, культурной мотивации.

Научная новизна работысостоит в исследовании русских фразеологизмов с компонентомязык в лингвокультурологическом аспекте на фоне родственного славянского языка. Фразеологические единицы с компонентомязык на настоящий момент являются наименее исследованным разрядом соматической фразеологии, монографических и диссертационных работ, посвященных изучению русских фразеологизмов с этим компонентом на фоне сербского языка, нам не встретилось.

Гипотеза исследования: выявление особенностей семантики, функционирования, культурной коннотации русских фразеологизмов с компонентомязык на фоне их сербских аналогов позволит выявить универсальное и национально-специфическое в данном фрагменте двух языковых картин мира и будет способствовать в дальнейшем определению принципов лексикографического описания русских единиц в учебном лингвокультурологическом словаре, ориентированном на сербского читателя.

Цель работы: провести лингвокультурологическое исследование русских фразеологизмов с компонентомязык относительно их сербских аналогов.

Поставленная цель предполагает решение следующихзадач:

  1. Описать теоретическую базу исследования;
  2. Отобрать для анализа фразеологизмы с компонентомязык из фразеологических словарей русского и сербского языков;
  3. Представить идеографическую классификацию отобранных единиц с различных точек зрения;
  4. Разработать методику лингвокультурологического анализа русских фразеологизмов;
  5. В соответствии с разработанной методикой провести лингвокультурологический анализ русских фразеологизмов относительно сербских аналогов;
  6. На основе проведенного анализа определить сходства и различия в исследуемом фрагменте языковой картины мира носителей двух родственных языков.

Методы и приемы исследования: прием сплошной выборки единиц из фразеологических словарей русского и сербского языков, прием частичной выборки иллюстративного материала с сайта Национальный корпус русского языка, описательный метод, метод компонентного анализа; метод дистрибутивного анализа; метод лингвокультурологического анализа, приемы стилистической и этимологической характеристик, прием количественных подсчетов.

Объектом исследования являются фразеологизмы русского языка с компонентомязык и их сербские аналоги.

Предметом исследованияявляется лингвокультурологическая значимость данных единиц.

Материал исследования: данные фразеологических словарей русского языка – «Фразеологический словарь русского языка» под ред. А.И. Молоткова (1987); «Русская фразеология. Историко-этимологический словарь» под ред. В.М. Мокиенко (2005); «Большой фразеологический словарь русского языка» под ред. В.Н. Телия (2006); Алефиренко Н.Ф., Золотых Л.Г. «Фразеологический словарь: Культурно-познавательное пространство русской идиоматики (2008); «Академический словарь русской фразеологии» под ред. А.Н. Баранова и Д.О. Добровольского (2014); Жуков А.В., Жукова М.Е. «Словарь современной русской фразеологии» (2015); данные сайта "Национальный корпус русского языка"; данные словаря «Славянские древности»; данные сербских фразеологических словарей – Матешич Й. «Frazeološkirječnikhrvatskogailisrpskogajezika», «Русско-хорватский или сербский фразеологический словарь» под. ред. Менац А, Оташевич Дж. «Фразеолошки речник српског језика; Фразеологический словарь сербского языка», Трофимкина О.И. «Сербохорватско-русский фразеологический словарь».

Теоретическая значимость работы заключается в возможности использования результатов исследования при решении теоретических проблем лингвокультурологии, изучении русской языковой картины мира, а также при определении принципов лексикографического описания фразеологических единиц в словаре лингвокультурологического типа.

Практическая значимость работы: результаты данного исследования могут быть использованы непосредственно в практике преподавания русского языка как иностранного, при чтении спецкурсов по лингвокультурологии, фразеологии, в практике учебной лексикографии.

На защиту выносятся следующие положения:

Во фразеологизмах русского языка с компонентомязык, как и во фразеологизмах сербского языка, «язык» концептуализируется как орган человека и как речевая способность.

При сходстве семантики русских и сербских фразеологизмов с компонентомязык различия, имеющие лингвокультурологическую значимость, наблюдаются на уровне отдельных сем, ситуаций употребления, образности и объекта характеристики.

При сходстве формы фразеологизмов родственных славянских языков их значения могут различаться.

Для оптимизации межкультурной коммуникации и процесса обучения сербов русскому языку целесообразно лексикографическое описание проанализированных фразеологизмов с компонентомязык в словаре лингвокультурологического типа по разработанным параметрам.

Структура работы:Работа состоитиз введения, двух глав, заключения, списка использованной литературы, списка словарей и их сокращенных наименований, списка источников, двух приложений. Во введении обосновывается актуальность темы, определяются объект и предмет исследования, формулируются гипотеза, цель и задачи работы, указываются используемые в работе методы исследования, формулируются новизна, теоретическая и практическая значимость исследования, а также положения, выносимые на защиту. В первой главе рассмотрен понятийный аппарат исследования, раскрыто содержание терминов «языковая картина мира», «фразеологизм», «лингвокультурологический анализ», приведен анализ изучения соматических фразеологизмов в научной литературе. Во второй главе приводится идеографическая классификация русских и сербских фразеологических единиц (далее – ФЕ) с компонентомязык, и представлен лингвокультурологический анализ наиболее объемных групп русских фразеологизмов с компонентомязык на фоне сербских соответствий. Заключение содержит основные выводы исследования. Приложения представляют собой: 1) образцы анкеты; 2) образцы словарных статей.

ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИЗУЧЕНИЯ СОМАТИЧЕСКИХ ФРАЗЕОЛОГИЗМОВ В АСПЕКТЕ ЛИНГВОКУЛЬТУРОЛОГИИ

  1. Лингвокультурология в парадигме современной науки

С конца прошлого века на место господствующей системно-структурной и статической парадигмы приходит парадигма антропоцентрическая, функциональная, когнитивная и динамическая, возвратившая человеку статус «меры всех вещей» и вернувшая его в «центр мироздания» (Воркачёв 2001: 64).

Современная направленность исследований, сделавших объектом изучения взаимоотношения языка и культуры, во многом определена антропоцентрической парадигмой в лингвистике.

Возросший в последнее время интерес к лингвокультурологическим исследованиям, к изучению взаимовлияния языка и культуры, к проблемам национального лингвокультурного пространства позволяет констатировать факт выделения лингвокультурологии как отдельной самостоятельной лингвистической дисциплины (Зиновьева, Юрков 2009). Для лингвокультурологии очень значимым является изучение и представление «воплощений национального менталитета и национально-культурных ценностей в языковых сущностях» (Васильева 2002: 31).

На наш взгляд, следует согласиться с исследователями (например, Карасик, Слышкин 2001: 76), которые считают, что в основе теоретической базы и во многом понятийного аппарата лингвокультурологии лежит когнитивная лингвистика. Когнитивный подход к явлениям национального своеобразия отдельных фрагментов языковой картины мира дает возможность исследовать содержательную сторону единиц лингвокультурологии.

Вопрос о соотношении лингвокультурологии и когнитивной лингвистики является одним из наиболее дискутируемых в настоящее время.

В.И. Карасик и Г.Г. Слышкин отмечают, что, обладая собственной научной спецификой, указанные направления обнаруживают ряд общих черт. Приведем те из них, которые представляются важными для данного исследования:

1. И когнитивная лингвистика, и лингвокультурология реализуют интегративный подход к языку. Возникнув в результате междисциплинарного синтеза, в исследовании языка они учитывают как собственно лингвистические данные, так и достижения смежных дисциплин, что позволяет дать более глубокую и многоаспектную характеристику изучаемого феномена.

2. В соответствии с особенностями антропоцентрической парадигмы оба направления связаны с рассмотрением языка в диаде «язык и человек», но в каждом из них она приобретает разные формы. В когнитивной лингвистике язык изучается, прежде всего, как когнитивный механизм, играющий роль в кодировании и трансформировании информации, а в лингвокультурологии – феномен культуры, как хранитель культурного кода нации. Иными словами, диада «язык и человек» преобразуется в когнитивной лингвистике в триаду «язык – человек – познание», в лингвокультурологии – в триаду «язык – человек – культура». Когнитивная лингвистика сосредоточена на рассмотрении, прежде всего, когнитивной функции языка, лингвокультурология – культурной.

3. Оба направления уделяют значительное внимание проблеме картины мира и различным ее вариантам. Для когнитологов приоритетным является вопрос о механизмах ее формирования, для лингвокультурологов – ее национально-культурная специфичность.

4. Оба направления апеллируют к понятию человеческого сознания. А поскольку «именно в сознании осуществляется взаимодействие языка и культуры, любое лингвокультурологическое исследование есть одновременно когнитивное исследование» (Карасик, Слышкин 2001: 76).

Приведенные общие черты когнитивной лингвистики и лингвокультурологии позволяют нам в ходе лингвокультурологического анализа фразеологизмов использовать понятийный аппарат когнитивной лингвистики.

1.1.1. Определение лингвокультурологии как научной дисциплины

Существует несколько наиболее известных дефиниций лингвокультурологии (Телия 1996; Воробьев 1997; Маслова 2001; Красных 2002 и др.). В данных определениях, как справедливо отмечает А.А. Мильбрет (2014), отмечается пограничный междисциплинарный характер лингвокультурологии, но при этом остается неясным ее статус как науки, возникают разногласия по поводу отнесения лингвокультурологических исследований к строго синхроническим или диахроническим, предлагается включение этой научной дисциплины в состав этнолингвистики. Однако все ученые сходятся в признании лингвокультурологии новой научной дисциплиной, изучающей взаимосвязь языка и культуры.

Приведем наиболее значимые, на наш взгляд, дефиниции лингвокультурологии. В определениях лингвокультурологии, предложенных Е.О. Опариной и В.Н. Телия, подчёркивается значимость воплощения материальной, духовной культуры и менталитета в национальной специфике языка: «лингвокультурология может быть определена как гуманитарная дисциплина, изучающая воплощённые в живой национальный язык и проявляющиеся в языковых процессах материальную и духовную культуру» (Опарина 1999: 30). Лингвокультурология – это научная дисциплина, исследующая «воплощенные в живой национальный язык материальную культуру и менталитет и проявляющиеся в языковых процессах в их действенной преемственности с языком и культурой этноса» (Телия 1996: 216). Данный подход к определению лингвокультурологии значим для исследований в области РКИ, так как в нём учитывается специфика языка отдельной национальной общности.

В монографии А.С. Алёшина приведен критический анализ еще нескольких известных дефиниций: «наука, возникшая на стыке лингвистики и культурологии и исследующая проявления культуры народа, которые отразились и закрепились в языке» (Маслова 2001: 28) – в данной дефиниции отмечается пограничный междисциплинарный характер лингвокультурологии, объясняется ее происхождение, но при этом остается неясным ее статус как науки; «комплексная научная дисциплина синтезирующего типа, изучающая взаимосвязь и взаимодействие культуры и языка в его функционировании и отражающая этот процесс как целостную структуру единиц в единстве их языкового и внеязыкового (культурного) содержания при помощи системных методов и с ориентацией на современные приоритеты и культурные установления» (Воробьев 1997: 47) – определение науки как «комплексной» представляется несколько расплывчатым, при квалификации лингвокультурологических исследований как синхронических за рамками изучения остаются фразеологические единицы, (в частности, интересующие нас соматические фразеологизмы, требующие при их анализе сочетания диахронического и синхронического подходов – М.О.); «та часть этнолингвистики, которая посвящена изучению и описанию корреспонденции языка и культуры» (Телия 1996: 217) – отнесение лингвокультурологии к этнолингвистике лишает ее статуса самостоятельной научной дисциплины; «дисциплина, изучающая проявление, отражение и фиксацию культуры в языке и дискурсе. Она непосредственно связана с изучением национальной картины мира, языкового сознания, особенностей ментально-лингвального комплекса» (Красных 2002: 12) – в данном определении отсутствует четкая отнесенность лингвокультурологии к определенному роду научных дисциплин, представляется также, что то, что автор называет связями лингвокультурологии, составляет объект ее изучения (Алёшин 2012: 17-18).

В общем плане лингвокультурология определяется как часть науки о человеке, лингвокультурология ориентирована, с одной стороны, на человеческий (культурный) фактор в языке, с другой — на языковой фактор в человеке (Ольшанский 2000: 27).

В качестве рабочего в данном диссертационном исследовании принимается следующее определение лингвокультурологии: это «теоретическая филологическая наука, которая исследует различные способы представления знаний о мире носителей того или иного языка через изучение языковых единиц разных уровней, речевой деятельности, речевого поведения, дискурса, что должно позволить дать такое описание этих объектов, которое во всей полноте раскрывало бы значение анализируемых единиц, его оттенки, коннотации и ассоциации, отражающие сознание носителей языка. При этом важно учитывать информацию энциклопедического характера, разработка принципов отбора которой является одной из проблем лингвокультурологии» (Зиновьева 2016: 12). Данное определение выбрано нами потому, что оно в наибольшей степени отвечает цели и задачам нашей работы, т.к. четко относит лингвокультурологию к филологическим наукам, позволяет сделать объектом анализа интересующие нас фразеологизмы (поскольку предполагает эксплицирование знаний носителей национального языкового сознания через анализ языковых единицразных уровней), выводы, основанные на результатах анализа языкового материала (благодаря подходу от языка к культуре), как нам кажется, будут более объективными. Кроме того, при анализе фразеологизмов очень важен учет национально-культурных коннотаций и информации энциклопедического характера.

Вслед за В.И. Тхориком и Н.Ю. Фаняном мы считаем, чтообъект лингвокультурологии достаточно многомерен и включает в себя «язык, культуру и человека, создающего культуру и пользующегося языком, человека со всеми его особенностями, предпочтениями» (Тхорик, Фанян 2005: 38).

В качествепредмета рассматриваемой науки можно выделить большое количество единиц: «слова и выражения, безэквивалентные языковые единицы, служащие предметом описания в лингвострановедении; лакуны; символы, архетипы и мифологемы; обряды и поверья; ритуалы и обычаи, закреплённые в языке; фразеология и паремиология; метафоры; стилистическое своеобразие; речевое поведение» (Там же: 39).Предметом лингвокультурологииявляется «взаимодействие языка, который есть транслятор культурной информации, культуры с её установками и преференциями и человека, который создаёт эту культуру, пользуясь языком» (Маслова 2001: 36).

В.А. Маслова выделяет следующие направления в лингвокультурологии:

«1. Лингвокультурология отдельной социальной группы, исследующая конкретную лингвокультурную ситуацию.

2. Диахроническая лингвокультурология, изучающая изменения лингвокультурного состояния этноса за определённый период времени.

3. Сравнительная лингвокультурология, исследующая лингвокультурные проявления разных, но взаимосвязанных этносов.

4. Сопоставительная лингвокультурология, находящаяся на стадии развития.

5. Лингвокультурная лексикография, занимающаяся составлением лингвострановедческих словарей» (Маслова 2001: 28-29).

В данной классификации вызывает вопрос выделение отдельно сравнительной и сопоставительной лингвокультурологии, так как, на наш взгляд, это два тесно связанных между собой направления исследования.

И.Г. Ольшанский наиболее значимым считает фразеологическое направление, представленное трудами В.Н. Телия и её школы. Вторым направлением, по мнению И.Г. Ольшанского, можно считать «логико-лингвистическое или концептологическое» (Ольшанский 2000: 41). Третьим направлением лингвокультурологии, которое актуально не только с теоретической, но и с практической точки зрения, является лексикографическое. Оно связано с рассмотрением вопроса отражения национально-культурного своеобразия языков в словарях различных типов. Ещё одной областью исследований лингвокультурологии, по мнению И.Г. Ольшанского, являются «лингводидактические аспекты и проблемы межкультурной коммуникации» (Ольшанский 2000: 46). Данное диссертационное исследование выполняется в русле последней из обозначенных областей, а также в рамках лексикографического направления лингвокультурологии.

1.1.2. Понятия «картина мира» и «языковая картина мира»

В настоящее время понятие «картина мира» используется представителями самых разных наук: философии, психологии, культурологии, гносеологии, когнитологии, когнитивной лингвистики.

Термин “картина мира” появился в начале ХХ века в работах Г. Герца по физике (1914) применительно к физической картине мира (подробнее см. Герц 1973: 208). Термином “картина мира” широко пользовались также М. Планк (Планк 1966) и А. Эйнштейн (Эйнштейн 1968 – см. обзор в Абыякая 2004: 17).

Как отмечают исследователи, в лингвистике, культурологии и лингвокультурологии при использованиикартины мира в качестве понятия (в общем, философском значении «мировидения») допустима синонимиякартины мира, модели мира и образа мира(Любимова, Бузальская 2011: 13-20). Эта тенденция прослеживается, например, в следующих определениях: «Картина мира есть целостный глобальный образ мира, который является результатом всей духовной активности человека» (Постовалова 1998: 19-20); «Картина мира – это порожденная человеком упрощенная замена реального мира придуманной схемой мира или образом мира» (Корнилов 2003: 5-6); «Культурная (понятийная) картина мира – это отражение реальной картины мира через призму понятий, сформированных на основе представлений человека <…>. Это образ мира, преломленный в сознании человека, т.е. мировоззрение человека, создавшееся в результате его физического опыта и духовной деятельности» (Тер-Минасова 2007: 22). Единственное, что разделяетпонятиякартина, образи модель мира– это то,чтокартина иобраз мираформируются неконтролируемо, произвольно, амодель мира – «сознательное воспроизведение объекта-оригинала теми или иными средствами» (Касевич 2004: 77). Подмоделью мира понимается «сокращённое и упрощённое отображение всей суммы представлений о мире внутри данной традиции, взятых в их системном и операционном аспектах» (Топоров 1991-1992: 161).

Признавая различие между понятиями «образ мира» и «картина мира», для собственного исследования мы принимаем термин «картина мира».

В нашем исследовании подкартиной мира, вслед за В.П. Рудневым, мы будем понимать «систему интуитивных представлений о реальности, которая опосредована тем культурным языком, на котором говорит данная группа (Руднев 1999: 128).

На данный момент в научной лингвистической литературе существует множество дефиниций языковой картины мира.

Е.С. Яковлева понимает под языковой картиной мира (далее – ЯКМ) «зафиксированную в языке и специфическую для данного языкового коллектива схему восприятия действительности, своего рода мировидение через призму языка» (Яковлева 1996: 47). В.Б. Касевич трактует языковую картину мира как совокупность языковых знаний, закодированных оппозициями словаря и грамматики (Касевич 2004: 179). В.А. Маслова справедливо, на наш взгляд, квалифицирует термин «языковая картина мира» как метафору, аргументируя это тем, что она создает для носителей языка не какую-то иную картину мира, а лишь «специфическую окраску этого мира, обусловленную национальной значимостью предметов, явлений, процессов, избирательным отношением к ним, которое порождается спецификой деятельности, образа жизни и национальной культуры данного народа» (Маслова 2001: 66). С.Г. Воркачёв считает понятие ЯКМ условным, объясняя это тем, что «образ мира, воссоздаваемый по данным одной лишь языковой семантики, скорее карикатурен и схематичен … и для адекватности языковой образ мира корректируется эмпирическими знаниями о действительности, общими для пользователей определенного естественного языка» (Воркачёв 2001: 67).

По мнению О.А. Корнилова, языковая картина мира – «результат отражения объективного мира обыденным (языковым) сознанием того или иного языкового сообщества», «система ценностных ориентаций, закодированная в ассоциативно-образных комплексах языковых единиц и восстанавливаемая исследователем через интерпретацию ассоциативно-образных комплексов посредством обращения к обусловившим их знакам и концептам культуры» (Корнилов 2003: 30-32). Мы согласны с точкой зрения О.А. Корнилова и считаем, что понятие ЯКМ не может «претендовать на абсолютную истинность, поскольку это не объективно существующая реалия, а умозрительное построение, используемое его создателями для решения каких-либо теоретических или практических задач» (Корнилов 2003: 4).

Опираясь на приведённые выше точки зрения, в своём исследовании мы принимаем определение языковой картины мира, предложенное А.А. Мильбрет: ЯКМ – это реконструируемая исследователем схема восприятия действительности. Реконструкция, осуществляемая исследователем при моделировании того или иного фрагмента ЯКМ, заключается в извлечении и экспликации ассоциативно-образных комплексов языковых знаков, прагматического компонента их значений, задающих систему ценностных ориентаций представителей национально-лингво-культурного сообщества (Мильбрет 2014).

Многие исследователи различают и противопоставляют понятия «научная» и «наивная» картины мира. Вслед за О.А. Корниловым, мы понимаем под научной картиной мира «всю совокупность научных знаний о мире, выработанную всеми частными науками на данном этапе развития человеческого общества» (Корнилов 2003: 9). Под термином «наивная картина мира» мы понимаем «реальные представления о мире и человеке, свойственные членам данного культурно-исторического сообщества на определённом этапе его развития» (Касевич 2004: 77-78).

Исследование наивной национальной ЯКМ, как правило, ведется в рамках двух направлений:

  1. исследуются отдельные характерные для данного языка концепты, это, прежде всего «стереотипы» культурного сознания (например,душа, тоска и др.) и специфические коннотации неспецифических концептов (например, символика цветообозначений);
  2. ведётся поиск и реконструкция присущего языку цельного донаучного взгляда на мир. Важным является именно цельность ЯКМ (Апресян 1995: 38).

Принято различатьглобальную картину мира, универсум, т.е. мир во всей его полноте, илокальную картину мираилифрагмент мира, т.е. мир в одной из его составляющих. В рамках антропоцентрического подхода в настоящее время наблюдается разработка специфики различных локальных картин мира (Зиновьева 2016: 34). Примерами таких исследований можно считать изучение основных концептов, синонимических рядов, лексико-семантических полей, фразеологизмов и фразеосемантических полей и др.

В связи с целью и задачами нашего исследования представляет интерес наивная языковая картина мира как способ концептуализации интересующего нас компонента выбранных для анализа фразеологизмов –язык.

1.1.3. Определение термина «лингвокультурологический анализ»

По мнению В.Н. Телия, основным методом анализа языковых знаков в лингвокультурологии, ведущим способом экспликации заключенной в них культурной информации, другими словами, экспликации их культурной значимости является процедура соотнесения групп или массивов языковых знаков со знаками (категориями) культуры. Именно массивы номинативных единиц, лексических и фразеологических, функционирующих в том или ином языке, манифестируют значимость определенных установок культуры для той или иной лингвокультурной общности. Культурная информация «рассеяна» в языке, она осознанно или неосознанно воспроизводится носителями языка, употребляющими языковые выражения в определенных  ситуациях, с определенными интенциями и с определенной эмотивной модальностью. Задача исследователя состоит в интерпретации денотативного или образно мотивированного аспектов значения языковых знаков в категориях культуры, т.е. в соотнесении единиц системы языка с единицами культуры (Телия 1996).

Как отмечают Е.И. Зиновьева и А.С. Алешин, лингвокультурологический анализ направлен «на выявление путем сочетания традиционных теоретических и экспериментальных лингвистических методов и привлечения энциклопедических, культурологических данных культурных смыслов, имплицитно представленных в семантике и особенностях функционирования в речи, различных типах дискурса языковых единиц разных уровней» (Алёшин, Зиновьева, 2014: 8). Цель лингвокультурологического анализа – описание целостного представления, вербализуемого языковым знаком различной протяженности (или совокупностью знаков), в сознании представителей одной лингвокультуры. Целостное представление может представлять собой образ, эталон, символ, концепт или совокупность этих ментальных единиц (там же).

Выявление целостного представления как результат лингвокультурологического анализа подразумевает, по мнению исследователей, определение конкретных параметров изучения, т.е. речь идет уже о методике исследования. Методика лингвокультурологического исследования представляет собой ряд исследовательских процедур, содержание и последовательность которых определяются объектом и материалом исследования. Это дает право употреблять множественное число термина –методики (Зиновьева, Алёшин, 2014: 8). Методика данного исследования будет представлена во второй главе диссертации.

  1. Основные вопросы изучения фразеологии в лингвокультурологическом аспекте

1.2.1. Термины «фразеология» и «фразеологизм» в русской и сербской лингвистике. Основные признаки фразеологизма

В настоящее время существует достаточно много определений фразеологии. Лингвистический энциклопедический словарь приводит два значения термина фразеология: «1) раздел языкознания, изучающий фразеологический состав языка в его современном состоянии и историческом развитии; 2) совокупность фразеологизмов данного языка, то же, что фразеологический состав. Предметом фразеологии как раздела языкознания является исследование природы фразеологизмов и их категориальных признаков, а также выявление закономерностей функционирования их в речи» (ЛЭС: 560).

Мнения ученых в связи с определением фразеологии и ее предмета расходятся. В состав фразеологизмов русского языка одни ученые включают все устойчивые сочетания слов, другие – только определенные группы устойчивых словосочетаний. Таким образом, различаются «широкое» и «узкое» понимание фразеологии. Широкого понимания фразеологии придерживаются, например, такие исследователи как В.В. Виноградов (1977), Н.М. Шанский (1963), В.Л. Архангельский (1964), М.М Копыленко (1972) и др. Узкое понимание фразеологии свойственно таким ученым, как А.И. Молотков (1977), В.П. Жуков (1986), Н.Н. Амосова (1963) и др.

Фразеология в «широком» смысле включает в свой состав и словосочетания, переосмысленные полностью, и словосочетания, частично переосмысленные, то есть те, в которых есть не переосмысленные слова-компоненты.

В.Л. Архангельский, например, в состав фразеологизмов русского языка включает, кроме собственно фразеологизмов (бить баклуши), и составные терм