Сравнительно-правовой анализ моделей интеграции и их правовых составляющих в Латинской Америке и в Евразийском регионе



Оглавление

Введение

В первые десятилетияXXI века международные отношения вышли на новый этап в своей истории – система многополярного мира совершила рывок в своем развитии. Постепенно выстраивается диалог между государствами разных регионов, в том числе между странами Латинской Америки и Евразии, которые уже сейчас сотрудничают по различным вопросам. Особую важность получает партнерство международных организаций двух этих регионов, сотрудничество на их базе позволяет сформулировать новые методы международного взаимодействия стран.

Несмотря на то, что в Латинской Америке идея региональной интеграции развивается уже несколько десятилетий, работа международных организаций по созданию интеграционных институтов в этом регионе имеет характер скорее политической декламации, чем конструктивной и продуманной деятельности. Латиноамериканские страны в части межгосударственного сотрудничества пребывают на этапе развития, который схож с этапом формирования интеграционного пространства в Евразии: государства обоих регионов в ходе сотрудничества на базе международных организаций встречаются с однотипными проблемами, а сам процесс интеграции имеет схожие тенденции.

Анализ созданных интеграционных структур в латиноамериканском и евразийском регионах; а также их сравнительная характеристика – сопоставление достоинств и недостатков, исследование практики по конструированию интеграционных институтов поспособствуют изложению принципов, на базе которых могут быть модернизированы существующие международные организации в Евразийском регионе; и впоследствии может появиться новый усовершенствованный межгосударственный блок с участием Российской Федерации. В этом заключаетсяактуальность нашей работы.

В отечественной правовой науке особое внимание уделяется евразийской интеграции. Эта тема глубоко разработана такими авторами, как Косикова Л.С., Воронина Т.В., Мальгинов Е.А. О латиноамериканской интеграции российские ученые пишут меньше, однако существуют труды Мартынова Б.Ф., Кузнецова В.С. Регулярно пишут о латиноамериканской интеграции учёные из Института Латинской Америки РАН.

Кроме того, с 2015 года сотрудники Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации развивают научный проект РГНФ 15-33-01214 «Региональная интеграция государств Евразии и Латинской Америки: компаративный анализ». В рамках проекта уже проведено несколько исследований, в частности издана монография, посвященная публично-правовым и частноправовым аспектам региональной интеграции в двух изучаемых регионах. Среди зарубежных авторов, которые писали о латиноамериканской интеграции, следует выделить, в первую очередь, Маламуда А. и Инсульсу Х.М.

Цель работы: провести сравнительно-правовой анализ реализации концепции региональной интеграции и её юридического оформления в Латинской Америке и в Евразийском регионе.

Задачи работы:исследовать теоретические подходы к явлению региональной интеграции; изучить исторический аспект интеграционных процессов;  осуществить характеристику деятельности региональных международных организаций в Латинской Америке, в Евразии; классифицировать каждую из шести изучаемых организаций по предложенной в первой главе типологии; исследовать проблемы в части реализации интеграционных задач в первом и во втором регионах; предложить пути их решения; провести сравнительно-правовой анализ институтов интеграции в Латинской Америке и в Евразии; предложить элементы для «идеальной модели» интеграционного блока.

Объектом исследованияявляются интеграционные процессы и международные организации в Латинской Америке и в Евразийском регионе.

Предметом исследованияявляется деятельность ряда региональных международных организаций в Латинской Америке и в Евразийском регионе; нормы права, юридически оформляющие интеграционные процессы; сложившаяся практика; а также опубликованные научные труды по теме работы.

При написании дипломной работы были использованы следующиеметоды исследования: формально-юридический метод, сравнительно-правовой метод, историко-правовой метод, метод юридического толкования, метод правового прогнозирования, системный метод, аналитический метод, а также иные методы.

Работа состоит из трёх глав. Первая глава посвящена анализу теоретических подходов к концепции интеграции и рассмотрению её исторического аспекта. Во второй главе были исследованы шесть моделей интеграционных образований в Латинской Америке и Евразии. В третьей части работы был проведён сравнительно-правовой анализ интеграционных процессов в двух изучаемых регионах.

Глава 1. Развитие идеи региональной интеграции

в международном праве

1.1.Исторический аспект интеграционных процессов

Идея интеграции имеет глубокие корни, уходящие в Средневековье. Одним их наиболее ярких примеров, указанных в научной литературе, считается проект так называемого «Христианского государства» под авторством французского публицистаXIV века П. Дюбуа. В своей работе «Derecuperatione terrae sanctae» («Об освобождении земли обетованной») Дюбуа обосновал необходимость политического объединения европейских государств с целью отвоевания Палестины для «христианского мира». Условием эффективной реализации данной миссии являлось формирование общей политической организации в Европе, объединяющей все христианские государства (в числе прочих и Византию).  Дюбуа писал, что для разрешения споров, которые могли бы перерасти в военные столкновения, в рамках этой организации должен быть основан европейский третейский суд в составе трёх светских и трёх духовных арбитров [Юмашев, 2015, с. 35-37]. Впоследствии идею интеграции развивали такие учёные, как Ш. И. де Сен-Пьер, К. Краузе, А. де Сен-Симон, Дж. Лоример, Р. Руденхов-Калерги, А. Бриан, Д. Митрани, Э. Хаас и другие.

В целом, в научной среде выделяется несколько этапов развития идеи интеграции:

1)XIV-XIX века – этап становления. В это время появляются несколько проектов интеграционных блоков и даже международных организаций, которые должны были бы обеспечить безопасное решение конфликтов в том или ином регионе. Заметные проекты в этот период предлагали люди самых разных профессий. Например,Иммануил Кант призывал создать Лигу мира для свободных государств, которая могла бы стать «мировым правительством» [Раджабов, 2016, с. 53].

2)XIX-началоXX века – появление первых международных организаций, среди которых Международный союз для измерения земли (1864 г.); Международный союз для защиты литературной и художественной собственности (1886 г.) и др.

3) началоXX века - наше время. Современный этап развития следует вести с создания Лиги наций, первого политического наднационального союза.

Серьезный прорыв в развитии интеграционных процессов случился в послевоенный период. Передовым регионом по части создания интеграционных моделей стала Европа. Важнейшим событием в этом плане стал конфликт между Францией и Германией в 1951 году, касающийся принадлежности Рура и Саара – немецких земель, которые находились под управлением французской стороны с момента окончания Второй мировой войны. Ещё с 1949 года ФРГ стала активно требовать возвращения земель, поскольку Рур и Саар были центрами сталелитейной и угольной промышленности немецкого государства,  однако французские власти не соглашались ни на какие условия.  Выходом из сложившейся ситуация стало предложение французских политиков Р. Шумана и Ж. Монне передать производство угля и стали на территории немецких земель под юрисдикцию международной организации - Европейского объединения угля и стали (ЕОУС). Членами объединения стали Франция, ФРГ, а также заинтересованные в общеевропейском рынке стали и угля Бельгия, Нидерланды, Италия и Люксембург [Петрова, 2009, с. 134-136].

Компромисс позволил извлечь дивиденды от подобной интеграции каждой из сторон: ФРГ получила обратно контроль над землями, Франция получила преимущества при покупке угля и стали, другие страны получили доступ к свободному приобретению необходимого топлива и сплавов. Таким образом, именно экономические интересы стали движущей силы к развитию региональной интеграции в европейском регионе.

Геополитические перемены по итогам Второй мировой войны привели к созданию мирового устройства с двумя полисами и с двумя идеологическими и политическими системами – США и СССР. По мнению В.М. Флори и Е.И. Петрова, подобная система де-факто разделила большую часть земного шара на две части. Постепенно были сконструированы и два интеграционных блока (имеется в виду «противостояние» НАТО и ОВД), причём мотивация участия для тех или иных государств в этих блоках лежала не в области экономики, а в области политических интересов [Флоря и др., 2016, с. 103-110].

Рассматривая исторический аспект интеграционных идей непосредственно в ЛАКБ (страны Латинской Америки и Карибского бассейна) и в Евразии, необходимо заметить, что первый регион имеет заметно более глубокую историю в части предпринятых попыток объединения государств на наднациональном уровне.

В данной работе мы не будем основательно вдаваться в историю латиноамериканской интеграции, поскольку исследование будет посвящено анализу ныне действующих международных организаций, однако отметим, что намерение скооперировать независимые республики в рамках региональных объединений просматривалось уже в колониях в ходе освободительных войн в началеXIX века [Прохоренко, 2012, с. 124-154].

Из трудов П.П. Яковлева, посвятившего латиноамериканской региональной интеграции немало лет своей работы, можно выделить несколько этапов в истории становления этого института в ЛАКБ [Яковлев, 2017, с. 86-100]. Отметим, что Яковлев проводит в своих исследованиях в большей степени экономический анализ интеграции (предлагаются цифры роста/снижения ВВП; объёмов взаимной торговли и др.), мы же сделаем акцент на региональных организациях, которые были созданы на каждой стадии развития интеграции.

1. 1960-1980 годы. В 60-м году учреждаютсяЛатиноамериканская ассоциация свободной торговли (ЛАСТ) и Центральноамериканский общий рынок (ЦАОР). В первое объединение вошли Аргентина, Бразилия, Венесуэла, Колумбия, Боливия, Парагвай, Перу, Чили, Эквадор и Мексика, во второе – Коста-Рика, Гватемала, Сальвадор, Гондурас и Никарагуа.

Создание данных организаций позволило сократить торговые барьеры (примерно с 40 до 10 %) и увеличить объём межгосударственной торговли. В целом, 1960-1980-е считаются успешным периодом работы стран ЛАКБ в части внутрирегионального сотрудничества – экспорт между странами региона вырос в 19,5 раз [Там же].

2. Так называемый «чёрный период» в истории латиноамериканской интеграции (80-90-е годы). В эти годы экономическое сотрудничество между странами значительно снизилось, поскольку национальные экономики ослабели из-за продолжительного кризиса, вызванного падением цен на сырьё.

3. 1991 – 2003 годы. В 1991 году учреждается Общий рынок стран Южной Америки (МЕРКОСУР), членами организации стали крупнейшие экономики ЛАКБ – Бразилия, Аргентина, Уругвай, Парагвай. В 1992 году США, Канада и Мексика подписываютСевероамериканское соглашение о свободной торговле (НАФТА). Для стран Южной и Центральной Америки создание этого объединения стало знаковым, поскольку мексиканское правительство получило возможность выгодно сотрудничать с крупнейшей экономикой мира, что сократило заинтересованность Мексики в кооперации с другими латиноамериканскими государствами.

Однако уже в конце 90-х страны региона столкнулись с очередными экономическими сложностями, вызванными падением цен на сырьё и кризисами в России и в азиатских странах, что привело к снижению эффективности экономической, в первую очередь, интеграции в Латинской Америке.

4. 2003-2013 годы. П.П. Яковлев называет этот период «золотым десятилетием» интеграции. За это время экономики большинства стран ЛАКБ расцвели из-за, опять же, роста цен на сырьевые ресурсы, заметно выросло промышленное производство, уменьшился внешний долг. Благодаря росту экономики, в 2004 году были созданы две международные организации – Сообщество южноамериканских наций (УНАСУР), сейчас называющееся Союзом южноамериканских наций, а такжеБоливарианский союз для народов нашей Америки (АЛБА). Членами УНАСУР стали 12 государств, АЛБА же на данный момент насчитывает 11 участников. О Боливарианском союзе в нашем исследовании будет сказано подробнее во второй главе.

В 2011 году создаётся уникальный проект - Сообщество латиноамериканских и карибских государств (СЕЛАК), впервые в одну региональную организацию вступили все 33 страны ЛАКБ. СЕЛАК так же станет субъектом более пристального исследования во второй главе нашей выпускной квалификационной работы. В 2012 году образован торговый союз под названием Тихоокеанский альянс, его членами на данный момент являютсяМексика, Перу, Чили, Колумбия и Коста-Рика. Особенностью данного этапа стало расширение повестки на сессиях международных организаций – теперь страны ЛАКБ в рамках интеграции решают не только торговые вопросы, но также вопросы политического сотрудничества, безопасности (в частности, на саммитах СЕЛАК обсуждаются вопросы, связанные с Договором Тлателолко – запретядерного оружия в странах Латинской Америки и Карибского бассейна).

5. Современный этап развития интеграции. В 2014 году произошёл очередной экономический кризис (снизился уровень ВВП, увеличился внешний долг, возросли показатели безработицы), повлиявший на внутрирегиональное сотрудничество латиноамериканских государств.  На данный момент интеграция в ЛАКБ носит фрагментарный характер – в регионе представлено множество самых разных организаций, однако активно работают и процветают лишь некоторые из них.

Всего в регионе сегодня действует 26 международных организаций. Учёными классифицируют все эти образования на несколько групп. В частности, Г.В. Кузнецовапредлагает собственную типологию межправительственных соглашений, они делятся, по её мнению, на отраслевые соглашения; преференциальные соглашения; соглашения о свободной торговле; таможенные союзы; общие рынки [Кузнецова, 2016, с. 8].

Реализуется странами ЛАКБ концепция интеграция и в отношении с государствами других регионов, данное сотрудничество строится на принципе «открытого регионализма», предложенного ещё в 1994 году Экономической комиссией ООН для стран Латинской Америки. Основная идея этого принципа заключается в уменьшении барьеров региональными организациями в торговле со странами из Европы, Азии и других частей мира. Тем самым Латинская Америка становится частью мировой экономической глобализации.

В Латинской Америке представлено три интеграционных группы организаций, которые отличаются друг от друга мерой готовности к сотрудничеству с внешним миром по вопросам политического и культурного взаимодействия, торговли.

Первая группа, включающая Тихоокеанский альянс и НАФТА, использует в своей деятельности рыночные механизмы и открыта к взаимодействию со странами из разных точек мира. Вторая группа, представленная, в первую очередь, АЛБА, характеризуется отрицанием принципов неолиберализма и, в целом, закрытой политикой. Третью группу представляет МЕРКОСУР, в рамках этой организации вопросы политики отходят на второй план, а на первый выступают торгово-экономические отношения.

Таким образом, на наш взгляд, ситуация с региональной интеграцией в Латинской Америке напоминает разобранный пазл - казалось бы, все необходимые части целого есть, но собрать их воедино ни у одной региональной организации не получается вот уже несколько десятилетий. Однако можно выделить самые перспективные для проведения успешной интеграции объединения на данный момент - это СЕЛАК и Тихоокеанский альянс, их саммиты отличаются актуальной и широкой повесткой. Более подробно о достоинствах и недостатках СЕЛАК будет сказано во второй главе.

Во второй параграфе второй главы нашего исследования будет проведён анализ деятельности международных региональных организаций Евразийского региона, поэтому представляется целесообразным выделить этапы исторического пути интеграции и в данном районе, так же, как это было сделано с Латинской Америкой.

1. Создание первого постсоветского интеграционного объединения - СНГ. 8-го декабря 1992 года Российская Федерация, Республика Беларусь и Украина заключили Соглашение о создании Содружества Независимых Государств. Подписание данного договора основывало СНГ и, вместе тем, свидетельствовало о распаде СССР. 21 декабря того же года на Алма-Атинской конференции в рамках Протокола к Соглашению к СНГ присоединились Азербайджан, Армения, Казахстан, Кыргызстан, Молдова, Таджикистан, Туркменистан и Узбекистан. В 1993 году в СНГ вступила Грузия. По итогам встречи в Алма-Ате была подписана Декларация, в которой были зафиксированы цели и принципы СНГ. Данный саммит уже де-юре закрепил за бывшими советскими республики статус независимых субъектов международного права.

В 1993 году был принят Устав Содружества Независимых Государств, в ст. 2 была закреплена одна из целей организации - «межгосударственная кооперация и интеграция» [Устав Содружества Независимых Государств]..

2. Новый принцип интегрирования в Евразийском регионе. По мнению Е.М. Ивановой, середина 90-х видоизменила ход интеграционных процессов на постсоветском пространстве. В эти годы было сформировано так называемое «интеграционное ядро» - Россия, Казахстан и Белоруссия: страны, которые были заинтересованы в интеграции намного больше других [Иванова, 2015, с. 112-119]. Так, в 1995 году этими государствами было подписано Соглашение о Таможенном Союзе. В дальнейшем именно эти страны выступали инициаторами заключения межгосударственных соглашений в Евразии.

В 1999 году был заключен Договор о Таможенном союзе и Едином экономическом пространстве, к нему также присоединились Таджикистан и Кыргызстан. Данное соглашение учредило Таможенный Союз и закрепило намерение государств создать единое экономическое пространство. Кроме того, для более глубокой экономической интеграции в 2000-м году был подписан Договор об учреждении Евразийского экономического сообщества (ЕврАзЭС) – новой региональной международной организации.

В 2001 году сотрудничество в Евразийском регионе вышло на новый уровень – была создана Шанхайская организация сотрудничества (ШОС). Помимо России и Казахстана членами объединения стали Китай, Киргизия и Таджистан. Подробнее об особенностях данной организация речь пойдет в следующей главе нашей работы.

Отметим, что, несмотря на успешное сотрудничество бывших советских республик в разных сферах жизни, эти государства не форсировали экономическую интеграцию в началеXXI века. Только в 2007 году пять стран-участниц ЕврАзЭС подписывают соглашение о создании единой таможенной территории и формировании Таможенного союза. Появляется План действий на 2008-2010 годы. Подытоживая данный этап истории, отметим, что в 2011 году начинает функционировать Единая таможенная территория. А в 2012 году для регулирования деятельности по созданию единого экономического пространства создаётся специальный постоянно действующий орган на базе Таможенного союза - Комиссия Таможенного союза. На наш взгляд, создание наднационального органа показало готовность России, Казахстана, Белоруссии, Таджикистана и Кыргызстана к реальной работе по построению интеграционных институтов в Евразии.

3. Образование единого евразийского экономического пространства. В 2011 году президенты России, Казахстана и Белоруссии подписали Декларацию о евразийской экономической интеграции. Кроме того, с принятием данной Декларации была создана Евразийская экономическая комиссия (ЕЭК), которая, исходя из прописанных полномочий, стала преемницей Комиссии Таможенного союза. Создание комиссии стало следствием одного из основных принципов работы, прописанных в принятой Декларации, для интегрируемых государств – «совершенствование и развитие наднациональных институтов» [Декларация о  евразийской экономической интеграции].

В 2014 году в Астане главы России, Белоруссии и Казахстана подписали Договор о Евразийском экономическом союзе, вступивший в силу 1 января 2015 года. В том же году в эту международную организацию вступили Армения, Киргизия, в 2017 году статус наблюдателя получили Молдова. С 1 января 2018 года вступил в силу Таможенный кодекс Евразийского экономического союза, призванный автоматизировать ряд процедур, связанных с перемещением товаров через таможенную границу ЕАЭС.

Подводя итог рассмотрению истории евразийской интеграции, необходимо сказать, что процесс объединения государств на базе наднациональных образований в последние годы только входит в активную фазу развития. Успешное функционирование таких союзов как ЕАЭС позволит странам региона достичь своих интересов в экономике и в других сферах жизни, а также позволит выстроить конструктивные партнерские отношения между странами  Евразии.

Таким образом, уже сейчас интеграционные процессы как в Латинской Америке, так и в Евразии прошли несколько этапов в своём развитии. Если в ЛАКБ идея интеграция воплощается на практике уже почти 60 лет, то в Евразии (в той форме, в которой она существует после распада Советского Союза) интеграционные процессы реализуются чуть более 25 лет. Однако, на наш взгляд, на сегодняшний день организации обоих регионов находятся только на начальной стадии развитии интеграции (в Латинской Америке причины этого - в перманентной нестабильности экономической и политической ситуации в странах региона, в Евразии – в непродолжительной истории), вследствие чего их сравнительно-правовой анализ представляется целесообразным.

Итак, история евразийской интеграции может определяться как постепенное внедрение новых институтов наднационального права в систему международно-правовых отношений. К таковым, скорее всего, можно отнести систему наднационального судопроизводства, соединение механизмов таможенного законодательства с экономическими принципами развития территорий  и  некоторые другие. История региональной интеграции как стран Латинской Америки, так и Евразии показывает необходимость построения таких институтов интеграционного права,  в плане развития международных организаций, как принципы безусловного лидерства в определении стратегии развития таких объединений, причем как с точки зрения экономики, так и с точки зрения права.

1.2. Теоретические подходы к явлению региональной интеграции

На наш взгляд, принцип международно-правового сотрудничества стран имеет корни в естественно-правовой идее взаимного развития и партнерства государств. Так, Х. Вольф считал, что цель государства в совершенствовании, и именно для выполнения этой цели государства становятся участниками международных отношений. По мнению этого немецкого учёногоXVIII века, страны должны стремиться создать единую республику, где все государства вместе будут иметь верховную власть над каждым государством в отдельности [Толстых, 2009, с. 59].  Э. де Ваттель полагал, что, находясь в сообществе, государства пребывают в естественном состоянии. Такое состояние подразумевает взаимопомощь государств и их совместную работу [Там же, с. 60].

По нашему мнению, региональная интеграция, имеющая в основе идею формирования экономических взаимосвязей по средствам заключения международных соглашений между странами того или иного региона, также выражает принципы естественно-правовой концепции взаимодействия государств.

Рассматривая доктрину интеграционного процесса, необходимо определиться с пониманием сущности самого термина «интеграция». В соответствии с толковым словарём Ефремовой Т.Ф. интеграция - объединение в единое целое отдельных частей [Толковый словарь Ефремовой].

Шумилов В.М., посвятивший интеграции несколько своих трудов, даёт следующее определение данному термину - это ряд процедур, связанных с объединением суверенных государств, которые руководствуются целью установить расширенное экономическое пространство, где могли быбеспрепятственнообращаться товары, инвестиции, услуги, финансовые средства [Шумилов, 2014, с. 53].

Известный американский политолог, один из авторов теории неофункционализма Эрнст Хаас определял интеграцию как процесс, в рамках которого политические субъекты с различным национальным режимом решаются на создание нового единого центра, институты которого обладают юрисдикцией или требуют юрисдикции над национальными правопорядками существующих государств. Конечным результатом является новое политическое сообщество, которое «накладывается» на уже существующие образования [Dosenrode].

Представляется целесообразным привести и собственное определение региональной интеграции, которое, во многом, станет основой нашего исследования. Региональная интеграция – это процесс обоюдовыгодного взаимодействия стран, реализующийся по средствам формирования единых для этих стран правовых, политических, торговых и иных наднациональных институтов.

Эволюция международных союзов интеграционного типа и появление в их организационной структуре признаков наднациональности поставили проблемный вопрос – не нарушают ли подобные объединения основные принципы международного права (недопустимость вмешательства вовнутренние дела; суверенитет государства)?

По мнению представителей научного сообщества, перед заключением международного договора государства должны обговорить, считают ли они целесообразным передать часть своих национальных полномочий на наднациональный уровень, в каких областях взаимодействия это будет целесообразным. Подобная уступка необходима для развития интеграционных процессов. Кроме того, передача страной части своих полномочий на надгосударственный уровень не имеет существенных отрицательных последствий. Наоборот, благодаря работе в интеграционных объединениях государство получают возможность распространить сферу своей деятельности за пределы собственной территории [Клюев, 2006, с. 190].

Таким образом, развитие международных организаций интеграционного типа вXX-XXI веках внесло изменения в теорию государственного суверенитета. Страны на добровольной основе стали ограничивать свой суверенитет, отдавать часть полномочий наднациональным союзам в целях получения большего числа выгод.

На данный момент передача части внутригосударственных компетенций наднациональному органу является необходимым условием вступления в то или иное интеграционное объединение. Однако отметим, что важным признаком подобной передачи является добровольность. Подобная форма взаимодействия государств направлена на формирование общих органов и проведение единой политики для достижения поставленных целей и решения возникающих проблем.

Существует несколько вариаций интеграционных процессов, среди них можно выделить универсальную интеграцию (или просто интеграцию) и региональную интеграцию. Объектом нашего изучения в данной работе станет  именно региональная интеграция. Далее определим различия, существующие между региональной интеграцией и неразрывно связанной с ней универсальной интеграций.

В первую очередь, отметим, что универсальная интеграция считается более широким термином, чем региональная интеграция. В частности, одним из следствий интеграции является процесс глобализации (возможность мигрировать в масштабах всего земного шара; сближения разных культур и др.). Региональная интеграция имеет более четкие границы – она затрагивают процессы, происходящие в рамках конкретного региона, предполагает формирование особых объединений для сотрудничества – международных организаций. Ещё одно различие заключается в сферах влияния двух рассматриваемых видов интеграции. Если универсальная интеграция регулирует отношения в подавляющем большинстве сфер деятельности людей (начиная с религии и заканчивая языком), то региональная организация направлена на регулирование отношений лишь в одной области жизни (в экономике, в политике и т.д.). Кроме того, региональная интеграция требует волеизъявления, конкретных действий от государств или иных субъектов для достижения поставленных целей. Универсальная интеграция – явление необратимое и естественное.

Понять сущностные характеристики интеграции нам поможет анализ мнений исследователей об основных признаках данного явления.

По мнению М.Т. Таказовой, экономическая интеграция имеет следующие черты - взаимопроникновение и переплетение национальных производственных процессов; системные перемены в экономике государств-участников; обязательное целенаправленное регулирование интеграционных процессов [Таказова, 2013].

Из работы Е.А. Ермаковой можно выделить такие признаки интеграции как 1) интеграционный процесс всегда протекает под воздействием внешней среды; 2) интеграционный процесс происходит при взаимной заинтересованности субъектов в формировании новой системы; 3) интеграционный процесс направлен на видоизменение, зачастую улучшение, уже существующих социальных-политических структур государства [Ермакова, 2005].

Следует заострить внимание на определенных тенденциях в развитии региональной интеграции. Так,K.Dusica иZ.Radoje в своей работе говорят, что в последнее десятилетие наблюдаются следующие тренды в изучаемой области:

- Расширение сферы деятельности существующих региональных торговых международных организаций. Изначально торговые союзы создавались для устранения торговых ограничений, таких как тарифы и квоты, но в последние годы, всё чаще, эти же организации начинают работать в других областях – защита прав интеллектуальной собственности, развитие стандартов в области здравоохранении, окружающей среды и др.

Ориентация на новые области сотрудничества приводит к изменению существующих соглашений; в качестве классического примера можно привести Европейский Союз, который эволюционировал из общего рынка Европейского Союза.

-  Расширение существующих региональных торговых соглашений;   часто встречающаяся тенденция – страна, подписавшая договор о  присоединении к какому-либо торговому соглашению, почти сразу же подписывает и другие подобные соглашения.

- Создание новых региональных торговых соглашений или «пробуждение» существующих. Примером является Центральноамериканский Общий рынок, который был основан в 1960 году, но характеризовался слабой активностью до 1993 года [Dusica,Radoje].

На наш взгляд, правовое обеспечение интеграции – важнейшая задача для государств, желающих сотрудничать на наднациональном уровне. Юридической базой взаимодействия государств является международный договор, в котором определяются цели интеграционного союза, направления его деятельности, институциональная структура и т.д.

В последние годы в науке стала превалирующей точка зрения о том, что интеграционное право является самостоятельной отраслью международного права (а не частью, например, права международных организаций). Большой вклад в развитие теории интеграционного права внёс С.Ю. Кашкин, написавший учебник и ряд статей по интеграционному праву [Блажеев и др, 2017, с. 6]. Авторы монографии «Региональные интеграции государств Евразии и Латинской Америки: публично-правовые и частноправовые аспекты» так же поддерживают идею о выделении интеграционного права в отдельную отрасль. По их мнению, интеграционное право регулирует общественные отношения, возникающие в процессе интеграции и включающие как публично-правовые, так и частноправовые институты [Залоило и др, 2016, с, 18].

Основной платформой для проведения интеграции для государств являются международные организации. Каждая организация характеризуется определенной формой интеграции. Отметим, что, в основном, интеграционные институты создаются в сфере экономических отношений. Остановимся на одной из классификаций форм (стадий) экономической интеграции, которая была предложена в работе Ю.С. Остапенко – 1) торговое соглашение; 2) зона свободной торговли; 3) таможенный союз; 4) общий рынок; 5) экономический и валютный союз [Остапенко, 2013, С. 163-170].

Торговые соглашения являются начальной формой интеграции. По средствам двусторонних договоров государства  регламентируют вопросы перевозки товаров через границы, а также закрепляют особенности таможенного регулирования, налогообложения и т.д.

Соглашения о зоне свободной торговле, чаще всего, заключаются несколькими странами с целью сократить, ликвидировать ограничения, связанные с торговлей между данными государствами. Эта форма предполагает более глубокую интеграцию.

Важнейшей характерной чертой таможенного союза является формирование общей для нескольких стран внешней границы и, как следствие, проведение общей политики в области торговли с третьими государствами.

Продвинутой формой интеграции является общий рынок. Ключевыми характеристиками данного образования являются не только ликвидация любых ограничений в торговле, но также формирование рынка свободного перемещения услуг и трудового капитала.

Экономический и валютный союз является наиболее глубокой формой интеграции, он включает в себя признаки четырёх остальных форм. Кроме того, в рамках союза может быть создана специальный эмиссионный режим (пример – еврозона). На данный момент подобной формы интеграции достиг только Европейский союз.

В литературе представлено большое количество типов международных организаций, развивающих интеграционные институты. Мы сделаем акцент лишь на нескольких классификациях.

1) По сотрудничающим субъектам - международные межправительственные организации (например, Всемирная организация здравоохранения) и международные неправительственные организации (например, Международный комитет Красного Креста).

2) По характеру полномочий – международная организация общей компетенции (например, Организация Объединённых Наций) и международная организация специальной компетенции  (например, Всемирная торговая организация).

3) По объёму компетенций, делегируемому международному органу – международная организация координационного типа (например, Содружество Независимых государств) и международная организация наднационального типа (например, Европейский союз) [Моисеев, 2007, с. 65].

Как уже было отмечено во введении, нашей задачей во второй главе работы будет классификация каждого из шести рассмотренных объединений по данным типологиям.

В заключении к параграфу заметим, что теория региональной интеграции» является популярной областью изучения в научном сообществе - представлено большое количество трактовок понятия «интеграция», выделены основные черты, проанализированы тенденции. Однако, на наш взгляд, плохо разработана применимость указанных теоретических положений к существующим на практике моделям международных организаций. В нашей работе этот пробел будет устранён – далее мы исследуем, в том числе с точки зрения теории, три объединения из Латинской Америки и три - из Евразии.

Отметим, что анализ теоретической основы региональной интеграции и исторического аспекта её развития в двух рассматриваемых регионах позволит достичь более глубокого понимания принципов работы международных организаций в Латинской Америке и в Евразии на сегодня. Кроме того, информация, исследованная в первой главе работы, поможет более вдумчиво охарактеризовать перспективы деятельности шести объединений, которые будут представлены в следующих главах.

Глава 2. Исследование интеграционных образований Латинской

Америки и Евразийского региона

Для описания деятельности международных организаций в данной главе будет использован следующий алгоритм: 1) определение объединения и его общая характеристика; 2) краткий исторический экскурс; 3) исследование целей организации; 4) исследование органов объединения; 5) оценка достижений, проблем и перспектив. На наш взгляд, такой алгоритм позволит оценить как сущностные характеристики деятельности организаций (это будет сделано с помощью анализа общей характеристики; истории; целей; органов); так и их перспективность в части интеграции для государств регионов (это будет сделано за счёт анализа достижений и проблем).

2.1. Характеристикаинтеграционных образований в Латинской

Америке

Представляется необходимым исследовать реализацию идеи интеграции на практике в регионе ЛАКБ (страныЛатинской Америки и Карибского бассейна).Отметим, что в Приложении 1 представлена таблица, иллюстрирующаячленство крупнейших латиноамериканских государств в основных региональных международных организациях. В данной части работы мы рассмотрим три интеграционных образования – АЛБА, МЕРКОСУР и СЕЛАК. Три данных союза были выбраны, поскольку они характеризуютсяразной продолжительностью существования; различными областями деятельности; а также разными идеологическими платформами.

АЛБА (Боливарианский альянс для народов нашей Америки) – международная межправительственная организация общей компетенции координационного типа. В АЛБА состоят 11 стран, среди лидеров союза следует выделить Венесуэлу, Никарагуа, Боливию, Кубу, Эквадор.

Объединение было учреждено в 2004 году, союз должен был стать противовесом для зоны свободной торговли для американских государств, которую контролировали Соединённые Штаты Америки. В 2004 году Договор о создании организации заключили две страны – Куба и Венесуэла. В соответствии со ст. 12 этого Договора Куба брала обязательства по ликвидации пошлин для товаров из Венесуэлы; Куба избавляла от перечисления налога на прибыль работающие на её территории фирмы из Венесуэлы; кубинские власти должны были предоставлять венесуэльцам ежегодно 2000 грантов на обучение в кубинских высших учебных заведениях; и др. [AgreementfortheALBAapplication].

В соответствии со ст. 13 Договора венесуэльское государство должно было предоставить кубинский стороне определенный список технологий в энергетической сфере; субсидировать реализацию на Кубе ряда производственных программ; избавить от перечисления налога на прибыль инвестиционные программы кубинской стороны, реализующиеся в Венесуэле [Там же].

В 2006 году было подписан новый договор – Торговое соглашение народов (союз стал именоваться АЛБА-ТДН), количество членов объединения увеличилось.  Нормы данного договора повторяют основные пункты Договора о создании организации.

В Договоре чётко не зафиксированы цели объединения, однако их можно понять из принципов, закреплённых в данном соглашении: торговые сделки должны проводиться без вмешательства во внутригосударственные дела стран-участниц; конституции и законы стран-участниц должны быть учтены при сотрудничестве; должны защищаться права граждан в области труда; должны защищаться права коренного населения; при заключении торговых и инвестиционных сделок должен осуществляться вклад в укрепление культурной и исторической самобытности населения и др. [ALBA-TCP Agreement].

АЛБА включает в себя несколько органов. Президентский Совет – высшая организационная структура обсуждения проблем работы союза; в рамках этого органа контактируют друг с другом главы государств-членов объединения. Также в институциональной системе АЛБА есть отраслевые органы – Политический Совет, Экономический Совет, Социальный Совет, Совет социальных движений.

Среди достижений АЛБА можно выделить несколько успешных проектов, среди них Банк АЛБА, кредитующий по льготным условиям участников объединения.

Кроме того, уже восемь лет Банк осуществляет эмиссию специальной валюты, которая называется сукре. Данная валюта была создана для того, чтобы уменьшить количество сделок в долларах Соединённых Штатов Америки. Государства, являющиеся членами союза вправе платить по сделкам данной валютой. Таким образом, АЛБА сделала шаг к такой форме экономической интеграции как валютный союз. На сегодняшний день с помощью сукре было проведено около шести тысяч операций на общую сумму 2,5 миллиарда долларов. По итогам 2014 года 76% участников торговли с использованием сукре были частными предприятиями, а 24% представляли государственный сектор [Stanfield].

Также был реализован проект «Петрокарибе», в рамках которого Венесуэла осуществляла поставку нефти государствам-участникам союза по льготной цене. Венесуэльская сторона снабжает минеральными ресурсами страны, не имеющие доступа к минералам на территории собственных государств.

Кроме всего прочего, органы АЛБА реализуют несколько культурно-просветительских программ. Одним из исторических достижений блока является ликвидация неграмотности путем осуществления кубинских образовательных программ «YoSíPuedo» и «Yo,SíPuedoSeguir».

Порядок созыва и сроки проведения саммитов ни в договоре от 2004 года, ни в договоре от 2006 года не зафиксированы; если посмотреть на практику - они проводятся ежегодно.

В научной литературе можно отметить противоположные мнения о проекте АЛБА. Некоторые учёные уверены, что данная организация представляет собой лишь политико-идеологическую структуру, созданную Ф. Кастро и У. Чавесом для «противоборства с империалистическим гнётом США», и главная задача союза - удовлетворение субъективных интересов конкретных политиков [Malamud]. Кроме того, к недостаткам АЛБА относятся: отсутствие общих границ у членов союза, что затрудняет выстраивание прямых торговых отношений; отсутствие контакта с другими организациями региона; односторонний характер развития [Золотова, 2015, с. 173].

Следует отметить и иные мнения. В частности А. Cusack заявляет, что, несмотря на все минусы, члены союза реализовали несколько эффективных проектов (Банк АЛБА, Петрокарибе). Однако тот же автор отмечает, что важнейшей проблемой для союза является длящийся уже несколько лет экономический кризис в Венесуэле (передовой стране в этой организации), вследствие чего многие инициативы объединения не получают должного развития - венесуэльскому государству не хватает ресурсов для их субсидирования. Остальные страны АЛБА не способны взять на себя роль Венесуэлы из-за слабых и нестабильных экономик [Cusack].

На наш взгляд, АЛБА не станет площадкой интеграции для большего количество государств ЛАКБ, поскольку её деятельность основывается на чёткой идеологии (которую не разделяют, например, «лидеры» Южной Америки – Бразилия, Аргентина); организация излишне зависима от состояния экономики своего лидера – Венесуэлы.

Далее рассмотрим другие интеграционные объединения Латинской Америки.

МЕРКОСУР(Общий рынок стран Южной Америки) – международная межправительственная организация, характеризующаяся специальной компетенцией. Основная цель союза – создание пространства свободной торговли и расширение объёмов торговых операций на территории Южной Америки. Сегодня союз насчитывает 4 участника (Аргентина, Уругвай, Бразилия, Парагвай), членство Венесуэлы временно приостановлено.Cтранами-наблюдателями являются Новая Зеландия и Мексика.

Союз был создан в 1991 году, Асунсьонский договор подписали Аргентина, Уругвай, Бразилия, Парагвай. Прообразом объединения стал договор о свободной торговле между Бразилией и Аргентиной, заключённый в 1986 году.

Цели МЕРКОСУР можно найти в ст. 5 Асунсьонского договора – 1) либерализация торговых отношений, т.е. уменьшение тарифов; ликвидация нетарифных барьеров или эквивалентных им мер, и иных ограничений в торговых отношениях между странами; 2) проведение согласованной макроэкономической политики, отвечающей цели уменьшения тарифов, ликвидации нетарифных барьеров; 3) заключение отраслевых договоров для эффективной эксплуатации факторов производства, а также для увеличения масштабов торговых сделок [TreatyEstablishingaCommonMarketbetweentheArgentineRepublic,theFederalRepublicofBrazil,theRepublicofParaguayandtheEasternRepublicofUruguay].

В Асунсьонском договоре зафиксировано несколько этапов сближения: формирование зоны свободной торговли, формирование таможенного союза и создание общего рынка. По мнению исследователей, сейчас союз находится на промежуточной стадии, его форму можно охарактеризовать, как таможенный союз с элементами общего рынка» [Залоило и др., 2016, с. 38].

В целом, система органов МЕРКОСУР сложна для понимания. В союзе отсутствуют наднациональные структурные единицы. Согласно ст. 16 Асунсьонского договора для принятия решений в Совете Общего рынка (высшем руководящем органе) и Группе Общего рынка (исполнительном органе) необходимо достижение консенсуса государствами. Кроме того, Группа Общего рынка наделена правом законодательной инициативы, т.е. в её ведении находится регулирование всеми макроэкономическими вопросами; она регулирует проекты, помогающие созданию Общего рынка [Там же].

Что касается достижений и перспектив союза - по мнению учёных, МЕРКОСУР является одним из самых перспективных интеграционных образований в ЛАКБ, даже учитывая маленький список участников. На базе объединения действуют несколько успешных интеграционных проектов - таможенные зоны; промышленные зоны свободной торговли; зоны экспортной переработки.

Тем не менее, на развитие МЕРКОСУР не может не влиять тяжёлая экономическая конъюнктура в Латинской Америке, подобная ситуация негативно сказывается на развитии программ по кооперации стран союза на базе единого рынка. Серьёзными барьерами для эффективной интеграции являются, на наш взгляд, отсутствие общих границ у некоторых государств-участников, а также политика обособленности союза по отношению к другим международным организациям региона.

СЕЛАК (Сообщество стран Латинской Америки и Карибского бассейна) - международная межправительственная организация общей компетенции наднационального типа. Членами организации является все тридцать три независимых государства (Южной, Центральной Америки, а также в это число включается Мексика).

На саммите международного блока под названием группа Рио в 2010 году прозвучала инициатива о формировании Сообщества стран Латинской Америки и Карибского бассейна. Через год был принят Устав СЕЛАК.

В соответствии со ст. 4 Устава, цели организации – формирование участниками взаимовыгодных проектов в экономической сфере, которые будут учитывать права всех государств союза; создание институтов, которые будут способны субсидировать участников в ходе кризисов; создание органов, направленных на противодействие нелегальным методам извлечения доходов; проведение согласованной политики против изменения климатических условий [Caracas Declaration Creating CELAC].

Затрагивая вопрос о достижениях организации, отметим, что в 2012 году представитель СЕЛАК (от чилийского государства) обратился к Комиссии ООН по разоружению с заявлением о том, что ЛАКБ стал первым густонаселённым свободным от ядерного оружия регионом. Также представители СЕЛАК призвали ядерные державы сократить или ликвидировать оговорки к Договору Тлателолко [ThirdSummitoftheCommunityofLatinAmericanandCaribbeanStates].

Кроме того, организация засвидетельствовала право стран ЛАКБ по созданию проектов, направленных на развитие мирного использования ядерной энергии, а также предложила государствам, ещё не ратифицировавшим договор о Всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний, сделать это.

Государства союзы проводят саммиты ежегодно (с 2013 года). На них обычно рассматриваются вопросы широкой тематики. Например, по итогам саммита в Чили (2013 г.) была издана Декларация, в которой рассматривались вопросы противоборства терроризму и вопросы, связанные с изменением климатических условий (в частности, в пп. 39-45) [Там же].

Институциональная система СЕЛАК является многоуровневой. Высшим органом объединения является Саммит глав государств, в его компетенции входит формулирование стратегических задач, планов деятельности; поддержание партнёрских отношений с иными региональными объединения и т.д. В рамках ежегодного саммита принимается решение о председательствующей стране (её задачи - организовать саммит лидеров государств; способствовать исполнению договорённостей, принятых на саммитах и др.). Кроме того, существует орган под названием Тройка (в него входят государство-председатель прошлого года, нынешнего и будущего), функция данного органа - помощь председательствующей стране при исполнении её полномочий.

Исследователи выделяют данное объединение, как одно из самых перспективных в ЛАКБ. В научном сообществе отмечается, что повестка, которая рассматривается на саммитах союза отличается своей актуальностью и важностью для большинства государств СЕЛАК [Knight, Castro]. Также для проведения успешной интеграции в рамках той или иной организации имеет серьёзное значение количество членов в этой организации. Так, участниками СЕЛАК являются 33 страны, данный факт демонстрирует готовность государств ЛАКБ к широкоформатному партнёрству на базе союза по самым разным вопросам. Кроме того, важным достижением СЕЛАК является завоевание авторитета в международном сообществе: например, уже были проведены два совместных саммита Европейского союза и СЕЛАК; данный союз подписал партнёрские соглашения с рядом крупных стран. В 2015 году на 70-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН был сформирован Постоянный механизм политического диалога и сотрудничества РФ и СЕЛАК.

Как уже было не раз отмечено выше, интеграционные процессы в Латинской Америке имеют длинную историю, однако на сегодня характеризуется низким уровнем развития. На пути объединения государств ЛАКБ на наднациональном уровне стоит ряд препятствий, и далее в этом параграфе они будут проанализированы.

Разумеется, основным стимулом к интеграции являются прогнозируемые экономические выгоды государств от торговли со своими соседями по региону. Но и в этой области можно найти ряд барьеров для эффективной кооперации.

Во-первых, латиноамериканская интеграция по-прежнему сдерживается относительно высокими торговыми для стран издержками, связанными, в основном, с географическим положением и усугубляемыми низким качеством транспортной и логистической инфраструктуры [González].

Во-вторых, торговля в ЛАКБ характеризуется сложными и непрозрачными нетарифными мерами. Нетарифными мерами считаются все меры, не относящиеся к торговым тарифам, но влияющие на свободное перемещение товаров и услуг через границы – это, в частности, технические меры, связанные со стандартами на продукцию и спецификациями качества, такими, как санитарные и фитосанитарные стандарты, и технические барьеры в торговле. Они также включают такие меры, как лицензирование импорта, меры контроля за ценами. На наш взгляд, инициативы по минимизации торговых диспропорций, связанных с существованием этих мер, должны оказать положительный эффект на интеграционный вопрос в Латинской Америке.

В-третьих, серьёзным барьером для построения эффективных интеграционных институтов является наличие значительного числа территориальных споров между странами Латинской Америки.

Для понимания масштаба проблемы перечислим лишь некоторые из споров, имеющиеся между государствами ЛАКБ. Конфликты насчёт морских границ существуют между Аргентиной и Чили; Колумбией и Никарагуа; Сальвадором и Гондурасом; Боливией и Чили; Эквадором и Перу. Конфликты насчет сухопутных границ существуют между Боливией и Парагваем; Аргентиной и Парагваем; Аргентиной и Чили; Колумбией и Венесуэлой [Основные территориальные споры в Америке].

На наш взгляд, устранить данный барьер возможно, но только в случае, если данные страны разделят отношения друг с другом на экономические и территориальные. Споры насчёт территории не должны отражаться на экономическом развитии всего региона.

Представляется, что решение этих ключевых проблем с помощью всеобъемлющих стратегий, включающих вклад не только правительств, но и частного сектора, поможет обеспечить перспективное будущее для интеграционных процессов в Латинской Америке.

2.2. Характеристика интеграционных образований в Евразийском

регионе

По схожему алгоритму представим и общую характеристику евразийских объединений. В Приложении 2 представлена таблица, демонстрирующаячленство крупнейших евразийских государств в основных региональных международных организациях.В данном параграфе будут исследованы три союза из Евразии – СНГ, ШОС и ЕАЭС. Необходимо сразу отметить, по каким причинам именно эти объединения стали объектами нашего исследования - все эти организации были созданы в разные периоды времени, у них разная организационная структура и разные цели (экономические, политические и т.д.).

Обычно возникновение интеграции на постсоветском пространстве связывают с учреждениемСодружества независимых государств (СНГ).  СНГ является межправительственной организацией общей компетенции и координационного типа.

8 декабря 1991 года РСФСР, Украина и Республика Беларусь заключили Соглашение о создании СНГ, к которому в декабре того же года присоединились Республика Казахстан, Республика Армения, Республика Азербайджан, Киргизская Республика, Грузия (покинула союз в 2009 году), Республика Узбекистан, Республика Молдова, Туркменистан и Республика Таджикистан.

Согласно ст. 1 Устава СНГ, организация основана на началах суверенного равенства всех его членов, не обладает наднациональными полномочиями. В той же ст. 1 закреплено – «содружество служит дальнейшему развитию и укреплению отношений дружбы, добрососедства, межнационального согласия, доверия, взаимопонимания и взаимовыгодного сотрудничества между государствами-членами» [Устав Содружества Независимых Государств].

Важной для понимания задач СНГ является ст. 19 Устава. В ней отмечено, что государства-члены союза взаимодействуют в экономической и социальной областях по следующим направлениям:

- осуществление сотрудничества в политической, экономической, экологической, гуманитарной, культурной и иных областях;

- всестороннее и сбалансированное экономическое и социальное развитие государств-членов в рамках общего экономического пространства, межгосударственная кооперация и интеграция;

- обеспечение прав и основных свобод человека в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права и документами СБСЕ;

- сотрудничество между государствами-членами в обеспечении международного мира и безопасности, осуществление эффективных мер по сокращению вооружений и военных расходов, ликвидации ядерного и других видов оружия массового уничтожения, достижению всеобщего и полного разоружения;

- содействие гражданам государств-членов в свободном общении, контактах и передвижении в Содружестве;

- взаимная правовая помощь и сотрудничество в других сферах правовых отношений;

- мирное разрешение споров и конфликтов между государствами Содружества [Там же].

В главеVI Устава прописаны полномочия лишь основных органов рассматриваемой организации, таких как Совет глав государств, Совет глав правительств, Совет министров иностранных дел, Координационно-консультативный Комитет, Совет министров обороны, Совет командующих пограничными войсками, Экономический Суд, Комиссия по правам человека.

Всего же, по нашим подсчетам, у Содружества более 90 отраслевых подразделений (советы, комитеты, комиссии, бюро и др.) [Органы Содружества Независимых Государств]. Мы же рассмотрим далее полномочия лишь нескольких основных органов.

Высшим органом объединения, согласно ст. 21, является Совет глав государств. Заседания этого органа проходят два раза в год.  На заседаниях Совета обсуждаются и решаются принципиальные вопросы, связанные с деятельностью государств-членов в сфере их общих интересов [Устав Содружества Независимых Государств].

В соответствии со ст. 22 Устава, «Совет глав правительств координирует сотрудничество органов исполнительной власти государств-членов в экономической, социальной и иных сферах общих интересов» [Там же].

Ст. 28 посвящена Координационно-консультативному комитету, который является постоянно действующим исполнительным и координирующим органом Содружества [Там же].

В целом, полномочия всех органов зафиксированы в общих формулировках, что, по нашему мнению, не позволяет до конца понять конкретные задачи их работы.

Действует в рамках СНГ и судебный орган – Экономический суд. Согласно ст. 32 Устава, «к ведению Экономического суда относится разрешение споров, возникающих при исполнении экономических обязательств» [Там же].  Кроме того, «суд вправе толковать положения соглашений и иных актов Содружества по экономическим вопросам» [Там же]. Решения суда носят рекомендательный характер.

В научной литературе можно встретить самые разные оценки достижений СНГ на сегодня. Некоторые учёные считают, что стремление создать эффективно действующие интеграционные институты на базе СНГ за 25 лет так и не привело к практическим результатам [Там же].

Другие уверены, что говорить о достижениях СНГ в области интеграции некорректно, поскольку отличительной чертой объединения является «дезинтеграционность» - создание СНГ было вызвано распадом СССР, имевшим общую экономическую и правовую систему; СНГ было призвано не сплотить, а разъединить эту общую систему и поспособствовать появлению в возникших государствах самостоятельных правовых, политических и экономических институтов [Залоилои др., 2016, с. 59].

Существует противоположное мнение – СНГ имеет сразу нескольких достижений, среди них сохранение общего экономического пространства для бывших советских республик, проведение успешных миротворческих миссий (война в Абхазии, гражданская война в Таджикистане) [СНГ в 2017 г.: достижения, вызовы, перспективы].

В целом, сложно не признать проблемный характер Содружества. Во-первых, Устав СНГ не ставит перед членами союза никаких конкретных целей, в области интеграции, в том числе; не налагает никаких обязанностей, а лишь фиксирует намерение содействовать в различных сферах.

Во-вторых, большая часть установленных соглашений принята только отдельными государствами союза. Все страны СНГ ратифицировали чуть более 7 % (28) актов из 384 документов, принятых Советом глав государств и Советом глав правительств в период с 1991 по 2012 годы [Шумский, 2016, с. 23]. Только данное обстоятельство не даёт возможность в полной мере осуществлять крупные интеграционные проекты в рамках СНГ.

В-третьих, ни один орган СНГ не обладает наднациональными полномочиями. Например, Исполнительный комитет имеет лишь координирующие функции и не имеет права контролировать исполнение договоров и решений. Экономический суд характеризуется узкой юрисдикцией, его решения не обязательны к применению. На наш взгляд, данный недостаток организационной структуры СНГ не позволяет решать возникающие проблемы сотрудничества в экономической, политической или военной сферы.

Что касается перспектив СНГ, по нашему мнению, в ближайшие несколько лет эта организация может отказаться даже от формально выполняемой задачи о создании единого интеграционного пространства в Евразии. Постепенно эта организация может стать политической площадкой для обсуждения лидерами государств по мере необходимости актуальных вопросов региональной и глобальной политики.

На наш взгляд, за последние 25 лет появились объединения, обладающие большим потенциалом, чем СНГ, в смысле создания интеграционных институтов, среди них ШОС и ЕАЭС.

Шанхайская организация сотрудничества (ШОС) –это международная межправительственная организация общей компетенции и координационного типа.

Предпосылки к созданию ШОС были заложены ещё в серединеXX века, когда Китай и СССР начали вести переговоры о разрешении территориальных споров. В 1996 году был создана «Шанхайская пятёрка» - союз, на повестке которого были вопросы безопасности в регионе. Сотрудничество государств на базе данного объединения впоследствии привело к заключению в 2001 году Декларации о создании ШОС.

На данный момент участниками ШОС являются Россия, Казахстан, Киргизия, КНР, Таджикистан, Узбекистан, Индия и Пакистан.

Согласно ст. 1 Хартии ШОС основными целям объединения являются:

- укрепление между государствами-членами взаимного доверия, дружбы и добрососедства;

- развитие многопрофильного сотрудничества в целях поддержания и укрепления мира, безопасности и стабильности в регионе, содействия построению нового демократического, справедливого и рационального политического и экономического международного порядка;

- совместное противодействие терроризму, сепаратизму и экстремизму во всех их проявлениях, борьба с незаконным оборотом наркотиков и оружия, другими видами транснациональной преступной деятельности, а также незаконной миграцией;

- поощрение эффективного регионального сотрудничества в политической, торгово-экономической, оборонной, правоохранительной, природоохранной, культурной, научно-технической, образовательной, энергетической, транспортной, кредитно-финансовой и других областях, представляющих общий интерес;

- координация подходов при интеграции в мировую экономику; содействие обеспечению прав и основных свобод человека в соответствии с международными обязательствами государств-членов и их национальным законодательством;

- поддержание и развитие отношений с другими государствами и международными организациями;

- взаимодействие в предотвращении международных конфликтов и их мирном урегулировании;

- совместный поиск решений проблем, которые возникнут в XXI веке [Хартия Шанхайской организации сотрудничества].

Согласно ст. 4 Хартии ШОС, органами организации являются Совет глав государств;  Совет глав правительств; Совет министров иностранных дел; Совещания руководителей министерств и/или ведомств; Совет национальных координаторов; Региональная антитеррористическая структура; Секретариат [Там же].

В соответствии со ст. 5 Хартии, совет глав государств является высшим органом ШОС. Он определяет приоритеты и вырабатывает основные направления деятельности Организации, решает принципиальные вопросы ее внутреннего устройства и функционирования, взаимодействия с другими государствами и международными организациями, а также рассматривает наиболее актуальные международные проблемы [Там же].

Оригинальным органом в сравнении с другими союзами является Региональная антитеррористическая структура. В её функции включается разработка предложений и рекомендаций о развитии сотрудничества в борьбе с сепаратизмом, экстремизмом и терроризмом для соответствующих структур ШОС, а также по просьбе сторон.

Среди успехов ШОС можно выделить разработку нескольких проектов, связанных с построением так называемого «нового Шёлкового пути».

Здесь примером может служить межправительственное Соглашение государств-членов союза о формировании комфортной среды для международных автомобильных перевозок, заключённое на саммите в 2014 году. Данный акт является первым шагом на пути реализации концепции нового Шёлкового пути. По мнению ряда учёных, например Р.К. Алимова, подобные проекты могут стать основой для более глубокого взаимодействия государств объединения не только в части развития транспортной инфраструктуры, но и в области экономической политики [Алимов, 2016, с. 11].

Кроме того, ШОС имеет определенные успехи в двух основных для этой организации сферах деятельности (в экономике, и в вопросах безопасности). Так, за период 2011-2015 гг. предотвращено свыше 100 терактов; пресечено около 650 преступлений террористического и экстремистского характера. За тот же период возросли взаимные накопленные инвестиции государств – членов ШОС: к 2016 г. они превысили 40 миллиардов долларов [Алимов, 2017, с. 11].

В научной среде можно встретить полярные точки зрения на перспективы данного союза. С одной стороны, в рамках ШОС реализуется несколько масштабных проектов (например, новый Шёлковый путь), государствами принята Стратегия развития до 2025 года. С другой стороны, союз имеет сразу несколько проблем.

Одной из основных проблем является конкуренция России и Китая за роль лидера в союзе. Данная ситуация мешает развитию инициатив, которые могли бы способствовать более эффективной интеграции. Например, на бумаге так и осталась идея о создании Банка развития ШОС, поскольку российское государство выразило опасение, что проект будет безраздельно находиться под контролем китайской стороны.

Кроме того, по мнению Е.И. Сафроновой, индивидуальные интересы государств ШОС не позволят им сотрудничать на взаимовыгодных условиях и приведут их к соперничеству друг с другом (например, за доступ к китайским инвестициям) [Cафронова, 2017, с. 168]. Эта конкуренция станет барьером для интеграции.

Кроме того, государства ШОС не стремятся заключать инвестиционные договоры с третьими государствами. С китайской стороной члены союза сотрудничают на двухсторонней основе. [Там же, с. 167].

Ещё одним барьером для интеграции являются серьезные различия в законодательствах государств-членов объединения (в первую очередь, между Россией и КНР), вызванные отличиями в политико-правовых режимах стран [Широнин, 2017, с. 29].

На наш взгляд, ШОС постепенно будет становиться региональной организацией специальной компетенции и станет делать акцент в своей деятельности на вопросах безопасности.  Подобный вывод можно сделать, проанализировав уже упомянутую Стратегию развития. Данный документ закрепляет положение о том, что защита мира – главная задача для союза. А для решения данной задачи будут преимущественно использоваться политико-дипломатические методы [Клименко, 2017, с. 140].Таким образом, говорить о развитии эффективных инструментах интеграции в области экономики, права, культуры на базе ШОС в ближайшее время не приходится.

Евразийский экономический союз (ЕАЭС) – это международная межправительственная организация общей компетенции и координационного типа.

Договор о Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС) был подписан главами России, Казахстана и Белоруссии 29 мая 2014 года. Позднее членами организации стали Армения и Киргизия. В п. 2 ст. 1 данного акта можно найти легальное определение для изучаемого объединения: ЕАЭСявляется международной организацией региональной экономической интеграции, обладающей международной правосубъектностью. В рамках Союза обеспечивается свобода движения товаров, услуг, капитала и рабочей силы, проведение скоординированной, согласованной или единой политики в отраслях экономики, определенных настоящим Договором и международными договорами в рамках Союза [Договор о Евразийском экономическом союзе].

Согласно ст. 4 Договора основными целями союза являются: создание условий для стабильного развития экономик государств-членов в интересах повышения жизненного уровня их населения; стремление к формированию единого рынка товаров, услуг, капитала и трудовых ресурсов в рамках Союза; всесторонняя модернизация, кооперация и повышение конкурентоспособности национальных экономических систем в условиях глобальной экономики [Там же].

Обычно к праву ЕАЭС относят два уровня источников – первичные (Договор, международные договоры внутри союза и договоры с третьими сторонами) и вторичные (акты органов ЕАЭС) [Рафалюк и др., 2016, с. 158].

В рамках ЕАЭС создано четыре органа - Высший Евразийский экономический совет (Высший совет); Евразийский межправительственный совет (Межправительственный совет); Евразийская экономическая комиссия (Комиссия, ЕЭК); Суд Евразийского экономического союза (Суд Союза) [Там же].

Согласно п. 2 ст. 10 Договора,в состав Высшего совета входят главы государств-членов. Заседания Высшего совета проводятся не реже 1 раза в год. А к его компетенции относится рассмотрение принципиальных вопросов деятельности Союза, определение стратегии, направлений и перспектив развития интеграции и принятия решений, направленных на реализацию целей Союза (ст. 12) [Договор о Евразийском экономическом союзе].

Межправительственный совет, согласно ст. 14 Договора, является органом, состоящим из глав правительств стран-членов [Там же]. Заседания совета проводятся не реже 2 раз в год. В ст. 16 перечислены все полномочия данного органа, среди них выделимобеспечение реализации и контроля за исполнением Договора, международных договоров в рамках Союза и решений Высшего совета; рассмотрение по предложению Совета Комиссии вопросов, по которым при принятии решения в Совете Комиссии не достигнут консенсус;одобрение проекта бюджета Союза, Положения о бюджете Евразийского экономического союза и отчёта об исполнении бюджета Союза.

Евразийская экономическая комиссия(Комиссия) является постоянно действующим регулирующим органом Союза (ст. 18).  Комиссия принимает решения, направленные на улучшение условий функционирования ЕАЭС, а также выдвигает предложения по созданию новых экономических институтов, направленных на развитие процесса интеграции в рамках организации [Рафалюк и др., 2016, с. 162]. Комиссия состоит из Совета (занимается вопросами общего регулирования объединения) и Коллегии (исполнительный орган).

Суд Союза также является постоянно действующим органом, согласно ст. 19 Договора. В приложении № 2 к Договору можно найти компетенции данного органа - Суд рассматривает споры, возникающие по вопросам реализации Договора, международных договоров в рамках Союза и (или) решений органов Союза [Приложение № 2 к Договору о Евразийском экономическом  союзе]. Инициаторами судопроизводства могут стать государства-члены, а вынесенные решения суда являются обязательными для исполнения. Кроме того, суд вправе разъяснять положения Договора и иных источников права ЕАЭС.

За несколько лет своего существования ЕАЭС уже достиг определённых успехов: общий рынок труда (трудовые ресурсы могут перемещаться без барьеров), свобода движения капитала [Сексте, 2017, с. 74]. Кроме того, были устранено около 269 различные торговых ограничений [Чернявский, 2017, с. 10]. 1 января 2018 года вступил в силу Таможенный кодекс ЕАЭС, регулирующий вопросыперемещения товаров через таможенную границу стран союза. В 2015 году государства-члены объединения подписали соглашения о зоне свободной торговли с Вьетнамом. Ведутся переговоры о зонах свободной торговли с Таиландом, Ираном и другими государствами.

Есть у союза и свои особенности. Так, считается, что для руководства России ЕАЭС является больше геополитическим, чем экономическим проектом. Россия получает статус «лидера в Евразии», другие же участники объединения удовлетворяют за счет нахождения в союзе свои экономические цели (льготы в передвижении товаров через границы, низкие барьеры к трудовой миграции и др.) [Халимбеков, Шахбанова, 2017, с. 252]. Так или иначе, выгоды от участия в ЕАЭС распределяются неравномерно. В дальнейшем такая ситуация может стать проблемой для объединения, потому что потеря интереса одного из государств-лидеров евразийской интеграции к ЕАЭС (в первую очередь, России) скажется на жизнеспособности всей организации.

Отметим, что оценка перспектив развития ЕАЭС является в последнее время популярной темой работ для специалистов в интеграционном праве. Большинство точек зрения сводится к тому, что за три года своего существования союз пока не показал в полной мере весь свой потенциал, однако возникающие институты позволяют, уже сейчас, делать позитивные прогнозы о скачке в развитии интеграции в ближайшем будущем. Здесь речь идёт о развитии системы зон свободной торговли, подписании Торгового кодекса ЕАЭС.

По нашему мнению, Евразийский экономический союз является самым перспективным объединением для дальнейшей интеграции в регионе. Во-первых, эта организация имеет среднесрочный и реально выполнимый план развития (эта и планируемые зоны свободной торговли с Индией, Ираном, Таиландом, Сербией, и планы по расширению самого союза – за счёт включения в него Китая, Пакистана [Путин предлагает создать на базе ЕАЭС более широкое интеграционное образование, 2016]).

Во-вторых,  ЕАЭС имеет сильную разветвлённую структуру –  успешный ход экономической интеграции в рамках организации обеспечивают такие формирования, как Таможенный союз ЕАЭС, Единое экономическое пространство.

В третьих,  существует и нормативное подкрепление заявленных целей – Основные направления экономического развития ЕАЭС до 2030 года, утверждённые Решением Высшего Евразийского экономического совета от 16 октября 2015 года № 28. В них, в частности, закреплены различные сценарии развития ЕАЭС – инерционный, фрагментарный, максимальный. А также сформулированы основные эффекты, которые должна дать интеграция – рост взаимной торговли, рост ненефтегазового экспорта и сокращение доли импорта из третьих стран, рост прямых иностранных инвестиций [Основные направления экономического развития ЕАЭС до 2030 года].

В целом, процесс интеграция в Евразии протекает далеко не идеально. В научной среде выделяются разного рода проблемы построения эффективных интеграционных моделей в регионе – и политические, и экономические, и торговые.

Наиболее общей макроэкономической проблемой является слабость рыночных институтов, поскольку они находятся только на стадии формирования. Большинство государств СНГ и ЕАЭС всё ещё характеризуются переходной экономикой.

Ещё одна проблема – зависимость экономических систем стран-лидеров Евразии (России, Казахстана) от продажи минеральных ресурсов. Падение цен на углеводороды снижает – 1) уровень товарообмена между странами; 2) платёжеспособность внутри региона. Приведем лишь несколько цифр. По итогам 2016 года объём экспорта Казахстана на рынок ЕАЭС снизился более чем на 30 % из-за снижения поставок углеводородов в 2 раза; экспорт РФ сократился по тем же причинам почти на 16 % (поставки минеральных ресурсов снизились более чем на 20 %) [Чернявский, 2017, с. 11].

Есть и схожие проблемы с латиноамериканской интеграцией у интеграционных процессов в Евразии – это слабое развитие инфраструктурной и логистической системы для интенсификации торговли. Смежная с этим проблема – географическое положение всех стран евразийского региона, проблематично создать удобную систему товарообмена в объединении, территория которого равняется 34 млн. км ² (речь, в частности, о ШОС).

Нельзя не отметить и важную проблему в области права –  страны СНГ, ЕАЭС и, разумеется, ШОС не стремятся к наиболее глубокой унификации своих законодательств. Это может быть связано и с опасением потери части суверенитета, и с историческим прошлым (проект СССР), и с различиями в политических режимах [Ляхов, 2017, с. 184]. На наш взгляд, эта проблема является одной из самых важных – невозможно создать эффективный механизм работы межгосударственных органов в международных организациях, если отсутствуют должны правовые институты в национальных законодательствах.

Подводя итоги характеристике процессов евразийской интеграции, отметим, что ближайшие годы станут определяющими в смысле создания базовых интеграционных платформ в регионе. Уже сейчас намечается лидерство ЕАЭС в плане активности объединения государств на наднациональном уровне. На наш взгляд, роль ЕАЭС будет расти и дальше.

По нашему мнению, исключительно юридическими методами проблемы как в Латинской Америке, так и в Евразии решить невозможно, поскольку корни всех проблем имеют разную природу. Задачи по преодолению этих барьеров могут быть закреплены в том или ином нормативном акте, однако достижение этих задач будет зависеть от множества факторов - проявления политической воли, наличия экономических возможностей и т.д.

Отметим, почему в данной работе подробно не оценивается эффективность деятельности каждого из шести исследуемых интеграционных блоков. На наш взгляд, данному вопросу можно посвятить отдельное исследование, для этого необходимо вывести критерии эффективности. А в рамках данной главы ставилась иная задача - проведение характеристики каждой из шести организаций в целом (тип, компетенция, цели, органы, проблемы и т.д.).

В данной части исследования мы рассмотрели три международных организации интеграционного типа из Латинской Америки (АЛБА, МЕРКОСУР и СЕЛАК) и три - из Евразийского региона (СНГ, ШОС и ЕАЭС). Можно сделать вывод о том, что в обоих регионах существуют объединения с разными целями, с разной организационной структурой; объединения, делающие акцент в своей деятельности на разные сферы взаимодействия. Каждый из этих союзов имеет интеграционные проекты, которые можно назвать достижениями, каждый имеет и проблемные черты. Однако в ходе анализа, в том числе нормативных актов организаций, мы пришли к заключению, что в обоих регионах есть союзы, которые можно считать наиболее перспективными для развития интеграционных процессов. В Латинской Америке - это СЕЛАК, в Евразийском регионе - ЕАЭС. Обе организации включают в себя большую часть государств региона, отличаются широкой и актуальной повесткой саммитов, а также, уже сейчас, создают площадки для сотрудничества стран-участниц. СЕЛАК развивает проекты по борьбе с нищетой, а также проекты по урегулированию политических конфликтов в регионе (например, в Колумбии), продлению Договора Тлателолько и др. ЕАЭС создаёт зоны свободной торговли с Ираном, Вьетнамом; уже сейчас подписан Таможенный кодекса союза; действуют Единое экономическое пространство и др.

Глава 3.  Сравнительно-правовой анализ моделей интеграции и их

правовых составляющих в Латинской Америке и в Евразийском регионе

3.1. Общее в интеграционных процессах в организациях Латинской Америки и Евразийского региона

Тема сравнения правовых моделей интеграции в ЛАКБ и Евразии является далеко не самой популярной среди отечественных учёных-специалистов в международном праве. Однако работы по данной проблематике существуют. Так, активно занимаются компаративистскими исследованиями в этой области Е.Е. Рафалюк, К.В. Струков.

Как же уже отмечалось в дипломной работе, несмотря на различия в историческом развитии и географическом расположении в части развития интеграционных процессов латиноамериканские и евразийские государства имеют много общего.

1. Если отвести фокус внимания от правовых и политических институтов, можно заметить сходство в культурно-идеологических установках в странах двух рассматриваемых регионов – и для тех, и для других важна идея «единства».

На территории стран Латинской Америки в течение долгого времени (сXVI доXVIII века) господствовали европейские державы, в первую очередь Испания и Португалия. Однако получив возможность устроить революцию в началеXIX века, сразу несколько государств поспешили этой возможностью воспользоваться и избавиться от господства метрополий. Обладая едиными историческими корнями (коренным населением в ЛАКБ были индейцы) и, получив новые культурные и социальные ценности от европейских государств, латиноамериканские страны сформировали отдельную правовую семью.

Что касается интеграции, первым идею о необходимости сотрудничества стран ЛАКБ на региональном уровне выдвинул Симон Боливар, один из наиболее известных участников войны за независимость колоний в Америке. И эта идея о важности единства развития была активно исследована, в дальнейшем, лидерами многих государств, идеологически она была использована при создании организации АЛБА в 2004 году.

На наш взгляд, идея единства актуальна и для евразийских стран. Не будем вдаваться в подробности истории Российской империи и СССР, добавим лишь, что эти страны так же были отчасти проектами евразийской интеграции. А уже с 1992 года в Евразийском регионе происходят попытки объединиться в рамках новой формации (не в пределах одного государства, а на базе региональной организации) – СНГ, Таможенный союз, ШОС, ЕАЭС и так далее.

И так же, как страны Латинской Америки, государства Евразии выделяются, в большинстве своём, единством языка и культурных обычаев.

2. Ещё одной единой характеристикой для интеграционного пространства как в Латинской Америке, так и в Евразии является сосуществование в регионе разнообразных по своим организационным формам, целям и задачам организаций [Залоило и др., 2016, с. 54].

В Латинской Америке существуют, уже представленные, АЛБА, МЕРКОСУР, СЕЛАК. Есть и другие союзы – Латиноамериканская ассоциация интеграция, Карибское сообщество и т.д. Кроме того, есть объединения, которые имеют разветвлённую структуру. В ЛАКБ примером такой организации является УНАСУР (Союз южноамериканских наций), состоящий сразу из нескольких интеграционных образований.

Евразийское интеграционное пространство характеризуется схожими чертами. Есть сразу несколько союзов, среди них СНГ, ШОС. Существует и объединение со специфичной структурой – Евразийский экономический союз (в него включаются Единое экономическое пространство, Таможенный союз ЕАЭС).

На наш взгляд, данная особенность говорит о непрерывном развитии идеи интеграции в обоих регионах, поиске лучших вариантов для объединения.

3. Можно найти общее и в списке органов, которые формируются в международных организациях двух рассматриваемых регионов. Так, для разрешения споров объединения учреждают постоянно действующие суды или целую структуру для разрешения появляющихся разногласий.

Судебные органы есть в МЕРКОСУР (Постоянный ревизионныйсуд МЕРКОСУР), есть в Андском сообществе и в других организациях. Однако по своим компетенциям, системе разрешения споров, статусам решений эти суды очень разнообразны.

Например, в МЕРКОСУР, изначально с принятием Асунсьонского договора, была учреждена целая система решения всех спорных вопросов – если государства-члены не могли решить спорный момент путём переговоров, разбирательство переходило на разрешение Группе общего рынка; если не удавалось решить вопрос и там, спор направлялся в Совет общего рынка. Понимая всю сложность и заторможенность этой системы, в 2002 году на базе МЕРКОСУР был основан Постоянный ревизионный суд, который и стал рассматривать разногласия между государствами. Кроме того, в этот суд могут обращаться и частные лица, если они фиксируют по отношению к себе нарушение Асунсьонского договора или иных нормативных актов органов данной организации. По мнению Е.Е. Рафалюк, судов с похожей компетенцией в Латинской Америке больше нет [Рафалюк, 2011]. Подобная ситуация и с Андским судом, и с Карибским судом справедливости (Карибское сообщество) – они также имеют свою, уникальную в сравнении с другими организациями региона, систему разрешения споров.

Есть судебные органы и у евразийских организаций – Экономический Суд СНГ, Суд ЕАЭС. У них есть схожие положения в части компетенций, однако есть и существенные различия. Так, основной целью Суда ЕАЭС, согласно п. 2 главы 1 Приложения № 2 к Договору о Евразийском экономическом союзе, являетсяобеспечение единообразного применения государствами-членами и органами Союза Договора, международных договоров в рамках Союза, международных договоров Союза с третьей стороной и решений органов Союза [Приложение № 2 к Договору о Евразийском экономическом  союзе].

Основной же целью Экономического суда СНГ является, в соответствии со ст. 32 Устава СНГ,обеспечение выполнения экономических обязательств в рамках Содружества [Устав Содружества Независимых Государств].

На наш взгляд, отсутствие одинаковых по своей природе судебных органов в евразийских и латиноамериканских организациях не является существенной проблемой для продвижения интеграционной идеи. Роль суда в той или иной организации зависит от задач, стоящих перед союзом, и от его специфики.

Кроме того, у каждой из рассматриваемых организаций есть высший орган, на базе которого решаются ключевые вопросы деятельности организации. В АЛБА это Президентский Совет. В МЕРКОСУР - Совет общего рынка. В СЕЛАК – Саммит глав государств. В СНГ – Совет глав государств. В ШОС – Совет глав государств. В ЕАЭС – Высший евразийский экономический совет. Основное полномочие каждого из этих органов - общее управление интеграционными процессами в рамках организации.

4. Союзы обоих регионов характеризуются эволюцией форм экономической интеграции. В Евразийском регионе зона свободной торговли за короткий промежуток времени видоизменилась в таможенный союз, а затем таможенный союз трансформировался в Евразийский экономический союз [Струков, 2017, с. 31].

МЕРКОСУР изначально был задуман в форме общего рынка, однако для перехода к более прогрессивной форме (экономический, валютный союз) данной организации не хватало наднационального органа. В 2007 году в союзе был сформирован Парласур, перенявший ряд властных полномочий у государств МЕРКОСУР и ставший де-юре региональным парламентом.

5. Кроме того, организации обоих регионов имеют сложную систему нормативных актов. Помимо учредительных документов, уставов, существуют и специальные нормативные акты (декларации и др.), которые издаются по итогам каждого саммита союза, а также международные договоры. Данному пункту следует уделить больше внимания, поскольку международные договоры и иные нормативные акты организаций являются одним из важнейших объектов в нашем правовом исследовании.

АЛБА. Среди учредительных документов этой организации следует выделить Соглашение о сотрудничестве Кубы и Венесуэла, которое заложило основу союза (2004 год) иДоговор о создании АЛБА-ТДН (2006), последний является базовым документом для государств объединения.По итогам работы каждого саммита издаётся декларация, названная в честь города, в которой проходил саммит. А несколько Советов, которые являются органами союза, издают по результатам своей работы документы, именующиеся «решениями».

МЕРКОСУР. Учредительным и ключевым документом для этой организации является Асунсьонский договор (1991 год). Присоединение к союзу новых членов (например, Венесуэлы в 2012 году) фиксируется договором государства с объединением. По итогам каждой сессии государства МЕРКОСУР публикуют декларацию. Кроме того, страны объединения заключаютторговые договоры не только в рамках организации, но и с другими, в том числе европейскими, государствами (например, договор о зоне свободной торговли с Израилем в 2007 году).

СЕЛАК. В 2011 году был принят Устав СЕЛАК. Государства организации ежегодно проводят саммиты союза, по итогам каждого из них издаются «декларации», «резолюции» или различного рода «договоры» (например,Декларация саммита 2013 года в Сантьяго (Чили) о борьбе с терроризмом, наркотрафиком и изменением климата).

СНГ. Помимо Соглашения о создании СНГ (1991 год), в системе договоров Содружества следует выделить Устав организации (2001 год). Кроме того, время от времени в рамках СНГ принимаются так называемые «решения», они могут быть посвящены разного рода вопросам. Например,Решение о Разграничении полномочий между Советом глав государств и Советом глав правительств СНГ (1999 год), Решение о поправках к Уставу СНГ (2003 год), Решение о председательстве в СНГ (2008 год).О каждом органе в организации принято отдельное «положение». По итогам саммитов могут приниматься несколько видов нормативных актов, среди них «решения», «заявления» (например, о борьбе с международным терроризмом) и иные документы (например, по итогам саммита 2015 года принята концепция военного сотрудничества).

ШОС. В 2001 году была принята Декларация о создании ШОС. В 2002 – Хартия объединения. По итогам каждого саммита государства союза заключают «декларации». Кроме того, «декларация» может быть принята к какому-либо важному событию (например, в 2006 году была принята декларация, посвященная пятилетию организации). Помимо ежегодных деклараций государства заключают договоры (например, Договор о долгосрочном добрососедстве, дружбе и сотрудничестве государств-членов ШОС (2007 г.)). Регулярно принимаются «совместные коммюнике», «совместные заявления». По итогам заседания органов союза издаются «информационные сообщения».

ЕАЭС.  В 2011 году была подписана Декларация о Евразийской экономической интеграции и Договор о Евразийской экономической комиссии. В 2014-м – Договор о Евразийском экономическом союзе. ОрганыЕвразийского экономического союзапринимают «решения», «распоряжения», «рекомендации» (например, Распоряжение о времени и месте проведения очередного заседания Евразийского межправительственного совета (2018 год)). Новый член при вступлении заключает договор с организацией.

В целом, системы нормативных органов в организациях обоих регионов являются разнообразными и иерархичными.

Для понимания сущностных характеристик нормативных актов интеграционных блоков, в частности международных договоров, сравним положенияДоговора о Евразийском экономическом союзе и Асунсьонского договора, лёгшего в основу МЕРКОСУР. В частности, положения о таможенном регулировании.

В пп. 5 п. 1 ст. 25 Договора о ЕАЭС фиксируется – «в рамках союза осуществляется свободное перемещение товаров между территориями государств-членов без применения таможенного декларирования и государственного контроля, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Договором» [Договор о Евразийском экономическом союзе].

В ст. 1 Приложения 1Асунсьонского договора содержится более радикальная формулировка – «государства-участники настоящим договором соглашаются отменить не позднее 31 декабря 1994 года любые пошлины, сборы и другие ограничения, применяемые в их взаимной торговле» [TreatyEstablishingaCommonMarketbetweentheArgentineRepublic,theFederalRepublicofBrazil,theRepublicofParaguayandtheEasternRepublicofUruguay].

Кроме того, в ст. 1 Приложения 2 Асунсьонского договора приведён перечень продуктов, которые считаются произведёнными на территории союза и на которые распространяется принцип отсутствия каких-либо ограничений, приведенный выше (в частности, минеральные, растительные и животные продукты, включая продукты охоты и рыболовства; продукты, являющиеся результатом операций или процессов, осуществляемых на территории  государства-участника, посредством которых они приобретают окончательную форму, в которой они будут продаваться) [Там же].

Таким образом, мы может констатировать, что форма (стадия) экономической интеграции того или союза фиксируется в нормативных актах этого объединения. Так, делаем вывод, что члены МЕРКОСУР, исходя из вышеприведённых положений, уже сотрудничают в формате общего рынка, тогда как работа ЕАЭС находится на стадии таможенного союза. Однако отметим, что государства ЕАЭС делают первые шаги к общему рынку – уже сейчас реализуются проекты по созданию общего рынка лекарственных средств; общего рынка медицинских изделий (им посвящены ст. 30-31 Договора о ЕАЭС).

В целом, в сравнении с Асунсьонским договором Договор о Евразийском экономическом союзе выглядит более конкретным (прописаны все области сотрудничества, в Асуньонском о них сказано в общих терминах) и более системным. На наш взгляд, причины этого, в том числе, в дате подписания договоров (Асунсьонский был принят в 1991 году, Договор о ЕАЭС – в 2014 году).

Таким образом, латиноамериканская и евразийская интеграция характеризуются общими чертами, среди которых сходства в культурно-идеологических установках; существование большого количества региональных организаций разной типологии; наличие подобных по своей сути органов в объединениях; эволюция форм интеграции в союзах; а также иерархичная система нормативно-правовых актов.

3.2. Различия в интеграционных процессах в организациях Латинской Америки и Евразийского региона

Как было отмечено во введении, одна из задач нашей работы – формулирование принципов, которые способствуют успешному ходу интеграции в рамках международной организации. Определению этих принципов поможет сравнительно-правовой анализ шести исследуемых объединений из Латинской Америки и Евразии. В целом, данные принципы станут основой «идеальной» модели интеграционного объединения. Мы понимаем, что на практике такая модель вряд ли может появиться, однако, по нашему мнению, её сущностные характеристики позволят модернизовать существующие сегодня организации с участием России.

Отметим, что научной основой анализа в данной главе станет часть монографии А.Ю. Бельянинова и В.Б. Мантусова, в которой авторы, в том числе, проанализировали условия для проведения успешной интеграции государств [Бельянинов, Мантусов, 2012, с. 17-19].

Итак, для рассмотрения мы берём следующие компоненты интеграционной модели: состав членов объединения; существующие в союзах органы; направления деятельности организации; тип организации.

1. Состав членов объединений. В данном пункте мы сделаем акцент не столько на численность государств в организациях, сколько на их «иерархические» связи в объединении и географическую близость друг к другу. В большинстве союзов «сложная» система членства – помимо участников в объединения входят государства-наблюдатели или, так называемые, приглашённые (временные) члены. Однако вторые имеют, зачастую, возможность сотрудничать с союзом по какому-либо одному направлению, имеют ограниченные полномочия. Существенный вопрос в этой части исследования – какой формат взаимодействия более эффективный: когда организация включает в себя большую часть государств региона (например, СЕЛАК) или в случае, когда членами организации являются лишь несколько стран (например, МЕРКОСУР)?

Для начала рассмотрим количество членов в каждом исследуемом объединении: в СНГ на данный момент 9 действительных членов; в ШОС 8 государств-участников; в ЕАЭС - 5; в АЛБА – 11; в МЕРКОСУР – 5; в СЕЛАК – 33.

В научной среде нет единого мнения об оптимальной численности организации, речь в литературе идёт скорее о более глубоких процессах, таких как особенности взаимоотношений государств внутри объединения. Однако, на наш взгляд, более эффективно интеграционные процессы реализуются в случае, если в организацию включены все или большинство стран региона (примером здесь может служить СЕЛАК). Только в таком формате представляется реальным принятие договоренностей о важных для всего регионах процессах. Так, страны Латинской Америки смогли обсудить условия устаревшего Договора Тлателолько, посвященного регулированию безъядерной зоны в регионе ЛАКБ, и подтвердить приверженность его принципам только на саммите созданного в 2010-м году СЕЛАК.

В Евразийском регионе оптимальным кажется развитие интеграционных институтов не только на территории бывших советских республик, но и на территории Китая, Индии. В первую очередь, это позволит усилить и разнообразить торговые отношения, а также поможет наладить политический диалог между, например, Россией и Китаем.

Кроме того, для полноценной интеграции идеальной будет ситуация, когда экономический уровень и потенциал всех государств  в объединении будет примерно одинаковым. Но на практике подобную модель нельзя встретить ни в одном регионе мира. В каждом успешном интеграционном проекте находится лидер с наиболее сильной экономикой (в Европейском союзе – Германия, в НАФТА – США), который, в числе прочего, берёт на себя обязательства по финансовой помощи, предоставлению льгот более отсталым в экономическом плане государствам; вкладывается в объединение больше остальных государств. В Латинской Америке в середине 00-х годов таким лидером была Бразилия, однако экономический и внутриполитический кризисы последних лет привели к снижению всех основных макроэкономических показателей страны, вследствие чего Бразилия утратила статус передовой страны в регионе. В Евразии лидерами являются Россия и Китай.

Ещё одно важное условие для проведения успешной интеграции -  наличие общих границ между всеми членами союза, удобная транспортная логистика. Это позволяет снизить конечную цену на тот или иной товар за счет сокращения транспортных расходов, позволяет уменьшить издержки производства, в целом. Как отмечают авторы упомянутой монографии – невзирая на географическую близость государств МЕРКОСУР, интеграционные процессы на базе союза не развивалась до определённого момента, поскольку между странами отсутствовала должная транспортная инфраструктура [Там же, с. 18]. В силу исторических особенностей основным каналом торговли в Латинской Америке были порты, а не дороги.

Таким образом, организации Евразии и Латинской Америки отличаются по численности состава членов; по наличию/отсутствию лидеров в регионе; а также по существованию/отсутствию общих границ между территориями стран-участниц.

2. Органы. В каждой международной организации уникальная организационная структура. В данной части исследования мы рассмотрим, какие особенные органы учреждены в объединениях Латинской Америки и Евразии.

В научных источниках можно найти несколько классификаций органов, существующих в международных организациях. Приведём несколько из них, а затем сравним по описанным критериям органы исследуемых платформ.

И.И. Лукашук выделяет высшие (или пленарные) органы - они решают ключевые вопросы в рамках целей, которые зафиксированы в учредительном документе объединения. Высший орган формирует органы ограниченного состава, среди которых исполнительный орган и органы по основным направлениям работы союза. Кроме того, в ряде объединений, как отмечает автор, есть парламентские органы; внутригосударственные органы делегируют им часть своих полномочий. Также в большинстве организаций есть судебный орган, разрешающий споры между государствами; толкующий положения нормативных актов объединения. Существует в интеграционных союзах и, так называемые, обслуживающие органы, зачастую таковым является секретариат организации [Лукашук, 2005, с. 40].

С.А. Егоров предлагает в своей работе более развёрнутую классификацию. В зависимости от иерархии существуют главные и вспомогательные органы. В зависимости от периодичности функционирования – постоянные и сессионные.  В зависимости от характера членства данный автор выделяет межправительственные, межпарламентские и административные органы. В зависимости от числа членов существуют пленарные органы и органы ограниченного состава [Егоров, 2016, с. 92].

Как уже было отмечено в параграфе 1 данной главы, все шесть исследуемых организаций имеют как высший, так и судебный орган. Однако полномочия других органов в этих объединениях, во многом, разнятся.

Наиболее простая структура органов в АЛБА, система в организации насчитывает три уровня. Первый - высший (межпарламентский) орган: Президентский совет, второй – Совет министров и Совет социальных движений (консультативные, сессионные органы), третий уровень - 7 комиссий (вспомогательные органы).

В свою очередь, наиболее сложная организационная система у МЕРКОСУР. В объединении есть высший (межпарламентский) орган – Совет Общего рынка. Есть собственная наднациональная парламентская структура – Парласур, есть Группа общего рынка (исполнительный орган), есть Социальный и экономической консультативный форум (консультативный, сессионный орган). Кроме того, в МЕРКОСУР существует Секретариат и ряд технических комиссий (обслуживающие органы).

В СЕЛАК есть высший (межпарламентский) орган – Саммит глав государств, есть исполнительный орган – так называемая Тройка. А также есть ряд сессионных институций, среди которых, например, регулярные встречи министров иностранных дел.

В СНГ организационная структура ещё более сложная, чем в МЕРКОСУР. Высшим (межпарламентским) органом является Совет глав государств. Также в организации есть Совет глав правительств (сессионный орган). Существует большое количество сессионных и вспомогательных органов, таких как Совет министров обороны, Совет командующих пограничными войсками, Комиссия по правам человека.

В ШОС высшим органом является Совет глав государств; так же, как и в СНГ, в этом союзе есть Совет глав правительств. Есть обслуживающий орган – Секретариат. А также в объединении учреждены вспомогательные органы, среди них Совещания руководителей министерств и ведомств; Совет национальных координаторов.

В ЕАЭС на данный момент четыре органа. Помимо Суда и высшего межпарламентского органа (Высший Евразийский экономический совет) есть Евразийский межправительственный совет (носит сессионный и вспомогательный характер), а также Евразийская экономическая комиссия (исполнительный орган).

Таким образом, в части организационной структуры латиноамериканские и евразийские организации отличаются друг от друга громоздкостью/простотой системы органов, наличием/отсутствием большого количества вспомогательных органов, а также многоуровневостью сотрудничества (межпарламентские, межминистерские и т.д.).

Наиболее продуктивной системой органов, на наш взгляд, в Латинской Америке обладает СЕЛАК, поскольку система этого союза характеризуется чёткой иерархией и не отличается наличием большого количества органов с непрозрачной компетенцией. Такие органы, как встречи министров иностранных дел, собираются только при необходимости. В Евразии – ЕАЭС.

3. Возможность вступить в организацию.Какого типа должен быть союз – открытого (государства, не являющиеся членами объединения, могут пройти специальные правовые процедуры и затем войти в число участников) или закрытого (организация не может включать в себя новых участников).

Представляется целесообразным сравнить АЛБА (организацию закрытого типа) и ЕАЭС (организацию открытого типа, в которую регулярно вступают новые члены). На наш взгляд, «закрытый тип» АЛБА объясняется не столько наличием каких-либо экономических или торговых выгод от подобного структурного построения, сколько политико-идеологическими принципами. Известно, что АЛБА задумывалась как объединение для стран с социалистической системой. Подобный «закрытый тип» ограничивает интеграционные возможности для стран-участниц, является причиной отсутствия развития объединения.

На примере модели ЕАЭС мы видим, что возможность вступления новых участников позволяет не только расширить интеграционное пространство и получить новые рынки, новые экономические преференции, но также развивать проекты, способствующие росту взаимной торговли со странами, не являющимися членами союза (пример - зоны свободной торговли с Ираном, Вьетнамом).

Таким образом, эффективная модель интеграционного объединения должна характеризоваться открытым типом.

4. Направления деятельности. При рассмотрении вопроса о направлениях деятельности организаций можно поставить следующий проблемный вопрос - должна ли организация быть сосредоточена на одном направлении деятельности (экономическая, военная, политическая или какая-либо другая сфера) или должна характеризоваться созданием общих для государств-членов институтов в разных областях? Употребляя более научную терминологию: какая компетенция должна быть у организации, ставящей целью интегрировать на базе своих институтов государства региона – общая или специальная?

На наш взгляд, эффективное интеграционное объединение должно иметь разностороннюю повестку – начиная, условно, от институций, связанных с трудовой миграцией, и заканчивая институциями, позволяющими обмениваться культурными программами.

Нам представляется, что общая компетенция позволяет быстро реагировать на актуальные проблемы или проблемы, появляющиеся впервые на повестке дня. Например, возникший в 2015 году конфликт между колумбийскими властями и вооруженной оппозицией ФАРК был разрешен в рамках СЕЛАК. В теории организация со специальной компетенцией, ориентирования, к примеру, на экономические вопросы, в подобной ситуации не смогла бы способствовать успешному решению проблемы.

Кроме того, общая компетенция ориентирует членов того или иного союза на более широкое партнёрство в части интеграции, а, следовательно, и на постепенную унификацию законодательств, что является важным базисом для успешных взаимовыгодных межгосударственных проектов.

Таким образом, среди отличительных особенностей организаций Латинской Америки и Евразии следует выделить – различия в организационных структурах; различия в количестве стран-участниц объединений; существование/отсутствие лидера в регионе; а также различия в формате формулирования целей и направлений деятельности организаций; и в типах самих объединений.

По итогам сравнительно-правового анализа в главе можно вывести ряд принципиальных характеристик для успешного интеграционного блока.

1) Организация должна иметь разветвлённую систему органов, каждый из которых имеет чётко зафиксированные компетенции. Отметим, что в организационной структуре современных интеграционных объединений должен быть создан собственный судебный орган, а также, возможно, собственный парламент.

2) Членами организации должны быть все или большинство государств региона, только в этом случае союз будет способен разрешать возникающие в регионе проблемные вопросы.

3)  Организация должна быть открытого типа (за счёт новых членов союз может расширяться и, следовательно, развиваться).

4) Объединение должно характеризоваться общей компетенцией, что позволит государствам сотрудничать по большему числу вопросов.

5) Организация должна иметь план (или стратегию) развития. Данный документ должен фиксировать, к каким целям, к исполнению каких проектов государства-участники союза стремятся в среднесрочной и долгосрочной перспективе.

На наш взгляд, формулирование данных характеристик может поспособствовать как в теории, так и на практике реформированию существующих моделей интеграционных объединений в Евразии.

Заключение

Региональная интеграция оказывает серьёзное влияние на право, на развитие его институтов и отраслей. Концепция интеграции влияет на развитие теории права, внося существенные изменения в модель разделения властей,  идею о суверенитете государства, формирование единых областей наднационального управления.

Интеграция способствует изменению международного публичного права – создаются новые источники (нормативные акты международных региональных организаций), формируется новая подотрасль – интеграционное право; следовательно, создаётся и новый вид правоотношений – интеграционные.

На наш взгляд, вследствие того, что подотрасль юридической науки «интеграционное право» только формируется, предмет и методы этой подотрасли ещё до конца не определены. В нашем исследовании было предложено рассматривать в качестве ключевой единицы интеграционного права региональные международные организации. В частности, во второй главе был представлен алгоритм изучения деятельности этих объединений. Кроме того, предложенный метод сравнительно-правового анализа организаций разных регионов (отдельных интеграционных институтов этих организаций) может стать одним из базовых при дальнейшем развитии подотрасли интеграционного права.

Становление интеграционных проектов в концеXX-началеXXI века, характерное для всех регионов мира, затронуло и государства Латинской Америки, Евразии. В обоих регионах процессы интеграции имеют свои исторические и территориальные особенности, разное правовое обеспечение. Однако есть и общие черты – многоуровневость, противоречивость,  продолжительная история формирования. Наличие общих и различных черт интеграции и позволило провести сравнительно-правовой анализ организаций двух этих регионах.

В Латинской Америке интеграционные процессы имеют длинную историческую основу – они зародились в началеXIX века и развиваются до сих пор. Важной характеристикой латиноамериканской интеграция является наличие множества разных по своей природе, целям и структуре объединений. В данной работе мы рассмотрели три наиболее контрастных, на наш взгляд, союза – АЛБА, МЕРКОСУР, СЕЛАК. Каждое объединение имеет свои достижения и проблемы. Однако мы пришли к выводу, что наиболее перспективной организацией для дальнейшей интеграции стран ЛАКБ является СЕЛАК, поскольку это объединение включает в себя все государства региона, отличается актуальной повесткой саммитов и имеет уже определенный авторитет вне Латинской Америки благодаря заключению нескольких партнерских соглашений с европейскими и азиатскими странами.

По итогам анализа среди барьеров, которые мешают более активному продвижению интеграции в рамках международных организаций в Латинской Америке, мы выделили - отсутствие необходимой логистической инфраструктуры, наличие большого количества внутрирегиональных конфликтов и существование ряда непрозрачных нетарифных мер, которые ведут к появлению новых торговых преград.

В Евразийском регионе, в том виде, в котором он существует сейчас, международные интеграционные проекты формируются лишь несколько десятилетий, однако уже сейчас существует несколько платформ, институты которых можно анализировать на предмет их перспективности. В исследовании были рассмотрены системы работы трёх организаций – СНГ, ШОС и ЕАЭС. По итогам изучения институтов этих союзов, мы пришли к выводу о том, что наиболее перспективным объединением является ЕАЭС – данная организация имеет долгосрочный и нормативно закреплённый план развития. Кроме того, она обладает разносторонней по своей природе структурой - в рамках объединения действуют Таможенный союз и Единое экономическое пространство. В рамках ЕАЭС уже сейчас реализуются такие интеграционные проекты, как создание зон свободной торговли с Индией, Ираном и другими государствами.

Существенными препятствиями на пути более эффективной интеграции в регионе являются низкий уровень развития рыночных институтов; зависимость многих государств от цен на минеральные ресурсы; отсутствие унификации законодательств.

В ходе сравнительно-правового анализа интеграционных процессов в Латинской Америке и Евразии мы пришли к выводу, что оба региона имеют схожие черты, имеют и различия.

Среди общих черт выделяем похожие культурно-идеологические установки (направленность на единение внутри региона); наличие в регионе большого числа объединений различной типологии; существование в организациях обоих регионов похожих по своей природе органов (высшие, судебные органы); а также успешное развитие форм интеграции на протяжении последних лет.

Отличаются латиноамериканские и евразийские организации в части созданных институциональных структур; по числу государств-участников; по наличию страны-лидера в регионе; а также в принципах закрепления в нормативных актах целей и направлений деятельности.

Одной из основных задач данной работы было формулирование элементов «идеальной модели» интеграционной организации, которые нынешние объединения с участием России могли бы перенять. Итак, мы пришли к выводу, что региональная организация, ставящая основной целью успешное формирование интеграционных институтов, должна соответствовать следующим характеристикам. Во-первых, объединение должно быть общей компетенции и открытого типа. Во-вторых, по части состава участников - для успешной интеграции организация должна включать в себя все или большинство стран региона; должна обладать лидером в экономическом плане; страны объединения должны иметь общие территориальные границы. В-третьих, организация должна иметь зафиксированный в нормативном акте план развития, а также чёткую систему органов, которые имеют ясные компетенции.

Уже сейчас выгодно отличается по данным критериям в Латинской Америке – СЕЛАК, в Евразийском регионе – ЕАЭС.

Представляется, что наша работа внесла свой вклад в теоретико-правовое исследование правовых систем стран Латинской Америки и Евразии, в теорию интеграционного права, а также позволила расширить область сравнительно-правовых исследований тех или иных явлений.

Результаты, полученные в ходе данного исследования, могут выступить рекомендациями для развития интеграционных процессов в евразийском регионе, а также могут способствовать расширению форм сотрудничества государств Латинской Америки и России, а также евразийских и латиноамериканских интеграционных блоков.

Подводя итоги нашей работы, отметим, что сегодня Россия и страны Латинской Америки по многим направлениям становятся стратегическими партнерами. Сближение, сотрудничество интеграционных платформ регионов ЛАКБ и Евразии позволит сделать данное партнерство ещё более системным. Например, уже сейчас активно формируются договоренности о торгово-экономическом взаимодействии между МЕРКОСУР и ЕАЭС.

Сотрудничество стран ЛАКБ, Евразии и, в частности, России позволит реформировать существующую модель межгосударственного политического общения, а также позволит вывести на новый уровень формат взаимодействия в рамках международных организаций.

Список использованной литературы

1. Нормативные правовые акты

  1. Устав Содружества Независимых Государств (подписан в г. Минск 22 января 1993 года)
  2. Хартия Шанхайской организации сотрудничества (Принята в г. Санкт-Петербурге 07.06.2002).
  3. Договор о Евразийском экономическом союзе (Подписан в г. Астане 29.05.2014) (ред. от 08.05.2015) (с изм. и доп., вступ. в силу с 12.08.2017).
  4. Декларация от 18.11.2011 г. О евразийской экономической интеграции.
  5. Приложение № 2 к Договору о Евразийском экономическом  союзе (Подписано в г. Астане 29.05.2014)  (ред. от 08.05.2015).

2. Специальная литература

  1. Алимов Р.K.Хартия Шанхайской организации сотрудничества – компас организации //Научно-аналитический журнал Обозреватель - Observer. 2017. № 6 (329). С. 5-13.
  2. Алимов Р.К.ШОС: актуальные вопросы евразийского экономического сотрудничества //Китай в мировой и региональной политике. История и современность. 2016. Т. 21. № 21. С. 7-15.
  3. Бельянинов А.Ю., Мантусов В.Б. Интеграция стран СНГ: этапы, условия и предпосылки взаимодействия. Монография. – М.: Научная книга, 2012. – 143 с.
  4. Зиядуллаев Н.С., Зиядуллаев У.С. 25 лет СНГ и евразийские интеграционные проекты: ожидания, разочарования и перспективы // Экономическая наука современной России. 2017. № 2 (77). С.123-136.
  5. Золотова Е.В. Роль Боливарианской республики Венесуэла в альянсе АЛБА // Наука о человеке: гуманитарные исследования. 2015. № 2. С. 174-178.
  6. Иванова Е.М. Евразийская интеграция: путь от СНГ к ЕАЭС //Российский внешнеэкономический вестник. 2015. Т. 2015. № 6. С. 112-119.
  7. Интеграционное право: учебник/В. В. Блажеев, С. Ю. Кашкин, П. А. Калиниченко и др.; отв. ред. С. Ю. Кашкин.М.: Издательство Проспект, 2017. – 717 с.
  8. Клименко А.Ф.Стратегия развития Шанхайской организации сотрудничества: проблемы и перспективы её реализации в аспекте обеспечения безопасности //Китай в мировой и региональной политике. История и современность. 2017. Т. 22. № 22. С. 139-153.
  9. Клюев  П.А.Европейская интеграция и её влияние на суверенитет государств-членов Европейского союза //Юридические науки. 2006. № 4. С. 189-192.
  10. Курс международного права: учебник / В. Л. Толстых. - Москва: Волтерс Клувер, 2009. – 1031 с.
  11. Лукашук И.И. Международное право: особенная часть: учебник для студентов юридических факультетов и вузов. - Изд. 3-е, перераб. и доп. – М.: Волтерс Клувер. - 517 с.
  12. Ляхов В.А. Проблемы экономической интеграции на евразийском пространстве // в сборнике: Результаты современных научных исследований и разработок сборник статей III Международной научно-практической конференции. 2017. С. 183-185.
  13. Моисеев А.А. Правовой статус международных организаций в условиях экономической глобализации // Российский внешнеэкономический вестник. №. 8. 2007. С. 64-69.
  14. Международное экономическое право: учебник для магистров / В. М. Шумилов. — 6-е изд., перераб. и доп. — М.: Издательство Юрайт, 2014. — 612 с.
  15. Международное право:Учебник /Отв.ред.д.ю.н.,проф.С.А.Егоров. –М.:Статут,2016. –848 с.
  16. Остапенко Ю.С. Понятие, формы и правовые последствия экономической интеграции государств // Вестник Волжского университета им. В.Н. Татищева. № 4 (79). 2013. С. 164-170.
  17. Петрова Е. Е. Развитие идеи европейской интеграции в началеXX века. Из истории международного права //в сборнике: Соотношение международного и национального права: теория, практика, проблемы преподавания: сборник научных статей и учебно-методических материалов. Санкт-Петербург. 2009. С. 134-136.
  18. Прохоренко И.Л. Латинская Америка: опыт структурирования транснациональных политических пространств //Вестник Московского университета. Серия 25: Международные отношения и мировая политика, 2012. № 1. С. 124-154.
  19. Рафалюк Е.Е., Залоило М.В., Власова Н.В. Понятия, виды и формы евразийского и латиноамериканского интеграционных объединений (сравнительно-правовой анализ) // Журнал российского права. №. 1 (229). 2016. С. 154-168.
  20. публично-правовые и частноправовые аспекты: монография / М.В. Залоило, Е.Е. Рафалюк, Н.В. Власова [и др.]. — М.: Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации: РИОР, 2016. — 367 с.
  21. Сафронова Е.И.Страны-участницы ШОС в Евразийском экономическом союзе: специфика перекрёстного членства // Китай в мировой и региональной политике. История и современность. 2017. Т. 22. № 22. С. 154-171.
  22. Сексте Я.А. Эволюция евразийской интеграции: этапы, проблемы, перспективы// Национальная безопасность и стратегическое планирование. 2017. № 2-2 (18). С. 74-91.
  23.         Струков К.В. Общие черты развития латиноамериканской и евразийской интеграции // Гуманитарные научные исследования. 2017. № 12 (76). С. 31.
  24. Флоря В. М., Петров Е. И. Интеграционные процессы: история и  современность // в сборнике: Развитие современной цивилизации: ответы на вызовы времени: сборник трудов по материалам международной научно-практической конференции, 2016, С. 103-110.
  25. Халимбеков Х.З., Шахбанова З.Р.Современное состояние и проблемы развития Евразийского экономического союза //в сборнике: Неделя науки-2017 сборник материалов XXXVIII итоговой научно-технической конференции преподавателей, сотрудников, аспирантов и студентов Дагестанского государственного технического университета. 2017. С. 251-253.
  26. Чернявский С.И. Евразийский экономический союз – реалии текущей ситуации // Международная аналитика. 2017. № 1 (19). С.7-13.
  27. Широнин Н.В. Экономическое сотрудничество в рамках ШОС: проблемы и перспективы // Проблемы современной науки и образования. 2017. № 27 (109). С. 28-30.
  28. Шумский Н.Н. Перспективы СНГ: Проблемы реформирования //Общество и экономика. 2016. № 4.С. 21-30.
  29. Юмашев Ю. М. Европейская идея и ее развитие от Христианской республики доEвропейского союза // Труды Института государства и права Российской академии наук. 2015. № 3.C. 5-46.
  30. Яковлев П.П. Интеграция в Латинской Америке: центростремительные и центробежные тренды //Контуры глобальных трансформаций: политика, экономика, право. 2017. Т. 10. № 4. С. 86-100.

3. Электронные ресурсы

  1. Ермакова Е. А.Классификация интеграционных процессов: социально-экономические аспекты // Российский экономический интернет-журнал, 2005. URL: http://www.erej.ru/Articles/2005/ Ermakova.pdf (дата обращения: 06.03.2018).
  2. Кузнецова Г.В.Новоев развитииинтеграционных процессов в странах Латинской Америки на современном этапе //Россия и Америка в XXI веке.URL: http://www.rusus.ru/?act=read&id=485 (дата обращения: 29.04.2018).
  3. Рафалюк Е.Е. Международные суды и интеграция в Латинской Америке // Всероссийский журнал научных публикаций. 2011. №7 (8). URL: https://cyberleninka.ru/article/n/mezhdunarodnye-sudy-i-integratsiya-v-latinskoy-amerike (дата обращения: 21.03.2018).
  4. Таказова М.Т. Международная экономическая интеграция и проблемы её развития в России // Современные проблемы науки и образования. 2013.№ 1. URL: http://www.science-education.ru/ru /article/view?id=8431 (датаобращения: 05.03.2018).
  5. Органы Содружества Независимых Государств.URL:http://cis.minsk.by/page.php?id=14 (дата обращения: 22.03.2018).
  6. Основные направления экономического развития ЕАЭС до 2030 года.URL: http://www.eurasiancommission.org/ru/act/ integr_i_ makroec /dep_ makroec_pol/ seminar/Documents/ %D0%B1%D1%80% D0%BE%D1%88%D1%8E%D1%80%D0%B0_%D0%9E%D0%9D%D0%AD%D0%A0%20%28%D1%84%D0%B8%D0%BD%D0%B0%D0%BB%2005.05.2016%29.pdf (датаобращения: 24.03.2018).
  7. Основные территориальные споры в Америке.URL:http://files.school-collection.edu.ru/dlrstore/00000c51-1000-4ddd-517d-3600483aebf5/@001316.htm (дата обращения 22.03.2018).
  8. Путин предлагает создать на базе ЕАЭС более широкое интеграционное образование.URL: http://interfax-russia.ru/main.asp?id=736461 (дата обращения: 21.03.2018).
  9. СНГ в 2017 г.: достижения, вызовы, перспективы.URL:http://russiancouncil.ru/analytics-and-comments/interview/sng-v-2017-g-dostizheniya -vyzovy-perspektivy/ (дата обращения: 23.03.2018).
  10. Толковый словарь Ефремовой.URL:https://slovar.cc/rus/efremova-tolk/290903.html (дата обращения: 06.03.2018)
  11. ALBA-TCP Agreement. URL: http://alba-tcp.org/en/contenido/alba-tcp-agreement-0 (датаобращения - 22.03.2018).
  12. Agreement for the ALBA application. URL:http://alba-tcp.org/en/contenido/agreement-alba-application (дата обращения - 22.03.2018).
  13. Caracas Declaration Creating CELAC, December 2011. URL:http://www.cfr.org/latin-america-and-the-caribbean/caracas-declaration-creating-celac-december-2011/p30452 (дата обращения - 20.04.2018).
  14. Treaty Establishing a Common Market between the Argentine Republic, the Federal Republic of Brazil, the Republic of Paraguay and the Eastern Republic of Uruguay. URL: http://www.sice.oas.org/ trade/mrcsr/Treaty Asun_ e.asp# CHAPTER_I (датаобращения – 20.04.2018).
  15. Third Summit of the Community of Latin American and Caribbean States. URL: http://www.un.org/ disarmament/ content/news /disarmament_commission_ 2012 /statements/celac-en.pdf (датаобращения - 20.04.2018).
  16. Cusack A. ALBA: an important but poorly understood regional project. URL:http://speri.dept.shef.ac.uk/2015/01/20/alba-important-poorly-understood-regional-project/ (дата обращения – 20.04.2018).
  17. Dosenrode S. Federalism Theory and Neo-Functionalism: Elements for an analytical framework. URL:http://www.on-federalism.eu/attachments/079_download.pdf (дата обращения: 06.03.2018).
  18. DusicaК., Radoje Z. Key features and regional trends of economic integration. URL: http://media3.novi.economicsandlaw.org/ 2017/07/Vol04/07.%20Karic%20Dusica,%20Zecevic%20Radoje%20%20Glavne%20karakteristike%20i%20trendovi%20regionalnih%20ekonomskih%20integracija.pdf (датаобращения: 06.03.2018).
  19. González A. 3 challenges Latin American economies must overcome to boost intraregional trade.[Эл. Ресурс].URL:https://www.weforum.org/agenda/2017/03/3-challenges-latin-american-economies-must-overcome-to-boost-intraregional-trade/ (дата обращения: 22.03.2018).
  20. Knight W. A., Castro J. Re-mapping the Americas: Trends in Region-making. P.111. URL:Reahttps://books.google.ru/books? id=Z8LeCwAAQBAJ&pg=PA110&lpg=PA110&dq=prospects+of+celac&source=bl&ots=4UEZGgUUsg&sig=4urxwg0GgYC9EEADvQczoBZV8c&hl=ru&sa=X&ved=0ahUKEwiQ8qu07fTAhWHWCwKHRI3BegQ6AEIMTAC#v=onepage&q=prospects%20of%20celac&f=false (датаобращения – 20.04.2017).
  21. MalamudС. Integración y cooperación regional en América Latina: diagnóstico y propuestas (26/10/2015). URL:http://www.realinstitutoelcano.org/wps/wcm/connect/3d13cd804a592a37adfbaf207baccc4c/DT15-2015-Malamud-Integracion-cooperacion-regional-America-Latina-diagnosticopropuestas.pdf?MOD=AJPERES&CACHEID = 1445853907990 (дата обращения – 20.04.2017).
  22. Stanfield S. Ten years of ALBA’s achievements celebrated. URL:https:// 42)www.greenleft.org.au/content/ten-years-alba%C3%A2%C2%80%C2%99s-achievements-celebrated (дата обращения: 22.03.2018).

Приложение 1

Членство крупнейших латиноамериканских государств в основных

региональных международных организациях

АЛБА

МЕРКОСУР

СЕЛАК

ТА

УНАСУР

ОАГ

ЛАИ

Аргентинская

Республика

Федеративная Республика Бразилия

Боливарианская

Республика

Венесуэла

Республика

Колумбия

Республика Чили

Республика

Перу

Многонациональное Государство Боливия

Республика

Парагвай

Республика

Эквадор

Восточная

Республика Уругвай

Мексиканские

Соединённые Штаты

Приложение 2

Членство крупнейших евразийских государств в основных

региональных международных организациях

СНГ

ШОС

ЕАЭС

ОДКБ

АСЕМ

ОЧЭС

ОБСЕ

Российская Федерация

Республика Беларусь

Республика Казахстан

Республика Армения

Кыргызстан

Республика Таджикистан

Республика Узбекистан

Азербайджанская

Республика

Республика Молдова

Китайская Народная

Республика




Похожие работы, которые могут быть Вам интерестны.

1. Сравнительно-правовой анализ режима недр по международному праву и по национальному законодательству

2. Роль США в формирование региональной системы международных отношений в Латинской Америке в начале XX века

3. ГОСУДАРСТВЕННОЕ УПРАВЛЕНИЕ РЕФОРМИРОВАНИЕМ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ В СТРАНАХ ЦЕНТРАЛЬНО-ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЫ И СНГ: СРАВНИТЕЛЬНО-ПРАВОВОЙ АСПЕКТ

4. Сравнительный анализ инновационного потенциала стран Латинской Америки

5. Сравнительно-сопоставительный анализ переводов имен собственных в произведении Дж.К. Роулинг Harry Potterandthe Philosopher’s Stone

6. Анализ миграционной политики США по отношению к выходцам из Латинской Америки на современном этапе

7. Историко-теоретический анализ миграционной политики США по отношению к выходцам из Латинской Америки

8. Данные и предикторы. Построение и анализ моделей

9. Анализ правовых норм, регламентирующих уступку прав требования

10. Анализ правовых средств прокурорского надзора за исполнением законности