Иные виды ответственности спортсменов и тренеров за нарушение антидопингового законодательства



Оглавление

Введение

Во все времена спортивные соревнования, как на международном, так и на внутригосударственном уровне основывались на принципах «fair play»(честной игры), одним из которых является запрет использования допинга и любого искусственного стимулирования для достижения лучших спортивных результатов. Спорт играет особую роль в мире: возрастает политическое, экономическое и социальное значения спортивных побед для отдельно взятой страны, так как это значительно поднимает уровень её престижа в глазах других государств, а также позволяет проводить активную пропаганду здорового образа жизни внутри страны. Планка спортивных достижений стала столь высока, что становится порой немыслимо не просто установить новый мировой рекорд, а даже приблизиться к нему. В связи с этим многие спортсмены прибегают к таким неблаговидным способам получения необходимого результата, как использование допинга, тем самым трансформируя спорт из битвы спортсменов в битву фармацевтических компаний. Как на международном, так и на национальном уровне разработаны механизмы ответственности спортсменов и тренеров за допинг, которые являются одними из самых действенных способов борьбы с данным явлением.  Однако, несмотря на это,проблема допинга особенно в современной России в свете недавних событий является одной из центральных проблем спортивного сообщества, а юридические механизмы ответственности в сфере спорта не имеют достаточной эффективности и нуждаются в совершенствовании.

Спортивное право является межотраслевым институтом, научная основа которого еще не достаточно разработана. Исследование будет основано на трудах следующих ученых, представляющих различные отрасли правовой науки: С.В. Алексеев, И.М. Амиров, А.А. Арямов, В. М. Байрамов, Блажеев В. В., О.А. Брусникина, Б.А. Булаевский, С.П. Евсеев, Н.А. Жабин, Л.И. Захарова, С.А. Ищенко, М.А. Колыванцева, И.В. Кудашова, Ю.А. Кузнецов, А.С, Леонов, А.Н. Песков,  Е.В. Погосян, М.А. Прокопец, В.В. Сараев, Ю.Г. Сохин, Е.Е. Стасеев, А.В, Федоров, О.А. Шевченко и др.

В основу исследования положен диалектический метод познания, а также и иные методы: системный, статистический, сравнительно-правовой и формально юридический.

Предмет исследования: Предметом исследования является законодательство РФ, устанавливающее ответственность спортсменов и тренеров за нарушения антидопинговых правил, а также международное регулирование, устанавливающее стандарты борьбы с допингом и порядок привлечения к ответственности за их нарушение.

Цель исследования: Целью данного исследования является анализ существующих механизмов ответственности спортсменов и тренеров за допинговые нарушения в РФ и выявление основных проблем законодательного регулирования в данной области.

Задачи:

  1. Идентифицировать нормы, регулирующие отношения в сфере борьбы с допингом в системе российского законодательства и сопоставить с международным регулированием;
  2. Рассмотреть основания привлечения к спортивной ответственности спортсменов и тренеров в РФ;
  3. Проанализировать порядок привлечения к спортивной ответственности спортсменов и тренеров в России: выявитьрольRUSADA,CAS;
  4. Изучить иные виды ответственности за допинг, предусмотренные в РФ(трудоправовая, уголовная, административная ответственность).

Научная новизна настоящей работы состоит в том, что она является комплексным исследованием вопросов спортивной ответственности спортсменов и тренеров в РФ за нарушение антидопингового законодательства наряду с иными видами ответственности за допинг, а также представляет собой оценку эффективности данных механизмов и выявление основных проблем в регулировании.

ГлаваI. Спортивная ответственность спортсменов и тренеров за нарушение антидопинговых правил

  1. Обзор национального и международного антидопингового законодательства

Прежде чем рассматривать основные составы допинговых правонарушений, которые имеются в законодательстве РФ и меры ответственности российских спортсменов и тренеров, необходимо определиться с нормативно-правовой базой, посвященной вопросам антидопингового регулирования. В отечественном законодательстве в п. 1 ст. Федерального закона от 04.12.2007 N 329-ФЗ в ред. от 05.12.2017 "О физической культуре и спорте в Российской Федерации" (далее– ФЗ «О физической культуре») говорится о том, что предотвращение допинга в спорте и борьба с ним осуществляются в соответствии с общероссийскими антидопинговыми правилами, утвержденными федеральным органом исполнительной власти в области физической культуры и спорта, и антидопинговыми правилами, утвержденными международными антидопинговыми организациями (далее – антидопинговые правила) —Федеральный закон от 04.12.2007 № 329-ФЗ "О физической культуре и спорте в Российской Федерации" (с изм. и доп., вступ. в силу с 16.12.2017) // Российская газета . № 276. 08.12.2007..Так, прежде чем рассматривать конкретные механизмы спортивной ответственности, в первую очередь следует определить, что собой представляют, как общероссийские антидопинговые правила, так  и антидопинговые правила, утвержденные международными антидопинговыми организациями. Данные формулировки достаточно неоднозначны, так как не раскрывают, какой именно акт\акты следует относить к антидопинговым правилам.

Говоря о международно-правовых документах, следует отметить, что их массив, посвященный вопросам противодействия допингу в спорте, достаточно велик и не ограничивается одним Всемирным антидопинговым кодексом ВАДА(далее – Кодекс ВАДА), а состоит из целого ряда документов, различного действия —Всемирный антидопинговый кодекс в ред. от 2015 г. // Сайт РУСАДА . [Электронный ресурс].URL:http://rusada.ru/upload/iblock/fcd/Всемирный%20антидопинговый%20кодекс%202015.pdf (Дата обращения 03.04.2018)..

В первую очередь, стоит отметить документы международного межгосударственного характера. В рамках такой межправительственной организации, как Совет Европы, была принята региональнаяКонвенция Совета Европы «Против применения допинга» от 16 ноября 1989 г.(далее– Конвенция от 1989 г.) —Конвенция Совета Европы против применения допинга от 16 ноября 1989 года N 135 // Бюллетень международных договоров. № 2. 2000., основной  целью которой является укрепление сотрудничества между странами-участницами данной организации для искоренения такого негативного явления, как допинг в спорте. В частности в Конвенции от 1989 г. говорится о том, что употребление спортсменами запрещенных препаратов(допинга) подрывает основные принципы спорта, провозглашенные  Олимпийской хартией, Международной хартией спорта и физического воспитания ЮНЕСКО, Резолюцией(76) 41 Комитета министров Совета Европы. Данная Конвенция закрепила определения следующих понятий: «допинг в спорте», «виды фармакологических допинговых препаратов или методы допинга», «спортсмены». Также в ней обозначены меры, которые необходимы к принятию подписавшимися сторонами:  законодательная деятельность по ограничению оборота допинга в стране; финансовая поддержка, оказываемая государством спортивным организациям в проведении антидопинговых мер, в том числе допинг-контроля. А также было установлено, что страны-участницы могут принимать свои антидопинговые правила и организовывать антидопинговый контроль при условии, что он согласуется с соответствующими принципами Конвенции. Особое внимание в данном акте уделено вопросам сотрудничества на внутригосударственном уровне - между спортивными организациями и государством в разработке мер по противодействию допингу, а также необходимости сотрудничества на международном уровне - между спортивными организациями и международными организациями, вырабатывающими антидопинговые правила и стандарты, международными и национальными лабораториями. Конвенция от 1989 г. была ратифицирована постановлением Совета Министров СССР от 28 декабря 1990 года N 1351 и вступила в силу для СССР 1 апреля 1991 г и до сих пор продолжает действовать: русскоязычная версия Конвенции находится на сайте РУСАДА в списке основополагающих актов, регулирующих антидопинговые отношения.

Следующим актом, содержащим нормы международного права по противодействию допингу, являетсяМеждународная Конвенция  о борьбе с допингом в спорте 2005 г.(далее –Конвенция от 2005 г.), которая была принята Генеральной конференцией ЮНЕСКО на 33-й сессии в Париже 19 октября 2005 г. —Международная конвенция ЮНЕСКО о борьбе с допингом в спорте от 19.12.2005 // Бюллетень международных договоров. №9. 2007.. Федеральным законом от 27 декабря 2006 г. N 240-ФЗ "О ратификации Международной конвенции о борьбе с допингом в спорте" Конвенция от 2005 г. инкорпорирована в систему российского законодательства —Федеральный закон от 27 декабря 2006 г. N 240-ФЗ "О ратификации Международной конвенции о борьбе с допингом в спорте" // Российская газета. 31.12.2006. № 297. В пояснительной записке к данному закону сказано,  чтодо принятия указанной Конвенции единственным международно-правовым документом в области борьбы с допингом в спорте была Конвенция от 1989 г., но, ввиду её регионального характера, она не имеет всеобщего охвата —Там же.. В связи с этим принятие данного акта имеет особое значение, потому что он впервые распространил запрет употребления допинга не на один континент, а на спортсменов и тренеров всех стран мира и подчинил их единым правилам и стандартам. Так, данная Конвенция от 2005 г. имеет статус документа публичного международного права и становится обязательной для стран её подписавших. Она состоит из 42 статей, 2х приложений и 3х дополнений к ней. Говоря о связи Конвенции от 2005 г. и Кодекса ВАДА, стоит отметить, что в ст. 4 Конвенции очерчены границы их взаимодействия: государства-участники обязуются придерживаться принципов Кодекса в качестве основы для принятия мер противодействия допингу. Однако также упоминается, что Кодекс ВАДА(Добавление 1) не является частью Конвенции  и имеет рекомендательный статус, то есть его положения сами по себе не устанавливают для государств-участников каких-либо международно-правовых обязательств. Та же ситуация и с Добавлениями 2 и 3, где говорится о международных стандартах для лабораторий и для тестирований. Приложения 1 и 2: 1)Запрещенный список  и 2) Стандарты выдачи разрешений на терапевтическое использование, - имеют общеобязательный характер для стран-участниц и являются частью Конвенции от 2005 г.. Содержательно данный акт более богат по сравнению с Конвенцией от 1989 г.: значительно  расширен перечень того, что считается допинговым нарушением; учреждён высший орган – Конференция сторон; а также определена его компетенция; однако вопросы ответственности за допинговые нарушения не нашли своего отражения в данном документе. Что касается статуса Всемирного антидопингового агентства, то в общих чертах в Конвенции от 2005 г. подчеркивается его роль и важное значение, в частности государства-участники обязуются сотрудничать с ВАДА(ст. 3), поддерживать ВАДА в выполнении его важной миссии в области международной борьбы с допингом(ст. 14), обеспечивать его финансирование(ст. 15), обмениваться результатами антидопинговых исследований(ст. 26) и пр.. ВАДА также присутствует на Конференции сторон в качестве консультативного органа(ст. 29) и информирует Генерального директора ЮНЕСКО о внесенных изменениях  в Запрещенный список или в Стандарты выдачи разрешений на терапевтическое использование(ст. 34). Однако, несмотря на данные упоминания ВАДА в вышеназванной Конвенции, статус данной организации в ней все же четко не определен.

Нельзя не упомянуть еще один из важнейших источников спортивного законодательства, который имеет статус особого рода, отличный от вышеназванных Конвенций -Олимпийская хартия Международного олимпийского комитета(далее– МОК) —Олимпийская хартия Международного олимпийского комитета [Электронный ресурс].URL:http://roc.ru/upload/documents/team/charter/olimpiyskaia-hartiia-15-sentiabria-2017.pdf (Дата обращения: 02.04.2018). Данный акт был принят в 1894 г.Международным спортивным конгрессом  в Париже и в последующие годы изменялся и совершенствовался. Хартия содержитосновные принципы, правила и положения Олимпийских игр(далее – ОИ) и вместе с тем является учредительным документом МОК.  Также, стоит подчеркнуть основополагающую роль Олимпийской Хартии в качестве источника международного спортивного права и постепенную трансформацию данного акта из чисто уставного документа неправительственной организации в «ядро»  зарождающейся отрасли —Сохин Ю. Г. Олимпийская хартия как правовая основа функционирования МОК // Вестник РУДН. 2003. №2. С. 90-94.. Исследователи подчеркивают важность и значимость указанного международно-правового документа ввиду того, что он устанавливает субъектов спортивной деятельности на международном уровне и определяет исключительную компетенцию МОК —Погосян Е.В.  Формы разрешения спортивных споров: научное исследование.М.: Волтерс Клувер, 2011.С. 17.: ст. 58 «МОК является последней инстанцией по любому вопросу, касающемуся Олимпийских игр», Ст. 44 «Все заявки на участие рассматриваются МОК, который, по своему усмотрению, может в любой момент отклонить заявку без указания причины отказа» и др. Также стоит отметить тот факт, что именно МОК  в соответствии со ст. 18 обладает исключительным правом принимать или вносить поправки в Олимпийскую хартию, то есть по своей сути регулирует сам себя, устанавливая себе своими решениями круг полномочий и очерчивает границы своей деятельности и пределы вмешательства в деятельность Международных Федераций(далее – МФ) и Национальных Олимпийских Комитетов(далее – НОК) самостоятельно в рамках олимпийского движения.  Применительно к нашему исследованию вопросам противодействия допингу в Хартии уделено также немалое внимание.

Так  ст. 2 Олимпийской Хартии посвящена роли МОК, где упоминается, что данная неправительственная организация создана, в том числе в целях защиты прав спортсменов, не использующих допинг, также для охраны  принципов «fairplay» путем борьбы с применением допинга и принятия мер, направленных против любых форм мошенничества на соревнованиях и коррупции во всех ее формах. В Главе 4 говорится о роли  НОК в олимпийском движении, а именно: в ст. 27 п. 2.6. также упомянута обязанность НОК «принять и применять на практике Всемирный антидопинговый кодекс». ЧастьII Олимпийской хартии закрепляет положения об участии в ОИ, практически во всех статьях которой упоминается обязанность всех лиц, участвующих в ОИ(начиная со спортсменов и заканчивая иным персоналом команды) уважать и соблюдать Олимпийскую хартию и Кодекс ВАДА, включая условия участия, установленные МОК, а также правила соответствующей МФ, утвержденные МОК. Соблюдение Кодекса ВАДА является обязательным условием для допуска соответствующего вида спорта на ОИ и для включение его в программу(ст. 45 Олимпийской Хартии). К нарушителям Олимпийской Хартии и Кодекса ВАДА МОК в соответствии со ст. 59 применяет санкции и меры, обозначенные в названной статье вплоть до временного или постоянного лишения права участия в ОИ.  15 сентября 2017 г. на 131-й сессии в Лиме Олимпийская Хартия была дополнена ст. 43 , которая  в очередной раз подчеркивает особую роль Кодекса ВАДА и то, что соблюдение данного акта является обязательным для всего Олимпийского движения.

Важность и значимость данного документа в контексте рассмотрения вопросов ответственности за нарушение антидопинговых правил, обусловлена и тем, что Олимпийская хартия создала единое право для олимпийского движения и установила исключительное правомочие МОК принимать самостоятельно в отношении спортсменов решения о недопуске/неприглашении на ОИ даже при отсутствии решения о привлечении спортсмена или тренера к спортивной ответственности за допинг.Хорошей иллюстрацией этому является Зимние ОИ в Пхенчхане 2018 г., где Олимпийский Комитет России был отстранен от участия  в связи с Докладом Р. Макларена и спортсмены самостоятельно подавали заявки на участие в играх —МОК без объяснения причин отстранил ведущих российских спортсменов от Зимних Игр в Пхенчхане // Сайт Первый канал. [Электронный ресурс].URL:https://www.1tv.ru/news/2018-01-28/340154-mok_bez_ob_yasneniya_prichin_otstranil_veduschih_rossiyskih_sportsmenov_ot_zimnih_igr_v_phenchhane (Дата обращения 10.04.2018). Изначально МОК пожизненно отстранил российских спортсменов от участия в ОИ после выводов комиссии под руководством Д. Освальда, которые занимались проверкой проб ОИ в Сочи 2014 —Там же..CAS удовлетворил апелляции 28 российских спортсменов,суд посчитал, что доказательств, собранных МОК в отношении этих спортсменов, недостаточно для того, чтобы однозначно утверждать, что они нарушили антидопинговые правила —МОК: решение CAS не означает автоматический допуск 28 россиян на Игры в Пхёнчхане // Сайт ТАСС. [Электронный ресурс].URL:http://tass.ru/sport/4921443 (Дата обращения 20.04.2018). Ввиду этого по решению суда их медали были восстановлены, и они стали считаться «чистыми» спортсменами —Там же.. В МОК были поданы повторно заявки на участие в играх 13 атлетами, из числа тех, кого оправдал суд, однако МОК не изменил своего решения и не выслал приглашение данным лицам ввиду того, что сомнения в их чистоте  и невиновности у данной организации оставались по-прежнему —Там же.. Подобный пример наглядно демонстрирует тот факт, что применительно к олимпийскому движению существует особая форма ответственности для спортсменов, тренеров и прочего персонала команды, связанная с допингом, которая выражается в недопуске к соревнованиям по решению МОК даже в отсутствие факта привлечения к спортивной ответственности в соответствии с Кодексом ВАДА.

 Ранее уже упоминался один из определяющих в антидопинговой сфере актов –Кодекс ВАДА. Это документ  неправительственного международного уровня был принят в Копенгагене 3 марта 2003 года на Всемирной конференции по борьбе с допингом в спорте, изменен в 2009 г., а ныне действует редакция Кодекса ВАДА от 2015 г.. В нем провозглашается, что Кодекс является основополагающим и универсальным документом, на котором основывается Всемирная антидопинговая программа в спорте. Во второй уровень данной программы входят международные стандарты, предназначенные для унификации процедурной составляющей антидопинговой деятельности в разных государствах. Соблюдение данных стандартов антидопинговыми организациями является обязательным. К третьему уровню относятся Модели лучших практик и руководства, которые имеют рекомендательный характер для подписавших сторон. Данный Кодекс был принят в рамках неправительственной организации и подписан основными ключевыми игроками спортивного сообщества: МОК, МФ, НОК, Международным паралимпийским комитетом, ВАДА, национальными антидопинговыми организациями и организаторами крупнейших соревнований.

С одной стороны, ввиду статуса организации, издавшей данный Кодекс, он не налагает  юридической обязанности для правительств подписывать данный акт. Однако, в ст. 22 Кодекса ВАДА содержатся положения о том, что ожидается поддержка данного рекомендательного документа и придание ему силы путем подписания и ратификации правительствами следующих международных документов: Конвенции от 2005 г., в которой, несмотря на то, что провозглашается, что Кодекс ВАДА не является частью Конвенции, обязательность его положений для подписавших сторон прослеживается в установлении Конвенцией обязанности соблюдать и придерживаться принципов Кодекса ВАДА;Копенгагенской декларации по борьбе с допингом в спорте от 3 марта 2003 года. Так, придание таким своеобразным «косвенным» путем юридической силы Всемирному антидопинговому Кодексу не позволяет отнести его к источнику международно-правовых норм в традиционном понимании. Как отмечалось выше, важная роль Кодекса ВАДА прослеживается также и в Олимпийской хартии, где установлена обязанность соблюдать данную Хартию и Кодекс, а также санкции в случае несоблюдения подобной обязанности.Исследователи спортивного права все больше склоняются к тому, что данный документ представляет собойфеномен так называемого «мягкого права», который принят для выработки подходов в сфере противодействия допингу в спорте и имеет скорее рекомендательный характер —Захарова Л. И. Всемирное антидопинговое агентство как субъект международного спортивного права  // Материалы четвертой международной научно-практической конференции «Спортивное право: перспективы развития»: МГЮА. 2010. С. 36–41.. Однако, существует два подхода к пониманию «мягкого права», первый, как раз отражен в вышеназванной позиции – акт является «мягким правом» тогда, когда нормы, содержатся в резолюциях международных органов и организаций, не обладающих юридически обязательной силой —См.Лукашук, И. И. Международное «мягкое» право // Государство и право. 1994. № 8-9. С. 159—167., О.А. Шевченко Правовая доктрина регулирования труда  в сфере профессионального спорта и пути ее реализации в России М.: Проспект, 2015.. Второй подход относит к нормам «soft law» лишь те, которые не обладают свойством формальной определенности, не содержат четких прав и обязанностей для государств, а имеют формулировки типа "принимать необходимые меры", "содействовать развитию или осуществлению", "стремиться к осуществлению" —Международное публичное право: учебник / Отв. ред. К. А. Бякишева. М.: Проспект, 2003..

Презюмируя, что большинство стран, подписавших Конвенцию от 2005 г., тем самым придают Кодексу ВАДА обязательную силу, представляется возможным дифференцировать его нормы на две категории: нормы «мягкого права», дающие простор и гибкость регулирования; а также нормы «твердого» права, содержание которых остается постоянным и не подлежит изменению антидопинговыми организациями(НОК, МФ и др.). Данное деление обусловлено положениями, отраженными во введении к Кодексу ВАДА: каждая антидопинговая организация обязана принимать свои антидопинговые правила, в которых она должна фиксировать нормы обязательного характера, содержащиеся в ст. 23.2.2. без существенных изменений, то есть без изменения сути их действия и придавать обязательную силу примечаниям Кодекса ВАДА(«твердое» право); а также имеется факультативность в отношении остальных законоположений(«мягкое» право). Такое условное деление норм Кодекса ВАДА позволяет в научном сообществе отмечать данный акт, как рамочный документ —Деятельность медицинского персонала и спортсмена в рамках противодействия применению допинга в спорте и борьбе с ним. Учебно-методическое пособие. / Отв. ред. В.В, Уйба.  М.: РАСМИРБИ, 2015. С. 17.. Однако данную характеристику, как представляется, можно применить к Кодексу ВАДА лишь с оговорками и в лишь в отношении положений, которые могут быть изменены в целях адаптации к национальному законодательству, остальные же – не являются рамочными, а обязательны для строгого единообразного соблюдения всеми антидопинговыми организациями.

Стоит отметить рольМеждународных стандартов в регулировании, направленном на противодействие использованию допинга в спорте, таковых 5: запрещенный список(обновляется не реже 1 раза в год), стандарт по терапевтическому использованию, стандарт для тестирований, стандарт для лабораторий, стандарт по защите частной жизни и персональной информации —Международные стандарты // Сайт РУСАДА. [Электронный ресурс].URL: http://rusada.ru/documents/international-standards/  (Дата обращения 03.04.2018.).

. Как ранее отмечалось, первые 2 стандарта являются приложениями к Конвенции от 2005 г. и ее неотъемлемой частью, следовательно, обязательны для стран-участниц Конвенции. Последние 3 стандарта разработаны неправительственной организацией ВАДА и имеют аналогичную природу, как и у Кодекса ВАДА. Касательно данных стандартов в Кодексе отмечается, что «строгое соблюдение Международных стандартов обязательно для определения соответствия Кодексу проводимой в стране работы». Следовательно, данные стандарты также «косвенно» приобретают юридическую силу для государства посредством принятия участия им в Конвенции от 2005 г..

Международные федерации по различным видам спорта также наделены правом устанавливать антидопинговые правила и принимать свои антидопинговые кодексы. Однако они, как и иные антидопинговые организации, не вправе изменять положения, указанные в качестве обязательных Кодексом ВАДА. Несмотря на это, в Кодексе предусмотрены особые положения, дающие возможность МФ устанавливать свои правила и свои сроки для рассмотрения апелляций(Примечание к ст. 13.3 Кодекса ВАДА). Так МФ по легкой атлетике в своих Правилах соревнований на 2016-2017 г.(далее – Правила) посвятили целую главу вопросам антидопингового регулирования и воспользовались данным вышеназванным правомочием, установив в Правиле 42 ст. 15 45-дневный срок подачи заявления в CAS подателем апелляции со дня вынесения решения —Правила соревнований по легкой атлетике 2016-2017 гг. // Сайт Легкая атлетика России [Электронный ресурс]URL: http://www.rusathletics.com/img/files/docs/iaaf/iaaf_pravila_20162017.pdf (Дата обращения 02.03.2018). Данные антидопинговые Правила МФ по легкой атлетике распространяются и обязательны применению самой МФ по данному виду спорта, национальными федерациями (далее – НФ), континентальными ассоциациями, спортсменами, тренерами и иным персоналом в соответствии с Правилом 30. Таким образом, данный пример иллюстрирует еще один уровень наднационального регулирования отношений по борьбе с допингом, которое осуществляется МФ и которому должны следовать НФ: имплементировать в свои антидопинговые регламенты их положения путем непосредственного включения, либо путем ссылки на данные Правила.

Таким образом, проанализировав основные акты международного права, которые применяются к российским атлетам и тренерам, можно сделать вывод о том, что формулировка «антидопинговые правила, утвержденные международными антидопинговыми организациями» имеет собирательный характер и не исчерпывается Кодексом ВАДА, к данным документам также относятся: Конвенция от 1989 г., Конвенция от 2005 г, Олимпийская Хартия, Международные стандарты, Правила МФ по соответствующим видам спорта.

Что касается национального уровня регулирования допинговой проблемы, стоит подчеркнуть, что в настоящее время приняты и действуют Общероссийскиеантидопинговые правила (далее – ОАП), утвержденные Приказом Министерства спорта РФ от 9 августа 2016 г. № 947 —Приказ Минспорта России от 09.08.2016 № 947(с изм. и доп., вступ. в силу с 17.10.2016) "Об утверждении Общероссийских антидопинговых правил» //Сборник официальных документов и материалов Министерства спорта РФ. № 8. 2016., однако формулировка «общероссийские антидопинговые правила» в ст. 26 ФЗ «О физической культуре» и в ст. 348.11 Трудового кодекса РФ(далее – ТК РФ), как представляется, должна быть истолкована шире —Трудовой кодекс Российской Федерации от 30.12.2001 № 197-ФЗ (с изми доп., вступв силу с 16.02.2018) //Российская газета. № 256. 31.12.2001..

В первую очередь стоит начать с Федерального закона «О физической культуре», в ст. 26 которого дается определение допинга, допинг-контроля, раскрываются конкретные обстоятельства, считающиеся допинговыми нарушениями. Представляется, что ввиду того, что данный закон также устанавливает обязательные для исполнения правила для спортсменов и тренеров, его необходимо включать в понятие «общероссийских антидопинговых правил» в широком смысле. Также вышеназванной статье установлена обязанность Министерства спорта РФ  по утверждению наряду с ОАП также перечней субстанций и (или) методов, запрещенных для использования в спорте; а также порядка проведения допинг-контроля. Так, Приказ Минспорта России от 06.12.2017 N 1052 "Об утверждении перечней субстанций и (или) методов, запрещенных для использования в спорте» (далее – Приказ Минспорта «О запрещенном списке») —Приказ Минспорта России от 06.12.2017 № 1052 "Об утверждении перечней субстанций и (или) методов, запрещенных для использования в спорте" //http://www.pravo.gov.ru, 12.01.2018., а также Приказ Минспорттуризма РФ от 13.05.2009 N 293 (в ред. от 14.06.2011) "Об утверждении Порядка проведения допинг-контроля" —Приказ Минспорттуризма РФ от 13.05.2009 № 293 (с изм. и доп., вступ. в силу с14.06.2011) "Об утверждении Порядка проведения допинг-контроля" //Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти". № 40. 05.10.2009. в широком смысле также входят в понятие «общероссийских антидопинговых правил», так как они применяются в неразрывном единстве с ОАП и являются их дополнением.

Следует более подробно остановиться на ключевом акте, направленном на противодействие допингу – ОАП. Необходимо отметить тот факт, что содержательно они практически дублируют Кодекс ВАДА за некоторыми изъятиями, касающимися процедурных положений о необходимости принятия мер антидопинговыми организациями и т.д.. В ОАП также как и в Кодексе подчеркивается, что данный документ является источником специфических спортивных правил, отличающихся от гражданского и уголовного производства, и что данный факт необходимо принимать во внимание юрисдикционным органам, выносящим решение при руководстве ими.

Также в ОАП реализованы дискреционные полномочия национальной антидопинговой организации РУСАДА по определению понятия «спортсмен национального уровня», предоставленные Кодексом ВАДА. Так, в соответствии с п. 1.3.3.2 ОАП таковыми считаются спортсмены, принимающие участие в чемпионатах России и первенствах России, а также в любых иных национальных спортивных соревнованиях, организованных общероссийской спортивной федерацией, если только они в соответствии с критериями, установленными соответствующей международной федерации, не относятся к спортсменам международного уровня. В п. 1.3.3 ОАП очерчена сфера действия данных правил: они распространяются на всех спортсменов-граждан или резидентов РФ; также на неграждан и нерезидентов, находящихся на территории РФ; на спортсменов, принимающих участие в спортивных соревнованиях, организованных физкультурно-спортивной организацией, зарегистрированной на территории Российской Федерации; и на весь персонал вышеназванных спортсменов.

Может возникнуть закономерный вопрос, касающийся того, действие какого акта приоритетнее: Кодекс ВАДА либо ОАП. Однако, как представляется, он разрешается в пользу первого документа ввиду следующих обстоятельств. Во-первых, как уже было отмечено, Кодекс ВАДА «косвенным» путем приобретает обязательную силу для государств-участниц Конвенции 2005 г. Российская Федерация ратифицировала данную Конвенцию и в соответствии с ч. 4 ст. 15 Конституции РФ она является неотъемлемой частью правовой системы РФ и в случае противоречия с национальным актом, применяются правила Конвенции от 2005 г.. Во-вторых, приоритетность и юридическая сила Кодекса ВАДА провозглашается в п. 20.5 самих ОАП, где закреплено, что «Кодекс и Международные стандарты являются неотъемлемыми частями Правил, и в случае противоречия подлежат применению положения Кодекса и Международных стандартов», а также п. 20.6. «Правила были разработаны в соответствии с применимыми положениями Кодекса и должны интерпретироваться в соответствии с его положениями. Положения Кодекса, не вошедшие в Правила, подлежат применению на основании Конвенции». Таким образом, Кодекс ВАДА, как представляется, имеет прямое действие на территории РФ и обладает большей юридической силой, нежели ОАП. Положения ОАП лишь дублируют его и в незначительных частях  и допустимых пределах скорректированы для адаптации к национальной правовой системе РФ, к примеру, в части касающейся обязанностей национальных спортивных федераций.

Таким образом, вся вышеназванная нормативная база международного и национального уровня будет составлять основу нашего исследования по вопросам спортивной ответственности за допинг российских спортсменов и тренеров, общая характеристика, которой позволяет отнести её к особому массиву норм и установлений, существующих достаточно автономно от традиционного национального и международного регулирования и  созданных в большинстве своем вне рамок публичной власти и приобретающих силу благодаря признанию и приданию им юридической силы государством своими властными актами. Ученые также называют данный комплекс норм спортивного права «lex sportiva», как особый обособленный нормативный порядок, созданный спортивным сообществом, и позволяющий в силу специфики спорта устанавливать для своих субъектов правила, которые выводят определенные действия из области традиционного гражданского, уголовного права в сферу спортивного регулирования —Спортивное право России: учебник для магистров / Блажеев В. В., Байрамов В. М. [и др.]; отв. ред. Д. И. Рогачев.М.: Проспект, 2016. С. 26..

1.2. Понятие спортивной ответственности и основания привлечения к ней спортсменов и тренеров

В предыдущем параграфе были проанализированы нормативные акты, в которых значительный массив законоположений посвящен вопросам допинговых нарушений, наказаний за данные проступки и порядку привлечения к ответственности спортсменов и тренеров. Так, прежде чем рассматривать конкретные составы допинговых нарушений, справедливо начать с того, является ли механизм установления спортивной ответственности за допинг разновидностью юридической ответственности. Чтобы ответить на данный вопрос, необходимо обратиться к дискурсу о наличии специфической разновидности юридической спортивной ответственности, который существует в научном сообществе среди исследователей спортивного права.

Ряд исследователей во главе со специалистом в области спортивного права М.А. Прокопец полагают, что спортивная ответственность не является юридической —Прокопец М.А. Спортивная ответственность и спортивные санкции // Материалы международной научно-практической конференции «Спортивное право: перспективы развития» 29 июня 2007 г..  М.. 2007. С 131-135.. По мнению данного ученого основным признаком, позволяющим отнести вид ответственности к юридической является установление её государством путем нормативного закрепления и обеспечение наложения санкций силами государственного принуждения —Там же.. М.А. Прокопец называет спортивную ответственность чисто корпоративной, в силу того, что правила, устанавливающие её и санкции создаются организациями не обладающими государственной властью(ВАДА, РУСАДА, МФ), а также именно данные организации обеспечивают выполнение данных правил и привлекают нарушителей к ответственности —Там же.. Также еще одним аргументом в пользу данной точки зрения является ограниченный субъектный состав спортивной ответственности и добровольность принятия для себя прав и обязанностей, характерных для члена этой корпорации —Прокопец М.А. Указ. соч..

Иная точка зрения у И.М. Амбирова, который подчеркивает тот факт, что в данном случае имеет место  санкционированное(делегированное) правотворчество, при котором государство утверждает и придает нормативную силу актам спортивных организаций после их принятия —Амиров И.М. Особенности юридической ответственности в сфере спорта: к постановке проблемы // Общество и право. 2010. №4. С. 120-126.. Так, данный исследователь ставит спортивную ответственность в один ряд с иными разновидностями юридической ответственности —Там же..

Существует еще одна компромиссная позиция, касательно данного вопроса: спортивная ответственность не относитсяк традиционным видам юридической ответственности, также как и отрасль спортивного права является весьма специфичной, и ввиду этого данный вид ответственности можно определить как нетрадиционный (особый) вид юридической ответственности —Спортивная ответственность, спортивные правонарушения и спортивные санкции // Сайт Юридическая компанияSILA [Электронный ресурс].URL: http://ru.silalawyers.com/научная-статья-спортивная-ответстве/ (Дата обращения 03.04.2018).

Не вдаваясь в дискуссию о том, является ли спортивное право отраслью права либо межотраслевым институтом, следует отметить, что в настоящее время ФЗ «О физической культуре» содержит понятие спортивных санкций, а также наименование органов, правомочных принимать решение об установлении спортивной ответственности. Применительно к допинговым нарушениям, то в  ст. 26 и 26.1 вышеупомянутого закона содержится правило о том, что антидопинговая организация разрабатывает общероссийские антидопинговые правила, которые утверждаются уполномоченным государственным органом - Министерством спорта; а также проводит слушания с применением санкций в отношении спортсменов, тренеров, иных специалистов в области физической культуры и спорта, в вину которым вменяется нарушение антидопинговых правил. Ввиду того, что Кодекс ВАДА посредством участия в Конвенции от 2005 г. является частью российской правовой системы, внутренние акты РУСАДА, посредством издания Приказов Министерства спорта, также тем самым приобретают юридическую силу, поэтому мы можем утверждать то, что ответственность за нарушение антидопинговых правил является юридической, так как, действительно, имеет место быть делегированное правотворчество. Однако ее специфика спортивной ответственности проявляется в том, что органы, налагающие спортивные санкции не относятся к государственным органам.

Основанием наступления ответственности является совершение противоправного, то есть запрещенного действующим законодательством деяния. Для того, чтобы то или иное деяние считалось нарушением необходимо наличие признаков состава спортивного правонарушения, они достаточно стандартизированы: объект, субъект, объективная сторона, субъективная сторона.

Объектом правонарушения являются общественные отношения, которым причиняется вред противоправными действиями. Представляется справедливым деление объектов спортивных правонарушений на общие и специальные, предложенное Ю. Зайцевым —Спортивная ответственность, спортивные правонарушения и спортивные санкции // Сайт Юридическая компанияSILA [Электронный ресурс].URL: http://ru.silalawyers.com/научная-статья-спортивная-ответстве/ (Дата обращения 03.04.2018). Специальными объектами допингового нарушения, как представляются, будут являться те блага, в целях защиты которых были приняты Кодекс ВАДА и ОАП  и которые перечислены в них: общественные отношения, связанные с участием спортсмена в соревнованиях, свободных от допинга и основанных на принципах равенства и справедливости.

Что касается субъекта правонарушения, в общей теории права он обозначается, как вменяемое, деликтоспособное, достигшее определенного возраста лицо, а также социальная организация —Кулапов В.Л. Теория государства и права.Саратов: Саратовская государственная академия права, 2011. С. 425.. Все субъекты действующие в РФ в сфере спортивного права и перечисленные в ст.5 ФЗ «О физической культуре», как представляется, будут являться общими субъектами спортивной ответственности. Однако, применительно к нарушениям, связанным с допинговыми препаратами, нести спортивную ответственность может следующий круг лиц, перечисленный в п. 1.3.3.1. ОАП. Никаких возрастных ограничений в случае с ответственностью за допинговые нарушения Кодекс не содержит, несовершеннолетние спортсмены наряду совершеннолетними будут деликтоспособны в случае совершения допингового нарушения. Все спортсмены и тренеры под действие антидопинговых правил в силу своего добровольного согласия на участие в спортивных состязаниях, они принимают данные правила наряду с правилами соревнований по соответствующему виду спорта.

Объективная сторона состава, представляет собой внешнюю сторону противоправного деяния, а именно: деяние, последствия и причинную связь —Кулапов В.Л.Указ. соч. С. 426. Что касается составов допинговых нарушений, то все они являются формальными, то есть не требуется, чтобы действие влекло за собой какой-либо результат(независимо от выигрыша спортсмена на соревнованиях, полезного эффекта от допинга и иных последствий). При анализе понятия допинга и допингового нарушения, в данной работе будет использоваться ссылки на положения Кодекса ВАДА ввиду того, что данные главы продублированы в ОАП без изменений. Так, в соответствии со ст. 1 Кодекса «допинг - совершение одного или нескольких нарушений антидопинговых правил, приводимых в статьях 2.1-2.10 настоящего Кодекса». Данное определение вызывает неоднозначную оценку в литературе, так В.Н. Платонов отмечает необходимость использования определения, сформулированного в 1965 г. на Конгрессе по спортивной медицине в Страстбурге, где допинг трактовался как введение в организм человека вещества, чуждого организму для искусственного повышения результата соревнования —См. Система подготовки спортсменов в олимпийском спорте. Общая теория и её практические приложения: учебник (для тренеров): в 2 кн. / Под ред. В.Н. Платонов. Киев: Олимпийская литература, 2015. С.1177-1231.. Так, данный исследователь критикует ныне существующее определения, во-первых, потому что оно неправомерно расширяет перечень того, что считается нарушением(ст. 2.4, 2.6, 2.10); а во-вторых, имея нечеткие формулировки нарушений, дает возможность ВАДА по своему усмотрению трактовать их —В.Н. Платонов Указ. соч. С.1177-1231..

Что касается субъективной стороны, то она представляет собой ни что иное, как психологическое отношение лица к совершенному деянию. В ряде статей Кодекса (2.1 и 2.2) предусмотрена так называемая «строгая ответственность спортсмена», то есть устанавливается правило, что спортсмен сам отвечает за вещества, которые употребляет и при установлении факта нарушения антидопинговых правил по вышеуказанным статьям нет необходимости доказывать намерение спортсмена. Вина в данном случае учитывается только при назначении санкции. Для спортсмена любое деяние, предусмотренное ст. 2 влечет в соответствии со ст.9 автоматическое аннулирование индивидуальных результатов, полученных на данных соревнованиях и всех медалей и призов. Выше уже было сказано, что в случае нахождения в пробе спортсмена допинга(2.1) или установления факта использования им допинга(2.2) вина спортсмена не учитывается и происходит автоматическое аннулирование результатов. Также при наличии запрещенной субстанции в пробе А автоматически накладывается временное отстранение опять же без учета вины спортсмена(7.9). Авторы критикуют принципы «строгой ответственности» за данную возможность отстранить от соревнований фактически невинного спортсмена и предлагают смягчить его действие посредством следующих изменений: до окончания расследования выявленных случаев обнаружения в пробах спортсменов запрещенных субстанций, даже в условиях действия презумпции вины спортсмена, меры ответственности (в частности, временное отстранение) применяться не должны —Булаевский Б. А. Презумпция вины как основание принципа строгой ответственности в антидопинговых правилах // Журнал зарубежного законодательства и сравнительного правоведения. 2012. № 5. С. 99-101. В остальных случаях допинговых нарушений вина – является конститутивным признаком состава правонарушении.

Рассмотрим основные составы допинговых нарушений:

2.1. Наличие Запрещенной субстанции, или ее Метаболитов, или Маркеров в Пробе, взятой у Спортсмена

Наличие в пробе спортсмена субстанции, её метаболитов(субстанция, образовавшаяся в процессе биотрансформации) или её маркеров(сложные субстанции или группы субстанций, которые свидетельствуют об использовании запрещенной субстанции или метода) будет считаться нарушением при соблюдении следующих условий в совокупности: субстанция находится в Запрещенном списке ВАДА, не превышена доза допустимого наличия в пробе спортсмена запрещенной субстанции(при наличии количественного порога), у спортсмена отсутствует разрешение на терапевтическое использование(далее – ТИ), выданного в соответствии с правилами ст. 4.4. Кодекса ВАДА и Международного стандарта по ТИ. Что касается критериев отнесения субстанций к категории запрещенных, они  определены в ст. 4.3. и представляется, что являются достаточно неоднозначными: «субстанция или метод..способны улучшать спортивные результаты», «употребление несет риск потенциальный или реальный причинить вред здоровью спортсмена», «применение противоречит «духу спорта». Любые два критерия в совокупности позволяют отнести субстанцию к категории запрещенной. Последний критерий выглядит достаточно абсурдно, ввиду того, что данное понятие является этическим и на практике достаточно затруднительно объективно опытным путем установить, что является «духом спорта» и применение какого препарата ему противоречит. К тому же ВАДА оставляет за собой право принимать окончательное решение о включении субстанции или метода в Запрещенный список, что опять же дает возможность не всегда обоснованного и зачастую нецелесообразного расширения перечня запрещенных препаратов.

Исследователи отмечают, что список запрещенных препаратов уже давно превысил разумные пределы и лишил спортсменов права защитить свое здоровье эффективными лекарственными средствами не только от профессиональных заболеваний, но и от обычных широко распространенных болезней —Евсеев С. П. Критический анализ базовых понятий антидопингового кодекса // Ученые записки университета Лесгафта. 2016. №9. С 46-56.. В связи сэтим, справедливо отметить скандал, разгоревшийся в научном сообществе по поводу включения мельдония в состав допинговых препаратов категорииS4 — гормоны и модуляторы метаболизмав 2016 г.. Создатель данного препарата, Иварс Калвиньш подчеркивает, что милдронат не является ни витамином, ни допингом он лишь обладает защитными свойствами для клеток и предотвращает сердечные приступы и повреждения мышечной ткани у спортсменов —Милдронат — не допинг и даже не витамин // Сайт Росбалт. [Электронный ресурс].URL: http://www.rosbalt.ru/world/2016/03/11/1497078.html (Дата обращения 3.04.2018). Он называет решение ВАДА исключительно политическим, ввиду отсутствия клинических испытаний мельдония и доказательств того, что данный препарат способен улучшить спортивный результат —Там же.. Действительно, можно сказать произвольное включение ВАДА в список запрещенных препаратов большого количества субстанций без научного обоснования, обладающих исключительно защитным эффектом организма спортсмена, представляет собой проблему спортивного сообщества. Ввиду того, что устанавливая ответственность использование данных препаратов, спортсмена попросту лишают возможности сохранять свое здоровье.

2.2. Использование или Попытка Использования Спортсменом Запрещенной субстанции или Запрещенного метода

В данной статье подчеркивается, что состав нарушения является формальным и для его наличия не обязательно, чтобы использование или попытка использования привели к желаемому или какому-либо результату. Субъектом нарушения является спортсмен. Также в примечаниях к статье подчеркивается, что правило строгой ответственности спортсмена не распространяется на попытку использования запрещенного препарата, в данном случае необходимо доказывать наличие намерения(вины).

2.3. Уклонение, отказ или неявка на процедуру сдачи Проб

Субъектом данного допингового нарушения является спортсмен, чьей персональной обязанностью является проходить допинг-контроль и сдавать пробы(ст. 21.1.3 Кодекса ВАДА). Правонарушение будет наличествовать при установлении умысла на уклонение и отказ от сдачи Проб, а также при наличии умысла либо халатности в случае неявки на процедуру.

2.4. Нарушение порядка предоставления информации о местонахождении

Данная статья также распространяется на спортсменов. Объективная сторона состоит из наличия следующих обстоятельств: три пропущенных теста и(или) непредставление информации о своем местонахождении. Намерение также является конститутивным признаком состава. Относительно небольшое количество спортсменов входят в регистрируемые пулы тестирования РУСАДА и пулы тестирования МФ, они обязаны предоставлять точную и актуальную информацию о своем местонахождении в соответствии с Международным стандартом тестирования.

В науке данный вид нарушения антидопинговых правил также подвергается критике ввиду того, что он ущемляет естественные права спортсменов в отношении невмешательства в частную жизнь и нарушает Всеобщую декларацию прав человека: «…ставит спортсменов в унизительное положение, сохраняющееся в течение десятилетий аналогичное только положению лиц, находящихся под следствием, наносит непоправимый вред их психическому здоровью» —Евсеев С. П. Указ. соч. С 46-56..

2.5. Фальсификация или Попытка Фальсификации в любой составляющей Допинг-контроля

Субъектами данного правонарушения являются как спортсмены, так и его персонал, в т.ч. и тренеры. Объективная сторона – любое деяние, препятствующее надлежащей процедуре допинг-контроля, предоставление ложной информации. Отдельно подчеркнуто, что данной статьей охватываются действия, не подпадающие под понятие запрещенного метода. Считается нарушением при наличии намерения.

2.6. Обладание Запрещенной субстанцией или Запрещенным методом

Данная статья предусматривает ответственность, как для спортсмена, так и для тренера. В статье не говорится об учете намерения при определении наличия допингового нарушения, однако есть исключения, на которые данная статья не распространяется(разрешение на ТИ, приемлемое объяснение). В примечаниях прописаны случаи, когда обладание будет считаться приемлемым: покупка препарата при наличии рецепта для болеющего родственника. Однако, возникает следующий вопрос: для покупки мельдония не нужен рецепт, как будет происходить выяснение в данном случае того, что будет являться приемлемым объяснением? Похожая ситуация складывается с препаратом ринофлуимуцил, который является обыкновенным спреем от насморка, однако в его состав  входит допинговое вещество - туаминогептан. Будет ли обладание данным средством являться допинговым нарушением? Представляется, что существование данного состава потенциально может привести к большому количеству злоупотреблений и неправомерного привлечения спортсменов и тренеров к ответственности в связи с достаточно  широким списком Запрещенных субстанций и неопределенности формулировки «приемлемое объяснение».

2.7. Распространение или Попытка Распространения любой Запрещенной субстанции или Запрещенного метода.

Ответственность за правонарушение распространяется как на спортсменов, так и на тренеров. В статье также не говорится о наличии намерения, следовательно, так как данный состав не охватывается правилом «строгой ответственности», то при доказывании факта правонарушения необходимо доказывать вину.

2.8. Назначение или Попытка Назначения любому Спортсмену в Соревновательном периоде Запрещенной субстанции или Запрещенного метода, или Назначение или Попытка Назначения любому Спортсмену во Внесоревновательном периоде Запрещенной субстанции или Запрещенного метода, запрещенных во Внесоревновательный период.

Состав распространяется на персонал спортсмена, устанавливает ответственность для тренеров за соответствующие деяния. Правила, касающиеся субъективной стороны не установлены данной статьей, предполагается, что деяние считается нарушением также при наличии вины, халатности.

2.9. Соучастие

Субъектом правонарушения является как тренер, так и спортсмен. Объективная сторона заключается в помощи, поощрении, способствовании, подстрекательстве, вступлении в сговор, сокрытии или любом другом виде намеренного соучастия, включая нарушение или Попытку нарушения антидопинговых правил, или нарушение иным Лицом статьи 10.12.1. Намерение – является конститутивным признаком состава допингового нарушения.

2.10. Запрещенное сотрудничество

Состав, который распространяется как на спортсменов, так и на тренеров. Неправомерным будет считаться взаимодействие с персоналом спортсмена, который либо отбывает дисквалификацию по Кодексу ВАДА, либо иной вид ответственности в отношении допинга, посреднические действия между ранее перечисленными лицами. Для целей применения данной статьи при определении наличия правонарушения необходима вина, которая выражается в том, что спортсмен или тренер вопреки предупреждению антидопинговой организацией о последствиях сотрудничества, не приняли разумные действия для того, чтобы избежать подобного сотрудничества.

Подводя итог всему вышесказанному, следует отметить, что список допинговых нарушений, действительно, является слишком широким, а их формулировки несовершенны, что оставляет возможность для привлечения к ответственности невиновных спортсменов и их персонал.

  1. Санкции за допинговые нарушениия и порядок привлечения к спортивной ответственности( рольCAS и РУСАДА)

Что касается санкций за нарушение антидопинговых правил, то во всех случаях для их установления учитывается степень вины спортсмена или тренера. Ст. 9,10,11 Кодекса ВАДА, посвященные мерам ответственности спортсменов и тренеров за нарушения, не подлежит изменению национальными антидопинговыми правилами. Так Кодекс и ОАП предусматривают 3 основных вида санкций: предупреждение, аннулирование результатов, индивидуальная дисквалификация спортсмена или тренера – до 2 лет, до 4 лет и пожизненно(ст. 10.1-10.13), также ст. 11 Кодекса ВАДА предусмотрена возможность дисквалификации всей команды при наличии определенных обстоятельств.

Существует целая выстроенная система определения наказания в зависимости от степени вины спортсмена и тренера в конкретном допинговом нарушении: Кодекс оперирует такими категориями, как «отсутствие вины или халатности», «незначительная вина или халатность», «преднамеренность». Под «виной» понимается любое нарушение обязанности или любое отсутствие бдительности, соответствующей определенной ситуации. «Отсутствие вины или халатности» обозначает, что  лицо не знало и не могло объективно знать или подозревать даже при проявлении крайней осторожности, что он совершает допинговое нарушение. «Незначительная вина или халатность» имеет место быть, когда все же вина лица присутствует, однако с учетом всех обстоятельств является незначительной. «Преднамеренность» определяется, как сознательное нарушение антидопинговых правил или осознание риска того, что определенное поведение может привести к нарушению антидопинговых правил и сознательное пренебрежение данным риском. Категория «преднамеренности» используется для определения наличия вины.

Касательно аннулирования результатов соревнований, то оно представляет собой лишение спортсмена результатов, наград и призов. Аннулирование происходит автоматически для соревнований, на которых было выявлено допинговое нарушение. Также результаты спортсмена аннулируются не только на одном соревновании, но и на всем спортивном мероприятии кроме случаев, когда отсутствует вина и халатность спортсмена в допинговом нарушении и данное допинговое нарушение не повлияло на результат иных соревнований.

Дисквалификация спортсмена и тренера заключается в отстранении данных лиц от участия в любом качестве в соревнованиях и иной деятельности(тренерской) на международном и национальном уровне, она включает в себе для спортсмена недопуск к тренировкам со своей командой или клубом, а также недопуск к использованию снаряжения спортивного клуба. Максимальный срок дисквалификации для спортсмена, совершившего допинговое нарушение единожды  составляет 4 года при наличии следующих нарушений: преднамеренные нарушения правил статей 2.1,2.2 и 2.6 которые не связаны с Особой субстанцией; за преднамеренные нарушения правил ст. 2.3 и 2.5; преднамеренное нарушения правил ст. 2.7(минимум 4 года и максимум пожизненно); за преднамеренные нарушения ст. 2.9.  Таким образом, самые строгие наказания предусмотрены для спортсменов, действующих умышленно и с намерением обманным путем достичь лучших результатов. Минимальным наказанием за допинговый деликт будет являться предупреждение и отсутствие срока дисквалификации в том случае, когда спортсмен докажет незначительную вину или халатность и нарушение его будет связано с Особой субстанцией или Загрязненным продуктом.

Говоря о тренерском штабе и составам к нему применимым, следует отметить, что правила назначения наказания не дифференцируются и являются одинаковыми наряду со спортсменами, однако за нарушения, предусмотренные ст. 2.7 и 2.8 установлена более строгая ответственность для персонала несовершеннолетнего спортсмена в отношении субстанции, не отнесенной к категории особой – пожизненная дисквалификация.

В Кодексе ВАДА очерчены основания отмены срока дисквалификации – отсутствие вины или халатности; также Кодекс предусматривает основания снижения срока данной санкции или в определенных случаях применения такой санкции, как предупреждение, - незначительная вина или халатность. Помимо вины в ст. 10.6 перечислены иные основания отмены, прекращения, снижения срока дисквалификации.

Также Кодекс предусматривает особые санкции за повторные нарушения антидопинговых правил в течение 10-летнего срока(10.7). Причем справедливо определяется, что  нарушения могут считаться повторными только  тогда, когда антидопинговая организация сможет доказать, что они были совершены спортсменом или тренером после уведомления о нарушении им антидопинговых правил. Остальные же множественные нарушения будут рассматриваться, как единократное, и наказание за них будет равняться наиболее строгому.

Стоит отметить, что в отношении тренерского штаба в Примечании к ст. 23.2.2. Кодекса ВАДА предусмотрено, что антидопинговая организации обладает полномочиями в отношении тренерского штаба усиливать ответственность, а именно устанавливать новые дисциплинарные санкции за иные проступки, которые не являются допинговыми нарушениями по правилам Кодекса ВАДА. Однако, наша страна не воспользовалась данным правомочием и ОАП не предусматривают экстра-ответственность тренерского штаба. Хотя, как представляется, при грамотном подходе к определению данных сдерживающих механизмов количество нарушений, связанных с допингом, со стороны тренерского штаба бы сократилось.

Далее следует рассмотреть вопросы порядка привлечения спортсменов и тренеров к спортивной ответственности за допинговые нарушения. Кодекс ВАДА возводит в режим так называемого «мягкого права» процедуры слушаний и рассмотрения дел антидопинговыми организациями(ст. 8 Кодекса не входит в перечень глав, неподлежащих существенным изменениям), однако устанавливает несколько обязательных принципов, которые должны учитывать антидопинговые организации при создании своих собственных правил. Во-первых, это своевременность, честность и беспристрастность. Во-вторых, антидопинговыми организациями должна быть установлена возможность проведения ускоренных слушаний. В-третьих, правило о предоставлении права спортсмену отказаться от слушаний или не представить возражения на обвинения в течение определенного времени, что будет свидетельствовать о признании им всех обвинений. Также, антидопинговые организации обязаны уведомлять спортсменов и иные антидопинговые организации в определенных случаях о вынесенном ими решении. Еще одно важное правило сформулировано в ст. 8.5 Кодекса ВАДА, которое гласит, что слушание по делу может быть единственным в Спортивном арбитражном суде(далее – КАС) при соблюдении следующих условий(по общему правило слушания в КАС – последняя инстанция по антидопинговым делам):

Зачастую этот механизм выгоден спортсменам и иным лицам, ввиду того, что КАС рассматривает дела вновь без учета предыдущих решений антидопинговых организаций, а также это существенно снижает затраты на рассмотрение спора.

Так, в ОАП разработана своя процедура осуществления слушаний на национальном уровне(Глава 8). В соответствии со ст. 7.1.3. ОАП РУСАДА создает Дисциплинарный антидопинговый комитет(далее - ДК), который занимается проведением слушаний по допинговым деликтам. Однако, возникает закономерный вопрос о статусе данного комитета и осуществлении им своих функций, ввиду того, что у национальной антидопинговой лаборатории РУСАДА в 2015 г. была приостановлена аккредитация ВАДА —РУСАДА подтвердило, что антидопинговая лаборатория Москвы приостановила свою деятельность // Сайт ТАСС. [Электронный ресурс].URL: http://tass.ru/sport/2422499 (Дата обращения 03.04.2018). В настоящее время аккредитация лаборатории все еще не восстановлена, однако работа ДК не прекращалась и слушания по делам, входящим в его юрисдикцию, он проводит.

Далее стоит разобраться с компетенцией ДК по рассмотрению дел в качестве первой инстанции. В ОАП имеются исключения, в соответствии с которыми в случае, если спортсмен признает наличие нарушения или не пользуется предоставленными ему правами, указанными в уведомлении РУСАДА, то первой инстанцией, принимающей решение является РУСАДА(ст. 7.10.), КАС в случае, упомянутом выше и предусмотренном ст. 8.5 ОАП. Во всех остальных ситуациях ДК имеет компетенцию проводить слушания по 1 инстанции над следующими лицами(ст. 1.3.3.1. ОАП):

а) спортсмены, являющиеся гражданами или резидентами Российской Федерации, держателями лицензии или членами физкультурно-спортивных организаций, зарегистрированных на территории Российской Федерации;

б) спортсмены, не являющиеся гражданами или резидентами Российской Федерации, но находящиеся на территории Российской Федерации;

в) спортсмены, принимающих участие в спортивных соревнованиях, организованных физкультурно-спортивной организацией, зарегистрированной на территории Российской Федерации;

г) весь персонал вышеназванных спортсменов, работающий, оказывающий медицинскую помощь им.

Решение ДК является окончательным решением на национальном уровне.

Еще одним вопросом, который необходимо осветить в данном параграфе является порядок апелляционного обжалования. Кодекс ВАДА установил жесткое регулирование вопросов, посвященных апелляциям, и запретил антидопинговым организациям изменять правила, входящие в ст. 13 Кодекса(кроме ст. 13.2.2, 13.6 и 13.7). Лица, управомоченные подавать апелляцию, установлены в ст. 13.2.3. В настоящее время в соответствии с Кодексом ВАДА(ст. 13.2.1) и ОАП(ст. 13.2.2.1) все апелляции в отношении спортсменов и тренеров подаются напрямую в КАС. Ранее был иной порядок и апелляции по спортсменам, которые не относятся к международным и допинговые нарушения не связаны с международными соревнованиями, изначально подавались в СА при ТПП —Спортивное право России: учебник для магистров / Блажеев В. В., Байрамов В. М. [и др.]; отв. ред. Д. И. Рогачев. М.: Проспект, 2016. С. 346.. Следует также отметить, что ВАДА имеет особое правомочие: даже до окончательного решения национальной организации(в РФ - ДК)  и при отсутствия решения в разумные сроки ВАДА может подать апелляцию прямо в КАС(ст. 13.3 Кодекса ВАДА). Сроки подачи апелляций по общему правилу составляют – 21 день с момента получения решения стороной, подающей апелляцию(ст. 13.6 ОАП).

ГлаваII. Иные виды ответственности спортсменов и тренеров за нарушение антидопинго вого законодательства

2.1. Трудоправовая ответственность

Как известно, трудовое право является отраслью, нормы которой включают себя несколько видов юридической ответственности(материальная, дисциплинарная ответственность работника и организационная ответственность) —Стависский П.Р. Дополнительные меры воздействия в трудовом праве // Советское государство и право. 1985. № 5. С. 68-73.. Данные виды ответственности объединяются авторами в одно понятие трудоправовой ответственности, которая состоит в обязанности сторон трудового договора претерпеть неблагоприятные последствия (правовой урон) личного, организационного и имущественного характера за неисполнение своих трудовых обязанностей, предусмотренных трудовым законодательством и договором —Кузнецов Ю.А.Трудоправовая ответственность: понятие; виды: Дис. …канд. юрид. наук. Пермь, 2005.. Рассмотрим данные виды ответственности применительно к нашему исследованию.

Регулированию труда спортсменов и тренеров в ТК РФ посвящена отдельная глава 54.1, так как в силу специфики спорта и особенностей трудовой деятельности данной категории работников, они нуждаются в особом регулировании. В первую очередь необходимо определить, можно ли привлечь спортсмена и тренера к дисциплинарной ответственности за допинговые нарушения. Дисциплинарная ответственность представляет собой обязанность работника ответить перед работодателем за совершенный дисциплинарный проступок, т.е. за виновное, противоправное неисполнение или ненадлежащее исполнение работником трудовых обязанностей —Петров А. Я. Дисциплинарная ответственность работников : практ. пособие. М: Издательство Юрайт, 2018. С 8.. В ст.Ст. 348.2 ТК РФ предусмотрены условия, которые обязательны к включению в трудовой договор со спортсменом и тренером. Для спортсмена предусмотрена обязанность соблюдать общероссийские антидопинговые правила и антидопинговые правила, утвержденные международными антидопинговыми организациями, проходить допинг-контроль; а также - обязанность предоставлять информацию о своем местонахождении в соответствии с общероссийскими антидопинговыми правилами в целях проведения допинг-контроля. Представляется, что второе условие, которое обязательно к включению,  является как раз таки частной обязанностью, включенной в антидопинговые правила как на национальном, так и на международном уровне,  и первое условие полностью поглощает его. И в случае нарушения порядка предоставления информации о местонахождении или при непредоставлении информации о нем будут нарушаться оба данных условия трудового договора. Поэтому встает вопрос о целесообразности данного выделения и отсутствия  закрепления остальных обязанностей(не использовать допинг, не находиться в запрещенном сотрудничестве, не фальсифицировать результаты допинг-контроля). Возможно, при включении данного правила в качестве обязательного условия законодатель руководствовался тем, что оно содержит в себе позитивную обязанность, то есть требует от спортсмена совершения определенных активных действий, в то время как остальные, являясь негативными по природе, предписывают воздержаться от определенного поведения. Поэтому её дублирование целесообразно лишь для того, чтобы еще раз подчеркнуть важность и обязательность соблюдения данного законоположения.

Так, в случае нарушения антидопингового законодательства работником работодатель вправе применить к спортсмену дисциплинарное взыскание по ст. 192 ТК РФ(замечание, выговор, увольнение). Также помимо предусмотренных ст. 81 случаев, когда работодатель имеет право по своей инициативе расторгнуть трудовой договор с работников, в ст. 348.11 предусмотрены два дополнительных основания прекращения трудового договора по инициативе работодателя: 1) спортивная дисквалификация на срок шесть и более месяцев; 2) нарушение спортсменом, в том числе однократное, общероссийских антидопинговых правил и (или) антидопинговых правил, утвержденных международными антидопинговыми организациями, признанное нарушением по решению соответствующей антидопинговой организации. Причем нарушение антидопинговых правил в большинстве случаев влечет за собой дисквалификацию спортсмена, т.е. данные два основания достаточно взаимосвязаны между собой. Однако не являются идентичными ввиду того, что дисквалификация может назначаться не только за допинговое нарушение, но и за нарушение правил спортивных соревнований. Данные два основания являются одновременно дополнительными, так как неприменимы в общем порядке, а также специальными, так как распространяются на особую категорию работников —Трудовой Кодекс РФ с комментариями // [Электронный ресурс]. URL:http://otkrf.ru/ (Дата обращения 02.04.2018).

Здесь стоит отметить, что не любое формальное несоответствие поведения спортсмена требованиям антидопингового законодательства влечет за собой нарушение антидопинговых правил и наличие спортивной ответственности. Поэтому, когда нет решения уполномоченного органа о наличии в действиях спортсмена нарушения антидопинговых правил, представляется, что работодатель не имеет права уволить спортсмена, а может воспользоваться такими дисциплинарными мерами, как замечание и выговор. В противном случае – работодатель приобретает полное право прекратить трудовой договор при наличии специальных документов, свидетельствующих о нарушении спортсменом антидопинговых правил. Однако данная позиция законодателя порождает также ряд вопросов  в отношении того, как это коррелирует с принципом «строгой ответственности» спортсменов. К примеру, антидопинговая организация автоматически признала факт совершения антидопингового нарушения спортсмена ввиду положительных проб А и Б, но имел место саботаж со стороны соперника и в отношении спортсмена установлено отсутствие вины или халатности, что влечет не применение дисквалификации в его отношении. Тогда увольнение спортсмена по данному основанию является просто несправедливым, потому что в действиях спортсмена отсутствует какая-либо вина. Представляется, что целесообразным было бы закрепить следующую формулировку ст. 348.11 ТК РФ: привлечение спортсмена к спортивной ответственности в виде дисквалификации за нарушение спортсменом, в том числе однократное, общероссийских антидопинговых правил и (или) антидопинговых правил, утвержденных международными антидопинговыми организациями по решению соответствующей антидопинговой организации. Дифференциация двух специальных оснований по ст. 348.11 будет обоснованной ввиду того, что в первом случае будет предполагаться спортивная дисквалификация в связи с грубым нарушением правил соревнований на срок более 6 месяцев; а во втором случае, учитывая направленность государственной политики на борьбу с допингом, назначение любого срока спортивной дисквалификации за допинг компетентным органом будет являться основанием возможности прекращения трудового договора по инициативе работодателя. Так, это обеспечит права невиновных спортсменов, несущих «строгую ответственность» в контексте трудового права.

Что касается дисциплинарной ответственности тренера, то до внесения изменений в ст. 348.2 и введения новой статьи 348.11-1 Федеральным законом от 29.12.2017 N 461-ФЗ тренеров нельзя было привлечь к дисциплинарной ответственности за нарушение ими антидопинговых правил. Ранее существовала лишь обязанность тренера принимать меры по предупреждению допинговых нарушений спортсменом (спортсменами), поэтому они могли быть привлечены к дисциплинарной ответственности лишь за совершаемые спортсменами проступки. И уволить тренера работодателю можно было лишь по общим основаниям ст. 81 п. 5) в случае неоднократного нарушения спортсменом антидопингового законодательства и непринятия тренером мер по пресечению данного нарушения.   Однако данная ситуация предполагается достаточно абсурдной, ввиду того, что тренерский штаб может самостоятельно совершить нарушение антидопинговых правил и в соответствии с такими правилами будет оставаться безнаказанным. Поэтому вышеназванным ФЗ было введено правило об обязательном включении в трудовой договор с тренером обязанности им самим соблюдать антидопинговые правила национального и международного уровня,  а также дополнительное условие прекращения трудового договора – нарушение тренером, в том числе однократное, антидопинговых правил признанное таковым решением антидопинговой организации. Представляется, что тренеры не несут строгую ответственность, поэтому данной формулировка не порождает нарушений их прав и не нуждается в корректировке, так как любое нарушение будет признаваться таковым только при наличии вины со стороны тренера.

К сожалению,  остался не решенным вопрос возможности расторжения  трудового договора при допинговом нарушении с иным персоналом спортсмена, например с врачами, так как они тоже играют не последнюю роль в назначении спортсмену того или иного препарата, однако эта проблема является предметом данного исследования.

Касательно того, что входит в понятие общероссийских антидопинговых правил и международных антидопинговых правил, то, как и отмечалось в первой главе, данные понятия надлежит толковать расширительно и включать в них помимо Кодекса ВАДА и ОАП иные документы(Международные стандарты, Конвенцию от 2005 г., Приказы Минспорта). Данные акты обязательны для соблюдения, как спортсменами, так и тренерами в процессе трудовой деятельности.

Далее обратимся к вопросу о материальной ответственности за допинговые нарушения. Материальная ответственность в трудовом праве представляет собой возмещение ущерба одной стороны другой в соответствии с ТК РФ(ст. 232). Данная ответственность наступает в результате виновного противоправного поведения причинителя вреда(ст 233). Возникает вопрос, является ли правило, предусмотренное в ст. 348.12 ТК РФ о том, что в трудовом договоре со спортсменом может быть предусмотрено условие об обязанности спортсмена произвести в пользу работодателя денежную выплату в случае расторжения трудового договора по инициативе работодателя по основаниям, которые относятся к дисциплинарным взысканиям (часть третья статьи 192 настоящего Кодекса), разновидностью материальной ответственности. Некоторые исследователи подчеркивают, что данная выплата является самостоятельным видом трудоправовой ответственности, отличной от материальной —Леонов А.С. Правовое регулирование труда спортсменов и тренеров: проблемы и перспективы развития:Дис. …канд. юрид. наук.Москва, 2009..

Действительно материальная ответственность работника возникает за прямой действительный ущерб, который в случае совершения спортсменом допингового нарушения выявить и доказать представляется затруднительным. Также в ТК РФ очерчены пределы материальной ответственности – среднемесячный заработок, а  в случае с компенсацией при расторжении договора со спортсменом - размер денежной выплаты, предусмотренной частью третьей настоящей статьи, определяется трудовым договором. Следовательно, при совершении допингового нарушения спортсменом и увольнении за него с выплатой компенсации, предусмотренной договором, не является материальной ответственностью. С тренером подобная компенсация при расторжении трудового договора не предусмотрена.

2.2.    Административная ответственность

Далее следует рассмотреть административную ответственность спортсменов и тренеров в РФ за нарушение антидопингового законодательства. Административная ответственность устанавливает меры физического и морального принуждения, применяемые к лицу, виновному в совершении административного правонарушения, ограничивающие личные имущественные права нарушителя, либо его публичные права —Административная ответственность: учебник для магистров / Отв. Ред. А. Б. Агапов М.: Юрайт, 2015. С. 22..

В настоящее время административная ответственность для спортсменов не предусмотрена, имеется состав административного правонарушения лишь для тренеров, врачей и иных специалистов в области физкультуры по ст. 6.18 Кодекса об административных правонарушениях РФ(далее – КоАП РФ) —"Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30.12.2001 N 195-Ф (с изми доп., вступв силу с 14.04.2018) // Российская газета. N 256. 31.12.2001.. Они являются специальными субъектами данного деяния, чья объективная сторона заключается в нарушении антидопинговых правил, а именно: использовании в отношении спортсмена запрещенной субстанции и(или) метода независимо от его согласия, либо содействие в использовании спортсменом или в отношении спортсмена запрещенной субстанции и (или) метода. Также в статье подчеркивается - если эти действия не содержат уголовно наказуемого деяния. Если проанализировать составы, недавно введенные в Уголовный кодекс РФ(далее – УК РФ)(230.1 и 230.2), то разграничить объективную сторону 6.18 КоАП РФ и ч. 1 ст. 230.1 и ч. 1 ст. 230.2 УК  РФ не представляется возможным, так как нет никакой привязки к вреду и последствиям употребления допинга —Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 N 63-ФЗ (с изми доп., вступв силу с 19.02.2018) // Российская газета. N 113. 18.06.1996.. Это порождает огромные трудности в правоприменительной практике: в настоящее время крайне малое количество дел о привлечении по данной статье к административной ответственности —Кудашова И. В. Административная ответственность за правонарушения в сфере подготовки спортсменов // Вестник Казанского юридического института МВД России. 2015. №1. С. 28-33. .

Также относительно субъектного состава, в литературе становится главенствующей точка зрения, касательно того, что необходимо расширять круг субъектов, которые бы понесли ответственность за данный административный деликт —Жабин Н.А. Административная ответственность в области спорта // Административное право и процесс. 2014. N 2. С. 12 - 15.. К примеру, Е.Е. Стасеев предлагает установить более строгую ответственность для тренеров врачей и иного персонала, как для должностных лиц; а также установить открытый круг субъектов, способных нести ответственность по ст. 6.18 КоАП РФ —Стасеев Е.Е. Ответственность за допинг в спорте // Спорт: экономика, право, управление. 2010. N 3. С. 18 - 20.. Это представляется достаточно обоснованным ввиду того, что данные формулировки устранят различные способы ухода от ответственности: посреднические действия лиц, которые не являются субъектами в области физкультуры и спорта, будут также наказываться по ст. 6.18 КоАП РФ. Также станет возможным привлечь к административной ответственности родителей, склонивших спортсмена к употреблению допинга, а также иных лиц(продавец спортивного питания и препаратов и др.).  Что касается субъективной стороны, то по данной статье лицо наказывается при наличии вины либо в форме умысла, либо в форме неосторожности.

В настоящее время наказание для тренеров и спортивных врачей дифференцируется в зависимости от того, в отношении совершеннолетнего или несовершеннолетнего спортсмена совершено деяние: до 18 лет – дисквалификация на срок 3 года, после – от 1 до 2 лет. Дисквалификация как административное наказание  заключается в том, что персонал спортсмена лишается права осуществлять деятельность в сфере подготовки спортсменов (включая их медицинское обеспечение) и организации и проведения спортивных мероприятий. Представляется, что подобная санкция дублирует спортивную дисквалификацию и вследствие этого является неэффективной, так как тренер или иное лицо после привлечения к спортивной ответственности за допинг уже будет отстранен от своего основного рода деятельности. Ввиду этого наряду с расширением субъектного состава правонарушения по ст. 6.18 КоАП РФ, представляется необходимым  также изменить санкцию за данное правонарушение. К примеру, исследователи спортивного права отмечают, что наиболее приемлемым административным наказанием будет являться штраф, размер которого будет зависеть от того, является ли лицо специалистом в области физической культуры и спорта, либо нет —Стасеев Е.Е. Указ. соч.С. 18 - 20..  Представляется, что данная мера будет более эффективна нежели дисквалификация, так как она является, действительно, дополнительными неблагоприятными последствиями, которые претерпевает лицо, виновное в совершении административного правонарушения.

Стоит также отметить, что в 2016 г. после скандалов, связанных с российскими спортсменами, и включения мельдония в список запрещенных препаратов, государственная дума занималась разработкой законопроекта о введении административной ответственности спортсменов за употребление допинговых препаратов в размере от 30 до 50 тыс. рублей —Ищенко С.А. Размышления о перспективах правового регулирования в российском и международном спортивном движении // Административное право и процесс. 2017. N 2. С. 14 - 19.. А также установить административную ответственность спортсменов и тренеров за фальсификацию результатов допинг-контроля, распространение допинговых препаратов и пособничество в распространении и установление за данные нарушения административных штрафов —Там же.. Однако, подобные изменения в ст. 6.18 внесены все же не были. Данный законопроект вызывает ряд вопросов. Во-первых, по какому принципу выбраны именно данные разновидности допинговых нарушений, предусмотренных ОАП и Кодексом ВАДА, и почему, например, обладание допинговыми средствами не будет являться административным правонарушением. Во-вторых, почему для одних нарушений будет дисквалификация в качестве наказания, а для других устанавливается административный штраф. В-третьих, целесообразно ли установление для спортсменов дополнительной административной ответственности. Также возникает вопрос относительно того, будет ли иметь преюдициальное значение для суда решение антидопинговой организации.

Представляется, что тот факт, что законодатель рассматривает штрафы в качестве наказаний, уже является прогрессом, однако нелогичный подход к определению того, какие деяния нужно наказывать, нуждается в значительной корректировке. Что касается ответственности спортсмена, то по нашему мнению,  спортивной ответственности будет вполне достаточно и в настоящее время нет необходимости установления дополнительных штрафов за допинговые нарушения ими(достаточно мер спортивной ответственности). Для тренеров и врачей предполагается более строгий подход, так как именно они играют ведущую роль в определении рациона питания спортсмена, назначают лекарственные препараты и осуществляют полное руководство тренировочной и соревновательной деятельностью спортсменов.

Целесообразным, по нашему мнению, было бы не расширять перечень административных деликтов за допинг, а скорректировать субъектный состав уже имеющихся нарушений, а именно путем его расширения. Заменить дисквалификацию в качестве административного наказания на административный штраф: установить более строгий размер штрафа для тренеров, врачей и иных специалистов в области физкультуры по сравнению с иными субъектами.

2.3.    Уголовная ответственность

В научных кругах не теряет актуальности вопрос необходимости установления уголовной ответственности для спортсменов, употребляющих допинг, и тренеров, склоняющих спортсменом к употреблению запрещенных субстанций, в качестве одного из механизмов борьбы с допингом —Брусникина О.А., Песков А.Н. Правовые проблемы борьбы с допингом в профессиональном спорте // Государство и право. Теория и практика. 2014. N 9. С. 117-129.. В первую очередь встает вопрос об обоснованности криминализации данных деяний, основным критерием которой является – общественная опасность —Мизяков А.А. Криминализация и декриминализация в уголовном праве // Бизнес в законе. 2009. №5. С 165 -167.. Безусловно, допинг в спорте – феномен, с которым усиленно борется все мировое сообщество, так как он подрывает основы спорта, является неоспоримым нарушением всех правил соревнований, так как дает одним спортсменам необоснованное преимущество перед другими, ставит их в неравное положение, а также трансформирует и абсолютно изменят суть спорта, где происходит не битва спортсменов, а битва фармацевтических компаний, которые сделали из профессионального спорта целый бизнес. Но, действительно ли этот феномен достиг должной степени общественной опасности и  обоснованно ли государству  приходить к самой карательной мере – уголовной ответственности? Исследователи в отношении данной области делятся на 2 лагеря. Одни выступают за установление уголовной ответственности в сфере спорта: глава комитета по физической культуре, спорту и делам молодежи VI cозыва Государственной думы РФ И. Ананских объясняет это тем, что данные деяния не просто вредят здоровью спортсмена, но и наносят урон российскому спорту —Введя уголовную ответственность, мы решим проблему допинга в России // Сайт Закония. [Электронный ресурс].URL: http://www.zakonia.ru/blog/288959/107888 (Дата обращения 11.04.2018).. Другие исследователи обосновывают введение уголовной ответственности тем, что спорт является неотъемлемой частью жизни практически каждого, а употребление допинга подрывает основы физической культуры —Сараев В.В. Уголовно-правовая охрана современного профессионального спорта в России:Дис…кандюриднаук. Омск, 2009. С. 68.. Иная половина ученых склоняется к тому, что употребление спортсменами допинга не может считаться преступлением, ввиду того что позор страны не является достаточным основанием для криминализации и что в настоящее время имеется тенденция к декриминализации УК РФ, а установление ответственности за допинг идет в разрез с данной тенденцией —Закон о допинге: спасение спорта от заразы или лишняя нагрузка для судов? // Сайт Закония. [Электронный ресурс].URL:http://www.zakonia.ru/theme/zakon-o-dopinge-spasenie-sporta-ot-zarazy-ili-lishnjaja-nagruzka-dlja-sudov-10-11-2016/all/1/sort/asc (Дата обращения 11.04.2018)..

Рассмотрим, какие механизмы уголовной ответственности на данный момент применимы к спортсменам и тренерам в РФ. Что касается спортсменов, то за употребление допинга в отечественном законодательстве уголовная ответственность не установлена. Это представляется обоснованным, ввиду того, что в настоящее время нет уголовной ответственности даже за потребление наркотических средств, которые несомненно таят в себе больший вред для здоровья и нравственного развития общества. Поэтому устанавливать санкцию за потребление допинга будет явно противоречить духу отечественного уголовного закона —Сараев В.В. Указ. соч. С. 140.. Тем не менее, спортивный юрист С.В. Алексеев предложил особый подход к установлению уголовной ответственности спортсменов за употребление запрещенных препаратов: наказывать атлета,  у которого найден допинг в пробе, за мошенничество, так как он обманным путем присваивает чужие призы, предназначенные чистому спортсмену —Спортивное право России. Правовые основы физической культуры и спорта: учебник для студентов вузов /С.В. Алексеев; Под ред. П.В. Крашенинникова 2-е изд., М.: Юнити-Дана, 2012. С. 505.. Представляется, что установление ответственности для спортсмена в рамках уголовного права не является правильным ввиду того, что спортсмен и так достаточно серьезно наказывается антидопинговыми организациями, по сути на время дисквалификации лишается возможности заниматься деятельностью, приносящей ему основной доход. Действительно, как отмечается, цели наказания со стороны антидопинговых органов являются идентичными целям уголовного преследования(предупреждение новых преступлений; восстановление социальной справедливости; исправление осужденного) —Кого наказывать за допинг// Сайт Ведомости. [Электронный ресурс].URL:https://www.vedomosti.ru/opinion/articles/2016/04/11/637125-kogo-nakazivat-doping (Дата обращения 13.04.2018).. Еще одним аргументом против установления уголовной ответственности за употребление допинга спортсменом является наличие в международном праве принципа «Non bis in idem», который означает, что лицо не может быть дважды привлечено за одно и то же, к нескольким видам публично правовой ответственности. Так, исследователи подчеркивают, что попытки после применения санкций ВАДА(дисквалификации) привлечь спортсмена еще и к уголовной ответственности – это грубейшее нарушение общепризнанных принципов международного права и принципа Кодекса ВАДА о гарантиях соблюдения прав и свобод человека в процессе борьбы с допингом —Арямов А.А., Колыванцева М.А.Альтернативные формы решения уголовно-правового конфликта. М.: Юрлитинформ, 2017.  С. 104-105.. И действительно, все вышеназванные аргументы учитывает наш законодатель и в настоящее время уголовная ответственность для спортсмена в нашей стране отсутствует в отличие от иных юрисдикций(Греция —Панагиотопулос Д.Уголовная ответственность за допинг по законодательству Греции // Спорт: экономика, право, управление. 2011. N 4. С. 29 - 30., Германия —Спортивный юрист: зарубежный опыт уголовных наказаний за допинг не приводит к ощутимым результатам // Сайт Газета.ру. [Электронный ресурс].URL:https://www.gazeta.ru/sport/news/2016/10/11/n_9208421.shtml  (Дата обращения 13.04.2018). и др. ).

Что касается установления уголовной ответственности тренерского штаба, представляется, что говорить о ней уместно ввиду следующих оснований. Во-первых, тенденцию к установлению более строгих санкций на национальном уровне для персонала спортсмена можно проследить в самом Кодексе ВАДА: Пр. Примечания к ст. 10.3.3, в которых прямо говорится о том, что лица, вовлекающие атлетов в допинговые схемы должны быть подвергнуты более строгим санкциям, чем спортсмены с положительными допинг-пробами. Во-вторых сами спортсмены отмечают, что на употребление допинга в большинстве своем их подталкивают тренеры —Светлана Мастеркова: Закон о допинге нужен. Но другой // Сайт Свободная Пресса. [Электронный ресурс].  URL: http://svpressa.ru/sport/article/9960/ (Дата обращения: 27.04.2016).. Так, знаменитая легкоатлетка Светлана Мастеркова на ответ, почему в последнее время так много допинговых скандалов говорит: «Просто некоторых подставляют, некоторых обманывают тренеры, врачи, которые кормят своих питомцев стимуляторами, под видом безобидных витаминов —Там же.. Не спорю, что есть и такие спортсмены, которые идут на применение допинга осознано, но их, уверена, меньшинство» —Там же.. Проведенные исследования показывают, что лишь 15% спортсменов идут на употребление допинга, руководствуясь своим желанием достичь высоких результатов и побед, 40% рассказали, что решение было предложено тренером и осуществлено спортивным врачом, 35% признались, что на решении категорично настаивал тренер —Глущенко Н. В. Проблемы употребления допинга в современном спорте // Педагогика, психология и медико-биологические проблемы физического воспитания и спорта. 2006. №7. С 69-71.. Данными обстоятельствами обосновывается необходимость установления «двойного» наказания к тренерам-нарушителям антидопинговых правил.

Далее необходимо рассмотреть 2 состава, введенных в УК РФ Федеральным законом от 22.11.2016 N 392-ФЗ – 230.1. Склонение спортсмена к использованию субстанций и (или) методов, запрещенных для использования в спорте и ст. 230.2 Использование в отношении спортсмена субстанций и (или) методов, запрещенных для использования в спорте —Федеральный закон от 22.11.2016 N 392-ФЗ "О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (в части усиления ответственности за нарушение антидопинговых правил)"// Российская газета. N 266. 24.11.2016.. Составы введены в Главу 25, охраняемым родовым объектом которой является здоровье населения и общественная нравственность. Опять возвращается вопрос о том, насколько криминализация данных деяний обоснована. Какую общественную опасность представляет склонение спортсмена к употреблению допинга и использование допинговых средств в его отношении? Если бы каждый препарат таил в себе угрозу для здоровья спортсменов, то мы могли бы еще говорить о необходимости наличия данной статьи в УК РФ, но это не так(мельдоний и вовсе оказывает защитное действие). Ряд авторов подчеркивают, что указанные статьи ошибочно включены в данную главу ввиду того, что их непосредственным объектом являются общественные интересы в области спорта, связанные с использованием препаратов, запрещенных к применению и не обязательно причиняющих вред здоровью —Амиров И.М., Поезжалов В.Б. Совершенствование уголовного законодательства в сфере борьбы с допингом в спорте // Спорт: экономика, право, управление. 2016. N 4. С. 8-10.

. В пояснительной записке к законопроекту говорится о том, что статья изложена по аналогии со ст. 230 УК РФ, в которой говорится о склонении к употреблению наркотических средств и психотропных веществ. Вряд ли кто-то  поспорит о необходимости наличия в УК РФ данной статьи, так как наркотики – это бич всего общества, который рушит жизни людей, подрывает нравственность всего человечества, наносит неизгладимый вред здоровью. В УК РФ имеется ряд норм, запрещающих приобретение, сбыт, хранение и прочие действия с наркотиками. Часть допинговых препаратов, находящихся в запрещенном списке являются наркотиками по законодательству РФ, что позволяет за склонение к их употреблению наказывать по ст. 230 УК РФ. Также еще один аргумент против установления уголовной ответственности за склонение к допингу - курение как общественный феномен наносит гораздо больший ущерб здоровью и нравственности общества, нежели допинг и охватывает все сферы общественной жизни, а не только спортивное сообщество, но тем не менее склонение к нему до сих пор не криминализировано.  Это ещё раз иллюстрирует странную и избирательную логику законодателя, который использует уголовный закон в своих, возможно, политических интересах.

Однако все же ответственность для тренеров установлена и представляется необходимым рассмотреть основные признаки двух новых составов преступления.

Предметом обоих преступлений являются действия, так или иначе связанные с запрещенными субстанциями или(и) методами, список которых для целей применения ст.ст. 230.1 и 230.2 УК РФ утвержден отдельным Постановлением ПравительстваРФ от 28.03.2017. —Постановление Правительства РФ от 28.03.2017 N 339 "Об утверждении перечня субстанций и (или) методов,запрещенных для использования в спорте, для целей статей 230.1 и 230.2 Уголовного кодекса Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. № 14. 03.04.2017. ст. 2074.

. В том случае, если вещества являются наркотическими или психотропными и одновременно в соответствии с Приказом Миниспорта «О запрещенном списке» входят в данный список, тогда все деяния, связанные с данными субстанциями будут квалифицироваться не по специальным нормам ст. ст. 230.1 и 230.2 УК РФ, а по общим нормам УК РФ(ст. ст. 228 – 228.4 и ст. 234).

Объективная сторона ст. 230.1 УК РФ представляет собой склонение спортсмена к использованию запрещенных средств и методов(кроме наркотических – ст. 230 УК РФ). В примечании определено, что будет являться склонением - любые умышленные действия, способствующие использованию спортсменом запрещенной субстанции и (или) запрещенного метода любым путем, в том числе путем обмана, уговоров, советов, указаний, предложений, предоставления информации либо запрещенных препаратов, устранения препятствий к их использованию. Что касается объективной стороны ст. 230.2, то она заключается в использовании в отношении спортсмена независимо от его согласия запрещенных препаратов(кроме тех, использование которых не является нарушением антидопингового правила). Исходя из данных формулировок сложно определить и разграничить сферу применения данных статей. Например, в такой ситуации: обманным путем тренер дает спортсмену под видом витамин допинг и спортсмен принимает его, ни о чем не догадываясь. Исходя из диспозиции ст. 230.1 тренер совершает умышленное действие, которое способствует употреблению допинга спортсменом путем обмана, следовательно, данное деяние может быть квалифицировано по ст. 230.1. Однако, представляется, что по ст. 230.2 УК РФ мы также можем квалифицировать вышеназванное деяние.

Проблема заключается в первую очередь в том, что исходя из формулировки состава ст. 230.1 непонятно, в какой момент деяние считается оконченным. Некоторые авторы отмечают, что данное преступление имеет формальный состав и является оконченным с момента совершения указанных действий специальным субъектом независимо от того, употребит или нет спортсмен запрещенные препараты в дальнейшем —Федоров А.В. Уголовная ответственность за склонение к использованию допинга // Российский следователь. 2017. N 11. С. 38 - 43.. В литературе также имеется и иная точка зрения: с момента, когда спортсмен воспользовался или попытался воспользоваться запрещенным средством —Комментарий к изменениям и дополнениям Уголовного кодекса Российской Федерации (2014–2017) / Грачева Ю.В., Князев А.Г., Чучаев А.И. М.:Контракт. 2017. С. 161.. Исходя из возникающих противоречий, уголовный закон нуждается в доработке и уточнении. По нашему мнению, первая точка зрения является наиболее приемлемой, ввиду того, что в целях борьбы с допингом при использовании для этого мер уголовной ответственности, данный подход будет наиболее приемлемым. Однако даже путем закрепления в законе формального подхода, проблема разграничения составов не решится, ввиду того, что термин «использование в отношении спортсмена» ст. 230.2 УК РФ законодатель никак не раскрывает, не имеется даже отсылочной нормы в законодательстве, которой можно было бы воспользоваться при толковании данного понятия. А.В. Федоров полагает, что исходя из толкования ФЗ «О физической культуре спорте»(п. 8 ч. 3 ст. 26), в котором использование, назначение, применение перечисляются как альтернативные действия, назначение и попытка назначения специальным субъектом спортсмену не подпадают под состав 230.2 УК РФ —Федоров А.В. Уголовная ответственность за использование в отношении спортсмена допинга // Российский следователь. 2017. N 12. С. 34 - 39.. Данная ситуация представляется достаточно абсурдной, ввиду того, что Кодекс ВАДА предусматривает для специальных субъектов правонарушение по ст. 2.8, которое заключается в назначении запрещенных препаратов спортсмену и раскрывается, что термин назначение охватывает предоставление, поставку, контроль, содействие, иной вид участия в использовании или попытке использования другим лицом запрещенной субстанции или запрещенного метода. Непонятно, с какой целью законодатель в ФЗ «О физической культуре» сузил по сравнению с Кодексом ВАДА толкование понятия назначение и закрепил в ст. 230.1  УК РФ термин «использование» без каких-либо пояснений. Поэтому сейчас, вышеназванный пример, когда тренер обманывает спортсмена и дает ему допинг под видом витаминов может квалифицироваться двояко:

  1. Спортсмен принимает – 230.1 УК РФ или 230.2 УК РФ
  2. Спортсмен не принимает – 230.1 УК РФ или покушение на 230.2 УК РФ

Представляется, что данная терминологическая путаница не является эффективным механизмом, сдерживающим допинг, и нуждается в корректировке.

Что касается субъектов обоих преступлений, то законодатель устанавливает ответственность для специальных лиц – специалистов в области физической культуры и спорта. То есть, спортсмен, склоняющий другого спортсмена к использованию допинга, будет также совершать уголовно-наказуемое деяние. Возможно, справедливым было бы не ограничивать действие данной нормы и предусмотреть подобную ответственность для всех лиц, склоняющих спортсменов к употреблению допинга.

Субъективная сторона  преступлений по ст.ст. 230.1 и 230.2 УК РФ предусмотрена в виде умысла: лицо осознает, что склоняет спортсмена к потреблению субстанции и (или) метода или что использует в отношении спортсмена допинговые средства, предвидит, что нарушает антидопинговое законодательство, и желает наступления ожидаемых результатов.

Также ч. 2 ст. 230.1 содержит квалифицированные составы, наказания за которые более строгое, нежели по ч. 1 ст. 230.1. Признаки квалифицированных составов: совершение преступления против несовершеннолетнего, совершение преступления группой лиц по предварительному сговору, совершение преступления путем шантажа, насилия или угрозы насилия. Странно то обстоятельство, что ст. 230.2 не предусматривает подобных квалифицированных составов.

Часть 3 ст. 230.1 и ч. 2  ст. 230.2 содержат составы, конститутивными признаками которых является причинение смерти по неосторожности или иного тяжкого вреда. Фактически законодатель опять возвращает нас к проблеме казуистичности уголовного закона. С.Г. Келина отмечает, что уголовный закон за последнее время содержит большое количество избыточных норм —Келина, С. Г. Некоторые аспекты теории криминализации // Проблемы уголовной политики и уголовного права. М., 1994. С. 71-73.. Так и в нашем случае, возникает вопрос, с какой целью законодатель сконструировал данный состав, если имеется ст. 109 УК РФ, которая, как представляется, подлежит применению, если тренер содействовал в употреблении допинга спортсменом, что повлекло летальный исход; и ст. 119 УК РФ, если употребление допинга по вине тренера причинило тяжкий вред здоровью спортсмена?  Санкции статей 119 и 109 устанавливают максимально лишение свободы на срок до 3-х лет. В ст.ст. 230.1 и 230.2 лишение свободы может быть назначено также до 3х лет, однако предусмотрено дополнительное наказание в виде лишения права заниматься определенной деятельностью. Представляется, что в случае совершения вышеназванных деяний тренер, спортивный врач и без того понесет спортивную ответственность, которая выражается в дисквалификации. Следовательно, наличие подобных составов при наличии общих норм,  предусмотренных главой 16 УК РФ, излишне.

Вышеназванный анализ норм ст. ст. 230.1 и 230.2 УК РФ, позволяет сделать закономерный вывод об их несовершенстве, что обусловлено, возможно, тем, что данные составы были введены в ускоренном порядке в условиях допингового скандала, связанного с Олимпиадой 2016 г. в Рио.

С процессуальной точки зрения применение указанных норм также является весьма затруднительным, ввиду того, что до сих пор остается неясно, может ли суд руководствоваться решениями антидопинговых организаций и брать за основу факты, установленные ими. Также в Кодексе ВАДА и ОАП свои стандарты доказывания и они не соотносятся с презумпцией невиновности, провозглашенной УК РФ. Ввиду нечетких формулировок любое склонение спортсмена и использование в его отношении допинга будет являться нарушением ст. 2.8 ОАП и Кодекса ВАДА, так формулировка «назначение» является достаточно широкой, поэтому при наличии решения антидопинговой организации о привлечении тренера к спортивной ответственности будет являться автоматическим основанием для привлечения к уголовной ответственности или предварительное следствие самостоятельно будет определять виновность тренерского штаба в конкретном нарушении?

Ввиду таких законодательных процессуальных несосотыковок и несовершенства законодательной техники построения норм ст. ст. 230.1 и 230.2 УК РФ, они фактически являются мертворожденными: ни одного случая применения за 1,5 года их существования —См. Доп. информация к разделу ст. 230.1 УК РФ // Сайт СПС-Консультант Плюс.[Электронный ресурс].URL:http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=query&REFDOC=291258&REFBASE=LAW&REFPAGE=0&REFTYPE=CDLT_CHILDLESS_CONTENTS_ITEM_MAIN_BACKREFS&ts=1536015243953731508&mode=backrefs&REFDST=2172#03584869241211488 (Дата обращения 22.04.2018); Доп. информация к разделу ст. 230.2 УК РФ // Сайт СПС-Консультант Плюс.[Электронный ресурс].URL:http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=query&REFDOC=291258&REFBASE=LAW&REFPAGE=0&REFTYPE=CDLT_CHILDLESS_CONTENTS_ITEM_MAIN_BACKREFS&ts=12790152439600827708&mode=backrefs&REFDST=2184#024888988395106493 (Дата обращения 22.04.2018).. Исследователи отмечают, что принятие данных законоположений изначально было обречено на провал:  профессор МГЮА А. Мохов говорит о том, что к проблеме допинга необходим комплексный подход и в первую очередь определенность в понятийном аппарате, методах расследования и пр. —Закон о допинге: спасение спорта от заразы или лишняя нагрузка для судов? // Сайт Закония. [Электронный ресурс].URL:http://www.zakonia.ru/theme/zakon-o-dopinge-spasenie-sporta-ot-zarazy-ili-lishnjaja-nagruzka-dlja-sudov-10-11-2016/all/1/sort/asc (Дата обращения 11.04.2018).. С этим невозможно не согласиться, потому что прежде чем браться за самый карательный рычаг в государстве(уголовный закон) необходим комплексный анализ всех уже существующих положений законодательства в их взаимосвязи и единстве, чтобы обеспечить действительно эффективный, а главное работающий механизм правоприменения, способный на должном уровне обеспечить соблюдение прав человека и гражданина. В целом уголовный запрет и криминализация, по нашему мнению, не являются оправданными, ввиду того, что допинг как феномен, является действительно бичем спортивного сообщества, однако не обладает должной степенью общественной опасности для помещения его в УК РФ, а санкции со стороны антидопинговых организаций в виде дисквалификации и так лишают спортсменов и тренеров возможности заниматься своим видом профессиональной деятельности. Некоторые специалисты в области спортивного права говорят в этой связи о том, что, учитывая факт того, что как в России, так и в остальных странах допинг сейчас принимается централизованно и для этого создаются особые лаборатории, необходимо разрабатывать механизмы уголовной ответственности для лиц, организующих подобные лаборатории и чиновников, покрывающих их существование, а не для спортсменов и их персонала —Кого наказывать за допинг// Сайт Ведомости. [Электронный ресурс].URL:https://www.vedomosti.ru/opinion/articles/2016/04/11/637125-kogo-nakazivat-doping (Дата обращения 13.04.2018)..

Заключение

В заключении стоит отметить, что комплексное исследование механизмов ответственности спортсменов и тренеров за допинговые нарушения позволяет сделать ряд важных для совершенствования законодательства, направленного на борьбу с допингом, выводов.

В первую очередь, в данной работе было проанализировано как международное, так и национальное регулирование вопросов спортивной ответственности и определено, что понятия «общероссийские антидопинговые правила» и «международные антидопинговые правила» являются собирательными и в их состав включаются помимо ОАП и Кодекса ВАДА ряд иных значимых документов, обязательных к соблюдению как спортсменами, так и тренерами. Также был определен приоритет Кодекса ВАДА над ОАП: данный документ обладает большей юридической силой. В работе подчеркнута особая роль Олимпийской хартии, так как подобный акт международного права устанавливает особую ответственность для атлетов и тренеров, которая заключается в возможности МОК отказать им в приглашении на ОИ даже без наличия официально-установленного нарушения антидопинговых правил.

Во-вторых, в данном исследовании установлено, что спортивная ответственность является новым специфическим видом юридической ответственности ввиду того, что государство делегирует свои законодательные полномочия с последующим санкционированием актов и полномочия по привлечению к ответственности специализированным организациям(РУСАДА, КАС). Также в настоящем исследовании были проанализированы составы допинговых нарушений, входящие в Кодекс ВАДА, и был сделан вывод о том,  что их перечень необоснованно широк, а формулировки не достаточно совершенны, что приводит к нарушению прав спортсменов и тренеров. Помимо этого в работе рассмотрены основные санкции за допинг и порядок их установления.

Отдельная глава исследования была посвящена анализу иных видов ответственности спортсменов и тренеров за допинг в РФ. Так, что касается вопросов трудоправовой ответственности, то необходимо скорректировать ст. 348.11 ТК РФ, содержащей дополнительное основание привлечения к дисциплинарной ответственности спортсмена, а именно прекращения трудового договора с ним. Представляется, что целесообразно закрепить следующую формулировку 2го основания в ст. 348.11 ТК РФ: привлечение спортсмена к спортивной ответственности в виде дисквалификации за нарушение спортсменом, в том числе однократное, общероссийских антидопинговых правил и (или) антидопинговых правил, утвержденных международными антидопинговыми организациями по решению соответствующей антидопинговой организации. Что касается тренеров, то формулировки ст. 348.11-1 ТК РФ являются приемлемыми и в изменении не нуждается. Что касается материальной ответственности, то ст. 348.12 не устанавливает её дополнительных оснований для спортсмена и совершение допингового нарушения спортсменом и увольнение за него с выплатой компенсации работодателю, предусмотренной договором, не является материальной ответственностью.

Касательно такого механизма борьбы с допингом, как административная ответственность, в работе сделан вывод о том, что необходимо пересмотреть формулировки ст. 6.18 КоАП РФ, так как объективная сторона деяния совпадает со ст. 230.1 УК РФ и ст. 230.2 УК РФ. Также целесообразным будет скорректировать субъектный состав уже имеющихся нарушений, а именно - путем его расширения. Заменить дисквалификацию в качестве административного наказания на административный штраф: установить более строгий размер штрафа для тренеров, врачей и иных специалистов в области физкультуры по сравнению с иными субъектами.

Касательно уголовной ответственности, то в работе обосновывается, почему её установление для спортсменов и тренеров не является оправданным, а также критикуется юридическая техника составов ст.ст. 230.1 и 230.2 УК РФ, выявляются основные проблемные факторы: формулировка объективной стороны статей; субъектный состав, нецелесообразное введение составов с двумя формами вины(ч. 3 ст 230.1 и ч. 2 ст. 230.2 УК РФ). Также в исследовании делается вывод о том, что применение данных новых норм затруднено еще и с процессуальной точки зрения, поэтому указанные статьи фактически являются мертворожденными.

Таким образом, подводя итог всему вышесказанному, стоит отметить, что проанализированные нами механизмы юридической ответственности являются не достаточно эффективными и обладают рядом значительных проблем. Государству в свете растущего количества случаев употребления допинга российскими спортсменами не стоит принимать скоропостижные решения(пр. установление уголовной ответственности), а необходимо проводить масштабные исследования в области спортивного права, которые позволят выработать комплексный подход к проблеме допинга и к выработке механизмов борьбы с данным явлением, что приведет к сокращению количества допинговых нарушений.

Библиография

Нормативно-правовые акты:

  1. Конвенция Совета Европы против применения допинга от 16 ноября 1989 года N 135 // Бюллетень международных договоров. № 2. 2000.
  2. Международная конвенция ЮНЕСКО о борьбе с допингом в спорте от 19.12.2005 // Бюллетень международных договоров. №9. 2007.
  3. Олимпийская хартия Международного олимпийского комитета (ред. 2007 г.) [Электронный ресурс].URL:http://roc.ru/upload/documents/team/charter/olimpiyskaia-hartiia-15-sentiabria-2017.pdf (Дата обращения: 02.04.2018)
  4. Всемирный антидопинговый кодекс в ред. от 2015 г. // Сайт РУСАДА . [Электронный ресурс].URL:http://rusada.ru/upload/iblock/fcd/Всемирный%20антидопинговый%20кодекс%202015.pdf (Дата обращения 03.04.2018.)
  5. Международные стандарты // Сайт РУСАДА. [Электронный ресурс].URL: http://rusada.ru/documents/international-standards/  (Дата обращения 03.04.2018.)
  6. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 N 63-ФЗ (с изми доп., вступв силу с 19.02.2018) // Российская газета. N 113. 18.06.1996.
  7. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30.12.2001 N 195-Ф (с изми доп., вступв силу с 14.04.2018) // Российская газета. N 256. 31.12.2001.
  8. Трудовой кодекс Российской Федерации от 30.12.2001 N 197-ФЗ (с изм. и доп., вступ. в силу с 16.02.2018) // Российская газета. N 256. 31.12.2001.
  9. Федеральный закон от 27 декабря 2006 г. N 240-ФЗ "О ратификации Международной конвенции о борьбе с допингом в спорте" // Российская газета. 31.12.2006. № 297.
  10. Федеральный закон от 04.12.2007 № 329-ФЗ "О физической культуре и спорте в Российской Федерации" (с изм. и доп., вступ. в силу с 16.12.2017) // Российская газета . № 276. 08.12.2007.
  11. Федеральный закон от 22.11.2016 N 392-ФЗ "О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (в части усиления ответственности за нарушение антидопинговых правил)"// Российская газета. N 266. 24.11.2016.
  12. Постановление Правительства РФ от 28.03.2017 N 339 "Об утверждении перечня субстанций и (или) методов,запрещенных для использования в спорте, для целей статей 230.1 и 230.2 Уголовного кодекса Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. № 14. 03.04.2017. ст. 2074.
  13. Приказ Минспорттуризма РФ от 13.05.2009 № 293 (с изм. и доп., вступ. в силу с 14.06.2011) "Об утверждении Порядка проведения допинг-контроля" //Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти". № 40. 05.10.2009.
  14. Приказ Минспорта России от 09.08.2016 № 947(с изм. и доп., вступ. в силу с 17.10.2016) "Об утверждении Общероссийских антидопинговых правил» //Сборник официальных документов и материалов Министерства спорта РФ. № 8. 2016.
  15. Приказ Минспорта России от 06.12.2017 № 1052 "Об утверждении перечней субстанций и (или) методов, запрещенных для использования в спорте" //http://www.pravo.gov.ru, 12.01.2018.
  16. Правила соревнований по легкой атлетике 2016-2017 гг. // Сайт Легкая атлетика России [Электронный ресурс]URL: http://www.rusathletics.com/img/files/docs/iaaf/iaaf_pravila_20162017.pdf (Дата обращения 02.03.2018).

Монографическая и учебная литература:

  1. Административная ответственность : учебник для магистров / Отв. Ред. А. Б. Агапов М.: Юрайт, 2015.
  2. Арямов А.А., Колыванцева М.А.Альтернативные формы решения уголовно-правового конфликта. М.: Юрлитинформ, 2017.
  3. Деятельность медицинского персонала и спортсмена в рамках противодействия применению допинга в спорте и борьбе с ним. Учебно-методическое пособие. / Отв. ред. В.В, Уйба.  М.: РАСМИРБИ, 2015.
  4. Комментарий к изменениям и дополнениям Уголовного кодекса Российской Федерации (2014–2017) / Грачева Ю.В., Князев А.Г., Чучаев А.И. М.: Контракт. 2017.
  5. Кулапов В.Л. Теория государства и права.Саратов: Саратовская государственная академия права, 2011.
  6. Международное публичное право: учебник / Отв. ред. К. А. Бякишева. М.: Проспект, 2003.
  7. Петров А. Я. Дисциплинарная ответственность работников: практ. пособие. М: Издательство Юрайт, 2018.
  8. Погосян Е.В.  Формы разрешения спортивных споров: научное исследование.М.: Волтерс Клувер, 2011.
  9. Система подготовки спортсменов в олимпийском спорте. Общая теория и её практические приложения: учебник (для тренеров): в 2 кн. / Под ред. В.Н. Платонов. Киев: Олимпийская литература, 2015.
  10. Спортивное право России. Правовые основы физической культуры и спорта: учебник для студентов вузов /С.В. Алексеев; Под ред. П.В. Крашенинникова 2-е изд., М.: Юнити-Дана, 2012.
  11. Спортивное право России: учебник для магистров / Блажеев В. В., Байрамов В. М. [и др.]; отв. ред. Д. И. Рогачев. М.: Проспект, 2016.
  12. Шевченко О.А. Правовая доктрина регулирования труда  в сфере профессионального спорта и пути ее реализации в России М.: Проспект, 2015.

Диссертационные исследования:

  1. Кузнецов Ю.А.Трудоправовая ответственность: понятие; виды: Дис. …канд. юрид. наук. Пермь, 2005.
  2. Леонов А.С. Правовое регулирование труда спортсменов и тренеров: проблемы и перспективы развития:Дис. …канд. юрид. наук.Москва, 2009.
  3. Сараев В.В. Уголовно-правовая охрана современного профессионального спорта в России:Дис…кандюриднаук. Омск, 2009.

Научные статьи, публикации в журналах и сборниках, периодических изданиях:

  1. Амиров И.М. Особенности юридической ответственности в сфере спорта: к постановке проблемы // Общество и право. 2010. №4. С. 120-126.
  2. Амиров И.М., Поезжалов В.Б. Совершенствование уголовного законодательства в сфере борьбы с допингом в спорте // Спорт: экономика, право, управление. 2016. N 4. С. 8-10.
  3. Брусникина О.А., Песков А.Н. Правовые проблемы борьбы с допингом в профессиональном спорте // Государство и право. Теория и практика. 2014. N 9. С 117-129.
  4. Булаевский Б. А. Презумпция вины как основание принципа строгой ответственности в антидопинговых правилах // Журнал зарубежного законодательства и сравнительного правоведения. 2012. № 5. С. 99-101
  5. Глущенко Н. В. Проблемы употребления допинга в современном спорте // Педагогика, психология и медико-биологические проблемы физического воспитания и спорта. 2006. №7. С 69-71.
  6. Евсеев С. П. Критический анализ базовых понятий антидопингового кодекса // Ученые записки университета Лесгафта. 2016. №9. С 46-56.
  7. Жабин Н.А. Административная ответственность в области спорта // Административное право и процесс. 2014. N 2. С. 12-15.
  8. Захарова Л. И. Всемирное антидопинговое агентство как субъект международного спортивного права  // Материалы четвертой международной научно-практической конференции «Спортивное право: перспективы развития»: МГЮА. 2010. С. 36-41.
  9. Ищенко С.А.Размышления о перспективах правового регулирования в российском и международном спортивном движении // Административное право и процесс. 2017. N 2. С. 14-19.
  10. Келина, С. Г. Некоторые аспекты теории криминализации // Проблемы уголовной политики и уголовного права. М., 1994. С. 71-73.
  11. Кудашова И. В. Административная ответственность за правонарушения в сфере подготовки спортсменов // Вестник Казанского юридического института МВД России. 2015. №1. С. 28-33. 
  12. Лукашук, И. И. Международное «мягкое» право // Государство и право. 1994. № 8-9. С. 159-167.
  13. Мизяков А.А. Криминализация и декриминализация в уголовном праве // Бизнес в законе. 2009. №5. С 165 -167.
  14. Панагиотопулос Д. Уголовная ответственность за допинг по законодательству Греции // Спорт: экономика, право, управление. 2011. N 4. С. 29-30.
  15. Прокопец М.А. Спортивная ответственность и спортивные санкции // Материалы международной научно-практической конференции «Спортивное право: перспективы развития» 29 июня 2007 г.. М.. 2007. С. 131-135.
  16. Сохин Ю. Г. Олимпийская хартия как правовая основа функционирования МОК // Вестник РУДН. 2003. №2. С. 90-94.
  17. Стависский П.Р. Дополнительные меры воздействия в трудовом праве // Советское государство и право. 1985. № 5. С. 68-73.
  18. Стасеев Е.Е. Ответственность за допинг в спорте // Спорт: экономика, право, управление. 2010. N 3. С. 18-20.
  19. Федоров А.В. Уголовная ответственность за склонение к использованию допинга // Российский следователь. 2017. N 11. С. 38-43.
  20. Федоров А.В. Уголовная ответственность за использование в отношении спортсмена допинга // Российский следователь. 2017. N 12. С. 34-39.

Иные источники:

  1. Введя уголовную ответственность, мы решим проблему допинга в России // Сайт Закония. [Электронный ресурс].URL: http://www.zakonia.ru/blog/288959/107888 (Дата обращения 11.04.2018).
  2. Доп. информация к разделу ст. 230.1 УК РФ // Сайт СПС-Консультант Плюс. [Электронный ресурс].URL:http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=query&REFDOC=291258&REFBASE=LAW&REFPAGE=0&REFTYPE=CDLT_CHILDLESS_CONTENTS_ITEM_MAIN_BACKREFS&ts=1536015243953731508&mode=backrefs&REFDST=2172#03584869241211488 (Дата обращения 22.04.2018).
  3. Доп. информация к разделу ст. 230.2 УК РФ // Сайт СПС-Консультант Плюс.[Электронный ресурс].URL:http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=query&REFDOC=291258&REFBASE=LAW&REFPAGE=0&REFTYPE=CDLT_CHILDLESS_CONTENTS_ITEM_MAIN_BACKREFS&ts=12790152439600827708&mode=backrefs&REFDST=2184#024888988395106493 (Дата обращения 22.04.2018).
  4. Закон о допинге: спасение спорта от заразы или лишняя нагрузка для судов? // Сайт Закония. [Электронный ресурс].URL:http://www.zakonia.ru/theme/zakon-o-dopinge-spasenie-sporta-ot-zarazy-ili-lishnjaja-nagruzka-dlja-sudov-10-11-2016/all/1/sort/asc (Дата обращения 11.04.2018).
  5. Кого наказывать за допинг// Сайт Ведомости. [Электронный ресурс].URL:https://www.vedomosti.ru/opinion/articles/2016/04/11/637125-kogo-nakazivat-doping (Дата обращения 13.04.2018).
  6. Милдронат — не допинг и даже не витамин // Сайт Росбалт. [Электронный ресурс].URL: http://www.rosbalt.ru/world/2016/03/11/1497078.html (Дата обращения 3.04.2018).
  7. МОК без объяснения причин отстранил ведущих российских спортсменов от Зимних Игр в Пхенчхане // Сайт Первый канал. [Электронный ресурс]. URL: https://www.1tv.ru/news/2018-01-28/340154-mok_bez_ob_yasneniya_prichin_otstranil_veduschih_rossiyskih_sportsmenov_ot_zimnih_igr_v_phenchhane (Дата обращения 10.04.2018).
  8. МОК: решение CAS не означает автоматический допуск 28 россиян на Игры в Пхёнчхане // Сайт ТАСС. [Электронный ресурс].URL: http://tass.ru/sport/4921443 (Дата обращения 20.04.2018).
  9. РУСАДА подтвердило, что антидопинговая лаборатория Москвы приостановила свою деятельность // Сайт ТАСС. [Электронный ресурс].URL: http://tass.ru/sport/2422499 (Дата обращения 03.04.2018).
  10. Светлана Мастеркова: Закон о допинге нужен. Но другой // Сайт Свободная Пресса. [Электронный ресурс].  URL: http://svpressa.ru/sport/article/9960/ (Дата обращения: 27.04.2016).
  11. Спортивная ответственность, спортивные правонарушения и спортивные санкции // Сайт Юридическая компанияSILA [Электронный ресурс].URL: http://ru.silalawyers.com/научная-статья-спортивная-ответстве/ (Дата обращения 03.04.2018).
  12. Спортивный юрист: зарубежный опыт уголовных наказаний за допинг не приводит к ощутимым результатам // Сайт Газета ру. [Электронный ресурс].URL:https://www.gazeta.ru/sport/news/2016/10/11/n_9208421.shtml  (Дата обращения 13.04.2018).
  13. Трудовой Кодекс РФ с комментариями // [Электронный ресурс]. URL:http://otkrf.ru/ (Дата обращения 02.04.2018).




Похожие работы, которые могут быть Вам интерестны.

1. Правовые основы гражданской ответственности за нарушение антимонопольного законодательства

2. ВИДЫ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА НАРУШЕНИЕ ОХОТИЧЬЕГО

3. Ответственность нефтяных организаций за нарушение экологического законодательства

4. Проблемные аспекты уголовной ответственности за нарушение избирательных прав

5. Особенности привлечения к ответственности субъектов малого и среднего предпринимательства за нарушения антимонопольного законодательства

6. Виды дисциплинарной ответственности

7. Виды ответственности за земельные правонарушения

8. Понятие и виды юридической ответственности

9. Виды международно-правовой ответственности

10. Понятие и виды гражданско-правовой ответственности