Формирование пользовательских данных



Содержание

Введение

В настоящее время, под влиянием технического прогресса, активно изменяется информационный ландшафт окружающего мира. Факторы, имевшие ранее незначительное влияние на реципиента информации, в ходе внедрения новых систем сбора, анализа и структурирования информации, занимают все более и более весомые позиции.

Широкое распространение информационных технологий и приравнивание уже на надгосударственном —   Report of the Special Rapporteur on the promotion and protection of the right to freedom of opinion and expression, Frank La Rue. 2011, New York, General Assembly of United Nations. A/HRC/17/27.Режим доступа – по ссылке (дата обращения: 19.03.2018):

http://www2.ohchr.org/english/bodies/hrcouncil/docs/17session/A.HRC.17.27_en.pdf уровне права на доступ к сети Интернет к базовым правам человека оказывает решающее влияние на размер аудитории указанной сети, которая продолжает неуклонно расти. Так, по прогнозам Международного союза электросвязи —Measuring the Information Society Report. Vol. 1.  2017, Geneve, International Telecommunication Union.

Режим доступа – по ссылке (дата обращения: 19.03.2018):

https://www.itu.int/en/ITU-D/Statistics/Documents/publications/misr2017/MISR2017_Volume1.pdf, осуществляющего, среди прочего, измерения информационного общества, к концу 2017 года общее число пользователей сети Интернет в мире должно было достичь 3,5 миллиардов человек. Исходя из более актуальных данных, представленныхMiniwattsMarketingGroup —Режим доступа – по ссылке (дата обращения: 19.03.2018):https://www.internetworldstats.com/stats.htm, на 31 декабря 2017 года в мире насчитывалось 4,1 миллиарда пользователей сети Интернет. Так или иначе, примерно половина мирового населения на настоящий момент пользуется сетью Интернет.

Вместе с ростом аудитории растет и число пользователей популярных интернет-сервисов. К примеру, только месячное числоактивныхпользователей социальной сетиFacebook на 31 декабря 2017 года составляло 2,13 миллиарда человек —Facebook Reports Fourth Quarter and Full Year 2017 Results. 2018, MENLO PARK, Calif., PRNewswire.

Режим доступа – по ссылке (дата обращения: 19.03.2018):https://s21.q4cdn.com/399680738/files/doc_news/Facebook-Reports-Fourth-Quarter-and-Full-Year-2017-Results.pdf. Другой гигант информационных технологий,AlphabetInc., в годовом отчете о своей деятельности указывает, что каждый из сервисовGoogle, а именно:Android,Chrome,Gmail,GoogleMaps,GooglePlay,Search,YouTube, имеет более миллиарда месячныхактивныхпользователей —Alphabet Inc. ANNUAL REPORT PURSUANT TO SECTION 13 OR 15(d) OF THE SECURITIES EXCHANGE ACT OF 1934 For the fiscal year ended December 31, 2017. 2018, Washington, D.C., UNITED STATES SECURITIES AND EXCHANGE COMMISSION.

Режим доступа – по ссылке (дата обращения: 19.03.2018):https://abc.xyz/investor/pdf/20171231_alphabet_10K.pdf.

Для подобных приведенным в примерах сервисов аудитория становится в первую очередь важным экономическим активом, и, не в последнюю очередь, из-за того, что позволяет крупным интернет-компаниям предлагать вторичные продукты (если под основным продуктом такой компании мы понимаем сам сервис). Рынок таких «вторичных» продуктов определяется и неразрывно связан с технологическими возможностями сбора и анализа информации о пользователях, «сетевых следов», которые оставляет каждый пользователь будь то определенного сервиса или сети Интернет в целом.

Так, на этапе зарожденияWeb 2.0, как новой концепции развития интернет-технологий, инструментарий, применявшийся для ведения интернет-статистики был весьма скуден: администраторы интернет-сайтов могли использовать счетчики посещений, узнать страну посетителя и некоторые другие незначительные технические подробности. Естественно, для рынка «вторичных» продуктов на этом этапе имели значение именно такие показатели, так как иные практически отсутствовали.

С началом активного использования «куки»-файлов, распространением новых способов организации веб-сервисов, стандартизацией движков для отображения веб-страниц, количество информации, получаемой при посещении пользователем сайта увеличивается. Соответственно, возникают и инструменты, позволяющие эту информацию анализировать, а также делать на её основе те или иные выводы.

С появлением социальных сетей, предоставляющих свободный доступ к своемуAPI для разработчиков/администраторов сайтов и тем самым позволяющих встраивать виджеты на страницы сайтов, стало возможным не только относительное профилирование интернет-пользователей, но также и сопоставление полученной информации с определенной личностью.

В результате, описанный рынок «вторичных» продуктов интернет-сервисов получает огромный толчок: имея информацию о поведении, предпочтениях аудитории намного легче продавать рекламу, статистику, да и саму информацию.

Таким образом,актуальностьданной работы обусловлена тем, что в настоящий момент существует огромный по своим масштабам оборот пользовательских данных, собираемых, хранимых, передаваемых и обрабатываемых. В большинстве своем, такой оборот имеет межюрисдикционный характер и, ввиду технической сложности вопроса, зачастую трудно поддается любому контролю, что создает проблемы как в сфере применения законодательства о персональных данных, так и в сфере интеллектуальной собственности.

Объектомисследования являются общественные отношения возникающие в процессе формирования пользовательских данных, а также в процессе их использования субъектами этих отношений, в том числе третьими лицами.

Предметомисследования выступают проблемы и перспективы регулирования правового режима пользовательских данных, сгруппированные автором в три взаимосвязанных блока по субъектному признаку.

Методологическуюбазу исследования составляют общенаучные методы познания, а также аналитический, формально-логический, социологический и сравнительно-правовой методы.

Новизнатемы исследования объясняется как её актуальностью, так и низкой степенью проработанности научным сообществом.

Кроме того, перспективы формирования правового режима больших пользовательских данных, наравне с большими данными, активно обсуждают на дискуссионных площадках, таких как Форум Сколково, Петербургский Международный Юридический Форум, материалы которых также использованы при подготовке настоящей работы. В связи с широким освещением СМИ возможного принятия закона «о больших данных» имеет место и общественная дискуссия.

Первая глава настоящего исследования посвящена определению понятия больших пользовательских данных, а также поиске места этого понятия в системе информационных объектов.

Предметом анализа во второй главе является предпосылки возникновения такого объекта как большие пользовательские данные и рассмотрение основных элементов правовой природы этого объекта.

В третьей главе описываются существующие подходы к регулированию схожих отношений в законодательстве ЕС и США, после чего анализируются позиции представителей различных сторон, интересы которых сталкиваются при определении наиболее эффективного и благоприятного подхода к регулированию больших пользовательских данных.

ГлаваI

Понятие «Больших пользовательских данных»

1. О месте информации в системе объектов гражданских прав

Рассуждения о таких понятиях как «Большие данные», «Большие пользовательские данные» очень трудно вести в отрыве от контекста, в котором эти понятия существуют.

1.1. Информация и данные.

Как отмечено Седякиным В.П., практически любая научная работа по информационной проблематике начинается с раздела, посвященного «развитию содержания категории «информация» — Седякин В.П. Информация и знания // Научные ведомости Белгородского государственного университета. 2009.N 8.. Применительно к настоящей работе, верным шагом будет не отходить от сложившейся академической традиции и задать контекст для правового исследования, проанализировав содержание категории «информация». Также, учитывая широкое использование и практически смешение понятий «информация» и «данные» в условиях технологического развития общества, это позволит более четко очертить исследуемый объект.

Информация всегда находилась и находится в неразрывной связи с любой деятельностью человека. Различные научные подходы к понятию информации, сформировавшиеся лишь вXX веке —  Стоит выделить труды таких ученых, как Н. Винер, К. Шеннон, Л. Бриллюэн, У. Эшби., так и не смогли достичь полного и всестороннего определения этого понятия. Такая неопределенность есть следствие идеальной природы информации: она неотрывна от человеческого сознания, является отражением внешнего мира и создается в результате восприятия явлений этого внешнего мира.

Однако, широкое разнообразие подходов к определению информации отнюдь не означает, что предмет досконально исследован. Информация для нас – это в первую очередь то, что транслируется окружающим миром и то, что мы получаем в результате восприятия.

То есть, в широком значении, абстрактном, информация является атрибутом внешнего мира, материи, которая формирует окружающую нас действительность. Однако атрибутивная концепция информации,  сформированная такими учеными как Кузнецов Н. А., Полонников Р. И. —Кузнецов Н.А., Полонников Р.И., Юсупов Р.М.. Состояние, перспективы и проблемы развития информатики // Проблемы информатизации. Теоретический и научно-практический журнал. 2000.N 1., не отражает полной её природы. Так, констатируется лишь наличие информации как таковой, существующей вне нашего познания и обретающей объективность только в процессе её восприятия человеком. Тогда же и только тогда, когда информация, как атрибут материи, воспринимается нами, становится объектом нашего мышления, появляется возможность осуществлять с ней операции.

Информация, прошедшая через фильтры нашего познания, фиксируется в первую очередь в нашем мышлении, однако не обретает объективной формы, а лишь приводится в осмысленную, структурированную форму.

Однако, для целей настоящего исследования, также, как и права в целом, как отрасли науки, философский подход к пониманию информации слишком абстрактен. Право, как социальный регулятор, оперирует такими явлениями и феноменами, аспекты которых находят свое отражение в общественных отношениях и человеческой деятельности.

Говоря об информации, как об объекте, многие ученые приходят к следующей классификации информации:

  1. Информация в широком смысле – абстрактное понятие, включающее в себя отражение всей окружающей действительности;
  2. Данные – структурированная информация, прошедшая через какой-либо фильтр, бывшая объектом восприятия и получившая свое отражение в какой-либо форме;
  3. Знания – качественно отличный от информации объект, получаемый в результате познания информации, содержащейся в данных. По своей природе, знания неотчуждаемы и некоммуницируемы и тесно связаны с субъектом познания – человеком. «Передавая» знания, человек в первую очередь передает информацию, но не сами знания;

Таким образом, наиболее подходящим для существующего информационного общества является такой объект как «данные». Стоит отметить, что в англоязычной литературе информация и данные гораздо более тесно связаны друг с другом, чем в понимании русскоязычного научного сообщества. Для многих русскоязычных ученых информация и данные являются по сути разными объектами. Данные принято считать более технологически ангажированной категорией, как представление информации в цифровом виде, то есть как одну из объективных форм информации. Однако, учитывая зарубежный подход к соотношению [Information <->Data], стоит отметить, что в понятие ‘Data’ входит не только цифровая форма информации, но и любая другая. Проводя аналогии с понятием информации в российской науке, особенно, в праве, можно отметить следующие  совпадения:

  1. И информация и данные относятся к фактам и являются результатом отражения измеримых и воспринимаемых явлений или объектов;
  2. Они являются отображением явлений, происходящих в окружающей нас действительности;
  3. Существуют в какой-либо объективной форме;
  4. Эта форма может изменяться и является инструментом передачи информации;

Таким образом, говоря об информации в какой-либо объективизированной форме, как о части социально сконструированной реальности, мы склонны отождествлять информацию и данные.

С другой стороны, существует более прагматический подход к соотношению понятий информации и данных. Так, используется технологический подход: данные представляются как совокупность символов, звуков. Выходит, что форма выражения информации – это и есть данные, а носитель данных таким образом отождествляется с носителем информации. Следующей ступенью качественного существования информации является восприятие этих данных. В результате восприятия формируются сведения – как представления о той информации, которая содержится в данных. Сама информация согласно такому подходу определяется через новизну сведений. То есть, то новое, что содержится в сведениях и является информацией.

Такой подход, хотя и логично отражает процесс познания и восприятия, и дает взглянуть на информацию с точки зрения её ценности, показывает лишь сугубо технологическую сторону природы информации.

Обращаясь к языку непосредственно, как к одному из инструментов построения социальной реальности человека, можно также отметить разнообразие подходов к определению информации.

Так, толковый словарь Ожегова содержит несколько значений слова «информация»:

  1. Сведения об окружающем мире и протекающих в нем процессах, воспринимаемые человеком или специальным устройством.
  2. Сообщения, осведомляющие о положении дел, о состоянии чего-нибудь.

Оксфордский же словарь английского языка чуть шире подходит к определению значения слова «информация». К примеру, одно из значений противопоставляет информацию данным (‘data’). Такое значение появилось у информации в связи с развитием информационных технологий. Одна из цитат, приведенных в качестве иллюстрации использования слова отсылает нас к «Компьютерному словарю»1970года —Anthony C. A dictionary of computers, by Anthony Chandor with John Graham, Robin Williamson.1970.: «Data is sometimes contrasted withinformation, which is said to result from the processing of data».(Данные иногда противопоставляются информации, которая, как отмечается, появляется в результате обработки данных.)

Обобщая приведенные подходы к определению информации, как общенаучные, так и технические, можно прийти к следующему выводу:

Информация – это очень широкое и общенаучное понятие, раскрывающее свои свойства только находясь в определенном контексте, который в свою очередь зависит от отрасли науки, оперирующей данным понятием. Информация, исходя из синтеза подходов к определению данного понятия, проявляет себя на нескольких качественно различных, но, при этом, взаимосвязанных, уровнях:

  1. Абстрактный уровень:
    1. как «сырой ресурс», необъятный и вневременный, присущий материи;
    2. как результат восприятия окружающей действительности и мыслительной деятельности человека;
    1. Объективный уровень:
      1. как результат деятельности – в объективной форме: последовательности звуков, символов;
      1. Субъективный уровень:
        1. как результат анализа последовательностей звуков и символов (2(a));
        2. как результат познавательной деятельности.

Для удобства, эти состояния информации следует логически разделить:

Факты – это непосредственно то, что становится известно в ходе восприятия окружающей действительности;

Данные – это объективная форма, результат объективизации отражения окружающей действительности в удобной для восприятия форме;

Сведения [о фактах] – это результат восприятия данных;

Знания – это сведения [о фактах], полученные субъектом в результате познания.

Такая структуризация понятия «информация» достаточно распространена в зарубежной науке. Как отмечает Седякин В.П. —Седякин В.П., Цветков В.Я. Философия информационного подхода: Монография:

МАКС Пресс, 2007., кроме своей очевидной наглядности, такие модели, называемыеDIKW (от англ.data-information-knowledge-wisdom), показывают отношения между включенными в низ понятиями и позволяют отразить иерархические отношения в структуре информации.

Кроме того, и в отечественной науке, в последнее время, учеными выдвигаются собственные концепции моделей, структурно связывающих категории понятия «информация». Исключая из данной структуры понятие «мудрость», мы не лишаем её полноты, так как понятие «мудрости» можно тесно связать со знанием.

В то же время, отдельно выделяя данные, как нечто, что опосредует получение нами сведений и знаний, исходя из их практически первоочередного расположения в данной структуре, мы можем напрямую ассоциировать их с ресурсным определением информации.

Для целей настоящего исследования очень важно, в первую очередь, исходя из семантики, дать определение понятию «данные». Говоря о любых данных, в том числе и больших данных, мы в первую очередь воспринимаем это понятие в техническом контексте. Под данными мы понимаем компьютерную информацию.

Опять же, возникает языковая проблема, связанная в том числе с широтой понятия информация. Дабы прояснить соотношение «информации» и «данных» следует обратиться к зарубежной литературе. Как отмечает Мицкевич А.Ф. — Мицкевич А.Ф. Понятие компьютерной информации по российскому и зарубежному уголовному праву. ,  ссылаясь на канадского учёного Пирагоффа Д.К. —Computer Crimes and Other Crimes against Information Technology in Canada. National Report by Donald K. Piragoff // International Review of Penal Law., информация является интерпретацией того, к чему наблюдатель относится как к данным. При этом используя одни и те же данные, можно получить различную информацию в зависимости от интерпретации. Как пример приводится совокупность цифр «01100010», значение которой появляется только после того, как она интерпретирована компьютером, то есть после того как ей присвоен смысл.

Еще одним примером является более осмысленная совокупность цифр «140595»: для наблюдателя они является данными, интерпретируя которые можно получить информацию. Так, интерпретировав данную совокупность цифр как дату, мы получаем 14.05.1995, и, таким образом, уже можем говорить о некой информации.

Таким образом, Мицкевич А.Ф. приходит к выводу о том, что для того, чтобы получить информацию из данных, необходимо учесть их контекст и структуру. Представляя это отношение в виде простой формулы получаем:

Информация = Данные + Контекст и структура

Стоит отметить, что подобный подход абсолютно не противоречит иерархической структуре, заключенной в понятие «информация», а даже наоборот, прямо подтверждает наличие взаимных связей в этой структуре.

Как вы могли заметить, для более подробного определения соотношения понятий «информация» и «данные» были использованы источники, связанные с легальным определением этих понятий. Логически, это подводит нас к следующему подразделу, который посвящен именно легальному подходу к этим понятиям.

1.2. Легальный подход к определению информации и данных.

Говоря о легальном определении данных понятий, в первую очередь вспоминается формулировка, данная в статье 2 Федерального закона от 27.07.2006N 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и защите информации» — Федеральный закон от 27.07.2006N 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и защите информации». Российская газета. 2006. 29 июля.N 165.:

Информация – это сведения (сообщения, данные) независимо от формы их представления.

Естественно, одной из целей законодательного определения какого-либо объекта является возможность установить для такого объекта какой-либо правовой режим, обособить его от других объектов и урегулировать общественные отношения, возникающие по поводу такого объекта.

В контексте отношений по поводу информации, как объекта информационных правоотношений, данное определение выглядит достаточно абстрактным и нейтральным, что не раз отмечалось отечественными исследователями. — Войниканис Е.А., Якушев М.В. Информация. Собственность. Интернет: Традиция и новеллы в современном праве. М.: Волтерс Клувер, 2004., —Зейналов З.З. Проблемы определения информации как объекта информационных правоотношений // Информационное право. 2010.N 1.

С одной стороны, подобное определение отвечает общей цели закона (как Закона в самом общем понимании, так и Закона «Об информации» в частности) – особенно, учитывая его основополагающее значение для регулирования общественных отношений: закрепление термина в широком смысле, позволяющее при необходимости толковать его расширительно, в том числе при помощи специального законодательства. Кроме того, это определение отражает несколько ключевых для «информации» характеристик: нематериальность, неисчерпаемость и её субстантивность.

Такое определение соответствует позиции Антопольского А.Б., который отмечает, что легальное определение информации должно отвечать требованиям, которые вытекают из основных принципов права, а именно: четкости, конкретности и практической применимости. С другой стороны, юридическое определение должно соответствовать общенаучным взглядам. — Антопольский А.А. Правовое регулирование информационных объектов // Проблемы информацтизации. 1999.N 3.

Именно в соответствии этого определения общенаучным взглядам и кроется проблематика законодательного закрепления данного термина. Стоит отметить, что сама необходимость определения информации вызвана нуждой в регулировании общественных отношений, складывающихся вокруг неё. Однако не любая информация является объектом общественных отношений. Верной будет позиция, основанная на том, что для того, чтобы стать таким объектом, в информации должна быть заложена некая ценность.

Информация не всегда верная или точная, и не все обязательно согласятся, что определенная информация является истинным представлением определенного факта. Ценность информации – субъективная категория, которая попадает в такую же зависимость от контекста и структуры данных как и сама информация. Для того, чтобы быть ценной, информация должна нести смысл. А смысл информации, в свою очередь, напрямую зависит от интерпретации данных.

Таким образом, давая легальное определение термину «информация», при этом, связывая его с «данными», законодатель не принимает во внимание ценностного значения информации.

Представляется, что таким действием законодатель отождествляет информацию, сведения и данные, игнорируя при этом её сложную внутреннюю структуру и, таким образом, не отражая общенаучного подхода к понятию информации. Такое противоречие особенно критично с учетом направленности регулирования на сферу информационных отношений.

обобщения явлений материального мира по сравнению с понятиями, имеющими меньший уровень обобщения и давно нашедшими применение в практике регламентации общественных отношений — Городов О.А. О нетрадиционных объектах гражданских прав // Правоведение. 2013.N 6..

Вместе с этим, поднимается еще одна проблема, связанная с дихотомией понятий «информация» и «данные»: при попытке определения данных терминов, в любом источнике они странным образом одновременно смешиваются и противопоставляются. К примеру, такое происходит в Модельном информационном кодексе для государств-участников СНГ — Модельный информационный кодекс для государств-участников СНГ. Информационный бюллетень. Межпарламентская Ассамблея государств-участников Содружества Независимых Государств. 2013.N 57 (часть 1)., при определении понятия «статистические данные».В Указе Президента РФ от 09.05.2017N 203 «О стратегии развития информационного общества в Российской Федерации на 2017–2030 годы» — Указ Президента РФ от 09.05.2017N 203 «О стратегии развития информационного общества в Российской Федерации на 2017–2030 годы». Собрание законодательства РФ. 15.05.2017.N 20. С. 2901., при определении такого понятия, как «обработка больших объемов данных», автор отсылает к обработке информации.

Как отмечает Индрисова З.Н — Индрисова З.Н. Историко-правовой анализ этапов становления информационного права // Научный журнал КубГАУ. 2014.N 101., основной задачей теоретиков информационного права является завершение формирования понятийного аппарата и терминологической определенности. Приходя к выводу о том, что вопрос определения места и роли информационного права в правовой системе общества стоит достаточно остро, автор замечает, что существует еще множество неразрешенных вопросов, а сама отрасль права находится лишь в начале своего развития.

Соглашаясь с этим выводом, стоит заметить, что одним из таких вопросов может быть проблема теоретической неопределенности понятий «информация» и «данные».

Однако, так или иначе, отсутствие четкого определения не мешает функционированию и развитию института информационного права. В основном, понятие «информация» используется в контексте «защиты информации», «права на информацию», «режима информации», которые в свою очередь придают этому широкому термину необходимую коннотацию с учетом сферы правоприменения.

Как справедливо заметила Бачило И.Л. — Бачило И.Л. О праве на информацию // Труды по интеллектуальной собственности. 2009., законодатель, понимая многообразие информации, сделал предметом закона именно документированную информацию – такую, которая зафиксирована на материальном носителе. При этом, также отмечая наличие большого количества препятствий понятийного аппарата и неоднозначности правового режима.

Итак, можно прийти к выводу, что пробелы понятийного аппарата информационного права не являются системными и могут быть исправлены в дальнейшем процессе становления и развития информационного права. Очевидно, что при наличии общей формулировки понятия «информация», законодатель учитывает, что информация является родовым понятием. С учетом этого, для целей, которые встанут перед информационным правом на последующих этапах его развития, могут быть использованы другие производные определения.

Для целей настоящего исследования, связанных с определением правового режима таких объектов как большие данные, необходимо рассмотреть развитие института регулирования информационных отношений и информации в целом, что позволит понять характеристики и свойства «данных» как информации, и их место в информационном праве.

1.3. Развитие института регулирования информационных отношений. Информация как гражданско-правовая категория.

В рамках анализа правового подхода к определению информации и данных, необходимо отметить, что как объект правоотношений информация определена в статье 5 ФЗ-149 «Об информации»:

Информация может являться объектом публичных, гражданских и иных правовых отношений. Информация может свободно использоваться любым лицом и передаваться одним лицом другому лицу, если федеральными законами не установлены ограничения доступа к информации либо иные требования к порядку её предоставления или распространения.

Основные общеправовые принципы регулирования информации закреплены в Конституции РФ. Так, часть 4 статьи 29 закрепляет за гражданином свободу поиска, получения, передачи, производства и распространения информации любым законным способом. В той же части говорится, что некоторые сведения могут составлять государственную тайну. Отдельно, в части 5 гарантируется свобода массовой информации. При этом, статьей 24 Конституции РФ ограничивается сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия.

Дальнейшее исследование основ информационного права как регулятора информационных отношений позволяет определить некоторые характеристики информации как правовой категории, с учетом которых законодатель определяет её статус.

Как отмечает Гунин Д.И. — Гунин Д.И. Информация как объект правового регулирования // Российский юридический журнал. Екатеринбург: Изд-во УрГЮА. 2008.N 4., обязательным условием является вопрос об идентификации информации, ее обособлении. Только обособленная часть информации, которую возможно идентифицировать, индивидуализировать, может стать объектом правоотношения. Обособление информации может быть произведено как по контекстным критериям (к примеру, экологическая информация), так и по иным, внеконтекстным, неопределенным и субъективным (к примеру, информация, имеющая ценность для третьего лица).

Нужда в обособленном характере информации вытекает из необходимости встроить её в уже существующие механизмы регулирования экономических и общественных отношений.

Подходя к обособлению информации, законодатель использует обширный ряд терминов, который, по мнению Бачило И.Л., может выступать как система объектов информации и выражать ту или иную организационную форму информации.

Кроме того, немаловажной является и классификация информации, позволяющая более четко подойти к её обособлению. К примеру, отечественными исследователями выделяются следующие основные критерии классификации информации:

  1. по степени упорядоченности;
  2. по форме закрепления, виду носителя;
  3. по сфере применения;
  4. по степени доступа;

На основании классификации и возможности обособления информационных объектов законодатель приходит к одному из основных принципов информационного права, принципу режимности информации, таким образом, выделяя отдельные правовые режимы той или иной информации. Такие режимы в основном классифицируются по степени доступа: информация может быть либо в режиме свободного доступа, либо в режиме ограниченного доступа.

Анализируя установленные законодательством правовые режимы информации, можно отметить то, что основной отличительной чертой между этими режимами является наличие определенной субъективной ценности.

Обособляясь таким образом, получая ценность в результате своей необщедоступности, информация обретает признаки, присущие экономическому благу. Выступая как товар, информация и информационные отношения обретают некоторые черты, присущие объектам гражданских прав.

Основная ценность такой информации заключается в возможности практического применения знаний, полученных в результате передачи информации. Такое качество информации определяется на основе её полноты, достоверности, полезности и достаточности. На такую информацию распространяются различные режимы ограниченного доступа, проще говоря, тайны. По словам Фатьянова А.А., главным признаком тайны является возможный ущерб, который может наступить от распространения таких сведений. — Фатьянов А.А. Тайна как социальное и правовое явление. Ее виды // Государство и право. 1998.N 6. Такой ущерб может возникать не только в виду использования полученных сведений для осуществления каких-либо противоправных действий, нарушающих публичные интересы, но и в результате законного использования информации, как косвенный ущерб, выражающийся в упущенной выгоде, потере конкурентных преимуществ. Именно поэтому среди режимов тайн выделяется и коммерческая тайна.

Свою важность информация также приобретает как ресурс. Так, в Указе Президента РФN 203 выделяется такое понятие как «общество знаний», общество, в котором преобладающее значение для развития гражданина, экономики и государства имеют получение, сохранение, производство и распространение достоверной информации.

Информация как ресурс занимает ключевое положение в концепции информационного общества, как общества, в котором основным фактором является производство, сохранение и реализация информации. Информация постепенно занимает основные позиции в экономической сфере. К примеру, в англоязычной литературе возникло такое определение как «data-driveneconomy» —Ciuriak D. The Knowledge-Based and Data-Driven Economy: Quantifying the Impacts of Trade Agreements. 2017. CIGI Paper. N. 156., то есть, буквально «экономика знаний» или «экономика данных».