Исследование правового регулирования прекращения права собственности на земельные участки в особо охраняемых природных территориях



СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

3

ГЛАВА 1. Теоретические основы и законодательное регулирование права собственности на земельные участки в особо охраняемых природных территориях

10

  1. Земля, как объект права собственности в российском и зарубежном праве
  2. Становление и современное развитие российского законодательства о земельных участках в особо охраняемых природных территориях
  3. Понятие земельного участка в особо охраняемых природных территориях как объекта гражданских прав

10

24

32

  1. Специфика оборотоспособности земельных участков в особо охраняемых природных территориях

45

ГЛАВА 2. Проблемы правового регулирования некоторых оснований прекращения права собственности на земельные участки в особо охраняемых природных территориях

60

2.1. Понятие и общие основания прекращения права собственности на земельные участки

2.2. Специфика правового режима земельных участков в особо охраняемых природных территориях, как гражданско-правового режима, осложненного публичным элементом

2.3. Проблемы правового регулирования прекращения права собственности на земельные участки в особо охраняемых природных территориях на основании позволяющих и обязывающих юридических фактов юридических фактов

60

74

87

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

109

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

113

ВВЕДЕНИЕ

Вопросы правового регулирования права собственности на землю и его прекращения являются достаточно актуальным и дискуссионным в силу сложившихся политико-правовых и социально-экономических реалий. Подход  законодателя к регулированию прекращения права собственности на земельные участки в России не соответствует социальной справедливости, что в значительной степени влияет на правоприменительную практику. Кроме того, актуальность данной проблематики в России предопределяется исторически сложившейся значимостью земли как ведущего цивилизационного фактора российской государственности. В этой связи особое внимание к государственно-правовому регулированию прекращения права собственности на земельные участки на современном этапе определяется возросшей общественно-практической значимостью усовершенствования российского законодательства в данной сфере правовой действительности. Данный институт претерпел значительные изменения с декабря 2014 года. Новеллы законодательства до сих пор не нашли должного отражения в науке и не еще не сформировалась достаточная для проведения исследования судебная практика, что безусловно свидетельствует об актуальности избранной темы выпускной квалификационной работы и ее правовой и социальной значимости.

Институт собственности на земельные участки, в том числе участки в границах особо охраняемых территорий, в России выступает одновременно и гарантией обеспечения частных интересов граждан (их объединений), и наряду с этим является залогом обеспечения публичных интересов в ходе успешной реализации отдельных направлений государственной политики.

В Российской Федерации различныех природоохранные зоны занимают более 209,5 миллионов гектаров, то есть свыше 11% территории России. —Режим доступа.http://www.tass.ru (Дата обращения: 19.05.2018). В Республике Северная Осетия – Алания действует государственный природный заповедник («Северо-Осетинский»), 1 национальный парк («Алания»), 1 федеральный ландшафтный заказник («Цейский»), 5 заказников республиканского значения, 67 памятников природы и 1 ботанический сад —http://www.alania.gov.ru ( Дата обращения: 19.05.2018). Земельные участки в пределах данных земель находятся как в частной, так и в муниципальной или государственной собственности. Именно поэтому соблюдение баланса частных и публичных интересов в данной сфере – важная и нелегкая задача, выполнение которой регулируют нормы различной отраслевой принадлежности.

Целью выпускной квалификационной работы является исследование правового регулирования прекращения права собственности на земельные участки в особо охраняемых природных территориях.

Объектом исследования выступают общественные отношения в сфере прекращения права собственности на землю, урегулированные нормами гражданского и земельного права.

Предметом исследования являются нормативные правовые акты Российской Федерации, ряда зарубежных стран, региональные нормативные правовые акты, а также сложившаяся судебная практика в сфере прекращения права собственности на землю в особо охраняемых природных территориях.

Теоретическую основу диссертационного исследования составили труды российских ученых - специалистов в области гражданского, римского и земельного права касающиеся основ частноправовых отношений собственности, оснований ее возникновения и прекращения: Д.М. Генкина, Д.И.Мейера, Н.В. Рабиновича,  И.Б.Новицкого, В.И. Синайского и  Г.Ф  Шершеневича.

Гипотеза исследования строится на предположении о том, что современное гражданское и земельное законодательство в сфере прекращения права собственности на землю в целом и земельные участки в особо охраняемых природных территориях в частности не достаточно скоординировано, что оказывает влияние на механизм реализации норм в указанной сфере общественных отношений и на правоприменительную практику в целом.

Для подтверждения выдвинутой гипотезы и достижения цели настоящего исследования были поставлены следующие задачи:

При написании работы для достижения поставленной цели и решения задач  в методологическом плане применялись общенаучные методы (синтез, анализ, индукция).В работе также использовались специальные методы научного познания, такие как формально-юридический метод, который использовался при анализе нормативных источников, а также материалов судебной практики Конституционного Суда Российской Федерации судов общей и арбитражной юрисдикции Российской Федерации; сравнительно-правовой метод, используемый при анализе и сопоставлении законодательства в сфере реализации и прекращения права собственности на земельные участки в России и ряде зарубежных стран; конкретно-исторический, телеологический и другие методы научного познания.

Эмпирическая база настоящего диссертационного исследования представлена в виде нормативных правовых актов Российской Федерации, Республики Северная Осетия - Алания, документов и материалов, предоставленных органами государственной власти и местного самоуправления в РСО – Алания, а также опубликованной судебной практики.

Научная новизна диссертационной работы состоит в том, что осуществлено гражданско-правовое исследование оснований прекращения права собственности на земельные участки в особо охраняемых природных территориях  как комплексного межотраслевого института с учетом  анализа нового законодательства.  Путем правового анализа и рассмотрения оснований прекращения права собственности на земельные участки в диссертационном исследовании выделены характерные черты земельного участка в особо охраняемых природных территориях, как объекта гражданских прав, предложен новый подход к классификации оснований прекращения права собственности на земельные участки с учетом юридических фактов и воли собственника.

Автором представлены некоторые предложения по совершенствованию земельного законодательства, направленные на координацию положений земельного, гражданского и экологического законодательства, а также повышение эффективности реализации прав собственников земли.

На защиту выносятся следующие положения и выводы, содержащие элементы научной новизны:

  1. На основе изучения сущностных характеристик вещей и недвижимого имущества мы делаем вывод о том, что земельный участок не может рассматриваться в качестве вещи, а должен рассматриваться как специфический объект материального мира, имеющий особое природоресурсное и гражданско-правовое значение.
  2. В результате  исследования оснований прекращения права собственности на землю мы пришли к выводу, что прекращение права собственности земельные участки происходит в результатеzсовокупности юридических и фактическихzдействий, то есть сложного юридического состава.
  3. Проведенное исследование оснований прекращения права собственности на земельные участки, а также анализ имеющихся юридических концепций в данной сфере позволил нам классифицировать основания прекращения права собственности на земельные участки в зависимости от вида правопрекращающих юридических фактов и воли собственника  следующим образом:
    • прекращение права собственности на земельные участки на основании позволяющих юридических фактов по воле собственника (отчуждение и отречение от права собственности на землю);
    • прекращение права собственности на земельные участки на основании обязывающих юридических фактов помимо воли собственника (реквизиция, национализация, конфискация, обращение взыскания, изъятие в связи с нецелевым использованием и т.д.) либо независимо от воли собственника (гибель или уничтожение земельного участка; изъятие для государственных или муниципальных нужд и т.д.).
      1. Выявлены признаки, отличающие ограниченные в обороте земельные участки в особо охраняемых природных территориях от изъятых из оборота земельных участков: (1) возможность совершения гражданско-правовых сделок, не связанных с отчуждением; (2) наличие исключений бланкетного характера в запретах в виде формулировки «если иное не предусмотрено федеральными законами»; (3) возможность нахождения не только в федеральной, но и в собственности субъектов РФ и в муниципальной собственности; (4) возможность перехода земельного участка к публичным собственникам иного уровня. Ограниченные в обороте земельные участки в особо охраняемых природных территориях обладают всеми четырьмя признаками, в отличие от изъятых из оборота земельных участков в особо охраняемых природных территориях, которым не должен быть свойствен ни один из них.
      2. Проведенное исследование позволило предложить и обосновать необходимость введения в действующее законодательство конструкций исключительного и преимущественного прав федерального государственного бюджетного учреждения, управляющего национальным парком, на приобретение земельных участков в границах последнего. Исключительное право целесообразно восстановить только для: принудительного прекращения прав на земельный участок, отказа от него собственника, землепользователя или землевладельца, изъятия путем выкупа и наследования выморочного земельного участка. Преимущественное право предложено использовать в случае продажи земельных участков в составе национальных парков

Теоретическая значимость результатов исследования заключается в том, что автор исследовал учение об объектах гражданских прав (в части формулирования гражданско-правового понятия земельного участка в особо охраняемых природных территориях и в части разграничения ограниченных и изъятых из оборота земельных участков в особо охраняемых природных территориях) и об их гражданско-правовых режимах (в части структуризации гражданско-правового режима земельных участков в особо охраняемых природных территориях); в теорию оснований прекращения права собственности (в части их классификации в зависимости от воли субъектов и юридических фактов).

Практическая значимость работы заключается в возможности применения полученных результатов в последующих научных исследованиях, а также при преподавании гражданского и земельного права студентам направления подготовки «Юриспруденция» (уровень бакалавриата).

Структура настоящей работы обусловлена задачами исследования и состоит из введения, двух глав, включающих семь параграфов, заключения и списка использованной литературы.

Во введении обоснована актуальность темы исследования, показана степень ее научной разработанности, сформулированы теоретическая и методологическая базы исследования, изложены цели и задачи, определены объект и предмет, раскрыта научная новизна, сформулированы и обоснованы положения, выносимые на защиту, а также  показана теоретическая и практическая значимость диссертации. В первой главе - «Теоретические основы и законодательное регулирование права собственности на земельные участки в особо охраняемых природных территориях» -  исследуются особенности определения земли, как объекта права собственности в российском и зарубежном праве (§1); анализируется становление и современное развитие российского законодательства о земельных участках в особо охраняемых природных территориях (§2); определяется сущность и содержание понятия земельного участка в особо охраняемых природных территориях как объекта гражданских прав (§3); рассматривается специфика оборотоспособности земельных участков в особо охраняемых природных территориях (§4). Во второй главе диссертации - «Проблемы правового регулирования некоторых оснований прекращения права собственности на земельные участки в особо охраняемых природных территориях» - определяется специфика правового регулирования и установления понятия и оснований прекращения права собственности на земельные участки (§1); выделяется специфика правового режима земельных участков в особо охраняемых природных территориях, как гражданско-правового режима, осложненного публичным элементом (§2); анализируются проблемы правового регулирования прекращения права собственности на земельные участки на основании позволяющих и обязывающих юридических фактов (§3). В заключении подведены итоги диссертационного исследования, сформулированы выводы, имеющие теоретическое и практическое значение.

ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ И ЗАКОНОДАТЕЛЬНОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ НА ЗЕМЕЛЬНЫЕ УЧАСТКИ В ОСОБО ОХРАНЯЕМЫХ ПРИРОДНЫХ ТЕРРИТОРИЯХ

  1. Земля, как объект права собственности в российском и зарубежном праве

Права собственности занимают центральное место в любой национальной системе права, они дают их владельцу исключительную власть (полномочия) над объектом этого права по отношению ко всему остальному миру. В современной правовой и политической сфере доминирует классическая либеральная концепция собственности. Современное право понимает собственность как право, имеющее субъективный характер, и почти как абсолютное. Собственность наделяет правом самостоятельно принимать решения относительно своего имущества и жизненных планов, она обеспечивает материальное основание, позволяющее людям создавать свою идентичность и выражать свои моральные обязательства. Классическая либеральная концепция собственности навязывает негативные обязанности как государству, так и индивидам. Оба они должны воздерживаться от действий, способных затронуть индивидуальные права собственности. Собственность с позиций права можно определить как совокупность прав, но можно посмотреть на это явление шире, т.е. определить ее как правовой институт или концепцию.

В основу традиционной доктрины правоWсобственности на землю в праве большинства европейских стран заложено два главных принципа: земля —В праве многих европейских стран понятие «земля» является синонимом понятия «земельный участок». - это вещь и земля - это недвижимое имущество. В римском праве считалось, что объектом права является вещь, т.е. обособленная часть внешней природы, которая служит предметом юридического господства. Таким образом, вещные права мыслимы только по отношению к предметам, имеющим телесную субстанцию. То, что такой субстанции не имеет, вообще говоря, не может быть объектом вещного права —См.: Хвостов В.М. Система римского права: Учебник. М., 1996. С. 223.

Деление вещей на движимые и недвижимые в римском праве не имело особого значения. И те и другие регулировались почти одинаковыми юридическими нормами. Тем не менее это естественное деление играло некоторую характерную для рабовладельческого Рима роль. Недвижимостью считались не только земельные участки (praedia, fundi) и недра земли, но и все созданное чужим трудом на земле собственника. Оно признавалось естественной или искусственной частью поверхности земли (res soli). Сюда относились постройки, посевы, насаждения. Все предметы, связанные с землей или фундаментально скрепленные с ее поверхностью, считались ее составными частями. Они подчинялись правилу superficies solo cedit - сделанное над поверхностью следует за поверхностью. Невозможным представлялось деление собственности на дом и на землю. Воздушное пространство над участком тоже рассматривалось как часть поверхности —См.: Римское частное право: Учебник / Под ред. И.Б. Новицкого, И.С. Перетерского. М., 1994.С. 148..

По мнению Линтон Келдвелл, традиционная концепция праваWсобственности на землю является вредной для обеспечения ее рационального использования, создающей препятствия для развития и охраны окружающейWсреды и вводящей в заблуждение тех невинных лиц, которые верят в ее защиту. Нужна новая концептуальная основа права использования земли и политики, чтобы примирить законные права пользователей земли с интересами общества в поддержании высокого качества окружающейWсреды. Живучесть архаичной концепции праваWсобственности является, возможно, главным препятствием эффективного планирования использования земли. Необходимо изменение понятия правWсобственности на землю, которыми обладает индивид, как сопутствующее условие планирования использования земель, а также охраны окружающейWсреды.

Тем не менее, несмотря на обоснованные критические оценки концепции праваWсобственности на землю, признаваемой вещью и недвижимостью, она продолжает существовать.

На основаниист. 516 Гражданского кодекса Франции (далее -ГКФ) все имущество подразделяется на движимое и недвижимое. Имущество является недвижимым либо по своей природе или по своему назначению, либо в силу характера объекта, с которым оно соединено (ст. 517 ГКФ). Согласност. 518 ГКФ земли и здания являются недвижимым имуществом по своей природе. Три критерия определяют недвижимоеWимущество. Первый критерий является физическим, он определяетWнедвижимое имущество, основываясь на его природе. Участок земли, а также здания и деревья физически соединены с Землей. Второй критерий представляет собой фикцию. Материальное имущество (объекты) считаетсяWнедвижимостью, если оно является составной частью недвижимости. Третий критерий относится к правам на имущество, которые также рассматриваютсяWкак недвижимость, если они применяются в отношении недвижимости.

Как указано в ст. 90 Германского гражданскогоWуложения (далее -ГГУ), только телесные предметы являются вещами. В соответствии со ст. 94 ГГУ существенными частями участка земли являются вещи, прочно соединенные с ним, в частности здания и плоды данного участка, пока они соединены с землей. Существенными частями участка земли не являются вещи, которые временно соединены с ним. Такое же правило применяется к зданию или другому сооружению, которое соединено с участком земли, принадлежащим другомуWсобственнику, лицом, осуществляющим право в отношении этого участка земли. Вещи, которые прикреплены к зданию временно, не являются частями здания (ст. 95 ГГУ). Права, которые связаны с правомWсобственности на земельный участок, признаются частями этого участка (ст. 96 ГГУ).

Согласно статье 655 Гражданского кодекса Швейцарии (далее - ГКШ) объектами праваWсобственности на землю являются все виды недвижимого имущества. К недвижимости относятся участки земли и здания на них, определенные и постоянные права, зарегистрированные в земельном регистре, рудники, доли в праве собственности на недвижимоеWимущество.

УчастокWземли может быть присоединен к другому участку земли так, что собственник основногоWучастка также станет собственником присоединенного участка. Присоединенный участок разделяет юридическую судьбу основного участка земли и не может быть отдельно отчужден, заложен или обременен. Если участки соединены с постоянной целью, не может быть предъявлено законное преимущественное право покупки сособственников и право требования разделаWучастка (ст. 655a ГКШ). Приобретение права собственности на землю должно быть зарегистрировано в земельном регистре (ст. 656 ГКШ).

Статья 954 Гражданского кодекса Греции (далее- ГКГ) определяет недвижимоеWимущество как объекты, прочно соединенные с землей, в том числе здания, ссылаясь на принцип римского права superficies solo cedit (возведенное на земельномWучастке следует за земельнымWучастком). Соответственно, право собственности на участок земли включает также здания, которые на нем построены. Согласно ст. 999 ГКГ право собственности на недвижимость - это такое право, которое обеспечивает ее владельцу непосредственную и абсолютную власть.

В отличие от правовых систем, в которых имущество разграничивается на движимое и недвижимое, в английском праве предусмотрено несколько иное разграничение. Разграничивается реальное имущество (недвижимое имущество - real property) и личное имущество (personal property). Все праваWсобственности, относящиеся к земле (fee simple estates), - залог, сервитуты и др. признаются реальным имуществом (кроме аренды). Права на все виды имущества (кроме земли) - вещи, домашний скот, деньги, акции, авторские права и некоторые другие, а также аренда являются личным имуществом.

Современный правовой режим земель является результатом эволюции английского земельного права, длившейся более тысячелетия, выразившимся в принятии Закона «О земельнойWреформе» 1925 г. и Закона «О регистрации земли» 2002 г. Юридическое понятие «земля» сформулировано в Законе «О праве собственности» 1925 г. (S 205 (1) (ix)): это земля, находящаяся во владении, рудники и полезные ископаемые, не извлеченные на поверхность, здания и части зданий и другие наследуемые вещные права на недвижимое имущество и некоторые иные права.

Представления о праве собственности на землю в теории отечественного гражданского права в целом аналогичны тем, которые существуют в зарубежном гражданском праве. В отличие от гражданского права европейских стран российское гражданское право признает объектом права собственности только земельныйWучасток. Только та часть земли, которая индивидуализирована и может быть присвоена, признается таким объектом. В гражданском праве зарубежных стран не уделяется столь пристального внимания данному вопросу. Объектом права собственности законодательство Швейцарии и Греции признает как землю, так и земельный участок, законодательство Испании,WАлбании, Голландии, Италии, Португалии, Мальты,WБельгии, Франции - землю. Иногда в законодательстве используется термин «почва» как синоним термина «земля».

Логически выстроенная схема взаимосвязанных понятий, касающихся права собственности на земельныйWучасток, заключается в следующем. Существует понятие земельного участка. Этот объект признается вещью, которая, в свою очередь, рассматривается как недвижимая вещь, недвижимость. ЗемельныйWучасток как недвижимость является основой признания на него вещного права - права собственности как абсолютного права.

В Российской Федерации понятие земельного участка сформулировано в п.3ст. 6 Земельного кодекса РФ (далее - ЗК РФ). Согласно указанной норме Земельного кодекса по земельным участком  как объектом права собственности и иных прав на землю понимается недвижимая вещь, которая представляет собой часть земной поверхности и имеет характеристики, позволяющие определить ее в качестве индивидуально определенной вещи.

Особенностью земельных участков является то, что их правовой режим регулируется не только нормами гражданского права, но и земельно-правовыми нормами, среди которых важнейшими являются Земельныйкодекс РФ иЗакон об обороте земель сельскохозяйственного назначения, а также так называемыми природоресурсовыми кодексами (Лесным,Водным и т.д.).

Согласност. 128 ГК РФ к объектам гражданских прав относятся вещи, включая наличные деньги и документарные ценные бумаги, иное имущество, в том числе безналичные денежные средства, бездокументарные ценные бумаги, имущественные права; результаты работ и оказания услуг; охраняемые результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (интеллектуальная собственность); нематериальные блага. В настоящее время к недвижимым вещам (недвижимому имуществу, недвижимости) относятся земельные участки, участки недр и все, что прочно связано с землей, т.е. объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно, в том числе здания, сооружения, объекты незавершенного строительства (ст. 130 ГК РФ).

Представления о понятии «недвижимость» в теории гражданского права находятся в постоянном развитии, что, соответственно, получает отражение в праве.

В первоначальной редакциист. 130 ГК РФ к недвижимым вещам (недвижимому имуществу, недвижимости) относились земельные участки, участки недр, обособленные водные объекты и все, что прочно связано с землей, т.е. объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно, в том числе леса, многолетние насаждения, здания, сооружения. Затем (в 2004 г.) в перечень объектов недвижимости были включены объекты незавершенного строительства. После принятия в 2006 г. Водногокодекса РФ (далее - ВдК РФ) обособленные водные объекты были исключены из этого перечня. Несколько позднее - после принятия также в 2006 г. Лесногокодекса РФ (далее - ЛК РФ) леса, многолетние насаждения перестали считаться недвижимостью. В качестве обоснований таких изменений высказывались разные аргументы. Например, одним из аргументов, касавшихся нецелесообразности упоминания о лесе как недвижимости, было утверждение, что признание леса как недвижимости привело бы к необходимости государственной регистрации права собственности на все деревья, произраставшие на участке. Высказывался также и такой аргумент: лес и, соответственно, деревья можно вырубить, поэтому нет оснований признавать их недвижимостью. Федеральным законом Федеральнымзаконом от 03.07.2016 N 315-ФЗ также были внесены дополнения в ст. 130 ГК и, тем самым перечень недвижимого имущества был расширен. Трансформация понятия «недвижимость» - один из немногих примеров динамичного развития теории гражданского права.

В то же время согласно нормам Гражданского кодекса РФ, закрепляющим правовое регулирование земельного участка как объекта права собственности, право собственности на земельный участок распространяется не только на находящиеся в границах этого участка поверхностный (почвенный) слой, но и на водные объекты, а также находящиеся на нем растения. Таким образом понятие земельного участка как объекта права собственности в гражданском законодательстве уточняется. В связи с чем необходимо провести анализ природы и содержания юридического понятия «вещь».В римском праве земельный участок рассматривался как вещь - это традиция, существующая веками, поэтому и в XXI в. земельный участок традиционно признается вещью. Юридического понятия вещи римские юристы не выработали, поэтому и в современном гражданском законодательстве данное понятие не закреплено. Вместо этого существует вечная проблема, подвергающаяся научному анализу: понятия «вещь» и «недвижимость».

Содержание понятия «вещь» в гражданском праве следующее. Вещами в гражданском праве признаются материальные, физически осязаемые объекты, имеющие экономическую форму товара. К вещам относятся не только традиционные орудия и средства производства и разнообразные предметы потребления. Вещами являются также наличные деньги и документарные ценные бумаги (ст. 128 ГК РФ). Вещи являются результатами труда, имеющими в силу этого определенную материальную (экономическую) ценность. Исключение здесь составляют земля и другие природные ресурсы, которые, как правило, не являются результатами труда (речь не идет о специально улучшенных, например мелиорированных, землях или искусственных лесопосадках). Эти объекты так или иначе также вовлекаются в товарный оборот, хотя именно отсутствие у них свойств, присущих результатам чьего-то труда, а также их естественная ограниченность дают основания для предложений об установлении для них особого правового режима (типа никому не принадлежащего объекта достояния народа).

Весьма исчерпывающее и понятное с позиций гражданского права объяснение дает А.Н. Лысенко. По его мнению, первым признаком, характеризующим вещь в современном правовом понимании, является, безусловно, ее материальность. Вторым признаком, характеризующим вещь с точки зрения права, является ее телесность. Третьим признаком вещи может являться качество доступности для обладания. Четвертым, не менее важным признаком вещи является ее способность удовлетворять те или иные потребности людей, т.е. быть полезной, ценной. Таким образом, право использует достаточно оригинальный подход к определению вещной принадлежности не только исходя из имманентных свойств предмета, но и руководствуясь прагматическими соображениями —См.: Лысенко А.Н.Имущество в гражданском праве России. М., 2010. С. 87-89.

Исходя из указанных выше аргументов, представители науки гражданскогоw права считают, что земельныйw участок - это тоже вещь —См.: Гришаев С.П.Новые тенденции в правовом регулировании земельных участков как объектов права собственности //http://base.consultant.ru/.

По мнению А.В. Германова, владение и собственность предполагают определение земельногоw участка как вещи, поддающейся отдельному (обособленному и исключительному) человеческому господству. По отношению к управомоченномуw субъекту такая вещь выступает как объект прав. В связи с этим юридическая квалификация земельногоw участка всегда зависит от того, какое место правовой порядок в системе объектов гражданских прав отводит земельномуw участку, формирование которого исторически и рационально предопределено как выделение из целого (земельныйw массив) части (конкретныйw земельный участок) —См.: Германов А.В.Земельный участок в системе вещных прав. М. 2011.

Признав земельныйw участок вещью, цивилисты распространяют на него действие вещного права. Как пишет В.С. Анохин, вещное право обязано своим появлением такому вовлеченному в оборот объекту, как земельныйw участок. Возникающие в обороте и легально закрепленные правовые конструкции в виде собственности, ограниченных вещных прав и зависимого держания противопоставляются друг другу и объединяются в единое понятие вещногоw права благодаря таким признакам, как объект, вещный иск и право наследования. Земельныйwучасток поэтому является не только объектом прав с особенным правовым режимом, не только основой жизни и деятельности, но и фундаментом, на котором выстраивается и получает свое развитие вещное право, распространяя свое действие на движимые вещи —См.: Анохин В.С. Рецензия на книгу А.В. Германова «Земельный участок в системе вещных прав» //http://base.consultant.ru/.

Представляется необходимым, на наш взгляд, определить можно ли с юридической точки зрения рассматривать земельныйw участок в качестве вещи. На наш взгляд, земельныйwучасток не может рассматриваться в качестве вещи в силу следующих обстоятельств. Во-первых, земельный участок, признаваемый вещью, - это юридическаяw фикция —Юридическая фикция - это прием юридической техники, умозрительная конструкция. Под юридической фикцией понимается сформулированное в праве неоспоримое положение, не соответствующее реальной действительности, являющееся основанием возникновения определенных последствий или недопущения соответствующих правовых последствий.. В реальном мире и даже в правовой реальности земля и земельный участок являются природнымw объектом и природнымw ресурсом. Природный объект - относительно условная правовая категория, применение которой позволяет индивидуализировать определенную часть окружающей природной среды (в данном случае земли), с тем чтобы с позиций права признать процессы использования и охраны земель в качестве предмета правового регулирования, объекта правовой охраны.

Природныйw ресурс представляет собой определенную совокупность запасов природных веществ, природной энергии, территориальной сферы, которые используются обществом для удовлетворения своих потребностей или признаются в качестве таковых. Характерными чертами земли как природного ресурса являются ее производительнаяw способность, т.е. плодородие почв, наличие свободных земель, которые могут быть использованы для размещения каких-либо производственных и иных объектов, для застройки и т.п. Применение этой правовой категории позволяет отразить в праве специфику правового регулирования эксплуатации природного ресурса (земель), обусловленную его природно-экономическимиw свойствами, закрепить и урегулировать особенности использования запасов веществ, энергии, иных полезных свойств, которыми обладает данный природныйw ресурс.

Признание земельногоw участка вещью в теории гражданского права противоречитч. 2 ст. 9 Конституции РФ, согласно которой земля и другие природные ресурсы могут находиться в частной, государственной, муниципальной и иных формах собственности. То есть земля рассматривается как природныйw ресурс, а не как некаяw вещь.

После определения границ земельного участка, эта индивидуализированнаяwчасть земли не утрачивает своих качеств как природногоw объекта и природного ресурса. Именно поэтому вподп. 1 п. 1 ст. 1 Земельного кодекса РФ закреплен принцип учета значения земли как основы жизни и деятельностиwчеловека, согласно которому регулирование отношений по использованию и охране земли осуществляется исходя из представлений о земле как о природномw объекте, охраняемом в качестве важнейшей составной частиw природы, природном ресурсе, используемом в качестве средства производства в сельском и лесномw хозяйстве и основы осуществления хозяйственной и иной деятельности на территории РФ, и одновременно как о недвижимом имуществе, об объекте права собственности и иных прав на землю.

По мнению А.П. Анисимова, С.В. Дзагоева и Л.Т. Кокоева, земельный участок является основной недвижимой вещью и, соответственно, объектом гражданских правоотношений. Можно даже сказать, что земельный участок является единственным действительно недвижимымw объектом, поскольку остальные недвижимые вещи считаются таковыми именно по причине наличия тесной связи с землей. Однако в отличие от остальных объектов недвижимости (зданий, строений, сооружений и т.д.) земельный участок выступает еще и в качестве природногоw объекта и природного ресурса, составной части окружающейw среды —См.: Анисимов А.П., Дзагоев С.В., Кокоев Л.Т.Приобретение прав на земельные участки, находящиеся в публичной собственности: вопросы теории и практики / Под ред. А.Я. Рыженкова. М., 2009..

Земляw- это важнейшая часть окружающей природной среды, характеризующаяся пространством, рельефом, климатом, почвенным покровом,w растительностью, недрами, водами, являющаяся главным средством производства в сельском и лесномw хозяйстве, а также пространственным базисом для размещения предприятий и организаций всех отраслей народного хозяйства (п. 1 ГОСТа 26640-85 Земли. Термины и определения).

Наконец, земля - это живой организм, важнейшая частьw экологической системы, в которой мы живем, нередко не задумываясь о том, что варварски, как с какой-то потребляемойw вещью, обращаемся с ней.

Во-вторых, высказываются утверждения, что только земельный участок можетw выступать в качестве объекта праваw собственности. Представляется, что такое мнение наиболее обосновано только применительно к случаям, когда речь идет о праве частнойw собственности, причем не всегда. Однако это утверждение неприменимо в полной мере в отношении публичной собственности на землю. В публичной собственности могут быть не только земельныеw участки, но и земли, земля, а иногда даже территории. В соответствии сп. 6 ст. 2 Федерального закона от 14 марта 1995 г. N 33-ФЗ «Об особо охраняемых природных территориях» особо охраняемые природные территории федерального значения являются федеральной собственностью, а особо охраняемые природные территории регионального значения - собственностью субъектов РФ.

В-третьих, земельным участкомw неw всегда является участок, границы которого определены. Как рассматривалось выше, важнейшим признаком, которому должен отвечать земельный участок для того, чтобы он был признан недвижимостью и тем самым объектом права собственности или иных прав на землю, заключается в том, что земельныйw участок должен быть соответствующим образомw индивидуализирован. Другими словами, должны быть определены его размер, границы и местоположение, после чего он должен быть зарегистрирован в качестве объекта недвижимостиw (то есть, произведен кадастровый учет). Как было правильно отмечено, границы земельногоw участка определяют территориальную и пространственную сферу осуществления прав и исполнения обязанностей их собственников, других лиц, использующих земельные участки на законных основаниях —Крассов О.И.Юридическое понятие «земельный участок» /http://base.consultant.ru/.

Таким образом, установление границ земельногоw участка является одним из правовых средств его индивидуализации. Описание границ земельногоw участка в установленном порядке и его постановка на кадастровый учет подтверждают его существование с характеристиками, позволяющими определить его в качестве индивидуально-определенной вещи. Согласноп. 1 ст. 37 ЗК РФ объектом купли-продажи могут быть только земельныеw участки, прошедшие государственный кадастровый учет.

В этой связи возникает спорный аспект, заключающийся в необходимости рассматривать межевание в качестве необходимого элемента индивидуализации земельногоw участка. Согласнопункту 3.2 Правил оформления кадастрового плана земельного участка N ГЗК-1-Т.О-04-01-01, утв. Росземкадастром 10 апреля 2001 г., в определенных случаях в строку «16» раздела В.1 кадастрового плана заносится отметка «площадь ориентировочная, подлежит уточнению при межевании» —Правила оформления кадастрового плана земельного участка. ГЗК-1-Т.О-04-01-01 (утв. Росземкадастром 10.04.2001) /http://base.consultant.ru/.

Таким образом, формально межевание не является необходимым элементом кадастрового учета. Однако судебная практика в своем большинстве придерживается мнения, что кадастровые планы земельных участков, межевание которых не осуществлялось, не являются документами, индивидуализирующими участки для совершения с ними сделок —См.Определение ВАС РФ от 31 марта 2008 г. N 1857/08/http://base.consultant.ru/.

Границы земельногоq участка, не имеющего кадастрового номера (в т.ч. условного) или не прошедшего кадастровыйq учет, не обособлены и не выделены в натуре. Соответственно, такой земельныйq участок не существует как самостоятельный объектq гражданских прав. До прохождения государственного кадастрового учета и присвоения кадастрового номера земельныйq участок не может быть признан недвижимым имуществом, обладающим признакамиq индивидуально-определенной вещи, и, следовательно, не может являться объектом гражданскихq прав.

В-четвертых, земельный участок как объект права собственности имеет пространственноеz измерение: воздушноеz пространство и пространство недр. Воздушное пространство имеет нетелесный характер, в отличие от пространстваz недр.

В-пятых, земельное законодательство как отмечалось выше понимает под земельным участком часть земной поверхности с определенными характеритсиками. Сквозь призму нашего исследования, ключевым в этом определении является слово «поверхность», которое в русском языке означает «наружная сторона чего-нибудь» —Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1963. С. 518. Из смысла данного определения можно предположить, что поверхность, наружная сторона - это поверхность земли. Такое юридическое понятие земельного участка не позволяет признать его вещью. В этом определении отсутствует главный признак вещи, на котором акцентируется внимание в теории гражданского права и который отражает характеристику земельного участка, связанную с удовлетворением потребностей людей. Земную наружную сторону нельзя использовать как средство производства в сельском и лесном хозяйстве, поскольку в определении земельного участка нет упоминания о почве. Земную наружную сторону нельзя также использовать как пространственный территориальный базис для строительства зданий, строений и сооружений, поскольку для этого нужно вторгнуться под земную поверхность.

В-шестых, в теории гражданского права предпринимаются попытки разграничить правовые режимыz земельных участков как недвижимости - сферы регулирования гражданского права и как природногоz объекта и природного ресурса - сферы земельногоz права. При этом утверждается, что главной целью применения конструкции вещных прав является создание правовых оснований для использования земельных участков как недвижимости.

В своих работах некоторые цивилисты утверждают, что существует гражданско-правовой режим земельныхz участков как недвижимости, гражданско-правовой режимz земель (земельный участок - объект гражданских прав) и т.д. Из этого следует, что земли имеют по крайней мере два разных режима: гражданско-правовой и земельно-правовой, причем о последнем представители науки гражданского права, как правило, вовсе не упоминают, как будто его не существует. Так, Е.А. Суханов считает, что смысл категории объектов гражданских правоотношений (объектов гражданских прав) заключается в установлении для них определенного гражданско-правового режима, т.е. возможности или невозможности совершения с ними определенных действий (сделок), влекущих известный юридический (гражданско-правовой) результат, т.е. правовой режим определяет поведение участников правоотношений, касающееся соответствующих материальных и нематериальных благ —См.: Гражданское право: Учебник: В 2 т. / Под ред. Е.А. Суханова. М., 2010. Т. 1. С. 295..

Однако, на наш взгляд, правовой режимz земель, земельных участковz един. Его нельзя разграничить на части, одна из которых регулируется нормами гражданского, а другая - нормами земельного права. Нормы земельногоz права и гражданского права в своей совокупности определяют правовой режим земельныхz участков как недвижимости. При этом каждая из этих отраслей регулирует соответствующий круг отношений. Более подробно правовой режим земельных участков будет в следующих параграфах настоящей работы.

Необходимо еще раз подчеркнуть: земляz как объект природы и природный ресурс - это объективная реальность, существующая миллионы лет, юридические же понятияz «недвижимость», «недвижимое имущество» - результат творческой деятельностиz юристов.

Данное обстоятельство определяет вывод о характере правовых норм, регламентирующих права на земельныеz участки и, соответственно, их отраслевую принадлежность. Предложенная в Концепции развития гражданского законодательства схема включения этих норм в текст ГК РФ и одновременное исключение их из текстаЗК РФ, на наш взгляд, не изменит их правовую природу, но явится нарушением нормыч. 3 ст. 36 Конституции РФ о том, что условия и порядок пользования землей определяются на основе федерального закона.

  1. Становление и современное развитие российского законодательства о земельных участках в особо охраняемых природных территориях

Институт собственности на земельные участки, в том числе участки в границах особо охраняемых природных территорий (далее - ООПТ) в России выступает одновременно и гарантией обеспечения частных интересов граждан (их объединений), и наряду с этим является залогом обеспечения публичных интересов в ходе успешной реализации отдельных направлений государственной политики.

История формирования института собственности на земельные участки в пределах категории земель особо охраняемых природных территорий неразрывно связана с процессом зарождения системы, особо охраняемых территорий в России, и начинается в XIII веке, когда появляются первые свидетельства о выделении территорий с особым режимом использования земель. В пределах этих земель запрещается хозяйственная деятельность, а ограничения прав на землю носят жесткий характер.

Приступая к исследованию путей развития законодательства, регулирующего отношения по использованию земельных участков в границах особо охраняемых территорий, следует отметить, во-первых, что само понятие «земли особо охраняемых территорий» стало употребляться  после вступления в силу действующего Земельного кодекса РФ 2001 года. Ранее в различные временные периоды такие земли именовались «охотные», «заповедные», «курортные», «земли несельскохозяйственного назначения» и т.д. Во-вторых, право собственности на земельные участки особо охраняемых территорий изначально, в течении многих веков устанавливалось отдельными разрозненными нормативными актами. Позднее, уже в предреволюционный период, необходимость создания заповедников была комплексно обоснована, и соответственно этой потребности стало формироваться законодательство о землях особо охраняемых территорий. В связи с этим, анализ исторических аспектов осуществления прав, на земельные участки особо охраняемых территорий следует разделить на отдельные этапы, а их периодизацию следует начать со времен царской России.

Первый этап - «заповедь государева» (приблизительно XIII-XVIII века). Первоначально особо охраняемые территории образовывались как охотничьи заказники, где не могли охотиться простые люди, а охотилась царская знать. Такие территории имелись  в окрестностях Петербурга, в Крыму и на Кавказе на которых  полностью прекращалась охота. Недаром многие современные заповедники возникли на месте тех «охот». В те же времена возникали и сезонные заказники, в которых полностью прекращалась охота в определенное время.

Собственно природоохранное значение этих мест состояло в том, что ихпрактически исключали из всех видов природопользования и, следовательно, это способствовало сохранение их в первозданном виде. На этом этапе говорить о создании собственно заповедников (в том смысле, как они понимаются сейчас) не приходится, однако в этот период происходит выделение территорий с особым режимом использования земельных участков, в пределах этих земель запрещается хозяйственная деятельность, а ограничения прав на землю носят строгий  характер.

Второй этап - наследие ПетраI (1705 - 1870 гг.).Важную роль в деле построения системы особо охраняемых территорий России следует отвести Петру первому, так как в годы его правления мероприятия по охране природы стали более целенаправленными и систематическими. По указу царя были определены водоохранные леса, где запрещалась вырубка деревьев в 30 верстах от больших рек и в 20 - от малых. В этих лесах нельзя было даже пасти скот. Ограничивалась или полностью запрещалась рубка корабельных сосновых лесов в окрестностях Петербурга, в Поволжье, на Урале. Объявлялись «заповедными» ценные для кораблестроения древесные породы: дуб, сосна, лиственница, клен, вяз, карагач. Для охраны лесов учреждалась специальная лесная стража. Наказания за нарушения этих запретов были исключительно строги: «За дуб, буде хоть одно дерево срубит, также и за многую лесов посечку, учинена будет смертная казнь». —Реймерс Н.Ф., Штшъмарк Ф.Р.Особо охраняемые природные территории. - М.: Мысль, 1978.- С. 123.

Именно Петр Великий учредил аптекарский огород, ставший прародителем ботанических садов: в 1706 году по указу ПетраI на тогдашней северной окраине Москвы, за Сухаревой башней, был заложен огород для выращивания лекарственных трав. С этого огорода ведет свою историю один из первых ботанических садов России. По указу царя там выращивались лечебные травы, собирались коллекции иноземных растений.

Государственная политика этого периода оказала определенное влияние на развитие особо охраняемых территорий в России. Меры, проводимые ПетромI в создании охраняемых территорий  наметили контуры общей стратегии, которая получила развитие в дальнейшем.

Третий этап - первые заповедники (1870-1917 гг.). Несмотря на то, что предпосылки формирования системы особо охраняемых территорий были заложены довольно давно, ее развитие началось только в концеXIX века.  При анализе этого исторического периода стоит отметить важную деталь: если ранее инициатива создания особых заповедных земель принадлежала царю или приближенным к нему князьям, то теперь ситуация меняется и приобретает характер дворянского движения - ученые дворяне на собственных землях создают заповедники. Эти заповедники уже во многом были похожи на нынешние: на их территории полностью прекращалась хозяйственная деятельность, а иногда даже проводились научные исследования, но они создавались не на государственных землях, а в пределах частных поместий. Так было в степном заповеднике Чапли, знаменитой теперь на весь мир Аскании - Нова, созданной в 1874 г. Ф.Э. Фальц-Фейном в Херсонской губернии. —Источник:официальный сайт Ботанического сада МГУ им. М.В. Ломоносова «Аптекарский огород»:http://www.hortus.ru.

Хотя частные землевладельцы по своей воле ограничивали свои права на принадлежащие им земельные участки с целью охраны природы,  все-таки, при всем том неоценимом вкладе, который внесли эти люди в дело охраны природы,   решить проблему, организации заповедника в  отдельных частных владениях было невозможно.

Таким образом, на данном этапе создание первых особо охраняемых территорий приобретает более осмысленный, целенаправленный и концептуальный характер, однако особо охраняемые территории были организованы частными землевладельцами, и находились в частной собственности.

В началеXX века были приняты отдельные законы в этом направлении. Итогом этого движения явилась организация в 1916 г. первого отечественного заповедника - Баргузинского. Это единственный государственный заповедник страны, учрежденный до Октябрьской революции 1917 года. —Первый заповедник в России - Баргузинский государственный заповедник - был создан 11 января 1917 г.11 января - в день рождения первого заповедника - ежегодно отмечается День заповедников и национальных парков. Указом Президента Российской Федерации 2017г. был объявлен Годом особо охраняемых природных территорий. См.:Указ Президента Российской Федерации от 1 августа 2015 г. № 392 «О проведении в Российской Федерации Года особо охраняемых природных территорий» // СЗ РФ. 2015. № 31. Ст. 4670.

Четвертый этап - советское время (1917-1991 гг.).Основное развитие законодательства об особо охраняемых природных территориях приходится уже на период советской власти. 27 октября 1917 годаII Всероссийским Съездом Советов Рабочих, Солдатских и Крестьянских Депутатов был принят Декрет о земле —СУ РСФСР. 1917. № 1., которым было  отменено право частной собственности на землю, и «вся земля государственная, удельная, кабинетская, монастырская, церковная, посессионная, майоратная, частновладельческая, общественная и крестьянская и т.д.» была отчуждена безвозмездно, обращена во всенародное достояние. Земельные участки с высоко - культурными хозяйствами: сады, плантации, рассадники, питомники, оранжереи и т.п. не подлежали разделу, а превращались в показательные и передавались в исключительное пользование государства или общин, в зависимости от их размера и значения. Таким образом, все частные заповедники стали государственной собственностью.

С этого момента началась разработка научной концепции правового режима земель, которые позднее были отнесены к землям особо охраняемых природных территорий (далее - ООПТ). Сразу же был принят ряд нормативно-правовых актов, в которых отмечалось, что заповедники являются национальным достоянием, предназначенным исключительно для выполнения научных и научно-технических задач страны.

В результате с 1930 по 1940 г. было учреждено 42 новых заповедника. И даже во время Великой отечественной войны ни один заповедник не был закрыт, а наоборот создавались новые. Значительным было в 1962 году  «Положение о государственных заповедниках РСФСР», которое вернуло им статус научно-исследовательских учреждений. Однако нельзя сказать, что после этого заповедники начинают функционировать стабильно и эффективно. —Горяшко  А.Государева заповедь. История российских заповедников // Газета«MOJI». 2002. № 4. С.5.

В декабре 1968 г. были приняты Основы земельного законодательства Союза ССР и союзных республик. Согласно ст. 40 Основ  землями заповедников признавались выделенные в установленном порядке участки земли, в пределах которых имеются природные объекты, представляющие особую научную или культурную ценность (типичные или редкие ландшафты, сообщества растительных или животных организмов, редкие геологические образования, и т.п.). Всякая деятельность, нарушающая природные комплексы заповедников или угрожающая сохранению природных объектов, имеющих особую научную или культурную ценность, запрещается как на территории заповедников, так и в пределах установленных вокруг заповедников охранных зон. Основы распределяли земли на шесть категорий, среди которых были выделены в отдельный раздел земли промышленности, транспорта, курортов, заповедников и иного несельскохозяйственного назначения.

В 1970 г. был принят Земельный кодекс РСФСР, который своим содержанием в отношении земель ООПТ продублировал положения Основ земельного законодательства Союза ССР и союзных республик, принятых Верховным Советом СССР 13 декабря 1968 г. Он действовал до 1991 года.

Таким образом, наиболее интенсивным периодом развития особо охраняемых территорий и правовых основ их деятельности можно считать советский период. Бесспорным является то, что был сделан переход от частных особо охраняемых земельных участков, располагавшихся в границах владений отдельных лиц и развивавшихся бессистемно, в сторону  построения системы государственных особо охраняемых территорий. Если ранее земли под такими объектами могли находиться в собственности князей, дворян, то в советский период земли и иные природные ресурсы ООТ находились исключительно в собственности государства.

Пятый этап - реформаторский (1991 - 2001 гг.).Начало данного периода связано с принятием Земельного кодекса РСФСР от 25 апреля 1991 года —Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета РСФСР. 1991. № 22. Ст.768.. Кодекс закрепил новый земельно-правовой строй и многообразие субъектов права собственности на землю. Кроме того, данный нормативный акт впервые выделил земли под особо охраняемыми объектами в отдельную категорию. Так, разделVI ЗК РСФСР был посвящен правовому режиму земель природоохранного, природно-заповедного, оздоровительного, рекреационного и историко-культурного назначения. К таким землям были отнесены земли заказников (за исключением охотничьих), запретных и нерестоохранных полос, земли, занятые лесами, выполняющими защитные функции, другие земли в системе охраняемых природных территорий - земли памятников природы, земли заповедников, памятников природы, природных (национальных) и дендрологических парков, ботанических садов и т.д. Правовые нормы земельного законодательства этого периода были направлены на сохранение уже сложившегося режима использования и охраны земель, однако они закрепили ряд ограничений, которые повлияли на содержание права собственности в отношении земель данной категории. Внутри этой категории земли делились на субкатегории, в зависимости от цели использования и степени их ограничения в гражданском обороте.

Так, земельные участки в составе земель природоохранного, рекреационного и историко-культурного назначения могли использоваться их частными собственниками без изъятия в пользу государства, однако хозяйственная деятельность в пределах таких земельных участков ограничивалась. В этот период практически полностью сформировалась законодательная основа для регулирования оборота этих земельных участков, и были  определены основные тенденции ее развития, нашедшие продолжение в современной правотворческой деятельности.

В настоящее время, с учетом уже указанных актов, нормативная правовая база в области определения пределов использования земельных участков в ООПТ и их оборотоспособности состоит из множества нормативных правовых актов, среди которых можно выделить Конституцию РФ, Земельный кодекс РФ, Лесной кодекс РФ, Гражданский кодекс РФ, Федеральный закон от 10 января 2001 г. № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды», других законов, указов Президента РФ, постановлений и распоряжений Правительства РФ, актов министерств, ведомств, а также нормативных правовых актов субъектов РФ и органов местного самоуправления.

Необходимо учитывать, что гражданское законодательство находится в исключительном ведении РФ, в то же время часть гражданско-правовых вопросов (владение, пользование и распоряжение земельными участками и другими природными ресурсами, разграничение государственной собственности), земельное законодательство, а также ООПТ отнесены к совместным полномочиям РФ и ее субъектов. Поэтому нормативные правовые акты регионального и муниципального уровня, касающиеся сферы ООПТ, должны закреплять регламентацию порядка образования, режима и охраны соответствующих ООПТ. При этом устанавливаемые ими ограничения гражданских прав не должны выходить за рамки, определенные федеральным законодательством, в случае противоречий приоритет имеют ФЗ. В отношении земельных участков в определенной ООПТ федерального, регионального или местного  значения устанавливается конкретный перечень обременений, который дол жен соответствовать ЗК РФ и ФЗ «Об ООПТ». В Республике Северная Осетия Алания правовое регулирование земель особо охраняемых природных территорий осуществляется на основании Закона РСО-Алания от 15 октября 2015 г.№ 33-РЗ «Об особо охраняемых природных территориях Республики Северная Осетия-Алания», а также Постановлений Правительства Республике Северная Осетия Алания от 22 сентября 2006 г. № 221 «О государственных природных заказниках регионального значения и закреплении охотничьего фонда общего пользования» и от 22 февраля 2008 г. № 31 «О памятниках природы Республики Северная Осетия – Алания» —Электронный ресурс. Режим доступа:http://base.consultant.ru/ (дата обращения 19.05.2018).

Таким образом, формирование современного правового представления о земельных участках в ООПТ как объектах гражданских прав складывалось постепенно. По всем этапам становления и развития российского законодательства в обозначенной сфере красной нитью проходит проблема определения пределов хозяйственного использования, оборотоспособности и как следствие прекращения права собственности на земельные участки в ООПТ, что проецируется на вопросы оптимального соотношения гражданско-правового и иного отраслевого регламентирования отношений, складывающихся по поводу такого специфического недвижимого имущества. Чтобы разобраться в сложившемся положении, для начала необходимо проанализировать и определить понятие земельного участка в ООПТ как объекта гражданских прав.

  1. Понятие земельного участка в особо охраняемых природных территориях как объекта гражданских прав

Формирование современного правового представления о земельных участках в особо охраняемых природных территориях как объектах гражданских прав складывалось постепенно. По всем этапам становления и развития российского законодательства в обозначенной сфере красной нитью проходит проблема определения пределов хозяйственного использования и оборотоспособности указанных земельных участков, что проецируется на вопросы оптимального соотношения гражданско-правового и иного отраслевого регламентирования отношений, складывающихся по поводу такого специфического недвижимого имущества.

В преамбуле Федерального закона «Об особо охраняемых природных территориях» от 14 марта 1995 г дается нормативное определение особо охраняемых природных территорий – это участки земли, водной поверхности и воздушного пространства над ними, где располагаются природные комплексы и объекты, которые имеют особое природоохранное, научное, культурное, эстетическое, рекреационное и оздоровительное значение, которые изъяты решениями органов государственной власти полностью или частично из хозяйственного использования, и для которых установлен режим особой охраны —Электронный ресурс. Режим доступа: Официальный интернет портал правовой информации http:/www.pravo.gov.ru (дата обращения 19.05.2018).

Модернизация рассматриваемого нормативного правового акта произошла в результате принятия ФЗ от 28 декабря 2013 г. № 406-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об особо охраняемых природных территориях» и отдельные законодательные акты Российской Федерации» —Российская газета. – № 295. – 2013. Из перечня ООПТ обоснованно были исключены лечебно-оздоровительные местности и курорты, а также территории традиционного природопользования коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока РФ, поскольку им не свойствен ряд признаков, характеризующих уникальные природные места, имеющие особое природоохранное, научное, культурное, эстетическое, рекреационное и оздоровительное значение.

С учетом особенностей режима использования земельных участков в ООПТ, последние, согласно п. 2 ст. 2 ФЗ «Об ООПТ», подразделяются на следующие категории: государственные природные заповедники, в том числе биосферные; национальные парки; природные парки; государственные природные заказники; памятники природы; дендрологические парки и ботанические сады.  Данный перечень не является исчерпывающим, поскольку п. 3 упомянутой статьи предусматривает возможность установления законами субъектов РФ иных категорий ООПТ регионального и местного значения. В РСО-Алания к таковым относятся  природные рекреационные зоны и природные достопримечательности —Закон РСО-Алания от 15 октября 2015 г.№ 33-РЗ «Об особо охраняемых природных территориях Республики Северная Осетия-Алания» // Электронный ресурс. Режим доступа:http://base.consultant.ru/ (дата обращения 19.05.2018). На прилегающих к заповедникам, национальным паркам, природным паркам и памятникам природы земельных участках и водных объектах могут создаваться охранные зоны с особым режимом их охраны и использования. При этом гражданско-правовой режим земельных участков в охранной зоне ООПТ (свободны в обороте, сравнительно широкие возможности по хозяйственному использованию) значительно отличается от гражданско-правового режима земельных участков в ООПТ.

На современном этапе развития общества невозможно обойтись без использования земельных участков в особо охраняемых природных территориях в хозяйственных целях, поэтому назрела необходимость исследовать их как объекты гражданских прав, определить их юридически значимые признаки и особенности гражданско-правового режима.

Следует признать, что понятие земельного участка как объекта гражданских прав не закреплено в отечественном законодательстве должным образом, поскольку системное толкование Земельного Кодекса РФ (далее – ЗК РФ) позволяет говорить о его интерпретации не как об объекте гражданских прав, а как об объекте земельных отношений, объекте права собственности и иных прав, предусмотренных ЗК РФ, что рассматривалось нами выше. Такая неоднозначная ситуация осложняется и отсутствием легальной дефиниции «объект гражданских прав», вопрос о котором в цивилистике является одним из самых дискуссионных. В ходе длительных споров появились три основные концепции понимания указанной гражданско-правовой категории – монистическая, плюралистическая и комплексная.

Приверженцы монистического подхода выделяют один-единственный унифицирующий абстрактный объект, объединяющий все его разновидности. Исходя из вещной теории объекта, объектом права выступает вещь («реальные предметы материального мира, продукты духовного творчества в объективированной форме» —Халфина Р.О. Общее учение о правоотношении. – М.: Юрид. лит-ра, 1974. – С. 214.), поскольку, по мнению С.Н. Братуся, поведение участников правоотношений относится к содержанию их прав и обязанностей, а в случае отсутствия вещи возникают безобъектные правоотношения —См.: Братусь С.Н. К вопросу об объекте правоотношения по советскому гражданскому праву // Советское государство и право. – 1950. – № 9. – С. 86.. Недостатком такого подхода является то обстоятельство, что не все объекты обладают свойством вещественности.

В.И. Сенчищев в качестве подлинного единственного объекта гражданских прав рассматривает правовой режим —См.: Сенчищев В.И. Объект гражданских правоотношений // Актуальные проблемы гражданского права / Под ред. М.И. Брагинского; Исследовательский центр частного права. Российская школа частного права. – М.: Статут, 1998. – С. 109.. Разумеется, за объектами гражданских прав закрепляется определенный правовой режим, однако эти понятия не отождествляются, а их уравнивание не дает никакого представления о том, что же стоит за объектами гражданских прав в действительности —Также об этом см.: Галеева Р.Ф. Сущность объектов гражданских прав // Учен. зап. Казан. ун-та. Сер. Гуманит. науки. – 2016. – Т. 151. – № 4. – С. 94..

Отрицательным моментом в монистической концепции является невозможность учесть многовариантность гражданских правоотношений, а объекту выступить их дифференцирующим фактором.

Сторонники плюралистического взгляда на объект гражданских прав признавали его многообразие. Еще Г.Ф. Шершеневич обращал внимание, что юридическое понятие об объектах права соответствует экономическому представлению о благах; поэтому он к ним относил вещи как части внешнего мира, а также действия других лиц —См.: Шершеневич Г.Ф. Курс гражданского права. – Тула: Автограф, 2001. – С. 73, 127. О.А. Красавичиков понимал под объектами гражданских прав материальные (в особенности вещи и результаты действий должника) и нематериальные блага (главным образом специфическую группу личных нематериальных благ – честь, достоинство, деловая репутация и др.) —См.: Советское гражданское право. Учебник. Т.1 / под ред. О.А. Красавчикова. – М.: Высш. шк., 1985. – С. 191-200. (Автор главы О.А. Красавчиков).. М.М. Агарков считал, что объектом права следует признавать то, на что направлено поведение обязанного лица – вещи, продукты духовного творчества —См.: Агарков М.М. Обязательство по советскому гражданскому праву // Агарков М.М. Избранные труды. В 2 т. Т. 1. – М.: АО «Центр ЮрИнфоР», 2002. – С. 195.. Обратим внимание, что в более поздних трудах О.С. Иоффе отошел от монистического представления об объекте гражданских прав и стал выделять три объекта: юридический (поведение, которое вправе требовать управомоченный), волевой (воля носителя гражданских прав и обязанностей) и материальный (конкретное благо) объекты —См.: Иоффе О.С. Советское гражданское право. – М.: Юрид. лит-ра, 1967. – С. 216-219.

В комплексной теории, представляющей собой синтез монистического и плюралистического подходов, выделяется два типа объектов гражданского правоотношения на основе их дуалистической природы: общий (фактическое общественное отношение) и специальный объект (вещи, продукты духовного творчества) —См.: Толстой Ю.К. К теории правоотношения. – Л.: Изд-во Ленингр. гос. ун-та, 1959. –С. 65., внешний объект —См.: Александров Н.Г. Законность и правоотношения в советском обществе. – М.: Госю- риздат, 1955. – С. 117-118., первичный (виды поведения) и вторичный объекты (вещи, нематериальные блага, действия людей) —См.: Тарановский Ф.В. Учебник энциклопедии права. – Юрьев: типография К. Маттисе- на, 1917. – С. 157-158; Гордон М.В. Советское авторское право. – М.: Госюриздат, – 1955. – С. 57-58., объект обязательства (конкретные блага) и предмет обязательства (действия субъектов) —См.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право: общие положения (книга 1).– М.: Статут, 2011. – С. 254.

Исходя из многочисленности научных взглядов на определение объектов гражданских прав, предлагаем выделить признаки последних, а потом выявить их наличие у земельного участка в ООПТ, с учетом особенностей которого и сформулировать гражданско-правовое понятие исследуемого недвижимого имущества.

Под признаками объектов гражданских прав цивилисты понимают общие или универсальные свойства, позволяющие все разнообразие объектов подвести под одно определение —См.: Зинченко С.А., Лапач В.А., Шапсугов  Д.Ю.Проблемы объектов гражданских прав. – Ростов-на-Дону: Изд-во СКАГС, 2011. – С. 41.. Однако теория гражданского права изобилует подходами к выделению таких признаков.

  1. Большинство ученых в качестве признака объектов гражданских прав выделяет способность удовлетворять какие-либо потребности участников гражданских правоотношений. Причем эта способность у разных авторов имеет различные наименования - «ценностью» —  В научной литературе обоснованно указывается на то, что способность информации с ограниченным доступом удовлетворять имущественные и неимущественные потребности во многом совпадает с понятием социальной ценности (см.: Салихов И.И. Информация с ограниченным доступ как объект гражданских правоотношений: автореф. дис. … канд. юрид. наук. – Казань, 2004. – С. 23). Думаем, что такое утверждение распространяется на все объекты гражданских прав; «потребительская ценность» —. См.: Астахова М.А. Объект субъективного гражданского права: понятие и признаки //Гражданское право. – 2016. – № 2. – С. 6., «полезность» — См.: Шорников Д.В. Природные ресурсы как объекты гражданских прав: дис. ... канд. юрид. наук. – Иркутск, 2005. – С. 31.

Нелишне заметить, что сама связь объекта с категорией «потребность» помогает более полному раскрытию понятия объекта и его характеристики. Что же касается потребностей, то они должны носить частный характер, поскольку им соответствуют частные гражданские права. Поэтому справедливо будет говорить о том, что объекты гражданских прав обладают полезностью именно в частноправовом значении. Ценность в отношении земельных участков в ООПТ раскрывается через их особое природоохранное, научное, культурное, эстетическое, рекреационное и оздоровительное значение. Последние два делают существенный вклад в реализацию именно «частных» потребностей людей в отдыхе.

Далее, рассмотрим три специальных признака объектов гражданских прав, которые выделял один из крупнейших специалистов современной цивилистики – В.А. Лапач: дискретность, юридическая привязка и системность.

  1. Дискретность – «качественная, а также физическая и/или учетная определенность и обособленность от всех других объектов» — См.: Лапач В.А. Система объектов гражданских прав в законодательстве России: дис. …д-ра юрид. наук. – Ростов-на-Дону, 2002. – С. 14., своего рода пространственное отделение объектов гражданских прав. Разным природным ресурсам присуща различная степень дискретности, от которой находится в прямой зависимости степень их вовлечения в область гражданско-правового регулирования — См.: Баранов В.М. Гражданско-правовое регулирование оборота природных ресурсов: дис. … канд. юрид. наук. – М., 2006. – С. 55.. Физическая обособленность земельного участка достигается за счет установления границ части земной поверхности путем определения координат характерных точек. Выше нами уже рассматривалось  мнение о том, что земельный участок, как объект права трехмерен, а не двухмерен; в то же время для его описания достаточно системы из двух координат, как это и предусмотрено ЗК РФ. Индивидуализация отдельного земельного участка, в том числе и земельного участка в ООПТ как объекта гражданских прав, осуществляется с помощью кадастрового учета. По этому поводу П.Н. Бобин справедливо указывает на то, что в гражданский оборот может быть включен только такой природный объект, который обладает признаками индивидуально-определенной вещи — См.: Бобин П.Н. Гражданско-правовой режим природных объектов: дис. … канд. юрид. наук. – Челябинск, 2009. – С. 70..
  2. Юридическая привязка в качестве признака объектов гражданских прав определяется как гарантированная возможность их правового закрепления за участниками гражданских правоотношений: физическими и юридическими лицами, РФ, ее субъектами и муниципальными образованиями. Выделение юридической привязки, по словам Д.В. Козлова, «обеспечивает правовое «связывание» объектов с носителями субъективных прав, создает ту самую «несвободность» предметов внешнего мира, которая и выступает предпосылкой господства лиц, признаваемых субъектами права, над предметами внешнего мира» —Козлов Д.В. Вещные и обязательственные права в системе прав на водные объекты: дис. … канд. юрид. наук. – Ростов-на-Дону, 2007. – С. 18.. Указанное свойство охватывает не только право собственности, ограниченные вещные права, но и обязательственные отношения, возникающие по поводу владения и (или) пользования тем или иным объектом гражданских прав.

Наличие юридической привязки у земельных участков в ООПТ следует из п. 2 ст. 95 ЗК РФ, п.п. 4, 5, 8 ст. 2 ФЗ «Об ООПТ», исходя из системного толкования которых, как правило, земельные участки, расположенные в ООПТ федерального значения, являются объектом федеральной собственности; в ООПТ регионального значения – собственностью субъектов РФ; в ООПТ местного значения – муниципальной собственностью. В случаях создания ООПТ или расширения их границ, туда попадают земельные участки физических и юридических лиц, которых особенно много при образовании ООПТ в населенных пунктах. Отсюда следует, что в пределах ООПТ могут находиться земельные участки всех форм собственности —Об этом также см.: Анисимов А.П., Доржи-Горяева Э.В., Чикильдина А.Ю. Современный взгляд на проблемы и перспективы землепользования в границах особо охраняемых природных территорий // Юрист. – 2012. – № 15. – С. 24-29.

В настоящий момент к земельным участкам в ООПТ применимы следующие виды ограниченных вещных прав: постоянное (бессрочное) пользование, пожизненное наследуемое владение и сервитут. С учетом реформирования гражданского законодательства постепенно первые два будут изживать себя (Законом № 171-ФЗ ст.ст. 20, 21 ЗК РФ признаются утратившими силу), а на смену им придет право постоянного землевладения (эмфитевзис), право застройки (суперфиций) и право личного пользовладения (узуфрукт). При этом ограниченные вещные права на земельные участки в ООПТ в зависимости от субъектного состава предлагаем группировать в два блока.

В первый попадают те ограниченные вещные права на земельные участки, которыми обладают или будут обладать в перспективе государственные учреждения, ведающие ООПТ – право постоянного (бессрочного) пользования, а в будущем и право постоянного землевладения. В ст. 299.5 Проекта ФЗ № 47538-6 субъекту эмфитевзиса предоставляются довольно большие усмотрения в части его распоряжения. Допустимо отчуждение, передача в залог, продажа с публичных торгов (и при обращении взыскания), переход в порядке универсального правопреемства права постоянного землевладения. Его субъект вправе сдавать земельный участок в аренду, и это притом, что в настоящее время учреждения не могут быть арендодателями земельных участков, расположенных в границах ООПТ. Если обозначенные юридические лица будут иметь довольно широкие возможности по распоряжению ограниченным вещным правом на земельные участки в ООПТ, то защита и охрана уникальных природных объектов и комплексов будет поставлена под сомнение. В связи с этим справедливым представляется мнение М.И. Васильевой о том, что «перспектива» в виде эмфитевзиса «должна тщательно просчитываться в отношении земель ООПТ» —См.: Васильева М.И. Земельные и природно-ресурсовые отношения в Концепции развития законодательства о вещном праве // Экологическое право. – 2013. – № 5/6. – С. 25., поскольку содержание данного права не отражает задач их создания. Стало быть, вводить право постоянного землевладения применительно к земельным участкам в ООПТ следует осторожно. Причем, учитывая зонирование территории национального парка, ограничения должны касаться не всех функциональных зон, а только заповедной и особо охраняемой —См.: Лунева Е.В. К вопросу о новеллах гражданского законодательства, существенно повлияющих на имущественные отношения, объектом которых является земельный участок особо охраняемых природных территорий // Изменения в Гражданском кодексе Российской Федерации: новеллы гражданского законодательства 2012: сборник материалов Всерос. науч.-практ. конф. (г. Казань, 15 июня 2012 г.). – М.: Юрист, 2012. – С 214.

Что же касается второго блока, то туда входят ограниченные вещные права частных лиц, земельные участки которых попали в границы ООПТ при их создании. К ним относятся право постоянного (бессрочного) пользования; пожизненного наследуемого владения, право ограниченного пользования чужими земельными участками в ООПТ, а в последующем, эмфитевзис, суперфиций и узуфрукт.

Установление эмфитевзиса, суперфиция и узуфрукта на земельные участки в ООПТ, принадлежащие на праве собственности физическим и юридическим лицам, а также на региональные и муниципальные земельные участки в национальном парке, считаем возможным без каких-либо препятствий. Дело в том, что перечисленные земельные участки свободны в обороте и собственники имеют право распоряжаться ими по своему усмотрению, в том числе и передавать земельные участки другим субъектам гражданского права на основании соответствующих ограниченных вещных прав.

Согласно ст. 300 Проекта ФЗ № 47538-6 право застройки —См: Кирсанов А.Р. О праве застройки // Имущественные отношения в Российской Федерации. – 2013. – № 1 (137). – С. 91-92 предусматривается с целью возведения на чужом земельном участке зданий или сооружений и для дальнейшей эксплуатации последних. Ключевым моментом для развития хозяйственного использования ООПТ без ущерба природным достопримечательностям является императивно вводимая Проектом ФЗ № 47538-6 обязанность лица, имеющего право застройки, использовать земельный участок в соответствии с его целевым назначением и разрешенным использованием. Указанное обстоятельство образует дополнительную правовую гарантию, позволяющую при строительстве и реконструкции сооружения на земельном участке в ООПТ учитывать запреты, составляющие его природоохранный режим. Немаловажным является и то, что при прекращении права застройки здания и сооружения, принадлежавшие лицу, имеющему право застройки, будут поступать в собственность собственника земельного участка в ООПТ, что позволит сохранить единство постройки и земельного участка. С учетом последнего положения суперфиций можно будет распространить и на специально выделенные земельные участки частичного хозяйственного использования в пределах государственного природного заповедника, но только для возведения объектов, позволяющих осуществлять научные наблюдения за природными процессами —См.: Лунева Е.В. Проблемы и пути развития гражданского права в области  ограниченных вещных прав на земельные участки особо охраняемых природных территорий // Вестник Волжского ун-та им. В.Н. Татищева. Серия Юриспруденция. – 2013. – Вып. 2 [78]. – С. 40.

Право личного пользовладения земельным участком в ООПТ будет возможно, однако, скорее всего, не получит большого распространения. Дело в том, что статья 302 Проекта ФЗ № 47538-6 вводит узко очерченный круг субъектов на узуфрукт – граждане и некоммерческие организации. Для физических лиц такое ограниченное вещное право в условиях преобладания публичной собственности на земли ООПТ будет способствовать удовлетворению потребностей граждан в отдыхе и спорте. С учетом природоохранных требований гражданам, проживающим на территории государственного природного заповедника, стоит предоставлять специально выделенные земельные участки частичного хозяйственного использования в границах обозначенной ООПТ на указанном ограниченном вещном праве. Для некоммерческих организаций узуфрукт на земельный участок в ООПТ следует связать с научной и просветительской деятельностью.

Что же касается обязательственных прав, то юридическая привязка реализуется через временное господство обладателя земельного участка в ООПТ, возникшее на основании договора аренды, субаренды, безвозмездного пользования и др.

  1. Признак системности означает, что объекты гражданских прав обязаны образовывать определенную систему, которая в свою очередь должна иметь взаимообусловленную связь с основными категориями гражданского права вообще —См.: Лапач В.А. Система объектов гражданских прав в законодательстве России: дис. …д-ра юрид. наук. – Ростов-на-Дону, 2002. – С. 185-190. Указанное свойство позволяет определить, как и в каком качестве, земельный участок в ООПТ интегрируется в единство закономерно организованных объектов гражданских прав. Как элемент системы объектов гражданских прав земельный участок в ООПТ примыкает к материальным благам, является вещью, недвижимым имуществом и одним из видов земельных участков.
  2. Многие современные цивилисты в качестве самостоятельного признака объектов гражданских прав рассматривают правовой режим (гражданско-правовой режим). С ними следует согласиться, поскольку объектами прав являются невсе предметы материального мира, а только те из них, которые могут быть подведены под определенный правовой режим, то есть могут быть квалифицированы в качестве определенного типа объектов прав —См.: Свирков С.А. К вопросу об объектах гражданских прав // Актуальные проблемы российского права. – 2012. – № 1. – С. 107. Гражданско-правовой режим представляет собой дифференцирующий признак объектов гражданских прав, отделяющий их друг от друга, индивидуализирующий и характеризующий в юридическом плане — См.: Шорников Д.В. Природные ресурсы как объекты гражданских прав: дис. ... канд. юрид. наук. – Иркутск, 2005. – С.С 37..

Из-за отсутствия легальной дефиниции гражданско-правового режима в теории гражданского права ведутся неутихающие споры о том, что же представляет собой указанная правовая категория. Одни исследователи рассматривают его через призму абсолютного права, прежде всего, через право собственности —См., например, Валеев М.М. Вещи как объекты гражданских правоотношений: дис. …

канд. юрид. наук. – Екатеринбург, 2003. – С. 18. Другие отдают приоритет оборотоспособности объектов —См., например, Гражданское право … / Отв. ред. Е.А. Суханов … – С. 394. (Автор главы Е.А. Суханов); Шорников Д.В. Указ. соч. – С. 37; Егоров Ю.П. Правовой режим сделок как средство индивидуального гражданско-правового регулирования: дис. … д-ра юрид. наук.

– Екатеринбург, 2004. – С. 84. Третьи применяют комплексный подход – учитывают и статику, и динамику частноправовых отношений —См., например, Смышляев Д.В. Правовое положение объектов незавершенного строительства, особенности регистрации прав на такие объекты // Правовое регулирование оборота недвижимого имущества: Сборник научных статей / Ин-т частного права (Екатеринбург). – Екатеринбург: изд-во АМБ, 2002. – С. 24. Думается, что гражданско-правовой режим включает не только потенциально совершаемые сделки по поводу конкретного объекта гражданских прав, но и возможность обладать им на вещных правах, запреты, ограничения и дозволения по использованию определенного блага, юридические процедуры, а также меры защиты и меры ответственности за нарушения субъективных гражданских прав. В этом смысле справедлив вывод В.И. Сенчищева о том, что правовой режим как система юридических правил, определяющих положение исследуемого явления объективной действительности в качестве объекта гражданских прав, раскрывается через всю совокупность правил и норм, определяющих как статику, так и динамику правового существования анализируемого объекта — См.: Сенчищев В.И. Объект гражданских правоотношений // Актуальные проблемы гражданского права / Под ред. М.И. Брагинского; Исследовательский центр частного права. Российская школа частного права. – М.: Статут, 2014– С. 109. При этом, по мнению ученого, поскольку правовой режим является подлинным объектом гражданских прав, постольку существует только два признака последнего: возможность находиться в гражданском обороте и допущение объекта в оборот. Однако их нельзя признать универсальными, так как они не действуют в отношении некоторых социальных благ, которые признаются объектами гражданских прав, но остаются неотчуждаемыми, и, следовательно, не являются объектами имущественного оборота.

Отсюда следует вывод о том, что объектами гражданского права могут быть как полностью оборотоспособные, так и ограниченные и изъятые из оборота объекты.

Действующее законодательство относит государственные природные заповедники к особо охраняемым территориям федерального значения. В их границах природная среда сохраняется в естественном состоянии и полностью запрещается экономическая и иная деятельность лишь за некоторыми исключениями — См.: Федеральный закон от 14 марта 1995 г. N 33-ФЗ "Об особо охраняемых природных территориях".Часть 1 ст. 6 // СЗ РФ. 1995. N 12. Ст. 1024. Определен закрытый перечень мероприятий и видов деятельности, допустимых на территориях государственных природных заповедников — См.: Там же.Часть 2 ст. 9..

Земельным законодательством установлено, что земли государственных природных заповедников изъятые из оборота (т.е. не могут предоставляться в частную собственность, а также быть объектами сделок — Отступление от общих правил оборотоспособности земельных участков предусмотреноч. 11 ст. 22 Земельного кодекса России, которая допускает возможность установления федеральными законами случаев, когда изъятые из оборота земельные участки могут быть переданы в аренду. См.: Земельныйкодекс Российской Федерации от 25 октября 2001 г. 136-ФЗ // СЗ РФ. 2001. N 44. Ст. 414, предусмотренных гражданским законодательством), находятся в федеральной собственности. Земельные участки в границах государственных природных заповедников не подлежат приватизации — См.: Там же.Статьи 27 и95. См. также: Федеральный закон от 10 января 2002 г. N 7-ФЗ "Об охране окружающей среды".Часть 5 ст. 58 // СЗ РФ. 2002. N 2. Ст. 133; Федеральный закон от 21 декабря 2001 г. N 178-ФЗ "О приватизации государственного и муниципального имущества".Часть 8 ст. 28 // СЗ РФ. 2002. N 4. Ст. 251.

Еще одна новелла законодательства об особо охраняемых природных территориях допускает возможность преобразования государственных природных заповедников в национальные парки при условии наличия положительного заключения государственной экологической экспертизы материалов, обосновывающих такое преобразование — Преобразование осуществлено. в отношении семи государственных природных заповедников, в их числе трех биосферных. См.: Федеральныйзакон от 28 декабря 2013 г. N 406-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "Об особо охраняемых природных территориях" и отдельные законодательные акты Российской Федерации" // СЗ РФ. 2013. N 52 (часть I). Ст. 6971. См. также: Федеральный закон от 23 ноября 1995 г. N 174-ФЗ "Об экологической экспертизе".Пункт 6.1 ст. 11 // СЗ РФ. 1995. N 48. Ст. 4556..

Необходимость преобразования отдельных государственных природных заповедников в национальные парки Минприроды России объяснило исключительно тем, что на территориях нескольких существующих заповедников ведется (в силу исторически сложившихся обстоятельств) многолетняя масштабная рекреационная и иная деятельность, не соответствующая режиму заповедников, но в полной мере адекватная задачам и режиму национальных парков.

В науке гражданского права выделяют и другие признаки объектов гражданских прав: господство или власть обладателя над определенным явлением объективной действительности — См.: Захаров Д.Е. Животные как объекты гражданских прав: дис. … канд. юрид. наук. – Екатеринбург, 2010. – С. 23; Кашанин А.В. Кауза гражданско-правового договора как выражение его сущности // Журнал российского права. – 2001. – № 4. – С. 98, направленность на него деятельности субъектов — См.: Захаров Д.Е. Указ. соч. – С. 24;ВасильевА.С. Гражданско-правовое регулирование отношений по использованию радиочастотного спектра: дис. … канд. юрид. наук. – Екатеринбург, 2004. – С. 22, «редкость» (ограниченность) блага — См.: Васильев А.С. Указ. соч. . – С. 36, состояние присвоенности или отчужденности — См.:. Васильев А.С. Указ. соч. – С. 46 и т.д. Конечно, такие научные взгляды заслуживают внимания, однако указанные свойства либо являются частями других признаков, либо вообще позволяют применить их к любому правовому объекту, а не только к объекту гражданских прав.

Таким образом, признаками объектов гражданских прав являются: способность удовлетворять потребности, дискретность, юридическая привязка, системность и гражданско-правовой режим. Первые четыре свойства являются внутренними, когда объект гражданского права существует в объективной действительности независимо от признания его таковым законодателем; а пятый характеризует внешнюю сторону, свободную от внутренних свойств, когда благо закреплено в действующем законе именно как объект гражданских прав.

  1. Специфика оборотоспособности земельных участков в особо охраняемых природных территориях

Статика отношений, объектами которых являются земельные участки в ООПТ, была описана при анализе признака «юридическая привязка». Однако для полной характеристики статического положения рассматриваемого специфического недвижимого имущества необходимо говорить о природоохранных ограничениях, которые определяют рамки возможного использования земельных участков в ООПТ. Полностью из хозяйственного использования исключаются земельные участки в государственных природных заповедниках, включающие особо ценные экологические системы и объекты, а также земельные участки в заповедной зоне национальных парков, в отношении же остальных земельных участков в заповедниках и национальных парках и в иных категориях ООПТ законом закреплено лимитированное пользование.

Динамика рассматриваемых правовых отношений зависит от пределов допущения земельных участков в ООПТ в гражданский оборот. «Оборот» является важнейшей, фундаментальной, крайне распространенной правовой категорией в цивилистической отрасли. Неоднократно встречается указанное понятие и в ГК РФ. Все же, его легальная дефиниция до сих пор не закреплена в законодательстве. Этимологически «оборот» есть «обращение», которое, в свою очередь, определяется через «обмен»См.: Ожегов С.Ю., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. – М.: Азъ, 1995. –С. 426. Однако в правовом смысле гражданский оборот включает не только экономический обмен объектами гражданских прав, но и безвозмездные и односторонние сделки, а также переход имущества в порядке универсального правопреемства и в порядке приватизации, предоставление имущества на основании административных актов. Вместе с тем, участие в гражданском обороте определенного объекта гражданских прав напрямую зависит от его оборотоспособности, понятие которой законодатель опять-таки не дает. Анализ ст. 129 ГК РФ позволяет говорить о том, что оборотоспособность представляет собой возможность нахождения конкретного объекта в имущественном обороте. Поэтому в цивилистической литературе под ней принято понимать качественную характеристику или особое юридическое свойство объектов гражданских прав. Небезынтересными остаются вопросы сдерживания оборотоспособности. Применительно к такой ситуации, необходимо четкое разграничение категорий ограниченных в нем объектов и изъятых из него.

До реформирования гражданского законодательства легальный признак ограниченных в обороте объектов, выраженный в возможности принадлежать лишь определенным субъектам, не позволял отграничить такие блага от изъятых из оборота, поскольку последними также мог обладать только строго очерченный круг лиц. Поэтому сложившееся регулирование отношений, связанных с изъятыми и ограниченными в обороте объектами гражданских прав, позволяет говорить о том, что большинство из них, в правовом смысле, ранее придаваемом законодателем, являлись ограниченными в обороте. ФЗ от 2 июля 2013 г. № 142-ФЗ «О внесении изменений в подраздел 3 разделаI части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» —СЗ РФ. – 2013. – № 27. – Ст. 3434 Режим доступа: /http://base.consultant.ru/ (дата обращения 19.05.2018) (далее – ФЗ № 142) из ст. 129 ГК РФ исключены изъятые из оборота объекты, поскольку они охватывались понятием ограничения оборотоспособности объектов гражданских прав. Однако это вовсе не означает, что изъятые из оборота объекты полностью удалены из ГК РФ и иного отраслевого законодательства. Итак, с учетом изменений гражданского законодательства объекты гражданских прав характеризуются либо как свободные, либо как ограниченные в обороте. При этом в последнюю категорию входят объекты, которые имеют разный уровень ограничений. Теперь их можно систематизировать как полностью ограниченные, когда закрепляется максимальное лимитирование в правовой циркуляции объектов, и частично ограниченные в обороте (рис. 1).

Рис. 1.Виды объектов гражданских прав в зависимости от оборотоспособности.

Немаловажным является тот факт, что, согласно ч. 4 ст. 3 ФЗ № 142, правовой режим объектов гражданских прав, которые до дня вступления в силу указанного нормативного правового акта признавались изъятыми из оборота и в соответствии с п. 2 ст. 129 ГК РФ признаются ограниченными в обороте, сохраняется. Исходя из приведенной нормы, следует, что ранее изъятые из оборота объекты теперь считаются ограниченно оборотоспособными (полностью ограниченные в обороте) с сохранением первоначального их режима. Обозначенное положение распространяется на ст. 27 ЗК РФ «Ограничения оборотоспособности земельных участков», которая выделяет земельные участки как изъятые из оборота, так и ограниченные в нем; и на п. 2 ст. 6, п. 2 ст. 12 ФЗ «Об ООПТ», изымающие из оборота природные ресурсы и недвижимое имущество государственных природных заповедников и национальных парков.

Что касается зарубежного законодательства, то в одних зарубежных государствах изъятые из оборота объекты нормативно закреплены в гражданском законодательстве, в других – нет. Статья 129 ГК Республики Беларусь —См.: Грамадзянскі кодэкс Рэспублікі Беларусь ад 7 снежня 1998 г. № 218-З (з змен. ад 5 студзеня 2013 г.) // Ведамасці Нацыянальнага сходу Рэспублікі Беларусь. – 1999. – № 7-9. – Арт. 101 наряду с ограниченными в обороте предусматривает и изъятые из оборота объекты. Статья 826 ГК Италии закрепляет так называемые патримониальные вещи, изъятые из оборота, к которым относится имущество, предназначенное для нужд публичных служб —См.: Винницкий А.В. Институт публичной собственности в праве Франции, Испании и Италии // Вестник гражданского права. – 2013. – № 4. – С. 236-237.. В Германском гражданском уложении не упоминается о вещах, изъятых из оборота, однако общепризнано, что обозначенная категория существует, а режим таких объектов устанавливается исключительно публичным правом —См.: Винницкий А.В. Институт публичных вещей в германском праве // Вестник гражданского права. – 2013. – № 2. – С. 195..

Думается, что в целях обеспечения системности законодательства РФ целесообразнее было бы не исключать категорию изъятых из оборота объектов из ст. 129 ГК РФ, а использовать другой подход к модернизации ограничений оборотоспособности объектов гражданских прав: например, закрепить обе категории в указанной статье и выделить четкие нормативные параметры их дифференциации.

Предлагаем два критерия разграничения изъятых и ограниченных в обороте объектов гражданских прав: (1) возможность совершения гражданско-правовых сделок, не связанных с отчуждением; (2) наличие исключений бланкетного характера в запретах. Считаем, что в качестве изъятых из оборота необходимо рассматривать объекты, по поводу которых запрещено совершать любые гражданско-правовые сделки, независимо от принадлежности к определенному кругу лиц, поскольку, как было показано, изъятые из оборота блага могут находиться в любой форме собственности. Кроме того, в законе для таких объектов гражданских прав не могут быть предусмотрены бланкетные отступления из приведенного правила, в противном случае они станут ограниченно оборотоспособными. Под последними надо понимать такие объекты гражданских прав, которые либо не разрешается предоставлять в частную собственность, если законом не предусмотрено иное, либо для этого требуется специальное разрешение; также они могут быть предметами иных гражданско-правовых сделок, не связанных с отчуждением.

Отсутствие согласованности как внутриотраслевых гражданско-правовых положений, так и норм разной отраслевой принадлежности в сфере оборотоспособности земельных участков в ООПТ требует выделения общих и отличительных признаков ограниченных и изъятых из оборота земельных участков в ООПТ, характеризующихся разными гражданско-правовыми режимами. Такое размежевание позволит разделить сферы действия запретительного и разрешительного (запретительно-дозволительного) гражданско-правового регулирования.

Общность анализируемых понятий заключается в том, что и ограниченные, и изъятые из оборота земельные участки в ООПТ находятся в публичной собственности, а нормы о них обладают правосдерживающим эффектом применительно к оборотоспособности рассматриваемых частноправовых благ.

Различаются же вышеназванные категории степенью лимитирования гражданских прав на такое недвижимое имущество.Во-первых, изъяты из оборота земельные участки в ООПТ, принадлежащиефедеральномусобственнику в государственных природных заповедниках и национальных парках, в то время как ограниченные в обороте земельные участки в ООПТ могут находиться еще и в собственности субъектов РФ, и даже в муниципальной собственности. Обратим внимание, что образование государственного природного заповедника происходит с изъятием всех земельных участков иных владельцев, а создание национального парка допустимо и без выкупа такого недвижимого имущества. Поэтому заповедник состоит только из изъятых из оборота федеральных земельных участков, а в границах национального парка имеются земельные участки любой формы собственности, характеризующиеся разной оборотоспособностью. В результате возникает вопрос: если законодатель относит к изъятым из оборота земельные участки федеральной собственности лишь в границах государственных природных заповедников и национальных парков, а к ограниченным – земельные участки публичного собственника в других (кроме заповедника и национального парка) категориях ООПТ, то можно ли говорить об ограничении оборотоспособности земельных участков региональной и муниципальной собственности в границах национального парка? Получается, что нет. Указанные земельные участки, как и земельные участки частных собственников в пределах национального парка, являются полностью оборотоспособными.

Изложенная правовая позиция находит косвенное подтверждение в судебной практике. В 2014 г. Республика  Бурятия,  в  лице  специализированного  государственного  учреждения «Фонд имущества Республики Бурятия», заключила договор с победителем аукциона по продаже земельного участка регионального собственника (ранее приобретенного  государственным учреждением  здравоохранения «Детская республиканская больница» у гражданина) в Национальном парке «Тункинский». Признанный судами —См.: Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа № Ф02-2251 от 17 июня 2014 г. по делу № A10-4172-2013; Постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда № 04-АП-375/2013 от 18 марта 2014 г. по делу № А10-4172/2013; Решение Арбитражного суда Республики Бурятия от 10 декабря 2013 г. по делу № А10-4172/2013 [Электронный ресурс] Режим доступа: /http://base.consultant.ru/ (дата обращения 19.05.2018).. правомерным отказ регистрационной службы в регистрации перехода права собственности на этот земельный участок, был обоснован не ограничением его оборотоспособности, установленным ст. 27 ЗК РФ, а исключительным правом федерального государственного бюджетного учреждения, ведающего указанной ООПТ, на приобретение земельных участков в границах национального парка.

Во-вторых, ограниченные в обороте земельные участки в ООПТ могут быть предметами и гражданско-правовых сделок, не связанных с отчуждением имущества. Чаще всего, такие земельные участки являются объектами арендных или субарендных отношений —Постановление ФАС Московского округа от 10 января 2014 г. № Ф05-7688/2013 по делу № А40-87504/12-148-831 [Электронный ресурс]. Режим доступа: /http://base.consultant.ru/ (дата обращения 19.05.2018). При необоснованном отказе в заключении договора аренды ограниченного в обороте земельного участка в ООПТ суды указывают, что факт включения спорного земельного участка в состав ООПТ не позволяет заявителю требовать передачи его в собственность, но не исключает возможности его аренды —Постановление ФАС Московского округа от 20 августа 2013 г. по делу № А40-85295/12- 41-802 [Электронный ресурс]. Режим доступа: /http://base.consultant.ru/ (дата обращения 19.05.2018).

В-третьих, в исключительных случаях ограниченные в обороте земельные участки в ООПТ могут предоставляться в собственность физических и юридических лиц, но только тогда, когда обозначенное положение устанавливается федеральным законом. Пока в них не содержится четкой формулировки о возможности приобретения такого участка в частную собственность. Однако ее можно вывести кос венным путем. Статья 16 ФЗ «О введении ЖК РФ» предусматривает бесплатный переход земельного участка в общую долевую собственность собственников помещений многоквартирного дома, расположенного на нем. Разумно предположить, что данная норма должна распространяться и на земельные участки в ООПТ. Подобного мнения придерживается Минэкономразвития РФ и Федеральная служба государственной регистрации, кадастра и картографии. В их письмах —См.: Письмо Минэкономразвития РФ от 28 апреля 2010 г. № Д23-1568 «Об оформлении прав на земельные участки собственников помещений многоквартирного дома, который находится в границах земельного участка площадью 173,1 га, предоставленного на праве постоянного (бессрочного) пользования ФГУП, и относится к землям особо охраняемых территорий». [Электронный ресурс]. Режим доступа: /http://base.consultant.ru/ (дата обращения 19.05.2018).; Письмо Минэкономразвития РФ от 19 июля 2010 г. №  Д23-2704 «О праве общей долевой собственности собственников помещений в многоквартирном доме» // Нормирование в строительстве и ЖКХ. – 2011. – № 1; Письмо Минэкономразвития РФ от 14 октября 2011 г. № ОГ-Д23-1670 «О предоставлении в собственность земельного участка, отнесенного к особо охраняемой природной территории федерального значения, в том числе, если на данном земельном участке расположены многоквартирный дом и иные входящие в состав данного дома объекты недвижимого имущества». [Электронный ресурс]. Режим доступа: /http://base.consultant.ru/ (дата обращения 19.05.2018).; Письмо Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии от 1 июля 2010 г. № 14-5119-ГЕ «О рассмотрении обращения». [Электронный ресурс]. Режим доступа: /http://base.consultant.ru/ (дата обращения 19.05.2018). указывается, что с момента формирования земельного участка в ООПТ и проведения его государственного кадастрового учета он относится к собственности собственников помещений многоквартирного дома и отсутствует необходимость в принятии решения соответствующими органами о его предоставлении. Однако подобные письма не являются нормативными документами, а разъясняют конкретную ситуацию по отдельно поступившим запросам. На практике возникали отказы государственных органов в предоставлении земельного участка в ООПТ, на котором находится многоквартирный дом, в частную собственность. Судебная практика в отношении данного вопроса далеко неоднозначна. Показательным примером здесь может служить дело № А40-80260/11-9-692, при рассмотрении которого суды первой —См.: Решение Арбитражного суда города Москвы от 23 декабря 2011 г. по делу № А40- 80260/11-9-692 [Электронный ресурс]. Режим доступа: /http://base.consultant.ru/ (дата обращения 19.05.2018). и второй —См.: Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 22 марта 2012 г. по делу № А40-80260/11-9-692. [Электронный ресурс]. Режим доступа: /http://base.consultant.ru/ (дата обращения 19.05.2018). инстанции признали законной возможность приобретения земельного участка в ООПТ в общую собственность собственниками помещений многоквартирного дома, но кассационная инстанция отменила решения нижестоящих судов —См.: Постановление ФАС Московского округа от 2 августа 2012 г. по делу № А40- 80260/11-9-692 [Электронный ресурс]. Режим доступа: /http://base.consultant.ru/ (дата обращения 19.05.2018).. В порядке надзора рассматриваемое дело было передано в Президиум ВАС РФ, который указал, что право общей долевой собственности собственников помещений в многоквартирном доме на земельный участок возникает в силу положений ЖК РФ и ФЗ «О введении ЖК РФ», поэтому заявитель вправе требовать формирования границ этого участка, в том числе и в случае, если жилой дом расположен в границах ООПТ, независимо от того, введен он в эксплуатацию до создания ООПТ или после —См.: Постановление Президиума ВАС РФ по делу № А40-80260/11-9-692 от 19 февраля 2013 г. [Электронный ресурс]. Режим доступа: /http://base.consultant.ru/ (дата обращения 19.05.2018).. Указанное обстоятельство свидетельствует о наличии тенденции расширения возможностей перехода прав на такое недвижимое имущество.

Таким образом, в общем виде третий признак разграничения ограниченных и изъятых из оборота земельных участков в ООПТ характеризуется тем, что для правил об изъятых из оборота земельных участках в ООПТ не может быть бланкетных исключений в виде положения «если иное не предусмотрено федеральными законами». На основании этого считаем необоснованным обстоятельство, при котором законодатель, используя формулировку «если иное не предусмотрено федеральными законами», закрепляет уклонительные от единых норм возможности по сдаче в аренду изъятых из оборота земельных участков (п. 11 ст. 22 ЗК РФ). В то время как в базовой статье, посвященной ограничению оборотоспособности земельных участков, не говорится о подобных отступлениях от общих правил об изъятых из оборота земельных участках (п. 2 ст. 27 ЗК РФ). Однако в отношении изъятых из оборота земельных участков, расположенных в границах государственных природных заповедников и национальных парков, такая оговорка прописана п. 4 ст. 27 ЗК РФ, который ссылается на ст. 95 ЗК РФ. В развитие указанных положений, для организации рекреации, познавательного  туризма,  физической  культуры  и  спорта п. 5 ст.  10 и п. 2 ст. 17 ФЗ «Об ООПТ» разрешают заключать с гражданами и юридическими лицами договоры аренды, предметами которых являются изъятые из оборота земельные участки в пределах национальных парков и биосферных полигонов государственных природных биосферных заповедников. Аналогично изъятые из оборота земельные участки в границах государственных природных заповедников и национальных парков п. 2 ст. 24 ЗК РФ дозволяется предоставлять в безвозмездное пользование работникам одноименных природоохранных учреждений. Обозначенные земельные участки в виде служебных наделов выделяются на основании заявления трудящегося на время установления трудовых отношений. Категории сотрудников, имеющих право на их получение, должны быть установлены законодательством РФ или законодательством ее субъектов. В настоящий момент земельные участки могут быть предоставлены только работникам лесной охраны государственных природных заповедников и егерям государственных природных заказников —См.: подпункт «а» п. 1 Постановления СМ РСФСР от 20 марта 1965 г. № 369 с изм. от 26 февраля 1992 г. «О служебных наделах работников лесного хозяйства и лесной промышленности, охотничьих хозяйств, линейных работников железнодорожного транспорта, автомобильных дорог и речного флота» // СП РСФСР. – 1965. – № 5. – Ст. 24.. Конечно, небесспорным остается момент квалификации предоставления служебных наделов: считать этот факт гражданско-правовым или же это сфера трудовых отношений? Поскольку право безвозмездного пользования земельным участком является имущественным правом с вещно-правовыми признаками —См.: Ахметьянова З.А. Вещное право: учебник. – М.: Статут, 2016. – С. 237, 238., предоставляющимся безвозмездно и на определенный срок, постольку отношения, связанные с выделением служебного надела все же являются гражданско-правовыми, хотя и связаны с трудовой деятельностью. Подтверждением чему является и ст. 39.10 ЗК РФ, вводимая Законом № 171-ФЗ, позволяющая оформлять предоставление служебного надела гражданско-правовым договором, заключаемым между гражданином-работником и учреждением, ведающим ООПТ. Следовательно, несмотря на то что земельные участки в государственных природных заповедниках и национальных парках ЗК РФ законодательно признаны изъятыми из оборота, фактически они только ограничены в нем.

Выявленная внутренняя противоречивость земельного законодательства влечет за собой нарушение правовой системности. Поэтому предлагаем подойти к проблеме дифференцированно и закрепить в ст. 27 ЗК РФ нормы о том, что действительно федеральные земельные участки в границах государственных природных заповедников и национальных парков изъяты из оборота, кроме специально выделенных земельных участков частичного хозяйственного использования, где допускается деятельность, направленная на обеспечение функционирования государственного природного заповедника и жизнедеятельности граждан, проживающих на его территории, а также земельных участков в пределах биосферных полигонов государственных природных биосферных заповедников и земельных участков федеральной собственности в границах рекреационной зоны, зоны охраны объектов культурного наследия, зоны хозяйственного назначения национальных парков. В таком случае необходимость прописывать исключения из исключений, нарушающих единство и согласованность правовых норм, отпадает. Кроме того, описанную правовую модель в области ограничений оборотоспособности земельных участков в ООПТ разумно применять и при введении эмфитевзиса, суперфиция и узуфрукта на такое имущество.

В-четвертых, исходя из системного толкования ст. 27 ЗК РФ и ФЗ «Об ООПТ», запрет на передачу в собственность другому публично-правовому образованию ограниченных в обороте земельных участков в ООПТ не усматривается. Поэтому судебная практика придерживается правовой позиции, согласно которой ограничение оборотоспособности таких земельных участков, находящихся в муниципальной собственности, не препятствует их безвозмездной передаче публичному собственнику иного уровня —См.: Определение ВАС РФ от 29 ноября 2013 г. № ВАС-16888/13 по делу № А73- 16373/2012 [Электронный ресурс]. Режим доступа: /http://base.consultant.ru/ (дата обращения 19.05.2018).. При этом в силу равноправия форм собственности указанный переход должен быть возможен не только от муниципального к региональному и федеральному собственнику, но и в обратном порядке. В данном случае не происходит трансформация разрешительного (запретительно-дозволительного) в дозволительное гражданско-правовое регулирование, так как при изменении публичного собственника ограничения оборотоспособности земельных участков в ООПТ сохраняются. Следуя этой логике, можно предположить, что ограниченные в обороте земельные участки в ООПТ могут быть предоставлены другим публичным собственникам и на основе возмездных сделок, что являет собой четвертый отличительный признак. Указанные рассуждения находят прямое подтверждение в п/п. 2 п. 2 ст. 39.30 ЗК РФ, которым устанавливается запрет на передачу земельных участков, находящихся в федеральной собственности, из состава земель ООПТ федерального значения в муниципальную собственность или собственность субъектов РФ —См.: Закон № 171-ФЗ. Режим доступа: /http://base.consultant.ru/ (дата обращения 19.05.2018).

Таким образом, проведенное исследование позволяет выделить параметры, отделяющие ограниченных из оборота земельные участки в ООПТ от изъятых из оборота: (1) возможность совершения гражданско-правовых сделок, не связанных с отчуждением; (2) наличие исключений бланкетного характера в запретах в виде формулировки «если иное не предусмотрено федеральными законами»; (3) возможность нахождения не только в федеральной, но и в собственности субъектов РФ и в муниципальной собственности; (4) возможность перехода земельного участка к публичным собственникам иного уровня. Ограниченные в обороте земельные участки в ООПТ обладают всеми четырьмя признаками, в отличие от изъятых из оборота земельных участков в ООПТ, которым не должен быть свойствен ни один из них. Предлагаемый подход обеспечивает не только стабильность гражданского оборота в рассматриваемой области, но и определенность в выборе типа гражданско-правового регулирования (запретительного или запретительно-дозволительного), применяемого в конкретном случае при ограничении оборотоспособности земельных участков в ООПТ.

С учетом изменений ГК РФ земельные участки в ООПТ могут быть свободны в гражданском обороте, но, как правило, ограничены в нем. Беспрепятственно могут переходить от одного субъекта к другому земельные участки в ООПТ, принадлежащие на праве собственности частным лицам, а также региональные и муниципальные земельные участки в национальном парке. Земельные участки федерального собственника в пределах государственного природного заповедника и национального парка, как уже было указано, изъяты из оборота. Земельные участки публичного собственника в пределах всех остальных ООПТ являются ограниченно оборотоспособными —Подробнее см.: Лунева Е.В. Специфика и тенденции развития законодательства в сфере гражданского оборота земельных участков особо охраняемых природных территорий // Вестник Пермского ун-та. Юридические науки. – 2014. – Вып. 2 (24). – С. 95.

Законодателем предусмотрен запрет на приватизацию земельных участков публичного собственника в ООПТ —См. п. 8 ст. 28 ФЗ от 21 декабря 2001 г. № 178-ФЗ (с изм. от 2 ноября 2013 г.) «О приватизации государственного и муниципального имущества» // СЗ РФ. – 2002. – № 4. Ст. 251., чтобы уберечь их от бесконтрольного использования. Поэтому отказ в предоставлении в собственность таких земельных участков правомерен —См.: Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 4 февраля 2014 г. по делу № А32-14349/2013, Определение ВАС РФ от 21 ноября 2013 г. № ВАС-15947/13 по делу № А63-8602/2012, Определение ВАС РФ от 12 августа 2013 г. № ВАС-10435/13 по делу № А12-24891/2012 [Электронный ресурс] Режим доступа: /http://base.consultant.ru/ (дата обращения 19.05.2018). Если все же произошло отчуждение ограниченного в обороте или изъятого из него земельного участка в ООПТ, то суды признают договор купли-продажи ничтожным —См., например, Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 29 января 2013 г. по делу № А63-8358/2012 [Электронный ресурс]. Режим доступа: /http://base.consultant.ru/ (дата обращения 19.05.2018). Указанная сделка с 1 сентября 2013 года по общему правилу является оспоримой, если не признают, что она посягает на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц —См.: ФЗ от 7 мая 2013 г. № 100-ФЗ «О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации» // СЗ РФ. – 2013. – № 19. – Ст. 2327.. При этом в делах о понуждении к заключению договора купли- продажи земельного участка судам необходимо исследовать вопрос о публичном собственнике, полномочиях органа, выступающего от имени собственника в качестве продавца, об ограничениях оборота участка и его площади, включенной в состав ООПТ, и привлечь к участию в деле уполномоченный орган в сфере организации и функционирования природоохранных территорий —См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 9 октября 2012 г. № 5366/12 по делу А60- 38296/2010-С2 // Вестник ВАС РФ. – 2013. – № 1..

На обозначенные земельные участки в ООПТ не распространяется и действие ст. 39.20 ЗК РФ, ст. 3 ФЗ «О введении ЗК РФ» в части передачи их в частную собственность —См., например, Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 21 февраля 2013 г. по делу № А32-49848/2011 [Электронный ресурс]. Режим доступа: /http://base.consultant.ru/ (дата обращения 19.05.2018). Проблемы приобретения прав на земельные участки, на которых расположены здания, сооружения, а также переоформления на них ограниченных вещных прав физических и юридических лиц характеризуются особой остротой при попадании в границы ООПТ земельных участков населенных пунктов —См.: Камышанский В.П. Некоторые проблемы приватизации земельных участков особо охраняемых природных территорий // Хозяйство и право. – 2008. – № 10. – С. 63. Аналогичная проблема существовала и с земельными участками в лечебно-оздоровительных курортах, когда они относились к ООПТ —См.: Кузнецов Д.В. Ограничения оборота земельных участков в курортных населенных пунктах // Экологическое право. – 2011. – № 4. – С. 31; Камышанский В.П. О приватизации земли в городах-курортах // Вестник ФАС Северо-Кавказского округа. – 2008. – № 5. – С. 7. Дело в том, что между нормами п. 2 ст. 83 и п. 1 ст. 95 ЗК РФ существует противоречие. Согласно первой из них – земельные участки, расположенные в границе городских и сельских населенных пунктов, относятся к категории земель населенных пунктов —Проект ФЗ № 465407-6 «О внесении изменений в Земельный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации в части пере хода от деления земель на категории к территориальному зонированию» (ред. от 4 марта 2014 г.) ([Электронный ресурс]. Режим доступа: /http://base.consultant.ru/ (дата обращения 19.05.2018), а исходя из другой – земли ООПТ включены в категорию земель особо охраняемых территорий и объектов. В результате происходит «наложение» двух различных правовых режимов. А поскольку любой правовой режим тесно связан с оборотоспособностью объектов, постольку государственные органы, используя указанное обстоятельство, трактуют нормы о предоставлении земельного участка населенного пункта в ООПТ в собственность на свое усмотрение, естественно, не в пользу частных лиц, находя поддержку и в судебной системе —См.: Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 29 января 2013 г. по делу № А63-8358/2012 [Электронный ресурс]. Режим доступа: /http://base.consultant.ru/ (дата обращения 19.05.2018). Поэтому частным субъектам приходится довольствоваться лишь арендными отношениями.

Итак, в результате проведенного анализа получаем, что земельный уча- сток в ООПТ обладает всем набором признаков объектов гражданских прав. С учетом специфики гражданско-правового режима земельного участка в ООПТ следует сформулировать собственное оригинальное определение земельного участка в ООПТ как объекта гражданских прав. Земельный участок в ООПТ как объект гражданских прав представляет собой недвижимую вещь в виде индивидуально-определенной части земной поверхности, способную удовлетворять рекреационные, спортивные, культурные, научные, эстетические, оздоровительные и другие потребности, где хозяйственное использование исключено или лимитировано системой природоохранных ограничений, которая характеризуется различной степенью ограничения оборотоспособности, а в некоторых случаях может свободно переходить от одного субъекта к другому.  Своеобразные правовые свойства и  качества земельного участка в ООПТ, перечисленные в данном понятии, являются ключевыми при определении его положения среди других объектов гражданских прав.

ГЛАВА 2. ПРОБЛЕМЫ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ НЕКОТОРЫХ ОСНОВАНИЙ ПРЕКРАЩЕНИЯ ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ НА ЗЕМЕЛЬНЫЕ УЧАСТКИ В ОСОБО ОХРАНЯЕМЫХ ПРИРОДНЫХ ТЕРРИТОРИЯХ

2.1. Понятие и общие основания прекращения права собственности на земельные участки

На современном этапе участки земель выступают сложными и комплексными объектами, обладающими как природной, так и общественной ценностью. Правовое регулирование вопросов, связанных с земельными участками в России, как отмечалось выше, носит межотраслевой характер. Основаниям прекращения права собственности, в особенности права собственности на земельные участки, в российской гражданско-правовой науке уделяется гораздо меньше внимания в отличие от исследований оснований и способов приобретения права собственности. Однако, несмотря на это, в научной юридической литературе можно встретить аналогичные, что и при приобретении права собственности, точки зрения относительно соотношения понятий «основания» и «способы» прекращения права собственности.

Прекращение права собственности означает не что иное, как прекращение соответствующего конкретного правоотношения. Как отмечал В.И. Синайский, прекращение правоотношений может быть окончательным и условным. По мнению автора, окончательное прекращение правоотношения имеет место тогда, когда происходит исчезновение права лица из гражданского оборота, как, например, прекращение права пожизненного владения со смертью владельца. Если же прекращение права  у одного лица, породило его у другого, то оно не исчезло из гражданского оборота, изменилось лишь юридическое отношение. Однако, как указывает В.И. Синайский, прекращение юридического отношения собственности может быть и условным. Условность имеет место тогда, когда право лица исчезает из оборота таким образом, что оно заменяется другим правом —Синайский В.И. Русское гражданское право. Выпускъ 1: Общая часть и вещное право. Киев: Типография Р.К. Лубковского, 1914. С. 193..

Таким образом, автор рассматривает прекращение правоотношений и, следовательно, соответствующих субъективных прав с точки зрения гражданского оборота. Г.Ф. Шершеневич отмечал, что «прекращение юридического отношения между лицами происходит тогда, когда разрывается связь между его элементами, вследствие устранения субъекта, уничтожения объекта, нарушения соответствия между правом и обязанностью. Это имеет место в случаях: отречения, отчуждения, потери прав, слияния права и обязанности, прекращения права в тесном значении слова» —Шершеневич Г.Ф. Курс гражданского права. Тула: Автограф, 2001. С. 76 - 77.. При этом под отречением следует понимать одностороннее изъявление воли управомоченного субъекта, носителя права, направленное на разрыв связи его с правом. По мнению Г.Ф. Шершеневича, такое отречение возможно лишь в отношении имущественных прав, примером может служить оставление вещи на произвол, отказ от наследства и иные аналогичные способы. Отчуждение же - добровольная уступка места управомоченного, активного субъекта определенному лицу. В этом и состоит основное отличие отчуждения от отречения – в первом случае право передается другому субъекту по взаимно согласованному волеизъявлению, а во втором, при передаче права заместитель не намечается —Там же. С. 77 - 78.. Таким образом, в данном случае автор также рассматривает прекращение прав с точки зрения гражданского оборота, что само по себе не вызывает возражений, однако, как отмечалось ранее, имея в виду конкретное правоотношение, прекращение права является окончательным и в этом смысле бесповоротным.

Следует согласиться с тем, что правоотношение собственности и субъективное право собственности может прекращаться в случае отречения собственника от своего права (отказ от права собственности), отчуждения им своего права другому лицу (например, по договорам купли-продажи, мены, дарения), а также в иных случаях предусмотренных законом (например, реквизиция, конфискация, отчуждение имущества, которое не может принадлежать данному лицу, и в других случаях).

При прекращении права собственности лицо больше не обладает законной возможностью осуществлять по своему усмотрению и в своем интересе триады правомочий собственника - владения; пользования и распоряжения принадлежавшим ему ранее имуществом, включая его в сферу своего хозяйственного господства, и отстранять других лиц от этого имущества.

В современных работах в области цивилистики  определение понятия прекращения права собственности строится с учетом юридическихqпредпосылок и условий, необходимых дляqпрекращения права, а также тех юридических последствий, которые влечет за собой прекращениеqуказанных правоотношений. Так, А.И. Кичко отмечает, что при принудительномqпрекращении праваqсобственности на земельный участок происходит безвозвратнаяqпотеря правовой связи между собственникомqиqземельным участком в результате применения мер государственногоqпринуждения. А.В. Турицын под прекращением праваqсобственности на земельныйqучасток сельскохозяйственного назначения предлагает понимать полное и окончательное отпадениеqвозможностей лица по своемуqусмотрению совершать в отношении принадлежащего ему участкаqлюбые действия, в том числе владеть,qпользоваться иqраспоряжатьсяqим по основаниям, предусмотренным законом. Э.С.qБутаева считает, что прекращениеqправа собственности помимо воли - это предусмотренная гражданским законодательством конкретная совокупность юридическихqоснований, предусматривающих не только исчерпывающийqперечень случаев изъятия вещи у собственника в одностороннемqпорядке, но и гарантированную законом целостную систему обеспечения надлежащей компенсации собственникуqубытков в полном объеме и упреждающем порядке —Бутаева Э.С. Прекращение права собственности помимо воли собственника: Дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.03. Краснодар, 2008..

Н.И.qТаскин предлагает понимать под прекращением праваqсобственности на земельныеqучастки «результат воздействия дозволяющих и (или) обязывающих юридическихqфактов на правоотношения собственности на земельныеqучастки, для которого характерен переходqправа собственностиqна данный объект гражданскихqправ от одного субъекта к другому, т.е. смена собственника», поясняя, что «сменаqсобственника земельного участка при прекращении права собственности является неизбежной и происходит всегда, посколькуqземля какqособыйqобъект праваqсобственности исчезнуть в результате потребления или гибели не может» —Таскин Н.И. Принудительное прекращение права собственности на земельный участок: Дис. ... канд. юрид. наук. М.: РГБ, 2003. С. 8..

С данной позицией автора, на наш взгляд, можно согласиться если учитывать, что под дозволяющими юридическими фактами автор понимает реализацию таких действий по прекращению права собственности, которые совершаются  в зависимости от усмотрения субъекта права собственности, а обязывающими - характеризующиеся императивностью, т.к. право собственности прекращается против воли собственника.

В самом общем виде можно отметить, что основаниями прекращения права собственности, как известно, выступают юридические факты, т.е. «обстоятельства, с которыми нормативные акты связывают какие-либо юридические последствия: возникновение, изменение или прекращение гражданских правоотношений» —Гражданское право: Учебник: В 3 т. / Отв. ред. А.П. Сергеев, Ю.К. Толстой. 6-е изд., перераб. и доп. М.: ТК Велби; Проспект, 2014. Т. 1. С. 104.. Юридические факты в гражданско-правовой науке и учебной литературе именуются правопрекращающими в том случае если закон связывает с ними прекращение права собственности. Здесь необходимо отметить, что одни и те же юридические факты одновременно могут быть и правообразующии и правопрекращающими для различных субъектов отношения. Обстоятельства, выступающие в роли юридических фактов, различны, что безусловно оказывает воздействие на различия порядка и момента прекращения права собственности.

Исследование данных обстоятельств их и классификации, и как следствие классификаций и оснований прекращения права собственности - необходимые предпосылки для изучения проблемы прекращения права собственности. В качестве гипотезы настоящей диссертации высказывается точка зрения, согласно которой право собственности может прекращаться по двум крупным группам оснований: по воле собственника (например, отказ от права собственности, отчуждение имущества) либо помимо воли собственника (например, гибель имущества, выкуп земельного участка для государственных или муниципальных нужд).

Наиболее подробно основания и способыzпрекращения права собственностиzисследованы в диссертации Е.И.zБуртовой —Буртовая Е.И. Прекращение права собственности по воле собственника в системе оснований и способов прекращения субъективного права собственности по законодательству Российской Федерации: Дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.03. Томск, 2011. С. 73 - 90.. Как полагает автор диссертации, правоzсобственности прекращается в связи с наступлением различныхzюридическихzфактов, имеющих различное значение для правоотношенияzсобственности, подобно тому, как при приобретении праваzсобственности различныеzправопорождающие юридические факты играют различную роль в его возникновении. Одни юридические факты, по мнению автора, только подготавливают «почву» для прекращения субъективного права собственности, создают для этого реальную, конкретную возможность (например, договор купли-продажи имущества). С другими юридическими фактами  непосредственно связывается прекращение права собственности (например, государственная регистрация перехода права собственности). Последние юридические факты и являются, по мнению автора, основаниями прекращения права собственности, так как именно с их наступлением возникает конкретная возможность прекращения права собственности определенного лица на соответствующее имущество. Таким образом автор дает на наш взгляд верное определение способов прекращения права собственности, под которыми понимает юридические факты, с которыми связывается прекращение права собственности у конкретного лица на индивидуально-определенную вещь —Буртовая Е.И. Прекращение права собственности по воле собственника в системе оснований и способов прекращения субъективного права собственности по законодательству РФ: Дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.03. Томск, 2011. С. 75 - 76..

В настоящей диссертации мы рассматриваем прекращение права собственности в отношении конкретного объекта – земельного участка в целом и земельного участка в ООПТ в частности. В этой связи, с учетом уже рассмотренной выше позицией Д.Д. Сониной —Сонина Д.Д. Правовые проблемы принудительного прекращения прав на землю в Российской Федерации: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.06. М., 2012. С. 5., следует рассматривать прекращение прав на землю как межотраслевой правовой институт, который включает в себя нормы как гражданского, так и земельного права. При этом необходимо учитывать, что гражданское право устанавливает основы (общие положения) прекращения прав на землю, а земельное право определяет особенности такого прекращения.

В юридической литературе уделяется внимание изучению отдельных способов и оснований прекращения права собственности, в которых, несомненно, усматривается позиция автором в отношении обще теоретической терминологии прекращения права собственности. Среди последних работ следует особенно выделить исследованиеzО.Г.zАвдониной —Авдонина О.Г. Прекращение права собственности на земельный участок: Автореферат дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.03. М.: РАНХиГС при Президенте РФ, 2013.  Прекращение праваzсобственности на земельныйzучасток происходит в результате действий, с которыми закон связывает возможность (усмотрение)zиzобязанностьz (принуждение) прекращения указанного права. В связи с этим основания прекращенияzправаzсобственности на земельный участок могут быть подразделены на: юридическиеzфакты, позволяющие прекратить правоzсобственности на земельныйzучасток (например, при отказе от праваzсобственности); юридические факты, принуждающие (обязывающие) прекратить право собственности на земельные участки (например, при обращенииzвзыскания на имущество по обязательствам).

В ходе своего диссертационного исследования О.Г.zАвдонина пришла к выводу, что прекращение права собственности на недвижимое имущество, в том числе и земельныеzучастки, «происходит в результатеzсовокупности юридических и фактическихzдействий (событий), совершаемых собственником или компетентнымzорганом, с которыми законодательство связываетzутрату праваzсобственности, в результате чего последнее либо перестает существовать вообще, либо возникает у иногоzсубъекта гражданского права». При этом автор приводит свою классификацию оснований прекращения права собственности: добровольное, то есть по воле собственника, и принудительное (помимо и против его воли). Кроме того, утрата отношений собственности возможна также по объективным причинам независимо от воли и сознания собственника. Ранее к такому же выводу в своем исследовании пришел А.А.zКрысанов —Крысанов А.А. Принудительное прекращение права собственности: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.03. Рязань, 2002. С. 7..

А.И.zКичко в свою очередь отмечает, что при принудительном прекращении права собственности на земельный участок происходит безвозвратная потеря правовой связи между собственником и земельным участком в результате применения мер государственного принуждения. На наш взгляд, при исследовании оснований и способов прекращения права собственности на земельные участки, прежде всего, следует обозначить субъекты, наделенные данным правом. Такие субъекты можно классифицировать по различным основаниям, мы же предлагаем прибегнуть к общеизвестной в теории права классификации, разделив субъектов права собственности по формам собственности на три вида:

Право частной собственности граждан и юридических лиц на земельные участки представляет собой право владеть, пользоваться и распоряжаться земельными участками. При этом соблюдаются определенные обременения и иные условия, установленные законом, в частности законом об ООПТ.

Публичные образования, в частности РоссийскаяzФедерация, ее субъекты и муниципальныеzобразования, являются более сложными субъектами гражданскогоzправа и соответственно в их отношении законодательноеzрегулирование вопросовzсобственности на земельные участкиzиzегоzпрекращения сталкивается порой со значительными трудностями —См., напр.: Кичко А.И.Некоторые проблемы принудительного изъятия земельного участка для государственных и муниципальных нужд // Общество и право. 2010. N 4. С. 90 - 94., в том числе с правовымиzколлизиями. Так, в частности, Е.В.zБажаев указывает на то, что в случае возникновения нормzгражданского и земельногоzзаконодательства в рамках института основанийzпрекращения права собственностиzна землю нормы гражданскогоzправа подлежат применению в том случае, если прекращениеzправа собственности происходит в добровольном порядке, в силу того, что данные отношения основаны на юридическомzравенстве сторон. Нормы жеzземельного права имеют приоритет над нормамиzгражданского права в том случае, если прекращение праваzсобственности происходит внеzзависимости от воли правообладателя, как правило, в принудительномzпорядке —См.: Бажаев Е.В. Основания прекращения права собственности на земельные участки: критерии разграничения предметов регулирования гражданского и земельного права // Современное право. 2013. N 9. С. 2 - 5..

При предоставлении земельных участков юридическим лицам, учредителями которых являются государство или муниципальное образование, публичные образования не перестают быть собственниками переданного имущества. Земельный кодекс РФ распределил государственную земельную собственность между федеральным уровнем(ст. 17) и уровнем субъекта Российской Федерации(ст. 18), определив состав земель, образующих каждый уровень —Земельныйкодекс Российской Федерации от 25.10.2001 N 136-ФЗ. Режим доступа: http://www.consultant.ru.. Аналогичное распределение с учетом некоторых особенностей установлено и в Законе Республики Северная Осетия – Алания «Об особенностях регулирования земельных отношений Республике Северная Осетия – Алания». —Закон Республики Северная Осетия – Алания от 14.05.2004 № 17-РЗ «Об особенностях регулирования земельных отношений Республике Северная Осетия – Алания» // Режим доступа: http://www.consultant.ru. Данные обстоятельства относительно субъектов права собственности на землю необходимо учитывать при дальнейшем рассмотрении оснований прекращения указанного права.

Гражданский кодекс Российской Федерации определяет основания прекращения права собственности в главе 15 (ст. ст. 235 -243 ГК РФ) —Гражданскийкодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 N 51-ФЗ.Режим доступа: http://www.consultant.ru.. В частности,ст. 235 ГК РФ указывает на основания для прекращения права собственности, которые можно распределить на две группы:

- основания добровольного прекращения права собственности или без воздействия воли со стороны третьего лица;

- основания принудительного прекращения права собственности, т.е. когда другое лицо желает и имеет законное право на прекращение права собственности у собственника.

Что же касается земельного законодательства, то оно при буквальном толковании статьи 44 Земельного кодекса Российской Федерации не дает возможности разделить основания прекращения права собственности на землю на указанные выше две группы. Если первая группа оснований в статье 44 ЗК РФ усматривается (в частности имеются в виду такие основания прекращения права собственности какотчуждение собственником своего земельного участка другим лицам и отказ от права собственности), то о принудительном прекращении права собственности в общей норме ЗК РФ ничего не говорится. Необходимо отметить, что земельное законодательство в исследуемой сфере общественных отношений претерпело изменения. Анализируемая нами редакция общей нормы о прекращении права собственности на земельные участки ЗК РФ была внесена Федеральнымзакономот 31.12.2014 N 499-ФЗ. Ранее действующая редакция ЗК РФ практически дублировала положения ГК РФ и позволяла следовать делению всех оснований прекращения права собственности на указанные выше две группы.

Рассмотрим классификации прекращения права собственности, которые приводятся в современных цивилистических исследованиях. Так, А.А.Крысанов предлагает выделять три группы оснований прекращения права собственности: во-первых, прекращение добровольное - осуществляемое по воле собственника, во-вторых, утрата права собственности по объективным причинам независимо от воли собственника и, в-третьих, принудительное прекращение, т.е. осуществляемое помимо и против его воли —Крысанов А.А. Указ.соч. С. 7 - 8..

Прекращение вещных прав на земельные участки, по мнению С.А.Чаркина, включает в себя ряд разновидностей:

1) добровольное отчуждение собственником своего имущества. В эту же подгруппу автор включает добровольное прекращение деятельности юридического лица (его ликвидацию), использующего земельный участок на праве собственности;

2) прекращение правоотношений собственности (иных вещных или обязательственных прав на земельный участок) лица, не совершившего никаких противоправных деяний, в публичных (общественных) интересах. Наиболее типичными примерами, по мнению С.А.Чаркина, являются реквизиция и национализация (принудительное изъятие участка для публичных нужд). Кроме того, в состав этой группы входит процедура отчуждения имущества, которое в силу закона не может принадлежать лицу (например, если иностранному гражданину или юридическому лицу перешел по наследству земельный участок в приграничной территории, то для него разрешена только аренда).

Прекращение права собственности одного лица влечет за собой его возникновение у другого субъекта, но далеко не всегда право собственности возникает у публично-правового образования. В ряде специально оговоренных в законе случаев право собственности может возникать и у частного лица;

3) прекращение права собственности (иных вещных или обязательственных прав) на земельный участок как санкция за земельные правонарушения. В отличие от всех остальных случаев здесь имеет место не регулятивное, а охранительное правоотношение —Чаркин С.А.О некоторых проблемах правового регулирования прекращения права частной собственности на земельные участки // Имущественные отношения в Российской Федерации. 2012. N 5. С. 79 - 87..

Право собственности на земельныйqучасток может прекращаться как путем совершенияqдействий по распоряжению вещами, так и в силу событий. В последнем случае правоqсобственности на землю прекращается непосредственно, то есть без совершенияqраспорядительных действий, если они не были совершены до наступленияqсобытия. Особое место среди способовqраспоряжения земельнымqучастком занимает его отчуждение, под которым понимаетсяqперенос права собственностиqправообладателем на нового собственника, относящийся к производномуqспособу правопреемства. Указанный способ распоряженияqприменяется в случае добровольного прекращения праваqсобственности. Однако отчуждение можетqприменяться также в случаях принудительногоqпрекращения права собственности по основаниям, которые специальноqустановлены законом, например за неосуществление собственником права по распоряжениюqземельным участком, который не может принадлежатьqправообладателю. Права и обязанности по разрешенному использованию и целевомуqназначению земельногоqучастка переходят к новомуqсобственнику, если возможность использованияqучасткаqземли по иномуqцелевому назначению прямо не предусмотрена законом —Авдонина О.Г. Прекращение права собственности на земельный участок: Автореферат дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.03. М.: РАНХиГС при Президенте РФ, 2013..

Отличительныеqпризнаки прекращения прав граждан наqземельный участок можно подразделить на группы, исходя из юридическихqфактов, лежащих в основеqправоотношения. Так, кqсобытиям,qявляющимся основаниями прекращения прав граждан, относитсяqсмерть гражданина - собственника. К числу правомерных действий субъектов прав на землю, прямо направленных на прекращение этих прав, относятсяqдобровольный отказ, а также отчуждениеqземельного участка. Добровольныйqотказ гражданина от земельного участка возможен, если при этом не ущемляются права и законныеqинтересы других граждан,qнапример членовqсемьи, лиц, ведущих совместно с нимqличное подсобноеqхозяйство.

Основаниями прекращения правqграждан на землю могут быть правомерныеqдействия третьихqлиц по отношению к субъектам прав на землю. К ним можно отнести: изъятиеq (выкуп) земель для государственных и общественныхqнадобностей. Совершенно справедливо на наш взгляд в литературе отмечается, что изъятие земельного участка для государственных или муниципальныхqнужд не следует смешивать с принудительным прекращением собственности на земельныйqучасток —См.: Таскин Н.И. Принудительное прекращение права собственности на земельный участок: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Краснодар, 2003. С. 8 - 11.. «Изъятие может производиться из земель, которые находятся в пожизненномqнаследуемом владении, постоянномq (бессрочном)qпользовании, то есть из земель, относящихся к государственнойqилиqмуниципальной собственности. В отношении земельных участков, находящихся в собственности, предусматривается выкуп» —Сыродоев Н.А. Возникновение прав на землю. С. 68.. Принудительное прекращение - это мера ответственности, а принудительное изъятие - этоqмера, направленная на решение государственныхqилиqмуниципальныхqнужд —См.: Таскин Н.И. Указ. соч. С. 18, 19.

Также к основаниям прекращения права собственности можно отнести правопрекращающиеqакты и правопрекращающиеqфакты. В качестве правопрекращающихqактов выступают: судебные решенияqпоqземельным спорам, например, признающие незаконнымиqрешения органов власти о предоставлении земельногоqучастка частным лицам; административные акты, изымающие земельныйqучасток, используемый нерационально или не по целевому назначению, с возникновениемqнегативныхqпоследствий. Кроме того, оказать влияние на прекращениеqправ наqземельный участок может состояниеqобъектов, например, в случае перехода правqна земельныйqучасток под бесхозяйственно содержимым домом.

Правопрекращающиеqфакты можно подразделить на обстоятельства, с которыми закон связывает обязанности и возможности прекращенияqправа собственности. Обязывающие факты имеют принудительныйqхарактер, являясь, таким образом, императивными. Факты, позволяющиеqпрекратить право собственностиqнаqземлю, ставят реализацию действий по прекращениюqправа в зависимость от усмотрения субъекта права и государственных органов.

Таким образом, прекращение права частной собственности на земельный участок может совершаться в случаях, прямо предусмотренных законом, как в добровольном так и в принудительном порядке. В отличие от добровольного отказа, принудительное прекращение прав на земельный участок независимо от условий договора и форм собственности производится в предусмотренных законом случаях. Прекращение права собственности на земельный участок помимо воли собственника может рассматриваться по ряду оснований как санкция.

К принудительному прекращению права собственности наqземельный участок может быть отнесено обращениеqвзыскания на земельныйqучасток по обязательствам егоqсобственника, допускаемого на основании судебного решенияqв порядке его исполнения. В качестве способа обеспечения важнейших государственных и общественных интересов может рассматриваться прекращение права собственности на землю в результатеqреквизиции,qконфискации и частично рассмотренного выкупа земельного участка для государственных или муниципальных нужд —См.: Авдонина О.Г. Принудительное изъятие и прекращение права собственности на земельный участок // Правовое обеспечение рыночной экономики и общие тенденции развития договорного права в России и странах СНГ и Балтии: сборник научных статей участников Междунар. науч.-практ. конф. (Коломна, 24 декабря 2011 г.). Коломна: МГОСГИ, 2011. С. 25.. Так,п. 5 ст. 15 Закона «Обqорганизации и оqпроведенииqОлимпийскихqигр» —Федеральныйзакон от 01.12.2007 N 310-ФЗ «Об организации и о проведении XXII Олимпийских зимних игр и XI Паралимпийских зимних игр 2014 г. в городе Сочи, развитии города Сочи как горноклиматического курорта и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации». URL: http://www.consultant.ru. обеспечивал формирование перечней земельных участков для их предоставления взамен изымаемых земельных участков. На основаниист. 62.1 Закона отq16qиюляq1998 г.qN 102-ФЗ «Об ипотеке» —Федеральныйзакон от 16.07.1998 N 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)». URL: http://www.consultant.ru. могут быть заложены земельные участки, находящиеся в муниципальной собственности, и земельные участки, государственная собственность на которые не разграничена, для предусмотренных законом целей. Подробнее указанные и  некоторые другие основания прекращения права собственности будут рассмотрены в следующей главе.

Итак, сущность прекращения права собственности на земельный участок определяется прекращением абсолютного гражданского правоотношения на земельный участок, в рамках которого осуществлялось непосредственное, исключительное и независимое использование земельного участка как объекта гражданских прав. Земельное законодательство устанавливает следующий перечень оснований прекращения права собственности на землю: отчуждение собственником своего земельного участка другим лицам; отказ собственника от права собственности на земельный участок иные основания, предусмотренные законом. В этой связи и с учетом проведенного исследования, на наш взгляд, следует основания, способы прекращения права собственности на земельные участки в зависимости от вида правопрекращающих юридических фактов и воли собственника  классифицировать следующим образом:

I

II

Рис. 2. Классификация оснований прекращения права собственности на землю

Таким образом, законодательством предусмотрен широкий перечень оснований прекращения права собственности на земельные участки. К числу наиболее распространенных из них в границах земель особо охраняемых территорий относятся решения органов государственной власти и органов местного самоуправления, судебные акты, связанные с изъятием земельных участков у частных собственников для государственных и муниципальных нужд.

2.2. Понятие правового режима земельных участков в особо охраняемых природных территориях как гражданско-правового режима, осложненного публичным элементом

Категория «режим» является междисциплинарным понятием, поскольку широко применяется в различных научных областях и направлениях. Семантика указанной категории включает правила, мероприятия, нормы, распорядок или условия действий, деятельности, работы и существования чего-либо —См.: Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый … – С. 662. Отсюда и в юридической литературе правовой режим чаще всего рассматривают именно как порядок правового регулирования, выраженный в многообразном комплексе, системе правовых средств или их особом сочетании —См.: Титиевский А.Н. Понятие и структура гражданско-правового режима вещей с позиций системного подхода // Вестник Тюмен. гос. ун-та. – 2012. – № 3. – С. 130..

С.С. Алексеев предложил унифицированную модель правового режима, согласно которой в основании соответствующих объединений правовых инструментов находятся общие дозволения и общие запреты (а также позитивные обязывания) и базирующиеся на них типы правового регулирования – общедозволительный или разрешительный порядок —См.: Алексеев С.С. Общие дозволения и общие запреты в советском праве. – М.: Юрид. лит-ра, 1989. – С. 185.. Такую конструкцию режима можно применять во всех правовых областях.

Цивилистической отрасли, как и любой другой отрасли права, свойствен свой характерный набор правовых средств, своего рода «особое сочетание юридического инструментария» —Шамсумова Э.Ф. Правовые режимы (теоретический аспект): дис. … канд. юрид. наук. –Екатеринбург, 2001. – С. 78., используемого для регулирования отношений, образующих предмет гражданского права. Поэтому под гражданско-правовым режимом следует понимать особый порядок гражданско-правового регулирования, состоящий из такого сочетания гражданско-правовых и иных правовых инструментов, находящихся в системной связанности, когда проявляется его диспозитивная сущность и общедозволительная направленность.

Фундаментальное исследование гражданско-правовых средств осуществил Б.И. Пугинский, который в зависимости от функционального назначения очень подробно их классифицировал на: сделки, включая договоры, и внедоговорные обязательства; инструменты, которые обеспечивают реализацию гражданских субъективных прав и исполнение юридических обязанностей (меры имущественной ответственности, способы защиты гражданских прав, меры оперативного воздействия, меры имущественного обеспечения); отдельные средства вспомогательного характера; определяющие участников гражданского оборота; регулирующие степень (объем) участия лиц в гражданско-правовой деятельности и порядок осуществления отдельных правомочий —См.: Пугинский Б.И. Гражданско-правовые средства в хозяйственных отношениях. – М.: Юрид. лит-ра, 1984. – С. 91. Фактически ученый перечислил цивилистические конструкции, которые используются для решения конкретных задач в гражданско-правовой сфере.

Юридическая конструкция гражданско-правового режима как явление системного характера образована из определенных элементов, связанных между собой в единое целое. Полагаем, что в структуре гражданско-правового режима правовые средства особым образом группируются, формируя его конструктивные части. При этом в настоящее время не осталось «чистых» гражданско-правовых явлений, в их структуре всегда в той или иной мере присутствует публично-правовая составляющая. В некоторых случаях публично- правовое наполнение гражданско-правового режима конкретного объекта гражданских прав настолько незначительно, что не оказывает воздействие на цивилистическую его составляющую. Другие же объекты гражданских прав, наоборот, благодаря явно выраженной публично-правовой составляющей гражданско-правового режима, приобретают специфические свойства.

Как рассматривалось выше, классификация видов объектов гражданских прав, закрепленная в ст. 128 ГК РФ, основана на различиях цивилистических составляющих их гражданско-правовых режимов, поэтому и структура последних будет неодинаковой. Исходя из темы диссертационного исследования, в первую очередь нам интересна цивилистическая составляющая гражданско-правового режима вещей. Считаем целесообразным, в зависимости от выполняемой функции в рамках юридической конструкции цивилистической составляющей гражданско-правового режима вещей, выделить два первоначальных компонента (первый уровень): регулятивный и охранительный, состоящие из регулятивных и охранительных гражданско-правовых средств соответственно —См.: Лунева Е.В. Юридическая конструкция гражданско-правового режима вещей //Юрист. – 2014. – № 13. – С. 41.. Похожее деление можно видеть, если отталкиваться от формы реализации права, тогда в структуре цивилистической составляющей гражданско-правового режима вещей обосабливаются гражданско-правовые инструменты нормальной формы реализации права (регулятивный компонент) и гражданско-правовые инструменты обеспечительной формы реализации права (охранительный компонент). В регулятивный компонент попадают гражданско-правовые средства вещно-правового, обязательственно-правового, организационно- правового подкомпонентов, а в охранительный компонент – санкционно- правового и защитно-правового подкомпонентов (второй уровень).  Такое представление структуры цивилистической составляющей гражданско-правового режима позволяет учесть особенности вещей как объектов гражданских прав во всех срезах цивилистической действительности (см. Рисунок 3.).

Рис. 3.Юридическая конструкция цивилистической составляющей гражданско-правового режима вещей.

Не вызывает сомнения необходимость обособления вещно-правового и обязательственно-правового подкомпонентов в цивилистической составляющей гражданско-правового режима вещей. Однако, в настоящее время указанных подразделений недостаточно для полной гражданско-правовой характеристики рассматриваемых объектов гражданских прав. Наряду с другими подкомпонентами, организационно-правовой, санкционно-правовой и защитно-правовой элементы цивилистической части гражданско-правового  режима позволяют показать специфику различных вещей, подтверждением чего служат следующие обстоятельства.

Во-первых, организационно-правовые явления прослеживаются в определенных порядках ограничения субъективных гражданских прав. В качестве показательных примеров следует привести процедурный характер ограничения права собственности —См.: Гайдук А.С., Киселев А.А. Неприкосновенность собственности как принцип современного гражданского права России. – М: Юрист, 2004. – С. 95., прав на недвижимость и изъятие социального блага из оборота —См.: Петрушкин В.А. Актуальные проблемы защиты прав в гражданском обороте // Право и экономика. – 2012. – № 12. – С. 8.. Учеными-цивилистами признается, что такое процедурно- правовое средство как государственная регистрация является одним из составных элементов гражданско-правового режима недвижимых вещей —См.: Алексеев В., Близнец И. Государственная регистрация как элемент правового режима недвижимого имущества и результатов интеллектуальной деятельности // И.С. Авторское право и смежные права. – 2011. – № 4. – С. 4-18. . Кроме того, в законе могут быть установлены как общие, так и специальные юридические процедуры. Наряду с общим порядком изъятия земельного участка (ст. 279 ГК РФ) существует и специальная его процедура, например, для размещения олимпийских объектов на территории города-курорта Сочи и Краснодарского края —СЗ РФ. – 2007. – № 49. – Ст. 6071. Разумеется, специальная процедура как конструктивная часть гражданско-правового режима земельных участков определенным образом трансформирует последний, поскольку под ее влиянием происходит значительное сужение возможностей их обладателей.

Во-вторых, санкционно-правовой и защитно-правовой подкомпоненты нормативной характеристики любого объекта гражданских прав также могут обладать особенностями, выраженными в лимитирующем воздействии на участников гражданских правоотношений. Так, отличительные черты цивилистической составляющей гражданско-правового режима источников повышенной опасности проявляются в ограничении прав его обладателей, которые несут ответственность независимо от вины —см.: Хамидуллина Ф.И. Гражданско-правовая ответственность субъектов предпринимательской деятельности: автореф. дис. … канд. юрид. наук. – Казань, 2015. – С. 5.. Аналогичная ситуация наблюдается с повышенной и ограниченной гражданско-правовой ответственностью, поскольку в ряде случаев ее размер обуславливается свойствами самого объекта гражданских прав. Повышенная имущественная ответственность применяется вследствие причинения вреда природным ресурсам, поскольку размер ущерба рассчитывается, исходя из утвержденных в установленном порядке такс и методик, где, помимо материального, заложен и экологический вред. Необходимо также обратить внимание на то обстоятельство, что в большинстве случаев избрание конкретных мер защиты определяется не только формой восстановления охраняемых интересов, но и видом объекта.

Таким образом, юридическая конструкция цивилистической составляющей гражданско-правового режима вещей имеет сложную иерархическую структуру, образованную из гражданско-правовых средств, которые, группируясь по функциональному критерию, формируют ее взаимосвязанные между собой элементы.

Помимо права собственности и других прав на земельные участки, мер ответственности, в содержание их правового режима О.И. Крассов включает и правовую охрану земель —См.: Крассов О.И. Земельное право: Учебник. – М.: Юрист, 2016. – С. 40.. По сути, ту же самую мысль высказывают З.Ф. Сафин и Э.Ф. Нигматуллина, указывающие, что правовой режим земельных участков устанавливается путем законодательного закрепления характерных особенностей их предоставления, использования и охраны. Далее, авторы уточняют, что порядок использования и охраны земель складывается из частей, составляющих его правовой режим, к которым относятся: совокупность правил использования земельных участков, право собственности и иные права на них, разрешенное использование земли, охрана и управление ею, ответственность за нарушение установленного правового режима —См.: Сафин З.Ф., Нигматуллина Э.Ф. Понятие земель общего пользования и их правовой режим // Учен. зап. Казан. ун-та. Сер. Гуманит. науки. – Т. 152. – Кн. 4. – 2015. – С. 143.

Система природоохранных ограничений, сужающих объем субъективных гражданских прав на земельные участки, образует правовую охрану (являющуюся элементом управления) земли не только как объекта природы, но и как объекта гражданских прав. Поэтому порядок охраны земли как публично- правовое явление, формирующееся из природоохранных запретов и обязываний, имплементируется в структурные подразделения гражданско-правового режима земельных участков и образует его публично-правовую составляющую. Особенно ярко указанное обстоятельство выражено в характеристике земельных участков в ООПТ как объектов гражданских прав, поскольку лимитирование прав на них фиксируется в вещно-правовом, обязательственно-правовом, организационно-правовом и санкционно-правовом подкомпонентах цивилистической составляющей гражданско-правового режима. Из этого следует, что особенностью гражданско-правового режима земельных участков в ООПТ является то обстоятельство, что он осложнен публичным элементом. Именно поэтому гражданско-правовые средства, образующие цивилистическую часть вторую трансформацию, поскольку применяются не в «чистом» частноправовом виде, а с некоторыми ограничениями.

Наличие публично-правовых средств (публично-правовая составляющая) в гражданско-правовом режиме земельных участков в ООПТ хорошо просматривается при проявлении форм межотраслевых связей гражданского и природоресурсного (земельного, экологического) права по элементам механизма правового регулирования.

Межотраслевые связи цивилистической системы внешне проявляются в следующих формах: межотраслевое взаимодействие (взаимная динамическая связь гражданского права и других отраслей права), межотраслевое взаимное влияние (воздействие друг на друга различных пересекающихся правовых образований), межотраслевое правовое регулирование (процесс упорядочения отношений при помощи разноотраслевых правовых средств, в рамках которого цивилистические инструменты сочетаются с иными отраслевыми инструментами частного и публичного права) и коллизионное регулирование (свод правил, согласовывающих действие норм гражданского права и иных правовых образований). При этом считаем, что межотраслевое взаимное влияние всегда есть взаимодействие, но не наоборот, поскольку связь правовых отраслей может быть показана и через их воздействие друг на друга.

Чтобы раскрыть публичный элемент (публично-правовая составляющая) в гражданско-правовом режиме земельного участка в ООПТ, начнем анализировать межотраслевые связи именно в плоскости механизма правового регулирования.

В настоящее время принято считать, что структура механизма правового регулирования включает в себя такие элементы, как нормы права, юридические факты или фактический состав, правоотношение, акты реализации прав и исполнения обязанностей, правоприменение (охранительный правоприменительный акт) —См.: Малько А.В. Теория государства и права в вопросах и ответах: Учеб.-метод. пособие. – М.: Юристъ, 2004. – С. 221-222.

На уровне нормы права как элемента механизма правового регулирования можно наблюдать все формы межотраслевых связей (см. Рисунок 4). Межотраслевое взаимодействие в области имущественных отношений, объектами которых являются земельные участки в ООПТ, проявляется в применяемых гражданско-правовых понятиях, категориях и конструкциях (договор, возмещение вреда, экологическое страхование и др.).

Межотраслевое взаимное влияниеопосредуется в правовых нормах о земельном участке в ООПТ как об объекте гражданских прав, имеющих межотраслевое значение, поскольку оценка его гражданско-правовой характеристики, его место среди других объектов гражданских прав, в имущественном обороте производится на основе норм публичного законодательства. В ЗК РФ и в ФЗ «Об ООПТ» содержатся положения о том, что земельные участки публичного собственника в составе государственного природного заповедника и национального парка фактически  изъяты из оборота; земельные участки государственной и муниципальной собственности в пределах всех остальных категорий ООПТ ограничены в обороте; земельные участки физических и юридических лиц в ООПТ свободно могут переходить от одного лица к другому. Следовательно, в публичном праве сосредоточены нормы об ограничении оборотоспособности такого недвижимого имущества, которые влияют на характер гражданско-правового регулирования: в первом случае он преимущественно запретительный, во втором – разрешительный, в третьем – дозволительный. Из-за публично-правовых требований направленность гражданско-правового регламентирования в целом приобретает охранительную «окраску». В свою очередь, под действием цивилистических норм о земельных участках в ООПТ происходит видоизменение публично-правовой действительности как внешней среды.

Межотраслевое правовое и коллизионное регулирование фиксируются в прямых или косвенных (простые и сложные) отсылках ФЗ «Об ООПТ» к положениям гражданского законодательства и наоборот.

В юридических фактах межотраслевые связи в форме межотраслевого взаимодействия и межотраслевого взаимного влияния(см. Рисунок 4.) проявляются тогда, когда обстоятельство, закрепленное в природоресурсном (земельном, экологическом) законодательстве, связанное с земельными участками в ООПТ, служит основанием возникновения, изменения или прекращения гражданских правоотношений. Нарушение режима использования, целевого назначения земельных участков в ООПТ ведет к принудительному прекращению права постоянного (бессрочного) пользования, права пожизненного наследуемого владения, а также к досрочному расторжению договора аренды или безвозмездного пользования таким недвижимым имуществом. Возникают гражданско-правовые отношения в случае причинения вреда земельным участкам в ООПТ, тогда к правонарушителям применяется повышенная имущественная ответственность, поскольку размер возмещения определяется на основании такс и методик (межотраслевое взаимное влияние). Если земельный участок в составе ООПТ приносит доход своему обладателю, то, как указывалось ранее, возмещение вреда осуществляется в общем гражданско-правовом порядке (межотраслевое взаимодействие).

На уровне правоотношений межотраслевые связи также выражены двумя формами: межотраслевое взаимодействие и межотраслевое взаимное влияние(см. Рисунок 4.). Правоотношения собственности и ограниченных вещных прав на земельные участки в ООПТ помещены в публично- правовую среду, чем предопределяется сильнейшее воздействие системы ограничений (межотраслевое взаимное влияние). Природоохранные запреты образуют отличительные особенности способов гражданско-правового воздействия на абсолютные отношения, поскольку определяют пределы осуществления субъективных вещных прав. В то же время публично-правовые требования являются частью механизма охраны права собственности и ограниченных вещных прав на земельные участки в ООПТ от тех действий третьих лиц, которые могут привести к ухудшению его природных качеств и свойств (межотраслевое взаимодействие).

В актах реализации прав и исполнения обязанностейнаблюдаются  все формы межотраслевых связей (см. Рисунок 4.). Обозначенное обстоятельство обусловлено тем, что правореализующая деятельность представляет собой динамику (движение, действие, развитие, качественное изменение) правовых норм, для правильного применения которых необходимо использовать правила омежотраслевом и коллизионном регулировании.Договор – это своеобразный акт правореализации, который может содержать и разноотраслевые условия (смешанный договор). Например, в содержании договоров по передаче земельных участков в ООПТ во временное пользование может предусматриваться условие о природоохранных мероприятиях.

Межотраслевое взаимодействиепроявляется в обязательном учете предписаний природоресурсного законодательства при осуществлении указанных актов. Кроме того, они влияют (межотраслевое взаимное влияние) на способ защиты нарушенного права.

В правоприменениикак в принудительной правореализации, фиксируются все формы межотраслевых связей. В этой части механизма правового регулирования межотраслевые связи хорошо просматриваются в судебных актах, когда в рамках конкретного решения, наряду с гражданско-правовыми, применяются природоресурсные (земельные, экологические) нормы. В Постановлении Президиума ВАС РФ от 19 февраля 2013 г. № ВАС-12736/12 —[Электронный ресурс]. Режим доступа:http://base.consultant.ru/ (дата обращения 19.05.2018) указано, что право общей долевой собственности собственников помещений на земельный участок под многоквартирным домом возникает даже в том случае, если он находится в границах ООПТ, независимо от того, введен дом в эксплуатацию до создания ООПТ или после. Эта правовая позиция была обоснована нормами ГК РФ, ЗК РФ, ФЗ «Об ООПТ», ГрК РФ, ФЗ «О введении в действие Градостроительного кодекса Российской Федерации», ЖК РФ, ФЗ «О введении ЖК РФ». Особым примером межотраслевого применения правовых норм служат акты КС РФ —См.: Определение КС РФ от 16 февраля 2012 г. № 321-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Малащенко Надежды Прокоповны на нарушение ее конституционных прав положениями пункта 2 статьи 95 Земельного кодекса Российской Федерации, пунктов 4 и 6 статьи 12 и статьи 14 Федерального закона «Об особо охраняемых природных территориях». [Электронный ресурс]. Режим доступа:http://base.consultant.ru/ (дата обращения 19.05.2018)., когда для обоснования положения из природоресурсного права используются гражданско-правовые нормы.

В результате проведенного анализа видно, что имплементирование публичного элемента в виде природоохранных ограничений в гражданско- правовой режим земельного участка в ООПТ образует его публично-правовую составляющую, фиксирующуюся на всех подразделениях механизма правового регулирования, что обуславливает не только специфику порядка гражданско- правового регламентирования, но и сказывается на его характере. Кроме того, представляется возможным уточнить вывод М.Ю. Челышева о том, что межотраслевые связи проявляются на всех стадиях и элементах механизма правового регулирования —См.:Челышев М.Ю.Система межотраслевых связей гражданского права:цивилистическое исследование: автореф. дис. … д-ра юрид. наук. – Казань, 2009. – С. 107-108 следующим положением: на уровне юридических фактов и правоотношений проявляются только такие формы межотраслевых связей как межотраслевое взаимодействие и взаимное влияние, а межотраслевое и коллизионное регулирование отсутствуют (см. Рисунок 4.).

Элементы механизма

правового регулирования

Формы межотраслевых связей

Правовые нормы

Юридические факты или фактический состав

Правоотношение

Акты реализации прав и исполнения обязанностей

Правоприменение

Межотраслевое взаимодействие

+

+

+

+

+

Межотраслевое взаимное влияние

+

+

+

+

+

Межотраслевое регулирование

+

-

-

+

+

Рисунок 4.Формы межотраслевых связей гражданского права и иных правовых отраслей по элементам механизма правового регулирования.

Таким образом, гражданско-правовой режим земельных участков в ООПТ представляет собой особый порядок гражданско-правового регулирования, состоящий из системного единства гражданско-правовых (цивилистическая составляющая) и публично-правовых (публично-правовая составляющая) средств, когда проявляется его диспозитивная сущность и общедозволительная направленность. При этом цивилистическая составляющая гражданско-правового режима земельных участков в ООПТ имеет сложную иерархическую структуру, в рамках которой гражданско-правовые средства, группируясь по функциональному критерию, формируют ее взаимосвязанные между собой подразделения, где действуют свои ограничения при проявлении форм межотраслевых связей гражданского и природоресурсного (земельного, экологического) права по элементам механизма правового регулирования.

Наличие публично-правовой материи в гражданско-правовом режиме земельного участка в ООПТ существенно сказывается на цивилистической активности участников гражданских правоотношений. Среди инструментов гражданско-правового режима земельных участков в ООПТ, позволяющих сформировать определенную мотивацию поведения субъектов, особое место занимают правовые стимулы и правовые ограничения, которые присутствуют в каждом его структурном подразделении независимо от иерархичности. Выделяются правовые стимулы и ограничения, действующие в вещно-правовом, обязательственно-правовом, организационно-правовом, санкционно-правовом и защитно-правовом подкомпонентах цивилистической составляющей гражданско-правового режима земельных участков в ООПТ. Указанные инструменты не только являются средством установления справедливого баланса, но и составляют основу обеспечения субъективных гражданских прав.

Вещно-правовые ограничения (ограничения в абсолютных отношениях) затрудняют реализацию отдельных правомочий собственников, землевладельцев и землепользователей земельных участков в ООПТ. Речь идет о запрещениях по хозяйственному использованию такого имущества, опосредующегося включением публичного элемента в цивилистические отношения, что отражается, как уже было сказано, на разрешенных видах гражданско-правовой деятельности. При этом обладатели земельных участков в ООПТ не могут изменить его целевое назначение (ст. 95 ЗК РФ). Степень стеснения вещных прав владельцев земельных участков зависит от строгости природоохранного режима той категории ООПТ, в которой они расположены. К рассматриваемой группе ограничений следует относить и принудительное прекращение вещных прав на земельные участки в ООПТ при нецелевом их использовании или нарушении специального режима охраны редких ландшафтов, а также в случае изъятия земельных участков в ООПТ в публичных целях. Обозначенные лимитирующие средства действуют на стадии прекращения гражданского правоотношения и относятся к основаниям прекращения права собственности на земельные участки на основании обязывающих юридических фактов помимо воли собственника (классификация предложена нами выше).

Обязательственно-правовые ограничения (ограничения в относительных отношениях)существенно сужают возможности по свободному переходу земельных участков в ООПТ от одного лица к другому. При этом оборотоспособность рассматриваемого недвижимого имущества может характеризоваться различной степенью ограничений. Природоохранными запрещениями по пользованию земельными участками в ООПТ лимитируются действия не только субъектов вещных прав, но и временных законных владельцев, статус которых возник на основании гражданско-правового договора. Если в него вносятся дополнения, то действие обозначенных правовых средств сохраняется и на стадии изменения гражданского правоотношения.

2.3. Проблемы правового регулирования прекращения права собственности на земельные участки в особо охраняемых природных территориях на основании позволяющих и обязывающих юридических фактов

Как отмечалось выше, прекращение права собственности происходит лишь в случаях, прямо предусмотренных законом. Прежде всего, это случаи прекращения данного права по воле собственника. Такие случаи охватывают две группы ситуаций: отчуждение собственником своего имущества другим лицам и добровольный отказ собственника от своего права. Исходя из предложенной нами выше  классификации оснований прекращения права собственности, мы будем называть отчуждение собственником своего имущества другим лицам термином «отчуждение», а добровольный отказ собственника от своего права – термином «отречение».

В первой ситуации речь идет о различных сделках по отчуждению своего имущества, совершаемых его собственником (купля-продажа во всех ее разновидностях, мена, дарение, аренда с выкупом, рента с ее разновидностями и т.д.). Порядок прекращения права собственности отчуждателя (и возникновения права собственности у приобретателя) регулируется главным образом нормами о сделках и договорах. Проблемой в данном случае является нормативно-правовое регулирование процедуры перехода права собственности: момент перехода, условия, объем переходящего субъективного права.

В этой связи следует рассматривать ранее существовавшее исключительное право учреждения, ведающего ООПТ, приобретать земельные участки в ее составе у третьих лиц. Актуальной является проблема оправданности преимущественного правового положения —Подробнее о преимущественном правовом положении см.: Белоножкин А.Ю. Об  объекте гражданского правоотношения и преимущественном правом положении // Гражданское право. – 2012. – № 2. – С. 6-9. национального парка как федерального государственного бюджетного учреждения, наделяемого таким правом при прекращении права собственности путем совершения гражданско-правовых сделок. Указанное обстоятельство осложняется и тем, что в цивилистике его юридическая природа остается неопределенной.

До вступления в силу ФЗ от 28 декабря 2013 г. № 406-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об особо охраняемых природных территориях» и отдельные законодательные акты Российской Федерации» —Российская газета. – № 295. – 2013 п. 6 ст. 95 ЗК РФ закреплял исключительное право национальных парков на приобретение расположенных в их границах земельных участков иных пользователей, а также собственников. Аналогичное положение содержалось в п. 4 ст. 12 ФЗ «Об ООПТ» и в п. 1.4. Приказа Росприроднадзора от 18 июля 2007 г. № 221 «Об утверждении рекомендаций по разработке и согласованию положений о режиме использования земель, включенных в границы национального парка без изъятия их из хозяйственной эксплуатации» —[Электронный ресурс]. Режим доступа:http://base.consultant.ru/ (дата обращения 19.05.2018), которые были уточнены формулировкой «за счет средств федерального бюджета и иных не запрещенных законом источников». На этом заканчивалось нормативное регулирование анализируемого права, что не могло не порождать существенных затруднений при его реализации.

Ряд ученых предлагает исключительное право национального парка на приобретение земельных участков в его границах относить к преимущественному праву на заключение договора, которое усиливается запретом совершать сделку с другими лицами —См.: Денисов С.А. Преимущественное право на заключение договора как институт, устанавливающий пределы свободы договора // Законодательство. – 1997. – № 2. – С. 34- 39. При этом законодатель прямо не устанавливал указанного запрета, последний выводился только путем логического толкования. У обозначенной точки зрения есть свои слабые стороны. Опираясь на принцип единства и дифференциации гражданско-правового регулирования, следует признать, что исключительное право приобретения земельных участков и преимущественные права имеют общую характеристику, выраженную в предоставлении преимущественного положения одной из сторон в правоотношении; однако все же различий между ними обнаруживается гораздо больше.

Во-первых, преимущественные права касаются определенного множества субъектов, о которых не может быть и речи в случае с земельными участками в границах национального парка, поскольку преимущество предоставлялось только одному участнику гражданско- правовых отношений.

Во-вторых, преимущественные права и исключительное право на приобретение земельных участков имеют разные способы защиты. У преимущественных прав особая форма защиты, представленная в возможности требовать в судебном порядке перевода прав и обязанностей по договору. В то же время, как отступление от общего правила, в ряде случаев применяется другая форма защиты – признание сделки недействительной. В доктрине она обоснованно признается ошибкой законодателя —См.: Волкова Е.В. Гражданско-правовое регулирование отношений, связанных с осуществлением преимущественных прав: дис. … канд. юрид. наук. – Краснодар, 2010. – С. 58. В действительности сущность рассматриваемого института, как говорится в п. 9.1. Концепции, «… предопределяет способ его защиты в случае нарушения, а именно заявление требования о переводе прав и обязанностей по заключенному договору». При нарушении же исключительного права национального парка на приобретение земельных участков предъявлялось требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки —Волкова Е.В. Гражданско-правовое регулирование отношений, связанных с осуществлением преимущественных прав: дис. … канд. юрид. наук. – Краснодар, 2010.– С. 17.. Не имело смысла в этом случае использовать перевод прав и обязанностей по договору на национальный парк, поскольку очень высока была возможность злоупотребления правом. Так, стороны, заведомо зная о том, что права и обязанности, например, по договору купли-продажи земельного участка будут переведены на государственное учреждение, управляющее национальным парком, значительно могли бы увеличивать покупную стоимость земельного участка.

В-третьих, у сравниваемых категорий прав различная степень расхождения с принципом равенства сторон гражданских правоотношений и принципом свободы договора. По нашему мнению, обладатель объекта преимущественных прав, хоть и стеснен в выборе покупателя, но может его осуществить —Подробнее об этом см.: Павлова И.Ю. Система преимущественных прав в современном гражданском праве // Право и политика. – 2007. – № 9. – С. 133-134., в отличие от собственника земельного участка в составе национального парка, где выбор покупателя просто не допускался. Следовательно, положение об исключительном праве приобретения «чужих» земельных участков существенно ограничивало свободу сделок с точки зрения избрания собственником земельного участка контрагента — См.: Комментарий к Земельному кодексу Российской Федерации от 25 октября 2016 г. № 136-ФЗ (постатейный) / отв. ред. С.Н. Волков, науч. ред. Ю.Г. Жариков. – М.: Юстицинформ, 2017. – 864 с.. Закрепляя исключительное право национального парка, законодатель не говорил об обязанности приобретения земельных участков иных собственников, землепользователей и землевладельцев; не указывал срок, в течение которого оно должно быть осуществлено; а также не обозначал порядок определения цены. Получается, что государственное учреждение реализовывало исключительное право по своему усмотрению, в результате собственник вообще не мог продать земельный участок, даже любому третьему лицу, поскольку в регистрации перехода права на имущество отказывалось —См., например, Постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 18 марта 2013 г. по делу № А10-4172/2012 [Электронный ресурс]. Режим доступа:http://base.consultant.ru/ (дата обращения 19.05.2018).

В юридической литературе указывается, что ограничения прав граждан, вводимые такого рода нормами, как нормы об исключительном праве национального парка, должны быть проверены на соответствие Конституции РФ —См.: Земельное право: учебник / В.Х. Улюкаев, В.Э. Чуркин, В.В. Нахратов и др. – М.: Частное право, 2010. – 344 с.. Определением КС РФ от 19 июня 2012 г. № 1199-О —[Электронный ресурс]. Режим доступа:http://base.consultant.ru/ (дата обращения 19.05.2018) отказано в принятии к рассмотрению жалобы О.А. Раффи о нарушении ее конституционных прав положениями п. 6 ст. 95 ЗК РФ и п. 4 ст. 12 ФЗ «Об ООПТ», поскольку они относятся к числу конституционных и направлены на сохранение и развитие земель ООПТ как важнейшего компонента окружающей среды.

Из этого следует вывод о том, что исключительное право национального парка на приобретение земельных участков, расположенных в его границах, не относится к группе преимущественных прав.

Не случайно, В.П. Грибанов в качестве парной категории «преимущественные права» рассматривал «исключительные права». Под исключительностью субъективных гражданских прав он понимал право на данный конкретный объект, которое может принадлежать лишь определенному лицу или организации, указанным в законе или ином государственном акте —См.: Грибанов В.П. Осуществление и защита гражданских прав. – М.: Статут, 2001.– С. 294-295.

Поэтому исключительное право национального парка на приобретение земельных участков, расположенных в его границах, следует относить к обозначенному блоку субъективных гражданских прав – к исключительным правам. Обратим внимание, что с учетом изменений гражданского законодательства с 1 марта 2013 г. отказывали в регистрации перехода права на такие земельные участки, поскольку государственная регистрация ряда сделок, включая договор дарения недвижимости, была отменена.

Кроме того, земельные участки в пределах национального парка могли быть предметом договора ипотеки, а также на них обращалось взыскание при исполнении судебных актов. В первом случае недвижимое имущество реализуется посредством продажи с публичных торгов, а во втором – путем проведения открытых торгов в форме аукциона. Национальный парк был вправе участвовать как в публичных торгах, так и в аукционе; следовательно, он не терял возможности приобрести земельный участок в федеральную собственность, тем самым реализовав свое исключительное право. Аналогичной правовой позиции придерживалась и судебная практика —См.: Кассационное определение Вологодского областного суда от 18 февраля 2011 г. № 33-694. – URL:http://www.gcourts.ru/case/162484..

Казалось бы, при продаже региональным, муниципальным и частным собственником земельного участка, расположенного на территории национального парка, однозначно должно было реализовываться исключительное право одноименного государственного учреждения на его приобретение, а все сделки, совершенные с посторонними лицами – признаваться недействительными. Однако суды общей юрисдикции придерживались иной правовой позиции, согласно которой собственник вправе рассчитывать на то, что если государство позволило приобрести по возмездной сделке спорный участок, находящийся в границах национального парка, и переход прав на него был зарегистрирован, несмотря на наличие в тот период тех же запретительных норм, то при сохранившихся условиях,  оно  же  обязано  позволить  продать  его —См.: Апелляционное определение ВС Республики Бурятия от 25 февраля 2013 г. по делу №  33-3749.  –  URL:http://www.gcourts.ru/case/12926257;  Решение  Нанайского районного суда Хабаровского края от 7 декабря 2011 г. по делу № 2-331/2011. – URL: kpfu.ru/main_page?p_sub=220.  Следовательно,  если в нарушение законодательства об исключительном праве национального парка был зарегистрирован предшествующий переход права на земельный участок по договору купли-продажи, совершенному не с государственным учреждением, то фактически, на основании судебных актов, исключительное право переставало распространяться на такой земельный участок в случае последующих сделок по его продаже. Арбитражные же суды, наоборот, считали, что любые сделки по купле-продаже земельного участка, совершенные не с национальным парком, являлись нарушением его исключительного права —Постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 18 марта 2013 г.  по делу № А10-4172/2012 [Электронный ресурс]. Режим доступа:http://base.consultant.ru/ (дата обращения 19.05.2018).

Разрозненная судебная практика давала основание ставить вопрос о недостаточной эффективности конструкции исключительного права национального парка на приобретение земельных участков, входящих в его границы, поскольку отсутствовала определенность в гражданском обороте. Кроме того, указанное обстоятельство свидетельствовало и о необходимости четкого нормативного закрепления правил, регламентирующих порядок и пределы осуществления исключительного права национального парка.

Предлагаем к одним ситуациям восстановить исключительное право национального парка на приобретение земельных участков, в случаях отказа от них собственника, землепользователя или землевладельца; принудительного прекращения прав на земельный участок; изъятия путем выкупа; наследования выморочного земельного участка. При перечисленных обстоятельствах не затрагиваются имущественные интересы третьих лиц. Для возмездных сделок более удачной является конструкция преимущественного права национального парка, осуществляемого в порядке, установленном гражданским законодательством для случаев продажи доли в праве общей собственности постороннему лицу, что позволит использовать рыночный механизм определения цены земельного участка. Только преимущественным правом не будут нарушены интересы собственника земельного участка отказом национального парка от его приобретения, хоть и входящего в границы названной ООПТ, но не представляющего для государственного учреждения никакой научной, природоохранной, эстетической или рекреационной значимости —В судебных актах иногда бывает отражена позиция администрации национальных парков об отсутствии такой значимости у некоторых земельных участков, см.: например, Апелляционное определение ВС Республики Бурятия от 25 февраля 2013 г. по делу № 33-3749. – URL: http://www.gcourts.ru/case/12926257., а также отказом из-за отсутствия достаточных средств. У преимущественного права уже существует проверенная временем процедура его реализации и защиты. Напротив, безвозмездные сделки со свободными в обороте земельными участками, входящими в состав национальных парков, считаем необходимым осуществлять беспрепятственно, без установления каких-либо преимуществ со стороны государственных учреждений, что будет соответствовать положению гражданского законодательства о безвозмездных сделках —См.: Лунева Е.В. Юридическая природа исключительного права национального парка приобретать земельные участки, расположенные в его границах // Юридический мир. – 2014. – № 7. – С. 30..

Предложенный вариант не только сможет способствовать правовой предсказуемости, более высокому уровню взаимного доверия между участниками гражданских правоотношений —См.: Постановление КС РФ от 14 мая 2012 г. № 11-П «По делу о проверке конституционности положения абзаца второго части первой статьи 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан Ф.Х. Гумеровой и Ю.А. Шикунова» // Вестник КС РФ. – № 4. – 2012, но и позволит обеспечить охрану уникальных природных достопримечательностей.

Совокупный анализ статей ГК РФ, регулирующих и прекращение, и приобретение права собственности, приводит к выводу о допущении законодателем в некоторых случаях прекращения такого права в результате именно бездействия со стороны собственника. Бездействие (без учета других условий) и отказ от права собственности схожи тем, что иные лица не претендуют на такое право (передача которого другим субъектам не предполагается).

Только гражданин или юридическое лицо обладают возможностью отказа от права собственности. Следовательно, государству и его органам, органам местного самоуправления не позволено отрекаться от права собственности на принадлежащее им имущество (хотя они могут утратить его по другим основаниям). Вместе с темст. w225 иw226wГКwРФ подобного ограничения не содержат, что свидетельствует о несогласованности указанных статей сч. 2 ст. w236wГКwРФ.

Отречение от права собственности на земельный участок (ст. w236wГК;ст. w53wЗКwРФ) формально представляет собой новое для нашего законодательства основание прекращения этого права, хотя, по существу, оно и ранее могло использоваться в имущественных отношениях. В соответствии с этим правилом допускается добровольный отказ собственника от принадлежащего ему права  путем либо публичного объявления об этом, либо совершения реальных действий, бесспорно свидетельствующих об этом его намерении.

В соответствии сп. 1wст. w235wГКwРФ отказ лица от права собственности на имущество, так же как и отчуждение имущества, является одним из добровольных оснований прекращения права собственности. В гражданско-правовой науке отказ лица от права собственности на имущество и отчуждение имущества принято рассматривать как различные категории, однако есть ученые, которые придерживаются иного мнения и рассматривают данные категории как тождественные —См. подробнее: Ломидзе О.Г. Правонаделение в гражданском законодательстве РФ: Дис. ... д-ра юрид. наук. Ростов н/Д, 2003. С. 62 - 82; Хайруллина Н.М. Приобретательная давность: вопросы теории и практики: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2006. С. 102 - 104.. Особый интерес вызывает мнение О.Г.wЛомидзе о том, что существует две конструкции отчуждения субъективных прав: отчуждение права, сопряженное с преемством, и отчуждение права без преемства. В качестве примера отчуждения без преемства ученый приводит отказ лица от права собственности на имущество —См.: Ломидзе О.Г. Указ. соч. С. 67 - 68..

Как справедливо отмечает Е.И.wБуртовая, такие выводы О.Г.wЛомидзе делает, исходя из слишком широкого понимания термина «отчуждение» —См. подробнее: Буртовая Е.И. Прекращение права собственности по воле собственника в системе оснований и способов прекращения субъективного права собственности по законодательству РФ: Дис. ... канд. юрид. наук. Томск, 2011. С. 141 - 142.. Термин «отчуждение», как полагает О.Г.wЛомидзе, указывает на то, что «возникновение права у правоприобретателя в отношении конкретного объекта (его части) сопровождается прекращением субъективного права на этот же объект (его часть) у другого субъекта» —Ломидзе О.Г. Указ. соч. С. 67 - 68.. Приведенное определение призвано обозначать более широкое по своему значению понятие, чем «отчуждение», - это понятие «прекращение и приобретение права собственности», которое охватывает целый комплекс различных оснований прекращения и приобретения права собственности, не только отчуждение. К примеру, к числу таких оснований, не являющихся отчуждением, относится отказ лица от права собственности на имущество.

Применительно к земельному участку,  законодатель установил особый порядок отречения собственника от своего права, который позволил некоторым судам сделать вывод о том, что следствием такого отказа является переход права собственности на земельный участок в силу закона к публичному образованию, что фактически, по их мнению, означает отчуждение земельного участка —См., напр.:Постановление ФАС Северо-Западного округа от 09.03.2010 по делу N А56-56486/2009 // Режим доступа:http://base.consultant.ru/ (дата обращения 19.05.2018). Для того чтобы установить, так ли это, следует подробно рассмотреть данный порядок.

Отказ от права собственности на земельный участок осуществляется посредством подачи собственником земельного участка заявления о таком отказе в орган, осуществляющий государственную регистрацию прав на недвижимое имущество и сделок с ним, который должен произвести государственную регистрацию прекращения права собственности на этот участок не позднее чем через месяц с момента подачи заявления, а затем направить собственнику уведомление об этом. Данное уведомление также должно быть направлено либо в орган государственный власти субъекта РФ, либо в орган местного самоуправления, в зависимости от того, в собственность какого публичного образования поступил этот земельный участок. В силуст. w18,w19wЗКwРФ земельный участок, от права собственности на который отказался его прежний собственник, с момента государственной регистрации прекращения права собственности на него по месту своего расположения является муниципальной собственностью или собственностью субъекта РФ, если только законами указанных субъектов не установлено иное. Именно положения ст. 18, 19 ЗК РФ и послужили основанием для вывода судов о том, что при отказе собственника от земельного участка имеет место переход права собственности на этот участок к публичному образованию. Однако содержание и буквальное толкование указанных норм свидетельствует лишь о закреплении правила об автоматическом возникновении у соответствующих публичных образований права собственности на земельные участки, от которых отказались их прежние собственники. Для того чтобы установить, имеет ли место в таких случаях переход права собственности на земельные участки, необходимо в том числе определить, сохраняются ли обременения (ограничения) земельных участков, от права собственности на которые отказались их прежние собственники, при поступлении таких участков в публичную собственность.

Итак, в некоторых случаях в силу прямого указания закона возможно приобретение права собственности помимо воли и действий приобретателя. В свою очередь, из того, что отказ лица от права собственности на земельный участок в силу закона влечет переход права собственности на этот участок к публичному образованию и данный переход сопровождается одновременным прекращением права собственности у одного лица и его возникновением у другого, не следует вывод о том, что такой отказ является отчуждением. При отчуждении земельного участка воля отчуждателя направлена на передачу права собственности на этот участок другому лицу. Вследствие чего целью и результатом действий отчуждателя является смена собственника земельного участка. Иными словами, отчуждателя земельного участка всегда будет интересовать фигура нового собственника его участка.

Основной причиной отказа собственника от земельного участка является его желание освободиться от бремени содержания этого участка, в силу чего воля такого собственника направлена на прекращение принадлежащего ему права, а не на его передачу другому лицу. Можно сказать, что в последнем случае судьба земельного участка безразлична для собственника, так же как ему безразлична фигура нового собственника участка. Безразличие к судьбе участка и к тому, кто станет его новым собственником, как представляется, послужило основной причиной для закрепления законодателем правила об автоматическом возникновении публичной собственности на земельные участки, от права частной собственности на которые отказались их прежние собственники. Ведь земельный участок является не просто вещью, но и природным объектом, природным ресурсом одновременно, кроме этого, частью территории государства, составляющей вместе с другими земельными участками основу жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории.

Анализ проблем прекращения права собственности по воле собственника приводит к мысли о том, что субъективное право далеко не всегда может быть представлено в виде своеобразной константы, существующей в неизменном качестве и в четко установленных границах от момента возникновения до момента прекращения. Вполне возможен и иной модус существования субъективного права, который основан на дискретном представлении о праве. В то же время, отчуждение земельного участка и отречения лица от права собственности на земельный участок являются различными основаниями прекращения права собственности на землю.

Прекращение земельных правоотношений, как отмечалось выше, включает в себя ряд разновидностей. Прекращение права собственности по воле собственника, включающее отчуждение земельного участка и добровольный отказ от права собственности на него, рассматривалось и анализировалось нами выше, далее мы рассмотрим особенности некоторых оснований прекращения права собственности, при которых воля субъекта на прекращение отсутствует либо прекращение права собственности на землю осуществляется против воли собственника.

Вопрос о правовой природе таких способов, как реквизиция, конфискация и национализация является предметом споров. Общее, что объединяет эти способы, - это то, что во всех вышеназванных способах имущество переходит из частной собственности в государственную (муниципальную).

Вп. 1 ст. 242 ГК РФ раскрывается понятие реквизиции как изъятия у собственника имущества в интересах общества по решению государственных органов в порядке и на условиях, которые установлены законом, с выплатой ему стоимости имущества, в случаях стихийных бедствий, аварий, эпидемий, эпизоотий и при иных обстоятельствах, носящих чрезвычайный характер.

По мнению А.А. Рубанова,п. 1 ст. 242 ГК РФ противоречит в этой частип. 3 ст. 35 Конституции РФ в части невозможности лишения имущества иначе как по решению суда —Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации (часть первая) (постатейный) / Т.Е. Абова, З.С. Беляева, Е.Н. Гендзехадзе и др.; под ред. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина. М.: Юрайт, 2012.. Аналогичной позиции придерживается и С.В. Артеменков, который отмечает, что «реквизиция - это крайняя мера, направленная на ограничение прав и свобод граждан» —Научно-практическийкомментарий к Гражданскому кодексу РФ, части первой / Под ред. В.П. Мозолиной, М.Н. Малеиной. М., 2016. С. 508..

Вместе с тем согласноп. 3 ст. 55 Конституции РФ права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. В исследуемом случаеГК РФ как раз таким законом и является.

Отметим, что в настоящее время нет закона, который бы регулировал отдельные вопросы реквизиции, хотя его принятие предусмотреноГК РФ. Порядок проведения реквизиции урегулирован в законодательстве. На первом этапе принимается решение о реквизиции. Оно принимается государственным органом (п. 1 ст. 242 ГК РФ). При этом собственнику имущества выдается документ о реквизиции. В настоящее время, в том числе и в связи с отсутствием специального закона о реквизиции, требования к содержанию такого акта не установлены. На втором этапе собственнику возмещается стоимость реквизируемого имущества. Причем оценка стоимости имущества может быть оспорена в суде (п. 2 ст. 242 ГК РФ). Из данного положения следует, что применение реквизиции не приостанавливается наличием спора о размере стоимости такого имущества. Некоторые ученые считают, что положениеГК РФ о порядке такой компенсации противоречит положениюп. 3 ст. 35 Конституции РФ, согласно которому «принудительное отчуждение имущества для государственных нужд может быть произведено только при условии предварительного и равноценного возмещения»  —Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации (часть первая) (постатейный) / Т.Е. Абова, З.С. Беляева, Е.Н. Гендзехадзе и др.; под ред. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина. М.: Юрайт, 2012. Согласно же нашей точки зрения при реквизиции происходит отчуждение имущества не для государственных нужд, а в интересах общества.  Само земельное законодательство подчеркивает, что не является реквизицией изъятие земельных участков, осуществляемое в порядке изъятия для государственных или муниципальных нужд (п. 2 ст. 51 ЗК РФ). Кроме того, реквизиция - как раз такое правовое явление, при котором практически невозможна предварительная выплата стоимости именно в связи с чрезвычайностью обстоятельств, являющихся основанием для нее.

Таким образом, на наш взгляд назрела необходимость реформирования гражданского и земельного законодательства в отношении правового регулирования реквизиции, как основания прекращения права собственности на земельные участки.

В отличие от реквизиции национализация как основание прекращения права собственности на землю помимо воли собственника представляет собой обращение в государственную собственность имущества, находящегося в собственности граждан и юридических лиц, производимое на основании закона с возмещением стоимости этого имущества и других убытков в порядке, установленномст. 306 ГК РФ. Закона, регулирующего процедуру национализации, как и процедуру реквизиции в России нет. В отличие от реквизиции национализации практически не посвящено научных исследований —Белов В.А. Указ. соч.; Венецианов М.В. Экспроприация с точки зрения гражданского права. Казань: Тип. Императ. ун-та, 1891; Коновалов А.И. Национализация имущества. Проблемы правового регулирования: Монография. М.: ЮНИТИ-ДАНА; Закон и право, 2015; Щенникова Л.В.Гражданско-правовая наука о национализации // Вестник Пермского университета. Юридические науки. 2012. N 4. С. 179 - 186.. Причем некоторыми учеными до сих пор оспаривается необходимость национализации как таковой —Скловский К.И.Собственность в гражданском праве. М.: Статут, 2010. С. 170.. В то же время наличие таких исследований, на наш взгляд является необходимой базой для правового регулирования именно данного способа прекращения права собственности, что обусловлено необходимостью соблюдения баланса между приватизацией и национализацией как противоположными правовыми явлениями.

Национализация, как основание принудительного прекращения права собственности на землю, характеризуется следующими признаками. Во-первых, целью национализации является удовлетворение общественных интересов. Во-вторых, национализация производится только на основании закона. В-третьих, национализация возможна только при условии принятия акта соответствующего государственного органа. В-четвертых, национализация это принудительное действие. В-пятых, национализация носит возмездный характер.

Еще одним из оснований прекращения права собственности на землю на основании обязывающих юридических фактов является изъятие земельного участка, который не используется по целевому назначению либо используется с нарушением законодательства. Соблюдение целевого назначения земельного участка при его использовании - главная обязанность участников земельных отношений. Земельное законодательство допускает предоставление земельного участка не вообще, а только с определенной целью использования, что отражается в документах о правах на земельные участки. До внесения изменений в ГК РФ существовал пробел в земельном законодательстве, выявленный судебной практикой. Если в отношении землевладельцев, пользователей и арендаторов земельных участков, т.е. лиц, не являющихся собственниками земельных участков (ст. ст. 45 -47 Земельного кодекса РФ), предусмотривалась возможность прекращения их прав на землю при несоблюдении обязанностей по использованию и охране земельного участка в принудительном порядке по правиламст. 54 Земельного кодекса РФ, то в отношении собственника земельного участка такой механизм не определялся. Однако данное основание вполне согласуется с общей нормой статьи 44 ЗК РФ  предусматривающей открытый перечень иных оснований прекращения права собственности, предусмотренные законом. Собственники земельных участков в некоторых случаях также не исполняют свои обязанности и нарушают земельное законодательство. Поэтому наличие в земельном и гражданском законодательстве возможности принудительного прекращения права собственности на землю в случае нарушения земельного законодательства является положительной новеллой законодательства и устраняет противоречия в правовом регулировании.

Отдельная норма ГК РФ говорит о случаях, когда земельный участок используется, но с нарушением законодательства, в результате чего наступают определенные неблагоприятные последствия (ст. 285 ГК РФ). Конкретные обязанности собственника земельного участка по надлежащему использованию перечислены вст. 42 ЗК. К ним относятся: использование по целевому назначению в соответствии с принадлежностью к определенной категории земель и разрешенным использованием; осуществление мероприятий по охране земель, лесов, водных и иных природных объектов; соблюдение градостроительных регламентов, строительных, противопожарных, санитарно-гигиенических и иных правил и нормативов; предотвращение загрязнения, ухудшения плодородия почв земель определенных категорий; соблюдение иных требований законов.

Осуществляя надзор за исполнением законодательства в исследуемой сфере правового регулирования, прокуратура, как уполномоченный надзорный орган, выявляет многочисленные нарушения в сфере использования земельных участков в нарушении требований законодательства либо не в соответствии с целевым назначением.  Исходя из данных, полученных нами при обращении в Прокуратуру РСО - Алания, мы можем констатировать, что выборочные проверки земель ООПТ в  районах Республики Северная Осетия – Алания  показали, что многие земельные участки используются  с нарушением требований законодательства к назначению, что приводит к разрушению экосистемы, а также потере экологической ценности указанных земель и является грубым нарушением земельного законодательства Российской Федерации и земельного законодательства Республики Северная Осетия – Алания. Прокуроры выявляют факты бездействия органов местного самоуправления, в частности, они не направляют в суды исковые заявления о принудительном изъятии земельных участков в связи с неиспользованием земельного участка в соответствии с целевым назначением, либо в нарушении требований законодательства.

Статья 286 ГК регулирует процедуру изъятия земельного участка у собственника по причине его ненадлежащего использования. Однако четкого порядка проведения процедур прекращения права собственности на землю в этих случаях не установлено. Пробел в правовом регулировании указанного вопроса непосредственно отражается на эффективности использования земли. В некоторых субъектах Российской Федерации данный пробел устраняется на региональном уровне. Нам же представляется, что  необходимо внести изменения в ЗК РФ, изложивст. 44 ЗК РФ в новой редакции, а также дополнить Земельныйкодекс РФ новой статьей 541 «Условия и порядок принудительного прекращения права собственности на земельный участок лиц, являющихся его собственниками, ввиду ненадлежащего использования земельного участка». Нами предлагается регламентировать в данной норме порядок принудительного прекращения права собственности на земельный участок, в основе которого лежит судебное решение и продажа земельного участка с публичных торгов. Изъятие земельного участка по указанным в ст.ст. 284-285 ГК РФ основаниям влечет за собой не только принудительное прекращение права собственности, но и иные неблагоприятные последствия для собственника, которые могут заключаться в обязанности возместить убытки, возникшие в связи с причинением вреда земельному участку. В соответствии сост. 76 ЗК РФ юридические лица и граждане обязаны возместить в полном объеме вред, причиненный земельным правонарушением.

Таким образом, можно констатировать, что во всех исследованных нами в настоящем параграфе способах происходит прекращение права собственности на землю в принудительном порядке на основании обязывающих юридических фактов, что позволяет отнести реквизицию, конфискацию, национализацию и изъятие земельного участка, который не используется по целевому назначению либо используется с нарушением законодательства, к одной группе способов прекращения права собственности.

Также представляется обоснованным и необходимым рассмотрение и исследование некоторых проблем правового регулирования института изъятия земельных участков для государственных или муниципальных нужд.

Цель изъятия является предметом исследования многих цивилистов, которые неоднократно отмечали, в связи с этим, необходимость разграничения понятий национализации и изъятия земельных участков для государственных и муниципальных нужд. По их мнению, национализация преследует исключительно государственный интерес, в то время как изъятие земли проводится, или, по крайней мере, должно проводиться в общеполезных целях.

Согласно положениям земельного и гражданского законодательства собственник земельного участка, подлежащего изъятию для государственных или муниципальных нужд, может осуществлять свои права по владению, пользованию и распоряжению им по своему усмотрению до достижения соглашения или принятия судом решения о выкупе участка. Юридическая природа соглашения об изъятии остается дискуссионной. Как отмечалось рядом авторов, выкуп земельного участка (именно такой термин был предусмотрен законодательством, действующим до 31.12.2014 г.) - это действия продавца (частного собственника земельного участка) и покупателя, направленные на отчуждение прежним собственником участка, приобретение его новым собственником и уплату выкупной цены (по действующему в настоящее время законодательству «возмещения»). Таким образом можно предположить, что исходя из специфики гражданско-правовых имущественных отношений, это действие вполне можно рассматривать как разновидность сделки купли-продажи. Не смотря на то, что, вынося решения об изъятии участка, его приобретатели действовали в качестве публичных лиц и участок при изъятии поступает в государственную или муниципальную собственность, его приобретатели выступают на равных началах с собственником. Прекращение права собственности на землю путем ее изъятия для государственных или муниципальных нужд – это сложный юридический состав, который основывается на публично-правовом акте (решении об изъятии), имеющем волевой характер, на основании которого изъятие происходит независимо от воли собственника, но в последующем выражается в гражданско-правовой сделке (соглашении об изъятии).

Прекращение права собственности в связи с изъятием земельного участка для государственных или муниципальных нужд достаточно часто используется в правоприменительной практике. Так, например, по данным, предоставленным Управлением муниципального имущества и земельных ресурсов АМС г. Владикавказа только в 2016 году администрацией города Владикавказа было заключено 550 договоров купли-продажи земельных участков, основаниями заключения которых было принятие решения об изъятии, однако в данной статистике нет земель ООПТ.

Также в настоящем исследовании необходимо обратить внимание на наличие  ряда нерешенных дискуссионных проблем в рассматриваемом основании прекращения права собственности на землю, несмотря на достаточно детальное его правовое регулирование.

Во-первых, необходимо отметить, что конституционная нормачасти 3 статьи 35 является некорректной, так как  предусматривает возможность изъятия земельных участков лишь для государственных нужд, не учитывая нужды муниципальных образований. Формулировка данной статьи Конституции РФ стала предметом рассмотрения в Конституционном Суде  Российской Федерации, который обосновал свою правовою позицию тем, что народ осуществляет свою власть через органы как государственной власти, так и и органы местного самоуправления. Предоставление органам местного самоуправления полномочий по принудительному отчуждению в исключительных случаях, связанных с размещением объектов муниципального значения, земельных участков при отсутствии других вариантов возможного размещения этих объектов обусловлено необходимостью решения публично значимых вопросов местного значения, а порядок его реализации связан теми же условиями, которые предусмотрены для случаев отчуждения имущества для государственных нужд. Таким образом Суд пришел к выводу о том, что нормы законов, закрепляющих изъятие земельных участков для муниципальных нужд, не противоречатКонституции Российской Федерации —Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 17 июня 2008 года N 435-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Фориса Константина Михайловича на нарушение его конституционных прав абзацем десятым подпункта 2 пункта 1 статьи 49 Земельного кодекса Российской Федерации» // Конституционное правосудие в странах СНГ и Балтии. 2008. N 20 (специальный выпуск).

Отдельно стоит вопрос об обязанностях органов публичной власти доказывать наличие государственных (муниципальных) нужд, а также невозможность их удовлетворения иначе, чем посредством изъятия земельного участка. Единообразной судебной практики по этому вопросу не сложилось, равно как и его четкого нормативного решения.

Решение этой проблемы видится нам в развитии системы территориального планирования, а также в нормативном закреплении встатье 49 ЗК РФ обязанности по фиксации указанных в статье публичных нужд в документах территориального планирования. Предлагается дополнить ст. 49 ЗК РФ указанием на возможность изъятия земельных участков у их собственников – юридических и физических лиц – для государственных или муниципальных нужд в целях создания, расширения, изменения или соблюдения правового режима использования земель особо охраняемых территорий. Внесенные в земельное законодательство в декабре 2014 года изменения, должны привести к тому, что планируемые объекты подлежат  предварительной фиксации в документах территориального планирования и размещению в сети Интернет. Данный механизм должен позволить более эффективно учитывать частные и публичные интересы. Однако, применение указанных новых норм еще далеко от совершенства ввиду недостаточно проработанного механизма реализации, в том числе и проведения общественных слушаний. Но данные вопросы выходят за пределы предмета настоящего исследования.

Кроме того необходимо отметить наличие проблем при определении стоимости земельных участков особо охраняемых территорий для выплаты возмещения, определяемого в соглашении об изъятии.  Органы власти допускают совмещение правового режима земель населенных пунктов и земель особо охраняемых территорий. В судебной практике это приводит к применению общей методики оценки земельных участков при определении выкупной цены.  Поскольку ни в законе, ни в судебной практике нет однозначной позиции по вопросу об особенностях определения кадастровой и рыночной стоимости земельных участков в границах особо охраняемых территорий, их стоимость часто определяется на общих основаниях. По нашему мнению, это противоречит п. 10 ст. 1 ЗК РФ, закрепившему дифференцированный подход к установлениюправового режима земель, в соответствии с которым должны учитываться природные, социальные, экономические и иные факторы. Предлагается разработать методические рекомендации по государственной кадастровой оценке земельных участков в составе земель особо охраняемых природных территорий, земель природоохранного назначения, пригородных зеленых зон, земель историко-культурного назначения, а также земельных участков, на которых находятся учебно-туристические тропы, трассы, особо ценные земли.

На сегодняшний день основной причиной судебных споров в данной сфере является не только наличие пробелов в гражданском праве, не позволяющих в полной мере урегулировать процедуру изъятия, но и соответствующих методических рекомендаций по ее осуществлению, включая определение выкупной цены участков в границах земель особо охраняемых территорий.

Таким образом, можно сделать вывод, что сейчас вопросы прекращения субъективных гражданских прав собственников земельных участков недостаточно урегулированы гражданским и земельным законодательством Российской Федерации, имеются конструктивные неточности и противоречия, которые усложняют механизм правоприменения и порождают неоднозначную судебную практику в рассматриваемой сфере общественных отношений.

Итак, правоотношение прекращения права собственности на земельный участок в связи с изъятием для государственных или муниципальных нужд - это относительное правоотношение, направленное на прекращение права частной собственности на земельный участок помимо воли собственника и возникновение права публичной собственности на него в связи с необходимость обеспечения публичных интересво после справедливого и полного возмещения. Субъектами таких правоотношений являются, с одной стороны, орган публичной власти а, с другой стороны, граждане и юридические лица. Объект правоотношения - прекращение права собственности на земельный участок, предмет - земельные участки любых категорий.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Исследования института прекращения права собственности на земельные участки в особо охраняемых природных территориях позволило нам сделать ряд частных выводов, направленных на обоснование выдвинутой гипотезы.

Во-первых, на наш взгляд, земельный участок не может рассматриваться в качестве вещи в силу следующих обстоятельств. В реальном мире и даже в правовой реальности земля и земельный участок являются природнымw объектом и природнымw ресурсом.

Во-вторых, правовое значение недвижимости состоит в закреплении спецификиz правовых связей между различными объектамиz недвижимости, установлении особых гражданских прав на нее, в особенностях регулирования гражданскогоz оборота недвижимости и государственнойz регистрации прав на нее. В связи с этим основания прекращенияzправаzсобственности на земельный участок могут быть подразделены на: юридическиеzфакты, позволяющие прекратить правоzсобственности на земельныйzучасток (например, при отказе от праваzсобственности); юридические факты, принуждающие (обязывающие) прекратить право собственности на земельные участки (например, при обращенииzвзыскания на имущество по обязательствам).

В-третьих, объектом права собственности может являться участок поверхности земли, границы которого определены в установленном законом порядке и в отношении которого осуществлен государственный кадастровый учет. Собственник земельного участка имеет право владеть, пользоваться и распоряжаться им, совершать любые действия с земельным участком, если они не противоречат закону и не нарушают права и охраняемые законом интересы других лиц.

В-четвертых, земельное законодательство устанавливает следующий перечень оснований прекращения права собственности на землю: отчуждение собственником своего земельного участка другим лицам; отказ собственника от права собственности на земельный участок иные основания, предусмотренные законом. В этой связи и с учетом проведенного исследования, на наш взгляд, следует основания, способы прекращения права собственности на земельные участки классифицировать следующим образом:

- прекращение права собственности на земельные участки на основании позволяющих юридических фактов по воле собственника (отчуждение и отречение от права собственности на землю);

-  прекращение права собственности на ЗУ на основании обязывающих юридических фактов помимо воли собственника (реквизиция, национализация, конфискация, обращение взыскания, изъятие в связи с нецелевым использованием и т.д.) либо независимо от воли собственника (гибель или уничтожение; изъятие по основаниям, закрепленным действующим законодательством для государственных или муниципальных нужд и т.д.). Совершенно справедливо на наш взгляд в литературе отмечается, что изъятие земельного участка для государственных или муниципальныхqнужд не следует смешивать с принудительным прекращением собственности на земельныйqучасток. Принудительное прекращение - это мера ответственности, а принудительное изъятие - этоqмера, направленная на решение государственныхqилиqмуниципальныхqнужд.

В-пятых, анализ норм действующего законодательства, а также концепций современной юридической науки, позволяет сделать вывод о том, что отчуждение имущества как право представляет собой закрепленную за собственником или иным уполномоченным лицом юридически обеспеченную возможность совершить действие по распоряжению имуществом, направленное на смену собственника этого имущества. Под сменой собственника имущества, как представляется, следует понимать переход субъективного права собственности на имущество от одного лица к другому. Отчуждение имущества в силу своей направленности на смену собственника этого имущества не в состоянии достичь своего результата, пока кто-либо не приобретет право собственности на него. В силу чего при отчуждении имущества наряду с фигурой отчуждателя всегда присутствует другое лицо - правоприобретатель. Одновременное прекращение права собственности у одного лица и его возникновение у другого лица выступает как необходимое условие такого перехода, а также сохранения существующих ограничений и обременений.

В свою очередь, отказ лица от права собственности на имущество (отречение) как право представляет собой закрепленную за собственником юридически обеспеченную возможность совершить действие по распоряжению имуществом, направленное на прекращение принадлежащего ему права собственности на это имущество. Собственник выражает волю на прекращение права собственности без указания правоприобретателя. То есть в отличие от отчуждения имущества, которое предполагает одновременное определение нового собственника, при отречении от права собственности подобного не происходит.

В-шестых, прекращение права собственности на землю путем ее изъятия для государственных или муниципальных нужд – это сложный юридический состав, который основывается на публично-правовом акте (решении об изъятии), имеющем волевой характер, на основании которого изъятие происходит независимо от воли собственника, но в последующем выражается в гражданско-правовой сделке (соглашении об изъятии).

В-седьмых, изъятие земельного участка в зависимости от того, для чьих нужд он изымается, осуществляется Российской Федерацией, соответствующим субъектом Российской Федерации или муниципальным образованием, однако какие именно органы власти должны непосредственно осуществлять такой выкуп, федеральные законы не конкретизируют. В субъектах Российской Федерации и муниципальных образованиях этот вопрос решается по-разному, причем в муниципальных образованиях полномочиями по изъятию земельных участков для муниципальных нужд могут наделяться как представительные, так и исполнительные органы местного самоуправления, компетенция которых определяется уставом муниципального образования и иными нормативными актами органов местного самоуправления.

На наш взгляд, при таком подходе не учитывается специфика категории земель особо охраняемых территорий. Представляется, что решение об изъятии земельного участка в границах особо охраняемых территорий должно быть мотивировано, в связи с чем необходимо, чтобы его принятию предшествовало заключение специально уполномоченного органа власти – Министерства природных ресурсов и экологии Российской Федерации в случае изъятия земельных участков в границах особо охраняемых природных территорий и особо ценных природных объектов, Министерства культуры Российской Федерации – в отношении земель историко-культурного назначения.

Данная проблема носит не только организационно-правовой, но и содержательный характер, поскольку участие названных федеральных органов в процедуре изъятия и подготовке ими заключений помогут сделать обоснованным исключительность решения об изъятии участка. Как известно, органы публичной власти могут воспользоваться этой мерой согласно ст. 49 ЗК РФ только в случае, если выкуп земельного участка для государственных и муниципальных нужд является исключительным случаем и нет иных вариантов их обеспечения. Решение об изъятии земельного участка должно приниматься соответствующим уполномоченным органом власти, отвечать требованиям исключительности изъятия и содержать сведения, которые в будущем станут существенными условиями соглашения о выкупе земельного участка.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Нормативные правовые акты и документы
    1. Конституция РФ (принята народным голосованием 12.12.1993) (с учетом исправлений, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ, от 05.02.2014 N 2-ФКЗ, от 21.07.2014 N 11-ФКЗ) /http://base.consultant.ru/
    2. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 N 51-ФЗ (ред. от 29.12.2017) /http://base.consultant.ru/
    3. Земельный кодекс Российской Федерации от 25.10.2001 N 136-ФЗ (ред. от 31.12.2017) /http://base.consultant.ru/
    4. Федеральный закон от 14 марта 1995 г. N 33-ФЗ «Об особо охраняемых природных территориях» (ред. от 28.12.2016) /http://base.consultant.ru/
    5. Федеральныйзакон от 16.07.1998 N 102-ФЗ «Об ипотеке» (ред. от 03.07.2016). /http://base.consultant.ru/
    6. Федеральный закон от 21 декабря 2001 г. N 178-ФЗ «О приватизации государственного и муниципального имущества» (ред. от 01.07.2017) /http://base.consultant.ru/
    7. Федеральный закон от 10 января 2002 г. N 7-ФЗ «Об охране окружающей среды» (ред. от 31.12.2017) /http://base.consultant.ru/
    8. Федеральныйзакон от 01.12.2007 N 310-ФЗ «Об организации и о проведении XXII Олимпийских зимних игр и XI Параолимпийских зимних игр 2014 г. в городе Сочи, формировании города Сочи как горноклиматического курорта и внесении видоизменений в некоторые законодательные акты РФ» (ред. от 28.06.2014). /http://base.consultant.ru/
    9. Федеральныйзакон от 7 мая 2013 г. № 100-ФЗ «О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации» // СЗ РФ. – 2013. – № 19. – Ст. 2327.
    10. Указ Президента Российской Федерации от 1 августа 2015 г. № 392 «О проведении в Российской Федерации Года особо охраняемых природных территорий» // СЗ РФ. 2015. № 31. Ст. 4670.
    11. Письмо Минэкономразвития РФ от 14 октября 2011 г. № ОГ-Д23-1670 «О предоставлении в собственность земельного участка, отнесенного к особо охраняемой природной территории федерального значения, в том числе, если на данном земельном участке расположены многоквартирный дом и иные входящие в состав данного дома объекты недвижимого имущества». /http://base.consultant.ru/
    12. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 14 мая 2012 г. № 11-П «По делу о проверке конституционности положения абзаца второго части первой статьи 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан Ф.Х. Гумеровой и Ю.А. Шикунова» // Вестник КС РФ. – № 4. – 2012
    13. Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 17 июня 2008 года N 435-О-О «Об отречении в принятии к анализу жалобы гражданина Фориса К.М. на нарушение его конституционных прав абзацем десятым подпункта 2 пункта 1 статьи 49 Земельного кодекса Российской Федерации» /http://base.consultant.ru/
    14. Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 16 февраля 2012 г. № 321-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Малащенко Надежды Прокоповны на нарушение ее конституционных прав положениями пункта 2 статьи 95 Земельного кодекса Российской Федерации, пунктов 4 и 6 статьи 12 и статьи 14 Федерального закона «Об особо охраняемых природных территориях». /http://base.consultant.ru/
    15. Постановление Президиума ВАС РФ от 9 октября 2012 г. № 5366/12 по делу А60- 38296/2010-С2 // Вестник ВАС РФ. – 2013. – № 1.
    16. Постановление Президиума ВАС РФ по делу № А40-80260/11-9-692 от 19 февраля 2013 г./http://base.consultant.ru/
    17. Постановление ФАС Северо-Западного округа от 09.03.2010 по делу N А56-56486/2009  ./http://base.consultant.ru/
    18. Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 22 марта 2012 г. по делу № А40-80260/11-9-692./http://base.consultant.ru/
    19. Постановление ФАС Московского округа от 2 августа 2012 г. по делу № А40- 80260/11-9-692 ./http://base.consultant.ru/
    20. Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 29 января 2013 г. по делу № А63-8358/2012./http://base.consultant.ru/
    21. Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 21 февраля 2013 г. по делу № А32-49848/2011 [./http://base.consultant.ru/
    22. Постановление ФАС Московского округа от 20 августа 2013 г. по делу № А40-85295/12- 41-802 ./http://base.consultant.ru/
    23. Постановление ФАС Московского округа от 10 января 2014 г. № Ф05-7688/2013 по делу № А40-87504/12-148-831 ./http://base.consultant.ru/
    24. Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 4 февраля 2014 г. по делу № А32-14349/2013./http://base.consultant.ru/
    25. Постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда № 04-АП-375/2013 от 18 марта 2014 г. по делу № А10-4172/2013./http://base.consultant.ru/
    26. Определение ВАС РФ от 31 марта 2008 г. N 1857/08/http://base.consultant.ru/
    27. Определение ВАС РФ от 12 августа 2013 г. № ВАС-10435/13 по делу № А12-24891/2012 /http://base.consultant.ru/
    28. Определение ВАС РФ от 21 ноября 2013 г. № ВАС-15947/13 по делу № А63-8602/2012/http://base.consultant.ru/
    29. Определение ВАС РФ от 29 ноября 2013 г. № ВАС-16888/13 по делу № А73- 16373/2012 /http://base.consultant.ru/
    30. Закон Республики Северная Осетия – Алания от 14.05.2004 № 17-РЗ (в ред. от 03.10.2016N 45-РЗ) «Об особенностях регулирования земельных отношений Республике Северная Осетия – Алания» /http://base.consultant.ru/
    31. Закон РСО-Алания от 15 октября 2015 г.№ 33-РЗ «Об особо охраняемых природных территориях Республики Северная Осетия-Алания» /http://base.consultant.ru/
    32. Обзор судебной практики по делам, связанным с изъятием для государственных или муниципальных нужд ЗУ в целях размещения объектов транспорта (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 10.12.2015) /http://base.consultant.ru/
    33. Правила оформления кадастрового плана земельного участка. ГЗК-1-Т.О-04-01-01 (утв. Росземкадастром 10.04.2001) /http://base.consultant.ru/
      1. Научная литература:

Монографии и сборники научных статей

  1. Авдонина, О.Г. Принудительное изъятие и прекращение права собственности на земельный участок // Правовое обеспечение рыночной экономики и общие тенденции развития договорного права в России и странах СНГ и Балтии: сборник научных статей участников Междунар. науч.-практ. конф. (Коломна, 24 декабря 2011 г.). - Коломна: МГОСГИ, 2011.-  С. 25- 36.
  2. Анисимов, А.П., Дзагоев, С.В., Кокоев, Л.Т.Приобретение прав на ЗУ, находящиеся в публичной собственности: вопросы теории и практики / Под ред. А.Я. Рыженкова. - М., - 2009. - 189 с.
  3. Анохин, В.С. Рецензия на книгу А.В. Германова «Земельный участок в системе прав в отношении вещи» /http://base.consultant.ru/.
  4. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право: общие положения (книга 1).– М.: Статут, 2011. – С. 254
  5. Гайдук А.С., Киселев А.А. Неприкосновенность собственности как принцип современного гражданского права России. – М: Юрист, 2004. – С. 95.
  6. Германов, А.В.Земельный участок в системе прав в отношении вещи. М.,-  2011. - 185 с.
  7. Гришаев, С.П.Новые тенденции в правовом регулировании ЗУ как объектов права собственности /http://base.consultant.ru/.
  8. Грибанов В.П. Осуществление и защита гражданских прав. – М.: Статут, 2001. - 285 с.
  9. Зинченко С.А., Лапач В.А., Шапсугов  Д.Ю. Проблемы объектов гражданских прав. – Ростов-на-Дону: Изд-во СКАГС, 2011. – 157 с.
  10. Дихтяр, А.И., Клейменова, Е.С. Изъятие (выкуп) земельного участка для государственных и муниципальных нужд: вопросы теории и практики /http://base.consultant.ru/
  11. Иоффе О.С. Советское гражданское право. – М.: Юрид. лит-ра, 1967. – 258 с.
  12. Коновалов, А.И. Национализация имущества. Проблемы правового регулирования: Монография. - М.: ЮНИТИ-ДАНА.-  2015. - 254 с.
  13. Конституции зарубежных государств. М., - 2010.  - 215 с.
  14. Мейер, Д.И. Русское гражданское право. Петроград: Типография «Двигатель», - 1914. – 215 с.
  15. Реймерс Н.Ф., Штшъмарк Ф.Р.Особо охраняемые природные территории. - М.: Мысль, 1978.- 123 с.
  16. Сенчищев В.И. Объект гражданских правоотношений // Актуальные проблемы гражданского права / Под ред. М.И. Брагинского; Исследовательский центр частного права. Российская школа частного права. – М.: Статут, 2014– 234 с.
  17. Синайский, В.И. Русское гражданское право. Выпускъ 1: Общая часть и вещное право. Киев: Типография Р.К. Лубковского, - 1914. – 382 с.
  18. Халфина Р.О. Общее учение о правоотношении. – М.: Юрид. лит-ра, 1974. – 365 с.
  19. Шершеневич, Г.Ф. Курс гражданского права. Тула: Автограф, - 2001. – 394 с.

Учебники, энциклопедии, комментарии законодательства

  1. Ахметьянова З.А. Вещное право: учебник. – М.: Статут, 2016.  – 387 с.
  2. Гражданское право: Учебник: В 3 т. / Отв. ред. А.П. Сергеев, Ю.К. Толстой. 6-е изд., перераб. и доп. М.: ТК Велби; Проспект, - 2014. Т. 1.-  469 с.
  3. Гражданское право: Учебник: В 2 т. / Под ред. Е.А. Суханова. М., - 2015. Т. 1. - 478 с.
  4. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации (часть первая) (постатейный) / Т.Е. Абова, З.С. Беляева, Е.Н. Гендзехадзе и др.; под ред. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина. М.: Юрайт, - 2012. – 589 с.
  5. Комментарий к Земельному кодексу Российской Федерации от 25 октября 2016 г. № 136-ФЗ (постатейный) / отв. ред. С.Н. Волков, науч. ред. Ю.Г. Жариков. – М.: Юстицинформ, 2017. – 864 с.
  6. Крассов О.И. Земельное право: Учебник. – М.: Юрист, 2016. – 265 с.
  7. Научно-практическийкомментарий к Гражданскому кодексу РФ, части первой / Под ред. В.П. Мозолиной, М.Н. Малеиной. М., - 2016. -  508 с.
  8. Ожегов, С.И. Словарь русского языка. М., - 1963. – 765 с.
  9. Римское частное право: Учебник / Под ред. И.Б. Новицкого, И.С. Перетерского. М.,2012.- 512 с.

Статьи в периодических изданиях

  1. Алексеев В., Близнец И. Государственная регистрация как элемент правового режима недвижимого имущества и результатов интеллектуальной деятельности // И.С. Авторское право и смежные права. – 2011. – № 4. – С. 4-18.
  2. Анисимов А.П., Доржи-Горяева Э.В., Чикильдина А.Ю. Современный взгляд на проблемы и перспективы землепользования в границах особо охраняемых природных территорий // Юрист. – 2012. – № 15. – С. 24-29
  3. Астахова М.А. Объект субъективного гражданского права: понятие и признаки //Гражданское право. – 2016. – № 2. – С. 6-15
  4. Бажаев, Е.В. Основания прекращения права собственности на ЗУ: критерии разграничения предметов регулирования гражданского и земельного права // Современное право. - 2013.-  N 9.-  С. 2 - 11
  5. Белоножкин А.Ю. Об  объекте гражданского правоотношения и преимущественном правом положении // Гражданское право. – 2012. – № 2. – С. 6-17
  6. Васильева М.И. Земельные и природно-ресурсовые отношения в Концепции развития законодательства о вещном праве // Экологическое право. – 2013. – № 5/6. – С. 18-27
  7. Винницкий А.В. Институт публичной собственности в праве Франции, Испании и Италии // Вестник гражданского права. – 2013. – № 4. – С. 234-242
  8. Винницкий А.В. Институт публичных вещей в германском праве // Вестник гражданского права. – 2013. – № 2. – С. 192-204
  9. Галеева Р.Ф. Сущность объектов гражданских прав // Учен. зап. Казан. ун-та. Сер. Гуманит. науки. – 2016. – Т. 151. – № 4. – С. 93-107
  10. Грамадзянскі кодэкс Рэспублікі Беларусь ад 7 снежня 1998 г. № 218-З (з змен. ад 5 студзеня 2013 г.) // Ведамасці Нацыянальнага сходу Рэспублікі Беларусь. – 1999. – № 7-9. – Арт. 101
  11. Денисов С.А. Преимущественное право на заключение договора как институт, устанавливающий пределы свободы договора // Законодательство. – 1997. – № 2. – С. 34- 39
  12. Камышанский В.П. Некоторые проблемы приватизации земельных участков особо охраняемых природных территорий // Хозяйство и право. – 2008. – № 10. – С. 60-72
  13. Камышанский В.П. О приватизации земли в городах-курортах // Вестник ФАС Северо-Кавказского округа. – 2008. – № 5. – С. 4-12
  14. Кирсанов А.Р. О праве застройки // Имущественные отношения в Российской Федерации. – 2013. – № 1 (137). – С. 89-97
  15. Кичко, А.И.Некоторые проблемы принудительного изъятия земельного участка для государственных и муниципальных нужд // Общество и право. - 2010.-  N 4. -С. 90 - 98.
  16. Кузнецов Д.В. Ограничения оборота земельных участков в курортных населенных пунктах // Экологическое право. – 2011. – № 4. – С. 27-34
  17. Лунева Е.В. Специфика и тенденции развития законодательства в сфере гражданского оборота земельных участков особо охраняемых природных территорий // Вестник Пермского ун-та. Юридические науки. – 2014. – Вып. 2 (24). – С.86-95
  18. Лунева Е.В. Юридическая конструкция гражданско-правового режима вещей //Юрист. – 2014. – № 13. – С. 32-43.
  19. Лунева Е.В. Юридическая природа исключительного права национального парка приобретать земельные участки, расположенные в его границах // Юридический мир. – 2014. – № 7. – С. 25-34.
  20. Сафин З.Ф., Нигматуллина Э.Ф. Понятие земель общего пользования и их правовой режим // Учен. зап. Казан. ун-та. Сер. Гуманит. науки. – Т. 152. – Кн. 4. – 2015. – С. 139-148
  21. Свирков С.А. К вопросу об объектах гражданских прав // Актуальные проблемы российского права. – 2012. – № 1. – С. 102-109
  22. Титиевский А.Н. Понятие и структура гражданско-правового режима вещей с позиций системного подхода // Вестник Тюмен. гос. ун-та. – 2012. – № 3. – С. 125-133
  23. Чаркин, С.А.О некоторых проблемах правового регулирования прекращения права частной собственности на ЗУ // Имущественные отношения в Российской Федерации. - 2012.-  N 5. - С. 79 - 87.
    1. Диссертации и авторефераты
      1. Авдонина, О.Г. Прекращение права собственности на земельный участок: автореф. дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.03. - М.: РАНХиГС при Президенте РФ,- 2013. – 27 с.
      2. Баранов В.М. Гражданско-правовое регулирование оборота природных ресурсов: дис. … канд. юрид. наук. – М., 2006. –190 с.
      3. Бобин П.Н. Гражданско-правовой режим природных объектов: дис. … канд. юрид. наук. – Челябинск, 2009. – 186 с.
      4. Буртовая, Е.И. Прекращение права собственности по воле собственника в системе оснований и способов прекращения субъективного права собственности по законодательству Российской Федерации: Дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.03. Томск, - 2011. - 160 с.
      5. Бутаева, Э.С. Прекращение права собственности помимо воли собственника: Дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.03. - Краснодар, - 2008.- 184 с.
      6. Волкова Е.В. Гражданско-правовое регулирование отношений, связанных с осуществлением преимущественных прав: дис. … канд. юрид. наук. – Краснодар, 2010. –176 с.
      7. Крысанов, А.А. Принудительное прекращение права собственности: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.03. Рязань,-  2002. - 189 с.
      8. Лапач В.А. Система объектов гражданских прав в законодательстве России: дис. …д-ра юрид. наук. – Ростов-на-Дону, 2002.– 178 с.
      9. Ломидзе, О.Г. Правонаделение в гражданском законодательстве РФ: Дис. ... д-ра юрид. наук. Ростов н/Д, - 2003. – 290 с.
      10. Сонина, Д.Д. Правовые проблемы принудительного прекращения прав на землю в Российской Федерации: автореф. дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.06. М., - 2012. - 27 с
      11. Таскин, Н.И. Принудительное прекращение права собственности на земельный участок: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Краснодар, - 2003. - 26 с.
      12. Челышев М.Ю.Система межотраслевых связей гражданского права:цивилистическое исследование: автореф. дис. … д-ра юрид. наук. – Казань, 2009. – 46 с.
      13. Шамсумова Э.Ф. Правовые режимы (теоретический аспект): дис. … канд. юрид. наук. –Екатеринбург, 2001. – 200 с.
      14. Шорников Д.В. Природные ресурсы как объекты гражданских прав: дис. ... канд. юрид. наук. – Иркутск, 2005.- 186 с.
        1. Интернет источники
          1. http://www.hortus.ru. (дата обращения 19.05.2018)
          2. Официальный интернет портал правовой информацииhttp:/www.pravo.gov.ru (дата обращения 19.05.2018)
          3. http://www.alania.gov.ru ( Дата обращения: 19.05.2018)




Похожие работы, которые могут быть Вам интерестны.

1. Использование знаний об особо охраняемых природных территориях в школьном курсе биологии

2. ПPABA НА ЗЕМЕЛЬНЫЕ УЧАСТКИ ФИЗИЧЕСКИХ И ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ: ОСОБЕННОСТИ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ

3. Основания прекращения прав на земельные участки

4. Анализ проблем и перспектив использования потенциала особо охраняемых природных территорий

5. Анализ особенностей сети действующих и перспективных особо охраняемых природных территорий в Верхнетоемском районе

6. ОСОБЕННОСТИ ПРАВОВОГО CTATУCA ОСОБО ОХРАНЯЕМЫХ ТЕРРИТОРИИ В НАСЕЛЕННЫХ ПУНКТАХ (НА ПРИМЕРЕ Г. СТАВРОПОЛЯ)

7. Соотношение права социального обеспечения с другими отраслями права России по признаку метода правового регулирования

8. Земельные участки - Оценка стоимости земельных участков

9. Общественные отношения, возникающие при приобретении прав на земельные участки

10. Разработка маркетинговой политики особо охраняемых рекреационных территорий в КНР