Особенности перевода на английский язык безэквивалентных лексических единиц в данной работе



СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

Происходящие динамичные изменения и преобразования в социальной и экономической жизни страны приводят к кардинальным изменениям во всех сферах, в том числе и в системе культурных достижений и образования. В условиях, когда наблюдается спад промышленного производства, происходит кардинальное перераспределение кадров, в значительной степени возрастает роль и ответственность самого человека за успешность применения своих знаний, умений, опыта.

За короткий промежуток времени произошли кардинальные изменения в обществе, экономике. В связи с развитием экономики двадцать первый век поставил задачу создания качественных, красивых изделий в массовом производстве. Таким образом, произошли парадигмальные изменения, то есть поменялись взгляды, ценности, приоритеты.

Декоративно-прикладное искусство определяется как вид искусства, направленный на создание художественных изделий, имеющих практическое значение в общественном и частном быту, и художественную обработку предметов (мебель, ткани, одежда, игрушки). Как и любой вид искусства, оно выполняет двойственную функцию. С одной стороны, является носителем духовной культуры, которая передается из поколения в поколение, а с другой, развивает эстетический вкус, творческое воображение, фантазию, позволяет развивать приобретенные трудовые навыки, необходимые в материальной и духовной деятельности.

Актуальность данной работы определяется возрастающим интересом англоговорящих читателей и переводчиков к кружеву.

Объектом исследования данной работы выступают безэквивалентные лексические единицы в произведении М.А. Сорокиной «Кружева России. Вологодское кружево» и его переводе на английский язык Н. Коршуновой.Книга содержит обзорную статью, знакомящую читателей с историей развития промысла, творчеством художников разных поколений, а также около 200 иллюстраций, включающих лучшие произведения, как из собраний музеев России, так и из частных коллекций, составляет 128 страниц и была выпущена в 2001 году.

Предметомже являются особенности перевода на английский язык безэквивалентных лексических единиц в данной работе.

Целью настоящего исследования становится изучение особенностей передачи лексических единиц по теме «кружево».

В соответствии с целью работы определены следующиезадачи:

Теоретическая база исследования основывается на трудах отечественных лингвистов, таких как Л.С. Бархударов, Е.М. Верещагин, В.Н. Комиссаров, В.Г. Костомаров.

При написании работы использовались такиеметоды,как анализ источников, изучение и обобщение отечественной практики, обобщение опыта работы музейных работников.

Научная новизнаработы заключается визучении современных подходов к наименованиям реалий и предложении возможных вариантов перевода этих реалий на английский язык.Практическую значимость имеет накопленный в ходе работы опыт, который в дальнейшем могут использовать переводчики при передаче реалий, связанных с темой «кружево» и при переводе названий работ кружевниц. Результаты исследования также могут быть использованы на занятиях по практике перевода.

Работа состоит извведения, двух глав, выводам по главам и заключения.

Во введении раскрывается актуальность темы, определяется объект, предмет, цель, задачи, методы исследования и показывается практическая значимость работы и ее научная новизна.

В первой главе рассматривается история создания кружева вместе с понятием языковой картины мира, понятие безэквивалентной лексики, способы перевода безэквивалентной лексики.

Во второй главе приводится анализ оригинала и перевода книги М. С. Сорокиной «Кружева России. Вологодское кружево» и предлагаются варианты перевода безэквивалентной лексики на английский язык.

В заключении подводятся итоги исследования и определяются возможные перспективы. И в завершение приводится библиографический список с указанием использованных в работе источников.

ГЛАВА 1 ОСОБЕННОСТИ ПЕРЕДАЧИ ЛЕКСИКИ ПО ТЕМЕ КРУЖЕВОПЛЕТЕНИЯ

1.1 Зарождение кружевного искусства

Сначала познакомимся с самим словом «кружево» и его значениями. Обратим внимание, что у данного слова существует два значения. Первое значение возникло от слова «окружать», то есть при помощи этих изделий оформляли подолы, полы и рукава одежды. Такое кружево служило на Руси своего рода отделкой, нашивкой, выполненной из ткани разных сортов и разного цвета. Также кружево могло быть нашито разной тесьмой или может быть даже вышито [Работнова, 1956].

Второе значение данное слово приобрело значительно позже. Кружевом также называют узорное ажурное изделие, то есть это уже не просто отделка одежды, а самостоятельный вид украшения. Такое кружево могло украшать не только, как раньше, одежду, но и предметы убранства [Работнова, 1956].

Далее необходимо определить, что же, собственно, входит в само понятие «кружево»? Три различных вида техники объединяются в данном понятии. Первое – это шитое иглой, второе – плетенное на коклюшках и третье – вязанное на спицах и крючком. Но собственно кружевом принято считать только первых два вида, а именно шитое и плетеное. В свою очередь плетеное кружево настолько быстро развивалось, что превратилось в отдельный вид декоративно-прикладного искусства [Шенер, 1990].

Почему же все-таки кружево считают относительно новым? Потому что оно и в самом деле зародилось намного позже, чем например, вышивка, узорное ткачество или набойка. К сожалению, ни единого образца древнего кружево не сохранилось до наших дней, тогда как, в свою очередь, вышивки и набойки хранятся во многих музейных собраниях. Очень нелегко предположить, что могло исчезнуть только кружево, если бы оно существовало в древние века.

Не может быть, что люди жили без узорных украшений? Конечно же нет, плетенье в широком смысле известно с давних времен. Раньше оно существовало и очень напоминало кружево, хотя по самой технике исполнения очень отличалось. На вертикальную рамку натягивались параллельные нити, которые были похожи на основу при тканье. Далее они переплетались просто пальцами согласно задуманному узору. Когда изделие было готово наполовину, его закрепляли уже горизонтальной палочкой, потом переворачивали рамку сверху вниз и начинали точно такое же встречное плетение. Такими примерами служат коптские изделия 5 века, а также согдийские сетки для волос конца 7 – начала 8 века, которые были найдены во время раскопок дворца на горе Муг близ Пянджикента [Васильев, 1934].

Само кружевоплетение более совершенно и более сложно. Для него характерно не только художественные и технические особенности, но и определенные инструменты и приспособления.

Рисунок 1 -Кружево «брюссельское»

Так, раз уже известно, что кружево – это искусство европейское, то, когда же оно появилось? Возникновение кружева необходимо связывать с появлением металлических булавок, а именно с серединой 16 века. Почему именно с булавками? Потому что без них невозможно выполнить сложные и очень тонкие изделия. А в подтверждение этого служат многочисленные памятники плетеного кружева. Оно уже было изображено на портретах, а также сохранились сколки, сделанные на пергаменте в 1577 году. Именно в тот период и появилось сам термин «кружево». Но разные страны оспаривают друг у друга право называться родиной кружевоплетения. Среди таких стран стали Италия, Бельгия и Франция. Огромное значение имеет сама техника исполнения кружева. Поэтому именно с развитием кружевоплетения и связано появление таких типов кружева, как «брюссельское» (рис.1), «малин» (рис.2), «валансьен» (рис.3). В свою очередь русские мастерицы и их работы вошли в общую историю культуры, которое носит свое название «русское кружево» [Фалеева, 1983].

Рисунок 3 - Кружево «валансьен»

Рисунок 2 - Кружево «малин»

Оно стало подлинным национальным художественным явлением, отличающееся богатством колорита, разнообразием технических приемов, а также изобразительном характере орнамента, который свойствен только русскому народному искусству. Уже к началу 20 века в семнадцати губерниях России появилось кружевоплетение. Им занимались более ста тысяч профессиональных кружевниц. Русское кружево вызывало большой интерес за границей, поэтому оно получило свое призвание на международных выставках в Париже, Чикаго, Вене. Как уже было сказано, кружево быстро развивалось в разных странах. Но каждая страна имеет свое представление о мире, о кружеве, понятиях эстетики и красоты. То есть для одной страны характерной особенностью было украшать подолы платьев, рукава одежды, как например, в России, а для другой страны – изготавливать воротнички с кружевом. Поэтому даже мотивы, узоры кружева отличались, назывались по-разному. Таким образом, эти представления, сложившиеся в сознании данной языковой группы людей, отражаются и в языке. Именно такое определение дал Ю.Д. Апресян для языковой картины мира [Апресян, 1995].

Очень важно на данном этапе исследования понимать, что у каждого народа своя картина мира, и поэтому, когда далее будет рассматриваться русское кружево, а именно вологодское, то необходимо осознавать, что здесь будет свое восприятие мира, то есть своя языковая картина мира.

Языковая картина мира стала наиболее актуальной темой отечественного языкознания. Существует большое количество дефиниций рассматриваемого термина. Практически каждый лингвист, касающийся этой проблемы, предлагает свое определение. Например, советский и российский лингвист, востоковед, буддолог В.Б. Касевич предлагает трактовку языковой картины мира как совокупность языковых знаний, которые закодированы оппозициями словаря и грамматики [Касевич, 1996]. В свою очередь доктор филологических наук, член-корреспондент РАН, лауреат Государственной премии СССР, советский и российский лингвист Ю.Н. Караулов рассматривает языковую картину мира как упорядоченное представление об устройстве окружающей реальности, которое отражено в языке и выражено с помощью языка [Караулов, 2009]. Иначе говоря, языковая картина мира – система, которая фиксирует результаты работы сознания, но не самостоятельное пространство, так как язык не может создавать отдельного от человеческого сознания мира, он сам уже выражает человеческий мир как форму отражения объективного мира [Колшанский, 2005].

Еще одно определение дает доктор филологических наук, профессор института языкознания В.Н. Телия, которая считает, что языковая картина мира – это неизбежный для мыслительно-языковой деятельности продукт сознания, возникающий в результате взаимодействия мышления, действительности и языка как средства выражения мыслей о мире в процессе коммуникации [Телия, 1988].

Также в данной исследовательской работе было бы целесообразным уделить особое внимание на то, что так как каждый язык отражает определенный способ организации и восприятия мира, то значения, которые отражаются в языке, соединяются в единую систему взглядов, которая является обязательной всеми носителями языка.С одной стороны, такой способ можно считать универсальным. Но, с другой стороны, этот способ национально специфичен. Это обозначает то, что носители разных языков воспринимают мир через призму своих языков по-разному[Апресян, 1995].

Само понятие языковой картины мира включает в себя две идеи. Первая заключается в том, что предлагаемая языком картина мира отличается от «научной». Порой ее еще называют «наивной картиной мира». Вторая заключается в том, что каждый язык создает свою картину мира, которая отличается от картин других языков, так как изображает действительность немного иначе. Поэтому в настоящее время одной из важных задач современной лингвистики является реконструкция языковой картины мира. Она рассматривается с двух сторон. С одной, отражается «наивный» взгляд на мир в противоположность «научному», то есть благодаря системному семантическому анализу лексики происходит реконструкция цельной системы представлений, отраженной в языке, но при этом не обращается внимание принадлежность ее к специфичной или универсальной для данного языка [Апресян, 1995]. С другой, производится анализ лингвистических концептов, характерных для данного языка, которые в свою очередь обладают двумя свойствами. Первое - они дают «ключ» к пониманию данной культуры. Второе одновременно с этим найти эквивалент данным словам очень тяжело. Это и в самом деле так, ведь каждый народ воспринимает мир через призму своего языка, и зачастую восприятия сильно отличаются друг от друга. Эта проблема относится и к кружевоплетению. Например, исследование наивной картины мира поможет нам ясно представлять различные коннотации разных цветов, которые использовались при создании кружева. Так, например, Ю.Д. Апресян приводит любопытные данный о различиях в культурных ассоциациях и реакциях на тот или иной цвет. Было доказано, что красный во Франции символизирует аристократию, в Китае – счастье, в России – красота. Желтый в России – золото, лучи солнца, во Франции – временность, в Японии – грация и благородство. Белый во Франции – нейтральность, в Египте – радость, в Индии – смерть и чистота, в России – свобода. Поэтому, необходимо даже эти культурные различия в реакциях на цвет необходимо учитывать при знакомстве с кружевом[Апресян, 1995].

Итак, как уже было сказано выше кружево быстро развивалось во многих странах, в том числе и в России. Но несмотря на то, что в начале 19 века в Европе началась механизация кружевного производства, в Советской России правительство поддерживало именно создание ручного кружева, поэтому именно русское кружевоплетение достигло нового расцвета. Появились новые сюжеты и технические приемы. А высокое эстетическое достоинство и своеобразие завоевали прочное место на мировом рынке. Посетители восхищались международными выставками русского кружева.

В 1874 году появляется книга А.А. Мещерского и К.Н. Модзалевского под названием «Свод материалов по кустарной промышленности в России». В этой книги названы места производства кружева и библиография по кружеву [Мещерский, 1874].

Наиболее ценным отечественным исследованием, посвященным истории именно русского кружева, является работа С.А. Давыдовой «Русское кружево и русские кружевницы» [Давыдова, 1881]. В 1899 году появляется труд В.И. Ленина «Развитие капитализма в России». Огромное значение при исследовании развития именно русского кружевоплетения имеют ленинские определения понятий домашней промышленности, а так называемой «кустарной» промышленности [Фалеева, 1983].

В 1941 году М.Н. Левинсон-Нечаева смогла в своей работе систематизировать кружево по типам [Левинсон-Нечаева, 1941]. Небольшое число изданий было посвящено отдельным центрам кружевоплетения в России. Одним из главных центров известна Вологда. В 1921 году в своей брошюре «Кружевной промысле в Вологодской губернии к столетию его существования в крае. 1820-1920» В.Ф. Фролов смог дать характеристику кружевоплетения в экономическом отношении [Фролов, 1921]. Несмотря на то, что творчеству вологодских мастериц посвящены книги М.В. Рехачева «Вологодские кружева» (1955), И.П. Работновой «Вологодское кружево» [Работнова, 1962], значение вологодского кружевоплетения не было раскрыто. В этих трудах встречается множество ошибок, не были приведены цифровые данные, имена мастериц.

Под названием «вологодское кружево» практически всегда подразумевалось русское кружево вообще. Если большая часть русского кружева была цветной, то вологодское было почти всегда белое. Исключением стало целиком цветное кружево с металлической тканью. Вологодское кружево славилось еще и своей прочностью. Этому поспособствовала особая пряжа льняная. В Вологде кружево изготавливали, используя коклюшки. Иногда требовалось до трехсот пар коклюшек, чтобы создать сложный узор кружева.

Среди известных мастериц следует выделить мать и дочь Брянцевых. Они не только сами плели кружево, но и занимались обучением других мастериц. Благодаря им ремеслом овладело более восьмисот человек [Фалеева, 1983].

Рисунок 4

В геометрическом вологодском орнаменте 19 века преобладало плетение сеткой, которое обеспечивало более плотный рисунок. В конце 19 века многие рисунки стали перемещаться из одной области в другую. К такому занесенному кружево можно отнести кружево, состоящее из колец с накладными венками и розетками внутри колец. В этот же период времени вологодское кружево оживляется цветной сканью, а иногда создается в цвете целиком (рис.4).

С 1925 года вологодское кружево стало основным предметом экспорта. По договорам изделия отправлялись в Англию, Швейцарию, Францию, Америку, Австралию, Германию, Японию. В течение 12 лет кружевные изделия отправлялись за границу на договорных началах. Например, в Англию отправляли комбинированные салфетки, скатерти, сухарницы, подстаканники, в Германию – больше мерные кружева, в Швейцарию – наборы для стола и штучные изделия средних размеров, в Швецию – широкие кружева с кистями для гардин и скатертей, в Америку – комбинированные изделия с оплетом [Фалеева, 1983]. Именно в Вологде создавалось огромное число новых рисунков и узоров. Их насчитывалось уже около 86. Так, с помощью решетки нового узора создается впечатление кругового вращения пропеллера, а между двумя мотивами можно было разглядеть и сам самолет. Таким образом, можно смело заявить, что в довоенный период был очень плодотворным этапом в творчестве вологодских мастериц.

С началом войны производство кружева пришлось ненадолго приостановить, но спустя небольшое количество времени кружевоплетение было возобновлено. Так как вологодское предприятие было единственным из действующих на то время в стране, мастерицы работали не покладая рук.

В послевоенное время снова появлялись новые узоры, как например, узор Л. Тихомировой «Ромашки». Он отличался особым изяществом и ясностью. Интересен тот факт, что в 1968 году появилось Вологодское кружевное объединение под названием «Снежинка». Такое название было выбрано не случайно. Тема снежинки, зимы, мороза стала очень распространенной в Вологодской области. Позже появилась тема весны, и мастерицы стали изготавливать кружево уже с цветами, солнцем [Глебова, 2010].

В 1995 году кружевное объединение получило название – ЗАО «вологодская кружевная фирма «Снежинка». Фирма начала активно работать на современном рынке, продвигая кружево. Об этом говорят многочисленные награды, завоеванные вологодскими кружевницами – Золотая медаль на Всероссийской выставке «Покупайте российское» (1998 г.), неоднократные победы в конкурсе «Мы выбираем – нас выбирают» (2000 г.). фирма «Снежинка» ежегодно участвует в конкурсных показах коллекций одежды на Всероссийских ярмарках «Российский лён», проходящих в Вологде, и всегда получает высшие награды в таких номинациях, как «Достояние республики» и «Сохранение народных традиций».

Также одним из направлений работы стала работа с прямыми заказчиками. Теперь начали создаваться изделия с учетом их пожеланий, но при этом кружева плелись, сохраняя традиции промысла. Например, по заказу Правительства области в 2008 году художница А.Н. Ракчеева перевела на язык кружева эмблему Международного музыкального фестиваля им. Валерия Гаврилина и разработала небольшое панно-сувенир для вручения победителям.

Вологодские художники создали также в кружеве эмблемы «Аммофоса» и КамАЗа, логотип «Газпрома». Опыт работы с заказчиками подтвердил, что вологодские кружевницы способны в технике кружева разработать и выполнить любую тему.

Также важно отметить, что в настоящее время деятельность Музея кружева ориентирована на зарубежную публику. В феврале 2011 года прошла выставка «Кружевная сказка Вологды» в городе Лозанне, в здании театра «Больё» – одной из крупнейших концертных площадок Швейцарии. Этот выставочный проект состоялся в рамках Фестиваля российской культуры, посвященного 65-летию восстановления дипломатических отношений между двумя странами. Прошедшая в Швейцарии выставка вологодского кружева имела большой успех.

В 2011-2012 годах сотоялся обмен выставками с французским партнером – госпожой Мик Фуриско. Выставка получила название «Очарование европейского кружева». В феврале 2012 года во Франции, в городе Ле-Пюи-ан-Веле открылась выставка «Вологодское кружево – царское кружево». А в городе Кале находится выставочный комплекс «Международный город кружева и моды» (CalaisInternationalCityofLaceandFashion) [Глебова, 2011]. Также выставки проходили и в Хорватии, в городе Загребе – «Сказочное кружево России» (25 апреля 2014 года).

Вологда была и остается призванным кружевным краем и по праву считается кружевной столицей России. Жизнь многих вологжан тесно связана с кружевом – оно вплетено в историю и культуру края, проходит кружевной линией через судьбы нескольких поколений мастериц.

На Вологодчине по сей день, как и на протяжении почти 200 лет, выполняется вручную на подушке с помощью деревянных палочек – коклюшек. Из простых действий, таких как перевить, сплести, рождаются произведения искусства.

Вологда по-прежнему остается одним из кружевных центров мира. Ежегодно музеем кружева реализуется по 6-7 выставочных проектов. Вологодский Музей кружева демонстрирует красоту и декоративность кружева, дает возможность вологжанам заново оценить и воспринять наследие мастеров, а всем гостям – открыть для себя ценнейшее художественное явление России – вологодское кружево.

Вологодский государственный музей-заповедник обладает уникальной коллекцией кружева, насчитывающей около четырёх тысяч предметов и в основном представляющих кружевные изделия, выплетенные в вологодском крае. Он является единственным в России музеем кружевной тематики столь высокого уровня и размаха.

Развитие кружевоплетения на Вологодчине было обусловлено рядом причин, среди которых можно отметить выгодное географическое положение края, где издавна проходили торговые пути, и особые почвенно-климатические условия, позволяющие выращивать лен-долгунец хорошего качества, являющийся основным сырьем для вологодских мастеров кружевоплетения. Важную роль сыграли и культурно-исторические традиции региона.

Таким образом, было показано, как и каким образом изменялось кружевоплетение с течением времени, какие задачи стояли у мастериц в тот или иной период времени, как развивались лучшие традиции искусства кружевоплетения. Было выяснено, что ведущей областью на протяжении многих веков была и остается Вологодская область. Большинству изделий последнего времени свойственен не только изобразительный, но и повествовательный характер, то есть мастерицы тяготеют к темам фольклора. До сих пор появляются все новые и новые узоры и рисунки, и каждое из них является произведением искусства, несмотря на серийность его исполнения.

1.2 Проблема переводимости и безэквивалентная лексика как предмет лингвистического исследования

В настоящее время все больше обращается внимание на учет национальных особенностей в процессе межъязыковой коммуникации. Из-за сложностей переводимости многим ученым-лингвистам пришлось по-другому взглянуть на эту проблему. Необходимо помнить, что носители разных языков, которые общаются между собой непосредственно или с помощью переводчика, одновременно с эти являются и представителями разных культур, порой очень отличающихся друг от друга.

Такую проблему в своих работах рассматривал и В.Н. Комиссаров. По этому поводу он говорил, что каждый язык создает свою своеобразную языковую картину мира, а это является причиной трудностей, возникающих при переводе. Благодаря структуре языка можно определить возможные пути построения сообщений, при этом организовывая определенным образом выражаемые мысли, навязывая иногда говорящим употребление той или иной формы. Но нельзя отрицать тот факт, что языковая форма высказывания не может однозначно определять содержание данного высказывания, выводимое на основе интерпретации значений составляющих его единиц. Благодаря ей понятен глобальный смысл выражения. Одна и та же структура в некоторых случаях может служить основой для формирования и понимания различных высказываний, а иногда и наоборот, один и тот же смысл может быть выведен из разных языковых структур. Таким образом, зависимость выражения мыслей от способа их языкового выражения оказывается относительной и ограниченной. Носители разных языков могут сознавать различие между формой высказывания и сутью самого дела, могут преодолевать стереотипы, которые навязываются языком [Комиссаров, 2002].

Таким образом, полностью он не отрицает данную теорию, но одновременно с этим он и не согласен с ее авторами в том, что носители разных языков, а соответственно и культур не могут четко и адекватно передавать и получать информацию, смысл высказывания.

Помимо В.Н. Комиссарова эту проблему рассматривал и Л.С. Бархударов. Точку зрения он выразил в своем труде «Язык и перевод» [Бархударов, 1975].

После изучения «примитивных» языков народов Африки, Австралии, языковеды сделали вывод о наличии в языках достаточно «развитого» грамматического строя, а также богатого словарного состава. И несмотря на то, что во многих языках нет таких категорий, как число и время, это вовсе не значит, что этим народам не известны сами понятия времени и числа. Носители таких языков передают названные и другие грамматические категории при помощи лексических средств языка.

Таким образом, обобщая вышесказанное, можно сделать вывод о том, что каждый язык может выразить любую мысль, любое предположение и любое понятие.

Но это, по мнению Л.С. Бархударова при любом преобразовании будут потери, то есть существует неполная передача значения подлинника. Поэтому перевод не может быть абсолютно эквивалентным оригиналу. Перед переводчиком стоит задача в создании максимально полной эквивалентности, то есть снизить потери до минимума, но одновременно с этим получить «стопроцентное» совпадение значений выражений текста оригинала и перевода абсолютно нереально [Бархударов, 1975].

Так, в работе доктора филологических наук В.В. Сдобникова выделяется три концепции перевода: концепция непереводимости, концепция полной переводимости и концепция неполной (относительной) переводимости [Сдобников, 2007].

Первая концепция, а именно концепция непереводимости, была далеко не доминирующей из-за того, что противоречила практике перевода. Переводы осуществлялись много веков, что в свою очередь доказывало возможность перевода как такового [Сдобников, 2007].

Основанием второй концепции, а именно концепции полной переводимости, послужил тот факт, что реальность у разных народов одна и, следовательно, она отражается так или иначе во всех языках. У всех народов существуют одинаковые или практически одинаковые явления, которые и отражены в языке. Благодаря именно наличию таких сходств становится возможным перевод с исходного языка (ИЯ) на язык перевода (ПЯ), то есть необходимо только перевыразить названия понятий, явлений одного языка средствами другого. И при этом становится уже неважно, что народы могут находиться на разном уровне политического, культурного и экономического развития, хотя это влияет на развитие их языков. Но, исходя из того следует, что поскольку противопоставление «развитых» и «неразвитых» языков научно является несостоятельно, постольку данный принцип полной переводимости на основе передачи именно значений не имеет каких-либо ограничений и может быть применен к любым двум языкам. Но из практики следует, что данный принцип может быть применен далеко не всегда [Сдобников, 2007].

Существует несколько факторов, влияющих на достижение более полной со временем переводимости. Одним из таких факторов следует выделить развитие именно самого народа с течением времени, что в свою очередь сказывается и на развитие языка, как такового. Ко второму фактору относится тот неоспоримый факт, что с течением времени появляется все больше межэтнических контактов, и именно это способствует выравниванию национальных менталитетов. Народы все больше и больше познают друг друга, культуру, начинают воспринимать понятия, существующие у других этносов.

Таким образом, все это служит основанием концепции неполной (относительной, ограниченной) переводимости.

Данная концепция опирается на утверждение о том, что при любом общении и взаимодействии народов неизбежны потери, это относится к любым типам коммуникации. Эти потери в переводе не должны быть основанием для сомнений в возможности перевода [Сдобников, 2007].

Существует два типа ограничений, которые не позволяют существовать концепции полной переводимости. К первому типу относятся лингвистические ограничения. Ко второму – ограничения, которые определяются уже не лингвистикой, а различием культур ИЯ и ПЯ.Такиеразличия можно увидеть в лексике и фразеологии, так как именно номинативные средства языка имеют тесную связь с внеязыковой действительностью. Поэтому в любом языке и даже в его диалекте существуют слова, которые не имеют однословного перевода. Такую лексику и называют безэквивалентной. Именно она обозначается специфическим явлением местных культур.

Известно, что с давних времен существуют проблемы в общении между разными народами. Причиной таких проблем стало различия культур и наличие безэквивалентной лексики. Поэтому люди стремятся создать универсальный международный язык. Благодаря ему носители различных культур смогут беспрепятственно общаться друг с другом. На сегодняшний день эту позицию занимает английский язык. Но остается еще одна проблема международного общения – безэквивалентная лексика. В сравниваемом языке она не имеет эквивалентов либо из-за отсутствия соответствующих реалий в сравниваемых языках, либо из-за отсутствия в одном из языков лексических единиц, способных обозначать это понятие. Исходя из этого, к первой категории относятся имена собственные, различные географические наименования, названия каких-либо учреждений и организаций, различные газеты, новостные каналы и журналы. Ко второй категории относятся, например, такие слова в русском языке как подзоры (край свадебной простыни), вилюшка (сцепное кружево с прихотливо вьющейся тесьмой), не имеющие в английском соответствующих лексических единиц, обозначающих данные понятия и означающие понятия специальной области знания или деятельности[Ахманова, 1966]. Такие слова принято называть терминами.

Под терминами понимаются слова или словосочетания, которые обозначают специфические понятия, которыми оперируют специалисты определенной области науки, в данном случае в области кружевоплетения. Терминологическая лексика позволяет мастерицам точно, четко излагать содержание предмета, а также обеспечивает правильное понимание. Терминология как совокупность терминов составляет автономный сектор любого языка, который непосредственно связан с профессиональной деятельностью [Розенталь, 1976].

Вопрос о проблемах перевода терминов, как и безэквивалентной лексики всегда занимал особое место в языкознании. В своих работах по теории перевода его рассматривали Л.С. Бархударов, А.В. Федоров. Л.Л. Нелюбин в «Толковом переводческом словаре» посвятил отдельную статью по переводу терминов, что также подчеркивает значение рассматриваемой проблемы[Нелюбин, 2001].

Терминология представляет собой обширный класс специальной лексики с большим содержанием интернациональных слов. Многие термины заимствуются из языка в язык или через другой язык, а также многие имеют греко-латинское происхождение [Сапогова, 2009].

Необходимо понимать, что именно термины определяют информационное содержание специального текста, которые организуют, структурируют специальную информацию. Многие лингвисты согласны с тем, что возможность абсолютно точной и полной передачи содержания оригинала при переводе ограничена прежде всего различиями в системах ИЯ и ПЯ[Комиссаров, 1990]. Кроме того, различные традиции, сложившиеся в каждом языке, а также различия явлений самой действительности препятствуют ей.

1.3 Понятие «безэквивалентной лексики» и причины возникновения трудностей при ее переводе

Термин «безэквивалентная лексика» встречается у многих лингвистов, которые занимаются проблемами языка и перевода. Среди таких авторов можно назвать Е.М. Верещагина, В.Г. Костомарова, Л.С. Бархударова, Я.И. Рецкера, В.Н. Комиссарова, А.Д. Швейцера и др. Таким образом, необходимо сформулировать определение безэквивалентной лексики. Под безэквивалентной лексикой понимают такие лексические единицы ИЯ или диалекта, которые не имеют полных или частичных соответствий в ПЯ. В свою очередь В.Г. Костомаров и Е.М. Верещагин под такой лексикой понимают «слова,план содержания которых невозможно сопоставить с какими-либо иноязычными лексическими понятиями» [Верещагин, 2005]. Но А.Д. Швейцер трактует это понятие по-другому. Он относит к безэквивалентной лексике такие лексические единицы, которые служат для обозначения культурных реалий, не имеющих точных соответствий в другой культуре [Швейцер, 1976]. В.Н. Комиссаров называет безэквивалентными такие единицы исходного языка, которые не имеют регулярных соответствий в языке перевода [Комиссаров, 1990].

В настоящее время есть несколько способов передачи безэквивалентной лексики. Такими способами являются транскрипция и транслитерация, например:

гипонимический и гиперонимический перевод, который между единицами в видо-родовых отношениях устанавливает эквивалентность между единицами, например:

использование близкого по смыслу неполного эквивалента в ПЯ, например:

описательный перевод, например:

Также необходимо запомнить, что главной особенностью такой безэквивалентной лексики является ее непереводимость на ПЯ с помощью постоянного соответствия, и невозможность ее соотнести с некоторыми словами ПЯ. Но, с другой стороны, это вовсе не означает, что она совсем непереводима.

В языке существуют различные причины безэквивалентности. Ученые определяли разные причины, по которым можно классифицировать типы такой лексики. Например, А.О. Иванов выделяет три типа безэквивалентной лексики. К первому типу относится вещественная безэквивалентность, то есть отсутствие предмета, явления в жизни народа ПЯ. Ко второму типу относится лексико-семантическая безэквивалентность, то есть отсутствие в ПЯ тождественного понятия. И третий тип, к нему относится стилистическая безэквивалентность, то есть различие лексико-семантических характеристик.

По мнению А.О. Иванова различие между первым и вторым типами нельзя считать существенными. С точки зрения перевода становится неважно по какой причине отсутствует тождественное понятие в ПЯ. Это произошло, потому что нет самой вещи, как таковой или в силу различий в языковом мышлении и таким образом, различного членения объективного мира. Более того, именно с точки зрения перевода, намного более актуальным признаком эквивалентности будет совпадение не столь понятий, а именно значений, поскольку при переводе с ИЯ на ПЯ, нас интересует не столько понятие, которое стоит за данным словом, сколько значение данного слова в этом контексте. Это происходит потому, что значение многих слов, при всей его близости к понятию, нельзя целиком отождествлять с понятием[Иванов, 2006].

Однако по мнению Л.К. Латышева первая причина безэквивалентности возникает в тех случаях, когда лексическая единица ИЯ обозначает явления, которое очень хорошо известно его носителям и уже давно вошло в лексическую систему ИЯ, но оно мало или совсем неизвестно носителям ПЯ, поэтому и не отражено в их лексической системе. К этой категории обычно относятся так называемые реалии, то есть явления, которые характерны для духовной и материальной жизни только у народа ИЯ и которые отсутствуют в ПЯ[Латышев, 2000].

Традиционно выделяемые лексические и грамматические значения становятся не совсем уместными, так как перевод осуществляется на уровне речи, а не на уровне языка. Таким образом, для этой цели больше подойдет семиотическая классификация значений А.О. Иванова, которая основывается на отношении знака к чему-либо [Иванов, 2006]. В соответствии с ней все значения слов в высказывании на любом языке делятся на три типа:

  1. Референциальное, то есть значение, которое выражает отношение между знаком и его референтом (когда речь идет об отношении к понятию) или денотативное (когда речь идет об отношении к предмету).
  2. Прагматическое, то есть значение, которое выражает отношение между знаком и человеком или языковым коллективом.
  3. Внутриязыковое, то есть значение, которое выражает отношение между данным знаком и другими знаками или элементами структуры того же языка.

Первый тип всегда актуален, так как при переводе необходимо передать понятие, стоящее за словом, поэтому нужно понять отношения между словом и понятием в ИЯ. Но тоже самое справедливо и ко второму типу. Но в отличие от референциального, прагматическое значение может быть заключено и в форме знака. Внутриязыковое же значение слова, включающее как фонемный состав, так и грамматическое значение, не релевантные по отношению для ПЯ по определению. Они значат только в пределах свой родной системы ИЯ [Иванов, 2006].

Поскольку суть и причину безэквивалентности составляет разница значений соответствующих единиц ИЯ и ПЯ, то можно не учитывать расхождения внутриязыковых значений единиц ИЯ и ПЯ и таким образом, рассматривать безэквивалентность как расхождение референциального или прагматического значения простых языковых знаков [Иванов, 2006].

Зачастую безэквивалентную лексическую единицу называют «лакуной». Автор статьи о лакунах Д.У. Хашимова при определении данного термина, ссылается на труды многих известных лингвистов. Так, например, Л.С. Бархударов называет лакуной единицу словаря одного из языков, которой по каким-то причинам нет соответствия в лексическом составе (в виде слов или словосочетаний) другого языка [Бархударов, 1975].

В свою очередь И.Ю. Марковина утверждает, что лакуны фиксируют то, что есть в одной лингвокультурной общностии что нет в другой, это сигналы специфики той или иной лингвокультурной общности в сравнении с некоторой другой общностью[Марковина, 2010].

Еще одну трактовку представили Е.М. Верещагин и В.Г. Костомаров, которые считают лакуны словами, служащими для выражения понятий, которые отсутствуют в ПЯ, то есть слова, которые относятся к частным культурным элементам, характерные только для культуры ИЯ [Верещагин, 2005].

При знакомстве с вологодским кружевом, его особенностями и процессом создания могут возникнуть сложности из-за существования национальных реалий. Как лингвистическое явление реалии относят к категории безэквивалентной лексики. Они являются частью фоновых знаний и представляют собой значительный интерес при исследовании взаимодействия языка и культуры. Согласно А.Д. Швейцеру термин реалия может быть определен как единицы национального языка, обозначающие уникальные референты, свойственные данной лингвокультуре и отсутствующие в сопоставляемой лингвокультурной общности [Швейцер, 1988].

В сопоставительном лингвострановедении реалиями считают слова, которые обозначают предметы или явления, связанные с историей или культурой, экономикой, бытом страны изучаемого языка. Во-первых, к числу реалий относят реалии, включающие в себя:

Во-вторых, реалии, обозначаемые апеллятивной лексикой:

К реалиям в своих исследованиях обращались Е.М.Верещагин и В.Г.Костомаров, оперировавшие терминами «фоновые» и «коннотативные слова», «безэквивалентная лексика», или «слова с культурным компонентом», понимая под ними лексические единицы, своеобразная семантика которых отражает особенности отечественной культуры [Верещагин, 2005].

В целом, приведенные выше дефиниции характеризуют рассматриваемое понятие «слова-реалии» как языковые единицы, обозначающие элементы «чужой» культуры, имеющие национальную, историческую, местную или бытовую окраску, не имеющие эквивалентов в других языках и культурах.

Как уже было отмечено ранее трудности при знакомстве с кружевоплетением могут возникнуть по двум причинам. К первой относится какие-то факты языкового характера, а ко вторым – экстралингвистического характера, то есть недостаточные знания в области истории России, каких-то национальных особенностей, особенностей русской культуры. Необходимо исходить из того, что культура – это внебиологически выработанный способ деятельности людей, благодаря которому их активность соответствующим образом регулируется, физически обеспечивается и воспроизводится [Маркарян, 1977].

Среди факторов, способствующих возникновению и закреплению национально культурной специфики, большинство ученых выделяют, прежде всего, природно-географические, социальные, исторические факторы, составляющие особенности жизни того или иного этноса (Б. Ф. Поршнев, Ю. В. Бромлей, Г. Д. Гачев). Так, важнейшим фактором, формирующим национальную специфику культур, Б. Ф. Поршнев считает традиционные формы труда [Поршнев, 1966].

Природный и социальный ландшафт, в рамках которого осуществляется любая деятельность, а также артефакты, в которых кристаллизована деятельность прежних поколений, понимаются в психологической науке как условия деятельности. Не совпадающие в разных культурах условия деятельности способствуют созданию национально культурных вариантов осуществления идентичных деятельностей, что в свою очередь влияет на операции, посредством которых выполняется деятельность [Леонтьев, 1975].

В совокупности эти факторы создают неправильную рецепцию всего в целом. Для этого иностранцу необходима определенная страноведческая подготовка. То есть он должен не только увидеть, но и осознать и прочувствовать эти особенности при посещении различных выставок, музеев, при прочтении книг о вологодском кружеве, при ношении данного кружева. Таким образом, иностранный человек должен обладать соответствующим запасом фоновых знаний, которые содержатся в языковых единицах, например, в элементах, образах и мотивах кружева, в технологии его создания и используемых материалах при его изготовлении и многое другое.

Из вышесказанного вытекает, что при переводе наибольшую трудность составляют реалии, то есть предметы и явления, характерные только для данного народа. То есть трудность в том, что сама ситуация, описываемая в тексте ИЯ отсутствует в ПЯ. Тем не менее, такая трудность не означает невыполнимость переводческой задачи. Необходимо учитывать, что при помощи языка возможно описывать не только уже известные понятия, но и совершенно новые, еще неизвестные носителю ПЯ. И количество таких новых ситуации может быть неограниченно. Таковы мнения и взгляды ученых на проблему непереводимости культурных явлений и наличия безэквивалентной лексики.

Таким образом, стоит отметить, что в настоящее появился подход, согласно которому перевод рассматривается в широких рамках межъязыковой коммуникации. Поэтому многие трудности, связанные с переводом некоторых языковых единиц, утрачивают свою значимость и не могут более служить обоснованием непереводимости. Перевод возможен во всех случаях. Другой вопрос – в какой степени он возможен? Но он совершается прежде всего для тех, кому недоступен по незнанию языка оригинал. Поэтому вопрос о переводимости или непереводимости становится вторичным, подчиненным по отношению к вопросу о пределах переводимого в каждом конкретном случае.

1.4 Способы передачи реалий

Чтобы целиком раскрыть смысл какой-либо реалии необходимо правильно подобрать наиболее оптимальный способ перевода, который смог бы адекватно передать данную реалию читателю ПЯ[Бархударов, 1975]. Выбор способа зависит от того какая это реалия и от конкретной ситуации. Переводчик, учитывая общие теоретические положения и опираясь на владение языками, на фоновые знания, но свой опыт, чутьё, на контекстуальную обстановку, в каждом отдельном случае выбирает наиболее подходящий, а иногда и единственный возможный путь.

Давайте рассмотрим классификацию Л.С. Бархударова, так как в ней отражены наиболее употребляемые способы перевода, которые можно наблюдать практически в каждой классификации, а именно:

  1. Транслитерация и транскрипция
  2. Калькирование
  3. Описательный перевод
  4. Приближенный перевод
  5. Трансформационный перевод

Первый способ перевода – транскрипция и транслитерация. Транскрипция – это формальное пофонемное воссоздание исходной лексической единицы с помощью фонем переводящего языка, фонетическая имитация исходного слова. Транслитерация заключается в побуквенной передаче написания с одного алфавита на другой. Транслитерация имеет широкое применение в написании географических наименований и других собственных имён. Несмотря на кажущуюся простоту задачи, состоящей в замене одних букв другими, транслитерация зачастую представляет большие трудности. Эти трудности появляются из-за того, что состав алфавита одного языка нередко не совпадает с составом алфавита другого языка [Зиндер, 1979].

Второй способ перевода – калькирование. Калька – «заимствование путём буквального перевода (обычно по частям) слова или оборота». Данный способ заключается в передаче безэквивалентной лексики при помощи замены ее составных частей, то есть морфем или слов с их прямыми лексическими соответствиями в ПЯ. Специфическим осложнением при использовании этого способа перевода является необходимость развертывания или свертывания исходной структуры, то есть добавления в нее дополнительных элементов или сокращения исходных элементов [Казакова, 2001]. Иногда способ калькирования называют собственно переводом или семантическим соответствием.

К третьему способу перевода относится описательный перевод. Описательный перевод – способ перевода с использованием дополнительных поясняющих элементов.Его смысл заключается в том, что при переводе раскрывается значение лексической единицы путем развернутых словосочетаний, раскрывающих существенные признаки обозначаемого данной единицей явления, то есть, другими словами, при помощи ее дефиниции, то есть определения [Бархударов, 1975].

Следующий способ перевода – приближенный перевод. Приближенный перевод – способ перевода при помощи коннотативного эквивалента. Описание значения исходной единицы применяется в условиях отсутствия регулярного словарного соответствия или при несовпадении смысловых функций соответствующих единиц в исходном и переводящем языках. Описание должно быть предельно кратким и в идеале приближать по своим качествам к отдельному слову или фразеологической единице таким образом, чтобы оно могло употребляться в тексте без искусственной единицы, создаваемой в таких случаях либо с помощью транскрипции, либо калькирования, когда это по каким-либо соображениям неуместно в пределах данного текста [Казакова, 2001].

К последнему способу перевода по классификации Л.С. Бархударова относится трансформационный перевод. Трансформационный перевод – способ перевода, предполагающий использование лексико-грамматических трансформаций при переводе предложения, которое содержит безэквивалентную лексику. Это способ перевода, предполагающий использование лексико-грамматических трансформаций при переводе предложения, которое содержит безэквивалентную лексику[Бархударов, 1975]. Зачастую переводчику приходится перестраивать синтаксическую структуру предложения, использовать лексические замены или описательный перевод для того, чтобы передать значение реалии.

ВЫВОДЫ ПО ГЛАВЕ 1

Литература, связанная с традициями народа, а именно с кружевоплетением, играет огромную роль в жизни нашей страны. Ее издания с каждым годом привлекают все большую читательскую аудиторию, особенно увеличивается спрос за рубежом. Все чаще организуются различные выставки, фестивали русского кружева за границей.

Особенности перевода литературы по кружевоплетение обусловлены ее функциями, перед переводчиком стоит задача создания текста, который влечет за собой аналогичную с оригиналом реакцию восприятия, и, кроме того, привлекает внимание читателя. А в такой литературе используется большое количество специфических лексических единиц, начиная с наименований инструментов для плетения, элементов плетения, способов, заканчивая кружевными организациями, названиями работ.

Вологодское кружево востребовано и пользуется большим спросом, а Вологда по-прежнему остается одним из самых интересных и творческих центров кружевного промысла в мире.

В теории и практике переводоведения рассматриваются различные лексические единицы и проблемы их перевода, особенно безэквивалентной лексики и терминов, при переводе которых возникают значительные трудности. Безэквивалентная лексика служит для выражения понятий, отсутствующих в культуре ПЯ и в самом ПЯ, относящихся к культурным элементам, которые характерны для культуры А и отсутствующие в культуре Б и не имеющие эквивалента за пределами языка, а терминыопределяют информационное содержание специального текста, организуют, структурируют специальную информацию. При переводе книги по кружевоплетению безэквивалентной лексикой будут слова, характерные для жизни (быта, культуры, социального и исторического развития) русского народа. Они показывают весь национальный, исторический колорит, поэтому не имеют точных соответствий (эквивалентов) в ПЯ.

Также в данной главе рассматривается проблема переводимости.Перед переводчиком стоит задача в создании максимально полной эквивалентности, то есть снизить потери до минимума, но одновременно с этим получить «стопроцентное» совпадение значений выражений текста оригинала и перевода абсолютно нереально.

Переводимости отчасти способствует тот фактор, знают ли получатели текста перевода реалии иноязычной культуры. Поэтому о каких-то серьёзных проблемах можно говорить лишь в том случае, когда реалия действительно неизвестна представителям иной культуры и когда она еще не нашла своего соответствия в другом языке.

В данной главе рассматриваются основные способы передачи реалий по классификации Л.С. Бархударова.

ГЛАВА 2 СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ ОРИГИНАЛА И ПЕРЕВОДА: «КРУЖЕВА РОССИИ. ВОЛОГОДСКОЕ КРУЖЕВО»

2.1 Обзор книги М.А. Сорокиной «Кружева России. Вологодское кружево»

В условиях решения современных задач образования одно из ведущих направлений – формирование творчески развитой личности. Закон Российской Федерации «Об образовании» (ст. 14, п.1) ориентирует содержание образования на создание условий для развития и самореализации личности. Объективным фактором является возросший интерес к изучению культурного наследия мира, России и ее регионов.

Декоративно-прикладное искусство – сильнейшее средство эстетического воспитания. С чего начинается эстетическое воспитание? Конечно, с изучения культуры региона. Русский север сохранил традиции талантливых мастеров в создании храмов, ансамблей деревянного зодчества, северной черни, плетению и резьбе по бересте, росписи, художественной ковке и т.д. Мастера стремились внести в эти предметы свое понимание красоты. Женщины из поколения в поколение передавали искусство плетения вологодского кружева, росписи, народном костюме, различных кулинарных блюдах и т.д.

За последние столетия проявился огромный интерес других стран к красотам Вологодского кружева, так как Вологда после открытия Северного морского пути стала крупным торговым центром, поэтому в город прибывали иностранные купцы. Так, например, в 1937 году в Париже вологодское кружево получило высшую награду Гран-при «за новизну и художественное исполнение», а в 1958 году на Международной выставке в Брюсселе кружева, выполненное в Вологде по эскизам А.А. Кораблевой, завоевали Золотую медаль, а кружевное занавес «Русские мотивы» был отмечен высшей наградой – Гран-при.

Материалом данного исследования послужила книга М.А. Сорокиной «Кружева России: Вологодское кружево», выпущенная в 2001 году, а также перевод данной книги, сделанный Натальей Коршуновой. В данной книге рассказывается о кружеве, как одном из видов художественного текстиля, который применялся для украшения одежды и различного интерьера; о его происхождении и распространении по всей территории России. В ходе исследования был проведен анализ текста оригинала и перевода.

Перед тем, как перейти к анализу перевода книги «Кружева России. Вологодское кружево» необходимо определить целевую аудиторию книги. Как было показано в предыдущей главе, интерес к культурным ценностям, а именно к кружевоплетению постоянно растет. Книга позволяет познакомиться с одним из главных достоянием России, с кружевом. Ее прочтение привлечет людей, не только занимающихся кружевоплетением, но и интересующихся кружевом, традициями и красотой России.

Напомним, что книга написана русским автором и, прежде всего, для русского читателя. Таким образом, предполагается информированность целевой аудитории в реалиях России, в кружевоплетении, его способах, особенностях.

Целью анализа перевода является оценка его качества, адекватность передачи русских реалий по теме кружева. Главным критерием при анализе служит сохранение образа, духа русского народа, русского кружева, поэтому в анализе «оригинал-перевод» в данном исследование отдельное внимание уделено переводческим неточностям, сокращениям и упрощении информации, изменению стиля оригинала.

Как уже была ранее сказано, понимание иноязычной культуры в огромной степени зависит от полноты передачи безэквивалентной лексики, так как в ней заключается национальное разнообразие и ключ к понимаю культурных особенностей.

Для того, чтобы обеспечить более адекватный перевод каких-либо реалий, связанных с вологодским кружевом, необходимо применять различные способы перевода, чтобы избежать потерю значений, характеризующих национальную специфику культуры нашего народа.

В данном исследовании за основу была взята классификация Л.С. Бархударова, так как в ней отражены наиболее употребляемые способы перевода, которые можно наблюдать практически в каждой классификации.

Чтобы целиком раскрыть смысл какой-либо реалии необходимо правильно подобрать наиболее оптимальный способ перевода, который смог бы адекватно передать данную реалию читателю ПЯ[Бархударов, 1975]. От конкретной ситуации переводчик должен выбрать наиболее подходящий вариант для перевода реалии, при этом учитывая общие теоретические положения и опираясь на владение языками, на фоновые знания, на контекстуальную обстановку и на свой опыт.

Давайте рассмотрим каждый из способов перевода более подробно, приводя при этом примеры реалий.

2.2 Способ перевода: транслитерация и транскрипция

При передаче реалий по кружевоплетению на английский язык основным способами являются транслитерация и транскрипция. Как уже было сказано в первой главе при транслитерации передается графическая форма (буквенный состав слова ИЯ) слова или выражения средствами ПЯ. А при транскрипции передается звуковая форма слова или выражения. Например:

Давайте подробнее рассмотрим каждый пример. Так, в Вологде было создано объединение кружевниц, название которого было «Снежинка». Переводчик Наталья Коршунова использовала способ транслитерации и перeвела как «Snezhynka»:ThebiggestcenterofallisinVologdaprovince (LacefirmSnezhynka”).In 1980s young designer Marina Palnikova joined the team of “Snezhynka”.Илиназванияузоров «устьянскаятерка» – «ustjanskaya tiorka», «прикубенский» – «prikubensky»,произошедшиеотназванияместоположения: Even the names of patterns show regional peculiarities: ustjanskaya tiorka, prikubiensky.Такжетранслитерацияиспользованаиприпереводе «вилюшки» – «viliushka»,тоестьэтоодинизэлементовплетения,местноеназвание,прихотливовьющеесятесьмы,котораяиспользуетсявсвадебныхвологодскихподзорах; «подзоры» – «podzory» –краясвадебнойпростыни: white borders and insertions were used for podzory – edges of wedding bed sheets. Podzory’s were essential elements of girl’s dowry the Russian North in wedding podzors you can see wide multipair laces with complicated geometrical ornaments and guipure with winding braid – viliushka – that forms flowers, rosettes, sometimes stylized figures of birds and animals.

На примерах отчетливо видно, что такие способы используются при передаче иноязычных наименований разного рода предметов, фирм, организаций, имен собственных:

Несмотря на кажущуюся простоту задачи, состоящей в замене одних букв другими, транслитерация зачастую представляет большие трудности. Эти трудности происходят из-за того, что состав алфавита одного языка нередко не совпадает с составом алфавита другого языка [Зиндер, 1979].

Проблема стандартизации орфографии вызвана существованием несколько отечественных систем транслитерации, например, таких как:

Транслитерация ISO 9 – 1995

Транслитерация ГОСТ 16876-71

Транслитерация СЭВ 1362-78

Транслитерация ГОСТ 7.79-2000

Транслитерация имен для загранпаспорта РФ [Транслитерация].

Транслитерация МВД РФ [Кириллица и латиница].

Среди зарубежных стандартов транслитерации можно выделить следующие:

Транслитерация LC –  Library of Congress & American Library Association (USA)

Транслитерация BGN – The United States Board on Geographic Names

Транслитерация BSI – British Standard Institute (UK) [Кириллицаилатиница].

При этом необходимо отметить, что все эти системы, и отечественные, и зарубежные, противоречат друг другу. В частности, все вышеперечисленные системы не согласованы между собой в отображении букв Е, Ё, И, Й, Х, Ц, Ъ, Ь, Ю, Я и фактически ни одна из них не получила всеобщего признания.

В связи с этим, реалии, в составе которых есть буквы, по-разному отображающиеся в разных системах, могут иметь несколько вариантов написания на английском языке.

В английском языке отсутствует соответствие русской букве «ь», поэтому при передаче реалий, в составе которых есть эта буква, существует две тенденции: либо опускают эту букву, либо заменяют апострофом «’». Например:

Слово «скань» (белоснежное многопарное кружево дополнялось цветными тканями (сканью), перекликавшимися со звучными красками узорчатой ткани; то толстая витая нить, то цветная, она придает кружеву богатство фактуры, усложняет рисунок узоров, создает связь кружева с ткачеством) переводчик Н. Коршунова использовала апостроф:Skaniswidelyusedinthoselacesthickcoloredthreadthatbringsrichnessandvolumetowhitelacesandconnectsthemtothesurroundingcoloredclothesandribbons.In remote parts of Kadnikovsky uyezd dense laces with thick grounds and curly tendrils of skan’ were produced.

Буква «е» при транслитерации тоже передаётся двумя способами: «е» и «уе». Ярким примером этого является перевод фамилии кружевницы: Ракчеева Ангелина –RakcheyevaAngelina.

При транслитерации «й» на английский язык также возникают трудности. Букве «й» соответствует английская буква «i»: Кадуй –Kadui. Однако в новых источниках «й» транслитерируют как Kaduy. При переводе книги Марины Сорокиной «Кружева России. Вологодское кружево», переводчик Коршунова использовала соответствие букве «й» – «y»:

Больше всего вариантов написания на английском языке буквы «ю». В разных источниках ее передают с помощью «u», «yu», «y». Даже переводчик Коршунова в одном случае использовала один вариант написания, а в другом – другой. Например:

Раньше зачастую при передаче реалий была заметна тенденция к слишком широкому применению способов транскрипции и транслитерации. Это привело к их злоупотреблению. Совсем не всегда нужно передавать реалии только при помощи транскрипции и транслитерации, так как зачастую в ПЯ существуют очень близкие по значению аналоги.

Еще одним примечательным примером служит наименование Волкружевосоюз и его перевод с использованием способа транскрипции «Volkruzhevosoyuz»:Accordingtothereminiscencesoftheoldestlace-makersanartistI.SkorodumovworkedinVolkruzhevosoyuzin 1920’sandtheninthelaceschooluntil 1931.The best graduates of Technical lace school of Vologda were sent to study in Kalinin Industrial Art school of Moscow by Volkruzhevosoyuz.Даже русскому читателю будет тяжело восприниматься данного слово, не говоря уже об иностранном читателе, который едва сможет прочитать его. Несмотря на то, что далее следует пояснение, а именно « unityoflace-makersinVologda », иностранцу будет непонятно, почему именно так называется данный союз. В данном случае лучше убрать транскрибированный перевод, а вместо него расшифровать данного слово, а потом просто сделать его аббревиатуру. Тогдаполучится, according to the reminiscences of the oldest lace-makers an artist I. Skorodumov worked in the Unity of lace-makers in Vologda (ULV) in 1920’s and then in the lace school until 1931.Припоследующемупоминанииданнойорганизацииможнобудетужеиспользоватьаббревиатуру: The best graduates of Technical lace school of Vologda were sent to study in Kalinin Industrial Art school of Moscow by the ULV.Также для того, чтобы упростить прочтение, необходимо в начале книги привести все аббревиатуры. Это позволит иностранному читателю быстро ориентироваться в тексте, не останавливаться и не искать ранее использованную аббревиатуру и ее расшифровку.

Как уже было сказано ранее, чрезмерное употребление приема транскрипции и транслитерации усложняет восприятие текста для читателя, который совсем или мало знаком со спецификой культуры ИЯ. Поэтому при прочтении ему приходится останавливаться на слове или выражении и искать комментарии для той или иной транскрибированной реалии. Но в данном случае переводчик Н. Коршунова практически не делала комментариев, когда использовала прием транслитерации и транскрипции.

2.3 Способ перевода: калькирование

Также для передачи реалий вологодского кружева используется прием калькирования. Давайте приведем несколько примером, а затем рассмотрим подробнее каждый из них:

Так, способ развертывания структуры заключается в следующем: определение, которое в русском языке стоит на первом месте и выражено прилагательным, в английском языке стоит в постпозиции и выражено с помощью предлога «of» и существительного. Таким способом было переведено название панно «храм Христа Спасителя» – “CathedralofChristtheSavior” (рис.5).

Также используется способ свёртывания структуры, когда в русском языке определение, стоящее в постпозиции и выраженное существительным в родительном падеже, в английском языке стоит в препозиции в общем падеже. Например, такой способ используется при калькировании «Музея кружева» -“TheLaceMuseum”.

Рисунок 5 - Панно «Храм» (храм Христа Спасителя)

П

Иногда, в состав реалии помимо имени основателя входит ещё слово со значением, тогда встаёт вопрос транслитерировать эту часть реалии, передать английским соответствием или перевести.

Например, особое внимание вызывает Спасо-Прилуцкий монастырь, употребленный в наименовании кружевной работы. Слово «Спас» имеет значение, оно переводится на английский как «the Savior».Спасо-Прилуцкий монастырь основал в конце XIV века (между 1377 и 1392 годами) преподобный Димитрий Прилуцкий, уроженец города Переславля Залесского, известный деятель русской церкви второй половины XIV века, ученик и сподвижник преподобного Сергия Радонежского.

Одним из вариантов перевода, более понятным для иностранного читателя будет использование полукальки, то есть первую часть перевести, а остальное транслитерировать. Тогда получитсяTheSavior-Prilutskymonastery. Но переводчик Н. Коршунова использовала только транслитерацию –Spaso-Prilutskyconvent. Также в данном случае будет неуместным использовать слово “convent”, так как в его значении заложено, что это чаще всего женский монастырь. Спасо-Прилуцкий монастырь является мужским действующим монастырем, поэтому в данном случае будет правильнее переводить словом “monastery”.

Если имя основателя не входит в состав названия церкви или монастыря, а индивидуальный элемент имеет значение, то реалия может быть передана с помощью кальки и тогда иностранному читателю будет понятно значение реалии, или с помощью полукальки, чтобы сохранить звуковой облик реалии, но семантика будет опущена.

Также способ калькирования переводчик Н. Коршунова использовала при переводе наименования Мариинской практической школы кружевниц в Санкт-Петербурге, которая большую роль сыграла в подготовке опытных плетей для многих кружевных центров страны, в том числе и вологодского. Обучение проводилось в течение года, принимали мастериц в возрасте от 20 до 35 лет, уже умевших плести кружева. ВэтойшколеобучаласьмастерицаЮ.П.Шипова – «Mariinskaya practical school»: She was acknowledged as prime lace maker of Vologda and was invited to Mariinskaya practical school of lace making that had been established in Saint Petersburg in 1883. At the same time in Vologda Yulia Shipova – a graduate of Mariinskaya practical school was working.Но в свою очередь иностранцу будет непонятно, что значит это выражение, так как практические школы характеры именно для России. Известно, что данная школа открылась 15 августа 1883 года в Санкт-Петербурге по замыслу первой исследовательницы русских кружевных центров С.А. Давыдовой и при содействии Государыни императрицы Марии Фёдоровны. А в 1888 году она была принята под Августейшее покровительство Государыни императрицы Марии Фёдоровны, и поэтому стала называться Мариинской.

В данном случае уместным будет перевести наименование как «St.PetersburgCollegeofLacemakingnamedafterRussianempressMaria», так как именно в Англии были широко распространены такие школы, например,BedfordCollegeofLacemaking, которая открылась в 2008 году. В таких школах обучались именно кружевоплетению. К сожалению, как за рубежом, так и в России подобные школы закрывались. Так, Мариинская практическая школа была закрыта вскоре после большевистской революции.

Как видно из примера, значение всего выражения не равно сумме значений его «кальки», что приводит к тому, что значение всего лексического образования в целом может остаться нераскрытым. Поэтому, даже калькирование, наряду с транскрипцией и транслитерацией, не всегда может донести весь смысл до читателя.

Как уже было ранее сказано, поясняющее элементы наряду с транслитерацией и калькированием используются в тех случаях, когда переводчик хочет вызвать у читателя ощущение национального колорита, хочет погрузить читателя в реальность, в жизнь, в культуру народа ИЯ, поэтому такие пояснения никак не могут быть опущены. Но и таким способом не следует злоупотреблять. Это необходимо делать только в тех случаях, когда это действительно необходимо.

  1. Описательный перевод

Следующим способом передачи реалий, связанных с вологодским кружевом, является описательный перевод.

Так, переводчик Н. Коршунова использовала описательный способ при переводе:

Но описательный способ приходилось использовать не только при переводе частей изделия или способов кружевоплетения, но и при переводе одежды, характерной исключительно для русского народа. Например:

  1. Приближенный перевод

Рисунок 6 - Панно «Цапля» - Panno «Heron»

К четвертому способу перевода относится приближенный перевод, а именно перевод при помощи «аналога». Как было сказано в первой главе, данный способ заключается в том, чтобы подыскать ближайшее по значению соответствие в ПЯ для лексической единицы в ИЯ, которая не имеет точных соответствий в ПЯ. Примером такого перевода служит вышеприведенный перевод кружевной организации «Снежинка»:ThebiggestcenterofallisinVologdaprovince (LacefirmSnezhynka”).In 1980s young designer Marina Palnikova joined the team of “Snezhynka”.В данном случае, именно при переводе организации, уместным будет использовать английский аналог «Snowflake», чтобы не заставлять читателя спотыкаться и вспоминать при прочтении произведения, сто данное слово обозначает. При первом упоминании следует еще уточнить, что означает данное слово: «Snowflake» (Vologdalacecompany). Для иностранного читателя намного проще будет воспринимать наименование на родном языке, нежели чем каждый раз пытаться произнести и понять неизвестное ему слово «снежинка».

Еще одним примером использования аналога служит:

Во многих случаях намного уместнее будет использовать аналог, так как иностранный читатель сможет не только понять значение слова или выражения, на и разглядеть на фотографии или изображении описанный предмет, явление. Например:

Такой прием позволяет полностью понять значение данного слова, при наличии фотографий или изображений увидеть образ, а в дальнейшем при чтении уже ясно понимать, о чем именно идет речь в тексте.

Путём приблизительного перевода удаётся, хотя часто не очень точно, передать предметное содержание реалий, но почти всегда теряется колорит, так как происходит замена ожидаемого коннотативного эквивалента нейтральным по стилю, т.е. словом или сочетанием с нулевой коннотацией [Влахов, 1980].

2.6 Трансформационный перевод

Последний способ перевода по классификации Л.С. Бархударова это трансформационный перевод. Так, например, русское слово «сколок» (рисунок на бумаге, который затем прикалывают на подушку) не имеет соответствий в английском языке, равно как и элементы кружева: ровная «полотнянка», ажурная «сетка», «насновка», похожая по форме на зерно, шнурочек «плетешка». Из этих и других элементов складывается структура кружева.

М.А. Сорокина «Кружева России. Вологодское кружево»

Перевод Н. Коршуновой

1. Для плетения кружева прежде всего необходима подушка – туго набитый валик, стоящий перед мастерицей на деревянной подставке (пяльцах). Процесс создания кружева начинается с изготовления «сколка» - рисунка на бумаге, который затем прикладывают на подушку. Кроме линий будущего узора, на сколке видно множество точек, куда втыкают булавки.

1. The first thing, needed for lace making, is bolster-shaped round pillow with wooden support. The process begins with pricked parchment – technical design pinned to the pillow. There are lots of points to which pins are inserted.

2. Она быстро, почти незаметными движениями перекладывает их (коклюшки) из одной руки в другую, переплетая нити. Пара нитей, перебегая от булавки к булавке, выстраивает элементы кружева: ровную «полотнянку», ажурную «сетку», «насновку», похожую по форме на зерно, шнурочек «плетешку». Из этих и других элементов складывается структура кружева.

2. With quick adroit movements shifting sticks from hand to hand lace maker weaves the basic elements: whole-stitch, whole-stitch cloth work, half-stitch work, plait – that form lace structure.

Как видно из примеров, приходится прибегать не только к описательному переводу, применению аналогов, но и перестраивать синтаксическую структуру предложения. Еще одним показательным примером служат способы выполнения кружева. В книге «Кружева России. Вологодское кружево» речь идет о трех способах кружева, а именно о «численном», сцепном и многопарном. Далее каждый из этих способов описывается. При переводе переводчику пришлось использовать трансформационный способ перевода, так как в английском языке отсутствуют эквиваленты данных слов.

М.А. Сорокина «Кружева России. Вологодское кружево»

Перевод Н. Коршуновой

1. Кружево можно выполнять разными способами. Есть кружево «численное». Его плетут по памяти, без сколков. Все премудрость заключается в том, чтобы запомнить порядок чередования нитей, число переплетений.

1. Some techniques do not require pricked parchment, i.e. count laces have usually geometrical patterns and are made “by count” while lace maker keeps order of weaving in his head.

2. По сколкам плели сцепное и многопарное кружево. В сцепном кружеве узор выкладывается «вилюшкой» - плотно сплетенной полосой, изгибы которой заполняются ажурными решетками, а все элементы соединяются (сцепляются) между собой с помощью вязального крючка.

2. Guipure lace as well as multipair needs pricked parchment, but the number of bobbins is less. A pattern appears as a continuous woven strip joined with the details of the ground and on the turning points applying a special technique with the help of a hook.

3. Многопарное кружево создается при помощи большого количества коклюшек, а значит, и ниток, из которых оно плетется. Их может быть 300-500 пар, а иногда и больше. Этот способ наиболее трудоемок и сложен. Им выполняются самые тонкие кружева с изящным рисунком, а также старинные, чисто русские узоры.

3. The most complicated is the multipair technique which requires the greatest number of bobbins. 300-500 and more pairs could be used at once. This is the way the thinnest laces with refined design as well as antique pure Russian tracery used to be made.

Таким образом, видно, что трансформационный перевод используется обычно в сочетании с другими способами передачи безэквивалентной лексики: транскрипция, калькирование, лексическая замена, использование которых и заставляет переводчика прибегать к грамматическим трансформациям в синтаксической структуре предложения[Бархударов, 1975].

В распоряжении переводчика имеется целый ряд средств и приемов, которые дают возможность передать значение лексической единицы ИЯ в конкретном тексте. При этом, при использовании первых трех способов, а именно транскрипции, калькирования и описательного перевода, создается то, что можно назвать окказиональным переводческим эквивалентом, то есть слово или словосочетание, которое не вошло в словарный состав ПЯ и которое употребляется в речи как «потенциальная» лексическая единица[Бархударов, 1975].

Одной из главных задач переводчика при переводе безэквивалентных единиц является сохранение как семантического, так и культурного соответствия. В зависимости от степени этого соответствия смогут быть использованы разные способы перевода, такие как транслитерация или транскрипция, калькирование, описательный перевод, приближенный перевод, трансформационный перевод.

Несмотря на особенности культурно-исторического развития каждого народа и специфики его ассоциативных карт, картина мира любого языка позволяет увидеть всю уникальность языкового сознания. Поэтому при переводе национально-маркированной лексики переводчик должен учитывать, что такая лексика отражает особенности культуры, традиций, обычаев народа, отражает уникальные образы, психологию народа, его специфические реалии.

2.7 Стилистический аспект перевода

Многие лингвисты уверены, что перевод – комплексный процесс. Для правильной и точной передачи основной мысли оригинала нужно не только найти в языке перевода подходящий вариант, но и верно передать соответствующую грамматическую форму. В большинстве случаев, кроме этого, нужно уделить внимание и стилистическим факторам.

Современная деятельность переводчика связана с разными по стилю текстами-оригиналами. К одному из самых важных аспектов теории перевода относится проблема передачи стилистических приемов языка: перевод метафор, сравнений, эпитетов. Все эти приемы заставляют переводчика очень вдумчиво отнестись к процессу перевода. Зачастую, данная проблема ставит в тупик даже профессионального переводчика. В настоящее время данный аспект недостаточно проработан и продолжает привлекать внимание ученых-лингвистов. Переводчику необходимо сделать такой перевод, чтобы тот нес такой же стилистический эффект, как и оригинал.Перевод стилистических приемов, которые несут образ произведения, часто вызывает затруднения у переводчиков из-за национальных особенностей стилистических систем разных языков. Крайне важно сохранить образ оригинала в переводе, к чему и должен стремиться переводчик[Прозоров, 1998].

Несмотря на тот факт, что исследуемая книга написана на русском языке, её тематика требует от переводчика, чтобы переводной текст соответствовал правилам орфографии, грамматики и нормам словоупотребления языка перевода – он должен быть безупречным с точки зрения требований английского языка.

Книга Марины Сорокиной «Кружева России. Вологодское кружево» написана очень красочно, живо, а главное просто, несмотря на большое количество сложных предложений, причастных и деепричастных оборотов, однородных членов предложения. При прочтении создается образ всех описанных изображений кружев, техники кружевоплетения. Например:

Также Марина Сорокина использовала большое количество олицетворений, что помогает читателю погрузиться в сказочный мир кружева:

Передать чувства автора, состояние, его переживания при переводе очень сложно. Для этого необходимо обладать не только большим словарным запасом, но и возможностью распознавать экспрессию в тексте. В данном случае необходимо придерживаться принципа стилистической компенсации – если при переводе невозможно скопировать прием оригинала, то нужно создать в переводе собственное средство, которое будет обладать аналогичным эффектом и будет передавать аналогичную мысль и эмоцию автора[Прозоров, 1998].

Также следует отметить, что Марина Сорокина в своем произведении «Кружева России. Вологодское кружево» использует устаревшие и разговорные слова, что вновь помогает читателю легко воспринимать искусство кружевоплетения. Например:

При исследовании перевода «Кружева России. Вологодское кружево» было выявлено, что в переводе присутствуют нарушения в передаче функционально-стилевых и жанровых особенностей текста оригинала. Тексту-оригиналу присущ разговорный стиль, отмечено наличие стилистически окрашенных, просторечных слов и лексических единиц, которые входят в стиль автора. Перевод же относится к нейтральному стилю, утратившему свою красочность, образность, изящество. Желание переводчика сделать текст хорошо и легко читаемым приводит к возникновению уныло-гладкого «переводческого языка».

В тоже время при большом количестве стилистических изменений нарушается прагматическая эквивалентность частей перевода. По причине присутствия разговорности в оригинальной книге страдает адекватность текста перевода в целом.

При исследовании перевода книги было обнаружено несколько опущений оригинального текста. Напомним, что «опущение, добавление или замена информации при переводе приводит к искажению в переводе денотативного содержания оригинала и, несомненно, является переводческой ошибкой» [Ковалева, 2001]. Например:

М.А. Сорокина «Кружева России. Вологодское кружево»

Перевод Н. Коршуновой

1. Французы говорят: «Кружево – дитя моды». Но в России кружевоплетение никогда не зависело только от капризов моды, оно имело глубокие корни, уходящие в народную жизнь. Кружево украшало костюмы крестьянок и горожанок, входило важной составной частью в девичье приданое. Оно предназначалось не только для употребления в той социальной среде, где производилось, но, выходя на широкий рынок, приобретало всенародный характер.

1. It is a very special phenomenon, deeply rooted in people’s life. In Russia it was used both in upper and lower class garments and formed an important part of girl’s trousseau in any estate of society.

Made not just for domestic use, it was spread widely around the country and abroad, bringing fame to some regions and styles.

2. В России с давних пор любят ажурное рукоделие. Ажурные изделия вяжут крючком и на спицах, шьют иглой. Но именно плетенное на коклюшках кружево наиболее развито в художественном отношении и обладает широким диапазоном приемов исполнения.

2. All types of lace making were known in Russia, but bobbin lace was the most developed and extremely popular.

Переводчику необходимо обращать внимание на стилистический аспект перевода, так как без него возможность получения красивого перевода очень мала. Именно данный аспект отвечает не только за перевод с ИЯ на ПЯ, но и за особенности и мастерство самого переводчика. Ведь перевод оригинала во многом зависит от того, насколько четко способен переводчик передать смысл стилистических единиц. Экспрессия, в свою очередь, придает при переводе большую выразительность исходному тексту.

Любой текст перед публикацией проходит проверку редактором. Как видно из приведенных выше примеров, перевод тяготеет к нейтральности, независимо от текста оригинала.Из приведённых примеров видно, что, ошибки, связанные с нарушением содержания оригинала не единичны в исследуемом переводе. В «Рекомендациях по письменному переводу от Союза переводчиков России» выделено, что высококачественный перевод не должен содержать таких ошибок [Дупленский, 2012]. Большое количество ошибок этой категории свидетельствует о недостаточной переводческой квалификации (пробелах в базовой языковой подготовке, невнимательности, нежелании или неумении понимать предметную действительность, стоящую за текстом).

ВЫВОДЫ ПО ГЛАВЕ 2

В книге Марины Сорокиной «Кружева России. Вологодское кружево» употреблено большое количество реалий по кружевоплетению, отражена специфика русского народа, что обуславливает особенности её перевода: она была написана для русского читателя, который интересуется кружевоплетением или хочет узнать традиции и обычаи этого искусства.

В целом, перевод, выполненный Н. Коршуновой проработан, образы работ кружевниц, техника и инструменты плетения кружева совпадают с авторским взглядом, но за счет некоторых неточностей, при передаче оригинала акцент смещается больше на передачу смысла содержания без сохранения той красочности, образности оригинала.

Произведены лексические трансформации в соответствии с общепринятыми переводческими нормами, выявлены нарушения, связанные с передачей реалий на английский язык.

Для оценки адекватности перевода в переводческой практике учитывают два взаимосвязанных критерия: качественный (типы ошибок) и количественный (число ошибок каждого типа). Анализ перевода исследуемой книги показал, что он не свободен от переводческих ошибок, в тоже время исследование не охватывает всех языков средств выражения книги, таким образом, для более точной оценки качества перевода, требуется произвести глубокий сравнительный анализ оригинала и перевода.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Книга Марины Сорокиной «Кружева России. Вологодское кружево» имеет особое значение, как в России, так и за рубежом. В последние годы за рубежом наблюдается повышенный интерес к кружевоплетению, тем самым увеличивается спрос на литературу, связанную с кружевом, написанную как зарубежными, так и российскими авторами.

В работе над переводом такой литературы присутствует ряд особенностей, учёт которых обуславливает качество перевода, в частности, сохранение стиля автора и средств создания образа русского народа, его традиций, занятий, представляется наиболее важным при работе над переводом исследуемой книги.

В первой главе была рассмотрена история кружева, понятие языковой картины мира, понятие безэквивалентной лексики и причины возникновения трудностей при ее переводе, проблема переводимости, способы перевода безэквивалентной лексики.

Во второй главе был проведен сравнительный анализ книги Марины Сорокиной «Кружева России. Вологодское кружево» и перевода Н. Коршуновой. Был сделан предпереводческий анализ текста, анализ лексико-грамматических единиц по теме «кружево», выявлены ошибки при переводе и предложены возможные варианты перевода, сделан анализ стилистического аспекта перевода.

Анализ перевода Н. Коршуновой показал нам, что переводчиками широко используются такие приемы перевода, как транслитерация, калькирование, подбор функционального аналога и описательный перевод. В некоторых случаях автор перевода прибегает к использованию различных сочетаний приемов перевода с формами пояснения, толкования или опущения безэквивалентных единиц.

Книга обладает рядом особенностей, представляя собой сложный объект для перевода, но вместе с тем она создает множество возможностей для творчества переводчика. Сравнение оригинала и перевода показало, что переводчик проявил своё мастерство и использовал в работе над книгой множество удачных переводческих приёмов, но в то же время перевод содержит некоторые неточности и даже ошибки.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

  1. Апресян Ю.Д. Избранные труды в 2х т. Т.2.: Интегральное описание языка и системная лексикография / Ю.Д. Апресян. – Москва: Школа «Языки русской культуры», 1995. – 481 с.
  2. Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов. / О.С. Ахманова. – Москва: Советская энциклопедия, 1966.
  3. Бархударов Л.С. Уровни языковой иерархии и перевод / Л.С. Бархударов. – Москва, 1969. – 65 с.
  4. Бархударов Л.С. Язык и перевод / Л.С. Бархударов. – Москва: «Междунар. отношения», 1975. – 240 с.
  5. Васильев А.А. Согдийский замок на горе Муг. Сборник статей о памятниках согдийского языка и культуры, найденных на горе Муг в Таджикской ССР / А.А. Васильев. – Ленинград, 1934. – 26 с.
  6. Верещагин Е.М. Язык и культура / Е.М. Верещагин, В.Г. Костомаров. – Москва: Индрик, 2005. – 1038 с.
  7. Виноградов В.С. Введение в переводоведение (общие и лексические вопросы) / В.С. Виноградов. – Москва: Издательство института общего среднего образования РАО, 2011. – 224 с.
  8. Влахов С. Непереводимое в переводе / С. Влахов, С. Флорин. – Москва: Междунар. отношения, 1980. – 352 с.
  9. Володина М.Н. Когнитивно-информационная природа термина и терминологическая номинация: дис. д-ра филол. наук. МГУ им. Ломоносова / М.Н. Володина. – Москва, 1998. – 345 с.
  10. Глебова А.А.Vologdalace = Вологодские кружева:album-catalog / А.А. Глебова, Ю.В. Евсеева, М.А. Сорокина. –Vologda:VSHAaAMR;Rybinsk:Officina, 2011. –144 с.
  11. Глебова А.А. Вологодские кружева =Vologdalace / А.А. Глебова, Ю.В. Евсеева. – Вологда: Древности Севера, 2014. – 64 с.
  12. Глебова А.А. Вологодское кружево / А.А. Глебова. – Вологда: ГУК, 2010. – 49 с.
  13. Давыдова С.А. Кружевной промысел в Подольском и Серпуховском уездах Московской губернии. – Труды комиссии по исследованию кустарной промышленности в России. – №7. / С.А. Давыдова. – Санкт-Петербург, 1881. – 1215 с.
  14. Дупленский Н. Письменный перевод. Рекомендации переводчику, заказчику и редактору / Н. Дупленский. – Москва, 2012.
  15. Зиндер Л.Р. Общая фонетика.Учеб. пособие. 2-е изд., перераб. и доп. / Л.Р. Зиндер. – Москва: Высшая школа, 1979. – 312 с.
  16. Иванов А.О. Безэквивалентная лексика / А.О. Иванов. – Санкт-Петербург: Издательство Санкт-Петербургского университета, 2006.
  17. Казакова Т.А.Английский язык. Страноведение 2-е изд. испр. и доп. Учебник для СПО / Т.А. Казакова. Санкт-Петербург: Союз, 2011.320 с.
  18. Караулов, Ю.Н. Лингвокультурное сознание русской языковой личности. Моделирование состояния и функционирования / Ю.Н.Караулов, Ю.Н.Филиппович. – М., 2009. – 336 с.
  19. Касевич В.Б. Буддизм. Картина мира. Язык / В.Б. Касевич. – Санкт-Петербург: Петербургское Вотоковедение, 1996. – 279 с.
  20. Ковалева К.И. Оригинал и перевод: два лица одного текста / К.И. Ковалева. – Москва, 2001. –73 с.
  21. Колшанский Г.В. Объективная картина мира в познании и языке. / Г.В. КолшанскийМосква: Едиториал УРСС, 2005.128 с.
  22. Комиссаров В.Н. Современное переводоведение. Учебное пособие / В.Н. Комиссаров. – Москва: ЭТС, 2002. – 424 с.
  23. Комиссаров В.Н. Теория перевода (лингвистические аспекты): Учеб. Для ин-тов и фак. иностр. яз. / В.Н. Комиссаров. – Москва: Высш.шк., 1990. – 253 с.
  24. Кутекина Н.А. Сколки вологодского кружева / Н.А. Кутекина. – Вологда: ГУК, 2011. – 19 с.
  25. Латышев Л.К. Технология перевода. Уч.пос. по подготовке переводчиков (с нем. яз.) / Л.К. Латышев. – Москва: НВИ – ТЕЗАУРУС, 2000. – 280 с.
  26. Левинсон-Нечаева М.Н. Золото-серебряное кружево 17 в. – Труды Государственного Исторического музея. – №13. / М.Н. Левинсон-Нечаева. – Москва, 1941. – 192 с.
  27. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность / А.Н. Леонтьев. –Москва: Политиздат, 1975. – 115 с.
  28. Маркарян Э.С. Интегративные тенденции во взаимодействии во взаимодействии общественных и естественных наук / Э.С. Маркарян. – Ер.: Изд-во АН Арм. ССР, 1977.
  29. Марковина И.Ю. Культура и текст. Введение в лакунологию: учеб. Пособие / И.Б. Марковина, Ю.А. Сорокин. – Москва: ГЭОТАР – Медиа, 2010. – 144 с.
  30. Мещерский А.А. Свод материалов по кустарной промышленности в России / А.А. Мещерский, К.Н. Модзалевский. – Санкт-Петербург, 1874. – 613 с.
  31. Нелюбин Л.Л. Толковый переводоведческий словарь – 3-е изд., перераб. / Л.Л. Нелюбин. – Москва: Флинта: Наука, 2003. – 320 с.
  32. Поршнев Б.Ф.Социальная психология и история / Б.Ф. Поршнев. Москва, 1966.
  33. Прозоров В.Г. Основы теории и практики перевода с английского языка на русский / В.Г. Прозоров. – Москва, 1998.
  34. Работнова И.П. Вологодское кружево / И.П. Работнова. – Москва, 1962.
  35. Работнова И.П. Русское народное кружево / И.П. Работнова. – Москва: КОИЗ, 1956. – 113 с.
  36. Розенталь Д.Э., Теленкова М.А. Словарь-справочник лингвистических терминов. Пособие для учителей. Изд. 2-е, испр. и доп. / Д.Э. Розенталь, М.А. Теленкова.Москва: Просвещение, 1976. – 543 с.
  37. Сапогова Л.И. Переводческое преобразование текста: учеб. пособие / Л.И. Сапогова. – Москва: Флинта: Наука, 2009. – 320 c.
  38. Сдобников В.В. Теория перевода: учебник для студентов лингвистических вузов и факультетов иностранных языков / В.В. Сдобников, О.В. Петрова. – Москва: АСТ: Восток-Запад, 2007. – 448 с.
  39. Сорокина М.А. Кружева России. Вологодское кружево: [альбом] / М.А. Сорокина. – Москва: Интербук-бизнес, 2011. – 128 с.
  40. Телия В.Н. Метафора в языке и тексте / В.Н. Телия Москва: Наука, 1988.176 с.
  41. Фалеева В.А. Русское плетенное кружево / В.А. Фалеева. – Ленинград, 1983. – 325 с.
  42. Федоров А.В. Основы общей теории перевода (лингвистические проблемы): для институтов и факультетов иностр. языков. Учеб. пособие. – 5-е изд. – СПб.: Филологический факультет СПбГУ / А.В. Федоров. – Москва: ООО Издательский Дом «ФИЛОЛОГИЯ ТРИ», 2002. – 416 с.
  43. Фролов В.Ф. Кружевной промысел в Вологодской губернии к столетию его существования в крае 1820-1920. – Труды кружевного отдела Губкустпромсекции / В.Ф. Фролов. – Вологда. 1921. – 18 с.
  44. Швейцер А.Д. Теория перевода: статус, проблемы, аспекты / А.Д. Швейцер. – Москва: наука, 1988. – 214 с.
  45. Шенер Ф. Кружево: Технология ручного и машинного изготовления / Ф. Шенер. – Москва: Легпромбытиздат, 1990. – 288 с.




Похожие работы, которые могут быть Вам интерестны.

1. ОСОБЕННОСТИ ПЕРЕВОДА РУССКОГО СЛЕНГА НА АНГЛИЙСКИЙ ЯЗЫК НА МАТЕРИАЛЕ ОТЕЧЕСТВЕННЫХ ФИЛЬМОВ

2. Английский язык методические материалы к контрольной работе

3. Особенности перевода трансгрессивной прозы на русский язык

4. Особенности перевода на итальянский язык юмористических произведений С.Д. Довлатова

5. Особенности перевода на русский язык английских фразеологизмов с компонентом антропонимом

6. ОБСЛЕДОВАНИЕ УМЕНИЙ СЕМАНТИЗАЦИИ ЛЕКСИЧЕСКИХ ЕДИНИЦ У МЛАДШИХ ШКОЛЬНИКОВ С ОБЩИМ НЕДОРАЗВИТИЕМ РЕЧИ

7. Особенности перевода (лексические, грамматические и стилистические) газетных заголовков англоязычных периодических изданий на русский язык («TheTimes», «TheWashingtonPost»)

8. Английский язык Вводно-коррективный курс

9. СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ ПЕРЕВОДОВ РОМАНА Ф.М. ДОСТОЕВСКОГО БЕСЫ НА АНГЛИЙСКИЙ ЯЗЫК

10. Проблема перевода обвинительного заключения с русского на китайский язык