Изображение религиозных тем в современной японской манга



Правительство Российской Федерации

Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего образования

"Национальный исследовательский университет "Высшая школа экономики"

ФакультетМировой экономики и мировой политики

ОП "Востоковедение"

ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА

На темуИзображение религиозных тем в современной японской манга

Religious themes and subjects in contemporary Japanese manga

Студент группы № ЯС-42

Розов Василий Алексеевич

                      (Ф.И.О.)

Научный руководитель

профессор, к.ф.н., д.и.

Евгений Семенович Штейнер

(должность, звание, Ф.И.О.)

Москва, 2018 г.

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность данной темы обосновывается возрастающим интересом у отечественных и западных исследователей к вопросам так или иначе связанным с манга. Затрагивается множество тем, связанных с различными областями знаний, начиная социологией и заканчивая религией. Доказательством интереса в западной историографии может считаться большое количество работ, написанных в период с конца 20 века и по настоящее время, а также изобилие научных конференций, посвященных исключительно исследованиям, касающимся манга. Примером же интереса в отечественной науке (довольно молодого явления и еще не так обширно развитого) можно назвать работы, представленные в частности на конференции «ИЗОТЕКСТ», где были представлены как исследования отечественных авторов, связанные с комиксами и манга, так и переводы западных работ.  С точки зрения общих тенденций актуальность можно обосновать тем, что за последние десятилетия манга обрела значительную популярность на международных рынках: палитра жанров значительно расширилась, что в свою очередь привело к расширению набора возможных тем и сюжетов.

Объект

Объектом в данной работе является сама манга, как масс-культурное явление.

Предмет

Предметом в данной работе будет фактор наличия религиозных символов в манга японской манга.

Цели:

Задачи:

В работе Джольон Томаса —[18 ,p 1]

, которая в некоторой степени определила интерес к данной теме, приводится утверждение, что манга, ставшая за последние годы массовым и международным явлением, стала также и полноценным способом передачи различного рода информации, в том числе религиозных отсылок и искажений с разной степенью смыслового посыла. По словам указанного автора —[Ibid, p 1-2], религиозные темы в манга способны стать источником знаний о религии для читателей, и, возможно, даже способны оказать влияние на восприятие новых течений, старых и новых ритуалов, а также на формирование некоего религиозного мировоззрения у читателей с учетом эклектичности японского религиозного фона и неоднородности японских верований. Упор  в данной работе (и нескольких работах других исследователей) делается не только на идею возможности передачи религиозных идей, но и на определенные моменты, в которых они проявляются. Однако не дается точного пояснения, какие изображения участвуют в них, то есть какого типа изображения, элементы и тексты —(в манга современного типа текст и изображение комплиментарны, как в графическом романе и не могут разделяться полностью) передают религиозную информацию и / или могут быть восприниматься читателем как религиозные. Основной идеей и концепцией работы Томаса «Drawn on Tradition», которая, по сути, является отражением исследований автора по теме религии в манга, имеет предметом исследования не символы и мотивы религий (в частности существующих), а саму концепцию религиозности и действий религиозного толка. Это значит, что автор не исследует и не характеризует отражение религиозных мотивов в манга, а ставит целью разработку идеи о влиянии манга на современного читателя путем задействования религиозных мотивов и концепций религиозного характера. Настоящая работа является огромным подспорьем в определении некоторых моделей в том числе и для данного исследования. Помимо данной монографии для текущего исследования использовались работы по истории манга, которые позволили определить концепцию подхода к описанию символов, а также позволили определить жанры и временной период для отбора материала для исследования. В частности, для описания генезиса манга задействовалась статья Евгения Семеновича Штейнера о манга Хокусая, работа Исао Симидзу «Манга периода Эдо» и ряд других известных работ.

В работах многих исследователей темы религии в манга —Примеромслужатстатьиизсборника «Routledge research in religion» можно найти упоминания о деятельности группы Аум Синрюкё и, в частности, теракт в Токийском метро в 1995 году. Влияние манга на восприятие религиозных идей членами группы было названо одной из причин этой атаки. И хотя Томас сразу же заявляет, что манга была лишь одной из множества элементов, составивших причину —[ Ibid, p 2], этот инцидент в значительной степени определил усиление интереса к возможности манга доносить религиозные идеи до читателя и быть источником знаний о религии. Однако исследователи, работы которых не удалось изучить, ввиду недоступности многих источников —японские источники чаще всего не доступны для читателя без лицензии. А многие зарубежные исследования (особенно последние передовые изыскания Гавайского университета, входящие в ежегодные крупные сборники статей по теме японских религий) оказались возможны к приобретению, но недоступны ввиду высокой стоимости покупки, не рассматривают идею характеристики и типизации религиозной манга в современном ее прочтении и это справедливо в контексте проводимых исследований, однако для определения ситуации с интерпретацией канонических символов и тем в контексте современной манга такая характеристика представляется нужной. Для изучения данного явления была выбрана фокусная группа из нескольких наименований манга путем анализа официальных ежегодных рейтингов продаж и популярности, публикуемых известными интернет-магазинами —В частности интернет изданием «ebookjapan» (URL:www.ebookjapan.jp). Также во внимание были наименования, на которые обращают свое внимание исследователи.

Отказ от использования официальной статистики министерства статистики Японии в пользу частных статистических сводок продиктован их репрезентативностью и возможностью работать с ним в противовес официальным. На сайте министерства статистики существуют сводки о продажах книг в Японии за год (статистика ведется за разные года и хранится за определенный период), однако в данной статистике указаны лишь общие данные по стране. А для данного исследования необходимы данные о продажах определенного заглавия, также полезными являются выходные данные (жанр, компания производитель). Рейтинги же компаний производителей не являются официально доступной информацией и не могут быть использованы как источники. Частные рейтинги указанных изданий же являются репрезентативными, потому как данные издания являются одними из доминирующих в сфере продажи манга в Японии и, судя по сравнению статистик, ведут рейтинги не только на основе личных предпочтений, но и на основе общедоступной компаниям статистики.

Рейтинги были выбраны не случайно. Ежегодно выпускается свыше нескольких сотен наименований манга – для их анализа необходимо иметь доступ ко всем новинкам и также к архивным данным за последние годы ввиду ряда факторов. Во-первых, тема религий и религиозных аллюзий многообразна в формах, но не является константной, то есть количество манга, содержащих религиозные темы, относительно мало, и для поиска подобных наименований требуется проверить и просмотреть всю вышедшую манга ввиду отсутствия специального маркера. Во-вторых, религиозные символы, в особенности западные, стали появляться в манга сравнительно недавно (примерно с начала 2000-ых годов), но за последние 20 лет вышел значительный объем данных, который проанализировать досконально физически невозможно. Поэтому для определения основных направлений и тенденций в манга было решено разделить манга на подгруппы и анализировать манга в контексте тенденции, а не только сами наименования.

1. ГЕНЕЗИС МАНГА

Прежде чем начинать рассмотрения темы религии и религиозных символов в современной манга необходимо дать определение самому термину «манга». Кроме того нужно пояснить, чем отличаются разные виды и типы манга друг от друга.

Чаще всего при упоминании слова «манга» исследователи соотносят генезис термина с работой мастера укиё-э Кацусика Хокусай8, всемирно известный японский художник, работавший в основном в жанре Укиё-э. Это жанр японской гравюры появившийся в Японии в 18 веке в период Эдо в самом расцвете городской культуры и стал отражением эпохи. Одна из главных и самых крупных работ так и называется «Манга Хокусая» (яп. 北斎漫画).

По своему формату «Манга Хокусая» является сборником иллюстрированных историй, религиозных, мифических и юмористических сюжетов, а так же зарисовок технических достижений науки или же архитектурных сооружений. По словам профессора Штейнера, «манга» по своему составу может быть сравнена с западноевропейскими энциклопедиями «summa universalis»9, относящихся к тому же временному периоду.

Источников, на которые мог или же опирался Хокусай было множество, и некоторые из них восходят к началу второго тысячелетия. Профессор в своей статье ««Манга Хокусая» и традиция китайско-японских книжек с картинками»» выделяет 4 основных группы жанров печатных изданий, которые могли быть таковыми10:

  1. Книжки комического содержания.

Этот жанр исследователи возводят к жанру комических изображений «Тоба-э», родоначальство которого приписывают Тоба Содзе. Этот жанр был представлен сатирическими изображениями людей и даже будды, а также наиболее известными юмористическими картинками животных.

  1. Сборники китайских и японских этнографических сюжетов и иконографических образцов.

Это были сборники классических китайских изображений и иллюстраций к поэзии. С японской стороны это были сборники работ мастеров известных школ и их наставления для учеников этих школ. Евгений Семенович приводит в пример —[11, p. 69] мастеров школы Кано, а также мастера Татибана Морикуни (1679-1748), написавшего в свое время ряд известных сборников и пособий.

  1. Руководства по рисованию (в разных областях).

К этой группе относятся непосредственно пособия по рисованию с образцами работ и техниками рисования.

  1. Иллюстрированные энциклопедии, словари и сборники.

К данной группе профессор Штейнер относит китайскую энциклопедию —[Ibid, p. 68], переработанную и дополненную японским ученым из Осака – Тэрадзима Рёаном, вышедшую в свет приблизительно между 1712-1715 годами под названием «Вакан сансай дзуэ» (яп. 倭漢三才圖會).

Существует расхождение мнений между различными исследователями о правомерности анахронического сравнения манга времен Хокусай и его работы в том числе, а также куда более ранних «э-макимоно» и современной манга. Здесь существует две точки зрения. Сторонники первой ратуют за правомерность и положительные течения в данном ключе – в частности Жан-Мари Бeссу, в своей статье —[13, p.18] указывает, что сюжетные темы и идеи можно в большинстве своем обнаружить и в современной манга. Кроме того даже противники такого сравнения не отрицают и наоборот призывают помнить —[3, p. 118] о том, что как и все японское искусство, манга строится на основе традиций и сюжеты имеют культурный отпечаток даже в современной манга.

Основные противники возведения генезиса манга к укиё-э и «манга Хокусая» апеллируют к тому, что манга, какой она является сегодня, появилась лишь после войны и обрела самобытные черты незадолго до нее, с появлением в Японии западных изданий. Они призывают помнить о разности в эпохах, то есть о разном контексте сюжетов, разных условиях создания манга а так же о разной целевой аудитории —[3, p. 120], что так же определенным образом накладывает свой отпечаток на темы и формат произведений. Эпохи, а иногда и небольшие новшества способны менять даже устоявшиеся традиции. В частности новшества привнесенные западными веяниями действительно и стали первой вехой на пути развития от манга времен Хокусая до манга нынешних дней.

Однако, тезис о совершенно разной аудитории представляется не очевидным так ежели речь идет о целевой аудитории «манга Хокусай», то ввиду того, что она была создана путем ксилографии и чаще всего трехцветной, то стоимость копии экземпляра составляла малую сумму, которую мог позволить себе простой обыватель. Таким образом можно отметить, что разница в аудитории была не экономической а культурной. Хотя «манга  Хокусай» была нацелена на массового потребителя, читатель был должен обладать определенным уровнем багажа знаний истории, литературы и религиозно-фольклорных мотивов для успешного чтения манга.

Такой подход к составлению тематического набора и технического оснащения автора в первую очередь был обусловлен окружением, а не желанием мастера. Хокусай творил начале 19 века (выпуск его «Манга» начался с 1814 года), в период Эдо. Как пишет Лоуренс Бикфорд, основным заказчиком дорогостоящих работ и предметов искусства в это время являлась власть, духовенство и чиновничество —[14, p. 18]. Их усилиями были созданы все условия для развития угодных власти видов искусства, это если не говорить о строгой цензуре всей выпускаемой печати. Ксилография была самым ходовым способом печати.

Набор источников для вдохновения авторов, соответственно, так же был ограничен доступными. У Хокусая это, по словам Евгения Семеновича, были в основном японские, китайские и в небольшой степени голландские —[9,p. 69]. Это повлияло как на технологическую, так и к композиционную, и к тематическую сферы. Однако в его работах впервые можно проследить значительное собрание различного рода изображений из разных областей но с проработкой каждой и с различными символами так же имеющими значение – начало оформления собрания изображений по тематикам в единые иллюстрированные книги. Подобные работы существовали и ранее, но как пишет профессор Штейнер, работы Хокусая в сравнение с предшественниками были технически и эстетически более совершенными.

Первые шаги на пути становления манга действительно начались после Реставрацией Мэйдзи, потому, как после этого страна сменила политику, правительство и отношение с Западом и на пути западных технологий больше не было такой преграды, как запрет на въезд и работу для носителя знания. Для манга носителями такого знания стали западные журналы, в частности известный журнал «Японский Панч» (англ. Japanese Punch) – юмористический сатирический журнал, дочернее предприятие английского журнала «Панч» —URL:https://www.punch.co.uk/about/index (дата обращения 13.04), созданного в 1848 году. Журнал выпускался в Японии очень непродолжительное время – с 1862 по приблизительно 1870 год, но он стал лишь первой вехой в деле японской сатиры. В этом журнале печатались карикатурные зарисовки и шаржы на злободневные социальные и даже политические темы, а выполнены они были в юмористической художественной манере и даже в виде коротких комиксов.

Западные журналы привнесли в японский инструментарий важное новшество - машинную печать вместо ксилографии —[15,p. 22] использовавшую дорогие в производстве и недолговечные при постоянной печати деревянные доски. Это позволило значительно снизить стоимость печати газет и прочих изданий и производить их большими тиражами, а также снизить себестоимость для потребителя.

Впервые слово «манга» в контексте печатного комикса появилось в газете «Дзидзи Синпо» (時事新報), принадлежавшей Фукудзава Юкити, видному японскому реформатору. —Ibid В этой самой газете начинал известный мангака и создатель не менее известных юмористических работ – Китадзава Ракутэн.

Период конца 19 начала 20 века (конец Мэйдзи и эпоха Тайсё) характеризуется быстрым ростом популярности печати, в частности газет и юмористических журналов, а так же манга. Многие газеты, такие как «Асахи дэйли» создавали свои собственные комиксы, то есть имели штатных художников «мангака» (яп. 漫画家), таких как упомянутый выше Китадзава Ракутэн.

В этот период манга начинает проявлять знакомые современному читателю черты – разделение по жанрам и аудитории. Ввиду появления новых социальных групп, таких как студенты, рабочие и другие объединения, со своим специфическим юмором и в первую очередь своими интересами и желаниями и авторы манга реагирует на это – появляется манга для молодежи, манга для рабочих, для девочек и мальчиков. Хотя это действительно даже отдаленно пока не напоминало комиксы современности, это были юмористические зарисовки отвечавшие интересам и требованиям определенных групп. За дело активно взялись не только газеты, но подключились крупные издательства, стали появляться первые сборники манга и первые журналы, такие как «Сёнэн курабу» (яп. 少年倶楽部) и «Сёдзё курабу» (яп. 少女倶楽部) - журналы, выпускавшие манга для мальчиков и девочек соответственно. Хотя кроме манга туда входили так же и рассказы, поэзия и иногда романы.

Тематика манга была достаточно широкой от повседневных юмористических зарисовок до фактически целостных графических новелл о самураях, войнах. В период Тайсё манга становится невероятно прибыльным бизнесом. Буасуприводи цифры в 100 тысяч копий в твердой обложке манга о самурае «Путешествий Данго Кусисукэ» —[13,p. 23]. Прибыльность бизнеса в предвоенные годы обеспечила поддержку бизнеса в послевоенные годы и определила широту распространения манга в дальнейшем. Начиная с 1931 года, когда японские войска вторглись в Манчжурию (Манчжурский инцидент), в игру вступает аппарат пропаганды и цензуры в максимальной форме. С этого периода манга включается в лист средств массовой информации на ровне с газетами и прочими печатными изданиями, а в тематический набор входят воодушевляющие истории с бравыми героями, такими как «Путешествия Данкити» —URL:http://www.iiclo.or.jp/100books/1868/htm-e/frame072-e.htm (дата обращения 13.04) (Bouken Dankichi) хотя если быть точным это переводится, как «приключения Данкити. Это была манга о приключениях мальчика на территории Азии, который становится королем островов и начинает там строить идеальное общество. Пропагандистское настроение не требует подтверждения. Условия концепции «великой восточной сферы взаимного процветания» нуждалась в легитимизации и поддержке не только от правительства, но и от населения. В это время с религиозной точки зрения правительство Японской империи оказало услугу будущим исследователям. Идея «государственного Синто», при котором синто становится государственной идеологией, принятая еще в период Мэйдзи в период военных 15 лет дошла до невероятных масштабов. В манга идеи божественности японской нации, правильности и праведности борьбы с западными захватчиками, а так же прочие идеи возводились в добродетель и ретранслировались в манга в том числе. Эта манга чаще всего выходила в Сёнэн Курабу —[13, p. 24].

Перемены в манга пришли вместе с переменами в истории. После поражения в войне происходят смена политической верхушки страны. Государственный синто был упразднен, написана новоая демократически окрашенная конституция, написанная оккупационным объединенным командованием союзников. Император перестал считаться божеством и стал просто «символом нации». Это время и последующие десятилетия стали временем рождения манга в том виде, в котором мы можем опознать родоначальника современной манга, а именно «современной манга» (近代漫画, яп.) —хотя с японского она переводится как современная манга, мы делаем различия в переводе на английский язык между «Contemporary», означающий ближайшее прошлое и «Modern» означающий новое. Термин «современная манга», использованный в статье Жана Буассо относится к научным публикациям середины-конца 20 века, и для исследователей того периода действительно представляет собой «современную манга» во всех прочтениях. Для нас же важно выделить современность последними десятилетиями ввиду ряда социальных и глобальных факторов, таких как указанные ранее расширение экспансии манга на остальной мир, а так же расширение палитры жанров и тем.. Новая манга появляется на рынке в 1947 году с выходом первых работ Осаму Тэдзука, и если быть точным с выходом «Нового острова сокровищ» (яп. 新宝島). Данный период времени для населения и для литераторов, как и для всего человечества явился трудным временем. Авторы манга, выпускавшиеся вместе с Тедзука, во время событий Второй Мировой войны еще достигли призывного возраста и наблюдали тяжелейшие картины боевых действий и ужасы войны со стороны, но в основной массе не приняли участия. Это повлияло на дальнейшее содержание сюжетов их работ. Манга 50ых годов и далее обусловлена расслоением на 2 основных направления – на детскую, основными сюжетами которых были добрые и «одиснеенные» сюжеты, где с героями не может ничего случиться, а добро побеждает зло. Второе направление покрывало потребности взрослой аудитории и здесь сюжеты были много насыщеннее, сложнее и кровавее. —Примечательно, что не смотря на ориентацию «Астробой» на детей примерно 13 лет и младше, эта манга изобилует жестокими расправами над злодеями, смертями мирных граждан и жестокостью – это присуще практически всей манга 50ых. Жанровая палитра выделяет несколько основных направлений, среди которых появление жанра «меха», с огромными роботами, сражающимися за Японию против внешнего врага, обычно космических пришельцев, которые пытаются захватить мир и страну. Жан  Буассо полагает —[13, p. 25], что такой жанр стал следствием фрустрации детей от поражения в войне, а роботы явились олицетворением атаковавших в конце войны страну союзников. Анти-националистские  и реакционные настроения были характерны для литературы и манга 50ых и последующих годов, однако  реваншистские настроения были так же характерны для литературы и философии того периода. Послевоенные настроения повлияли на таких деятелей литературы, как Мисима Юкио, который являлся ярым идеологом реваншизма и «возвращения власти императору» и чей конец стал венцом его творчества и «пути японского героя». Такой контекст создания манга обозначил и жанровое разнообразие и жанровую глубину, отличную от Западной традиции комиксов. В японской манга практически с самого начала появляются сюжеты драматического и трагического характера даже в манга и аниме, направленных на детскую аудиторию.

Многие исследователи считают необходимым упомянуть, что популярным средством распространения манга того периода стали библиотеки манга, то есть магазины аренды, где манга бралась на время а не покупалось. Это было вызвано экономической ситуацией в послевоенной Японии. В первые годы страна испытывала не просто кризис, а фактически гуманитарную катастрофу, при нехватке продовольствия в городах, часто оно было в селах, но обеспечить логистику по практически разрушенной инфраструктуре временами было невозможно. Вплоть до начала войны в Корее экономическая ситуация резких улучшений не имела. Кризис и голод преодолен, но роста благосостояния у населения особенно в селах не происходило. В этот непростой период на помощь продавцам манга и читателям приходят те самые «магазины с арендой», так как манга была не по карману простым горожанам и не была предметом первой необходимости, а читать ее все еще были желающие. Удобная традиция аренды манга сохранилась и по сей день в форме манга кафе (яп. 漫画喫茶店), где можно прийти почитать манга не покупая ее.

Роль Осаму Тедзука в формировании и фактически пересоздании манга в том виде, в котором (в своей основе) мы знаем ныне, заключается в том, что он открыл для послевоенной аудитории совершенно новый формат комикса с точки зрения композиционного решения, что позволило сделать из манга полноценные графические романы и рассказы. Если довоенные комиксы имели строгую структуру из 4 и более картинок, расположенных в строгом порядке – вертикально и горизонтально картинки следовали друг за другом и напоминали клетки,  имеющих квадратные жесткие рамки, то Тэдзука стал применять  разноразмерные и разноформенные рамки, а периодически и вовсе избавлялся от рамок. Многогранность рамок и размеров сохраняется и по сей день и в «словаре символов манга» Юки Магуро —[5] описаны распространенные модели композиции и рамок.

Кроме дополнительных литературных и юмористических приёмов вроде разрыва рамки героями для комического эффекта побега, отличием этой компазиции стало то, что картинок могло быть значительно больше, а каждая картинка могла нести значение, сродни кадру в киноленте. То есть одно действие Тедзука растягивал на одно, два и значительно более изображений, а сами манга стали многостраничными и многотомными. Нововведение позволило читателю иначе взглянуть на комикс. Нелинейность повествования, растягивание кадра и изображения резких переходов, смены углов обзора – это лишь короткий список приемов, который появился в современной манга. Они позволили создать некий эффект присутствия подобный эффекту от просмотра кинофильма у читателя (особенно это стало проявляться не у самого мастера, а у последователей в значительно более поздние годы). На этот эффект обращают внимание и исследователи вопроса религии в манга —[18, p. 44],эффект присутствия.

Впоследствии благодаря нововведения Осаму Тэдзука у авторов появилась возможность для создавания длиннй и даже многотомной манга (даже при слабом сюжете или из небольшой истории) за счет добавления эффектов —[18, p. 45], долгих батальных сцен или же действий без диалогов, создающих контекст и передающих идею автора. С другой стороны на это повлияла новая технология дешевой печати, использующая вторсырье и бумагу низкого качества, что не требовало лимитировать страницы более чем необходимо. По мнению Томаса, это так же повлияло на развитие новых жанров и появления религиозного символизма в манга (хотя и частично) —[18, p. 45]. Дешевая печать так же стимулировала продажи манга – стоимость тома значительно сократилась, делая возможным покупку манга.

Заимствование западных технологий и идей бесспорно, об этом писали не только западные историки манга, но концепция чтения манга осталась японской, такой же как в довоенных комиксах – чтение слева-направо и сверху-вниз. Томас сравнивает легкость чтения современной манга с древними буддийскими изображениями «эмаки» —[18, p. 46] (яп. 絵巻).  Эти картины содержали буддийскую легенду, зашифрованную в изображениях разбросанных по всей площади картины. Чтение такой картины так же, как и в современной манга шло справа налево, но следить за ним было сложнее ввиду отсутствия текста на картине совсем и отсутствия границ и системы в расположении изображений. Такое чтение сопровождались пояснениями монахов и являлись по сути частью представления и проповеди. Чтение без пояснений практически не представлялось возможным для неискушенного читателя.

Следующим отличием манга послевоенного времени стали «пузыри». Это своеобразные пустоты, очерченные по форме овала, в которые помещается текст и речи персонажей. Ранее текст в комиксах чаще всего был помещен на изображении в углу и напоминал текст с гравюры. – он стал помещать речи персонажей в пузыри. Для улучшения восприятие и расширения границ изображения он первым стал использовать приемы, взятые из западных комиксов – крупные планы персонажей, прямая и обратная перспектива —когда персонаж бежит от зрителя или бежит на него. За счет углов изображения меняется восприятие действия., а так же стал использовать ономатопею для анимации звуков, которая на странице действия впервые появляется в манга Осама Тедзука «Астробой». Речь идет о специальных надписях, которые маркируют для читателя некий звук, представленный автором на данном изображении. Эти и другие основные тропы и приемы описаны в специальном словаре символов и приемов Юки Магуро —[5]. На сегодняшний день арсенал пузырей составляет порядка двух десятков (это с учетом всех известных за последние 50 лет).

Следующей по значимости точкой развития манга (не только для Японии, но и для мира впоследствии) стало появление специализированной манга для девочек. Особенностью этого явления стало то, что в Америке и в Японии предыдущих годов и десятилетий женский пол и интересы данной группы были оставлены за бортом. С точки зрения продаж это сказывалось отрицательно – оставленная вне поля зрения аудитория значительно меньше покупала манга. Решением вопроса стало появление в начале 1970-ых годов на небосклоне авторов группы молодых мангака, которых впоследствии стали именовать «Хана но ни дзю ён нэн гуми» (яп. 花の24年組). Эта волна интересна именно созданием специализированной манга для девушек и девочек, по сути своей является аналогом сёнэн манга, но отвечающей именно интересам женской целевой аудитории. Эта манга получила название «сёдзё манга» (яп. 少女), манга для девочек. —[13, p. 27] Эта манга была характерна тем, что создавала и ретранслировала образы, на которые девочки могли бы равняться или образы, с которыми могли бы себя идентифицировать. Сравнимо с сёнэн манга, где главный герой часто выступает бесстрашным борцом за мир, бьется с монстрами из космоса и тем самым воодушевляет читателя. Здесь же основным тематическим направлением становятся романтические отношения и романтические истории, проявление эмоций и создание типов главных персонажей, на которые девушки могли бы ровняться или у которых девушки могли бы учиться. Набор же историй варьируется от легких незамысловатых и романтических,  до крайне драматических и сложных. К этому же времени относят появление жанра сёнэн-ай, повествующему женской аудитории о нежной (редко платонической) любви между брутальными и не очень парнями, ломающему таким образом шаблон мачо, стабильно существующий в то время в сёнэн манга. Это было необходимо для того, чтобы донести до аудитории девушек концепцию того, что мальчики не только дерутся и воюют, но умеют и проявлять чувства. К современной сёдзё манга относится одно заглавие, которое будет проанализировано далее как пример смешения сюжетов в целом религиозного толка с любовной историей – в отечественном переводе оно получило название «Приятно познакомиться, Бог» (яп. «神様はじめました»).

Еще одним подобным этапом стало появление отдельной манга для взрослой, рожденной приблизительно в 50ые годы, росшей на сёнэн манга аудитории, которая к 80ым годам уже достигла возраста самостоятельности и морально выросла из детской манга. Для их удовлетворения их потребностей появляется «сэйнен манга», манга взрослых лет. Отличие от сёнэн и сёдзё манга в основном в сюжетной глубине и вариации. Здесь уже не появляется романтический флер в том розовом и наивном виде, которым сочится сёдзё манга, а так же тут нет героических и злобных до полярности персонажей сёнэн магна. Основная фокусная группа данной манга это аудитория от 17 лет и старше, включая офисных работников, домохозяек и все слои взрослого общества, то есть вся аудитория, которая уже способна покупать манга. Для удовлетворения спроса этой группы авторы манга взяли на вооружение более сложные темы, нежели сражение со вселенским злом. Темы обрели психологические и бытовые оттенки, романтические отношения перестали быть только невинно детскими и темы откровенного выражения эмоций, чувств и экспрессия и даже сцены секса это нормальный атрибут графических романов. Не меньше вариаций в женских романах данного жанра, повествующих о похождениях офисных работниц и их начальства. Но данная категория чаще всего граничит с жанром хентай —変態 – Жанр «манга для взрослых», является общим названием всей порнографической манга. Не стоит путать с эротикой и мангой жанра Этти (легкой эротикой). (яп. 変態) и похож скорее на классические женские романы, где весь сюжет вращается вокруг нехитрых отношений. В данной работе не будут приниматься во внимание жанры «манга для взрослых», потому как в подобной манга понятие сюжета и раскрытия темы персонажей и символов не является актуальной и, следственно, не может быть нам полезно для данного исследования.

По сути манга, как тип популярной литературы отражает основные стремления и желания эпохи. И в манга в частности это проявляется в жанрах и тематическом наборе. В силу того, что манга является коммерческим продуктом, любая тематика так или иначе проходит проверку потребителя. Если тема удачная и продажи высоки – вероятность повторного появления темы или расширения, заимствования темы авторами весьма высока. Можно сказать, что сюжетное многообразие зависит от искусства автора и его фантазии и реакции публики. С начала отсчета «новой манга» сюжетный, жанровый и тематический набор постоянно ширится. В последние десятилетия он включает множество сюжетных вариаций, как бытовых и повседневных, так и фантастических (от офисной жизни, до спортивной манга, детально передающей спортивные соревнования. И от магических похождений в других мирах до манга про домохозяйку и ее каждодневные заботы).

Подобно другим жанрам литературы манга сочетает в себе элементы различных жанров одновременно. И разделяется она чаще всего (компаниями и исследователями) по половозрастному характеру. Однако для более детального понимания и разбора на подгруппы по тематикам нужно воспользоваться неофициальным методом. В фанатской среде и на порталах агрегаторах манга, сосредоточенных в интернете устоялся тематический словарь, содержащий значительно больше жанров, которые позволяют систематизировать наименования не только по половозрастной, но и по тематической составляющей. Помимо указанных выше официальных маркеров ныне существует более двух десятков жанров, которые не являются официальной градацией, но значительно упрощают поиски или же описание заглавия. Например, жанр «школа» дает понять, что основным местом действия будет учебное заведение, а действующими лицами – соответственно школьники. Жанр «повседневность» предполагает сюжет на бытовые или темы, связанные с окружающей действительностью. Эти жанры не являются официальной градацией и на сайтах компаний-производителей, а так же в ежегодных рейтингах не отражаются и обычно используются вместе и играют роль тэгов. Используя эти тэги можно быстрее сориентироваться в смысловом наполнении манга не читая ее, пользуясь этим как библиографическим описанием —Подобного рода обозначения и идентификация поможет нам в дальнейшей части работы при составлении характеристики манга.. Данная систематика используется подобно тематической карте. Изучив тэги можно примерно представить себе о чем будет идти речь в манга.

На волне популярности манга к 90-м годам признанием этого типа литературы полноправным и равноценным остальным стала появление в формате манга полного сборника «истории Японии» и ряда других фундаментальных работ, которые официально получили разрешение на использование в учебных целях. —[13, p. 30] В таком же формате впоследствии стали появляться литературные произведения различных эпох и наций и далеко не только азиатского региона. Примером таких произведений можно считать китайский роман «Путешествие на запад» (кит. 西遊記), после чего было создано множество вариантов манга на его основе и по сюжету романа. Из европейской классики можно привести в качестве примера «Божественную комедию» Данте Алигиери. Оба памятника печатались в максимально приближенном к оригиналу виде, что позволяет назвать их иллюстрированным, или графическим романом. В такой же манере была напечатана и Библия, изданная в виде манга. Это пятитомное издание, включающее Ветхий и Новый заветы опять же в приближенной к оригиналу версии. Эта манга будет детально разбираться далее.

Подводя промежуточный итог, стоит обобщить, что манга с 19 века видоизменилась глобально, но во многом сохранила аутентичные черты и особенности. Изменения в течение почти полутора веков коснулись компоновки и модели построения повествования. Манга из бессловесного предмета искусства (манга Хокусая), рассчитанного на подготовленного читателя с основной идеей повествования скрытой в самом изображении трансформировалась в графический роман рассчитанный на широкий круг читателей, не требующий особых навыков при чтении и опирающийся в равной степени на текст и изображение. Технически манга сохранила черты и принципы с начала 20 века, это дешевая машинная печать, ныне в большинстве своем черно-белая. С точки зрения сюжетов манга сохранила многие тенденции и мотивы на глобальном уровне ввиду сохранения приемственности поколений авторов и развития жанра беспрерывно. Но на микроуровне за счет заимствований западных идей и нововведений получила арсенал жанров (начиная с гендерного и возрастного маркера и заканчивая неофициальной градацией)  и тематического разнообразия, превосходящий западные аналоги. А по наполненности информацией полноценно заняла место графических рассказов и романов, что иллюстрирует создание манга на основе литературных памятников человечества.  Это же, и создание пособий на основе манга говорит о степени доверия манга и не ограничивает жанр рамками развлекательной литературы. Аудитория манга стала более сегментированной, но при этом каждый сегмент независимо и постоянно развивается.

2. КЛАССИФИКАЦИЯ МАНГА

Для того, чтобы начать искать ответ на вопрос о том, какие религиозные символы изображаются в манга сегодня, какой смысл и цель в это вкладывается и какими способами пользуются авторы, необходимо для начала определить, какие религии имеют репрезентацию и как подойти к вопросу о группировке и классификации манга для ее дальнейшего анализа.

Исследователи чаще всего опираются на 3 основные религии Японии – Синто, Буддизм (все школы и секты) и Христианство —[18, p. 15]. В действительности, большая часть авторов, так или иначе, ограничивает источники своих творений тремя каноническими религиями. Темы этих религий прослеживаются и в значительно более ранние периоды —Хокусай активно привлекал для своих работ сюжеты из народного фольклора или темы мифологии Синто, такие, как например «7 богов счастья».. Причины такого выбора кроются в вопросе о целесообразности изображения тех или иных символов и в культурном базисе и культурной среде в которой находились и находятся авторы. Манга времен Хокусая была рассчитана на подготовленного читателя —Е.С. Штейнер в свое время даже использовал термин «медленное чтение», как метод изучения работ автора. «Изучение» не как научный анализ, а как рассматривание и анализ с точки зрения читателя., то есть желающий «прочитать» и понять манга должен был обладать определенным багажом знаний в литературе, культуре и мифологии, как Японии, так и Китая. Хотя многие вещи для читателей того времени могли лежать на поверхности, многое было рассчитано на избирательного читателя. Буддизм и синто, а так же конфуцианство составляют не только религиозный, но и культурный базис японца. Основные традиции, ритуалы и атрибуты являются нормой и естественным порядком вещей в жизни, как читателя, так и автора. К примеру, алтари (и синтоистские и буддйские) стоят во многих домах, а рождение и похороны проходят по обрядам синто и буддизма. Христианство в Японию попало сравнительно поздно и на данный момент занимает сравнительно скромную позицию – около миллиона человек —[28, p. 15] при населении страны свыше 127 миллионов. Однако символы и идеи Христианства проявляются в творчестве авторов довольно часто. Но чаще всего в совершенно иной манере, нежели темы и символы синто и буддизма.

В современности тематический набор манга значительно расширился, а количество выпускаемых наименований в год отнюдь не сокращается. Вместе с тем количество манга, содержащей отсылки к религиям и мифам соответственно возросло, особенно на фоне общей тенденции перехода от жанра типа «меха», который был особенно популярен в конце 20 века к жанрам «фэнтэзи» и «мистика». В 21 веке манга, похожая на «Берсерк» —URL:https://www.ebookjapan.jp/ebj/27262/volume1/ (дата обращения 14.03) так же остается популярной и жанр сёнэн сохраняет позиции в манга и аниме, но в то же время на арену выходят такие названия, как «Волчица и пряности» (яп. 狼と香辛料) —URL:https://www.ebookjapan.jp/ebj/199369/ (дата обращения 13.03), «Атака Титанов» (яп. 進撃の巨人) и многим другим. Изобилие сюжетов, идей, символов и жанров современной манга ставит перед исследователем задачу по разграничению и упорядочению манга для дальнейших изысканий. Джольон Томас в своем труде приводит пример возможности разделения «религиозной манга», которую использовал историк и религовед Яманака Хироси. Он разделил манга на 4 категории:

В работе Томаса этот метод не является основополагающими, так как фокус его исследования сводится в меньшей степени к характеристике символов и манга, и в большей к анализу возможности восприятия религиозных тем или воссоздания неких религиозных ритуалов на основе манга. В частности для этого применяются опросы среди читателей по разным срезам, а так же обращение к высказываниям самих авторов о том, какую идею они вкладывали. В данной же работе речь идет типологизации и характеристике религиозных символов задействованных в разных жанрах манга. Данное исследование ставит одной из задач на основе созданной Яманака Хироси терминологии и типизации расширить типологический ряд на нерелигиозную манга и дать сравнительную характеристику использования символов религии в каждом из типов.

Данный типологический ряд дает возможность лишь примерно разграничить общий поток манга по категориям, хотя зачастую манга может подпадать под две и более из данных категории. Для более точного анализа необходимо ввести дополнительное деление.

Причиной для видоизменения и расширения существующей концепции полагается ее общность и не полное соответствие нынешнему положению дел. К примеру в данной работе рассматриваются на сколько возможно общие тренды, но сравнение напрямую, как равных во всем манга из категории «манга религиозных общин» и остальных категорий не вполне возможна ввиду того, что она разделяется не только идейно и композиционно, но и по аудитории. Такого рода манга производится не в больших издательствах (например, Коданся) и под их эгидой, а по инициативе религиозных групп. Как отмечают и исследователи и респонденты проведенного нами предварительного опроса, такого рода манга продается отдельно от остальных, а ввиду своей особой композиции она относится более к графическим романам и классической литературе. Кроме того затруднение вызывает стратификация еще и в контексте обращения к манга, насыщенной символами и темами из Синто, ввиду того, что эта религия не имеет четких канонов или писаний и встает вопрос выбора между двумя категориями («манга, использующая религиозный словарь» и «мистическая манга»). Однако обе категории не вполне отвечают запросам.

Виду этого категории нуждаются в доработке и пояснениях. Так категории «оккультная манга» и «манга использующая религиозный словарь» кажутся часто смежными и применимы к одному заглавию. Но это ошибочно. В данной работе под пунктом «задействует религиозный словарь» понимается манга, не являющаяся оккультной и написанная например на основе литературных произведений, исторических событий или включает в себя изображение и описание храмов, ритуалов и религиозно-ритуальной деятельности. Под этим термином будет пониматься манга, в сюжете которой описываются повседневные, обиходные события без фантастики и магии. —Примечательно, что для синто это снимает проблему лишь отчасти. Но для западной традиции такая категоризация будет применима.

Категория «Оккультная и мистическая манга» с другой стороны нуждается в стратификации и уточнении ввиду множественности подходов к использованию религиозных мотивов и символов у авторов. Необходимо ввести деление на:

и

В первом случае указанное используется так, как определяет религиозная традиция, то есть символы не оторваны от олицетворяемого понятия или имена принадлежат традиционному действующему лицу и несут первоначально заложенный смысл.

Во втором случае в манга символы одной (или нескольких) религий задействуются вне смысловой нагрузки, обычно вкладываемой в эти символы или задействованные вне контекста, то есть если использованные символы оторваны от того, что они олицетворяют или если они играют несвойственные им роли. Такое разделение важно так же не только для стратификации манга, но и в дальнейшем для работ, нацеленных на отражение реакции читателей на подобную манга. Искаженные символы не смогут дать читателю понимание ничего, кроме сюжета самой манга, даже если читатель знаком с оригиналом религиозного текста или мифа, например, если речь идет о синто.

Кроме того необходимо ввести пункты, по которым возможно будет сравнить манга и определить, как ее принадлежность к одной из групп, так и характерные черты, присущие данной группе (или направлению). Такими пунктами являются

Данный способ не являются полностью универсальным и исчерпывающим и как и модель, предлагаемая Яманака, дает лишь возможность приблизительного смыслового сравнения для дальнейшего исследования.

Рассмотрим отдельно каждую из групп.

Манга религиозных общин

Данный тип манга сложно сравнивать с другими группами в виду ряда особенностей, которые и определяют ее в этом качестве и облегчают исследователям задачу. Наименования, принадлежащие к данной группе, составляют меньшинство и создаются под эгидой или по заказу, а так же под влиянием определенной религиозной группы или секты. Примеры такой манга можно легко найти на сайтах этих групп, однако в отличие от популярной манга их проблематично найти на рядовых и популярных агрегаторах или фанатских сайтах, то есть эту мангу читатель не сможет прочесть случайно бороздя просторы интернета. Эта манга является таким же инструментом прозелитизма, как и лекции, передачи и многое другое. Разберем на конкретных примерах: манга «Нитирэн» (яп.日蓮) и «Догэн» (яп. 道元).

Манга «Догэн» это биография патриарха Дзэн и основателя одной из самых влиятельных на данный момент школ буддизма – Сото (яп.曹洞宗). Она состоит из 24 частей и повествует о жизни патриарха от момента рождения и становления, как монаха и заканчивается на моменте начала школы Сото. В конце манга Догэн еще жив, ему 44 года, он основал храм, который сегодня считается главным храмом секты – Эйхэйдзи (яп. 永平寺), современная префектура Фукуи.

В данной манга отсутствуют резкие переходы между изображениями, повествование ведется плавно и последовательно. Изображения четкие, ровные и спокойные. Геометрически правильные и прямые рамки обеспечивают постоянную скорость чтения. В то же время обилие и насыщенность текста делают манга наглядным пособием для чтения. Она не только дает представление о жизни и деятельности патриарха, но и подробно описывает и изображает его жизненный путь.

Сам Догэн на протяжении всего повествования имеет непоколебимое и спокойное выражение лица. Его фигура, равно как и все остальные подается максимально возможно для манга реалистично  - черты лица и пропорции тела соблюдаются, никаких свойственных манга жанра сёнэн комичных или эмоционально окрашенных гипертрофированных изображений. —Например как в манга «Триган»,  URL:https://www.mangazenkan.com/item/96127.html (дата обращения 13.04)

Весь сюжет, если так можно назвать поэтапное и подробное жизнеописание, строится только вокруг монашеской жизни (с момента вступления в монашество в начале манга), каждая сцена имеет смысловую нагрузку, все герои либо тоже монахи, либо учителя, либо призраки и боддхисатвы, но таких встреч на всю манга несколько. Отсутствуют переходные сцены, бытовые и отвлекающие от основной сюжетной линии.

Все действа проходят в монастырях, святых местах, храмах и помещениях, которые можно идентифицировать как храмовые. Все храмы и монастыри не только подписаны (показано название), но о каждом дается краткое описание.

Манга «Нитирэн» схожа с предыдущей по цели и модели, однако данную манга отличает более броский и публицистический стиль. Персонажи ведут себя менее сдержано, присутствует юмор, шутки и сцены смеющихся персонажей, что сказывается на изображении персонажей. В остальном же это такая же прозелитическая манга, продвигаемая организацией «Сока Гаккай» (яп. 創価学会) принадлежащей к новым буддийским объединениям. Секта —URL:https://www.sokanet.jp/info/gaiyo.html (дата обращения 09.04) была создана в середине 20 века и на данный момент имеет отделения по всему миру, включая США, Европу и даже Россию.

Касательно манга «Нитирен» - ее печать и продажа осуществляется директивно через магазины секты и обычные книжные магазины.

Все вышеперечисленное выводит эти манга за пределы рядовой и позволяет нам отнести их в группу «манга религиозных групп», а так же в группу «манга - религиозный текст», ввиду модели построения манга, а так же основной цели, которой является распространение знания в частности о Догэне. Эта манга имеет не только бесплатный свободный доступ (только на официальном сайте —URL:https://global.sotozen-net.or.jp/eng/library/comics/index.html (дата обращения 10.04)), но и перевод на английский, что расширяет аудиторию. С другой стороны эта манга не является массовой еще и в виду того, что чтобы ее прочесть, нужно знать о ее существовании и знать где ее искать. Это манга, которую исследователи, такие как Джозеф Ние —[12, p. 10] относят к инструментам «мягкой силы».

Манга действующая как религиозный текст

Данная типлологическая группа является одной из самых сложных к определению ввиду размытости границ понимания того, что может считаться религиозным текстом среди популярных и популистских развлекательных и обучающих комиксов, чем и является современная манга. В данной работе было решено относить к данной категории те заглавия манга, которые написаны на основе религиозных текстов или близки к канонам религий и повествуют максимально точно и объемно о той или тех религиях и традициях, которые выступают основными в данной манга. —Манга «Новый Завет» (англ. Messiah) , подходит в эту категорию, так как является манга-адаптацией основной священной книгой в Христианстве.

Христианская манга в Японии (а впоследствии и в мире) имеет место быть и подтверждение тому изданная в 2006 году Новый Завет в формате манга (яп. 新約聖書), в английской версии «Мессия». Хотя она не может позиционироваться как манга, продвигающая интересы определенной конфессии, так как основа для нее является достоянием мира и всех христиан, эта манга выпущена и напечатана при содействии «Японского Библейского общества» (яп. 日本聖書協会). Установить этот факт помог библиотечный международный номер ISBN —ISBN 978-4-8202-4266-6, давший возможность идентифицировать компанию издателя и партнеров.

Сама манга выполнена в цвете. В отличие от манга «Нитирэн», в данной работе (хотя и весьма умерено) использован инструментарий современной популярных комиксов. Например, переходы планов, крупные планы для выделения события, изменение угла обзора и чередование слайдов не только в горизонтально вертикальной расстановке ровных одинаковых кадров, а чередуя кадры разного размера и разной формы.

Манга следует по букве Нового завета фактически досконально, с различиями на небольшие адаптации монолога и повествования к диалогу. Добавление новых диалогов и отношений персонажей не является упрощением или отходом от канона, напротив, это подчеркивает иллюстративность манга и создает ощущение погружения в происходящее олицетворением Писания. Манга покрывает весь Новый завет от момента Явления ангела Марии, до Вознесения Спасителя. Текст и диалоги максимально соответствуют Новому завету, хотя необходимо помнить, что это адаптация. Манга подается максимально просто и понятно, в том виде, в котором манга не будет завиисма от возраста читателя.

В подобной форме выступает и манга «Будда» авторства Осаму Тедзука. Она выпускалась с 1972 года и имела 8 частей. Манга выполнена в сдержанной манере, в ней динамика развития сюжета и резкие действия не отвлекают от основного повествования. Присутствуют свойственные манере автора характерные черты персонажей, особенно второстепенные (округлость и диспропорция тела), однако основные персонажи проработаны детально. Повествование следует канонам – имена и события не являются набором имен и символов, а последовательно описывают жизнь принца Гаутама и его становление. В тоже время манга не является просто иллюстрированной биографией царевича до момента становления в качестве просветленного. Она изобилует сторонними сценами и даже сюжетами которые придают манга динамичности и делают ее живее и интереснее для читателя за счет разнообразности истории и отсутствия высокопарности и учительского тона, которым насыщена манга «Нитирэн». И кроме того, манга насыщена юмористическими зарисовками, кадрами, ситуациями и фразами, которые далеко не соответствуют классическому биографическому описанию, которому присущи научность и сухость. Примерами таких юмористических зарисовок могут быть появление самого Тедзука —2 глава манга в одной из первых глав (камео автора) и фраза в один из важных моментов метаний принца после осознания сложности устроения мира и встречи с учителем, он просит заполнить бассейн чернилами а на картинке один из персонажей спрашивает «не желает ли принц нарисовать манга»URL:http://kissmanga.com/Manga/Buddha/Vol-002-The-Four-Encounters-Ch-015--The-Rapids?id=152502#4 (дата обращения 10.04). Однако юмористичность и простота манга обманчива. Манга насыщена неприкрытыми реалиями жизни, которые могли по мнению автора окружать принца и сопровождать его на пути становления, это и сцены невероятной жестокости —Там же, и безапеляционное следвоание букве индийских правил разделения на касты, и голод и мор и болезни и многие другие моменты, которые насыщают повествование и создают картину жизнеописания.

Оккультная и мистическая манга

В группу оккультной манга можно включить весьма внушительный список. Она может вобрать в себя практически всю манга, чей основной сюжет строится вокруг мистических событий, персонажей или действий магического или подобного характера. Такая манга часто задействует символы христианства или синто, реже буддизма (в третьей главе это будет разобрано более подробно).

Пример – манга «Хэллсинг». (яп. ヘルシング). Основной сюжет манга строится вокруг трех персонажей: Интегры Хэллсинг (внучки ВанХеллсинга и, по совместительству, английского рыцаря), Алукарда —Алукард – палиндром имени Дракулы - древнего вампира, «запечатанного» дедом Интегры и поставленного на службу людям и третьего персонажа, случайного участника событий, лейтенанта полиции (и в скором времени вампира) Виктории Целес (яп. ビクトリア セレス). Примечательно, что в данной манга с особым вниманием и тщательностью подошли ко всем деталям. Основные места действия – Англия, поместье Хеллсинг и Лондон. Периодически в кадре появляется англиканский костел или католический собор. Леди Хэллсинг рыцарь англиканской церкви, о чем в манга периодически упоминается. Один или два раза она появляется в парадном облачении, с геральдическими символами и регалиями.  Главным оппонентом Алукарда в манга является отец Александр, католический священник, так же обладающий паранормальными способностями, использующий для экзорцизма Библию.

Манга насыщена символами, отсылающими к христианству, так как борьба с вампирами в европейской традиции – задача церкви и главные герои как раз последователи двух направлений. Подобная манга не является ни исключением, ни редкостью. И в случае изображения в аналогичной манга религиозных тем – вероятнее всего она будет относиться к группе «Комплексное использование символов».

Данного типа манга сложно назвать «манга религиозного текста» в силу того, что кроме религиозных мотивов, в такого рода заглавиях существуют и мистические, магические и оккультные символы и события. Они могут быть контрадикторными религиозным доктринам. В данной ситуации такими обстоятельствами выступают в визуальном и стилистическом аспекте «печати» —Изображение аналогично символу на руке персонажа на Рис. 2 в верхней части, которыми по сюжету скован Алукард и которые расположены на руках главного персонажа. Они ограничивают его силу, то есть в процессе он периодически взаимодействует с ними, а в остальное время они часто мелькают перед лицом читателя. Эти «печати» представляют из себя алхимические и мистические знаки – пентаграммы, которые в контексте его деятельности, а так же происхождения и принадлежности его хозяйки не укладываются в канон христианских символов.

Комплексное использование символов

Как и в случае с предыдущими группами, разделение на частичное и комплексное заимствование символов в манга так же не является самостоятельной группой и может вызывать вопросы пересечением с остальными. Однако эти группы дают базовое понимание того, как набирается, разделяется и используется набор символов и тем религиозного свойства в манга, там, где они нужны, и там где они оказались по воле сюжета.

Томас в своей работе так же приводил примеры —[18, p. 64] манга, в которой символы религий задействованы с искажением смысла, или же где религиозные темы используются исключительно ради целей сюжета. Однако в данной работе мы подразделяем две категории, и отличительной особенностью первой категории является возможность сходства манга из данной группы с манга из группы «религиозный текст», ввиду того что комплексное использование символов может быть воспринято, как аллюзии на религиозную традицию. То есть стать некими мостами, ведущими от развлекательной манга к рассказу о религии, что является одной из важных отличительных черт группы «манга, выступающая как религиозный текст».

Следующая же категория отличается от данной тем, что в основном заимствуется некоторые символы без отсылок и коннотаций с религиями донорами. При этом чаще всего символы (персоналии, имена, атрибуты) исполняют совершенно несвойственные им роли и связаны или используются одновременно с другими религиозными символами.

В качестве примера для категории «комплексного заимствования символов» можно привести два заглавия подходящих для этой категории «Святые отроки» —Данная манга официально не переводилась на русский язык и такое название манга получила в русском интернете. Формально в русском языке «отроками» называют молодых людей до 14 лет, что не соответствует каноничному возрасту прообраза персонажей. (англ. Saint Young Men), манга от 2006 года, авторства Накамура Хикару и манга 2011 года, популярную и по нынешний момент – «Приятно познакомиться, бог» (яп. 神様はじめました).

Манга «Святые Отроки» повествует о каникулах двух священных персон для Буддизма и Христианства – Будды Шакьямуни и Иисуса Христа. Однако в данной манга они выступают совершенно «очеловеченными». Два святых, устав от работы на небесах спускаются на отпуск в Японию, где просто весело проводят время. Они наслаждаются едой (в одной из сцен Будда даже заявляет, что он «устал от долгого поста» —URL:http://readmanga.me/saint_young_men/vol1/1?mtr=#page=4  (дата обращения 11.05)). Оба персонажа имеют свой характер, не свойственный каноничному образу – Будда сдержанный и экономный, Иисус же не скупится на легкие покупки в магазине (за что Будда почти срывается на соседа) а так же ведет свой блог в интернете. Вообще персонажи во всю пользуются дарами 21 века, начиная с еды из комбини и поездов и заканчивая интернетом. Манга по сути состоит из аллюзий на каноничные ситуации. Джольон Томас обратил внимание на одну —[18, p. 65] из них на первой же странице манга, где Будда возлежит в позе, которая похожа на позу «паринирваны» —Приложение 1. Рис 1, каноничного изображения одного из важных моментов жизни Будды. Он спит и его окружают птицы, но в момент его пробуждения он, прогоняя птиц, восклицает «Хоттоке!»  (яп.ほっとけ), что значит примерно «отстаньте!» (это слово созвучно с японским словом «Будда» - Хотокэ (яп. 仏)). В этот момент в комнате появляется Иисус и спрашивает соседа «Только лишь потому, что ты Будда?» (яп. 仏なだけに?). Это пример шутки построенной на аллюзиях и игре слов и в целом можно сказать что манга построена на шутках и «гэгах», не зависимо это ситуативные и бытовые шутки или аллюзии на религиозные темы и ситуации, коих тоже не мало. Примечательным фактом является, что автор постоянно вставляет отсылки к Осаму Тедзука, его работам и работе «Будда» в частности. Отсылки часто носят хвалебный или лестных характер и похожи на реверанс ученика к учителю.

Игра слов в названии второго отражает всю суть и весь сюжет. はじめました может переводиться с японского, как чуть измененная форма от «приятно познакомиться», но в то же время может быть воспринята, как глагол «начинаться в форме прошедшего времени» или «впервые» - 初めました. По сюжету девушка Нанами начинает служить при синтоистском святилище бога земли и получает от него силу богини. С этого и начинаются ее приключения в мире духов и божеств. Манга насыщена каноничными синтоистскими символами, атрибутами и божествами. Например, путешествует главная героиня в повозке, напоминающей микоси (яп. 神輿) – традиционный переносной алтарь, который задействуется в ритуалах и священных действах синто. Убранство храма, в котором служит Нанами изображено максимально точно, однако сам храм вымышленный и реального аналога не имеет. В манга присутствуют и реально существующие и почитаемые места, в частности храм в Идзумо, который считается старейшим и одним из главных синтоистских святилищь Японии. По сюжету манга там собираются на совет все главные боги страны. В действительности, храм в Идзумо является одним из центральных храмов в Синто.

Тематическая составляющая так же изобилует именами и персоналиями, которые так же встречаются в пантеоне синтоистских божеств. В частности в одной из частей манга появляется персонаж, который ведет себя как Дайкоку (яп. 大黒) —Божество покровитель крестьян и плодородия. Изображается с молотом, способным исполнить желание просящего. Божество китайского, а до этого индийского происхождения, где имел имя «Маха Кала». Во всех языках его имя значит «Большой черный», он получает от Нанами утерянный ранее молот изобилия и председательствует на совете духов, являя себя вышестоящим божеством. Так же в повествовании фигурируют тэнгу (для них выделен целый отрезок сюжета и подробное описание), духи и ёкаи разной степени известности (основной – хранитель Нанами – девятихвостый лис).  Данную манга формально нельзя назвать «религиозным текстом» при всем обилие символов и божеств ввиду того, что основной сюжет строится не вокруг служения главной героини в качестве богини и не ее обязанностей или же вообще синтоистских обрядов, а вокруг ее приключений и путешествий, как в мире людей так и в мире божеств и духов. В целом эту (и аналогичные) манга можно действительно характеризовать, как манга вводящие читателя в мир религии через использование соответствующих символов, терминов и тематических компиляций в ненавязчивой и игровой манере. Важно отметить, что здесь идет речь не о «пробуждении в человеке веры» или передачи сакральных знаний, а о вовлечении в среду через привнесение базовых точечных фактов, которые могут направить читателя на дальнейшее изучение вопроса.

Использование только символов

В данную подкатегорию попадает манга, которая использует символы религий (а так же мифов разных стран) и основные их сюжеты - имена и персоналии - в ключе, не совпадающим с каноничным. То есть заимствование внешнего без внутреннего, символа без смысла (или с минимальным наполнением, для придания жизнеспособности самому символу). Чаще всего такое заимствование нужно исключительно в художественных целях и очень часто символы, имена и образы при переносе в новую среду теряют первоначальное значение.

Дла примера можно привести для этой категории серию манга с аниме экранизаций – «Сатана на подработке» —URL:http://readmanga.me/neon_genesis_evangelion (дата обращения 11.05) (яп.はたらく魔王さま!).

В данной манга действующие лица это пришедшие из другого мира демоны и герои. В своем мире они сильны и обладают магией, попав на землю они потеряли почти все магические способности и теперь вынуждены терпеть друг друга и изредка устраивать сражения с разрушениями в центре Токио. Главные герои – главарь и темный лорд, повелитель демонов и сатана – Мао. В манга изображен мальчиком неопределенного школьного возраста, который подрабатывает в ресторане быстрого питания для того, чтобы платить за еду и жилье. Интересным являются факты использования имен. Один из второстепенных персонажей – Люцифер. Подручный и генерал армии темного лорда, ныне эмо-подросток и продвинутый пользователь интернета. От образа люцифера –  крылья за спиной и способность летать, а так же маленькая ремарка о том, что он падший ангел при первом появлении.

Манга же подобная «Путешествию на Запад» или иллюстрированная «Повесть о Гэндзи» (яп. 源氏物語) несут в себе множество изображений храмов, ритуалов и тем, связанных с буддизмом места и времени, описанном в повествовании. Однако не стоит путать это изображение с современными тенденциями, ввиду того, что в данном контексте данные символы и темы являются отражением эпохи и событий и являются антуражем и естественным участником событий. Это является важным ввиду того, что и в современной манга существует подобное явление имеющие две вариации. Первая – изображение исторических событий, и в таком контексте изображается монастырь храм или монахи, в зависимости от изображаемой эпохи и страны. Вторая ситуация – изображение традиционных действий, связанных в первую очередь с циклом года в синтоистской и буддийской традиции, такие как поход в храм в первый день года и другие праздники и действия.

3.АНАЛИЗ И ХАРАКТЕРИСТИКА МАНГА

Описанный в главе 2 метод классификации и критерии сравнения позволили провести отбор и последующий анализ манга из рейтинговых списков, в первую очередь – известной интернет компании —URL:http://www.ebookjapan.jp/ebj/content/ranking/uriage (дата обращения 11.04), занимающейся продажей манга и другой печати, и указанного агрегатора манга —URL:www.mangazenkan.com (дата обращения 15.04). Результатом анализа стала таблица, указанная в Приложении.

При отборе было рассмотрено свыше 2000 —Точную цифру назвать затруднительно, ввиду того, что многие наименования на обоих сайтах перекликались, но далеко не все. наименований на предмет соответствия критериям (наличия религиозных символов и мотивов). Отбор производился последовательно: от самых популярных позиций до низов списков по каждому году до 2013. В рейтинги входит манга из всех жанров, получившая популярность в рамках каждого расчетного года, однако это не значит, что эти заглавия обязательно созданы в данном году. Это позволило сделать более глубокий срез и установить, что популярность и спрос могут сохранять заглавия, начавшие выпускаться более 20 лет назад.

В сухом остатке получилось 55 заглавий, которые и были подвергнуты анализу. Среди них наличествуют все три целевые религии: синто (в таблице голубой цвет), буддизм (золотой) и христианство (зеленый).

Если говорить о половозрастном соотношении, было установлено, что в значительной степени жанр «сёнэн» перевешивает жанр «сёдзё» (31 к 11). Отличие «сёнэн» и «сэйнэн» (8 заглавий) в первую очередь заключается в большей откровенности событий повествования и в целом второй является идейным продолжателем первого, что позволяет относить их к одной группе.

Большая и подавляющая часть наименований принадлежит к группе «оккультной и мистической» манга. Таких заглавий всего по обеим подгруппам 43 и в каждом из них символы и темы религий сопряжены напрямую с мифологическими и мистическими элементами и символами,  или основное действие манга сопряжено с мистическими действиями.

Из них к подразделу «комплексного использования символов» относятся 16 заглавий. Если говорить о количественном разделении внутри подгруппы то синто занимает лидирующие позиции – к нему относится 10 из 16 манга. На христианство и буддизм приходится по 3 заглавия.

В данный раздел попала манга, в которой символы религий использовались контекстуально. Например, в манга «Стигмата» (яп. スティグマー) Ватикан и папский престол являются главными объектами действия и места действия. Облачения и архитектура изображены достоверно – кроме классической католической сутаны —Приложение 1. Рис 2, носимой персонажами, присутствуют изображения иерархов церкви. В манга уделяется большое внимание и символике: кроме креста, как основного символа христианства на ряде изображений присутствует Хризма —Там же внизу рисунка – монограмма из первых букв имени Иисуса Христа в греческом алфавите (Хи и Ро). Кресты так же занимают лишь места, согласующиеся с традицией (у прихожан, на Библиях падрэ, шпилях соборов). Но при этом отнести ее в группы «манга религиозный текст» или «манга религиозных сообществ» нельзя по ряду причин. Во первых, основной сюжет манга мистический и строится вокруг борьбы с нечистью военными и магическими способами. Один из основных персонажей получает имя «всадник апокалипсиса», а святые отцы периодически превращаются в звероподобных мистических существ.

К манга, содержащей синтоистские темы в данной категории относится, например «кошачьи прихоти» (яп. にゃんこい). В данной манга изображается одно из верования японцев – культ кошек. Главный герой страдает от аллергии на кошек и в начале повествования ненароком разрушает статую божества в кумирне у дороги, покровителя кошек и получает способность слышать кошек. Теперь он обязан совершить 100 добрых дел по отношению к кошкам, чтобы загладить вину, в противном случае ему уготовано превращение в кошку. В самой манга мистика сконцентрирована вокруг кошек и способности взаимодействия главного персонажа с ними. Периодически фокус и место действия переключаются на святилище, рядом с которым и находится дзидзо (статуя кошки) и которое можно предположить исходя из этого – посвящено кошкам. В манга нет прямых указаний на город или местность, в котором происходят действия, то есть идентифицировать или найти образец святилища невозможно. Прообразом храма в манга может быть существующий в реальности храм Готоку-дзи (яп. 豪徳寺) , находящийся в Токио в районе Сэтагая (яп. 世田谷). Это единственный в Токио храм посвященный кошке.

Буддизм в данной категории представлен манга «Хладнокровный Ходзуки» (яп. 鬼灯の冷徹). Манга в комедийной форме повествует о жизни демона в буддийском аду, получившего работу помощника властителя ада. Эмма (яп. 閻魔) в данной манга —Рис. 3 нарисован согласно каноническому —Рис. 4 изображению: суровый, с черной густой бородой, отвисшими мочками ушей и в коронообразном головном уборе с кандзи «царь» (яп. 王) по центру. Хотя данная манга и является комедийной, она на всем своем протяжении повествует о жизни ада и жизни в аду. Зачастую случаются сцены суда над грешником, попавшим в ад, как например суд над фетишистом. Однако если читать данную манга постоянно, то в совокупности с демонами и существами (похожими на классических ёкаев) читатель получает набор основных знаний (даже если читатель не осведомлен в этой теме) и понимание основных мотивов, связанных с буддийским адом. Дополняется багаж знаний читателя в омакэ (яп. おまけ) – дополнении к основному тексту произведения. В данном случае в таких бонусных страницах часто дополняются или поясняются события, описанные в главе. Например, в главе, где персонажи чистили берег реки Сандзу (яп. 三途の川),  в конце дается ее значение в схематической форме и ее «функционал».

К подгруппе «манга частично использующая символы» относится  27 заглавий. Из них 2 относятся к заглавиям смешанного характера – в них задействуются элементы, принадлежащие разным религиозным традициям.

Например, в манга «Юна из гостиницы Юраги» изображаются в лице главных героев –  ёкаев —Монстры и мифические существа, пришедшие в литературу из японского фольклора и связанных с синто поверий. (домовой, демон, бог кошка (нэкомата) и другие). Кроме них главными героями являются девушка дух, и парень-экзорцист.

Из буддийской иконографии в данной манга присутствует, как и в манга, описанной выше, будда Эмма (яп. 閻魔), властитель подземного мира. Он изображен в стиле близким к традиционному: с бородой, суровым выражением лица и в головном уборе с кандзи на лбу. Он также изображен в окружении демонов-они (яп. 鬼), аналога западных демонов, встречающихся как в коннотации с буддийскими, так и синтоистскими мотивами. Кроме того в манга несколько раз появляются монахи экзорцисты.

К той же категории относится и манга «по слову божества» – в нем потусторонние силы играют с участниками в игру на выживание, и в качестве инструментов используется кукла дарума. Но кроме нее в игру вступают ожившее огромное изваяние манэки-нэко и другие предметы. В названии слово «божество» написано японским кандзи «ками» (яп. 神), которое относится к синто и может обозначать не только божества пантеона, но и практически любую потустороннюю силу. Это показывает, что манга имеет скорее мистический характер и дарума на обложке является скореедополнением, нежели актором.

Синто в данной категории занимает больше всех позиций – 16. 5 из них относятся к жанру «сёдзё» и демонстрируют любопытную тенденцию, которая наталкивает на мысль о заимствовании идей авторов друг у друга. В рейтингах было обнаружено 5 заглавий, крайне похожих на «Приятно познакомиться, бог», но выпущенных другими компаниями и позже. Символический и тематический набор схожи в основных местах, но символический набор значительно беднее, нежели у последнего заглавия (отсутствуют отсылки к божествам и местам) и ограничиваются только главным персонажем – ёкаем.

В целом отличительной особенностью группы «манга частично использующей символы религий» является отсутствие или слабая выраженность религиозного базиса, на основе которого строятся образы или повествование. Это касается не только манга на основе синто, но и заглавий содержащих буддийские и христианские мотивы.

В популярной и по сей день, манга «Усио и Тора» выпущенной еще в 1990-ом году, основное повествование строится вокруг двух персонажей. Первый мальчик Усио, владеющий магическим «звериным» копьем, способным убивать ёкаев. Второй мистическое существо, ёкай без четкого прообраза, напоминающего китайского льва и демона молний – Торы (одно из имен персонажа, данное ему Усио при встрече). В течение всего повествования главные герои встречают и сражаются против различных мистических существ (ёкаев, они и других). Чаще всего это персонажи фольклорного характера, имеющие общее или приблизительное описание, такие, как аякаси  (яп. 妖) – предметы старины, ожившие и обретшие сознание от времени. Или же «они» – его описание есть в недавно созданном и пока еще не полном «словаре ёкаев» —URL:http://yokai.com/ (дата обращения 11.05)

«Энциклопедия ёкаев» это  сборник изображений, описаний и исторических корней мифических существ, которых автор – Мэтью Мэйер смог обнаружить в литературе, и искусстве, и после описать..

Это касается и манга, которая использует христианские символы. В частности, известная и популярная манга «Синий экзорцист» ( яп. 青の祓魔師). По сюжету героями выступают названный отец и два названных сына, проживающих в монастыре в одном из районов Токио. Отец католический священник, практикующий ритуалы экзорцизма —URL:http://catholicherald.co.uk/commentandblogs/2017/10/25/faqs-what-is-an-exorcism/ (дата обращения 10.04) и спасающий мир от демонов и сатаны. Также он член ордена «рыцарей синего креста», по сюжету принадлежащего к Ватикану. Этот орден является единственной защитой мира людей от бесчисленных демонов, угрожающих человечеству. В один из дней в одном из сыновей, по имени Рин пробуждается скрытая до поры, доставшаяся ему по рождению сила отца – сатаны. Он начинает видеть демонов, но названный отец наставляет его на путь истинный. Однако, отец погибает в схватке с «биологическим отцом» героя, что заставляет Рина пойти по стопам священника, чтобы отомстить за него и спасти все человечество.

Основные элементы в данной манга, которые отсылают к христианству, это внешний вид приемного отца главного героя – сутана, крест (он периодически используется – над входом в церковь и в ряде случаев), и один раз произнесенная форма экзорцизма, молитвенная. В дальнейших действиях наблюдается скорее ритуально магический комплекс – сила главного героя сокрыта в мече и запечатана не с помощью молитвы, а с помощью магии. Глава «школы экзорцизма» куда попадает герой в поисках силы после, так же подчеркивает четкой дихтомии добра и зла и выводит черно белое деление из манга, помогая понять, что демоны не обязательно «демонические» и могут быть экзорцистами и бороться против других – он тоже один из сильнейших демонов. Это нарушает каноническое христианское представление о мистических и мифических существах и демонах.

В остальных манга с христианскими символами – основным заимствованием являются основной символ христианства – крест, используемый не всегда по назначению и имена, зачастую присущие демоническим персоналиям. Так в манга «Вельзепуз» (англ. Beelzebub) главные герои – это громила школьник и сын владыки подземного мира, младенец Вельзевул —Библейский демон повелитель мух, посланный в мир расти и учиться злу у парня. Он обладает рядом сверхспособностей (одна из них – мушиные крылья) и имеет в услужении двух демонов, так же являющихся персонажами манга. Демоны выглядят как люди и ведут себя скорее комично и нелепо, нежели устрашающие и напоминают скорее просто иностранцев.

В подгруппу «манга использующая религиозный словарь» попала манга, в которой религия показана лишь некоторыми элементами, но при этом не имеет мистической наполненности. Сюрпризом стало небольшое число при выборке из рейтингов – всего 9 позиций. Из них 5 относятся к синто, одно заглавие у христианства и буддизма и одно представлено смесью буддийских и синтоистских символов.

Последнее любопытно тем, что отражает японскую действительность и даже повседневность. Сюжет строится вокруг целеустремленной девушки, поступивший в секцию нагината (яп. 薙刀) –  клуб по обучению владению длинным традиционным копьем. Все повествование вращается вокруг процесса обучения, но в процессе иногда проскакивают, как бы невзначай, синтоистский храм, куда ученицы приходят после тренировки просить помощи у богов —Рис. 5, после чего в кадре символично появляется живописный вид на город на фоне заката через тории.

Остальные заглавия так же представляют собой набор обиходных ритуалов.

В эту же категорию попало заглавие, повествующее о стремлении и борьбе молодого человека на пути борца сумо возжелавшего стать ёкодзуна (яп. 横綱) – главным сумоистом Японии. Данное заглавие попало в перечень ввиду того, что борьба сумо не является боевым искусством сродни каратэ или дзюдзюцу, но несет еще и глубоко религиозный смысл —[27, 10]

Манга, которую в данной подгруппе было решено отнести к христианским символам является «Волчица и пряности» (яп. 狼と香辛料). Отличительной особенностью данной манга является ее сюжетная и тематическая композиция. В ней присутствует мистика: главная героиня – оборотень, способная превращаться в огромного волка. Она же считается богиней в деревушке, с которой начинается повествование. Но если отбросить это обстоятельство, основные события, сюжетные повороты и главные пункты отнюдь не мистические и данное обстоятельство скорее дополняет его, нежели определяет. Церковь в данной манга выступает теневой стороной и противоборствующим социальным институтом, нежели религиозной организацией. Главный герой манга – простой странствующий торговец в Западной Европе позднего средневековья. Церковь показывается величественной, но корыстной и властной организацией. Однако, в повествовании она участвует косвенно и всего несколько раз, скорее представляя окружение.

Буддийские символы в данной группе представлены неожиданной находкой на дне в рейтинге – манга «Евразия 1274», события которой разворачиваются во время вторжения монголов в Японию. К буддизму здесь отсылает персонаж, изображающий Нитирэна и храм с большой статуей будды —Рис. 6. По внешним признакам будды Шакьямуни (в классическом прочтении —Рис. 7) – статуя сидящего будды, жесты рук соответствуют «абхая мудра» (санскр.अभय, абхая) – жесту бесстрашия.

В целом же можно сказать, что по результатам текущего исследования говорить о распространении религиозных концептов или продвижении канонических религий затруднительно. Из 55 наименований всего 2 претендуют на возможность репрезентации через набор тем и символов религиозных концептов и небольшого количества базовых понятий. Остальные же в той или иной степени могут дать читателю инструментарий для дальнейших поисков, но, по сравнению с тематической наполненностью манга, относящихся к группе «манга религиозных сообществ», все же не может сравниться. Основной тенденцией изображения религиозных символов и тем в современной популярной манга является использование каноничных символов в целях, обслуживающих нужды сюжета повествования, то есть обустройство и выборочное использование для обеспечения атмосферы (как в «стигмата») или смысловой увязки, как в манга «Судьба», где главные действующие лица носят имена легендарных исторических и литературных персонажей, а действо называется «битвой за святой грааль»). То есть зачастую христианские символы (крест) утрачивают свое основное значение и используются как декорация.

Изображение синтоистских тем ограничивается в массе мифами, ёкаями и божествами. Последних редко удается идентифицировать и соотнести с прототипом.

Буддизм зачастую репрезентуется архитектурной и эстетической стороной (ритуалы, образ монахов  и храмовых комплексов).

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

По итогам данного исследования удалось определить, что в современной манга, то есть в манга, созданной и выпущенной после 1945 года, действительно присутствуют и активно задействуются темы и символы, которые можно отнести к одной из наиболее представленных в манга и в целом религий Японии, таких как Синто, Буддизм и Христианство. Однако по результатам количественного и качественного анализа основного источника, выбранного для данного исследования количественный состав манга, содержащей подобные символы не превышает приблизительно 3,6 процента (при условии выборки 55 манга из 1500+ заглавий).

Выбор рейтинговых списков, в качестве основного источника сведений о современной манга оправдал себя, однако создал дополнительные вопросы. Основное преимущество источника может являться его слабостью. По итогам анализа мы предполагаем, что при изменении подхода и использовании в качестве источников тематических альманахов манга (сёдзё, сёнэн и сэйнен журналы), в которых выпускается антология наименований, которая будут выпущены в ближайшее время в продажу, могут быть получены дополнительные сведения. Например, может измениться количественное соотношение заглавий относящихся к разным религиям по отношению религий друг к другу и незначительно измениться процентное соотношение. С другой стороны мы предполагаем, что качественно соотношение практически не изменится.

По результатам анализа не было выявлено значительной корреляции между наличием религиозных тем в манга и половозростной градацией.

Однако в силу разницы в стилистике и фокусе манга жанров «сёнэн» и «сёдзё», изменяется и подход к репрезентации религиозных тем. В жанре «сёнэн» основной упор делается на сюжетную составляющую, в то время как в «сёдзе» на эмоциональную, то есть основной фокус манга это отношения персонажей. В таком контексте отмечается комплексное использование символов в первом жанре и более частое частичное использование мотивов во втором. Говорить об использовании манга в качестве инструмента воздействия или же продвижения канонических религий, темы и сюжеты которых были основной для данного исследования, также не приходится.

Результаты исследования так же демонстрируют тот факт, что за исключением группы «манга религиозных сообществ», остальные группы демонстрируют доминирование основного сюжета манга, независимо от подгруппы над религиозными темами, задействованными в повествовании. То есть использование религиозных тем, как вспомогательных элементов, или же использование их в качестве обстановки и обстоятельств для основного сюжета.

ЛИТЕРАТУРА

Литература на японском

  1. Исао С. Эдо но манга. / Токио, Коданся. 2003
  2. Яманака Х. Манга бунка но нака но сюукёу. / Токио, 1996

Литература на русском

  1. Берндт. Ж. Обсуждение дискурса о манге: позиционирование, двойственность, историчность (пер. с англ. Ю. Магера) // Манга в Японии и России: субкультура отаку, история и анатомия японского комикса / ред.- сост. Ю.А. Магера. – Москва, 2015
  2. .  Катасонова Е.Л. Манга и национальная художественная традиция // Манга в Японии и России: субкультура отаку, история и анатомия японского комикса / ред.- сост. Ю.А.Магера. –Москва, 2015
  3. Магуро Ю. Анатомия манга // Манга в Японии и России: субкультура отаку, история и анатомия японского комикса / ред.- сост. Ю.А.Магера. –Москва, 2015
  4. Минору С. Мир синто / Пер. с яп. и примеч. В.Еремина. Москва : Научная книга, 2001.
  5. Светлов Г.Е. Путь богов: (Синто в истории Японии). / Москва : Мысль, 1985.
  6. Накорчевский А.А. Синто // Центр "Петербургск. востоковедение". / С.-Петербург : Петербургское востоковедение, Санкт-Петербург, 2000.
  7. Светлов Г.Е. Путь богов: (Синто в истории Японии). / Москва : Мысль, 1985.
  8. Терентьев А.А. Определитель буддийских изображений =Buddhisticonographyidentificationguide. / С.-Петербург : Нартанг, 2004. - 302 с.
  9. Штейнер Е.С. «Манга Хокусая» и традиция китайско-японских книжек с картинками // Изотекст, сборник материалов 2 конференции исследователей рисованных историй 17-19 мая 2017 г. / сост. А.И. Кунин, Ю. Магера. – М.: Рос. Гос б-ка для молодежи, 2017

Литературанаанглийском

  1. Barker, M. Comics: ideology, power and the critics. / Manchester : Manchester univ.press, New York, cop. 1989.
  2. Bouissou J.-M. Manga: A Historical Overview // MANGA An Anthology of Global and Cultural Perspectives / под ред. T. Johnson-Woods. New York: The Continuum International Publishing Group Inc, 2010.
  3. Bryce M. & Davis J. An Overview of Manga Genres// MANGA An Anthology of Global and Cultural Perspectives / под ред. T. Johnson-Woods. New York: The Continuum International Publishing Group Inc, 2010
  4. Cohn N. Japanese Visual Language: The Structure of Manga// MANGA An Anthology of Global and Cultural Perspectives / под ред. T. Johnson-Woods. New York: The Continuum International Publishing Group Inc, 2010.
  5. Drummond-Mathews A. What Boys Will Be: A Study of Shonen Manga// MANGA An Anthology of Global and Cultural Perspectives / под ред. T. Johnson-Woods. New York: The Continuum International Publishing Group Inc, 2010.
  6. Irie, T. & Aoyama S. Buddhist images; / Transl.by Thomas I.Elliott. 12.ed. Higashiosaka : Hoikusha, 1999. - 136С. -Пер.сяп.
  7. Jolyon Baraka Thomas. Drawing on Tradition: manga anime and religion in contemporary Japan. Honolulu. University of Hawaii press. 2013
  8. Jacobs D. Graphic encounters: Comics and the sponsorship of multimodal literacy / New York; London; New Delhi : Bloomsbury Academic, 2013. - VII, 230С.
  9. Mason J.W.T. The cleaning of Shinto: The Primaval foundation of creative spirit in modern Japan / New York : Dutton, cop. 1935. - 252 С.
  10. Matsunaga, Alicia The Buddhist concept of hell / By Daigan and Alicia Matsunaga. - New York : Philosophical library, cop. 1972. - 152С.
  11. McArthur, M. Reading Buddhist art: An illustrated guide to Buddhist signs and symbols: With 304 illustrations /. - London : Thames and Hudson, 2002.
  12. McLelland M. The “Beautiful Boy” in Japanese Girls’ Manga// MANGA An Anthology of Global and Cultural Perspectives / под ред. T. Johnson-Woods. New York: The Continuum International Publishing Group Inc, 2010.
  13. Petersen, Robert S. Comics, manga, and graphic novels: A history of graphic narratives / Robert S. Petersen. - Santa Barbara (Calif.); Denver (Col.); Oxford : Praeger, cop.2011. - XXII, 274С.
  14. Prough J. Shojo Manga in Japan and Abroad// MANGA An Anthology of Global and Cultural Perspectives / под ред. T. Johnson-Woods. New York: The Continuum International Publishing Group Inc, 2010.
  15. Ryusen M. Buddhist paintings: Japanese national treasures: restored copies by. / Tokyo : Kosei publ.co., 1981. - 127 С.
  16. Richard light & Louise Kinniard appeasing the Gods: Shinto sumo and “true” Japanese spirit // With God on their side. Edited by Tara magdalinsky and Timothy J.L. Chandler., New York 2002
  17. Reader I. and Tanabe G. J. Tanabe, Jr.,  Practically Religious: Worldly Benefits and the Common Religion of Japan / Honolulu : University of Hawaii Press 1998
  18. Schodt F. Manga! Manga!: The world of Japanese comics /подред. Osamu Tezuka. Tokyo; New York; London : Kodansha international, 1986 (вып.дан. 2000). - 260С.

Интернет-источники

  1. URL:http://www.ebookjapan.jp/ebj/content/ranking/uriage/ (дата обращения 15.04)
  2. URL:https://www.mangazenkan.com/ranking/2017/yearly.html (дата обращения (10.04)
  3. URL:https://www.sokanet.jp/info/gaiyo.html (дата обращения (10.04)

ПРИЛОЖЕНИЕ 1. ИЛЛЮСТРАЦИИ.

Рис. 1 – парининирвана

source-http://readmanga.me

Рис. 2 – Хризма, кардинал

Source http://readmanga.me

Рис. 3 –Эммаманга

source-http://readmanga.me

Рис. 4 – Эмма традиция

Source - Терентьев А.А. Определитель буддийских изображений

Рис. 5 – манга « Асахинагу»

source-http://readmanga.me

Рис. 6 – Будда из манга «1274»

source-http://kissmanga.me

Рис. 7 - Будда

ПРИЛОЖЕНИЕ 2.

Манга

少年

青年

少女

оккультная и мистическая

словарь

Религиозный текст

 

 

 

 

комплексное

только символы

 

 

 

Asahinagu  |あさひなぐ (2011)

1

 

 

 

 

1 С / Б

 

YuYu Hakusho /幽遊白書

1

 

 

 

 

 

 

Синий экзорцист /青の祓魔師

1

 

 

 

отец героя - падрэ

 

 

ТетрадьдружбыНацумэ | Natsume’s Book of Friends

 

 

1

 

 

 

 

うしおととら/ Ushio to Tora

1

 

 

 

С

 

 

СумоХиномару | Sumo of the Rising Sun

1

 

 

 

 

 

 

よつばと/ Ёцуба

1

 

 

 

 

 

 

神様はじめました 

 

 

1

 

 

 

возможно

ゆらぎ荘の幽奈さん | Юна-сан из гостиницы Юраги

 

1

 

 

1 С / Б

 

 

犬夜叉 / InuYasha

1

 

 

 

1 С

 

 

Хладнокровный Ходзуки |鬼灯の冷徹

 

1

 

 

 

 

возможно

BLEACH

1

 

 

 

 

 

 

神さまの言うとおり弐

 

1

 

 

 

 

 

клэймор

 

1

 

 

 

 

 

オオカミ少女と黒王子

 

 

1

 

 

 

 

Momochi-san Chi no Ayakashi Ouji

 

 

1

 

ёкаи аякаси

 

 

Koyoi, Kimi to Kiss no Chigiri o

 

 

1

 

ёкай

 

 

Kami-sama It's hard for me to go /神様は生きるのがつらい

 

 

1

 

ёкай

 

 

恋と怪モノと生徒会

 

 

1

 

ёкай хранитель

 

 

ノラガミ/ Noragami

1

 

 

 

 

 

 

Barrier Master | Kekkaishi結界師

1

 

 

экзорцизм

 

 

 

聖☆おにいさん

 

 

 

Персонажи

 

 

 

Hellsing

 

1

 

Храмы, симв

 

 

 

となりの怪物くん

 

 

 

 

 

походы в храм

 

DEATH NOTE

1

 

 

 

Х / С

 

 

Вельзепуз / Beelzebub

1

 

 

 

Имена

 

 

Rosario to Vampire

 

 

1

 

символы

 

 

狼と香辛料 / волчица и пряности

1

 

 

 

 

церковь опонент

 

Когда плачут цикады

 

1

 

богиня

 

 

 

Вассалорд / Vassalord

 

 

1

 

Х. символы

 

 

Судьба/Ночь схватки:

1

 

 

 

Х. имена

 

 

Последний Серафим / Owari no Seraph

1

 

 

 

Х. симв.

 

 

Скажи: «Я люблю тебя» / Suki tte Ii na yo.

 

 

1

 

 

初詣

 

Дитячудовища / Bakemono no Ko

1

 

 

 

ёкаи

 

 

Счастья вашему дому! |  Omairi Desu Yo!

 

1

 

 

 

 

 

Okitsune-sama wa Tawamuretai

 

 

1

 

ёкай

 

 

Shinigami ni Totsugu Hi

1

 

 

 

 

 

 

つぐもも

1

 

 

 

аякаси

 

 

ゲートセブン

1

 

 

Храм в Кобэ

 

 

 

スティグマータ  / Стигмата

1

 

 

Рим воен. орг.

 

 

 

新妹魔王の契約者 /  По велению адской сестры

1

 

 

 

крест у вт. героя

 

 

魔技科の剣士と召喚魔王

1

 

 

 

эклектика

 

 

Ayashi-ya

1

 

 

 

 

 

 

Сестрица — кошка. / Neko Ane.

1

 

 

 

 

 

 

Кошачьи прихоти |にゃんこい!

1

 

 

 

 

 

 

Пожиратель богов |  KamiGurai

1

 

 

 

 

 

 

繰繰れ!コックリさん/Повторяю! Коккури-сан

1

 

 

 

 

 

 

Ah My Buddha | Amaenaideyo

1

 

 

мест. Соб. - монастырь

 

 

 

獄堂霊界通信/Jigokudo Reikai Tsushin / корридор  в ад

 

1

 

талисманы и духи

 

 

 

LOST ANGEL-失楽天使

1

 

 

Люцифер

 

 

 

神様!仏様!きつね様

1

 

 

 

 

 

 

Eurasia 1217

1

 

 

 

 

 

 

 

31

8

11

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Смешанные символы

 

 

 

 

 

 

 

Христианство

 

 

 

 

 

 

 

Синто

 

 

 

 

 

 

 

Буддизм

 

 

 

 

 

 

 




Похожие работы, которые могут быть Вам интерестны.

1. Изображение персонифицированной Смерти в «Богемском пахаре»

2. Влияние культовых религиозных движений

3. ИСТОРИЯ НОВОЙ ЯПОНСКОЙ ПОЭЗИИ В ОЧЕРКАХ И ЛИТЕРАТУРНЫХ ПОРТРЕТАХ

4. Значение религиозных аспектов в становлении и развитии 54 американской внешнеполитической парадигмы

5. Отражение русско-японской войны на страницах периодических изданий начала XX века.

6. Роль йеменских племён, кланов и религиозных групп в йеменской гражданской войне

7. Вампир как персонаж японской анимации 1980-2000-х годов в контексте гибридизации культур

8. ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ТРУДА РАБОТНИКОВ РЕЛИГИОЗНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ. ПРОБЕЛЫ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ И ПУТИ ИХ УСТРАНЕНИЯ

9. Основные направления внешней политики Российской империи в годы русско-японской войны 1904г – 1905г

10. СОВРЕМЕННОЙ ФИРМЫ