Факторы, определяющие позицию политических партий при выборе модели регулирования проституции



ФЕДЕРАЛЬНОЕ  ГОСУДАРСТВЕННОЕ АВТОНОМНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ

«НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

«ВЫСШАЯ ШКОЛА ЭКОНОМИКИ»

Санкт-Петербургская школа социальных и гуманитарных наук

Расчупкин Максим Константинович

Факторы, определяющие позицию политических партий при выборе модели регулирования проституции

Проект выпускной квалификационной работы

по направлению подготовки 41.03.04 «Политология»

студента группы № БПТ 141 (образовательная программа «Политология»)

Научный руководитель

Кандидат социологических наук

__________(подпись)

Т.Л. Барандова

Санкт-Петербург 2018

Аннотация

В рамках данной работы была предпринята попытка выяснить, какие факторы влияют на принятие политическими партиями решения о поддержке той или иной модели регулирования проституции. Дан обзор исследований в сфере политического анализа, в том числе в рамках теории коалиций поддержки, а также исследований проституции в исторической перспективе. Проанализирована ретроспектива европейской политики в сфере регулирования проституции с конца 1990-х годов и сформулированы гипотезы о возможных факторах, влияющих на позицию партий. После сбора данных о позициях политических партий и анализа переменных подтверждены выводы предшествующих исследований о наличии негативного контроля партийной идеологии над возможными вариантами решений, без подтверждения наличия позитивного контроля. Помимо этого, установлена высокая значимость действующей в стране модели регулирования проституции и членства партии в Европейском Парламенте, а также установлена возможная связь между общественно значимыми убийствами, связанными с проституцией, и склонностью партий поддерживать введение обратной криминализации. В заключении формулируется совокупное представление о процессе принятия решений в этой сфере, а также обсуждаются перспективы дальнейших исследований.

Abstract

This paper attempts to determine factors that influence political parties’ position on certain models of prostitution regulation. Overview of policy analysis research is given, including Advocacy Coalition Framework, as well as historical perspective of prostitution research. Analysis of European prostitution policy since late 1990-s is given, and factors that may influence parties’ position are hypothesized. After the data gathering of parties’ positions and the variable analysis the conclusions of previous research are confirmed, with political ideology having negative control over parties’ options, without proof of positive control. Aside from that, the importance of status quo prostitution policy and European Parliament membership are established, as well as possible connection between notable prostitution murders and parties’ support for client criminalization. The conclusion summarizes the view of parties’ decision making in this sphere and discusses perspectives of future research.

Введение

Обзор литературы

2. Теоретическая рамка

2.1 Исследования принятия решений в рамках политического процесса

2.2 Политический контекст реформ в сфере регулирования проституции в Европе

2.3 Источники партийной позиции

2.4 Гипотезы

3. Практическая часть

3.1 Операционализация и сбор данных

3.2 Методология анализа

3.3 Описание собранных данных

3.4 Результаты анализа

3.5 Заключение

Библиография

Приложение

Приложение 1

Приложение 2

Приложение 3

Введение

Политический процесс в сфере регулирования проституции во всем мире и особенно в Европе в последние десятилетия характеризуется не только большим числом крупных реформ - более 10 стран серьезно изменили легальный статус проституции после 1995-го года -  но и большой неоднородностью этих изменений. Так, одни страны декриминализировали проституцию —Prostituţia NU mai e INFRACŢIUNE în noul Cod Penal. Gandul.info, December 14 2013 [Электронныйресурс] URL:http://www.gandul.info/stiri/prostitutia-nu-mai-e-infractiune-in-noul-cod-penal-cea-mai-tanara-prostituata-avea-sapte-ani-un-turist-american-a-sunat-innebunit-la-112-ca-nu-intelegea-in-ce-tara-a-ajuns-11746288 (датаобращения: 24.11.2017); Police forced prostituted into brothels.ScienceNordic, February 18 2013 [Электронный ресурс] URL:http://sciencenordic.com/police-forced-prostitutes-brothels (дата обращения: 24.11.17) при поддержке международных организаций —Amnesty votes to decriminalise sex work and prostitution.The Irish Times, August 11, 2015. [Электронный ресурс] URL: http://www.irishtimes.com/news/social-affairs/amnesty-votes-to-decriminalise-sex-work-and-prostitution-1.2313863 (дата обращения: 09.12.2017)., другие последовали за примером Швеции, криминализуя покупку секса —France prostitution: MPs outlaw paying for sex.BBC News, 7 апреля 2016. [Электронный ресурс] URL: http://www.bbc.com/news/world-europe-35982929 (дата обращения: 08.04.2018).. Предметом политических разногласий является как правильная цель политики в сфере проституции (должна ли страна поощрять развитие проституции наравне с любым другим бизнесом, должна ли она создавать условия, минимизирующие вред от нее или пытаться искоренить ее полностью), так и конкретные системы регулирования и конкретные меры, при помощи которых эти цели должны достигаться. Изучение политики в этой сфере осложняется, среди прочего, нехваткой качественных исследований и их идеологической предвзятостью —Mossman E.,  International Approaches to Decriminalizing or Legalizing Prostitution//University of Wellington, 2007 - P.36, а также большим количеством акторов на национальном —E.S. Denny.  The gradual transformation of a weak but enduring regime: contemporary French prostitution policy in transition (1946–2016)// Modern & Contemporary France, 2016, P. 307, региональном и международном уровне. Анализ факторов, которые формируют поведение ключевых игроков законодательного процесса в этих странах, позволит пролить свет не только на специфику принятия решений в этой сфере, но и на структуру многоуровневых политических процессов в целом.

В рамках курсовых работ второго и третьего курса —Курсовая работа 2 курса по теме «Влияние партийной идеологии на позицию по законодательной политике в сфере проституции», выполненная Расчупкиным М.К. — 29 С.; Курсовая работа 3 курса по теме «Влияние партийной идеологии на политику в сфере проституции: сравнительный анализ демократических стран», выполненная Расчупкиным М.К. — 42 С. мы пытались прояснить связь между идеологической принадлежностью партии и предпочитаемой моделью законодательства в сфере проституции - то есть, насколько идеологическая окраска того или иного подхода влияет на то, предпочтет ли его соответствующая партия. Нам удалось выявить только умеренный ограничивающий эффект этого фактора - партии не поддерживают подходы, которые прямо противоречат их идеологической ориентации (например, консервативная партия и декриминализация проституции), но более устойчивых связей между решениями партий и их идеологической принадлежностью выявить не удалось. Это делает необходимым исследование других факторов, которые формируют позицию партии в ситуациях реального формирования политической повестки и обсуждения изменений законодательства.

Три терминологических вопроса, которые необходимо прояснить - это понятие проституции, подходящий термин для обозначения занятых в ней людей и основные типы моделей ее регулирования.

Несмотря на то, что на бытовом уровне проституция как занятие является интуитивно понятным концептом, ее точное определение и границы являются предметом продолжительной научной дискуссии. В рамках данной работы мы будем подразумевать под проституцией предоставление сексуальных услуг в обмен на деньги или другие блага —Green S.P., What Counts as Prostitution?//Bergen Journal of Criminal Law and Criminal Justice, 2016 - P. 36.К этой же работе мы рекомендуем обратиться за обзором дискуссии вокруг опредения проституции..

В современных исследованиях наиболее частым термином, употребляемым для обозначения занятых в проституции людей, является “секс-работники” или “секс-работницы”, что мотивируется либо его предполагаемой нейтральностью, либо отказом от осуждения работающих в ней людей. Однако, среди специалистов и непосредственных участниц индустрии существует обоснованное мнение —Ходырева Н.В. Современные дебаты о проституции . Гендерный подход //- СПб.: Алетейя , 2006. – С. 35. о том, что данный термин не является ни нейтральным, ни этически беспроблемным, поскольку имплицитно нормализует проституцию, приравнивая ее к другим видам занятости и игнорируя специфичные для этой индустрии проблемы насилия и эксплуатации. Частично соглашаясь с этой критикой, на протяжении данной работы мы придерживаемся терминов “проституция” и “проститутки” как средних между двумя конфликтующими терминологическими рамками (“секс-работницы” и “вовлеченные в проституцию”), и мы не одиноки в использовании этого термина в качестве нейтрального —Deady G.M The Girl Next Door: A Comparative Approach to Prostitution Laws and Sex Trafficking Victim Identification Within the Prostitution Industry//Washington and Lee Journal of Civil Rights and Social Justice, 2011 - P. 522

В российской исследовательской традиции —Ходырева Н.В. Современные дебаты о проституции . Гендерный подход //- СПб.: Алетейя , 2006. – С. 44-46;

обычно выделяется четыре модели законодательства о проституции:

  1. Криминализация/запрещение - прямой запрет проституции через запрет на участие в ней. Подход принят, в частности, в России, США (кроме штата Невада) и на Ближнем Востоке
  2. Регулирование/легализация - создание специальной системы (органов и/или законов), регулирующей проституцию с точки зрения расположения, условий труда, медицинской безопаности и других факторов. Наиболее известные примеры стран с такой системой - Голландия и Германия.
  3. Аболиционизм/декриминализация - системы разрешенной проституции с ограниченным регулированием, направленным в первую очередь на обеспечение добровольности занятия проституцией. Ключевое отличие от легализации - отсутствие специальных механизмов регулирования этого рынка. Среди примеров - Испания, Финляндия, Новая Зеландия
  4. Неоаболиционизм/обратная криминализация - вид запрета проституции через криминализацию клиентов индустрии. Проституция воспринимается таким законодательством как система эксплуатации женщин (вне зависимости от попыток государства улучшить условия труда), а борьба с клиентами - наиболее эффективный способ ее подавления. Первоначально введена в Швеции, сейчас существует, в частности, в Норвегии, Франции и Канаде.

Однако это деление встречает ряд возражений среди других исследователей. Прежде чего, Mossman E. —Mossman E.,  International Approaches to Decriminalizing or Legalizing Prostitution//University of Wellington, 2007 - P.11 и другие —Deady G.M The Girl Next Door: A Comparative Approach to Prostitution Laws and Sex Trafficking Victim Identification Within the Prostitution Industry//Washington and Lee Journal of Civil Rights and Social Justice, 2011 - P. 516-517 выделяют в отдельный вид криминализации режимы, которые при отсутствии прямого запрета на продажу секса вводят большое число ограничений на действия, связанные с проституцией (в традиционной системе такой режим считается декриминализацией). Несмотря на то, что эта логика не является самоочевидной для всех участников политического процесса - так, обсуждение ее справедливости было значимой частью судебного процесса, в результате которого такой режим был отменён в Канаде —Подробныйразборэтогопроцессаиегоконтекстаможнонайтиу Sampson L., “The Obscenities of this Country”: Canada v. Bedford and the Reform of Canadian Prostitution Laws// Duke Journal for Gender Law and Policy, 2014 - P.137-172, она позволяет разделить два ценностно различных подхода, и имеет право на существование. В рамках этой работы мы будем называть широкую декриминализацию новозеландского типа “декриминализацией”, а описываемую Моссман ограниченную модель - “аболиционистской”.

Стоит также обратить внимание на то, что конкретные законодательства могут значимо отклоняться от этих моделей из-за отдельных норм о регулировании тех или иных практик и видов организации проституции; это приводит к тому, что границы между декриминализацией и легализацией, и даже декриминализацией и криминализацией могут на практике быть сильно размыты —Mossman E.,  International Approaches to Decriminalizing or Legalizing Prostitution//University of Wellington, 2007 - P.39. Однако при более общем подходе эта рамка остается достаточно приближенной к реальности для проведения исследований.

Существует несколько основных ограничений, которые необходимо обозначить. Первое - это фокус на политических партиях как основных акторах, принимающих решение об изменении законодательства о проституции (в первую очередь - в рамках законодательного процесса). Эта позиция может выглядеть самоочевидной, однако в ряде стран, в том числе Канаде —Sampson L., “The Obscenities of this Country”: Canada v. Bedford and the Reform of Canadian Prostitution Laws// Duke Journal for Gender Law and Policy, 2014 - P.139, основную роль в реформировании этой сферы сыграли судебные органы, способные напрямую отменять законы, нарушающие с их точки зрения чьи-либо права. Тем не менее, редкость таких случаев и потребность ограничить сложность исследования заставляет нас ограничиться партиями, и рассматривать остальных внутренних и международных акторов через их влияние на партии. Второе ограничение - территориальное и политическое, данная работа будет касаться только европейских демократий (внутри и вне Евросоюза) - как из-за доступности большого числа данных о внутренних и международных встречах, обсуждениях и выступлениях, доступных для изучения, без которых даже приблизительная оценка реальных факторов была бы крайне затруднительна, так и из-за специфичной роли партий в недемократических режимах. Несмотря на то, что политический процесс в этой сфере в Северной Америке также заслуживает исследовательского внимания, специфика политического процесса в этих странах (и его низкая интенсивность в этой сфере, за исключением Канады) дополнительно усложнила бы это исследование без привнесения большого объема информации.

Наконец, при оценке статуса проституции в исследуемых странах не будет приниматься в расчет степень правоприменения существующих норм и запретов (случаи массовой терпимости к проституции несмотря на формальные ее ограничения) —Mossman E.,  International Approaches to Decriminalizing or Legalizing Prostitution//University of Wellington, 2007 - P.11

. Несмотря на то, что этот фактор является важным для понимания практического положения проституток в этих странах, данная работа изучает законодательный процесс, а не правоприменение уже принятых законов, которое лежит за пределами прямых полномочий парламентских партий.

Исследовательский вопрос данной работы звучит следующим образом: какие факторы влияют на позицию политических партий в ходе изменения законодательства в сфере проституции в современных европейских государствах

Объектом данной работы является политический процесс (policy process) в сфере законодательства о проституции в европейских странах в период с середины 1990-х по 2016 год.

Предметомданном работы являются факторы, влияющие на позицию политических партий в вопросе изменения законодательства в сфере проституции в современных европейских государствах

Цельюисследования, таким образом, является нахождение факторов, оказывающих значимое влияние на позицию политических партий в ходе изменения законодательства в сфере проституции.

Задачиданной работы:

  1. Проанализировать политический процесс в сфере проституции на национальном и наднациональном уровне в странах Европы на протяжении 1990-х - 2010-х годов;
  2. Выделить акторов и факторы, которые могут повлиять на позицию партий по этому вопросу, а также на способность партий самостоятельно задавать политическую повестку в этой сфере;
  3. Провести корреляционный анализ между этими факторами и установленными позициями партий;
  4. Интерпретировать полученные результаты.

  1. Обзор литературы

Взаимосвязь проституции с государственной политикой в ее отношении и, как следствие, с политическим процессом была неочевидной на протяжении достаточно продолжительного количества времени. Впервые исследователи обратили внимание на проституцию как общественное явление в конце XVIII — начале XIX века, когда на нее перестали смотреть как на неизбежное моральное зло, и начали воспринимать угрозой “общественному порядку, буржуазным семейным ценностям, здоровью и численности наций” —От Хаммурапи до Аси Казанцевой. Что социальные науки могут сказать о продаже сексуальных услуг. Троицкий вариант — Наука, 05.04.2016. [Электронный ресурс] URL:http://trv-science.ru/2016/04/05/ot-hammurabi-do-asi-kazancevoj/ (дата обращения: 15.04.18). Первые исследователи отталкивались от определения проституции как формы  отклоняющегося, патологического, противоположного традиционной сексуальности женщинам, что позволяло им, в частности, включать в рабочие определения слово “паразит” —И.А. Голосенко, С.И. Голод, Социологические исследования проституции в России //Спб.: Петрополис, 1998 — С. 13-14.  Н.В. Ходырева считает —Н.В. Ходырева, Современные дебаты о проституции . Гендерный подход /.- СПб.: Алетейя , 2006. — С.15-18, что такого рода “девиантный” подход описания проституции сохраняется, так или иначе, в качестве доминирующего в российских общественных науках, несмотря на существование альтернативных концепция. Со временем стало понятно, что основной причиной Считается, что основной причиной доминирования такого подхода к изучению проституции стало стремление авторов (и общества) к сохранению традиционной концепции сексуальности, сфокусированной на браке и деторождении, и, как следствие, к маргинализации практик, которые не подходят к такой концепции —Гидденс Э. Трансформация интимности//СПб.: Питер, 2004. — С. 48. Можно даже считать, что сама концепция сексуальности появилась в общественных науках как попытка решения этого вопроса —Там же, С. 49-51. Сходным уровнем академического авторитета обладают био-детерминистские теории, такие как “теория дегенератизации” —И.А. Голосенко, С.И. Голод, Социологические исследования проституции в России //Спб.: Петрополис, 1998 — С. 13-14 или логика «естественных мужских потребностей» —Н.В. Ходырева, Современные дебаты о проституции . Гендерный подход /.- СПб.: Алетейя , 2006. — С.137-138. Однако, параллельно с девиантными и био-детерминистскими теориями начинает возникать направление исследований проституции, воспринимающе проституцию как «социальную болезнь», вызванную социальными причинами, в первую очередь - тяжелым материальным и социальным положением самой проститутки —И.А. Голосенко, С.И. Голод, Социологические исследования проституции в России //Спб.: Петрополис, 1998 — С. 19-23. Исследовательская рамка, наследующая этому подходу, по прежнему широко применяется в мировой социологии.

В течение двадцатого века также возникает парадигма так называемого “сексуального радикализма”, в рамках которой начинают исследоваться аспекты проституции, которые позволяют считать ее, в определенном степени, бунтом против нормативной сексуальности —Там же, С. 95-97. Э. Гидденс считает —Гидденс Э. Трансформация интимности — СПб.: Питер, 2004. — С. 181-185 этот бунт  частью более широкой трансформации сексуальности как таковой, которая переходит от более жестких форм к более пластичным. В таком дискурсе проституция воспринимается как некая эмансипирующая практика - по крайней мере, как проявление свободного выбора вступающего в нее человека —J. R. Walkowitz.  The Politics of Prostitution //  Signs: Journal of Women in Culture and Society, 1980 -  P. 123-135 Параллельно с этим, более широкая трансформация положения женщин в обществе положило начало гендерной традиции в социальных науках —Skilbrei M.,  Holmström C. Is There a Nordic Prostitution Regime? //Crime and Justice 2011 - P. 487-488, выражающейся в анализе политических и общественных связей между социально-экономическим неравенством полов, гендерной асимметрии и поведением различных участников системы проституции. Эти подходы формируют основу, от которой отталкиваются современные исследователи.

Параллельно развитию научных парадигм, в западных странах происходил активный политический процесс - от поступательных движений к криминализации в США в начале XX века —Deady G.M The Girl Next Door: A Comparative Approach to Prostitution Laws and Sex Trafficking Victim Identification Within the Prostitution Industry//Washington and Lee Journal of Civil Rights and Social Justice, 2011 - P. 524-525 до устойчивой поддержки аболиционизма в послевоенной Франции —E.S. Denny.  The gradual transformation of a weak but enduring regime: contemporary French prostitution policy in transition (1946–2016)// Modern & Contemporary France, 2016, P. 301. Это дало почву для развития политического анализа - исследования различных законодательных подходов в сфере проституции, последствий и причин их принятия.

Исследования, фокусирующиеся на формулировке подходов, как мы уже отмечали во введении, часто не сходятся во мнениях о том, сколько существует типовых подходов и к каким из них относятся законодательства определенных стран. Более того, не все исследователи уверены в значимости такой категоризации, считая более важной национальную специфику проституции и политики в отношении нее —Skilbrei M.,  Holmström C. Is There a Nordic Prostitution Regime? //Crime and Justice 2011 - P. 506 или более общие морально-идеологические вопросы —Bindel J., The Pimping of Prostitution//Palgrave Macmillan, 2017 -  P. xxxi-xxxii, 90. Тем не менее, пространство возможных действий со стороны государства понятно в степени, достаточной для существования осмысленной дискуссии об оптимальных действиях в этом пространстве. В этой дискуссии заметно формирование двух противопоставленных друг другу групп исследователей, одна из которых фокусируется на нормализации проституции и максимизации свободы и безопасности находящихся в ней людей —Типичныйпримерработыизэтойгруппы,совмещающийанализпоследствийразличныхподходов,контекстаихпринятияисравнениеформируемыхиминарративов - Sampson L., “The Obscenities of this Country”: Canada v. Bedford and the Reform of Canadian Prostitution Laws// Duke Journal for Gender Law and Policy, 2014 - P.137-172, а другая фокусируется на ее внутренних проблемах и считает подавление этого рынка наилучшим решением, в том числе, для самих проституток —Аргументывпользуэтогоподходасобраныв Bindel J., The Pimping of Prostitution//Palgrave Macmillan, 2017. Это разделение отражает непосредственно политическую дискуссию, возникающую в конкретных странах —Sampson L., “The Obscenities of this Country”: Canada v. Bedford and the Reform of Canadian Prostitution Laws// Duke Journal for Gender Law and Policy, 2014 - P.139; Bindel J., The Pimping of Prostitution//Palgrave Macmillan, 2017 -  P. vii; E.S. Denny.  The gradual transformation of a weak but enduring regime: contemporary French prostitution policy in transition (1946–2016)// Modern & Contemporary France, 2016, P. 307(две-три ссылки), и не случайно - между активистами и исследователями в этой сфере существуют значимые пересечения —J .Bindel, The Pimping of Prostitution//Palgrave Macmillan, 2017 -  P. xviii, 241. Между этими группами существует диалог, но очень часто они обращаются к собственной аудитории, утверждая собственную правоту как нечто само собой разумеющееся и обвиняя противоположную сторону в радикализме, предвзятости, и искажении данных —Там же, С. 239-290. Эта глава посвящена в первую очередь тому, как часть исследовательского сообщества негативно относится к критике легализации/декриминализации, но в этом прослеживается общий паттерн.. В определенной степени это может быть связано с фокусом на разных видах проституции - ЛГБТ —Тамже,С. 292-294 у первой группы и уличной —Skilbrei M.,  Holmström C. Is There a Nordic Prostitution Regime? //Crime and Justice 2011 - P. 497 у второй, что влияет на формирование разных представлений о проституции в целом.

При этом эти исследования дают нам достаточно ограниченное представление о том, почему те или иные подходы принимаются в разных странах, если не считать констатаций того, что “партия отказалась от декриминализации” —Sampson L., “The Obscenities of this Country”: Canada v. Bedford and the Reform of Canadian Prostitution Laws// Duke Journal for Gender Law and Policy, 2014 - P.139, или “анти-траффикинговые группы продавили свою позицию” —Deady G.M The Girl Next Door: A Comparative Approach to Prostitution Laws and Sex Trafficking Victim Identification Within the Prostitution Industry//Washington and Lee Journal of Civil Rights and Social Justice, 2011 - P. 520. Данная работа вносит вклад в изучение этой части политического процесса.

В рамках следующего раздела мы проведем разбор исследований процесса принятия политических решений с целью сформулировать теоретическую рамку работы

2. Теоретическая рамка

2.1 Исследования принятия решений в рамках политического процесса

Разработкой  изучаемой нами темы в ее наиболее широкой интерпретации - а именно, структуры и специфики политического процесса - занимается широкая исследовательская традиция policy studies, объединяющая множество пересекающихся теоретических рамок. В рамках данного обзора литературы мы постараемся осветить основные направления в этой сфере, подчеркнуть ключевые выводы и обратить внимание на недостаточно изученные места.

В первую очередь следует обратить внимание на круг авторов, уделяющих большое внимание влиянию внешних шоков на национальные политические процессы в рамках теории проткнутого равновесия (punctured equilibrium). Среди ключевых исследователей в этой сфере следует упомянуть, в первую очередь, К. Грин-Педерсен, Ф, Баумгарнтер и Б. Джонс —Baumgartner F. R., Green-Pedersen C., Jones B. D. Comparative studies of policy agendas //JEPP Special Issue on Agenda-Setting in Comparative Public Policy. – 2006. – P. 1-28.. Среди российских исследователей следует обратить внимание на А.А. Декальчук —Декальчук А. А. Реформы в условиях внешнего шока: принятие

Европейского ордера на арест как ответ на трагедию 11 сентября 2001 года //

Полития. Журнал политической философии и социологии политики.2015.Т.

76. №1.С. 55-66., использующую теорию проткнутого равновесия для объяснения принятия Европейского ордера на арест.

Ядро этой теории заключается в утверждении, что институциональная структура и специфика обладающих политической властью индивидов способствует формированию паттерна политических изменений, в котором долгие периоды стабильности чередуются с резкими сдвигами, в которых происходит значительное изменение законодательства. Ключевыми объяснительными переменными здесь являются распределение внимания и диспропорциональная обработка информации —Princen S.  Punctuated equilibrium theory and the European Union//Journal of European Public Policy, 20:6 - 2013. - P. 854. Состояние длительного равновесия обеспечивается, во-первых, ограниченным спектром внимания ключевых акторов политической системы, способных постоянно уделять внимание сравнительно небольшому спектру вопросов, а во-вторых, распределенной бюрократической структурой современного государства, в которых отдельные органы продолжительное время занимаются узким спектром вопросов без значимых контактов с другими областями. В совокупности это означает, что с большинством государственных вопросов в течение долгих лет занимаются одни и те же люди с ограниченным набором приоритетов, что провоцирует стабильность с минимальным числом инкрементальных поправок. Кроме того, у статуса кво в такой системе существует позитивный политический образ, обычно связанный с широкими политическими ценностями, который позволяет не только игнорировать изъяны текущей политики, но и в значимой степени подавлять требования к ее изменению, не совпадающие с образом в описании статуса кво —Meijerink S. V.. Understanding Policy Stability and Change: the Interplay of Advocacy Coalitions and Epistemic Communities, Windows of Opportunity, and Dutch Coastal Flooding Policy 1956–2003// Journal of European Public Policy 12 (6) 200, P. 1064 Изменения приходят в такую систему, в первую очередь, благодаря внешним шокам: какой-то крупный информационный повод заставляет ответственных лиц обратить внимание на какую-то сферу и проанализировать в новом свете политику, которая до этого считалась успешной ввиду недостаточно глубокого ее анализа. Таким образом, периоды стабильности и резкие сдвиги в рамках этой теории представляют собой взаимосвязанную систему, где сдвиги вызываются чрезмерной стабильностью (отсутствием необходимых изменений), а сила сдвигов прямо пропорциональна масштабу предшествовавшей недооценки вопроса —Princen S.  Punctuated equilibrium theory and the European Union//Journal of European Public Policy, 20:6 - 2013. - P. 855..

Данный исследовательский подход идеален для объяснения влияния внешних шоков на национальную политику, однако он обладает рядом недостатков. Прежде всего, внешние шоки в рамках такой теории, несмотря на свою важность, остаются малоизученным и непредсказуемым фактором; это усугубляется наличием сложных институциональных структур (в том числе таких, как структуры Евросоюза), создающих множество способов повлиять на политическую повестку и делающих информационные потоки запутанными и неоднозначными —Ibid.. Кроме того, ряд исследователей обращает внимание, что механизм проткнутого равновесия может попросту не быть ключевым сценарием политических изменений, так как во многих ситуациях значимые изменения происходили по другим сценариям —Ibid, 856..

Другой важной и широко используемой теоретической рамкой является концепция коалиций поддержки (ККП) авторства П. Сабатье и Х. Дженкинс-Смита, впервые сформулированная в 1988 году —Sabatier, P. A.,  H. Jenkins-Smit. An Advocacy Coalition Model of Policy Change and the

Role of Policy Orientated Learning Therein.// Policy Sciences 21, 1988  - P. 129–168.

и с тех пор прошедшая через несколько существенных модификаций. Эта сложная и многоуровневая теория обладает пятью предпосылками: 1) высокая роль научно-технического знания в принятии политических решений 2) временной горизонт приблизительно в 10 лет для анализа политических изменений 3) политические подсистемы в качестве основной единицы анализа 4) максимально широкий набор акторов внутри вышеупомянутых подсистем (как то: лидеры групп интереса, чиновники, законодатели, исследователи, политики, журналисты и другие) —Meijerink, S.V. Understanding Policy Stability and Change: the Interplay of Advocacy

Coalitions and Epistemic Communities, Windows of Opportunity, and Dutch Coastal Flooding

Policy 1956–2003. Journal of European Public Policy 12 (6), 2005 - P. 1062 5) восприятие политики в первую очередь как выражение убеждений (то есть, политические акторы стремятся воплощать в рамках политического процесса идеи, в которые сами в значимой степени верят) —Weible C.M., Sabatier P.A., McQueen K. Themes and Variations: Taking Stock of the Advocacy Coalition Framework // Policy Studies Journal 37, 2009.№ 1. - P. 122. Другим центральным для этой теории концептом является идея ограниченно рационального индивида, который подвержен различным внешним стимулам, при этом обладая ограниченными возможностями для их анализа; он использует убеждения в качестве эвристического механизма упрощения, фильтрации и даже искажения стимулов и, кроме того, придают потерям больше значения, чем приобретениям (loss-averse). На этих концепциях строится трёхуровневая модель убеждений политических акторов. На самом верхнем уровне находятся т.н. ядерные убеждения (deep core beliefs) -  широкие, поверхностные и почти не подлежащие изменению (обычный пример - либеральные или консервативные взгляды). Дальше идут убеждения политического ядра (policy core beliefs), охватывающие конкретные политические подсистемы и чуть более склонные адаптироваться под давлением внешнего опыта. Убеждения этого уровня считаются, по совокупности характеристик, идеальными для построения коалиций. Наконец, последним слоем являются вторичные убеждения (secondary beliefs) - позиции по конкретным политическим вопросам, сравнительно легко подверженные изменениям под воздействием эмпирической обратной связи —Ibid, 122-123.  На основании политических взглядов и в зависимости от текущей повести различные политические акторы формируют коалиции, направленные на продвижение или противодействие каким-либо убеждениям, и противостояние между такими группами и является основным течением политического процесса. В этой рамке существует четыре основных способа изменения политического курса: 1) внешнее событие, способное изменить состав коалиции (сходное с внешним шоком для теории проткнутого равновесия); 2) политическая адаптация акторов (policy-oriented learning) - ситуация изменения убеждений актора под воздействием эмпирических доказательств их истинности или ложности; 3) событие, непосредственно относящееся к данной секторальной политике и «наглядно демонстрирующее недостатки проводимого курса»; 4) межкоалиционная адаптация (cross-coalition learning) в рамках институционализированных структур («профессиональных форумов») - ситуация, в которой, при соблюдении ряда институциональных и ситуативных условий, различные коалиции вместе используют научно-технические знания для поиска оптимального решения —Декальчук А. А. Применение концепции коалиций поддержки к трехуровневой модели: возможно ли построение общей европейской наркотической политики на супранациональном уровне? // Тезисы докладов. Первая ежегодная конференция Отделения прикладной политологии НИУ ВШЭ - Санкт-Петербург «Октябрьские чтения». ОтделоперативнойполиграфииНИУВШЭ -Санкт-Петербург, 2012.С. 15.  Увидеть совокупную схему концепции коалиций поддержки можно на рис. 1.

Существуют десятки исследований в рамках этой теории, покрывающие вопросы политического курса во множестве сфер от экологии —Meijerink, S.V. Understanding Policy Stability and Change: the Interplay of Advocacy

Coalitions and Epistemic Communities, Windows of Opportunity, and Dutch Coastal Flooding

Policy 1956–2003. Journal of European Public Policy 12 (6), 2005 - P. 1060–77 и энергетической политики до борьбы за доступность экстренной контрацепции при изнасилованиях —Schorn, M. N. Emergency Contraception for Sexual Assault Victims: An ACF.” Policy, Politics, and Nursing Practice 6 (4), 2005 - P. 343–53.. Многие из этих исследований не только проливают свет на специфику политического процесса в отдельных изучаемых кейсах, но и позволяют делать более широкие выводы: например, о том, что отсутствие широкого распространения научной информации о проблеме и существование предшествовавшего культурного конфликта эффективно предотвращает появление межкоалиционной адаптации —Ibid., P. 351.

Рис. 1. Потоковая диаграмма концепции коалиций поддержки — Weible C.M., Sabatier P.A., McQueen K. Themes and Variations: Taking Stock of the Advocacy Coalition Framework // Policy Studies Journal 37, 2009.№ 1. - P. 123

У этого подхода, однако, есть и свои недостатки. Прежде всего, многие аспекты этой теоретической системы не были в достаточной степени проработаны исследователями на практике — Ibid., P. 132-133. Кроме того, эта система создана в первую очередь для моделирования политических процессов на национальном уровне, и сигналы из иерархически более высоких органов являются немоделируемыми внешними факторами. Впрочем, в рамках изучения Евросоюза грань между национальным и наднациональным уровнем оказывается размыта из-за ключевой роли национальных игроков в главных органах ЕС —Декальчук А. А. Применение концепции коалиций поддержки к трехуровневой модели: возможно ли построение общей европейской наркотической политики на супранациональном уровне? // Тезисы докладов. Первая ежегодная конференция Отделения прикладной политологии НИУ ВШЭ - Санкт-Петербург «Октябрьские чтения». Отдел оперативной полиграфии НИУ ВШЭ - Санкт-Петербург, 2012. С. 16. Несмотря на эти ограничения, концепция коалиций поддержки предоставляет плодотворную рамку для теоретического анализа поведения политических партий.

2.2 Политический контекст реформ в сфере регулирования проституции в Европе

Для того, чтобы понять, в каком контексте и последовательности разные исследуемые нами страны меняли законодательство о проституции, мы проследим основные случаи изменения (и неудавшихся попыток изменения) моделей регулирования проституции в странах Европы, а также в странах, которые повлияли на европейскую дискуссию в этом вопросе.

1995: Испания отменяет большую часть законов, запрещающих проституцию, результирующую модель можно считать декриминализацией.

1997: Голландия становится государством-председателем ЕС и активно поддерживает НКО, борющиеся за легализацию проституции, давая им возможность проводить исследования и продвигать свою повестку —Bindel J., The Pimping of Prostitution//Palgrave Macmillan, 2017 -  P. 189-190.

1999: Швеция первой в мире принимает неоаболиционистскую модель —Gould A., The Criminalisation of Buying Sex: the Politics of Prostitution in Sweden// Journal of Social Policy, 2001 – p. 438. Дискуссии об этом велись на протяжении продолжительного времени - как минимум с начала 1990-х —Skilbrei M.,  Holmström C. Is There a Nordic Prostitution Regime? //Crime and Justice 2011 - P. 482;Bindel J., The Pimping of Prostitution//Palgrave Macmillan, 2017 -  P. xviii, 241, но поводом для широкой кампании, приведшей к принятию закона, стало убийство Катрин да Косты в Стокгольме —Там же, С. 11. Дания вводит аболиционистскую модель. Венгрия легализует проституцию. Греция легализует проституцию.

2000: Голландия принимает модель легализации. Вскоре после этого ее представители активно занимаются “обменом опыта”, распространяя информацию о голландской модели в других странах —Там же, С.36

2001: Германия принимает модель легализации, очень похожую на голландскую —Подробноесравнениедвухмоделей - Mossman E.,  International Approaches to Decriminalizing or Legalizing Prostitution//University of Wellington, 2007 - P. 23-24.

2003: Новая Зеландия принимает модель декриминализации, направленную на исправление проблем легализационной модели —Deady G.M The Girl Next Door: A Comparative Approach to Prostitution Laws and Sex Trafficking Victim Identification Within the Prostitution Industry//Washington and Lee Journal of Civil Rights and Social Justice, 2011 - P. 549-550, и эта модель быстро становится положительным примером для множества европейских активистов, борющихся против запрета проституции —Bindel J., The Pimping of Prostitution//Palgrave Macmillan, 2017 -  P. 90 . Стоит обратить внимание на то, что правительство Новой Зеландии было непрямо вовлечено в сферу проституции как минимум с 1993, когда они начали финансировать New Zealand Prostitutes’ Collective (NZPC) из-за их борьбы с ВИЧ/СПИД —Deady G.M The Girl Next Door: A Comparative Approach to Prostitution Laws and Sex Trafficking Victim Identification Within the Prostitution Industry//Washington and Lee Journal of Civil Rights and Social Justice, 2011 - P. 551, который сыграл ключевую роль в формировании и продвижении закона —G. Abel, L. Fitzgerald, C. Healy, Taking the crime out of sex work: New Zealand sex workers' fight for decriminalisation//Policy Press, 2010 - P. 45–55. Финляндия активно обсуждает криминализацию клиента, но откладывает принятие решения —Skilbrei M.,  Holmström C. Is There a Nordic Prostitution Regime? //Crime and Justice 2011 - P. 482. Словения декриминализирует проституцию.

2005: Чехия отказывается от легализации проституции (сохраняя аболиционистскую модель).

2006: Финляндия, после продолжительного обсуждения неоаболиционистской модели, вводит наказание для клиентов, пользующихся услугами жертв траффикинга или “участниц организуемой сутенерами проституции” —Ibid., P. 482-483, при сохранении общей аболиционистской рамки.

2007: Исландия отменяет запрет на получение доходов от проституции, тем самым декриминализуя проституцию последней из стран Северной Европы —Ibid. (введенная модель является аболиционистской).

2008: Норвегия принимает неоаболиционистскую модель. Дания ведет продолжительное обсуждение неоаболиционистской модели в этот период, но изменения модели не происходит —Ibid.. Болгария отказывается от легализации проституции —Joining Trend, Bulgaria Won’t Allow Prostitution//The New York Times [Электронныйресурс] URL:https://www.nytimes.com/2007/10/06/world/europe/06bulgaria.html,датаобращения - 07.04.2018.

2009: Исландия принимает неоаболиционистскую модель. Великобритания вносит поправки в свое законодательство о проституции, вводя (в Англии и Уэльсе) наказание для тех клиентов, кто пользуется услугами проституток, вовлеченных в индустрию насильно — Bindel J., The Pimping of Prostitution//Palgrave Macmillan, 2017 -  P. 136, сходную с финской моделью.

2010: В Великобритании выносится на обсуждение законопроект о введении полноценной обратной криминализации, не проходит(??). В Шотландии параллельно происходит то же самое —Prostitution law plea rejected by the Scottish parliament// BBC News [Электронныйресурс] URL:http://www.bbc.com/news/uk-scotland-scotland-politics-18498858,датаобращения - 07.04.2018.

2012: Дания отказывается от введения криминализации клиента —Denmark: Government proposes outlawing prostitution// Library of Congress [Электронныйресурс] URL:http://www.loc.gov/law/foreign-news/article/denmark-government-proposes-outlawing-prostitution/,датаобрашения: 10.04.2018.

2013: Верховный суд Канады признает ограничения проституции, существовавшие в рамках аболиционистской модели, неконституционными, давая правительству год на изменение законодательства. Нижняя палата французского парламента принимает закон об обратной декриминализации

2014: Европейский парламент принимает резолюцию, поддерживающую криминализацию клиента как эффективный способ борьбы с траффикингом, Еврокомиссия выделяет 2,5 миллиона евро для изучения спроса на проституцию —Bindel J., The Pimping of Prostitution//Palgrave Macmillan, 2017 -  P. 263. Государством-председателем ЕС в этот момент являлась Греция (с января 2014 года). Канада вводит обратную криминализацию клиента (после отказа правящей консервативной партии вводить более свободную декриминализацию) —Sampson L., “The Obscenities of this Country”: Canada v. Bedford and the Reform of Canadian Prostitution Laws// Duke Journal for Gender Law and Policy, 2014 - P.139.

2015: Северная Ирландия, после продолжительной дискуссии, принимает закон о криминализации клиента, предложенный депутатом от консервативной DUP. Французский Сенат блокирует законопроект о введении обратной криминализации.

2016: Франция вводит модель обратной криминализации после многолетнего обсуждения —E.S. Denny.  The gradual transformation of a weak but enduring regime: contemporary French prostitution policy in transition (1946–2016)// Modern & Contemporary France, 2016, P. 307. Германия вводит дополнительное регулирование, сохраняя легализационную модель —Germany plans new law to protect prostitutes//Deutsche Welle [Электронныйресурс] URL:http://www.dw.com/en/germany-plans-new-law-to-protect-prostitutes/a-19020747mдатаобращения - 20.04.2018

2017: Ирландия принимает модель обратной криминализации —Minister for Justice signs new law on sexual offences//The Irish Times [Электронныйресурс] URL:https://www.irishtimes.com/news/crime-and-law/minister-for-justice-signs-new-laws-on-sexual-offences-1.3026288,датаобращения: 07.04.2018.

Наиболее отчетливый тренд, который прослеживается этой хронологией - рост популярности модели обратной криминализации после ее распространения по странам Скандинавии. Это не означает, однако, доминирования Северной модели или превращения ее в новый статус кво - эта хронология не отражает множество стран, особенно в Центральной и Южной Европе, сохраняющих ту или иную фору легальной проституции. Тем не менее, даже эти страны существуют в контексте постоянного расширения числа стран-сторонников Северной модели.

2.3 Источники партийной позиции

За решением партии поддержать ту или иную модель в сфере проституции должна стоять убежденность в оправданности и работоспособности такой модели - или, по меньшей мере, вера в возможность объяснить это собственным избирателям. В этой части мы проанализируем возможные источники такой убежденности.Ядерные убеждения

Несмотря на то, что любая позиция партии по оптимальной модели в сфере проституции должна согласоваться с ее ядерными убеждениями, наличие нескольких законодательных моделей с пересекающимися моральными основаниями затрудняют однозначную привязку общих убеждений к конкретной модели: партия с одной и той же идеологической принадлежностью - например, консервативной - может в разных политических контекстах поддерживать разные модели - например, жесткую аболиционистскую модель, обратную криминализацию или легализацию. Общая идея - проблемность проституции для общественных устоев и здравоохранения - может находить свое воплощение в разных режимах регулирования или подавления. Тем не менее (и данные из наших прошлых работ, по видимому, это подтверждают), ядерные убеждения ограничивают спектр возможных опций: праволиберальной партии, поддерживающей в других сферах свободу бизнеса и индивидуального выбора, будет крайне проблематично поддерживать ту или иную форму криминализации проституции, не оставляя ей способа легального существования; напротив, социал-демократическая партия, защищающая общество от издержек капитализма, противоречит сама себе при поддержке декриминализационной модели, развязывающей руки сутенерам. Это позволяет нам предполагать, что позиции партий будут, в широком смысле, не противоречить их идеологической ориентации —Более глубоко анализ негативных ограничений позиций политических организаций проводятHOON, C; JACOBS, CD. Beyond belief: Strategic taboos and organizational identity in strategic agenda setting. //Strategic Organization. 2014. —  pp.  244-273., даже если это все еще оставляет им широкое пространство для выбора. Тем не менее, если у нас есть возможность проверить наличие более прямого соответствия между позициями партий и их идеологиями, это имеет смысл сделать.

Убеждения политического ядра

Убеждения политического ядра - позиция партии по группе связанных политических вопросов - в данном контексте проследить тяжело.  Хотя внутри дебатов о проституции можно проследить —Beran K., Revisiting the Prostitution Debate: Uniting Liberal and Radical Feminism in Pursuit of Policy Reform//Law and Inequality, 2012 – P. 22 ярлыки “про-секс” —Bindel J., The Pimping of Prostitution//Palgrave Macmillan, 2017 -  P. 320 и “анти-секс” —Ibid.,  P. 55, подразумевающие связь проституции с более широким спектром вопросов на пересечении политики и сексуальности, свидетельств о реальном существовании такой политической ориентации или, тем более, о принадлежности к ней тех или иных партий, нам обнаружить не удалось. Тем не менее, есть как минимум два связанных политических вопроса, возможную связь позиции по которым с позицией по проституции стоит обсудить.

  1. Траффикинг (торговля людьми)

Проблемы торговли людьми обсуждаются в тесной связи с проблемами проституции —Болееподробно - Deady G.M The Girl Next Door: A Comparative Approach to Prostitution Laws and Sex Trafficking Victim Identification Within the Prostitution Industry//Washington and Lee Journal of Civil Rights and Social Justice, 2011, в первую очередь из-за высокой значимости насильственной проституции в числе целей этого вида международной преступности. На базовом уровне было бы разумно предполагать, что какие-то убеждения или подходы, сформулированные партией по этому вопросу, могут транслироваться в убеждения, толкающие к принятию определенной модели проституции. Однако эти ожидания не оправдываются: общепризнанность проблемности траффикинга означает, что любой подход к проституции, претендующий на применимость, будет включать в себя свой сценарий решения этой проблемы - и так происходит, сторонники разных подходов приводят разные механизмы борьбы с траффикингом —Ibid., P. 520-521.. Как и отношение партий к феминизму вообще —Расчупкин М.К. Влияние партийной идеологии на позицию

по законодательной политике в сфере проституции// Публичная политика–2015. Сб. статей / под ред. М.Б. Горного и А.Ю. Сунгурова. – СПб.: Норма, 2016. – c. 172, траффикинг оказывается малоприменимой переменной из-за многообразия подходов к этому вопросу.

2. Борьба с ВИЧ/СПИД и минимизация вреда.

Политические проблемы проституции и борьбы с распространением заболеваний, передающихся половым путем (в первую очередь ВИЧ/СПИД, из-за тяжести), по понятным причинам связаны. Одним из подходов, используемых активистами и госслужбами во второй сфере является бесплатное распространение презервативов и шприцов для инъекций (двухсторонняя —Bindel J., The Pimping of Prostitution//Palgrave Macmillan, 2017 -  P. 311, 326 связь проституции с наркозависимостью также общеизвестна) с целью снизить число потенциальных заражений. Такая практика функционирует лучше в системах с легальной или даже регулируемой проституцией - в первом случае индустрия (ее легальная часть, по крайней мере) не скрывается от правоохранительных органов, во втором государство может обязать организованную проституцию соблюдать меры безопасности (использование презервативов, в первую очередь). Помимо этого, идея “минимизации вреда” (в том числе и такого) от проституции является одной из основных в нарративе легализации —Guy S. Prostitution Policy in Canada: Models, Ideologies, and Moving Forward // Canadian Association of Social Workers.2014. Р. 7; Ходырева Н.В. Современные дебаты о проституции. Гендерный подход. СПб.:Алетейя, 2006.С. 165–168., “перетекание” одного в другое не выглядит невозможным сценарием. Наконец, организации, борющиеся с распространением ВИЧ/СПИД, зачастую настойчиво противостоят всем формам криминализации проституции —Bindel J., The Pimping of Prostitution//Palgrave Macmillan, 2017 -  P. 40, 179-208, и сотрудничество партии (в том числе через госаппарат в периоды власти) с такими организациями может сильно влиять на их позицию. Таким образом, можно было бы ожидать обратной связи между поддержкой партией такого подхода по борьбе с ВИЧ/СПИД и поддержкой любых форм криминализации. Однако проверить эту гипотезу в рамках методологии данного исследования не представляется возможным по ряду причин. Во-первых, его фокус на долгосрочном количественном сравнении делает крайне затруднительным (в ряде случаев невозможным) получение информации о позиции партии по этому вопросу - обсуждение политики по борьбе с ВИЧ\СПИД привлекает значительно меньше внимания общественности, у партий намного меньше стимула занимать четко выраженную позицию, и так далее. Во-вторых, не до конца понятно, насколько этот вопрос вообще обсуждается на уровне партий (по сравнению с более стабильными и менее зависящими от политического процесса государственных ведомств, занимающихся этим вопросом). Тем не менее, исследование с более узким фокусом и другой методологией могло бы глубже исследовать эту связь, и мы посчитали важным обратить на нее внимание.

Внешние источники

  1. Политический статус кво внутри страны

Выбор предпочтительного законодательства проституции политической партией никогда не производится в вакууме. Реальный вопрос, который стоит перед партиями, звучит не как “Что нам делать с проституцией?”, а “Хотим ли мы изменить действующее законодательство?”. Вполне можно представить себе, что ответа на этот вопрос и небольшого влияния со стороны других факторов будет достаточно.

2. Наднациональные тренды

Страны обращают внимание на то, что происходит вокруг них. Принятие соседним государством решения об изменении законодательства служит свидетельством того, что делиберация между сходными политическими силами в сходных условиях привела к решению, которое отличается от статуса кво в этой стране, и является очевидным поводом для обсуждения. Мы предполагаем, что это может происходить двумя способами. Первый: распространение информации внутри региона (группы из нескольких стран-соседей со сходной культурой и языком), где принятие определенной модели в одной стране должно, в определенный период после этого, повышать ее популярность в соседних странах. Второй: общеевропейские организации и “профессиональные форумы”, где сталкиваются политические дискуссии разных стран; это должно приводить партии ближе к наиболее популярным для обсуждения моделям, и в последние годы этими моделями являются —Ibid., P.vii; Deady G.M The Girl Next Door: A Comparative Approach to Prostitution Laws and Sex Trafficking Victim Identification Within the Prostitution Industry//Washington and Lee Journal of Civil Rights and Social Justice, 2011 - P. 516 декриминализация и неоаболиционизм, до принятия модели декриминализации в Новой Зеландии ее место обычно занимала легализация —Bindel J., The Pimping of Prostitution//Palgrave Macmillan, 2017 -  P. 90

3. Внешние шоки

Несколько известных случаев изменения законодательства о проституции были запущены специфичным видом внешнего шока - убийством проституток, в частности, в Швеции и Канаде. Сценарий в целом понятен: какое-то конкретное убийство или их серия (как в случае с Пиктоном в Канаде) шокируют публику, активисты и журналисты используют контекст убийств для иллюстрации проблем существующей системы, партии получают стимул поддержать изменение законодательства. Однако несет ли этот внешний шок какое-то конкретное направление? На этот вопрос можно ответить двумя способами. Первый: нет (кроме как вышеупомянутого “против статуса кво”), потому что разные модели используют разные нарративы для объяснения того, почему в других системах убийств будет происходить больше. Второй: да, если предположить, что убийства используются не столько для проблематизации законов о проституции, сколько проституции как таковой, с усилением нарратива “насилие - неотъемлемая часть проституции/проституция - насилие над женщинами”. В первом случае разумно ожидать большей поддержки для любого изменения законодательства, во втором - для введения обратной криминализации.

Проведя анализ политического процесса и возможных факторов, влияющих на позицию политических партий, мы переходим к формулированию гипотез.

2.4 Гипотезы

Таким образом, исходя из вышеописанных факторов, мы можем высказать следующие предположения:

Н1. Партии будут поддерживать модели регулирования проституции, не противоречащие их идеологической ориентации.

Н2. Партии будут поддерживать модели регулирования проституции, соответствующие их идеологической ориентации.

Н3. Партии будут склонны поддерживать существующую в стране модель регулирования проституции, если другие факторы не вызывают с ней резких противоречий.

Н4. Партии будут склонны поддерживать модели регулирования проституции, принятые в соседних странах незадолго до этого.

Н5. Партии, входящие в Европарламент, будут более склонны поддерживать актуальные в его рамках модели, чем не входящие в него.

Н6. Партии будут более склонны поддерживать изменение существующей в стране модели, если в предшествующие годы в этой стране происходило громкое убийство, связанное с проституцией

Н7. Партии будут более склонны поддерживать введение обратной криминализации, если в предшествующие годы в этой стране происходило громкое убийство, связанное с проституцией

В рамках следующей главы, мы обсудим подбор переменных для проверки выбранных нами гипотез, сбор данных и методы анализа, описание собранных нами данных и результатов их анализа, после чего подведем итоги исследования

3. Практическая часть

3.1 Операционализация и сбор данных

Разные гипотезы требуют разных независимых переменных для проверки, но в первую очередь нам необходимо разобраться с зависимой переменной. Поскольку мы пытаемся выяснить, какие факторы приводят партию к тому или иному выбору, зависимой переменной будет являться модель, выбранная той или иной партией в конкретной ситуации. Для того, чтобы сделать поиск случаев несколько менее случайным (“любая партия в европейской демократической стране, обозначившая свои предпочтения по политике в сфере проституции”), мы ограничимся позициями партий в ситуациях, в которых, как мы знаем из исследовательской литературы, законопроект об изменении модели регулирования обсуждался и с тем или иным исходом прошел через парламент. Это означает, что у партий, имеющих места в парламенте этой страны в момент принятия, есть не только возможность, но и определенная необходимость высказать свою позицию, и отсутствие информации об этой позиции в исследовательских текстах, национальной прессе и парламентских документах может быть в большинстве случаев интерпретировано как отсутствие таковой. Кроме того, мы знаем из прошлого исследовательского опыта, что партийная дисциплина в европейских парламентах настолько высока —Guy S. Prostitution Policy in Canada: Models, Ideologies, and Moving Forward // Canadian Association of Social Workers.2014. Р. 7; Ходырева Н.В. Современные дебаты о проституции. Гендерный подход. СПб.:Алетейя, 2006.С. 165–168., что высказывание представителя партий можно интерпретировать как выражение позиции партии в целом, за исключением наличия прямой информации об обратном (как, например, в случае с лидером британских лейбористов Джереми Корбином в 2016 году —Jeremy Corbyn: ‘I favour decriminalizing the sex industry’//The Guardian[Электронныйресурс] URL:https://www.theguardian.com/politics/2016/mar/04/jeremy-corbyn-decriminalise-sex-industry-prostitution,датаобращения: 1.01.2018). Таким образом, мы получаем категориальную переменную с шестью возможными значениями, включая отсутствие позиции в ситуации, когда она должна была быть. В базе данных они будут, для краткости, обозначены следующим образом:

Model

Помимо этого, в базу данных также вносятся страна и год, в которые описанная позиция была занята. Великобритания кодируется как три отдельных страны - Шотландия, Северная Ирландия, Англия и Уэльс - потому что законодательство о проституции принимается там независимо друг от друга (в частности, в 2014 году Северная Ирландия ввела обратную криминализацию, тогда как остальная Великобритания сохраняет аболиционистскую модель).

H1&H2

Для проверки соотношения между идеологической принадлежностью партии и выбранной партией моделью нам потребуется переменная для обозначения упомянутой идеологической принадлежности и модель, описывающая это соотношение. В течение курсовых работ второго и третьего курса нами была проведена работа по формулированию этих концепций.

Несмотря на наличие свидетельств о формировании нового идеологического пространства, которое определяется центристскими партиями с широкой неолиберальной платформой и противостоящими им “радикальными” левыми и правыми —Шварцмантель Д. Идеология  и политика/ Пер. с англ. — Х.: Изд-во Гуманитарный центр, 2009. — С. 74, до недавнего времени такая структура была известна в первую очередь исследователям, нежели партиям и избирателям, и непосредственные участники политического процесса по большей части определяют его в логике традиционных идеологий, пусть и модифицированных —Там же, С. 301.. В их число входят —Расчупкин М., Влияние партийной идеологии на позицию по законодательной политике в сфере проституции//Публичная политика, 2015 - С. 172:

  1. Современные модификации социализма, включающие, но не ограничивающиеся скандинавским.
  2. Левый либерализм, представляющий из себя синтез идей социального государства и более мягких форм социал-демократии —Кимлика У. Современная политическая философия: введение/ Пер.с англ. — Изд. дом ГУ-ВШЭ, 2010. — С. 260-265. Разграничение между леволиберальными и социалистическими партиями, помимо риторики, проходит в степени терпимости к институтам неолиберального капитализма —Шварцмантель Д. Идеология  и политика/ Пер. с англ. — Х.: Изд-во Гуманитарный центр, 2009. — С. 143-144..
  3. Правый либерализм, наследующий либертарианской традиции рыночного индивидуализма — Там же, С. 110-111..
  4. Традиционный консерватизм, использующий государство для поддержания традиционных иерархий и ценностей —Там же, С. 127..
  5. Нео- или либеральный консерватизм, сочетающий праволиберальную рыночную повестку с консервативной социальной, часто не без внутренних противоречий —Bryson V., Heppell T. Conservatism and feminism: the case of the British Conservative Party// Journal of Political Ideologies, 2010. —рр. 45-47. .

Секторальные идеологии, хотя и являются ключевыми для многих партий, не дают нам никакой информации, релевантной для предмета нашей работы - даже феминизм, в первую очередь из-за наличия множества конфликтующих позиций —Кимлика У. Современная политическая философия: введение/ Пер.с англ. — Изд. дом ГУ-ВШЭ, 2010. — С. 471, которые разные партии могут занимать по необходимости.

В качестве источника данных для категоризации мы будем опираться, помимо открытых источников, на третье издание “Сравнительной европейской политики” под редакцией Д. Коломера —J.M.Colomer, Comparative European Politics//Routledge, 2008 - 321 P. и базу данных Parties and Elections in Europe — Parties and Elections in Europe [Электронныйресурс] URL:http://www.parties-and-elections.eu.датаобращения: 15.04.2018. Таким образом, в базе данных идеологическая принадлежность обозначается следующим образом:

Ideology

Наличие информации о политических дискурсах, окружающих различные законодательные подходы в сфере проституции и различные политические идеологии позволило нам провести соответствия —Расчупкин М., Влияние партийной идеологии на позицию по законодательной политике в сфере проституции//Публичная политика, 2015 - С. 173-176, создающие для каждой идеологии неприемлемые и предпочтительные модели —Полную версию модели, модифицированной в прошлом году с учетом новой теоретической информации, можно найти в Приложении 1.. Поскольку, как мы уже замечали ранее, прямое влияние идеологии на принятие политических решений ограничено другими факторами, имеет смысл фиксировать только эти два вида соотношений между идеологией и законодательной моделью. Единственной неучтенной до сих пор моделью является аболиционизм, который до этого интерпретировался как вариант декриминализации. Для правого либерализма эта модель по-прежнему предпочтительна глубоким государственным запретам и регулированию —Голосенко И.А., Голод С.И., Социологические исследования проституции в России//СПб.: Петрополис, 1998 - С. 51-54, близко к полноценной декриминализации. При этом и для традиционного, и для неоконсерватизма эта опция выглядит намного более привлекательной из-за возможности более плотно контролировать проституцию как социальную болезнь и угрозу для общественной морали —Skilbrei M.,  Holmström C. Is There a Nordic Prostitution Regime? //Crime and Justice 2011 - P. 506-507, что делает ее желательной для обеих идеологий. Слева от центра отношение к этой модели тяжелее обозначить однозначно.

Итак, для проверки Н1 и Н2 мы будем фиксировать следующие соотношения:

Противоречия:

Соответствия:

Что дает нам две бинарные переменные,ContradictionиAccord:

Contradiction

Accord

Н3

Для проверки этой гипотезы мы вводим бинарную переменнуюSQ, обозначающую, является ли поддерживаемая партией модель статусом кво в этой стране:

Единственным исключением являются партии, предпочитающие декриминализацию в странах с аболиционистской моделью, и наоборот, поскольку в разделении этих этих моделей, как мы отмечали ранее, не сходятся даже исследователи, и мы не можем требовать четкости разделения от непосредственных участников политического процесса (вероятно, у тех или иных партий будут те или иные предпочтения по степени регулирования вторичных вопросов, но в рамках данного вида исследований настолько детальные предпочтения нельзя учесть).

Н4

Третья гипотеза подразумевает следующую логику: изменение статуса кво в одной стране привлекает к себе внимание в других странах, в первую очередь в территориально или культурно близких, и это может либо подтолкнуть партию к принятию определенной позиции на примере соседней страны, либо дать партии с уже существующей позицией повод высказать свою позицию и поднять этот вопрос в своей стране. При этом найти способ проверить такую взаимосвязь, не проводя углубленного качественного анализа, крайне затруднительно, поэтому нам придется использовать приблизительные параметры. Опираясь на пример взаимосвязанных политических процессов в Финляндии, Норвегии и Исландии, мы остановимся на периоде в три года в качестве границы, за пределами которой мы точно не можем считать, что два разных случая напрямую связаны. Период может показаться растянутым, но он учитывает, что год, фиксируемый в базе данных, может отражать окончание процесса, который начался значимо раньше.  “Соседние страны” обозначают прямых географических соседей с сухопутной или морской границей, за исключением взаимосвязей между скандинавскими странами. Как и в предыдущем случае, мы не учитываем различия между декриминализацией и аболиционизмом.

Таким образом, мы имеем бинарный параметрRecent:

Н5

Данная гипотеза требует двух параметров для проверки - принадлежность партии к Европейскому Парламенту в период перед обозначением своих предпочтений в законодательной модели в сфере проституции и соответствие этой модели “актуальным” в его рамках. Первая переменная извлекается из общедоступных результатов выборов в Европейский Парламент, давая нам бинарный параметрEP:

Вторая переменная требует от нас обозначить, какие модели являются актуальными для Европейского парламента. В настоящий период, как мы уже обращали внимание, в числе наиболее обсуждаемых находятся модели декриминализации и обратной криминализации. В начале 2000-х годов этой моделью была легализация —C. Galiana, Trafficking in Women, Working Paper//European Parliament, 2000 - P. 23; Bindel J., The Pimping of Prostitution//Palgrave Macmillan, 2017 -  P. 189-191, и приблизительной границей между этими двумя периодами мы считаем 2004 год - что совпадает с распространение информации об шведской и новозеландских моделях, о котором мы говорили ранее. Итоговый параметрActual:

Н6&H7

Необходимый для этих гипотез параметр похож на параметр для Н3, но отличается характер изменений: если при изменении модели в соседней стране мы имеем дело с готовым примером для подражания - законопроектом, прошедшей общественной дискуссией и аргументами, которые с минимальной адаптацией могут быть перенесены на новую почву - то громкое убийство, если оно является значимым фактором, лишь подталкивает акторов к дополнительной проблематизации происходящего с проституцией в их стране - аргументы должны быть выработаны, движение организовано, дискуссия проведена. На примере Канады —Sampson L., “The Obscenities of this Country”: Canada v. Bedford and the Reform of Canadian Prostitution Laws// Duke Journal for Gender Law and Policy, 2014 - P.137-139 мы можем наблюдать, что подобные процессы могут растянуться на десятилетие, сохраняя при этом отчетливую взаимосвязь с первоначальным событием. С учетом вышеизложенного мы ставим границу этого бинарного параметра на 10 годах с момента обнаружения публикой информации об убийстве. После этого срока, даже если убийство упоминается в рамках аргументации какого-либо актора, говорить о его прямом влиянии становится затруднительно. Поиск информации о таких убийствах будет производиться в национальной прессе и поисковых системах в период, предшествующий изменению законодательства - поскольку для нас значимы не все связанные с проституцией убийства (которые происходят во многих странах с большой частотой), а те, которые привлекают внимание общественности, не вовлеченной в этот политический вопрос на постоянной основе, информация о них должна появляться как сама по себе, так и при обсуждении возможного изменения законодательства. Несмотря на внешнюю субъективность характеристики, громкие события типа убийств Пиктона в Канаде или Ипсуичских убийств в Великобритании очень сложно как не заметить, так и спутать с убийствами, не привлекшими общественного внимания. Таким образом, мы имеем заключительный бинарный параметрMurderдля сбора данных:

Число лет, прошедших с убийства, также включено в базу данных (MurderYears, с 25 в качестве “заглушки” для случаев, когда информации о таких убийствах нет), но только в качестве технического параметра для потенциальной сверки данных. Великобритания в рамках данного параметра считается одной страной.

Таким образом, у нас есть вся необходимая информация для сбора данных, необходимых для проверки гипотез. Следующий раздел кратко описывает методы количественного анализа собранных данных.

3.2Методология анализа

Значимая часть аналитической работы проводится уже в процессе сбора данных - идеологическая принадлежность партий, контекст Европейского Парламента. Собранные таким образом данные могут, с учетом выдвинутых гипотез, быть проанализированы при помощи достаточно простых инструментов количественного анализа. Гипотезы с Н1 по Н4 предполагают, что определенная бинарная характеристика позиции партий будет встречаться статистически значимо часто. Для проверки этих гипотез будет достаточно односторонних биномных тестов, которые проверят, является ли статистическое распределение этих переменных значимо смещенных в сторону, которая предполагается гипотезой. Гипотезы с Н5 по Н7 несколько сложнее - они предполагают наличие связи между двумя бинарными переменными (Н7 потребует создания технической бинарной переменной, поскольку нам потребуется разделить все случаи выбора партиями позиций на являющиеся и не являющиеся обратной криминализацией), для проверки такой гипотезы потребуется биномиальная логистическая регрессия, но она также сравнительно проще в исполнении и менее требовательна к исходным данным, чем МНК-регрессии, обычно применяющиеся для поиска связей между параметрическими переменными. Полное изложение примененных формул находится в Приложении 3.

Таким образом, мы знаем, какие операции необходимо произвести с собранными данными. Следующий раздел описывает результаты сбора данных.

3.3 Описание собранных данных

В итоговую базу данных была включена информация о партиях, вовлеченных в следующие случаи:

1999:

  1. Греция: аболиционизм заменен на легализацию
  2. Венгрия: аболиционизм заменен на легализацию
  3. Швеция: аболиционизм заменен на обратную криминализацию

2000:

  1. Нидерланды: аболиционизм заменен на легализацию

2001:

  1. Германия: аболиционизм заменен на легализацию

2003:

  1. Словения: криминализация заменена на аболиционизм

2005:

  1. Чехия: аболиционизм сохранен

2007:

  1. Исландия: криминализация заменена на аболиционизм

2008:

  1. Англия и Уэльс: аболиционизм сохранен
  2. Норвегия: аболиционизм заменен на обратную криминализацию

2009:

  1. Дания: аболиционизм сохранен
  2. Исландия: аболиционизм заменен на обратную криминализацию

2012:

  1. Дания: аболиционизм сохранен

2014:

  1. Северная Ирландия: аболиционизм заменен на обратную криминализацию

2016:

  1. Франция: аболиционизм заменен на обратную криминализацию
  2. Германия: легализация сохранена
  3. Англия&Уэльс, Шотландия - аболиционизм сохранен

При этом в ряде стран (в особенности во Франции и Великобритании) один и тот же случай занял более одного года, поэтому позиции конкретных партий могли быть зафиксированы в разные года, но в течение всего обозначенного периода они не менялись.

Ряд стран, случаев, упомянутых в литературе, был исследован, но не включен в базу данных:

  1. Финляндия, 2006 - итоговая модель фактически являлась и была воспринята всеми участниками как компромисс между декриминализацией и обратной криминализацией —Mattson G., The Cultural Politics of European Prostitution Refom//Palgrave, 2016 – P. 149-153, и даже если саму систему можно охарактеризовать в рамках нашей модели как аболиционистскую, привязку позиций партий к такой логике нельзя посчитать оправданным
  2. Италия, 2008 - итогового решения не было принято, де-юре законопроект все еще обсуждается —Scheda su disegna di legge S. 1079 Misure contro la prostituzione//OpenParlamento [Электронныйресурс] URL:https://parlamento16.openpolis.it/singolo_atto/24247,датаобращения: 3.05.2018, что делает выявление партийных позиций затруднительным.
  3. Болгария, 2008 - неожиданная нехватка информации о политическом процессе и позициях партий, даже по сравнению с такими странами, как Словения или Греция.

Итоговое число партий и их позиций - 105. Полная версия таблицы находится в Приложении 2.

3.4 Результаты анализа

Н1

Exact binomial test

data:  5 and 105

number of successes = 5, number of trials = 105, p-value < 2.2e-16

alternative hypothesis: true probability of success is less than 0.5

95 percent confidence interval:

0.00000000 0.09751376

sample estimates:

probability of success

           0.04761905

Мы видим, что распределение данных смещено в сторону непротиворечия партийной идеологии с высокой статистической значимостью. Крайне низкое число партий заняло позицию, которая противоречила бы их идеологической принадлежности. Нулевую гипотезу можно с уверенностью считать опровергнутой.

Н2

Exact binomial test

data:  52 and 105

number of successes = 52, number of trials = 105, p-value = 0.5773

alternative hypothesis: true probability of success is greater than 0.5

95 percent confidence interval:

0.4111233 1.0000000

sample estimates:

probability of success

            0.4952381

Как и предполагалось, партии демонстрируют значительно меньшую склонность соответствовать предпочитаемой идеологической позиции, чем не противоречить ей. Значение p в 0.5773 не позволяет нам делать выводов о наличии какой-либо закономерности в рамках этой переменной, и нулевая гипотеза не опровергается.

Н3

Exact binomial test

data:  44 and 105

number of successes = 44, number of trials = 105, p-value = 0.0001105

alternative hypothesis: true probability of success is greater than 0.25

95 percent confidence interval:

0.3376168 1.0000000

sample estimates:

probability of success

            0.4190476

Мы видим что, несмотря на близкое к равному распределение самой бинарной переменной, партии поддерживают статус кво значимо чаще, чем ожидалось бы в ситуации, когда они выбирали из одной из четырех (базовых) законодательных моделей вне зависимости от того, какое законодательство принято в стране. Нулеваягипотезаопровергнута.

Н4

Exact binomial test

data:  39 and 105

number of successes = 39, number of trials = 105, p-value = 0.997

alternative hypothesis: true probability of success is greater than 0.5

95 percent confidence interval:

0.2926411 1.0000000

sample estimates:

probability of success

            0.3714286

Нулевая гипотеза не опровергнута. По всей видимости, изменение законодательства в соседних странах не является значимым фактором, на который опираются партии в принятии изучаемого нами решения.

Н5

Call:

glm(formula = actual ~ ep, family = binomial(link = "logit"))

Deviance Residuals:

   Min       1Q   Median       3Q      Max

-1.3321  -0.9619  -0.9619   1.0302   1.4094

Coefficients:

           Estimate Std. Error z value Pr(>|z|)

(Intercept)  -0.5306     0.2818  -1.883   0.0597 .

ep1           0.8873     0.4005   2.216   0.0267 *

---

Signif. codes:  0 ‘***’ 0.001 ‘**’ 0.01 ‘*’ 0.05 ‘.’ 0.1 ‘ ’ 1

(Dispersion parameter for binomial family taken to be 1)

   Null deviance: 145.32  on 104  degrees of freedom

Residual deviance: 140.29  on 103  degrees of freedom

AIC: 144.29

Number of Fisher Scoring iterations: 4

Мы видим, что регрессия обнаруживает зависимость с уверенной статистической значимостью при p=0.0267. Это позволяет нам говорить об опровержении нулевой гипотезы и подтверждением связи между нахождением партии в Европейском парламенте и принятием партией законодательной позиции, актуальной в рамках этого органа.

Н6

Call:

glm(formula = sq ~ murder, family = binomial(link = "logit"))

Deviance Residuals:

  Min      1Q  Median      3Q     Max

-1.105  -1.011  -1.011   1.354   1.354

Coefficients:

           Estimate Std. Error z value Pr(>|z|)

(Intercept)  -0.4055     0.2440  -1.662   0.0965 .

murder1       0.2336     0.4179   0.559   0.5762

---

Signif. codes:  0 ‘***’ 0.001 ‘**’ 0.01 ‘*’ 0.05 ‘.’ 0.1 ‘ ’ 1

(Dispersion parameter for binomial family taken to be 1)

   Null deviance: 142.80  on 104  degrees of freedom

Residual deviance: 142.48  on 103  degrees of freedom

AIC: 146.48

Number of Fisher Scoring iterations: 4

Нулевая гипотеза сохраняется, статистической связи между отношением партий к статусу кво в сфере регулирования проституции и наличием в недавней истории страны громких убийств, связанных с проституцией, не обнаружено при p=0.5762.

H7

Call:

glm(formula = model_revcrim_binomial ~ murder, family = binomial(link = "logit"))

Deviance Residuals:

   Min       1Q   Median       3Q      Max

-0.9636  -0.6945  -0.6945   1.4074   1.7552

Coefficients:

           Estimate Std. Error z value Pr(>|z|)

(Intercept)  -1.2993     0.2913  -4.460 8.18e-06 ***

murder1       0.7732     0.4552   1.698   0.0894 .

---

Signif. codes:  0 ‘***’ 0.001 ‘**’ 0.01 ‘*’ 0.05 ‘.’ 0.1 ‘ ’ 1

(Dispersion parameter for binomial family taken to be 1)

   Null deviance: 121.78  on 104  degrees of freedom

Residual deviance: 118.92  on 103  degrees of freedom

AIC: 122.92

Number of Fisher Scoring iterations: 4

Результаты анализа этой гипотезы нельзя назвать однозначными. Значение p=0.0894 находится в пределах интервала в 0.1, что можно считать свидетельством о наличии зависимости между наличием в недавней истории страны громких убийств, связанных с проституцией, и склонностью партий поддерживать введение обратной криминализации. При этом статистическая значимость на границе традиционного интервала заставляет сомневаться в силе этой зависимости. Тем не менее, номинально нулевая гипотеза опровергнута.

Итого

Н1 - подтверждена

Н2 - не подтверждена

Н3 - подтверждена

Н4 - не подтверждена

Н7 - подтверждена

3.5 Заключение

В результате данного исследования мы можем говорить о факторах, влияющих на выбор политической партией той или иной модели законодательного регулирования проституции, следующее:

  1. Идеологическая принадлежность партии обладает негативным контролем над решением о поддержке той или иной модели, т.е. он ограничивает пространство для выбора, не допуская идеологически неприемлемых вариантов, но в этом пространстве партии сохраняют возможность выбора между возможными в собственном политическом контексте альтернативами. Это подтверждает, на большей выборке, выводы, сделанные нами в предшествующей работе.
  2. Политический статус кво имеет для национального политического процесса большое значение. Частотность поддержки статуса кво позволяет нам подтвердить изначальное предположение, что политические партии фактически разделяются на сторонников статуса кво и коалиции поддержки альтернативы статусу кво, которую они выбирают по иным причинам.
  3. Европейский парламент является - по крайней мере, в рамках изучаемой сферы - значимым пространством для национальных политических процессов, участие партий в работе наднациональных институтов позволяет им продуктивно обмениваться опытом с представителями других стран региона.
  4. Вероятно, что громкие убийства, связанные с проституцией, могут в среднесрочной перспективе подтолкнуть политические партии - и, как следствие, страну - к принятию обратной криминализации. Тем не менее, у обнаруженной закономерности могут быть и другие объяснения - например, наличие в стране развитого движения по борьбе с проституцией, которое привлекает внимание к таким убийствам, “создавая” общественно значимый инфоповод из события, которое в другой ситуации не было бы известно за пределами криминальной статистики.

В совокупности данные подтверждают картину “ограниченной рациональности” политических партий, выбирающих свою позицию из альтернатив, ограниченных собственными ценностями и национальным политическим контекстом, и позволяют нам составить представление о реальном процессе принятия решений. При этом нам не удалось установить кросснациональный фактор, который жестко определял бы, какую модель регулирования проституция предпочтет та или иная партия, однако само существование такого фактора в продолжительном и противоречивом конфликте, которым является политический процесс в сфере регулирования проституции, не является очевидным. В любом случае, этот вопрос требует дальнейшего исследования.

Библиография

  1. Специальная литература

1.1 Книги:

1.1.1. Гидденс Э. Трансформация интимности — СПб.: Питер, 2004. — 208 С.

1.1.2.Голод С.И. XX век и тенденции сексуальных отношений в России// — СПб.: Алетейя, 196 — 191 c.

1.1.3.Кимлика У. Современная политическая философия: введение/ Пер.с англ. — Изд. дом ГУ-ВШЭ, 2010. — 592 С.

1.1.4.Ходырева Н.В. Современные дебаты о проституции . Гендерный подход //- СПб.: Алетейя , 2006. – 276 c.

1.1.5.Шварцмантель Д. Идеология  и политика/ Пер. с англ. — Х.: Изд-во Гуманитарный центр, 2009. — 312 c.

1.2. Статьи:

1.2.1. Декальчук А. А. Применение концепции коалиций поддержки к трехуровневой модели: возможно ли построение общей европейской наркотической политики на супранациональном уровне? // Тезисы докладов. Первая ежегодная конференция Отделения прикладной политологии НИУ ВШЭ - Санкт-Петербург «Октябрьские чтения». Отдел оперативной полиграфии НИУ ВШЭ - Санкт-Петербург, 2012. - 3 С.

1.2.2. Декальчук А. А. Реформы в условиях внешнего шока: принятие

Европейского ордера на арест как ответ на трагедию 11 сентября 2001 года //

Полития. Журнал политической философии и социологии политики. 2015. Т.

76. №1. С. 55-66.

1.2.3. Расчупкин М.К. Влияние партийной идеологии на позицию

по законодательной политике в сфере проституции// Публичная политика–2015. Сб. статей / под ред. М.Б. Горного и А.Ю. Сунгурова. – СПб.: Норма, 2016. – cc. 171-176

1.3.Прочее

1.3.1. Курсовая работа 2 курса по теме «Влияние партийной идеологии на позицию по законодательной политике в сфере проституции», выполненная Расчупкиным М.К. — 29 С.

1.3.2.Курсовая работа 3 курса по теме «Влияние партийной идеологии на политику в сфере проституции: сравнительный анализ демократических стран», выполненная Расчупкиным М.К. — 42 С.

II.Зарубежнаялитература

2.1.Книги.

2.1.1. Bindel J., The Pimping of Prostitution//Palgrave Macmillan, 2017 -  381 P.

2.1.2. Colomer J.M., Comparative European Politics//Routledge, 2008 - 321 P.

2.1.3.Mattson G., The Cultural Politics of European Prostitution Refom//Palgrave, 2016 – 253 P.

2.2.Статьи

2.2.1.Abel G. , Fitzgerald L. , Healy C. , Taking the crime out of sex work: New Zealand sex workers' fight for decriminalisation//Policy Press, 2010 - P. 45–55

2.2.2.Andeweg R., Thomassen J. Pathways to party unity: sanctions, loyalty, homogeneity and division of labour in the Dutch parliament // Party Politics: The International Journal for the Study of Political Parties and Political Organizations, 2011. –– P. 655-672.

2.2.3.Beran K., Revisiting the Prostitution Debate: Uniting Liberal and Radical Feminism in Pursuit of Policy Reform//Law and Inequality, 2012 – P. 19-56

Bryson V., Heppell T. Conservatism and feminism: the case of the British Conservative Party// Journal of Political Ideologies, 2010. — P.31-50

2.2.4.  Deady G.M The Girl Next Door: A Comparative Approach to Prostitution Laws and Sex Trafficking Victim Identification Within the Prostitution Industry//Washington and Lee Journal of Civil Rights and Social Justice, 2011 - P. 515-555

2.2.5. Denny E.S.,  The gradual transformation of a weak but enduring regime: contemporary French prostitution policy in transition (1946–2016)// Modern & Contemporary France, 2016,  - P. 299-314

2.2.6. Galiana C., Trafficking in Women, Working Paper//European Parliament, 2000 - 78 P.

2.2.7. Gould A., The Criminalisation of Buying Sex: the Politics of Prostitution in Sweden// Journal of Social Policy, 2001 – P 437-456

2.2.8.Green S.P., What Counts as Prostitution?//Bergen Journal of Criminal Law and Criminal Justice, 2016 - P. 65-101

2.2.9. Guy S. Prostitution Policy in Canada: Models, Ideologies, and Moving Forward // Canadian Association of Social Workers. 2014 - 13 P.

2.2.10.HOON, C; JACOBS, CD. Beyond belief: Strategic taboos and organizational identity in strategic agenda setting. //Strategic Organization. 2014. —  P.  244-273.

2.2.11. Meijerink, S.V. Understanding Policy Stability and Change: the Interplay of Advocacy Coalitions and Epistemic Communities, Windows of Opportunity, and Dutch Coastal Flooding Policy 1956–2003. Journal of European Public Policy 12 (6), 2005 - P. 1060-1077

2.2.12. Mossman E.,  International Approaches to Decriminalizing or Legalizing Prostitution//University of Wellington, 2007 - 42 P.

2.2.13.Owsiriski J.W. , Zadrozny S., Structuring the set of MPs in Polish Parliament: A simple clustering exercise//Annals of Operations Research 97 (2000) 15-29

2.2.14. Princen S.  Punctuated equilibrium theory and the European Union//Journal of European Public Policy, 2013. - P.854-870.

2.2.15. Sabatier, P. A.,  H. Jenkins-Smit. An Advocacy Coalition Model of Policy Change and theRole of Policy Orientated Learning Therein.// Policy Sciences 21, 1988  - P. 129–168.

2.2.16. Sampson L., “The Obscenities of this Country”: Canada v. Bedford and the Reform of Canadian Prostitution Laws// Duke Journal for Gender Law and Policy, 2014 - P.137-172

2.2.17. Schorn, M. N. Emergency Contraception for Sexual Assault Victims: An ACF.” Policy, Politics, and Nursing Practice 6 (4), 2005 - P. 343–53.

2.2.18. Skilbrei M.,  Holmström C. Is There a Nordic Prostitution Regime? //Crime and Justice 2011 - P. 479-517

2.2.19. Weible C.M., Sabatier P.A., McQueen K. Themes and Variations: Taking Stock of the Advocacy Coalition Framework // Policy Studies Journal 37, 2009. № 1. - P. 121-140

2.2.20. Walkowitz.  J. R., The Politics of Prostitution //  Signs: Journal of Women in Culture and Society, 1980 -  P. 123-135

III.Электронныересурсы.

3.1. Amnesty votes to decriminalise sex work and prostitution.The Irish Times, August 11, 2015. [Электронный ресурс] URL: http://www.irishtimes.com/news/social-affairs/amnesty-votes-to-decriminalise-sex-work-and-prostitution-1.2313863 (дата обращения: 09.12.2017).

3.2. Denmark: Government proposes outlawing prostitution// Library of Congress [Электронныйресурс] URL:http://www.loc.gov/law/foreign-news/article/denmark-government-proposes-outlawing-prostitution/,датаобрашения: 10.04.2018

3.3. France prostitution: MPs outlaw paying for sex.BBC News, 7 апреля 2016. [Электронный ресурс] URL: http://www.bbc.com/news/world-europe-35982929 (дата обращения: 08.04.2018).

3.4.Germany plans new law to protect prostitutes//Deutsche Welle [Электронныйресурс] URL:http://www.dw.com/en/germany-plans-new-law-to-protect-prostitutes/a-19020747mдатаобращения - 20.04.2018

3.5. Jeremy Corbyn: ‘I favour decriminalizing the sex industry’//The Guardian[Электронныйресурс] URL:https://www.theguardian.com/politics/2016/mar/04/jeremy-corbyn-decriminalise-sex-industry-prostitution,датаобращения: 1.01.2018

 3.6. Joining Trend, Bulgaria Won’t Allow Prostitution//The New York Times [Электронныйресурс] URL:https://www.nytimes.com/2007/10/06/world/europe/06bulgaria.html,датаобращения - 07.04.2018

 3.7. Minister for Justice signs new law on sexual offences//The Irish Times [Электронныйресурс] URL:https://www.irishtimes.com/news/crime-and-law/minister-for-justice-signs-new-laws-on-sexual-offences-1.3026288,датаобращения: 07.04.2018

3.8. Prostitution law plea rejected by the Scottish parliament// BBC News [Электронныйресурс] URL:http://www.bbc.com/news/uk-scotland-scotland-politics-18498858,датаобращения - 07.04.2018

3.9. Parties and Elections in Europe [Электронныйресурс] URL:http://www.parties-and-elections.eu.датаобращения: 15.04.2018

3.10. Police forced prostituted into brothels.ScienceNordic, February 18 2013 [Электронный ресурс] URL:http://sciencenordic.com/police-forced-prostitutes-brothels (дата обращения: 24.11.17)

3.11. Prostituţia NU mai e INFRACŢIUNE în noul Cod Penal.Gandul.info, December 14 2013 [Электронный ресурс] URL:http://www.gandul.info/stiri/prostitutia-nu-mai-e-infractiune-in-noul-cod-penal-cea-mai-tanara-prostituata-avea-sapte-ani-un-turist-american-a-sunat-innebunit-la-112-ca-nu-intelegea-in-ce-tara-a-ajuns-11746288 (дата обращения: 24.11.2017)

3.12. Scheda su disegna di legge S. 1079 Misure contro la prostituzione//OpenParlamento [Электронныйресурс] URL:https://parlamento16.openpolis.it/singolo_atto/24247,датаобращения: 3.05.2018

3.13. От Хаммурапи до Аси Казанцевой. Что социальные науки могут сказать о продаже сексуальных услуг. Троицкий вариант — Наука, 05.04.2016. [Электронный ресурс] URL:http://trv-science.ru/2016/04/05/ot-hammurabi-do-asi-kazancevoj/ (дата обращения: 15.04.18

Приложение

Приложение 1

Аналитическая модель, модифицированная с учетом новой теоретической информации (доработанная в рамках курсовой работы 3 курса)

Декриминализация

Криминализация

Легализация

Неоаболиционизм

Правый либерализм

Желателен

Невозможен

Маловероятен

Невозможен

Левый либерализм

Возможен

Невозможен

Желателен

Желателен

Традиционный консерватизм

Невозможен

Желателен

Возможен

Возможен

Неоконсерватизм

Возможен

Возможен

Невозможен

Возможен

Социализм

Невозможен

Возможен

Маловероятен

Желателен

Приложение 2

Позиции европейских политических партий по законодательной модели регулирования проституции

Party

Model

Country

Year

Ideology

Contradiction

Accord

SQ

Recent

EP

Actual

Murder

MurderYears

AAA-PBP

unc

Ireland

2017

soc

0

0

1

0

0

0

0

14

AFD

unc

Hungary

1999

rightlib

0

0

1

0

0

0

0

25

AfD

unc

Germany

2017

other

0

0

1

0

1

0

0

21

Alliance Party of Northern Ireland

abol

Northern Ireland

2014

rightlib

0

1

1

0

0

0

1

8

CDA

abol

Netherlands

2000

con

0

1

1

1

1

0

0

25

CDP

abol

Czech Republic

2005

neocon

0

1

1

1

0

0

0

25

CDU-CSU

leg

Germany

2016

neocon

1

0

1

0

1

0

0

25

CDU-CSU

abol

Germany

2001

neocon

0

1

0

1

1

0

1

5

Centre Party

unc

Sweden

1999

other

0

0

1

0

0

0

1

1

Centre Party

revcrim

Norway

2008

other

0

0

0

0

0

1

1

6

Centrists

unc

France

2013

other

0

0

1

0

1

0

0

25

Christian Democrats

crim

Sweden

1999

con

0

1

0

0

0

0

1

1

Christian People's Party

revcrim

Norway

2008

con

0

0

0

0

0

1

1

6

Conservative Party

abol

Norway

2008

neocon

0

1

1

1

0

0

1

6

Conservative People's

unc

Denmark

2012

con

0

0

1

0

1

0

0

25

Conservatives

abol

England-Wales

2008

neocon

0

1

1

1

1

0

1

2

Conservatives

abol

England-Wales

2015

neocon

0

1

1

1

1

0

1

9

CSSD

leg

Czech Republic

2005

leftlib

0

1

0

1

0

0

0

25

D66

leg

Netherlands

2000

other

0

0

0

0

1

1

0

25

Democratic Party of Pensioners of Slovenia

abol

Slovenia

2003

other

0

0

0

0

0

0

0

25

Die Linke

decrim

Germany

2017

soc

1

0

0

0

1

1

0

21

DIKKI

leg

Greece

1999

soc

0

0

0

0

1

1

0

25

DPP

decrim

Denmark

2012

neocon

0

1

1

0

1

1

0

25

DUP

revcrim

Northern Ireland

2014

con

0

0

0

1

1

1

1

8

EELV

abol

France

2014

other

0

0

1

0

1

0

0

25

FDP

leg

Germany

2013

rightlib

0

0

1

0

1

0

0

17

FDP

leg

Germany

2001

rightlib

0

0

0

1

0

1

1

5

Fianna Fail

revcrim

Ireland

2017

con

0

0

0

1

1

1

0

14

Fidesz

leg

Hungary

1999

con

0

0

0

0

0

1

0

25

Fine Gael

revcrim

Ireland

2017

neocon

0

0

0

1

1

1

0

14

FKgP

leg

Hungary

1999

con

0

0

0

0

0

1

0

25

FN

abol

France

2013

neocon

0

1

1

1

1

0

0

25

Four-Coalition

crim

Czech Republic

2005

con

0

1

0

0

0

0

0

25

GL

leg

Netherlands

2000

other

0

0

1

0

1

1

0

25

GPV

abol

Netherlands

2000

con

0

1

1

1

1

0

0

25

Green

unc

Northern Ireland

2014

other

0

0

1

0

0

0

1

8

Green Party

revcrim

Sweden

1999

other

0

0

0

0

0

0

1

1

Green Party

unc

Ireland

2017

other

0

0

1

0

0

0

0

14

Green Party

decrim

England-Wales

2017

other

0

0

0

0

1

1

0

11

Independence

revcrim

Iceland

2009

neocon

0

0

0

1

0

1

0

25

Independence

abol

Iceland

2007

neocon

0

1

0

0

0

0

0

25

Independents 4 Change

decrim

Ireland

2017

soc

1

0

1

0

0

1

0

14

KKE

leg

Greece

1999

soc

0

0

0

0

1

1

0

25

KSCM

abol

Czech Republic

2005

soc

0

0

1

1

0

0

0

25

Labour

unc

England-Wales

2015

leftlib

0

0

1

0

1

0

1

9

Labour

revcrim

England-Wales

2008

leftlib

0

1

0

0

1

1

1

2

Labour Party

leg

Netherlands

2000

leftlib

0

1

0

0

1

1

0

25

Labour Party

revcrim

Norway

2008

leftlib

0

1

0

0

0

1

1

6

Labour Party

revcrim

Ireland

2017

leftlib

0

1

0

1

1

1

0

14

Left Front

revcrim

France

2016

soc

0

1

0

0

1

1

0

25

Left Party

revcrim

Sweden

1999

soc

0

1

0

0

0

0

1

1

Left-Green Movement

abol

Iceland

2007

soc

0

0

0

0

0

0

0

25

Left-Green Movement

revcrim

Iceland

2009

leftlib

0

1

0

1

0

1

0

25

Liberal Alliance

unc

Denmark

2012

rightlib

0

0

1

0

0

0

0

25

Liberal Democracy for Slovenia

abol

Slovenia

2003

leftlib

0

0

0

0

0

0

0

25

Liberal Democrats

decrim

England-Wales

2015

rightlib

0

1

1

0

1

1

1

9

Liberal Democrats

decrim

England-Wales

2008

rightlib

0

1

1

1

1

1

1

2

Liberal Party

abol

Iceland

2007

rightlib

0

1

0

0

0

0

0

25

Liberal Party

abol

Norway

2008

rightlib

0

1

1

1

0

0

1

6

Liberal People's Party

abol

Sweden

1999

rightlib

0

1

1

0

0

0

1

1

MDF

leg

Hungary

1999

rightlib

0

0

0

0

0

1

0

25

MIEP

unc

Hungary

1999

con

0

0

1

0

0

0

0

25

Moderate Party

abol

Sweden

1999

neocon

0

1

1

0

0

0

1

1

MSZP

unc

Hungary

1999

soc

0

0

1

0

0

0

0

25

ND

leg

Greece

1999

neocon

1

0

0

0

1

1

0

25

New Slovenia

abol

Slovenia

2003

con

0

1

0

0

0

0

0

25

PASOK

leg

Greece

1999

leftlib

0

1

0

0

1

1

0

25

PDS

leg

Germany

2001

soc

0

0

0

1

1

1

1

5

PRG

abol

France

2013

soc

0

0

1

1

0

0

0

25

Progress Party

abol

Norway

2008

rightlib

0

1

1

1

0

0

1

6

Progressive Party

revcrim

Iceland

2009

other

0

0

0

1

0

1

0

25

Red Green

revcrim

Denmark

2009

soc

0

1

0

1

0

1

0

25

RPF

abol

Netherlands

2000

con

0

1

1

1

1

0

0

25

Scottish Greens

decrim

Scotland

2016

other

0

0

1

0

0

1

1

10

Scottish Labour

revcrim

Scotland

2016

leftlib

0

1

0

1

1

1

1

10

Scottish Liberal Democrats

decrim

Scotland

2016

rightlib

0

1

1

0

0

1

1

10

SDLP

revcrim

Northern Ireland

2014

leftlib

0

1

0

1

0

1

1

8

SGP

abol

Netherlands

2000

con

0

1

1

1

1

0

0

25

Sinn Fein

revcrim

Ireland

2017

leftlib

0

1

0

1

0

1

0

14

Sinn Fein

revcrim

Northern Ireland

2014

leftlib

0

1

0

1

1

1

1

8

Slovenian National Party

abol

Slovenia

2003

other

0

0

0

0

0

0

0

25

Slovenian People's Party-Slovene Christian Democrats

abol

Slovenia

2003

con

0

1

0

0

0

0

0

25

SNP

revcrim

Scotland

2017

leftlib

0

1

0

1

1

1

0

11

Social Democratic Alliance

abol

Iceland

2007

leftlib

0

0

0

0

0

0

0

25

Social Democratic Alliance

revcrim

Iceland

2009

leftlib

0

1

0

1

0

1

0

25

Social Democrats

abol

Denmark

2009

leftlib

0

0

0

0

0

1

0

25

Social Democrats

revcrim

Denmark

2009

leftlib

0

1

0

1

1

1

0

25

Social Democrats

revcrim

Ireland

2017

soc

0

1

0

1

1

1

0

14

Social Liberals

unc

Denmark

2012

leftlib

0

0

1

0

1

0

0

25

Socialist Left Party

revcrim

Norway

2008

soc

0

1

0

0

0

1

1

6

Socialist Party

revcrim

France

2013

leftlib

0

1

0

0

1

1

0

25

Socialist People's

revcrim

Denmark

2012

soc

0

1

0

1

1

1

0

25

SP

unc

Netherlands

2000

soc

0

0

1

0

1

0

0

25

SPD

leg

Germany

2016

leftlib

0

1

1

0

1

0

0

25

SPD

leg

Germany

2001

leftlib

0

1

0

1

1

1

1

5

SSDP

revcrim

Sweden

1999

leftlib

0

1

0

0

0

0

1

1

SYN

leg

Greece

1999

soc

0

1

0

0

1

1

0

25

The Greens

leg

Germany

2001

other

0

0

0

1

1

1

1

5

TUV

revcrim

Northern Ireland

2014

other

0

0

0

1

0

1

1

8

UMP

abol

France

2015

con

0

1

1

0

1

0

0

25

United List of Social Democrats

abol

Slovenia

2003

leftlib

0

0

0

0

0

0

0

25

UUP

unc

Northern Ireland

2014

con

0

0

1

0

1

0

1

8

Venstre

abol

Denmark

2009

rightlib

0

1

1

1

1

0

0

25

VVD

leg

Netherlands

2000

neocon

1

0

0

0

1

1

0

25

Youth Party of Slovenia

abol

Slovenia

2003

other

0

0

0

0

0

0

0

25

Приложение 3

Полный скрипт количественного анализа.

Database<-read.csv("Parties.csv", header=TRUE, sep=";")

Database

attach(Database)

model<-as.factor(Model)

ideology<-as.factor(Ideology)

contradiction<-as.factor(Contradiction)

accord<-as.factor(Accord)

sq<-as.factor(SQ)

recent<-as.factor(Recent)

ep<-as.factor(EP)

actual<-as.factor(Actual)

murder<-as.factor(Murder)

#Гипотеза №1 - партии не противоречат своей идеологии

hist(Contradiction, breaks=3, labels=TRUE) #оценкасоотношения

H1<-binom.test(5, 105, p=0.5, alternative="less")#проверкагипотезы

H1

H2dev.off() #очистка графической среды для последующей работы

#Гипотеза №2 - партии соответствуют своей идеологии

hist(Accord, breaks=3, labels=TRUE) #оценка соотношения

H2<-binom.test(52, 105, p=0.5, alternative="greater")#проверкагипотезы

H2

dev.off() #очистка графической среды для последующей работы

#Гипотеза №3 - партии склонны поддерживать статус кво

hist(SQ, breaks=3, labels=TRUE) #оценкаколичества

H3<-binom.test(44, 105, p=0.25, alternative="greater")#проверка гипотезы, независимое от статуса кво распределение подразумевает выбор 1 из 4 альтернативных моделей, отсюда p=0.25

H3

dev.off() #очистка графической среды для последующей работы

#Гипотеза №4 - партии поддерживают модели, недавно принятые в соседних странах

hist(Recent, breaks=3, labels=TRUE)#оценкаколичества

H4<-binom.test(39, 105, p=0.5, alternative="greater") #проверкагипотезы

H4

#Гипотеза №5 - партии, входящие в Европейский Парламент, поддерживают актуальные в его повестке модели

H5<-glm(actual~ep, family=binomial(link="logit")) #проверкагипотезы

summary(H5)

#Гипотеза №6 - громкие убийства, связанные с проституцией, толкают партии к отказу от статуса кво

H6<-glm(sq~murder, family=binomial(link="logit"))#проверкагипотезы

summary(H6)

#Гипотеза №7 - громкие убийства, связанные с проституцией, толкают партии к поддержке обратной криминализации

model_revcrim_binomial<-ifelse(model=="revcrim", 1, 0) #dummy variable для случаев поддержки обратной криминализации

H7<-glm(model_revcrim_binomial~murder, family=binomial(link="logit")) #проверкагипотезы

summary(H7)




Похожие работы, которые могут быть Вам интерестны.

1. Функции политических партий. Классификация политических партий

2. Роль политических партий в партийной системе США

3. Проблема европейской интеграции в политике ведущих британских политических партий (2010 – 2016 гг.)

4. Значение политических партий и роль партийных систем в Европейской интеграции постсоциалистических стран

5. Факторы, определяющие минимальный припуск

6. Доходы населения и факторы, определяющие их. Проблема неравенства и распределения доходов

7. Производственная структура предприятия строительной промышленности: определяющие факторы, характеризующие показатели, организационные типы, виды, пути совершенствования

8. Производственная мощность предприятия стройиндустрии: понятие, факторы ее определяющие, методы расчета, показатели использования производственных фондов, пути их повышения

9. Предложение и факторы, его определяющие. Закон предложения. Кривая предложения

10. Экономический рост: понятие, факторы, модели