Возмещение морального вреда



ПЕРМСКИЙ ФИЛИАЛ ФЕДЕРАЛЬНОГО  ГОСУДАРСТВЕННОГО АВТОНОМНОГО ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО УЧРЕЖДЕНИЯ

ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ

«НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

«ВЫСШАЯ ШКОЛА ЭКОНОМИКИ»

Социально-гуманитарный факультет

Понамарчук Андрей Кириллович

возмещение морального вреда

Выпускная квалификационная работа - БАКАЛАВРСКАЯ РАБОТА

студента образовательной программы бакалавриата «Юриспруденция»

по направлению подготовки 40.03.01 Юриспруденция

Рецензент

кандидат юридических наук

Д.В. Носов

Руководитель

кандидат юридических наук,

доцент кафедры гражданского и предпринимательского права

И.Ю. Мирских

Пермь, 2018 год

Оглавление

Введение

Актуальность.В соответствии со статьей 1 Конституции Российской Федерации, Россия – это правовое государство, одной из главных черт которого является правовая защищенность прав и свобод человека. В целях реализации указанной защищенности, граждане, помимо прочего, наделены различными правовыми инструментами, позволяющими возместить причиненный им вред, возникший из нарушения их законных прав. Одним из таких инструментов является институт компенсации морального вреда, закрепленный в статье 151 Гражданского кодекса Российской Федерации. Однако, нормы, регулирующие указанный институт, содержат ряд недостатков: отсутствие минимального и максимального размера возмещения морального вреда; критерии определения размера компенсации предполагают высокую долю судейского усмотрения; отсутствие метода оценки размера компенсации морального вреда. Указанные недостатки приводят к отсутствию единообразия в судебной практике и к проблемам в правоприменении.

Кроме того, в связи с отсутствием конкретной формулы для определения размера возмещения, потерпевший не может самостоятельно произвести расчет суммы компенсации морального вреда, которая полагается ему при тех или иных обстоятельствах, а, следовательно, в меньшей степени может защитить свои права.

В ходе нашего исследования мы провели анализ понятия морального вреда, выявили критерии и обстоятельства, которые необходимо учитывать суду при оценке размера компенсации морального вреда, а также рассмотрели методики, которые следует применять для определения справедливого размера компенсации.

Степень изученности темы.Данная тема достаточно широко освещена различными учёными, экспертами, практикующими юристами, специализирующимися на гражданском праве. Одной из фундаментальных работ по данной теме является монография «Институт компенсации морального вреда в российском гражданском праве» за авторством А. Т. Табунщикова. Также необходимо отметить и вклад А. М. Эрделевского, им было написано несколько работ, в которых рассмотрен институт компенсации морального вреда в различных аспектах, а также выработан метод определения размера компенсации морального вреда, на который также ссылается большинство теоретиков при исследовании института морального вреда. Изучением обозначенной темы занимались также Е. А. Суханов, О. Е. Чорновол, Т. Н. Пушкина, Н. Н. Уюткин, А. К. Сисакьян, А. В. Орлов, З. М. Погосова, В. Н. Сидоров, М. А. Редчиц, И. В. Пожаров, Е. А. Нахова, О. А. Красавчиков, В. Г. Рогозина и многие другие.

Объектом исследования являются общественные отношения, возникающие при реализации права на компенсацию морального вреда.

Предметом исследования являются порядок определения размера компенсации морального вреда, формулы, используемые для простоты его определения, судебная практика по данной категории дел, а также нормы российского законодательства, содержащие положения, регулирующие институт возмещения морального вреда.

Цели и задачи исследования.Целью выпускной квалификационной работы является комплексное исследование института компенсации морального вреда, а также выработка критериев, коэффициентов, позволяющих на практике определить размер компенсации морального вреда, подлежащий выплате пострадавшему лицу.

Для достижения данной цели были поставлены следующие задачи:

  1. Рассмотреть историю развития института возмещения морального вреда в отечественном праве;
  2. Проанализировать понятие морального вреда и произвести сравнение с зарубежным опытом;
  3. Установить основания возникновения права на компенсацию морального вреда;
  4. Рассмотреть критерии и порядок определения размера компенсации морального вреда;
  5. На основе анализа судебной практики и существующих научных решений синтезировать формулу для выявления определенного размера компенсации морального вреда с последующим использованием ее на специализированном сайте/мобильном приложении;
  6. Выработать предложение по совершенствованию действующего законодательства.

Структура выпускной квалификационной работы обусловлена поставленными целями и задачами и состоит из введения, трех глав, разбитых на параграфы, заключения, библиографического списка и приложений.

Введение включает в себя постановку проблемы исследования, обоснование актуальности, степень разработанности темы, ее цели и задачи.

Первая глава посвящена рассмотрению истории развития института компенсации морального вреда в России, анализу изменений, а также выявлению определения морального вреда и его характеристики, сравнению с зарубежным опытом.

Во второй главе приводится анализ судебной практики, законодательства, а также работ теоретиков, выявляются условия, критерии и порядок определения размера компенсации.

В третьей главе проводится анализ формул расчета размера возмещения морального вреда, предлагаемых теоретиками, синтез наиболее практикоприменимой формулы, обзор способов ее интеграции в интернет-сайты, мобильные приложения с целью удобства ее использования обычными гражданами, а также разработка предложения по совершенствованию существующего российского законодательства в сфере регулирования института компенсации морального вреда.

Заключение содержит основные выводы, выработанные в ходе исследования.

Библиография включает список использованных диссертационных работ, монографий, научных статей, нормативно-правовых актов и судебной практики.

Приложения включают в себя рисунки, позволяющие наглядно отобразить пример работы разработанного прототипа мобильного приложения для вычисления размера компенсации морального вреда.

Глава 1. Понятие возмещения (компенсации) морального вреда

1.1. История возникновения и развития института возмещения (компенсации) морального вреда в России

Первое упоминание понятия «моральный вред» в отечественном законодательстве встречается в статье 53 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР [Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР], однако история возникновения и развития данного института в России берет свое начало с договоров между Киевской Русью и Византией 911 и 944 годов. Указанные соглашения включают в себя нормы, которые, помимо прочего, регламентируют вопрос санкций за преступление. В качестве одной из санкций в соглашениях выделяют взимание материального вознаграждения у преступника в пользу жертвы. В качестве примера, приведем положения статьи 4 договора 911 года, согласно которой, в случае бегства убийцы, всё его имущество должно быть передано родственникам убитого [Договор Руси с Византией]. Статья 5, упомянутого выше акта, предусматривает компенсацию в размере до 5 литров серебра за причинение физических страданий потерпевшему, в зависимости от имущественного положения причинителя вреда. В статье 6 также в качестве санкции предусмотрено денежное взыскание, но за имущественное преступление. Статьи договора между Русью и Византией 944 года в большинстве случаев дублируют аналогичные положения договора 911, поэтому рассмотрены отдельно не будут. Однако, следует отметить, что нормы указанных соглашения являются отправной точкой эволюции института компенсации морального вреда в отечественном праве.

Следующий этап формирования института морального вреда связан с принятием первого кодифицированного акта в истории отечественного права, Русской Правды, положения которого регламентировали, в том числе, вопрос защиты жизни, имущества, чести и здоровья человека.

Так, согласно статье 2 Краткой редакции Русской Правды, потерпевшему предоставляется на выбор один из двух способов компенсации физических страданий: взыскание с виновника 3 гривны; месть причинителю вреда [Русская Правда (Краткая редакция)].

В Краткой редакции Русской Правды отсутствовали санкции за причинение вреда чести потерпевшему словом, в связи с чем внешний состав данной категории преступлений сливался с внешним составом причинения вреда здоровью. В качестве примера рассмотрим положения статьи 8, в соответствии с которой, вырывание бороды или уса компенсировалось двенадцатью гривнами. В то же время, за отрубание пальца выплачивалась в четыре раза меньшая компенсация, а именно – три гривна, что, по нашему мнению, связано с причинением нравственных страданий потерпевшему, оскорблением его чести, потому что отсутствует соотнесение физического вреда со строгостью наказания.

В Пространной редакции Русской Правды вводится новый вид компенсации, названный «за обиду». Так, согласно статье 34 Пространной редакции, в случае кражи оружия, коня или одежды, потерпевшему выплачивается компенсация «за обиду» в размере трех гривен, а также возвращается украденное имущество [Русская Правда (Пространная редакция)].

Рассмотренные выше положения приводят нас к выводу о том, что Русская Правда безусловно повлияла на эволюцию института компенсации морального вреда в отечественном праве, в том числе и за счет введения компенсации за обиду, что, безусловно, можно соотнести с возмещением морального вреда, компенсирующее нравственные и (или) физические страдания потерпевшего.

В качестве третьего этапа эволюции института компенсации морального вреда можно выделить период между становлением Московского государства и установлением абсолютной монархии в России. В рамках нашего исследования в качестве основных источников права данного периода были взяты Судебник ИванаIII (1497 год), Судебник ИванаIV (1550 год), а также Соборное Уложение (1649 год).

Централизация государственной власти и ее последующая абсолютизация привела к необходимости законодательного охвата большей части сфер человеческой жизнедеятельности, в том числе нематериальных благ и средств по их защите. Судебник ИванаIII, например, содержал норму, в соответствии с которой с убийцы взыскивалась «головщина», которая применялась совместно со смертной казнью [Судебник Ивана III (1497 г.)]. Под «головщиной» понималась компенсация, которая выплачивалась семье погибшего. В дальнейшем, помимо «головщины», Судебник ИванаIV позволил семье убитого предъявлять гражданский иск в связи с убийством [Судебник Ивана IV (1550 г.)]. В качестве еще одного нововведения следует обозначит то, что в Судебнике ИванаIV была введена норма, в соответствии с которой можно было взыскивать компенсацию за оскорбление чести. Указанная компенсация называлась «бесчестьем», и ее размер варьировался в зависимости от сословия обиженного.

В Соборном Уложении 1649 года были конкретизированы положения, относительно компенсации за оскорбления. Так, были определены конкретные суммы, которые причитались за «бесчестье» городским, сельским жителям, духовным, служилым лицам, а также людям разного звания [Соборное Уложение 1649 года]. Зависимость от социального положения касалась и компенсации за причинение физических страданий, телесных повреждений. Следует также отметить, что Соборное Уложение содержало в себе и понятие клевета. Суд устанавливал истинность заявлений клеветника или оскорбителя и наказывал его только в ситуации, когда заявления оказывались ложными.

Рассмотренные выше положения Соборного Уложения продолжали действовать в том числе и вXVIII веке, однако были дополнены и расширены многочисленными законодательными актами, принимаемыми в течение этого времени. Так, например, Манифест ЕкатериныII (21 апреля 1787 г.) разделил оскорбления на заочную и очную формы [Манифест Екатерины II от 21 апреля 1787 г.].

Окончательное вступление России в эпоху абсолютизма ознаменовало и переход к следующему этапу развития института возмещения морального вреда. Указанному периоду характерна систематизация переставших действовать, а также актуальных нормативных актов, активным деятелем которой был Михаил Михайлович Сперанский, представивший в 1830 году монументальный памятник российского права – Полное собрание законов Российской империи. Действующее законодательство Российской империи того периода было систематизировано в Своде законов Российской империи, который содержал вX томе нормы гражданского права, различающие обязательства из договора и обязательства из причинения вреда.

Возмещение морального вреда, как и понятие моральный вред, всё еще не было закреплено в действующем законодательстве указанного периода, однако существовали аналоги, которые охватывали отдельные случаи возмещения морального вреда, примеры которых рассмотрим далее. В соответствии со статьей 678 части первой тома 10 Свода законов Российской империи, если судья умышленно, либо по невнимательности или неосмотрительности вынесет обвинительный приговор невиновному, он будет обязан, помимо прочего, выплатить сумму денег, определенную в законе, а также возместить материальный ущерб [Свод законов Российской империи]. Согласно статье 667 части 1 тома 10 Свода законов Российской империи, в случае оскорбления или нанесения личной обиды потерпевшему, виновник обязан по требованию обиженного выплатить  ему от 1 до 50 рублей, что является аналогом компенсации за причинение морального вреда путем оскорбления. Несмотря на существование указанных выше норм, продолжали отсутствовать конкретные положения законодательства, непосредственно направленные на компенсацию физических и нравственных страданий индивида. Так, статья 684 предусматривала вознаграждение за убытки и вред, однако, что под этим вредом подразумевается не было конкретизировано.

Дальнейшее развитие гражданского законодательства Российской империи, а также изучение зарубежного опыта привело к разработке проекта Гражданского уложения, который был представлен в 1905 году. В нем были учтены тенденции, в том числе, и законодательства Германии, Германское гражданское уложение которой, например, в статье 847 предусматривало «billige Entschädigung» (справедливое вознаграждение) в качестве компенсации за нематериальный вред [Bürgerliches Gesetzbuch].

В нормах проекта Гражданского уложения Российской Империи 1905 года было закреплено понятие «нравственный вред», которое было связано с физическими страданиями индивида, испытываемыми, в связи с обезображиванием лица, а также другими телесными повреждениями. Нравственный вред, согласно статье 130, также компенсировался и в случае умышленного, либо по грубой неосторожности неисполнения обязательства должником [Проект Гражданского уложения Российской империи 1905 г.].

Следующий период развития института компенсации морального вреда берет свое начало с Октябрьской революции, произошедшей 25 октября (7 ноября) 1917 года, ознаменовавшей начало советского периода в отечественной истории.

Первая мировая война, а также революционные события началаXX века привели к отказу от принятия закона «Об обязательственном праве», а также Гражданского уложения, что послужило препятствием для окончательного формирования института компенсации морального вреда несмотря на то, что уже существовали все необходимые для этого предпосылки [Сисакьян, 2011], которые были рассмотрены ранее.

В советский период преобладающим мнением являлось то, что компенсация морального вреда недопустима, а жизнь, здоровье и личность советского человека в целом не могут быть оценены в денежном эквиваленте, так как они выше этого [Флейшиц, 1951, с. 24]. В связи с этим институт компенсации морального вреда еще долгий период времени не получал своего закрепления в отечественном законодательстве.

В то же время, ряд советских ученых придерживались мнения, что компенсация морального вреда всё-таки имеет место быть, несмотря на отсутствие прямого упоминания его в законе.

Так, Б. Утевский в своей работе проанализировал положения Уголовного кодекса РСФСР 1926 года и Гражданского кодекса РСФСР 1922 года и пришел к выводу, что статьи 44 УК РСФСР и 403 ГК РСФСР предусматривают компенсацию не только материального вреда, но и морального. Так, в соответствии со статьей 403 ГК РСФСР возмещается вред, причиненный не только имуществу потерпевшего, но и его личности. В связи с тем, что отсутствуют основания предполагать то, что вред личности – это нарушение личной неприкосновенности, автор считает, что имеет место быть возмещение морального вреда [Утевский, 1927, с. 1084].

Однако, вне зависимости от мнения отдельных ученых, как было уже указано ранее, денежная оценка морального вреда в основном воспринималась как унижение личности советского человека. Само понятие «моральный вред» (только понятие, не его денежная оценка или возможность компенсации) впервые в истории отечественного права было закреплено в Уголовно-процессуальном кодексе РСФСР, принятом 27 октября 1960 года. Моральный вред использовался в качестве одного из критериев определения индивида как потерпевшего (лицо, которому был причинен имущественный, физический или моральный вред преступлением) [Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР], однако дальнейшего своего развития институт компенсации морального вреда в данном законодательном акте не получил.

Современный этап развития института компенсации морального вреда начинается с принятия 31 мая 1991 года Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик, статья 131 «Возмещение морального вреда» которого содержит определение понятия «моральный вред» (физические или нравственные страдания), а также общие положения о его возмещении [Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик].

Сегодня институт возмещения морального вреда предусмотрен нормами Гражданского кодекса Российской Федерации, которые мы рассмотрим позднее.

Подытоживая вопрос истории развития института возмещения морального вреда, перечислим рассмотренные этапы:

1.2. Современный подход к определению понятия морального вреда

В настоящий момент определение понятия моральный вред закреплено в статье 151 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которой моральный вред – это «физические или нравственные страдания» [Федеральный закон № 51-ФЗ]. Данное понятие не в полной мере раскрыто, в связи с чем существует множество различных мнений теоретиков по указанному вопросу, часть из которых мы проанализируем далее. Это необходимо в связи с тем, что без понимания того, что из себя представляет моральный вред, невозможно рассмотреть вопрос его компенсации.

Для начала разделим понятие «моральный вред» на две части и рассмотрим каждую из его составляющих. Под моралью, согласно Л. А. Морозовой, следует понимать правила поведения, базирующиеся на воззрениях людей о добре, зле, долге, справедливости, чести, достоинстве, позволяющие оценивать действия индивидов, организаций и иных субъектов [Морозова, 2010]. А. М. Эрделевский же, в свою очередь, дает определение в более узком смысле, в соответствии с котором мораль – это совокупность идей о добре, зле, справедливости и несправедливости [Эрделевский, 1998]. Исходя из вышесказанного, мы приходим к выводу, что мораль – это нравственная составляющая личности индивида.

Теперь обратим внимание на понятие «вред». Согласно С. А. Чутову, вред – это негативные последствия, возникающие в связи с нарушением охраняемых законом прав и интересов государства, индивида, организаций и посягательствами на общественные отношения в целом [Чутов, 2008, с. 73-74]. В узком смысле вред – это негативное социальное явление.

Далее важно обозначить отличие морального вреда от имущественного (убытков). В законе определение убытков закреплено в статье 15 Гражданского кодекса, в соответствии с которой можно выделить следующие составляющие имущественного вреда: реальный ущерб и упущенная выгода. Под реальным ущербом понимаются расходы, которые пострадавшее лицо понесло или которые ему придется понести в связи с нарушенным правом. Под упущенной выгодой же понимаются те доходы, которые лицо должно было бы получить при обычных условиях гражданского оборота, однако не получило/не получит из-за того, что его право нарушили.

Рассмотренные положения законодательства позволяют сделать вывод о наличии следующих особенностей имущественного вреда, дающих возможность отграничить его от вреда морального.

Во-первых, имущественный вред выражается в конкретной денежной сумме, которую можно рассчитать относительно каждого случая.

Во-вторых, убытки причиняются непосредственно имущественной сфере индивида.

Соответственно к моральному вреду относятся противоположные положения (неимущественная сфера, сложно дать объективную денежную оценку размера причиненного вреда).

Как уже упоминалось ранее, в статье 151 Гражданского кодекса Российской Федерации понятие морального вреда раскрыто в недостаточной степени. Например, статья 2217 Гражданского кодекса Филиппин определяет моральный вред как душевные, физические страдания; нанесенный репутации вред; страх; испуг; иное серьезное беспокойство; социальное унижение; раненные чувства и иной подобный вред [Delpuerto, 2015]. Данное определение позволяет в большей мере понять, что включает в себя моральный вред, нежели просто физические или нравственные страдания.

Проводя сравнение с зарубежным правом, следует отметить, что в нем зачастую вместо морального вреда используются такие понятия как: «psychological injury», «psychiatric injury», «nervous shock» и «ordinary shock», то есть психологический вред, психический вред, нервный или обычный шок. Важность данного уточнения заключается в том, что в других странах под понятием моральный вредом могут пониматься совершенно другие институты, лишь косвенно связанные с институтом морального вреда в России. Например, в Соединенных Штатах Америки, согласноS.Maguen иB.Litz, моральный вред - акт серьезного нарушения, ведущий к когнитивному диссонансу, основанному на противоречии опыта основным этическим и моральным убеждениям [Maguen, Litz, 2012,p. 1-6]. Указанный термин в США принято применять к ветеранам, соответственно к нашему исследованию данная категория отношения не имеет.

Говоря о термине «nervousshock» (нервный шок), отметим, что под ним понимается «недостаточность кровообращения, вызванная внезапным падением артериального давления и вызывающая бледность, потливость, быстрый (но слабый) пульс» [Ahmadetal., 2009]. Как мы видим, понятие «нервный шок» не эквивалентно понятию «моральный вред» или «психический вред». Нервный шок является следствием морального вреда.

Рассматривая зарубежное право, обратим внимание на греческий опыт. Гражданский кодекс Греции не содержит термина «моральный вред», греческий термин «psychiki odyni» буквально переводится как психологическая боль, мучение. Согласно греческому адвокатуI.Pavlakis, «psychikiodyni» - физический и психологический вред, причиненный в результате нанесения вреда здоровью, чести, достоинству и свободе жертвы. Иск о возмещении вреда может быть подан в связи с физическими или нравственными страданиями, причиненными жертве из-за утраты физической или психической неприкосновенности, временной или постоянной инвалидности, нарушения репродуктивной (сексуальной) функции, дискомфорта, в целом из-за потери чего-либо, чем жертва могла бы наслаждаться или сделать, однако лишена данной возможности из-за нанесенного вреда [Pavlakis, 2016]. Понятие, представленное в греческом законодательстве, коррелирует с идеями А. Т. Табунщикова, который также предлагает изменить в российском законодательстве понятие моральный вред на психический вред, обосновывая это тем, что «моральный вред проявляется непосредственно в психической деятельности человека» [Табунщиков, 2007].

J.Vargas, основываясь на идеях французских специалистов, а также теорииBorjaSoriana, предложил разделить моральный вред на три категории:

В соответствии с нашим мнением, рассмотренное разделение морального вреда на категории требует более тщательной доработки и на данном этапе не представляет практического интереса для развития института возмещения морального вреда.

М. Н. Малеина также предлагает произвести разделение морального вреда на несколько, составляющих, а точнее, выделить из него физический вред. Так, согласно мнению автора, физический вред проявляется через физические страдания индивида, боль, а моральный вред – через нравственные страдания (в качестве примера приводится чувство страха) [Малеина, 1991, с. 27-29]. Не можем согласиться с позицией М. Н. Малеиной, поскольку, в соответствии с нашим мнением, физические и нравственные страдания зачастую проявляются в совокупности, физический вред вызывает нравственные страдания человека (например, обезображенное лицо), так и нравственные страдания приводят физической боли (например, психосоматические заболевания). В связи с этим, указанное разделение представляется нецелесообразным.

Г. Г. Горшенков же определяет моральный вред как неблагоприятные последствия, которые получает потерпевший в связи с правонарушением. По мнению автора, необходимо выделить следующие последствия: социальный дискомфорт, физические, психические страдания, нравственные переживания, упущенная выгода, а также дополнительные расходы, возникшие в связи с косвенным или прямым умалением неимущественных благ потерпевшего [Горшенков, 1996].

А. М. Эрделевский также не оставил без внимания вопрос понятия морального вреда и определил его как негативные изменения, возникающие в психике индивида в связи с получением им физических или нравственных страданий [Эрделевский, 2004]. Безусловно, как уже упоминалось ранее, психическое и психологическое состояние человека играет одну из решающих ролей в вопросе морального вреда, так как и нравственные, и физические страдания оставляют на нем след или, как правильно отметил автор, негативные изменения.

Кроме теоретиков, попытку раскрыть понятие морального вреда предпринял и Пленум Верховного Суда Российской Федерации. В пункте 2 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 г. №10 разъяснено, чем могут быть причинены физические или нравственные страдания: действием или бездействием, которое посягает нематериальные блага гражданина, его права, в том числе имущественные и личные неимущественные [Постановление Пленума Верховного Суда РФ №10]. Исходя из данного положения, приходим к выводу, что возмещение морального имеет место быть в том числе и в связи с нарушением имущественных прав индивида [Семыкин, 2013]. Также в данном постановлении было разъяснено, в чем может проявляться моральный вред. В качестве примера приводятся нравственные переживания из-за потери близких родственников, работы, невозможность дальнейшего ведения активной социальной жизни, раскрытие семейной или врачебной тайны, распространение ложных сведений, порочащих достоинство, честь гражданина, его деловую репутацию, физическая боль, лишение различных прав и так далее.

Разъяснения Пленума ВС РФ также подтверждают ошибочность суждения М. Н. Малеиной о выделении физической боли в качестве отдельного физического вреда, поскольку в Постановлении ВС РФ № 10 от 10.12.1994 г. физическая боль упоминается в качестве одного из проявлений морального вреда. Однако, Пленум ВС РФ в указанном Постановлении основное внимание уделил именно нравственным страданиям, выделяя приоритетную черту морального вреда. Говоря же о физических страданиях, то они состоят из физической боли, мучений, возникающих в связи с увечьями, истязаниями и заболеваниями, которые перенесены в том числе из-за нравственных страданий.

Вследствие того, что Пленум Верховного Суда Российской Федерации в рассмотренном ранее постановлении выделяет в качестве причин физических страданий, которые являются основанием возникновения права на возмещение морального вреда, заболевание, перенесенное из-за нравственных страданий, можно говорить о возможности компенсации вторичного морального вреда. Например, рассмотрим ситуацию, когда индивид испытывает нравственные страдания из-за раскрытия о нем врачебной тайны, его переживания приводят к инфаркту, соответственно, к физическим страданиям из-за которых он также испытывает нравственные страдания, которые и являются вторичными. Следовательно, в указанном случае присутствует совокупный моральный вред.

По причине того, понятие морального вреда в отечественном законодательстве раскрыто в недостаточной степени, как уже упоминалось ранее, теоретики разрабатывают собственные предложения о совершенствовании законодательства. Например, М. Н. Малеина, помимо выделения из морального вреда физический, также предлагает заменить термин «моральный вред» термином «неимущественный вред» [Малеина, 2005], обосновывая это синонимичностью понятий нравственный и моральный.

Подводя итог, отметим, что, основываясь на рассмотренном зарубежном опыте, а также предложениях А. Т. Табунщикова и А. М. Эрделевского, мы приходим к выводу о необходимости изменения в законодательстве понятия «моральный вред» на понятие «психический вред», поскольку физические и нравственные страдания наносят вред не правилам поведения, базирующимся на воззрениях людей о добре, зле, долге, справедливости, чести, достоинстве, позволяющих оценивать действия индивидов, организаций и иных субъектов, чем является мораль, а психической сфере индивида. Исходя из этого, изменение понятия позволит устранить существующее противоречие.

Глава 2. Гражданско-правовая ответственность за причинение морального вреда

2.1. Условия возмещения (компенсации) морального вреда

В целях дальнейшего рассмотрения института компенсации морального вреда, условий его возмещения, необходимо выделить следующие основные нормативно-правовые акты, которые регулируют обозначенный вопрос в настоящее время:

Далее мы рассмотрим условия возникновения права на возмещение морального вреда, предусмотренные в обозначенных ранее актах, однако, следует отметить, что в случаях, когда закон прямо не предусматривает возможность возмещения морального вреда в тех или иных конкретных правоотношениях, указанное право на компенсацию всё равно может иметь место быть. Так, например, согласно пункту 28 Обзора практики разрешения судами споров, возникающих в связи с участием граждан в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости участник долевого строительства имеет право на компенсацию морального вреда при условии нарушения, принадлежащих ему, прав потребителя [Обзор практики разрешения судами споров, возникающих в связи с участием граждан в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости].

Исходя из положений статьи 151 Гражданского кодекса Российской Федерации, выделим следующие основные условия наличия права на компенсацию морального вреда:

Соответственно, при одновременном выполнении указанных выше условий, у индивида возникает право на компенсацию морального вреда.

В. В. Семыкин в своей работе также затрагивает вопрос условий возмещения морального вреда, сосредотачиваясь на данных условиях как на предмете доказывания. Актуальность данной работы заключается в том, что в настоящее время законодательство не содержит конкретного перечня фактов, подлежащих доказыванию истцом в делах о компенсации морального вреда. Кроме того, как верно отметил автор, в гражданском процессуальном законодательстве термин «предмет доказывания» даже не используется, однако получил широкую разработку в науке и под ним понимается обстоятельства, «обосновывающие требования и возражения сторон» [Семыкин, 2014].

Нам видится разумным включение в предложение по совершенствованию законодательства перечень обстоятельств, составляющих предмет доказывания по данной категории дел в целях создания единообразия в судебной практике. В качестве предмета доказывания В. В. Семыкин предлагает те же условия, рассмотренные нами ранее, исходя из содержания статьи 151.

Возвращаясь к вопросу условий возмещения морального вреда, согласно статье 1100 Гражданского кодекса Российской Федерации, возможна компенсация морального вреда при отсутствии вины в следующих случаях причинения вреда:

Указанный перечень является открытым, так как предусмотрена возможность закрепления в законодательстве и иных случаев возмещения морального вреда при отсутствии вины причинителя вреда.

Статья 151 Гражданского кодекса Российской Федерации предусматривает возможность компенсации морального вреда при нарушении имущественных прав индивида и посягательствах на его нематериальные блага, а также в иных случаях, предусмотренных законом. Положения части 2 статьи 1099 Гражданского кодекса Российской Федерации несколько расширяют указанное условие, включая также и нарушение имущественных прав индивида в случаях, закрепленных в законодательстве.

Количество законов, закрепляющих возможность компенсации имущественных прав гражданина не столь велико, мы рассмотрим некоторые из них. Например, исходя из содержания статьи 15 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» следует, что возможно компенсировать моральный вред при нарушении договорных отношений между продавцом и покупателем.

Так, например, в решении Липецкого районного суда Липецкой области по делу № 2-1291/2017 от 17.10.2017 указано, что истец, помимо прочего, в иске о взыскании страхового возмещения, требует с ответчика (страховой компании) возмещения морального вреда. Суд удовлетворяет это требование, ссылаясь на норму Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей», рассмотренной выше, однако не в полной мере, так как истец не предоставил суду доказательств перенесенных нравственных страданий (500 рублей, вместо требуемой 1 000 рублей) [Решение Липецкого районного суда Липецкой области по делу № 2-1291/2017]. Не можем согласиться с указанным решением в части ссылки на факт отсутствия доказывания нравственных страданий со стороны истца, поскольку, согласно пункту 45 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28.06.2012 № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», в случае нарушения прав потребителя, факт причинения морального вреда подразумевается и не подлежит доказыванию [Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 17]. Данное положение подтверждается практикой и других судов, например, в решении по делу № 2-3026/2017 от 17.10.2017 о защите прав потребителей, Дзержинский городской суд Нижегородской области взыскал со страховой компании моральный вред, в отсутствии доказывания факта его причинения, ссылая как раз на пункт 45 указанного выше постановления [Решение Дзержинского городского суда Нижегородской области по делу № 2-3026/2017].

В качестве еще одного примера закрепленной в законе возможности возмещения морального вреда в связи с имущественным ущербом можно привести положения статей 21 и 237 Трудового кодекса Российской Федерации из смысла которых следует, что работник имеет право на возмещение морального вреда, в случае причинения его любыми неправомерными действиями (бездействиями) работодателя, в том числе и при ущемлении имущественных прав работника [Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 2] (например, невыплата премии или заработной платы). Указанное положение подтверждается и случаями из судебной практики, например, в решении по делу № 2-661/2017 от 18.10.2017 о взыскании задолженности по заработной плате,  Княжпогостский районный суд Республики Коми, ссылаясь на пункт 63 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2004 г. № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» и статьи 21, 237 Трудового кодекса Российской Федерации, удовлетворил требование истца в части компенсации морального вреда, мотивируя свое решение тем, что основанием возмещения морального вреда является факт нарушения работодателем имущественных прав работника [Решение Княжпогостского районного суда Республики Коми по делу № 2-661/2017].

Действующий сейчас Федеральный закон «О статусе военнослужащих» №76-ФЗ не содержит прямого указания на возможность компенсации морального вреда в связи с нарушением имущественных прав военнослужащего, в отличие от утратившего силу Закона Российской Федерации «О статусе военнослужащих» № 4338-1, в части 5 статьи 18 которого присутствовало положение о возможности возмещения морального вреда при, например, незаконном лишении льгот, или нарушении условий контракта [Закон Российской Федерации № 4338-1].

Рассмотренные положения законодательства приводят нас к выводу о том, что возместить моральный вред при нарушении имущественных прав возможно лишь в малой доле случаев, однако, видится безусловным, что большинство нарушений имущественных прав индивида влекут к его нравственным или физическим страданиям. Например, при посягательстве на имущественные права индивида, он может потерять возможность обеспечивать свои первичные потребности, что, в результате, причинит ему физические страдания. Схожей позиции придерживается и ряд теоретиков, подходы которых будут приведены далее.

Например, К. Голубев и С. Нарижний в своей работе проанализировали взаимосвязь между правом собственности и неимущественными правами индивида. Так, в соответствии со статьей 150 Гражданского кодекса Российской Федерации, здоровье гражданина является принадлежащим ему нематериальным благом. Согласно преамбуле к Уставу (Конституции) Всемирной организации здравоохранения, здоровье – состояние полного социального, душевного, физического благополучия, а не просто отсутствие физических дефектов или болезни [Устав (Конституция) Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ)]. Соответственно, исходя из указанного определения, посягательством на здоровье следует считать действия (бездействия), нарушающие социальное или душевное благополучие индивида, а не только его анатомическую целостность.

Если преступник своими действиями (бездействиями) посягает на собственность индивида с прямым умыслом, соответственно, он совершает и посягательство на его душевное и социальное благополучие с косвенным умыслом, а, следовательно, в этом случае, преступник причиняет и вред здоровью индивида, так как душевное и социальное блага, как уже указывалось ранее, являются одними из его частей [Нарижний, Голубев, 2001, с. 21]. Здоровье же, является нематериальным благом, соответственно, в конечном счете, при посягательствах на право собственности, помимо имущественного ущерба, индивиду причиняется и нематериальный вред. Указанный выше подход приводит к выводу о том, что в случаях, когда было совершено посягательство на право собственности индивида, ему будет достаточно доказать факт того, что указанным имущественным вредом был причинен и вред его социальному или душевному благополучию, чтобы суд удовлетворил иск в части возмещения морального вреда.

Кроме того, в соответствии с абзацем 2 пункта 32 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина» № 1 от 26 января 2010, в ситуациях, когда причинен вред здоровью индивида, ненужно доказывать факт причинения морального вреда, так как он презюмируется [Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 26.01.2010 № 1], что подтверждается и другими случаями из судебной практики, включая решение по делу № 2-835 от 16.10.2017, принятое Коряжемским городским судом Архангельской области, в котором суд удовлетворил требование истца о возмещении ему морального вреда в связи с причинением вреда его здоровью, в указанном деле факт морального вреда также предполагался и не нуждался в доказывании, так как истцу был причинен вред здоровью, устанавливался только непосредственно размер обозначенной компенсации [Решение Коряжемского городского суда Архангельской области по делу № 2-835].

К. В. Михайлов в своей работе также придерживается схожей позиции. Статья посвящена рассмотрению вопроса компенсации морального вреда, причиненного ненасильственным преступлением против собственности. Проанализировав текущее законодательство и судебную практику, автор приходит к выводу о том, что любое преступление, в том числе и против собственности, причиняет моральный вред физическому лицу, признанному потерпевшим. В качестве подтверждения указанного мнения, исследователь приводит ряд аргументов:

  1. Определение морального вреда, данное в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20.12.1994 г. № 10, в качестве причин нравственных или физических страданий, помимо прочего, выделяет действия, нарушающие имущественные права гражданина;
  2. Наступающие при совершении преступлений, в том числе имущественных преступлений, последствия в виде морального вреда очевидны и часто являются более значимыми и опасными для потерпевшего, чем последствия в виде морального вреда, причиненного иными нарушениями имущественных прав [Михайлов, 2015].

С мнением автора нельзя не согласиться, поскольку, безусловно, нравственный вред, получаемый индивидом при том же грабеже (статья 161 Уголовного кодекса Российской Федерации) значительно сильнее, нежели нравственный вред, получаемый при нарушении прав потребителей.

Вопрос возмещения морального вреда в связи с совершенным преступлением в своей статье также рассматривают Н. В. Рысляева и А. В. Касаткин. Авторы обуславливают актуальность данной темы противоречивостью судебной практики по вопросам компенсации морального вреда родственникам потерпевшего. Исследователи проанализировали судебную практику и на примере одного из дел подтвердили существующее противоречие. Исходя из существующего законодательства родственники потерпевшего, испытывающие нравственные страдания имеют право на возмещение морального вреда, однако суды первой инстанции консервативно относятся к сложившемуся институту компенсации морального вреда и не прислушиваются к разъяснениям, данными Пленумом Верховного суда в своем постановлении. Так, женщине которой были причинены нравственные и физические страдания, выразившиеся в утрате здоровья близкого человека, не способного длительный период к нормальной жизни, и, как следствие, – невозможностью самой истицей лично продолжать активную общественную жизнь, необходимостью нести постоянную ответственность за состояние близкого человека, районным судом было отказано в компенсации морального вреда, однако судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации данной решение было признано незаконным. Как отмечают исследователи, данная ситуация в судебной практике не является редкостью [Рысляева, Касаткин, 2013].

Далее рассмотрим еще несколько положений, связанных с условиями и порядком возмещения морального вреда. Ранее в нашей работе уже поднимался вопрос доказывания факта причинения нравственных, физических страданий как одно из условий компенсации морального вреда. Следует отметить, что по общему правилу бремя доказывания указанного факта лежит на истце, однако, в ряде рассмотренных случаев факт причинения морального вреда подразумевается и не требует доказывания, например, в случае нарушения прав потребителей, прав работника, а также при причинении вреда здоровью индивида.

Кроме того, моральный вред можно возмещать и во внесудебном порядке, за тем лишь исключением, что окончательный размер компенсации морального вреда определяет лишь суд, однако в дальнейшем им производится перерасчет с учетом произведенного во внесудебном порядке возмещения,  так, причинитель морального вреда может компенсировать его до предъявления иска обиженной стороной путем совершения действий, устраняющих или уменьшающих физические или нравственные страдания. При определении судом размера компенсации, учитываются добровольные действия ответчика, например, в решении по делу № 2-1198/2017 от 29.05.2017 Воркутинский городской суд Республики Коми, рассчитывая размер компенсации морального вреда, вычел из оцененного размера вреда сумму, которая была добровольно выплачена ответчиком истцу в качестве возмещения морального вреда ранее [Решение Воркутинского городского суда Республики Коми по делу № 2-1198/2017]. Также, добровольное возмещение морального вреда является смягчающим обстоятельством при определении наказания за преступления, согласно статье 62 Уголовного кодекса Российской Федерации [Федеральный закон № 63-ФЗ]. Указанный вывод подтверждается в том числе и позицией органов прокуратуры Республики Коми, опубликованной в 2017 году, где, помимо прочего, выделяется важность указанного института, как гарантии обеспечения прав потерпевшего и  средства защиты от преступных посягательств [Влияние возмещения ущерба, причиненного преступлением, на результат рассмотрения уголовного дела].

Рассмотрев положения статьи 1099 Гражданского кодекса Российской Федерации о возможности компенсации морального вреда вне зависимости от возмещения вреда имущественного, Е. А. Нахова приходит к выводу, что существует возможность как выделения требования о возмещении морального вреда в самостоятельный иск, так и включения его в один иск совместно с требованием о возмещении имущественного ущерба [Нахова, 2014]. Установление размера компенсации происходит с учетом доказательств, на которые ссылается истец при предъявлении иска и в ходе судебного процесса, а сама компенсация, согласно пункту 1 статьи 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации, происходит только в денежной форме, хотя, до вступления в силу второй части Гражданского кодекса предусматривалась возможность компенсации и в иных материальных формах, соответственно можно было компенсировать моральный вред путем предоставления недвижимости и так далее. Более подробно вопрос определения размера возмещения морального вреда мы осветим в следующем параграфе.

Анализируя вопрос, связанный с обращением в суд с требованием о компенсации морального вреда, необходимо также уделить внимание теме государственной пошлины по данной категории дел. По общему правилу, для физических лиц размер государственной пошлины по данной категории дел составляет триста рублей, указанное положение закреплено в пункте 3 части 1 статьи 333.19 Налогового кодекса Российской Федерации [Федеральный закон № 117-ФЗ]. В ряде случаев закон также предусматривает исключение из данного правила, например, по искам, связанными с правами потребителя или работника, истец освобождается от уплаты указанной пошлины.

В ходе настоящего исследования мы пришли к выводу о существовании четырех основных условий морального вреда: наличие нравственных, физических страданий; действие (бездействие) причинителя вреда, нарушающие как неимущественные, так и имущественные права индивида; причинно-следственная связь между первыми двумя условиями; вина причинителя вреда.

В указанном подходе присутствует ряд исключений:

2.2. Критерии определения размера возмещения (компенсации) морального вреда

Сложно усомниться в актуальности вопроса определения размера возмещения морального вреда, поскольку и по сей день данная тема в среде практиков и теоретиков права является одной из самых широко обсуждаемых и спорных, что, в первую очередь, связано с отсутствием определенности по указанному вопросу в законодательстве. Указанная неопределенность, в свою очередь, приводит к высокой степени судейского усмотрения [Семыкин, 2013] и, следовательно, к отсутствию единообразия в судебной практике [Гук П. А., Гук Е. П., 2016] по обозначенному вопросу.

В качестве примера нами были рассмотрены три схожих дела по взысканию страхового возмещения со страховых компаний. Истцы также требовали возместить им моральный вред, факт причинения которого, как уже было установлено ранее, подразумевается, так как имеет место быть нарушение прав потребителей. Суды, руководствуясь критериями, закрепленными в статье 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации, которые мы рассмотрим позднее, присудили им различные суммы возмещения, отличающиеся друг от друг в несколько раз: 500 рублей в решении по делу № 2-4622/2017 [Решение Волжского городского суда Волгоградской области по делу № 2-4622/2017]; 1 000 рублей в решении по делу № 2-2160/2017 [Решение Авиастроительного районного суда города Казани Республики Татарстан по делу № 2-2160/2017]; 2 000 рублей в решении по делу № 2-1055/2017 [Решение Азнакаевского городского суда Республики Татарстан по делу № 2-1055/2017]. Указанные суммы зависят непосредственно от усмотрения судей, без приведения конкретной методики расчета.

Как уже упоминалось ранее, в статье 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации закреплены критерии определения размера возмещения морального вреда, которыми суд должен руководствоваться при разрешении данной категории дел. Ниже перечислены указанные в законе критерии:

Как уже упоминалось ранее, приведенные критерии не совершенны, кроме того, они не содержат конкретного метода расчета компенсации морального вреда, поэтому теоретики в своих работах разъясняют существующие критерии, дополняют перечень новыми и предлагают иные подходы для решения указанной проблемы.

В связи с тем, что законодательство не содержит положения, разъясняющего того, что подразумевается под индивидуальными особенностями потерпевшего, которые, как уже было обозначено, согласно статье 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации, учитываются при определении размера компенсации морального вреда, представляется верным предложение И. В. Пожарова о внесении изменений в Гражданский кодекс Российской Федерации и включение в него положения о том, что подразумевается под индивидуальными особенностями потерпевшего.

Так, согласно мнению автора, индивидуальные особенности потерпевшего включают в себя следующие свойства индивида:

Как уже упоминалось ранее, представленное автором разъяснение индивидуальных особенностей потерпевшего является разумным для включения в существующее законодательство, что позволит объективнее, справедливо оценивать размер подлежащих в связи с моральным вредом выплат. И. В. Пожаров не выделил в качестве особенности потерпевшего его материальное положение, что позволило соблюсти принцип справедливости, так как зависимость размера компенсации морального вреда от имущественного положения индивида вызвало бы противоречие указанному принципу. Схожей позиции придерживается и Т. Н. Пушкина, выделяя в своей статье положение о том, что судом при оценивании размера возмещения морального вреда должны приниматься во внимание только сопутствующие причинению вреда обстоятельства, коим материальное положение индивида не является [Пушкина, 2013].

Продолжая тему определения размера возмещения морального вреда, рассмотрим подход А. В. Шичанина. Автор предлагает включить в статью 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации следующие критерии:

Первый из предложенных критериев действительно имеет право на существование, его также включают в свои предложения по совершенствованию текущего законодательства и другие теоретики, поэтому целесообразней будет рассмотреть его в дальнейшем, сравнив со схожими предложениями правоведов. Включение второго и третьего критериев же нам видится неразумным, поскольку схожий со вторым критерий уже закреплен в статье 1101 (характер физических или нравственных страданий), а третий критерий крайне затруднительно оценить, поскольку нравы и условия местности нигде не закреплены и могут отличаться не в рамках одной местности, а на уровне отдельных семей.

М. Н. Малеина же в своей работе основное внимание уделила вопросу определения размера возмещения морального вреда, возникающего в следствии причинения потерпевшему физического вреда. Так, согласно мнению автора, при определении размера обозначенной компенсации необходимо руководствоваться следующими критериями:

Приведенные автором критерии видятся разумными, однако возникает вопрос о том, как закрепить указанные критерии в законодательстве, поскольку в этой ситуации необходимо будет указывать в законе отдельные критерии оценки компенсации морального вреда по каждому случаю, когда такая компенсация возможна. В целях предотвращения разрастания законодательной базы и упрощения возможности правоприменения, видится верным выработать более универсальные критерии.

Иной подход к определению размера возмещения морального вреда в своей работе представил К. Б. Ярошенко. Автор исходил из позиции, согласно которой к оценке морального вреда применимы общие нормы деликтных обязательств, поскольку возмещение морального вреда – это одна из форм гражданско-правовой ответственности. Следовательно, необходимо применять и положения, закрепленные в пунктах 1, 2 статьи 1083 [Ярошенко, 1996, с. 389-392]. Таким образом, помимо критериев, закрепленных в статье 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно мнению автора, необходимо учитывать также и степень вины потерпевшего. Безусловно, степень вины потерпевшего имеет важное значение в вопросе определения размера компенсации морального вреда, поскольку, например, в случае, когда указанный вред причинен потерпевшему вследствие его умысла (допустим, потерпевший инициировал конфликт), моральный вред возмещаться не будет.

Помимо критериев определения размера возмещения вреда, теоретики предлагают законодательно закрепить и принципы, в соответствии с которыми размер возмещения морального вреда должен оцениваться. Например, А. В. Орлов в своей работе обозначил следующие основные принципы возмещения морального вреда:

Исходя из принципов, представленных А. В. Орловым, мы приходим к выводу, что степень объективности оценки возмещения морального зависит от того, насколько всесторонне суд рассмотрел вопрос претерпеваемых страданий потерпевшей стороны.

По мнению правоведов, введение новых критериев и закрепление принципов оценки возмещения морального позволит уменьшить роль судебного усмотрения в данной категории дел. С другой стороны, ряд теоретиков придерживается мнения, согласно которому положения статьи 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации в части критерия справедливости и разумности уже ограничивают судейское усмотрение [Семыкин, 2013]. Примером существования указанного ограничения служит дело № 44-г-10/2009. В постановлении Президиума Ярославского областного суда по данному делу суд отменил решение нижестоящего суда, и увеличил подлежащую выплате компенсацию морального вреда с 2 000 до 10 000 рублей, мотивируя свое решение содержащимся в статье 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации требованием справедливости и разумности [Постановление Президиума Ярославского областного суда по делу № 44-г-10/2009].

Что же следует понимать под требованием справедливости и разумности? На этот вопрос в своей работе попыталась ответить Т. Н. Пушкина. Согласно мнению автора, требование справедливости является нравственным ориентиром в вопросах правотворческой, правоприменительной, правоохранительной и иной деятельности. Принцип разумности же, в соответствии с трактовкой автора, является требованием об объективной оценке всех элементов дела при решении вопроса о размере возмещения [Пушкина, 2013]. Проанализировав позицию Т. Н. Пушкиной, мы приходим к выводу, что принцип справедливости и разумности – это требование об объективной связи обстоятельств дела с конечным размером компенсации.

Возвращаясь к проблеме недостаточности существующих критериев определения размера компенсации морального вреда для объективной оценки полученных индивидом страданий, рассмотрим еще несколько примеров из судебной практики.

С целью объективности предполагаемых выводов были взяты пять дел из одной категории: компенсация морального вреда, причиненного административным правонарушением, предусмотренным частью 1 статьи 5.61 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях [Федеральный закон № 195-ФЗ]. Все рассмотренные решения были приняты в октябре 2017 года. В каждом примере будут выделены основание возмещения морального вреда, критерии, которыми руководствовался суд, требования истца и размер компенсации морального вреда, определенный судом, соотношение размера возмещения морального вреда, запрашиваемого истцом с тем, который определил суд.

В решении Николаевского районного суда Ульяновской области по делу № 2-1-301/2017 от 3 октября 2017, суд установил, что ответчик оскорбил истицу с использованием нецензурной оскорбительной лексики, унизив этим ее честь и достоинство и причинив моральный вред, в связи с чем ранее был привлечен к административной ответственности, предусмотренной частью 1 статьи 5.61 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях. Требования истицы в части возмещения морального вреда составляли 15 000 рублей, однако суд, с учетом критериев, закрепленных в статье 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации, принял решение об удовлетворении данного требования частично, а именно – возместить ей моральный вред в размере 2 000 рублей [Решение Николаевского районного суда Ульяновской области по делу № 2-1-301/2017]. Суд удовлетворил 13,3 % от запрошенной истцом суммы.

Согласно материалам дела № 2-7845/2017, ответчик отправлял на телефон истца смс-сообщения, содержащие нецензурную брань, тем самым оскорбляя истца и причиняя моральный вред. Вступившим в силу постановлением мирового суда ответчик был привлечен к административной ответственности по данному основанию. Истец, ссылаясь на нормы законодательства, оценил причиненный ему моральный вред в размере 100 000 рублей. В своем решении Якутский городской суд Республики Саха (Якутия), на основе положений статьи 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации, частично удовлетворил требования истца и определил сумму возмещения морального вреда в размере 5 000 рублей [Решение Якутского городского суда Республики Саха (Якутия) по делу № 2-7845/2017]. Суд удовлетворил 5 % от запрошенной истцом суммы.

В соответствии с решением Тальменского районного суда Алтайского края по делу № 2-497/2017 от 13 октября 2017, ответчица оскорбила истицу в присутствии третьих лиц с использованием нецензурной брани. Ранее вступившим в силу постановлением мирового суда ответчица была признана виновной в совершении проступка, предусмотренного частью 1 статьи 5.61 (оскорбление). В своем требовании истица оценила полученный моральный вред в размере 5 000 рублей. Мотивируя свое решение положениями статьи 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации, суд оценил моральный вред в размере 2 500 рублей [Решение Тальменского районного суда Алтайского края по делу № 2-497/2017]. Таким образом, суд удовлетворил 50 % от запрошенной истцом суммы.

Еще одним аналогичным примером из судебной практики является решение Петропавловск-Камчатского городского суда Камчатского края по делу № 2-5829/2017 от 19 октября 2017. Суд установил, что ответчик оскорбил истицу на рабочем месте, в присутствии третьих лиц, в связи с чем ранее был привлечен к административной ответственности. В связи с причиненным ей моральным вредом, истица потребовала компенсацию в размере 300 000 рублей. Суд, оценив моральный вред с учетом критериев, закрепленных в статье 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации, определил сумму, подлежащую возмещению в размере 10 000 рублей [Решение Петропавловск-Камчатского городского суда Камчатского края по делу № 2-5829/2017]. Судом было удовлетворено 3,3 % от запрошенной истицей суммы.

В завершении, рассмотрим решение Ленинского районного суда города Костромы Костромской области по делу № 2-1932/2017 от 20 октября 2017. В ходе судебного заседания судом было установлено, что ответчица неоднократно в присутствии третьих лиц оскорбила истца, что подтверждается постановлением мирового суда о признании ответчицы виновной в совершении административного правонарушения. На основании того, что была унижена его честь и достоинство, истец, ссылаясь на статьи 150, 151, 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации, потребовал возместить моральный вред в размере 30 000 рублей. Исходя из критериев, предусмотренных статьей 1101 обозначенного нормативно-правового акта, суд оценил моральный вред, причиненный истцу в размере 3 000 рублей [Решение Ленинского районного суда города Костромы Костромской области по делу № 2-1932/2017]. Судом было удовлетворено 10 % от запрошенной суммы.

Исходя из анализа обозначенных решений мы приходим к следующим выводам.

Во-первых, существующие критерии оценки морального вреда препятствуют единообразию судебной практики. В рамках 5 рассмотренных примеров, суд вынес 5 различных решений по одной категории дел со схожими обстоятельствами. Суммы компенсаций варьировались от 2 000 до 10 000 рублей, соответственно минимальная сумма в пять раз меньше максимальной.

Во-вторых, законодательство не содержит минимальных и максимальных размеров компенсаций, что приводит к завышению суммы со стороны истцов и занижению со стороны суда.

В-третьих, в законодательстве не закреплена методика, формула, позволяющая объективно оценить размер компенсации морального вреда, что приводит сразу к нескольким проблемам. Граждане не знают, каким образом можно оценить причиненный им моральный вред, следовательно, не могут в полной мере воспользоваться инструментом по защите их неимущественных прав, о чем упоминалось во введении. Исходя из результатов анализа, представленных выше решений, суд удовлетворяет в среднем 16,32 % от изначальных исковых требований потерпевшей стороны, что приводит к чувствам неудовлетворенности и несправедливости у истцов по отношению к решению суда. Что, в конечном счете, негативно сказывается на имидже судебной системы Российской Федерации в целом. Ряд авторов также проводили схожий анализ судебной практики. Так, в делах о компенсации морального вреда, причиненного преступлениями по статьям 105, 111 и 112 Уголовного кодекса Российской Федерации, суды в среднем удовлетворяли не более половины от суммы, запрошенной истцом [Погосова и др., 2014]. Эти данные подтверждают и сведения из отчета о работе судов общей юрисдикции о рассмотрении гражданских, административных дел по первой инстанции, составленного Судебным департаментом при Верховном суде Российской Федерации за 12 месяцев 2017 года. Так, например, в категории дел о компенсации морального вреда, в связи с причинением вреда жизни и здоровью из 15 995 дел, рассмотренных с вынесением решения, в 11 762 случаях суд удовлетворял исковые требования лишь частично [Отчет о работе судов общей юрисдикции о рассмотрении гражданских, административных дел по первой инстанции], соответственно в более чем в 73 % случаев ожидания истцов не соответствовали получаемому результату, что вновь приводит нас к обозначенной проблеме.

Пути решения выявленных проблем будут рассмотрены в следующей главе.

Глава 3. Пути решения проблем определения размера возмещения (компенсации) морального вреда

3.1. Методики оценки размера возмещения (компенсации) морального вреда

В теории существуют два подхода по установлению размера возмещения морального вреда:

  1. на основе критериев определения размера компенсации;
  2. при помощи универсальной формулы подсчета.

Первый подход, как было рассмотрено ранее, приводит к высокой доле судейского усмотрения, что, в конечном счете негативно сказывается на институте компенсации морального вреда.

Второй же подход позволяет сократить влияние судейского усмотрения на конечный результат оценки размера компенсации морального вреда и, тем самым, решить ряд проблем, возникающих в связи с высокой долей судейского усмотрения.

Далее рассмотрим ряд методик, предлагаемых правоведами.

В. Я. Понарин в своей работе представил «поденную» методику расчета. Суть указанного метода заключается в том, размер компенсации морального вреда рассчитывается исходя из среднемесячного заработка причинителя вреда за определенный период времени. Как полагает автор, указанная методика позволит соблюсти принцип справедливости, так как учитывается уровень дохода отдельно взятого ответчика [Понарин, 1994, с. 84-86]. Однако, данная методика не учитывает степень физических или нравственных страданий потерпевшего, а также иных обстоятельств дела, в связи с этим нам видится невозможным ее применение на практике.

Помимо «поденного», В. Я. Понарин предложил также и «посанкционный» метод, суть которого заключается в прямой зависимости размера компенсации морального вреда от назначенного наказания. При расчете размера компенсации один минимальный размер оплаты труда (МРОТ) умножается на количество дней лишения свободы, избранных в виде наказания судом. Указанный метод также не учитывает индивидуальных особенностей потерпевшего, степень его страданий, кроме того, он подходит только в случаях, когда моральный вред причиняется преступлением.

Наибольший вклад развитие методики расчета компенсации морального вреда внес А. М. Эрделевский, большинство правоведов, например, А. Т. Табунщиков, М. А. Галкий, З. М. Погосова, Н. В. Кривощеков и другие, при формировании собственных подходов базировались на его формуле расчета.

Формула А. М. Эрделевского основывается на начальном размере компенсации морального вреда, называемом «презюмируемый размер морального вреда» [Эрделевский, 2004]. Указанный базовый критерий равняется 720 МРОТ, который был вычислен автором в качестве среднего заработка гражданина за последние десять лет. Далее автор приводит таблицу коэффициентов презюмируемого размера морального вреда, в котором максимальная величина (720 МРОТ) приравнена коэффициенту, равному единице. Данный коэффициент присвоен преступлению, предусмотренному статьей 111 Уголовного кодекса Российской Федерации, как причиняющему, по мнению автора, наибольший моральный вред. Остальные коэффициенты распределены между преступлениями в зависимости от степени причинения ими морального вреда. Следует отметить, что указанное распределение не привязано к какой-либо величине (например, к размеру наказания), в связи с чем коэффициенты в таблице, по нашему мнению, являются достаточно субъективными. В этом проявляется один из недостатков подхода А. М. Эрделевского.

Автор полагал, что, если деяние, причинившее моральный вред, не является преступлением, можно использовать аналогию для выбора подходящего коэффициента. Так, например, в случае причинения морального вреда в связи с нарушением прав потребителя, следует использовать коэффициент, присвоенный существовавшему в 2004 году преступлению обман потребителя (на момент написания работы статья 200 Уголовного кодекса Российской федерации декриминализована, деяние перешло в ряд административных правонарушений и содержится в статье 14.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях).

Сама формула расчета морального вреда выглядит следующим образом:D =d *fv*i *c * (1 -fs).

Далее подробнее рассмотрим каждый из коэффициентов.

D – это размер возмещения морального вреда, который подлежит выплате потерпевшей стороне.

d – презюмируемый моральный вред, который мы рассмотрели ранее.

fv– коэффициент оценки степени вины причинителя вреда. По мнению автора, он должен быть больше или равен нулю и меньше или равен единице. При этомfv = 1 – прямой умысел,fv = 0,75 – косвенный умысел,fv = 0,5 – грубая неосторожность,fv = 0,25 – простая неосторожность. В этом коэффициенте, по нашему мнению, проявляется второй недостаток рассматриваемого подхода, так как существуют случаи, рассмотренные нами во второй главе, когда моральный вред возмещается при отсутствии вины. В этом случае коэффициент будет равен нулю и, следовательно, исходя из метода А. М. Эрделевского, моральный вред не будет возмещаться, что противоречит действующему законодательству.

i – индивидуальные особенности потерпевшего. Данный коэффициент должен быть больше или равен нулю и меньше или равен двум.

с – фактические обстоятельства причинения вреда. Указанный коэффициент может уменьшить, либо увеличить размер подлежащего возмещению морального вреда. Например, действия причинителя вреда, направленные на устранение, сглаживание последствий своих действий должны учитываться для уменьшения размера компенсации. Коэффициент также должен быть больше или равен нулю и меньше или равен двум.

fs – вина потерпевшего. Коэффициент должен быть больше или равен нулю и меньше или равен единице. В случаях, когда в действиях потерпевшего содержится любая из форм умысла, коэффициент равняется единице, а значит моральный вред возмещаться не будет. Если имеет место быть грубая неосторожность, коэффициент равен 0,5.

Как уже было указано нами ранее, подход А. М. Эрделевского содержит ряд недостатков:

Однако, несмотря на существующие недостатки, А. М. Эрделевский создал основу, позволившую другим правоведам создать более совершенный подход определения размера возмещения морального вреда.

Еще одной значимой работой, посвященной проблеме возмещения морального труда, является монография А. Т. Табунщикова «Институт компенсации морального вреда в российском гражданском праве». Автором были проанализированы методы, представленные такими теоретиками, как М. Н. Малеина, В. Я. Понарин, однако основное внимание было уделено подходу А. М. Эрделевского и дальнейшей проработке его формулы, позволяющей облегчить учет критериев компенсации морального вреда.

На основе работ А. М. Эрделевского, зарубежных теоретиков и анализа судебной практики, А. Т. Табунщиков разработал формулу, которая, по нашему мнению, лишена недостатков проанализированного ранее подхода:

D =t *fv * (1 -fs) *Kc * 1 /Kp [Табунщиков, 2007].

D – это, как и в предыдущем методе, размер возмещения морального вреда, который подлежит выплате потерпевшей стороне.

t – это степень физических или нравственных страданий лица, которому был причинен вред. Данный критерий также учитывает и его индивидуальные особенности. Для его расчета используется отдельная формула:

t = K * 12 *МРОТ * (Amax - At).

K – это коэффициент пропорциональности, аналог предлагаемого А. М. Эрделевским презюмирируемого морального вреда. Для расчета указанного коэффициента А. Т. Табунщиков использует идеи посанкционного метода В. Я. Понарина. Таким образом, автором был взят максимальный срок лишения свободы (не считая пожизненный), предусмотренный частью 2 статьи 56 Уголовного кодекса Российской Федерации в качестве единицы. Остальные коэффициенты рассчитываются из соотношения к нему. Например, максимальный срок за убийство при отягчающих обстоятельствах, согласно части 2 статьи 105 Уголовного кодекса Российской Федерации, составляет 20 лет. Соответственно коэффициент в данном случае будет равняться единице (20 / 20 = 1). За убийство без отягчающих обстоятельств, согласно части 1 статьи 105 Уголовного кодекса Российской Федерации, максимальное наказание равняется 15 годам лишения свободы. Коэффициент в указанной ситуации равен 0,75 (15 / 20 = 0,75). Если наказание – 10 лет лишения свободы, то коэффициент равняется 0,5 (10 / 20 = 0,5) и так далее.  Если суд назначает наказание меньше максимального срока, коэффициент также корректируется, пропорционально назначенным годам лишения свободы. В ситуациях, когда закон предусматривает за преступление какой-либо другой вид наказания, то он пересчитывается в соответствии с правилами статьи 71 Уголовного кодекса Российской Федерации:

Например, в случае возникновения права на возмещение морального вреда в связи с нанесением причинителем вреда побоев (статья 116 Уголовного кодекса Российской Федерации) и назначением ему наказания в виде двух лет ограничения свободы, коэффициент будет равен 0,05 и высчитываться следующим образом: 730 / 2 = 365 дней (один год) лишения свободы; 1 / 20 = 0,05. В случае возникновения права на компенсацию морального вреда в связи с частью 1 статьи 163 Уголовного кодекса Российской Федерации (Вымогательства) и назначением наказания в виде ареста на срок в шесть месяцев, коэффициент пропорциональности равняется 0,025, расчет приведен далее: 0,5 / 20 = 0,025. Указанный коэффициент прост в расчете и актуализируется без дополнительного участия законодателя, так как привязан непосредственно к нормам Уголовного кодекса Российской Федерации.

Соответственно, величина коэффициента зависит от величины общественной опасности деяния. Если деяние, послужившее причиной причинения морального вреда, не является преступлением, то, соответственно, его коэффициент должен быть меньше, чем у минимального коэффициента за преступления и находиться в пределах больше 0 и меньше 0,008. А. Т. Табунщиков в своей работе не уточняет, каким образом рассчитывать коэффициент в случаях, когда в качестве наказания выступает штраф, поскольку статья 71 Уголовного кодекса Российской Федерации не содержит правил перерасчета, а указывает, что данный вид наказания исполняется самостоятельно, однако, нам видится верным предположить, что в таких случаях коэффициент также должен находиться в пределах больше 0 и меньше 0,008.

Согласно нашему мнению, указанный коэффициент разумнее предложенного А. М. Эрделевским. Он не зависит от усмотрения автора и его достаточно просто высчитать для большинства случаев.

Amax – это ожидаемая продолжительность жизни индивида. По данным Федеральной службы государственной статистики в 2017 году этот показатель составлял 67 лет для мужчин и 77 лет для женщин, в 2018 году – 68 для мужчин и 78 для женщин [Демографический сборник России за 2017 год]. При расчетах должны использоваться показатели за тот год, в котором был причинен моральный вред.

At – это возраст индивида, в котором ему причинили физические или нравственные страдания.

Разница ожидаемой продолжительности жизни при рождении и возраста потерпевшего, в котором он претерпел моральный вред является длительностью страданий. Мы не можем в полной мере согласиться с мнением автора, поскольку длительность страданий является индивидуальной для каждого человека при том или ином происшествии. Отдельные индивиды могут не придать большого значения произошедшему и быстро о нем забудут, данная травма на них в будущем может никогда больше не сказаться, кроме того, квалифицированная помощь психолога также может помочь в данной ситуации. Другие люди, в свою очередь, могут страдать от нанесенного морального вреда всю оставшуюся жизнь. А. Т. Табунщиков же, основываясь на работе доктора биологических наук Р. Р. Лидемана, приходит к выводу, что в случаях воздействия на психику человека сильных психогенных факторов она теряет присущие ей восстановительные свойства и индивид окончательно никогда не оправится от нанесенного ему вреда. Проанализировав указанную позицию, а также с учетом проведенного Р. Р. Лидеманом медицинского исследования, мы приходим к выводу о том, что данное положение имеет право на существование.

Продолжительность страданий в дальнейшем умножается на 12 минимальных размеров оплаты труда, что составляет максимально возможный размер возмещения морального вреда.

fv - коэффициент оценки степени вины причинителя вреда. Здесь А. Т. Табунщиков также использует начинания А. М. Эрделевского, так коэффициент тоже должен быть больше или равен нулю и меньше или равен единице. При этом fv = 1 – прямой умысел, fv = 0,75 – косвенный умысел, fv = 0,5 – грубая неосторожность, fv = 0,25 – простая неосторожность. Однако А. Т. Табунщиков исправил недостаток, обнаруженный нами в работе А. М. Эрделевского, и указал, что в ситуациях, предусмотренных положениями статьи 1100 Гражданского кодекса Российской Федерации, указанный коэффициент должен равняться единице.

fs – вина потерпевшего. Коэффициент должен быть больше или равен нулю и меньше или равен единице. В случаях, когда в действиях потерпевшего содержится прямой умысел, коэффициент равняется единице, моральный вред возмещаться не будет. Если имеет место быть косвенный умысел, коэффициент равен 0,75, а если грубая неосторожность – 0,5.

Kc - фактические обстоятельства причинения вреда. Как и в формуле А. М. Эрделевского, указанный коэффициент может уменьшить, либо увеличить размер подлежащего возмещению морального вреда. Коэффициент должен быть больше нуля и меньше или равен двум. В формуле А. М. Эрделевского коэффициент мог быть еще и равен нулю, однако здесь автор решил отказаться от данной идеи.

Kp – это имущественной положение причинителя вреда. Коэффициент должен быть больше или равен единице и меньше или равен двум. Автор мотивирует включения указанного пункта тем, что по доходу на душу населения разделено на пять групп, первая из которых – с наименьшими доходами, если не учитывать их имущественного положения, это может привести к тому, что они останутся без средств к существованию, что противоречит идеям правового государства. Не можем согласиться с включением указанного критерия, поскольку, по нашему мнению, это противоречит принципу справедливости по отношению к потерпевшему. Например, два потерпевших испытывают равные нравственные или физические страдания в связи с одинаковым нарушением их личных неимущественных прав, но одному из них компенсируют моральный вред в меньшем размере, чем второму, так как первому вред причинило лицо с более низким доходом, нежели лицо, причинившее вред второму. Разумеется, данные последствия нельзя назвать справедливыми. Кроме того, институт компенсации морального вреда направлен на защиту нарушенных прав потерпевшего, а не на защиту прав причинителя вреда.

Проанализировав приведенные выше подходы, мы к приходим к выводу, что формула определения возмещения морального вреда должна выглядеть следующим образом: D =t *fv * (1 -fs) *Kc. Соответственно, мы используем те же коэффициенты, что и А. Т. Табунщиков, за исключением коэффициента имущественного положения причинителя вреда.

В следующем параграфе мы представим предложение о совершенствовании текущего законодательства, а также способы использования полученной формулы на пракике.

3.2. Практическое использование методики возмещения (компенсации) морального вреда и предложение о совершенствовании текущего законодательства

Для решения обозначенной во второй главе проблемы, а именно, несоответствия оценки размера морального вреда истцами и судом. Нам видится разумным размещение на официальных сайтах судов формы, позволяющей гражданам оценить размер возмещения, причиненного им морального вреда, до того, как будет подано исковое заявление. Указанная форма должна понятным для обывателей языком объяснять, какие данные вводить, чтобы получить наиболее объективный результат, а также требовать от них минимум информации, чтобы избежать ошибок. Так, данные о продолжительности жизни за конкретный год, минимальный размер оплаты труда должны автоматически загружаться из открытых источников. Кроме того, коэффициент пропорциональности должен также автоматически рассчитываться, исходя из выбранного пользователем преступления / иного деяния, послужившего причиной возникновения морального вреда.

Согласно нашему мнению, оценка размера компенсации морального вреда также должна быть включена в мобильное приложение «Портал государственных услуг Российской Федерации» в качестве одной из бесплатных услуг для граждан.

В рамках текущего исследования, нами был разработан прототип приложения, позволяющий оценить размер морального вреда. Далее, рассмотрим его подробнее.

На рисунке 1 (Приложение 1) зафиксирован процесс выбора деяния, которое причинило моральный вред индивиду, что позволяет определить размер коэффициента пропорциональности. Для более точного результата разумнее в дальнейшем в начале предоставить пользователю поле выбора, если основанием возникновения права на компенсацию является уголовно наказуемое деяние, то необходимо будет выбрать вид наказания, назначенный за него. Если вид наказания – лишение свободы, то тогда коэффициент пропорциональности будет рассчитываться в приложении как соотношение назначенного судом наказания к 20 годам (максимальное наказание) лишения свободы. В случаях, когда выбран иной вид наказания, конвертация будет происходить по следующим правилам:

В случаях, когда основанием возникновения права на компенсацию является деяние, за которое не предусмотрено уголовное наказание, коэффициент пропорциональности будет больше нуля и меньше или равен 0,008, соответственно таблица с соотношением деяния и коэффициента также будет заложена в приложение и будет постоянно дополняться.

Далее, как запечатлено на рисунке 2 (Приложение 1), пользователь должен указать свой пол, что позволит в дальнейшем выявить его ожидаемую продолжительность жизни. Это связано с тем, что ожидаемая продолжительность жизни индивида отличается, в зависимости от его пола. Как уже упоминалось ранее, данным Федеральной службы государственной статистики в 2017 году этот показатель составлял 67 лет для мужчин и 77 лет для женщин, в 2018 году – 68 для мужчин и 78 для женщин [Демографический сборник России за 2017 год]. Соответственно разница между продолжительностью жизни мужчины и женщины составляет порядка 10 лет, что является существенным для проведения необходимых вычислений.

На третьем рисунке (Приложение 1) гражданин выбирает год своего рождения, это позволяет рассчитать его возраст на момент причинения ему морального вреда, что в конечном счете будет использовано для вычисления продолжительности страданий, влияющих на коэффициент степени физических и нравственных страданий.

Четвертый рисунок (Приложение 1) – выбор года, когда был причинен моральный вред, это необходим для определения величины МРОТ по состоянию на момент причинения морального вреда, а также для выявления ожидаемой продолжительности жизни и, следовательно, степени физических и нравственных страданий.

На пятом рисунке (Приложение 1) индивид оценивает степень вины причинителя вреда. Для гражданина, не имеющего юридического образования, данная оценка может быть весьма затруднительной, поэтому видится верным в дальнейшем разработать написание указанного критерия на понятном для обывателя языке. Еще одним путем решения указанной проблемы – включение в приложение отдельного глоссария с разъяснениями используемых критериев.

Степень вины соотносится с коэффициентом без участия пользователя. Как уже упоминалось ранее, он должен быть больше или равен нулю и меньше или равен единице. При этом в случаях, когда имеет место быть прямой умысел, коэффициент равняется 1, косвенный умысел равен 0,75, грубая неосторожность равна 0,5, простая неосторожность равна 0,25. В ситуациях, предусмотренных положениями статьи 1100 Гражданского кодекса Российской Федерации, указанный коэффициент должен равняться единице.

Шестой рисунок (Приложение 1) – оценка потерпевшим собственной вины. Для получения действительного размера компенсации морального вреда, пользователю нужно быть объективным при ответе.

Выбор пользователя также соотносится приложением с коэффициентом, который должен быть больше или равен нулю и меньше или равен единице. В случаях, когда в действиях потерпевшего содержится прямой умысел, коэффициент равняется единице, моральный вред возмещаться не будет, соответственно окончательный результат оценки размера компенсации морального вреда будет равен нулю. Если имеет место быть косвенный умысел, коэффициент равен 0,75, а если грубая неосторожность – 0,5.

Седьмой рисунок (Приложение 1) – оценка фактических обстоятельств дела, учет смягчающих (например, предпринятые ранее действия причинителя вреда по устранению его последствий) и отягчающих обстоятельств. Как уже было отмечено ранее, указанный коэффициент может уменьшить, либо увеличить размер подлежащего возмещению морального вреда. Коэффициент должен быть больше нуля и меньше или равен двум. В приложении также указывается, что в случаях, когда имеются смягчающие обстоятельства, коэффициент должен быть в границах между нулем и единицей, а если имеются отягчающие обстоятельства, то необходимо выбирать число от одного до двух.

Восьмой рисунок (Приложение 1) – результат оценки размера компенсации морального вреда, высчитанный по формуле D =t *fv * (1 -fs) *Kc,t =K * 12 * МРОТ * (Amax -At),

ГдеD – размер возмещения морального вреда,t – степень физических и нравственных страданий,K – коэффициент пропорциональности,Amax– ожидаемая продолжительность жизни,At– возраст, когда был причинен вред, их разница – длительность страданий,fv– степень вины причинителя вреда,fs – степень вины потерпевшего,Kc – обстоятельства причинения вреда (смягчающие или отягчающие).

Безусловно, рассмотренное приложение требует дальнейшей разработки, однако, на его примере мы показали, каким образом можно реализовать синтезированную нами формулу на практике. В дальнейшем, как уже отмечалось ранее, реализация рассмотренной методики позволит решить сразу несколько выявленных нами проблем.

Во-первых, вынесение судами решений с использованием единой методики приведет к единообразию в судебной практике. Кроме того, доля судейского усмотрения при этом снизится до минимума, что позволит сделать оценку размера возмещения морального вреда более объективной.

Во-вторых, придание рассмотренной методике публичности, размещение ее в виде форм на официальных сайтах судов и в мобильных приложениях позволит устранить разрыв между ожиданиями потерпевших и решениями судей, поскольку гражданин при подаче иска и определении размера требований сможет опираться на понятный ему способ оценки размера компенсации морального вреда. Тем самым уровень удовлетворенности истцов решениями по рассматриваемой категории дел также возрастет, что в конечном счете положительно скажется и на имидже судебной системы Российской Федерации в целом.

Также необходимо обратить внимание на работу Е. Г. Козарук и О. А. Лупандиной. Их статья «Значение методики расчета компенсации морального вреда с использованием психолого-физиологических аспектов», как следует из названия, посвящена вопросу использования психолого-физиологических аспектов при расчете компенсации морального вреда. В качестве актуальности и основной проблемы авторы выделяют отсутствие в настоящее время в законодательстве положений, которые позволили бы суду обоснованно определять размер компенсации морального вреда при разрешении конкретного дела. Для решения поставленной проблемы, авторы, прежде всего, анализируют влияние психолого-физиологических аспектов на методику расчета компенсации морального вреда.

Как отмечают авторы, несмотря на то, что теоретики права при разработке методик расчета компенсации морального вреда почти не уделяют внимание психолого-физиологическим факторам, данный критерий позволил бы доказывать моральный вред, который был бы «действительным и реальным». В целях определения психолого-физиологических факторов при оценке размера компенсации морального вреда, исследователи предлагают проводить психологическую экспертизу [Козарук, Лупандина, 2008]. Приведенное решение проблемы влечет дополнительные затраты средств и времени, однако, по мнению авторов, в данном случае «цель оправдывает средства».

В нашей методике также отсутствует критерий, учитывающий непосредственно психолого-физиологический фактор, поскольку расчет идет, исходя из опасности посягательства и продолжительности страданий, однако нам видится разумным использование психологической экспертизы при оценке размера компенсации морального вреда. В связи с этим, согласно нашему мнению, при определении коэффициентаKc(обстоятельства причинения вреда), в суде необходимо использовать психологическую экспертизу, целью которой будет учесть психолого-физиологический фактор, индивидуальные особенности потерпевшего. Таким образом размер возмещения морального вреда может быть уменьшен или увеличен в зависимости, например, от психологической устойчивости индивида к разного рода травмам, его индивидуального восприятия действий причинителя вреда.

В качестве предложения по совершенствованию действующего законодательства выделим следующий положения:

Заключение

Подводя итог проведенного исследования, следует отметить, что актуальность вопроса определения размера возмещения морального вреда связана, в первую очередь, с несовершенством подходов, предусмотренных действующим законодательством.

В настоящей работе мы рассматривали существующие проблемы института морального вреда, а также выделяли способы их решения. Далее приведем сделанные в ходе анализа института выводы.

Во-первых, история развития института компенсации морального вреда берет свое начало еще вX веке с договоров между Киевской Русью и Византией 911 и 944 годов, регламентирующих, в том числе, вопрос взимания денежных средств с причинителя вреда в пользу потерпевшего,  а кXX веку уже существовали все необходимые предпосылки для окончательного формирования института в России, однако, по ряду причин, в сфере возмещения морального вреда произошла стагнация, и институт возмещения морального вреда был окончательно закреплен в отечественном законодательстве  лишь в 1991 году.

Кроме того, проводя сравнения с аналогичными институтами морального вреда в зарубежных странах, мы пришли к выводу, что из-за стагнации в советском периоде, окончательно сформированный институт возмещения морального вреда в России существует довольно непродолжительный период, в отличие от той же Великобритании, где моральный вред возмещается, начиная с концаXIX века.

Во-вторых, основываясь на рассмотренном зарубежном опыте, а также предложениях А. Т. Табунщикова и А. М. Эрделевского, мы пришли к выводу о необходимости изменения в действующем законодательстве понятия «моральный вред» на понятие «психический вред», поскольку физические и нравственные страдания наносят вред не правилам поведения, базирующимся на воззрениях людей о добре, зле, долге, справедливости, чести, достоинстве, позволяющих оценивать действия индивидов, организаций и иных субъектов, чем является мораль, а психической сфере индивида.

В-третьих, в ходе настоящего исследования мы пришли к выводу о существовании четырех основных условий морального вреда: наличие нравственных, физических страданий; действие (бездействие) причинителя вреда, нарушающие как неимущественные, так и имущественные права индивида; причинно-следственная связь между первыми двумя условиями; вина причинителя вреда.

В указанном подходе присутствует ряд исключений:

В-четвертых, законодательство не содержит минимальных и максимальных размеров компенсаций, что приводит к завышению суммы со стороны истцов и занижению со стороны суда.

Кроме того, в законодательстве не закреплена методика, формула, позволяющая объективно оценить размер компенсации морального вреда, что приводит сразу к нескольким проблемам. Граждане не знают, каким образом можно оценить причиненный им моральный вред, следовательно, не могут в полной мере воспользоваться инструментом по защите их неимущественных прав, о чем упоминалось во введении. Исходя из результатов анализа существующей судебной практики, а также данных официальной статистики, суд удовлетворяет в среднем менее половины от изначальных исковых требований потерпевшей стороны, что приводит к чувствам неудовлетворенности и несправедливости у истцов по отношению к решению суда. Что, в конечном счете, негативно сказывается на имидже судебной системы Российской Федерации в целом.

В-пятых, нами была синтезирована методика оценки возмещения морального вреда, произведена попытка реализации ее на практике, а также представлено предложение по совершенствованию действующего законодательства. Согласно нашей методике, моральный вред высчитывается с учетом таких критериев как:

Степень физических и нравственных страданий вычисляется с учетом продолжительности страданий индивида, а также причиненного вреда. Для учета психолого-физических аспектов необходимо проведение психологической экспертизы, результаты которой будут учтены в коэффициенте фактических обстоятельств причинения вреда.

Также нами был разработан прототип мобильного приложения, позволяющий высчитывать размер компенсации морального вреда обычным гражданам. Аналогичная форма может быть использована на официальных сайтах судов и на сайте или в мобильном приложении «Портал государственных услуг Российской Федерации».

В качестве предложения по совершенствованию действующего законодательства, нами были выделены следующие тезисы:

В завершении отметим, что конечным результатом последующих исследований, развивающих в том числе и предложенные нами идеи, должен являться подход, позволяющий справедливо оценивать размер возмещения морального вреда, понятный и доступный не только судьям, но и обычным гражданам.

Список использованной литературы

1. Нормативные акты

  1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) // СПС «Гарант».
  2. Закон Российской Федерации от 07.02.1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей» // СПС «Гарант».
  3. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 № 51-ФЗ // СПС «Гарант».
  4. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26.01.1996 № 14-ФЗ // СПС «Гарант».
  5. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ // СПС «Гарант».
  6. Федеральный закон «О статусе военнослужащих» от 27.05.1998 № 76-ФЗ // СПС «Гарант».
  7. Федеральный закон «Об обязательном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» от 24.07.1998 № 125-ФЗ // СПС «Гарант».
  8. Налоговый кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 05.08.2000 № 117-ФЗ // СПС «Гарант».
  9. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30.12.2001 № 195-ФЗ // СПС «Гарант».
  10. Трудовой кодекс Российской Федерации от 30.12.2001 г. № 197-ФЗ // СПС «Гарант».
  11. Федеральный закон «О рекламе» от 13.03.2006 № 38-ФЗ // СПС «Гарант».

2. Специальная литература

  1. Влияние возмещения ущерба, причиненного преступлением, на результат рассмотрения уголовного дела [Электронный ресурс]/ URL: http://www.prockomi.ru/explain/prokuror-razyasnyaet.php?ELEMENT_ID=7757&print=Y (дата обращения 20.04.2018).
  2. Горшенков Г.Г. Моральный вред и его компенсация по российскому законодательству // Н. Новгород, 1996. - 165 с.
  3. Гук П.А., Гук Е.П. Принцип единства судебной практики в российском судопроизводстве // Известия ВУЗов. Поволжский регион. Общественные науки, 2016. №3 (39) [Электронный ресурс]/ URL: https://cyberleninka.ru/article/n/printsip-edinstva-sudebnoy-praktiki-v-rossiyskom-sudoproizvodstve (дата обращения: 20.03.2018).
  4. Демографический сборник России за 2017 год [Электронный ресурс] / URL: http://www.gks.ru/free_doc/doc_2017/demo17.pdf (дата обращения: 22.03.2018).
  5. Договор Руси с Византией / М.В. Федоров. - М.: РУДН, 2012. - 87 с.
  6. Закон Российской Федерации от 22 января 1993 N 4338-1 «О статусе военнослужащих» // СПС «Гарант».
  7. Козарук Е.Г., Лупандина О.А. Значение методики расчета компенсации морального вреда с использованием психолого-физиологических аспектов // Известия ЮФУ. Технические науки, 2008. № 10 [Электронный ресурс]/ URL: http://cyberleninka.ru/article/n/znachenie-metodiki-rascheta-kompensatsii-moralnogo-vreda-s-ispolzovaniem-psihologo-fiziologicheskih-aspektov (дата обращения: 20.04.2018).
  8. Малеина М.Н. Компенсация морального вреда за неимущественный вред // Вестник Верховного Суда СССР, 1991. № 5. С. 27-29.
  9. Малеина М.Н. Личные неимущественные права граждан, осуществление, защита. // М.: Статут, 2005. С. 40-52.
  10. Манифест Екатерины II от 21 апреля 1787 г. [Электронный ресурс]/ URL: http://elibrary.tambovlib.ru/?ebook=2891 (дата обращения: 27.02.2018).
  11. Михайлов К.В. Возможна ли компенсация морального вреда, причиненного потерпевшему ненасильственным преступлением против собственности? // Виктимология, 2015. № 1(3) [Электронный ресурс]/ URL: https://elibrary.ru/item.asp?id=23527052 (дата обращения 19.01.2018).
  12. Морозова Л.А. Теория государства и права: учебник // М.: Эксмо, 2010. - 512 с.
  13. Нарижний С., Голубев К. Компенсация морального вреда при нарушении имущественных прав гражданина // Российская юстиция, 2001. №4. С. 21.
  14. Нахова Е.А. Особенности определения обстоятельств, имеющих значение для рассмотрения и разрешения дел, по делам о компенсации морального вреда // Вестник Санкт-Петербургской юридической академии, 2014. № 4. т. 25 [Электронный ресурс]/ URL: http://elibrary.ru/item.asp?id=22621260 (дата обращения 19.03.2018).
  15. Орлов А.В. Некоторые аспекты определения размера компенсации морального вреда // Вестник Санкт-Петербургской юридической академии, 2014. № 1. т. 22 [Электронный ресурс]/ URL: http://elibrary.ru/item.asp?id=21608771 (дата обращения 20.03.2018).
  16. Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик [Электронный ресурс]/ URL: http://pravo.gov.ru/proxy/ips/?docbody=&nd=102011632&rdk=&backlink=1 (дата обращения: 20.02.2017).
  17. Отчет о работе судов общей юрисдикции о рассмотрении гражданских, административных дел по первой инстанции [Электронный ресурс]/ URL: http://www.cdep.ru/index.php?id=79&item=4476 (дата обращения 22.04.2018).
  18. Погосова З.М., Сидоров В.Н., Редчиц М.А. Компенсация морального вреда, причиненного совершением преступления // Закон, 2014. № 4 [Электронный ресурс]/ URL: https://zakon.ru/publication/igzakon/5377 (дата обращения 22.03.2018).
  19. Пожаров И.В. Критерии определения размера компенсации морального вреда // Вестник Тверского государственного университета. Серия: право, 2014. № 3 [Электронный ресурс]/ URL: http://elibrary.ru/item.asp?id=21970625 (дата обращения 24.03.2017).
  20. Понарин В.Я. Защита имущественных прав личности в уголовном процессе России // Воронеж, 1994. С. 84-86.
  21. Проект Гражданского уложения Российской империи 1905 г. [Электронный ресурс]/ URL: https://zakon.ru/blog/2015/9/10/12tomnoe_izdanie_proekta_grazhdanskogo_ulozheniya_rossijskoj_imperii_s_motivami_razrabotchikov (дата обращения: 02.03.2018).
  22. Пушкина Т.Н. Критерии определения размера компенсации морального вреда как основная проблема гражданско-правового института морального вреда // Вестник Удмуртского университета. Серия экономика и право, 2013. № 2-1 [Электронный ресурс] / URL: http://elibrary.ru/item.asp?id=18871531 (дата обращения 20.03.2018).
  23. Русская Правда (Краткая редакция) [Электронный ресурс]/ URL: http://lib.pushkinskijdom.ru/Default.aspx?tabid=4946 (дата обращения: 26.02.2018).
  24. Русская Правда (Пространная редакция) [Электронный ресурс]/ URL: http://lib.pushkinskijdom.ru/Default.aspx?tabid=4947 (дата обращения: 26.02.2018).
  25. Рысляева Н.В., Касаткин А.В. Особенности компенсации морального вреда родственником потерпевшего // Журнал правовых и экономических исследований, 2013. № 1 [Электронный ресурс]/ URL: https://elibrary.ru/item.asp?id=18807904 (дата обращения: 19.01.2018).
  26. Свод законов Российской империи [Электронный ресурс]/ URL: http://www.runivers.ru/lib/book7372/ (дата обращения: 01.03.2018).
  27. Семыкин В.В. Особенности доказывания по делам о компенсации морального вреда: предмет доказывания // Вестник московского государственного областного университета. Серия: юриспруденция, 2014. № 2 [Электронный ресурс]/ URL: https://elibrary.ru/item.asp?id=21648226 (дата обращения 19.01.2018).
  28. Семыкин В.В. Применение судейского усмотрения при разрешении дел о компенсации морального вреда // Вестник Московского государственного областного университета. Серия: юриспруденция, 2013. № 3 [Электронный ресурс] / URL: http://elibrary.ru/item.asp?id=20778099 (дата обращения 21.03.2018).
  29. Сисакьян А.К. Развитие законодательства и научных представлений о компенсации морального вреда в советский период // Вестник Челябинского государственного университета, 2011. № 29 [Электронный ресурс]/ URL: http://cyberleninka.ru/article/n/razvitie-zakonodatelstva-i-nauchnyh-predstavleniy-o-kompensatsii-moralnogo-vreda-v-sovetskiy-period (дата обращения: 02.03.2018).
  30. Соборное Уложение 1649 года [Электронный ресурс]/ URL: http://www.hrono.info/dokum/1600dok/1649_00.php (дата обращения: 27.02.2018).
  31. Судебник Ивана III (1497 г.) [Электронный ресурс]/ URL: http://doc.histrf.ru/10-16/sudebnik-ivana-iii (дата обращения: 26.02.2018).
  32. Судебник Ивана IV (1550 г.) [Электронный ресурс]/ URL: http://www.ipsub.udsu.ru/download/kafedra_tiigip/igpr/documents/sudebnik1550.doc (дата обращения: 27.02.2018).
  33. Табунщиков А.Т. Институт компенсации морального вреда в российском гражданском праве [Электронный ресурс] / URL: http://dspace.bsu.edu.ru/bitstream/123456789/3148/1/Tabunshchikov_Institut.PDF (дата обращения 22.03.2018).
  34. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР // Ведомости Верховного Совета РСФСР, 1960.  №40. С. 592.
  35. Устав (Конституция) Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) // СПС «КонсультантПлюс».
  36. Утевский Б. Возмещение неимущественного вреда как мера социальной защиты // Еженедельник советской юстиции, 1927. № 35. С. 1084.
  37. Флейшиц Е.А. Обязательства из причинения вреда и неосновательного обогащения // М., 1951. С. 24.
  38. Чутов С.А. Проблемы компенсации морального вреда // Законы России: опыт, анализ, практика, 2008. №1. С. 73-74.
  39. Шичанин, А.В. Проблемы становления и перспективы развития института возмещения морального вреда // М.: Волтерс Клувер, 2007.C. 90-105.
  40. Эрделевский А.М. Компенсация морального вреда: анализ и комментарий законодательства и судебной практики // М.: Волтерс Клувер, 2004. - 265 с.
  41. Эрделевский А.М. Моральный вред и компенсация за страдания: научно-практическое пособие // М.: БЕК, 1998. - 188 с.
  42. Ярошенко К.Б. Обязательства вследствие причинения вреда // М.: Гардарика, 1996. С.389-392.
  43. Ahmad T., Jamil H., Dasgupta P. Nervous Shock, Development & Dilemma: A Comparative Study of UK, USA and Canada [Электронныйресурс]/ URL: https://ssrn.com/abstract=1482619 (датаобращения: 26.04.2018).
  44. Bürgerliches Gesetzbuch [Электронный ресурс]/ URL: http://www.koeblergerhard.de/Fontes/BGBDR18961900.htm (дата обращения: 02.03.2018).
  45. Delpuerto J. Moral damages: Compensation Amount for Wounded Feelings [Электронныйресурс] / URL: http://legalaspects.ph/1966/moral-damages-compensation-amount-for-wounded-feelings/ (датаобращения 04.03.2018).
  46. Maguen S., Litz B. (2012). Moral Injury in Veterans of War // PTSD Research Quarterly, 2012. Vol. 23. Pp. 1-6.
  47. Pavlakis I. Tort, Personal Injury & Compensation.Greek Law Digest [Электронный ресурс] / URL: http://www.greeklawdigest.gr/topics/aspects-of-greek-civil-law/item/26-tort-personal-injury-compensation/ (дата обращения 04.03.2018).
  48. Vargas J. Moral Damages under the Civil Law of Mexico. Are These Damages Equivalent to U.S. Punitive Damages? // University of Miami Inter-American Law Review, 2004. Vol. 35.Pp. 183-282.

3. Судебная практика

  1. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 № 10 // СПС «Гарант».
  2. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» // СПС «Гарант».
  3. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 26.01.2010 № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина» // СПС «Гарант».
  4. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» // СПС «Гарант».
  5. Обзор практики разрешения судами споров, возникающих в связи с участием граждан в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 4 декабря 2013 г.) // СПС «Гарант».
  6. Постановление Президиума Ярославского областного суда по делу № 44-г-10/2009 // СПС «РосПравосудие».
  7. Решение Воркутинского городского суда Республики Коми по делу № 2-1198/2017 от 29.05.2017 // СПС «РосПравосудие».
  8. Решение Николаевского районного суда Ульяновской области по делу № 2-1-301/2017 от 3 октября 2017 // СПС «РосПравосудие».
  9. Решение Якутского городского суда Республики Саха (Якутия) по делу № 2-7845/2017 от 5 октября 2017 // СПС «РосПравосудие».
  10. Решение Тальменского районного суда Алтайского края по делу № 2-497/2017 от 13 октября 2017 // СПС «РосПравосудие».
  11. Решение Коряжемского городского суда Архангельской области по делу № 2-835 от 16.10.2017 // СПС «РосПравосудие».
  12. Решение Липецкого районного суда Липецкой области по делу № 2-1291/2017 от 17.10.2017 // СПС «РосПравосудие».
  13. Решение Дзержинского городского суда Нижегородской области по делу № 2-3026/2017 от 17.10.2017 // СПС «РосПравосудие».
  14. Решение Княжпогостского районного суда Республики Коми по делу № 2-661/2017 от 18.10.2017 // СПС «РосПравосудие».
  15. Решение Авиастроительного районного суда города Казани Республики Татарстан по делу № 2-2160/2017 от 19.10.2017 // СПС «РосПравосудие».
  16. Решение Азнакаевского городского суда Республики Татарстан по делу № 2-1055/2017 от 19.10.2017 // СПС «РосПравосудие».
  17. Решение Волжского городского суда Волгоградской области по делу № 2-4622/2017 от 19.10.2017 // СПС «РосПравосудие».
  18. Решение Петропавловск-Камчатского городского суда Камчатского края по делу № 2-5829/2017 от 19 октября 2017 // СПС «РосПравосудие».
  19. Решение Ленинского районного суда города Костромы Костромской области по делу № 2-1932/2017 от 20 октября 2017 // СПС «РосПравосудие».

Приложение 1

Прототип разработанного мобильного приложения

Рис.

Рис.

Рис.

Рис.

Рис.

Рис.

Рис.

Рис.




Похожие работы, которые могут быть Вам интерестны.

1. Компенсация морального вреда

2. Проблемы компенсации морального вреда

3. Возмещение вреда, причиненного преступлением. Приостановление и возобновление предварительного расследования

4. Возмещение вреда, причиненного здоровью человека в результате негативного воздействия окружающей среды

5. Компенсация морального вреда причиненного при оказании медицинских услуг

6. Институт компенсации морального вреда в российском гражданском законодательстве

7. Право на возмещение ущерба, причиненного его здоровью или имуществу экологическим правонарушением

8. Затраты на возмещение потерь мощности электроэнергии в элементах электрической сети

9. Процес морального виховання дітей молодшого шкільного віку

10. Совершенствование системы морального стимулирования персонала (на примере ООО «Додо Пицца»)