Слияния и поглощения (M and A) как инструмент создания устойчивых конкурентных преимуществ в российском банковском секторе



ФЕДЕРАЛЬНОЕ  ГОСУДАРСТВЕННОЕ АВТОНОМНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

«НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

«ВЫСШАЯ ШКОЛА ЭКОНОМИКИ»

Факультет бизнеса и менеджмента

Пятница Никита Антонович

Слияния и поглощения (M&A) как инструмент создания устойчивых конкурентных преимуществ в российском банковском секторе

Выпускная квалификационная работа - БАКАЛАВРСКАЯ РАБОТА

по направлению подготовки38.03.02 Менеджмент

образовательная программа «     Менеджмент»

Рецензент

канд. экон. наук, доц.

___________________

З.Б. Саидов

Москва 2018

Научный руководитель

д-р экон. наук, проф.

____________________

О.В. Кожевина

Оглавление

Введение

Рынок слияний и поглощений (M&A)  в России в последние годы начал восстановление после серьезного спада в 2014-15 гг.[48]. Даже без учета сделок, которые явились следствием регулирующей деятельности ЦБ РФ, за 2017 год в финансовом секторе была совершена 31 сделка общим объемом в 9,1 млрд. долл. США. При этом продолжающаяся жесткая политика центрального банка, динамика количества кредитных организаций и большая доля банков с низким значением собственного капитала позволяет сделать вывод, что консолидация банковского сектора продолжится и в ближайшие годы. Так,  по данным центрального банка, на 01.01.2018 г 22 кредитных организации имели размер собственных средств (капитала) меньше требуемых значений для небанковских кредитных организаций, а еще 18 имели отрицательный капитал.[50] Основным способом сохранения бизнеса для организаций с такими показателями являются слияния. Они проводятся добровольно или же по инициативе ЦБ как одна из форм санации проблемных банков. Многие банки проводят слияния, даже не имея проблем с нормативными показателями и финансовой устойчивостью. Они стремятся реализовать выгоды от укрупнения объединенного бизнеса и стать более конкурентоспособными на рынке.  Таким, например, было слияние между банками «Юниаструм» и «Восточный», успешно завершившееся в начале 2017 года и проходившее в форме безденежного присоединения.

Таким образом, высокая значимость сделок слияний и поглощений в банковском секторе как инструмента усиления конкурентной позиции и эффективного стратегического управления создает необходимость в анализе существующего российского и зарубежного опыта и выявлении механизмов реализации операционной синергии в данных сделках через создание устойчивых конкурентных преимуществ, что определяет актуальность данной работы.

Объектом исследования являются российские организации банковского сектора, на основе которых будут описаны основные источники возникновения устойчивых конкурентных преимуществ при слияниях и поглощениях.

Предметом исследования являются экономические отношения, возникающие в ходе сделок слияний и поглощений, а также разработка практических рекомендаций и мероприятий по формированию  устойчивых конкурентных преимуществ при межбанковских слияниях на примере банка ВТБ (ПАО) и АКБ «Банк Москвы».

Цель исследования: выявление специфики слияний и поглощений в банковском секторе, разработка предложений, направленных на повышение конкурентоспособности компаний банковского сектора, и формирование устойчивых конкурентных преимуществ, посредством реализации сделок слияний и поглощений.

В соответствии с целью были поставлены следующие задачи:

Данное исследование содержит рассмотрение теоретических и эмпирических данных на стыке двух экономических вопросов: сделки слияния и поглощения и конкурентные преимущества компаний. При этом, для увеличения практической применимости, исследование учитывает отраслевую специфику и концентрируется на компаниях банковского сектора. В качестве примера рассматривается слияние двух российских банков, и даются рекомендации, учитывающие особенности российского банковского сектора.

Основная гипотеза исследования - сделкиM&A являются одним из способов создания устойчивых конкурентных преимуществ компаниями банковского сектора. Это выражается в повышении прибыльности фирм относительно среднеотраслевых значений вследствие слияния и основывается на улучшении базы ресурсов и способностей объединенного банка, которое помогает компании лучше справляться со структурой отрасли.

Для проверки гипотез и решения поставленных задач было проведено количественное исследование влияния межбанковских слияний на рентабельность активов банков, отражающую их конкурентную позицию, а также качественный анализ слияния между банком ВТБ (ПАО) и АКБ «Банк Москвы» для выявления источников этого влияния и формирования практических рекомендаций.

Теоретическую базу исследования составляют работы известных авторов П. Гохана и С.Ф. Рида в области слияний и поглощений и работы основных представителей рыночной и ресурсной концепций фирмы – М. Портера, М. Петераф, Р. Гранта. Эмпирическую базу данной работы составляют сделки слияний и поглощений в России за период с 2008 по 2018 год.

Для достижения поставленных целей и задач в работе использованы различные общенаучные и специальные исследовательские методы, такие как: системный подход, статистические и сравнительные методы, анализ и синтез, экспертная оценка.

В первой главе данной работы описаны теоретические и методологические основы слияний и поглощений как инструмента создания устойчивых конкурентных преимуществ, в частности определения, классификация и мотивы сделок слияний и поглощений, а также описаны ключевые концепции в области конкурентоспособности фирмы.

Во второй главе проведен анализ российского рынка слияний и поглощений, его динамики и структурных характеристик, изучены сделкиM&A в финансовом секторе и, в частности, межбанковские слияния, определены перспективы их развития и проведен статистический анализ влияния данных сделок на прибыльность банков.

В третьей главе проведено качественное исследование одной из крупнейших сделок между банками ВТБ (ПАО) и АКБ «Банк Москвы», изучено ее влияние на ресурсы и способности компаний и на структуру отрасли, определены ключевые изменения, ставшие источником формирования устойчивых конкурентных преимуществ в данном слиянии, и выделены рекомендации участникам подобных сделок.

Практическая значимость данной работы состоит в большом потенциале использования полученных выводов при проведении добровольных или принудительных слияний с целью повышения вероятности успешной реализации операционной синергии через улучшение конкурентной позиции объединенной компании.

Глава 1. Теоретические основы слияний и поглощений (M&A) как инструмента создания устойчивых конкурентных преимуществ

  1. Сущность, задачи слияний и поглощений в стратегическом менеджменте.

В современном стратегическом менеджменте слияния и поглощения (M&A) применяются для достижения стратегических целей, решения самых разных стратегических задач. В данной части работы будет обобщены определения слияний и поглощений, рассмотрены их основные теоретические аспекты, а также основные мотивы, побуждающие фирмы использовать этот инструмент.

Существует несколько подходов к определению слияний и поглощений и описанию различий между ними. Опираясь на известные работы таких авторов, как П. Гохан и С.Ф. Рид, можно определить слияния и поглощения следующим образом:

В Зарубежной практике  слово «слияние»(англ.Merger) имеет в большинстве случаев юридический смысл и не имеет никакого отношения к тому, как объединенные компании будут действовать в будущем. Слияние происходит, когда одна корпорация объединяетсяc другой, становясь ее частью (Reed, 2007). При слиянии поглощающая компания принимает на себя активы и обязательства поглощаемой. Такой тип сделки иногда конкретизируют как статутное слияние,  в то время как слияние, при котором компания становится дочерней или частью дочерней называют подчиняющим (Gaughan, 2015). Корпоративная консолидация является особой правовой формой слияния (Reed, 2007). При консолидации две и более компании объединяются в одну совершенно новую (Gaughan, 2015).

Поглощения (acquisition) корпораций - это процесс, посредством которого компании полностью или частично меняют собственника и переходят во владение компании-покупателю. Сделка может осуществляться в форме покупки акций или приобретения активов (Reed, 2007). В отечественной литературе данное понятие также иногда называют приобретением (Тазихина,2006).

Следует отметить, что данная терминология может менять определения от автора к автору и не всегда имеет четкие различия. Также, на содержание данных понятий влияют различия в законодательствах разных стран и юридических определениях данной группы терминов. Так, например, в России рассматриваемые формы реорганизации в законодательстве названы «слияние» и «присоединение» [1], при этом их определения отличаются от зарубежных, приведенных выше.   В данной работе рассмотрению подлежат  все операции, которые можно назвать слияниями и поглощениями, а юридические и организационно-правовые особенности и форма не имеют принципиального значения, поэтому разумно использовать единое более широкое определение слияний и поглощений. По нашему мнению, наилучшим образом для этого подходит следующее определение: «слияния и поглощения – группа финансовых операций, цель которых – объединение компаний в один хозяйствующий субъект для получения конкурентных преимуществ и максимизации стоимости этого субъекта в долгосрочной перспективе» [2]. В дальнейшем в данной работе термин слияние будет использоваться как синоним слияний и поглощений, определенных именно таким образом. В дальнейшем в данной работе будет более подробно проведено исследование слияний.

Далее рассмотрим основные типы слияний и их отличительные особенности. П. Гохан выделяет 3 основных типа слияний: вертикальные, горизонтальные и конгломератные.

Вертикальным слиянием называют слияние двух компаний, имевших до этого отношения продавца и покупателя. Другими словами, такое слияние является одной из форм вертикальной интеграции.

Горизонтальное слияние – это объединение компаний, действующих на одном рынке и имевших до этого конкурентные взаимоотношения. Такие слияния являются одной из форм горизонтальной интеграции.

Конгломератное слияние – объединение двух компаний, не связанных отношениями конкуренции или покупателя и продавца, то есть действующих на разных рынках и в разных производственных цепочках. Такие слияния являются одной из форм диверсификации. (ссылка на страт)

Как можно заметить, слияния являются важным инструментом реализации корпоративных стратегий роста. Однако это далеко не единственная задача, которую можно решить посредством слияний и поглощений, и не единственный мотив совершения таких сделок. Выделяют следующие мотивы слияний и поглощений:

  1. Рост
  2. Диверсификация
  3. Синергия
  4. Экономические мотивы или интеграция
  5. Прочие мотивы

Следует рассмотреть подробнее каждый из этих пунктов.

1) Рост – один из самых фундаментальных мотивов слияний и поглощений. Такой метод расширения может быть гораздо быстрее, чем внутренний рост, однако несет в себе дополнительные риски. Во многих случаях внутренний рост нецелесообразен, например, когда возможность для расширения ограничена во времени или для расширения необходимы новые для компании знания и компетенции. В таких случаях компании выбирают слияние как инструмент роста, например, при выходе на рынок в другом регионе или государстве, где необходимо понимание специфики регионального рынка, преодоление языковых барьеров. Данный мотив подразумевает под собой расширение компании именно в рамках с своей отрасли. Например, таким было слияние междуBUSHBOAKEALLEN иIFF. В том случае, когда компания принимает решение о росте за пределы своей отрасли, у нее возникает следующий мотив к совершению сделок слияний и поглощений, называемый диверсификацией.

2) Диверсификация – это рост компании за пределы своей отрасли. В данном случае компании могут преследовать разные цели, например стабилизацию денежного потока, вхождение в более прибыльные отрасли или занятие лидирующих позиций в других отраслях, и для достижения многих из них наилучшим образом подходят именно слияния. Диверсификация также в определенных случаях может являться не самоцелью слияний, а источником возникновения финансовой синергии, которая будет описана далее. Примером здесь может статьGE, которая совершила серию диверсифицирующих поглощений в 1908-х и 1990-х.

3) Следующим мотивом для проведения слияний и поглощения является синергия. Синергия – увеличение эффективности деятельности объединенной фирмы сверх того, как две фирмы могли бы действовать как независимые (Sirower, 2000). Синергия может обеспечить объединенной фирме положительную чистую стоимость поглощения (netacquisitionvalue), равную стоимости объединенной компании за вычетом стоимостей компаний по отдельности, премии за поглощаемую компанию и издержек процесса поглощения. В слиянииRadissonCruises иSevenSeasCruises мотив был именно таким. Выделяют два типа синергии при слияниях и поглощениях – операционную и финансовую.

Операционная синергия может быть обусловлена двумя факторами – снижением расходов или увеличением доходов объединенной фирмы по отношению к сумме доходов или расходов двух фирм, действующих отдельно. Возможность увеличения доходов – это «вновь созданные или усиленные продукт или услуга, которые формируются синтезом двух различных качеств партнеров по слиянию и создают немедленный и/или долгосрочный рост доходов» (Clemente, Greenspan, 1998). Такой эффект имеет множество проявлений, однако трудно поддается прогнозированию и измерению. Поэтому, как правило, более весомым мотивом при слияниях и поглощениях является снижение затрат. Оно является следствием эффектов масштаба и охвата. Эффект масштаба -  это снижение затрат на единицу продукции, возникающее в результате увеличения масштабов деятельности компании. Возникновение эффекта масштаба обусловлено распределением постоянных производственных затрат на больший объем продукции при увеличении производства. В контексте слияний и поглощений это значит, что объединенная фирма может нести меньшие постоянные издержки, чем две фирмы отдельно, например, за счет сокращения транзакционных издержек,  управленческих или маркетинговых расходов относительно суммарных расходов отдельных фирм. Эффект охвата – это способность компании использовать один набор исходного сырья для производства более широкого ассортимента продукции и услуг. Другими словами, экономия от охвата возникает, когда производить фиксированный объем определенного набора продуктов дешевле вместе, чем по отдельности. Данный эффект имеет особую значимость в банковской отрасли, оказывая порой даже большее влияние, чем эффект масштаба.

Рисунок . Процесс реализации синергетических выгод (Gaughan,2015)

Финансовая синергия – это влияние слияния или поглощения на стоимость капитала компаний, а также налоговые выгоды, выгоды от диверсификации и использования избытка денежных средств, получаемые компанией (Damodaran, 2005). Так, при слиянии часто наблюдается увеличение долговой емкости объединенной компании из-за уменьшения издержек банкротства. Это позволяет объединенной компании увеличить размер налогового щита и создает дополнительную стоимость для акционеров, уменьшая средневзвешенную стоимость капитала. Также может возникать налоговая экономия, например, когда у одной из фирм отрицательная прибыль. Дополнительная стоимость возникает и в случае, когда фирма с избытком денежных средств и ограниченными инвестиционными возможностями покупает фирму, имеющую такие возможности, но ее источники финансирования ограничены. Диверсификация является наиболее спорным источником финансовой синергии. Как правило, инвесторам намного дешевле диверсифицировать свои активы самостоятельно. Однако дополнительная стоимость может возникнуть в случае, если инвесторы не имеют такой возможности.

4) Горизонтальная и вертикальная интеграция являются следующими важными экономическими мотивами слияний и поглощений.

Горизонтальной интеграцией называют слияния с конкурентами. Она приводит к увеличению рыночной доли и рыночной силы компании. Горизонтальная интеграция по сути своей означает движение от конкуренции в сторону монополии. Важным аспектом данного движения является увеличение рыночной силы компании, то есть способности компании устанавливать цену выше совершенно-конкурентной, равной предельным затратам. Это дает возможность компании получать экономическую ренту. Существует три источника рыночной силы: дифференциация, барьеры входа и доля рынка. В разных отраслях рыночная сила в разной степени зависит от трех этих источников, так например сильное увеличение доли рынка при слиянии может слабо повлиять на рыночную силу, если отсутствует дифференциация или барьеры входа. СлияниеExxon иMobil является примером горизонтальной интеграции.

Вертикальная интеграция – поглощение компаний-поставщиков или покупателей. Выделяют прямую, то есть направленную в сторону конечного потребителя, и обратную, направленную в сторону поставщиков, вертикальную интеграцию. Существует множество мотивов для вертикальной интеграции, например, с целью получения контроля над источником снабжения, то есть за качеством и своевременностью поставок, или с целью оптимизации логистики и складских затрат. Также, как правило, снижаются транзакционные издержки. Прямая вертикальная интеграция открывает компании более широкие маркетинговые возможности и уменьшает зависимость компании от своей цепи поставок.Таким слиянием была, например, сделка междуMedco иMerck.

5) Существую также другие, как правило, менее значимые и реже встречающиеся мотивы слияний и поглощений. Одним из них является улучшение управления. Этот пункт специально не относят к операционной синергии, так как он связан с повышением эффективности не в результате самого слияния и интеграции, а в результате назначения более компетентного менеджмента. Такие случаи часто встречаются, когда крупная компания поглощает более маленькую. Небольшие растущие компании, часто управляемые самими основателями, редко имеют возможность нанять управленцев с необходимым на новых этапах развития компании набором компетенций по ключевым направлениям.  В то же время административный ресурс крупной компании этим набором обладает, поэтому способен управлять компанией эффективней и увеличить ее стоимость относительно стоимости приобретения. Следующим мотивом слияний и поглощений является улучшение НИОКР (R&D). Во многих отраслях НИОКР является ключевым фактором будущего роста, поэтому совместное ведение и укрупнение бюджетов при слиянии может являться мотивом для участников сделки. Также мотивом может быть улучшение системы распределения или налоговые мотивы, выделяемые некоторыми исследователями из финансовой синергии в отдельную группу.

  1. Специфика слияний и поглощений в банковском секторе

Слияния и поглощения в российском банковском секторе имеют свои отличительные особенности. По типу, это преимущественно горизонтальные слияния, однако возможны и сделки конгломеративного типа, например при слиянии банков, оперирующих в  разных сегментах банковского сектора: розничном и корпоративном. Перечисленные выше мотивы сделок играют важную роль и в финансовом секторе, однако этот список не является исчерпывающим.

В дополнение к описанным выше мотивамM&A можно выделить мотивы, специфичные для российского банковского сектора. Они в первую очередь обусловлены наличием нормативов ЦБ РФ по основным показателям деятельности банков, а также требованиям к минимальному размеру капитала. Во-первых, ключевым для индустрии мотивом является улучшение этих показателей. Банки, которые не могут самостоятельно вернуть их значения в диапазон, установленный Банком России, могут стать объектом регулятивных мер: регулятор может взыскать с кредитной организации штраф, ввести запрет на осуществление ею некоторых банковских операций, а в некоторых случаях даже отозвать у банка лицензию. В данной ситуации слияние с другим банком, имеющим резерв по проблемным нормативам, поможет избежать санкций и сохранить организацию. Во-вторых, наиболее значимым в последние годы фактором слияний и поглощений среди российских банков является принудительная санация путем слияния. В случае выявления нарушений в деятельности банка ЦБ РФ может инициировать процесс санации, одной из форм которой является его слияние с другой кредитной организацией.

Для того чтобы определить, как слияния и поглощения помогают компаниям создавать конкурентные преимущества, необходимо понять, что же такое конкурентное преимущество и каковы источники его возникновения.

  1. Источники формирования конкурентных преимуществ согласно рыночной и ресурсной концепциям

В теории стратегического менеджмента существует огромное количество исследований, статей и книг, посвященных изучению конкуренции между компаниями. Различные исследователи с самого началаXX века задавались вопросом, почему некоторые фирмы более успешны, чем другие. Эти научные изыскания привели к появлению понятия устойчивого конкурентного преимущества как ключевого фактора превышения эффективности и прибыльности фирмы над ее конкурентами. Эволюцию теории конкурентных преимуществ можно сравнить с «маятником», смещающим акцент между внешними возможностями и угрозами и внутренними сильными и слабыми сторонами как источниками возникновения данных конкурентных преимуществ.  Две наиболее распространенные на данный момент точки зрения, стоящие по разные стороны от этого «маятника» называются рыночная и ресурсная концепции (Hoskisson, 1999).

Рыночная концепция объясняет прибыльность фирмы через влияние двух факторов: структурных характеристик отрасли и конкурентной позиции фирмы внутри нее. Так, например, высокие барьеры входа делают отрасль в целом более прибыльной, однако прибыльность конкретной фирмы зависит от ее положения в этой отрасли, которое обеспечивается реализацией одной из ключевых стратегий (Porter, 1980).

Ресурсная концепция объясняет прибыльность фирмы с дугой стороны. Основной акцент здесь смещается на внутренние характеристики фирмы, а именно ее уникальный набор ресурсов и способностей. Именно этот уникальный, труднокопируемый набор позволяет фирме превзойти ее конкурентов и обеспечить себе устойчивое конкурентное преимущество (Barney,1991).

Хотя две концепции объясняют сравнительное превосходство фирмы над ее конкурентами с разных перспектив и описывают разные источники формирования конкурентных преимуществ, многие исследователи подчеркивают, что они не являются столь противоположными, как кажется на первый взгляд. Два подхода можно назвать двумя сторонами одной медали, они дополняют, а не взаимоисключают друг друга (Wernerfelt,1984). Поэтому в рамках данной работы конкурентные преимущества будут рассмотрены с использованием теоретической и методологической базы обеих концепций. Рыночный подход поможет освятить внешние возможности и угрозы конкурентоспособности компании, а ресурсный – внутренние сильные и слабые стороны, определяющие эту конкурентоспособность. Для этого следует рассмотреть подробнее обе главенствующие концепции конкурентных преимуществ и источников их формирования.

  1. Рыночная концепция фирмы

Рыночная концепция в ее современном виде основывается на работах по теории отраслевых рынков. Экономисты, изучавшие данную область, связали прибыльность фирмы с ее поведением, которое, в свою очередь, обусловили структурой отрасли. Данный подход получил название парадигма «структура-поведение-результативность» (structure – conduct – performance, SCP). В своей работе  «Как конкурентные силы формируют стратегию», а также книгах «Конкурентная стратегия» и «Конкурентное преимущество» Майкл Портер развил данный подход и сформировал рыночную концепцию фирмы.

Согласно рыночной концепции существует два главных фактора, определяющих прибыльность или результативность фирмы. Первый из них – привлекательность отрасли. Портер утверждает, что долгосрочная  прибыльность отрасли и соответственно ее привлекательность обусловлена ее структурой или «правилами конкуренции», которые, в свою очередь, воплощаются в 5 конкурентных сил (Porter, 2008):

  1. Угроза появления новых конкурентов;
  2. Угроза появления товаров-заменителей;
  3. Рыночная власть поставщиков;
  4. Рыночная власть покупателей;
  5. Уровень конкурентной борьбы.

Рисунок . Элементы структуры отрасли (Porter,1998)

Данная модель помогает оценить структуру отрасли и ее привлекательность для ведения бизнеса. 5 сил Портера обуславливают прибыльность отрасли, так как они влияют на цены, издержки и требуемые инвестиции фирм в отрасли, то есть на все составляющие показателя ROI (Porter, 1980). Так, например, власть покупателей оказывает значимое влияние на цены, как и угроза  появления товаров заменителей, а власть поставщиков  определяет цены на сырье и материалы, значительно влияя на издержки. Угроза входа новых игроков в свою очередь взаимосвязана с требуемыми инвестициями. Чем больше каждая из 5 сил, тем более конкурентна и менее привлекательна отрасль. Данная модель получила широкое распространение как прикладной инструмент оценки и выбора наиболее привлекательных отраслей для инвестиций и ведения деятельности.

Второй фактор, определяющий насколько фирма прибыльна в сравнении с конкурентами внутри отрасли, называется сравнительное позиционирование. Фирма, успешно позиционирующая себя внутри отрасли, может получать высокую доходность, даже если конкурентная структура в отрасли неблагоприятна и в среднем фирмы в ней получают невысокую прибыль. Фундаментальной основой прибыльности, превосходящей среднеотраслевые значения, выступает устойчивое конкурентное преимущество. Портер считает, что, несмотря на огромное количество сильных и слабых сторон, которые может иметь фирма, существует два основных типа конкурентного преимущества: дифференциация и низкие издержки. Все сильные и слабые стороны фирмы значимы лишь в той степени, в которой они влияют на сравнительные издержки и дифференциацию.  Данные конкурентные преимущества в свою очередь вытекают из структуры отрасли, а именно из способности фирмы справляться с пятью конкурентными силами, определяющими её, лучше конкурентов.

В комбинации с масштабом деятельности два описанных типа конкурентного преимущества формируют три конкурентные стратегии Портера: дифференциация, лидерство по издержкам и фокус (Porter,1998). Фокус в свою очередь подразделяется на фокус на издержках и фокус на дифференциации. Разберем каждую из стратегий подробнее.

Рисунок . Конкурентные стратегии (Porter, 1998)

Лидерство по издержкам состоит в стремлении фирмы производить товары или услуги дешевле ее конкурентов. При этом важную роль играет охват деятельности фирмы: она действует во множестве рыночных сегментов и иногда даже затрагивает смежные отрасли. Источники преимущества в издержках варьируются от отрасли к отрасли и зависят от ее структуры. Примерами могут служить экономия на масштабе или приоритетный доступ к сырью и материалам. Фирма, достигшая устойчивого конкурентного преимущества в издержках, будет более прибыльна, чем ее конкуренты при средних для отрасли ценах. Однако лидер по издержкам не должен игнорировать основы дифференциации, так как если ее товар не признается потребителями эквивалентным, то снижение цен, необходимое для обеспечения продаж, может нивелировать весь положительный эффект от низких издержек. Фирма, реализующая эту стратегию должна обеспечить равенство или, по крайней мере, близость в основах дифференциации сравнительно отрасли, чтобы быть прибыльнее чем отрасль в среднем.

Дифференциация состоит в стремлении фирмы быть уникальной по каким – либо показателям, имеющим ценность для покупателей. Эта уникальность, лучшее удовлетворение каких – либо потребностей потребителя позволяет фирме продавать свой товар или услугу с премией к средней цене на рынке. Форма проявления дифференциации зависит от конкретной отрасли и ее специфики. Она может основываться на самом продукте, на системе доставки, маркетинге и множестве других факторов. Фирма, которая может достичь устойчивой дифференциации будет более прибыльна, чем отрасль, при условии, что дополнительная прибыль от превышения цены средней по рынку будет выше, чем дополнительные затраты. Поэтому, даже дифференцируя свой продукт или услугу нельзя забывать об издержках. Фирма  должна обеспечить равенство или, по крайней мере, близость своих издержек к издержкам конкурентов, чтобы показывать большую прибыльность, чем отрасль.

Стратегия фокуса состоит в выборе определенного сегмента отрасли или группы сегментов и выбора стратегии в соответствии с ними без оглядки на остальные сегменты. Оптимизируя свою стратегию в соответствии с целевым сегментом, фирма стремиться достичь конкурентного преимущества в этом сегменте даже не имея преимуществ в целом по отрасли. Стратегия фокуса подразделяется на два варианта: фокус на издержках и фокус на дифференциации. Оба варианта этой стратегии базируются на различиях между целевым сегментом и остальной отраслью, например, потребители могут иметь особенные нужды или система производства и распределения в данном сегменте может отличаться. Компании, нацеленные на отрасль в целом, не могут наилучшим образом и с минимальными издержками удовлетворить потребности всех ее сегментов, в то время как фокус дает возможность сузить свою деятельность до конкретной группы потребителей, получая при этом конкурентное преимущество. Для успеха данной стратегии необходимо чтобы сегмент имел отличия от остальной отрасли и был структурно привлекательным. Нельзя забывать, что структура отдельных сегментов отрасли может значительно отличаться от других и делать эти сегменты менее прибыльными и привлекательными чем остальная отрасль.

Фирма, которая пытается реализовывать несколько стратегий одновременно, но не преуспевает ни в одной, называется «застрявшей посередине». Она не обладает никаким конкурентным преимуществом и обычно менее прибыльна, чем отрасль. Так как она будет конкурировать с фирмами, имеющими либо меньшие издержки, либо лучшую дифференциацию, либо фокус на определенном сегменте, ее конкурентная позиция будет хуже. Такая фирма будет иметь достойную прибыль, только если сама отрасль характеризуется высокой доходностью или ее конкуренты также застряли посередине. Попытка достичь конкурентного преимущества и в издержках и в дифференциации часто обречена на провал, так как данные стратегии обычно требуют несовместимых действий. Однако в некоторых особых случаях это возможно.

Очевидно, что ключевым для компании свойством достигнутого конкурентного преимущества является его устойчивость. Устойчивость определяется способностью конкурентного преимущества сопротивляться разрушающим действиям конкурентов и эволюции отрасли. Различные стратегии несут в себе различные риски устойчивости, так, например, стратегия фокуса чувствительна к изменениям структуры целевого сегмента.

Наиболее важная и широко распространенная критика рыночной концепции состоит в ее предпосылке об однородности фирм и совершенной мобильности ресурсов внутри отрасли. Однако множество исследований подтверждает, что фирмы в отрасли не являются однородными (Chandler, 1962). Рыночная концепция предполагает, что различия между фирмами и их ресурсами должны устраняться рынком, но для этого ресурсы должны быть совершенно мобильны (Barney, 1991). В реальности далеко не все ресурсы обладают этим свойством. Рыночная концепция, акцентируя свое внимание на внешних факторах, игнорирует внутренние характеристики фирм, их структуру и ресурсы.

Таким образом, рыночная концепция фирмы определяет конкурентное преимущество фирмы через лидерство по издержкам или дифференциацию на уровне всей отрасли или отдельных сегментов, называемое стратегическим или сравнительным позиционированием. Успех в реализации основных стратегий достижения конкурентного преимущества зависит от способности фирм справляться с пятью конкурентными силами, характеризующими структуру отрасли, лучше, чем ее конкуренты. Данный подход позволяет оценить в большей степени внешние источники и угрозы конкурентного преимущества и имеет ряд недостатков, устранить которые возможно рассмотрев конкурентные преимущества с использованием ресурсной концепции фирмы.

  1. Ресурсная концепцияфирмы

Некоторые идеи ресурсной концепции фирмы можно найти в ранних работах в области экономики и менеджмента. Однако наибольшее внимание к этим идеям привлекли работы Вернерфельта и Румельта опубликованные в 1984 году. Работа Вернерфельта под названием «Ресурсная концепция фирмы» дала имя и заложила основу нынешнего понимания ресурсной концепции.  В данной работе фирма анализируется с точки зрения ее ресурсного  профиля, а ресурсы определяются как «материальные и нематериальные активы, которые полу – постоянно связаны с фирмой». Источником высокой доходности являются «барьеры ресурсной позиции», которые состоят в приобретении и защите ценных ресурсов.  Данная работа положила начало огромному теоретическому блоку в менеджменте, ученые всего мира развивали выдвинутые идеи для определения того, как различия в ресурсах приводят к различиям в прибыльности. Румельт в своей работе связывает устойчивость конкурентных преимуществ с «изолирующими механизмами», которые служат барьерами для имитации (Rumelt, 1984). Эти барьеры работают на благо фирмы и объясняют, почему отдельные фирмы более успешны, чем другие и их конкурентное преимущество не может быть скопировано. Барьеры для имитации часто основаны на неопределенности причины, то есть на том, что источник возникновения конкурентного преимущества скрыт от внешних наблюдателей (Peteraf, 1993). Данная неопределенность особенно свойственна социально-сложным ресурсам и ресурсам, основанным на знаниях (Peteraf, 1993). Далеко не все ресурсы имеют потенциал для создания уникальной ресурсной позиции, создающей конкурентное преимущество. Дж. Барни, развивая идеи ресурсной концепции, выделил 4 характеристики ресурсов, которые необходимы для того, чтобы они имели потенциал стать источником устойчивого конкурентного преимущества (Barney 1991, 1995, 1997). Эта концепция получила названиеVRIO: ценность (value), редкость (rarity), неимитируемость (inimitability) и организация (organization).

Ценность означает, что ресурс должен позволять фирме воплощать в жизнь стратегии, которые дают возможность использовать возможности или нивелировать угрозы, то есть улучшать свою прибыльность.

Очевидно, что ценные ресурсы, которые имеются в наличии у большого количества конкурентов, не могут быть источником устойчивого конкурентного преимущества. То же самое можно сказать и о наборе ценных ресурсов. Поэтому ключевой характеристикой ресурсов и наборов ресурсов, создающих конкурентные преимущества, является их редкость. Редкость в данном случае не обозначает уникальность. В том случае, если некое небольшое число фирм в отрасли обладает ценным ресурсом или набором ресурсов, но их количество недостаточно, чтобы отрасль стремилась к совершенной конкуренции, этот ресурс или набор ресурсов могут быть потенциальным источником конкурентного преимущества.

Неимитируемость или неидеальная имитируемость является ключевой характеристикой для устойчивости конкурентного преимущества. Ценные и редкие ресурсы могут обеспечить фирме временное конкурентное превосходство, однако для достижения долгосрочного преимущества ресурс должен быть устойчив к имитации, которая возможна путем копирования или замещения этого ресурса схожим. Ресурсы могут быть неидеально имитируемы по одной из трех причин или их комбинации: уникальные исторические условия, неопределенность причины конкурентного преимущества, то есть скрытость связи между ресурсом и конкурентным преимуществом, и социальная сложность.

Ценные, редкие и неидеально имитируемые ресурсы имеют большой потенциал для создания устойчивых конкурентных преимуществ. Однако для того чтобы превратить потенциал в преимущество фирма и ее ресурсы должны быть организованы соответствующим образом. Организация фирмы состоит из многочисленных компонентов, например ее официальной структуры отчетности, системы управления и политики компенсации. Эти компоненты называются дополнительными ресурсами, поскольку они имеют ограниченную способность создавать конкурентные преимущества в изоляции. Однако в сочетании с другими ресурсами они могут позволить фирме реализовать свое конкурентное преимущество в полной мере (Barney, 1995).

Развивая идей Барни и других исследователей,  Маргарет Питераф разработала модель, описывающую связь между ресурсами фирмы и ее прибыльностью. Она выделила 4 условия, лежащих в основе конкурентного преимущества: неоднородность (фирмы обладают ресурсами с разным уровнем эффективности), «expost» ограничения конкуренции (несовершенная имитируемость и взаимозаменяемость ресурсов), «ex ante» ограничения конкуренции (благоприятная ресурсная позиция должна характеризоваться ограниченной конкуренцией за нее) и несовершенная мобильность ресурсов (ресурсы не торгуются или менее ценны для других фирм) (Peteraf,1993). Последний пункт особенно подчеркивает важность перемещаемости  и необходимость учитывать относительную ценность ресурса для конкретной фирмы. Ресурсы совершенно немобильны, если они не могут быть проданы или не имеют ценности вне фирмы из-за их специфичности. Мобильные ресурсы торгуются между фирмами; однако они будут более ценны для одной фирмы, чем для других. Это может быть связано с соответствием ресурсов потребностям только конкретной фирмы или с чрезвычайно высокими транзакционными издержками. Также это относится к ресурсам, которые должны использоваться в сочетании с другими ресурсами для достижения экономического результата (Teece, 1986). В связи с тем, что стоимость немобильных (или несовершенно мобильных) ресурсов для других фирм меньше, ренты, генерируемые этими ресурсами, будут выше, чем их альтернативные издержки. Эти ресурсы, как правило, связаны с фирмой и могут быть источником устойчивого конкурентного преимущества. Эти аргументы подчеркивают два основных допущения ресурсной концепции: неоднородность и несовершенная перемещаемость ресурсов.

Эти и многие другие идеи легли в основу фреймворка, разработанного Робертом Грантом, который структурирует идеи ресурсной концепции и является практическим инструментом анализа и достижения устойчивых конкурентных преимуществ (Grant,1991). В своей работе Грант предлагает следующую процедуру определения стратегии на основании ресурсной концепции: анализ ресурсной базы фирмы; оценка способностей фирмы; оценка потенциала ресурсов и способностей для получения прибыли; выбор стратегии; расширение и улучшение набора ресурсов и способностей фирмы.

Рисунок . Ресурсный подход к стратегическому анализу: практический фреймворк (Grant,1991)

В рассмотренной выше рыночной концепции прибыльность фирмы рассматривалась как функция прибыльности отрасли и конкурентной позиции фирмы в ней. Данный фреймворк, не ставя под сомнение данное утверждение, смещает акцент на конкурентную позицию и рассматривает основополагающий выбор базовой стратегии как следствие ресурсной позиции фирмы. Так, например, лидерство по издержкам может основываться на владении эффективным с точки зрения масштаба производством,  наилучшей производственной технологией, доступе к дешевым источникам сырья или труда. Дифференциация может формироваться из сильного бренда, запатентованной технологии, обширной сети дистрибьюции. Более того, при ближайшем рассмотрении   структура отрасли также обуславливается ресурсами, которыми владеют конкурирующие в ней компании. Так, барьеры входа могут возникнуть из-за упомянутых выше эффекта масштаба, патентов или репутации брендов, а власть поставщиков и потребителей во многом зависит от таких ресурсов, как размер рассматриваемой фирмы, ее доля на рынке, ее финансовая сила. Некоторые ресурсы могут находиться в совместном владении у фирм в отрасли. Примером могут служить отраслевые стандарты, повышающие барьеры входа, или картельный сговор.

Рисунок . Ресурсы как основа прибыльности (Grant,1991)

Грант, в отличие от многих других представителей ресурсной концепции, разделяет понятия ресурсов и способностей.  Чаще всего они рассматриваются как синонимы, или же способности описывают как особый класс ресурсов. В данном фреймворке ресурсы – это входные потоки процесса производства, они являются базовой единицей анализа. Сюда включают оборудование, материалы, умения отдельных работников, бренд, патенты и многое другое. Но ресурсы редко производительны сами по себе, для производства необходима кооперация и координация целых групп ресурсов. Способность  - «возможность группы ресурсов выполнять какую либо задачу». В то время как ресурсы являются источником способностей, способности являются источником конкурентного преимущества.

Выделяют 6 групп ресурсов: финансовые, физические, человеческие, технологические, репутация и организационные ресурсы (Hofer,Schendel, 1978). Грант отмечает, что, несмотря на то, что ресурсы не создают напрямую конкурентное преимущество, между ними и прибыльностью фирмы существует прямая связь, которая состоит в том, что у компании могут быть ненужные ресурсы, или в том, что они неоптимально загружены.

Способности фирмы возникают в результате совместной работы групп ресурсов. Иногда их называют отличительными компетенциями. Они могут быть идентифицированы и оценены с использованием стандартной функциональной классификации активностей фирмы: общий менеджмент; финансовый менеджмент; маркетинг и продажи; рыночные исследования; НИОКР; инжиниринг; производство; распределение; правовые вопросы; персонал.

Наиболее важными способностями для фирмы, как правило, являются те, которые возникают из интеграции нескольких функциональных способностей.  Для описания этих ключевых, центральных способностей используется термин «ключевая компетенция» – набор умений и технологий, накопленные организацией знания и опыт, которые становятся основой успешной конкуренции ( Prahalad, Hamel, 1990). Когда  деятельность фирмы выходит за рамки ее набора способностей, она редко бывает успешной.

Создание способностей происходит не просто через сбор групп ресурсов, они включают в себя сложные схемы координации между людьми и прочими ресурсами. Данная координация улучшается через обучение путем повторения. Для описания «анатомии» способностей Грант использует концепцию организационных рутин Нельсона и Винтера (Nelson,Winter, 1982). Организационные рутины – регулярные и предсказуемые шаблоны деятельности, состоящие из последовательности скоординированных индивидуальных действий. Способность является рутиной или набором взаимодействующих рутин, а организация в целом рассматривается как большая сеть рутин. Концепция организационных рутин предлагает следующие взаимосвязи между ресурсами, способностями и конкурентным преимуществом:

Прибыльность ресурсов и способностей зависит от двух ключевых факторов: устойчивость конкурентного преимущества, которое они дают, и способность фирмы присваивать ренты, заработанные этими ресурсами и способностями.

С течением времени конкурентное преимущество и дополнительная прибыль, ассоциированная с ним, подвергается «эрозии» из-за износа лежащих в его основе ресурсов и способностей и их имитации конкурентами. Скорость этой «эрозии» зависит от характеристик ресурсов и способностей. Грант выделяет четыре характеристики ресурсов и способностей, которые обуславливают устойчивость создаваемого ими конкурентного преимущества.

Долговечность – в отсутствие конкуренции длительность жизни конкурентного преимущества фирмы зависит от того, как быстро лежащие в его основе ресурсы и способности амортизируются или приходят в негодность. Долговечность ресурсов сильно разнится и имеет тенденцию к уменьшению из-за растущего темпа технологических изменений. Способности фирмы имеют потенциал быть более долговечными, чем ресурсы, на которых они основаны, так как фирмы имеют возможность сохранять способности, заменяя выбывшие ресурсы новыми.

Способность фирмы сохранять конкурентное преимущество в течение долгого времени зависит от того, как быстро конкуренты могут сымитировать ее стратегию. Для имитации конкурентам необходимо преодолеть две проблемы. Первая состоит в том, чтобы понять, какое конкурентное преимущество имеет более успешная фирма и как оно достигается. Источником этой информационной проблемы является неполнота информации касательно двух групп отношений. Во-первых, конкуренту необходимо определить, какие способности являются источником конкурентного преимущества фирмы, во-вторых – какие ресурсы необходимы для создания этих способностей. Характеристика конкурентного преимущества, определяющая, насколько сложно будет конкурентам решить эту проблему, называется прозрачностью. Она во многом определяются количеством ресурсов и способностей, лежащих в основе конкурентного преимущества и сложностью взаимосвязей между ними.

Вторая проблема, которую необходимо преодолеть для имитации, состоит в том, чтобы накопить необходимые для получения конкурентного преимущества ресурсы и способности. Однако ресурсы и способности не всегда свободно перемещаемы. Перемещаемость – следующая важная характеристика ресурсов и способностей, определяющая устойчивость конкурентного преимущества. Выделяют следующие источники несовершенной перемещаемости: географическая обездвиженность, несовершенность информации, специфичность ресурсов для конкретной фирмы и обездвиженность способностей.

Если перемещаемость  необходимых ресурсов или способностей такова, что фирма не может их приобрести, она может создать их самостоятельно через внутренние инвестиции.  Некоторые ресурсы и способности подвержены легкой имитации через повторение. В то же время некоторые из них, например способности, основанные на сложной системе организационных рутин,  заметно менее повторяемы. Повторяемость  - четвертая характеристика, определяющая устойчивость конкурентного преимущества. Некоторые довольно простые способности, тем не менее, плохо поддаются повторению, и поэтому приносят владеющей ими фирме устойчивое конкурентное преимущество.

Способность фирмы присваивать доходы, генерируемые ее ресурсами и способностями, является второй детерминантой их прибыльности. Когда права собственности не полностью определены, фирма может испытывать проблемы с присвоением соответствующих рент. Такая ситуация возникает в случае с навыками работников. Распределение этих рент между фирмой и работниками зависит от их сравнительной силы, определяемой отношением между рутинами и навыками отдельных работников в  организации. Чем больше рутины связаны с фирмой и основаны на вкладе других ресурсов, тем больше сила фирмы.

Исходя из описанного выше, Грант определяет оптимальный способ выбора стратегии следующим образом: стратегия фирмы должна наиболее эффективно использовать ключевые, то есть долговечные, непрозрачные, несовершенно перемещаемые, трудноповторяемые и подконтрольные фирме, ресурсы и способности. При этом следует уделять внимание не только текущим ресурсам и способностям, но и развитию ресурсной базы или заполнению ресурсных разрывов, для того чтобы заложить базу для будущих способностей и конкурентных преимуществ. Способности, как и составляющие их организационные рутины, не создаются моментально, поэтому успешная стратегия должна не только наиболее эффективно использовать текущие ресурсы и способности, но и создавать способности, необходимые для реализации будущих стратегий (HiroyukiItami, 1986).

Данный фреймворк структурирует идеи ресурсной концепции и объединяет их в единый стратегический инструмент. Он отлично соответствует идеям рыночной концепции, расширяя ее в сторону внутренних характеристик фирмы и ликвидируя предпосылки об однородности фирм в отрасли и совершенной мобильности их ресурсов.

Таким образом, две представленные выше концепции фирмы и ее конкурентного преимущества позволяют рассмотреть фирму как со стороны ее внутренних характеристик, обуславливающих ее конкурентное положение, таких как ресурсы и способности, так со стороны подверженности влиянию внешних факторов, составляющих структуру отрасли. Синтез двух концепций позволяет наиболее полно рассмотреть источники формирования конкурентных преимуществ фирмы, в том числе и тех, которые возникают вследствие проведения сделок слияний и поглощений.

  1. Роль слияний и поглощений в формировании устойчивых конкурентных преимуществ компаний

Можно заметить, что слияния и поглощения могут стать значимым инструментом создания устойчивых конкурентных преимуществ, как с точки зрения внутренних факторов, так и с точки зрения внешних. При этом большинство рассмотренных мотивов сделок слияний и поглощений, так или иначе, связаны с созданием устойчивых конкурентных преимуществ компании. В данной части работы будут рассмотрены возможные источники возникновения конкурентных преимуществ при слияниях, а выделенные мотивы таких сделок будут проанализированы с точки зрения создания конкурентных преимуществ.

Рассмотрим, что происходит со структурой отрасли и способностью компании ей противостоять вследствие слияний и поглощений, и какие конкурентные преимущества могут создаваться при слиянии компаний с точки зрения рыночной концепции. Очевидно, что степень влияния слияния на структуру отрасли зависит от ее первоначальной структуры и доли, которую занимают компании в данной отрасли. Некоторые слияния сравнительно мелких фирм не произведут никакого значимого эффекта, в то время как слияние в олигополии кардинально поменяет расклад сил. Однако даже если слияние не способно кардинально перекроить структуру отрасли, как чаще всего и бывает, оно несомненно окажет сильнейшее воздействие на подверженность фирмы этим силам, то есть ее сравнительное позиционирование, как в части лидерства по издержкам, так и в части дифференциации. Так, например, более крупная фирма будет иметь большую переговорную силу и сможет улучшить как условия поставок, так и продаж. Она сможет использовать выгоды от масштаба и охвата, объединить производство под более сильным брендом, улучшить сервис и доставку.  Даже компании, сфокусированные на разных сегментах отрасли, проводя слияние, могут, не теряя уникальной конкурентной позиции в каждом из сегментов, воспользоваться экономией на масштабе, например, объединив некоторые поддерживающие подразделения.   Какую бы стратегию не преследовала фирма, в большинстве отраслей у нее будет возможность использовать слияние для улучшения своей конкурентной позиции, то есть для создания устойчивого конкурентного преимущества. Такое улучшение конкурентной позиции или изменение структуры отрасли находит отражение в описанных выше мотивах слияний. Именно об изменении структуры отрасли в сторону более монополистической и увеличении рыночной силы фирмы говорится при обосновании эффективности горизонтальной интеграции, а вертикальная интеграция отражает стремление фирмы справиться с чрезмерным давлением рыночной власти поставщиков или потребителей. Также, распространенный мотив диверсификации отражает стремление фирмы расширить свою деятельность в другие отрасли, структура которых более привлекательна. При этом именно слияние может позволить компании занять в новой отрасли преимущественную конкурентную позицию и преодолеть те преграды, например барьеры входа, которые делают новую отрасль привлекательной. Стоит отметить, что мотив синергии во многом основан именно на устойчивых конкурентных преимуществах, получаемых объединенной фирмой. Так, деление операционной синергии на увеличивающую доходы и снижающую расходы отражает лежащее в ее основе конкурентное преимущество: снижение расходов является следствием улучшения конкурентной позиции в части лидерства по издержкам, а увеличение доходов возможно только в случае усиления дифференциации.

С точки зрения ресурсной концепции, слияния и поглощения также являются важным инструментом создания устойчивых конкурентных преимуществ. Для достижения такого преимущества ресурсы и способности фирмы, на которых оно основано, должны быть труднокопируемыми и несовершенно перемещаемыми. Такие ресурсы и способности невозможно или экономически невыгодно купить на рынке или создать самостоятельно, однако слияние или поглощение является одним из немногих способов получить их. Нетрудно представить ситуацию, при которой две фирмы имеют различные ресурсы и способности, которые только при совместном владении смогут стать источником устойчивого конкурентного преимущества. Таким образом, слияние является одним из способов заполнения ресурсных разрывов,  часто единственным возможным. Примером могут являться технологические стартапы, имеющие в своем распоряжение уникальные разработки или технологии, защищенные патентом, но не имеющие достаточных финансовых ресурсов для их развития и реализации. Именно поглощение крупной корпорацией с избытком денежных средств часто является оптимальным для обеих сторон решением. Улучшение ресурсного набора и создание новых ключевых способностей также находит свое отражение в описанных мотивах слияний. Финансовая синергия является следствием появления у объединенной фирмы такого ресурса как увеличенная долговая емкость, или расширенные инвестиционные возможности. Экспансия именно через слияние обусловлен наличием у местных фирм таких ресурсов и способностей, как  понимание региональной специфики, знания местных потребительских предпочтений и других. Рост через развитие продукта часто требует совершенно новых ресурсов и способностей, которые могут быть получены путем слияния. Налоговые мотивы также основываются на ресурсах одной из фирм, не имеющихся у другой. Интеграция, диверсификация и операционная синергия, рассмотренные выше как мотивы, в основе которых лежит достижение устойчивых конкурентных преимуществ в рамках рыночной концепции, безусловно, имеют связь и с ресурсной позицией фирмы. Именно улучшенный набор ресурсов и способностей позволяет фирме достичь необходимой степени лидерства по издержкам и дифференциации, которая обуславливает экономические выгоды от интеграции, дифференциации или синергии.

Таким образом, можно сделать вывод, что слияния и поглощения являются важным инструментом достижения устойчивых конкурентных преимуществ, как с точки зрения улучшения внутренних характеристик фирмы, так и с точки зрения ее подверженности влиянию внешних факторов. При этом все рассмотренные мотивы слияний и поглощений могут содержать в себе создание устойчивых конкурентных преимуществ как ключевое обоснование их экономической эффективности. Разумеется, слияния и поглощения являются лишь одним из инструментов, и чаще фирмы достигают преимущественной конкурентной позиции другими методами, например через внутренние инвестиции. Как свидетельствует международная практика, далеко не все слияния проводятся с целью создания устойчивых конкурентных преимуществ. Некоторые фирмы выкупаются с целью разделения и продажи по частям, иногда причиной проведения слияний является так называемая проблема «построения империй», одна из форм проявления агентской проблемы, существуют и другие причины. Однако пересечение этих двух областей образует значимый пласт в теории стратегического менеджмента, который поможет изучить влияние слияний и поглощений на конкурентное преимущество компаний в российском банковском секторе.

Глава 2. Эмпирический анализ слияний и поглощений как инструмента создания устойчивых конкурентных преимуществ в российском банковском секторе

    1. Характеристика российского рынка слияний и поглощений

В данной главе будет рассмотрен российский рынок слияний и поглощений, его основные количественные и структурные характеристики, а также ключевые тенденции и перспективы развития. Отдельно будут изучены слияния и поглощения в банковском секторе, будут рассмотрены ключевые сделки последних лет, уровень активности на рынке и его динамика в сравнении с зарубежными странами. В заключительной части будет проведено эмпирическое исследование влияния слияний на показатель прибыльности банка, то есть на его конкурентную позицию.

Рисунок . Количественные показатели российского рынка слияний и поглощений , $ млрд.

Источник: оставлено автором на основе ежегодных обзоровKPMG «Рынок слияний и поглощений в России» за 2011-2017 гг. [48]

Мировой рынок слияний и поглощений со времени кризиса 2008 года демонстрирует в основном положительные тенденции: объем рынка рос с 2009 по 2015 годы и лишь в 2016 испытал небольшое снижение до 4,011 трлн. долл. США. Количество сделок при этом за последние десять лет незначительно варьировалось в диапазоне от 38 до 46 тыс. Динамика российского рынка за последние годы не была столь позитивна.

Как можно заметить, российский рынок слияний в 2016 году занимал примерно 1,9% мирового, в то время как в 2012 году данный показатель был на уровне 4,7%. Такое снижение обусловлено серьезным снижением суммарной стоимости сделок на российском рынке за данный период. Причиной этого, вероятно, стал кризис 2014 года, который нанес серьезный ущерб  российскому рынку слияний и поглощений. Падение цен на нефть, общий спад в экономике и серьезные ограничения на привлечение зарубежного финансирования привели к снижению суммарной стоимости сделок на 55% с 2013 по 2015 гг. Другим фактором данного падения стала девальвация национальной валюты. Так, несмотря на почти двукратный рост количества сделок в 2014 году, падение их средней стоимостиc $346млн в 2013г. до $127 млн. в 2014г., вызванное в первую очередь падением курса рубля и соответствующим падением финансовых показателей российских фирм в долларовом выражении, и привело к снижению объема рынка. Стоит отметить, что средняя стоимость сделок относительно стабильна с тех пор. В последние два года рынок начал восстановление после этого спада, показав рост в 2016 году. Несмотря на небольшое снижение объема в 2017г, можно говорить о сохранении позитивных тенденций. Так, без учета  мегасделок стоимостью более $10 млрд., 2017 год показал умеренный рост, а сумма сделок без учета нефтегазового сектора, традиционно занимающего доминирующее положение на отечественном рынке слияний,  выросла в 2017 году на 37% до 48,5 млрд. долларов. Количество сделок также имеет выраженную тенденцию к росту, в 2017 году было совершено 546 сделок, что на 13,3% больше, чем годом ранее. Таким образом, можно сделать вывод, что вместе с наметившимся оживлением российской экономики, продемонстрировавшей за 2017 год рост ВВП на 1,5% в реальном выражении, рынок слияний и поглощений также активизировался. Следует подробнее рассмотреть крупнейшие сделки за 2017 год и  структуру  рынка по секторам и типам сделок.

Таблица . Крупнейшие по сумме сделки слияний и поглощений за 2017 год

Источник: ежегодный обзор KPMG «Рынок слияний и поглощений в России» 2017 г. [48]

Объект сделки

Сектор

Покупатель

Продавец

Доля

Суммамлн. $

1

НК "Роснефть"

Нефтегазовый

CEFC China Energy Company Limited

Glencore, Катарский суверенный фонд

14,20%

9254

2

Банк ФК "Открытие"

Банковские услуги и страхование

ЦБ РФ

Частные акционеры

99,90%

7720

3

Совместное предприятие по онлайн заказу поездок Yandex и Uber

Инновации и технологии

Yandex N.V., Uber Technologies

Yandex N.V., Uber Technologies

59,3/ 36,6%

3800

4

Holland & Barret International

Потребительсий сектор

LetterOne Group

The Nature's Bounty Co,The Carlyle Group

100%

2250

5

Южно-уральское газовое месторождение

Нефтегазовый

OMV

Uniper SE

25%

2040

6

"СИБУР Холдинг"

Химическая промышленность

Леонид Михельсон

Кирилл Шаманов

14,30%

1910

7

Eurasia Drilling Company Limited

Нефтегазовый

Schlumberger

Частные акционеры

51%

1900

8

En+ Group

Металлургия и горнодобывающая промышленность

Катарский суверенный фонд, AnAn Grop, РФПИ

Олег Дерипаска

18,80%

1500

9

Торговые центры Immofinanz в Москве

Недвижимость и строительство

Fort Group

Immofinanz

100%

1051

10

"Мегафон"

Телекоммуникации и медиа

"Газпромбанк"

Telia

19%

1046

Общая стоимость - $32,47 млрд.

48,53% от общей суммы сделок за период

Десять крупнейших сделок за 2017 год составляют 48,5% рынка с общим объемом в $32,5 млрд. Стоит заметить, что крупнейшая сделка с участием российских активов – продажа доли в НК «Роснефть», до сих пор не завершена. Вторая по величине сделка связана с приобретением ЦБ РФ почти 100% акций банка «Открытие» в рамках мер по предупреждению банкротства компании, то есть санации. Крупнейшим классическим слиянием за 2017 год стала сделка по созданию совместного предприятия российским подразделением компанииUber и российским перевозчиком Яндекс. Такси., объем сделки составил $3,8 млрд. Стоит отметить, что среди крупнейших сделок доминирующее положение занимает нефтегазовый сектор, даже с учетом значительного падения объема рынка в нем в 2017 году. С учетом сделки по продаже доли в нефтехимической и газоперерабатывающей компании «Сибур Холдинг» на него приходятся 4 из 10 крупнейших сделок.

Рассмотрим подробнее структуру российского рынка по секторам экономики и изменения в этой структуре за последний год.

Рисунок . Рынок слияний и поглощений в России в отраслевом разрезе, $ млрд.

Источник: ежегодный обзор KPMG «Рынок слияний и поглощений в России» 2017 г. [48]

Структура активности на рынке за 2017 год не претерпела кардинальных изменений по сравнению с 2016 годом. Наибольший рост количества сделок наблюдался в потребительском секторе и металлургии и горнодобывающей промышленности – 97% и 96% соответственно. Лидерами падения стали сектор банковских услуг и страхования (-30%), недвижимость и строительство (-25%) и сектор инноваций и технологий (-23%). Структура рынка по сумме сделок претерпела более значимые изменения. Здесь стоит отметить снижения объема в нефтегазовом секторе более чем в два раза, а также падение в секторах недвижимости и строительства и металлургии и горнодобывающей промышленности на 10% и 22% соответственно. Объем слияний и поглощений в финансовом секторе вырос более чем в 7 раз, однако 7,7 из 9,1 млрд. долларов здесь занимает сделка, связанная с санацией банка «Открытие». Более подробно основные показатели финансового сектора и их динамика будут рассмотрены в следующей части. Также стоит выделить рост суммарной стоимости сделок в секторе инноваций и технологий. Даже без учета слияния крупных перевозчиков рынок показал умеренный рост, а с учетом третьей по стоимости сделки за год рост оказался более чем трехкратным. Остальные сектора в 2017 году также продемонстрировали положительную динамику и уверенный рост суммы сделок. Несмотря на значительное падение, нефтегазовый сектор до сих пор является крупнейшим в России по сумме сделок слияний и поглощений. Однако перераспределение долей в пользу других секторов, произошедшее в 2017 году, свидетельствует о возможности дальнейшего роста рынка в меньшей зависимости от цен на энергоносители и  состояния нефтегазовой отрасли.

Рассмотрим динамику количества и суммы сделок по типам: внутренние сделки, сделки по покупке российскими компаниями иностранных активов и сделки по покупке иностранными компаниями российских активов.

Рисунок . Российский рынок слияний и поглощений в разрезе по типу сделок, $ млрд.

Источник: составлено автором на основе ежегодных обзоровKPMG «Рынок слияний и поглощений в России» за 2011-2017 гг. [48]

За рассмотренный период наибольшую долю на рынке слияний и поглощений, как по количеству, так и по сумме сделок имеют внутренние сделки, в 2017 году они составили 59% рынка.  Стоит отметить, что именно их сокращение в наибольшей степени обусловило падение рынка слияний и поглощений в 2014-2015гг. Сделки по покупке российскими компаниями иностранных активов не имеют каких-либо явных тенденций, их количество относительно стабильно с 2011 года, а колебания суммы хоть и значительны, однако не зависят от общей динамики рынка и не имеют определенного тренда. Иностранные инвестиции в российские активы также только частично соответствуют общей динамике, за значительным снижением их суммы в 2014-2015гг последовал рост до максимальных значений за рассмотренный период в 2016 и 2017 годах. Стоит отметить, что данный рост в 2016 году обусловлен сделкой по приватизации НК «Роснефть», которая составила почти половину от объема российских активов, купленных иностранными инвесторами. В 2017 году сделка по перепродаже этого актива занимает более 40%, поэтому, без учета этих двух сделок, динамика иностранных инвестиций хоть и положительна, но не столь значительна. Однако, в пользу позитивного прогноза по данному типу сделок говорит двукратное увеличение активности по ним в 2017 году. Данный показатель сейчас имеет наивысшие значения за последние 10 лет.

Таким образом, можно сделать вывод, что рынок слияний и поглощений в России хотя и далек от возвращения на докризисные объемы, но прекратил падение, а тенденции на рынке носят позитивный характер и есть все основания ожидать роста рынка в будущем. Несмотря на то, что многие положительные тенденции в части суммарной стоимости сделок оказались следствием нескольких поглощений, которые трудно отнести к добровольным и рыночным, мы можем наблюдать последовательное и явное увеличение активности на рынке, выраженное ростом количества сделок. Небольшие сделки между частными компаниями имеют все шансы со временем заполнить пустоты, которые возникают из-за уменьшения стоимости и количества крупных приватизаций и санаций. В свою очередь, такие факторы, как улучшение макроэкономических показателей, увеличение эффективности производства, и высокая привлекательность России как объекта прямых иностранных инвестиций, несмотря на введенные ограничения, будут способствовать росту объема рынка слияний и поглощений. Повышение прогноза по суверенному рейтингу России, стабилизация национальной валюты и смещение акцентов в государственной политике в сторону экономического развития как создают благоприятные условия для зарубежных инвестиций, так и расширяют возможности финансирования внутренних сделок и увеличивают инвестиционную активность наших компаний.

  1. АнализM&А в российском банковском секторе

Рассмотрим подробнее динамику слияний и поглощений в российском финансовом секторе.

Рисунок . Количественные характеристики слияний и поглощений в финансовом секторе, $ млрд.

Источник: составлено автором на основе ежегодных обзоров KPMG «Рынок слияний и поглощений в России» за 2011-2017 гг.[48]

Таблица . Доля финансового сектора в российском рынкеM&A

Источник: составлено автором на основе ежегодных обзоровKPMG «Рынок слияний и поглощений в России» за 2011-2017 гг. [48]

2011

2012

2013

2014

2015

2016

2017

Доля

13,7%

11,0%

4,8%

4,8%

4,4%

1,4%

13,6%

Очевидно, что кризис 2014-2015 годов нанес серьезный ущерб рынку слияний и поглощений в финансовом секторе, однако 2017 год показал многократный рост показателя суммы сделок. Как было отмечено выше, основой этого роста выступила одна сделка суммой в $7,8 млрд. Однако, даже без учета сделки с банком «Открытие»  рынок продемонстрировал рост по данному показателю, пусть и не такой значительный. Количество сделок непрерывно падает с 2014 года, что говорит о снижении активности на рынке. Доля финансового сектора в российском рынке слияний и поглощений, после падения в 2013 году вместе с суммой сделок, также выросла за 2017 год, как с учетом крупнейшей сделки, так и без нее, что говорит о возможном зарождении позитивных тенденций. В целом же состояние рынка слияний и поглощений в финансовом секторе нельзя назвать даже удовлетворительным. Падение суммарной стоимости сделок началось еще в 2013 году, до девальвации и влияния негативных внешних факторов,  которые лишь усугубили положение. При этом 98,7 процентов рынка за 2017 год приходится на 5 крупнейших сделок, что говорит о высочайшей концентрации рынка.

Таблица . Ключевые сделки за 2017 год

Источник: ежегодный обзорKPMG «Рынок слияний и поглощений в России» 2017 г. [48]

Объект сделки

Покупатлеь

Продавец

Доля

Суммамлн. $

1

Банк ФК "Открытие"

ЦБ РФ

Частные акционеры

99,9%

7720

2

Yandex.Market

Сбербанк

Яндекс

50,0%

508

3

"Группа Ренессанс Страхование", Страховая группа "Благосостояние"

Baring Vostok Capital Partners, "ГруппаСпутик",УК "ТРАНС-ФИНГРУП"

Не раскрывается

100,0%

451

4

"Тинькофф Банк"

Институциональные инвесторы

Олег тиньков

7,7%

245

5

АКБ "Япы Креди Банк Москва"

"Экспобанк"

Yapi ve Kredi Bankasi Anonim Sirketi

100,0%

57

Общая стоимость - $8,98 млрд

98,69% от общей суммы сделок за период

Стоит отметить, что данные расчеты включают в себя все сделки с участием кредитных и страховых организаций.  Рассмотрев 5 крупнейших сделок 2017 года, мы увидим, что только одна из них, находящаяся на 5 месте по объему, может быть отнесена к межбанковскому слиянию. Это значит, что минимум 98% рынка относится к добровольной или принудительной смене структуры собственности, диверсификации на другие рынки или сделкам с небанковскими финансовыми учреждениями, однако не относятся к межбанковским слияниям.

В целях данного исследования необходимо рассмотреть динамику и основные характеристики именно банковского сектора и слияний внутри него. В целом банковский сектор России имеет явную  тенденцию к консолидации, которая очевидна из динамики количества кредитных организаций (КО) и деятельности ЦБ РФ.

Рисунок . Количество кредитных организаций в РФ

Источник: составлено автором на основе статистических бюллетеней Банка России за 2008-2017 гг. [50]

В настоящее время Банк России проводит политику, направленную на стимулирование межбанковских сделок слияний как способа усиления концентрации банковского капитала, то есть уменьшения числа мелких и средних банков и создания на их месте крупных. Одним из инструментов данной политики является созданный в 2017 году фонд консолидации банковского сектора. Данный фонд выступает как инструмент проведения санаций проблемных банков через слияние, также являясь инструментом проведения добровольных слияний.

О том, что консолидация будет продолжаться, говорит также и то, что на 01.01.2018 56 кредитных организаций из 561 имели размер собственных средств (капитала) по форме 123 менее 300 млн. рублей, что не соответствует требованиям для банка с базовой лицензией. При этом 40 из них не дотягивали даже до минимального размера собственных средств для небанковских кредитных организаций определенного на уровне 90 млн. рублей, а 18 имели отрицательный капитал. Стоит отметить, что лишь у 299 кредитных организаций размер собственного капитала соответствовал требованиям для банков с универсальной лицензией (более 1 млрд. рублей). При этом, обладание базовой лицензией накладывает определенные ограничения на деятельность банка и свидетельствует о том, что он обладает большим риском, что сказывается на стоимости фондирования и является стимулом к получению банком универсальной лицензии. В свою очередь, одним из ключевых инструментов докапитализации является слияние. Можно предположить, что эти факторы подтолкнут компании к слияниям с целью укрупнения капитала, и что в скором времени банки, несоблюдающие требования к минимальному размеру капитала будут подвергнуты санации, в том числе с помощью слияний.

Рассмотрим динамику рынка межбанковских слияний в РФ:

Рисунок . Количество межбанковских слияний в РФ

Источник: составлено автором на основе информации из информационно-аналитической базы Bureau van DijkZephir [53]

Данный график иллюстрирует тенденцию к сокращению количества слияний между банками более чем в 4 раза за прошедшие 10 лет. Основную роль в этом сыграло полное исчезновение внешних сделок, как связанных с покупкой отечественными банками зарубежных, так и наоборот. Таким образом, можно сделать вывод, что консолидация российских банков в данный момент проходит преимущественно через отзыв лицензий Центральным Банком, а не через добровольные слияния. Однако в 2008-2011 годах существенная доля уменьшения количества банков может быть объяснена сделками слияний, особенно с учетом того, что реорганизация даже при полном поглощении капитала, как правило, откладывается на несколько лет. Данная статистика объясняет причину стремлений ЦБ РФ стимулировать межбанковские слияния как инструмент консолидации сектора и повышения его стабильности,  не требующий санации или банкротства банков с финансовыми затруднениями и огромных затрат Банка России и АСВ.

Одной из причин спада на рынке может являться неудачный опыт одних из крупнейших игроков на рынке межбанковских слияний и поглощений последних лет: банка ФК «Открытие» и Бинбанка. Так, за период с 2010 по 2017 год данные банки произвели по 6 сделок слияний с другими банками без учета сделок дочерних организаций. Таким образом, каждое десятое слияние за данный период было произведено одним из этих банков. Резкое укрупнение активов (например, за период с 1 июля 2008 года по 1 июля 2017 года банк «ФК Открытие» показал ведущие показатели в росте активов — 11,6 раз) при недостаточном качестве этих активов и недостаточности формировавшихся резервов привели к недокапитализаци этих банков и последующей санации. Одной из причин финансовых затруднений обоих банков стала неудачная санация банков «Траст» и «Рост банк», которые были для этого поглощены Открытием и Бинбаном соответственно.

Таким образом, слияние может являться источником серьезного риска для устойчивости банка, особенно в случае слияния с организацией, испытывающей финансовые трудности. При этом, следует иметь в виду, что наиболее серьезными последствиями являются снижение или отрицательный эффект синергии, уменьшение ликвидности и капитализации, потеря деловой репутации и клиентской базы, вхождение в кризис с последующим банкротством.

  1. Слияния и поглощения в банковском секторе: глобальный контекст.
  2. Для более комплексного анализа перспектив развития рынка российских межбанковских слияний следует оценить ситуацию на крупнейших аналогичных зарубежных рынках: европейском и американском, выявить глобальные тренды и перспективы развития, а также сравнить их ключевые показатели и структурные характеристики с отечественным рынком.

    Рисунок . Количество кредитных организаций в США и ЕС

    Источник: составлено автором на основе статистических данных Европейского центрального банка и Федеральной резервной системы США [54,55]

    График выше показывает, что российская тенденция сокращения количества кредитных организаций и консолидации банковского сектора абсолютно соответствует общемировым трендам. Однако если США и Европа сократили количество КО на 31% и 25% за десять лет соответственно, то в России сокращение составило примерно 50% от уровня 2008 года. Таким образом, можно сделать вывод, что российский банковский сектор консолидируется быстрее, чем банковские сектора в развитых странах. Далее следует сравнить количество банков и определить, является ли наша консолидация избыточной. Однако, если абсолютное количество КО в России в практически 10 раз меньше, чем в США и Европе, то количество кредитных организаций на $1 трлн ВВП у нас значительно больше чем за рубежом.

    Рисунок . Количество кредитных организаций на $1 трлн. ВВП за 2017 год

    Источник: составлено автором на основе статистических данных Европейского центрального банка, Федеральной резервной системы США и данным Всемирного банка [54,55,56]

    Таким образом, можно предположить, что в России сейчас количество банков все еще значительно превышает то, которое необходимо, чтобы обслуживать экономик такого размера, поэтому тенденция консолидации ускоренными темпами продолжится, постепенно приближая нас к среднемировым значениям.

    Рисунок . Слияния и поглощения в банковском секторе США, , $ млн.

    Источник:аналитическийобзор Deloitte «2018 Banking and securities M&A outlook» [52]

    Американский рынок слияний в банковском секторе отличается заметно большей стабильностью, количество сделок последние 10 лет колеблется вокруг отметки в 250 штук, а совокупная стоимость, за исключением просадки в 2012-2014 годах держится около отметки $40 млрд. Если сопоставить данные величины с размером ВВП или совокупных активов кредитных организаций, можно предположить, что оптимальным объемом для российского рынка будет являться значение 2-4 млрд долларов США, что намного выше нынешних показателей.

    Очевидно, что рынок межбанковских слияний в России сейчас находится на стадии спада и сводится к менее чем десяти сделкам за год. Можно предположить, что причины этого спада такие же как и у рынка в целом, например трудности в привлечении финансирования и его высокая стоимость.  Однако другой возможной причиной такого снижения активности может служить понимание банками, что слияния в данной отрасли экономически неэффективны.  Необходимо определить, приводят ли слияния в банковском секторе к улучшению конкурентной позиции объединенного банка, то есть возникает ли операционная синергия в результате создания банком конкурентных преимуществ, то есть являются ли межбанковские слияния эффективным инструментом создания устойчивых конкурентных преимуществ

    1. Обоснование влиянияM&A на конкурентную позицию банка
    2. В теории конкурентных преимуществ, изложенной выше, главным проявлением конкурентного преимущества в любой его форме является прибыльность компании. Также, некоторые исследования мотивов менеджмента пришли к выводу, что увеличение бухгалтерской прибыльности является одной из их главных целей при слияниях (Ingham, Kran, Lovestam, 1992). Поэтому для определения того, приводят ли слияния к созданию или увеличению конкурентных преимуществ российских банков в данной части работы будет проведен статистический анализ изменения прибыльности банков вследствие слияния.

      Для измерения прибыльности выбран показатель рентабельности активов банка (ROA). Активы являются основой его операционной деятельности, и именно способность банка генерировать большую прибыль на единицу активов отражает его конкурентную позицию в лидерстве по издержкам и дифференциации. Также,ROA является предпочтительным бухгалтерским показателем прибыльности, так как меньше подвержен смещениям (MeeksandMeeks, 1981). Прибыльность измерялась в два периода времени: до и после слияния. Продолжительность данных периодов определена в 3 года. Возможно, промежуток времени длинной в три года не является достаточным для того, чтобы реализовать всю потенциальную синергию от слияния. Однако так как многие банки проводившие слияния делали это неоднократно, увеличение периодов рассмотрения приведет к тому, что выборка не будет соответствовать критерию «чистых данных» и будет подвержена влиянию других сделок (ChoiandPhilipatos, 1983;Lubatkin, 1987). Прибыльность до слияния оценена как среднее из коэффициентовROA фирм-участников слияния, взвешенное по размеру активов компаний в соответствующий период, прибыльность после слияния – какROA объединенной компании (Harrisonetal., 1991).  Год, в который проходило слияние опущен из вычислений, так как различия в конкретных датах, после которых балансы и отчетность компании стали консолидированными повлечет смещение исследуемого показателя, выраженное в разной степени у разных компаний (Meeks,Meeks, 1981). Все слияния, попавшие в выборку, проходили в 2008 году, это связано с тем, что это последний год, для которого доступна консолидированная отчетность по РСБУ за все 3 года, следующих за ним. При этом выбор исследовательской модели, в которой все слияния произошли в один год, обусловлен необходимостью исключить или свести к минимуму различие во влиянии макроэкономических и прочих внешних факторов на прибыльность исследуемых компаний. С той же целью полученные данные были скорректированы на среднеотраслевые значения. Из полученных значений рентабельности до и после слияний были вычтены значения средней рентабельности российского банковского сектора за соответствующие периоды. Полученные данные отражают сравнительную конкурентную позицию банка до и после слияния, что полностью вписывается в описанные выше концепции конкурентных преимуществ. Соответственно, разность полученных значений отражает изменение конкурентной позиции банков после проведения слияния.

      Выборка была создана с помощью информационно-аналитической базыBureauvanDijkZephyr, в которой были отобраны сделки слияний между российскими банками. Сделки с участием иностранных банков не рассматривались, так как различия в системах бухгалтерского учета могли существенно повлиять на результаты. Выборка была составлена с использованием отраслевого, национального и временного фильтров и вручную очищена от сделок которые нельзя отнести к слияниям, то есть при которых поглощающая копания не получала контрольный пакет акций поглощаемой. Стоит отметить, что именно поглощение контрольного пакета принималось как момент слияния фирм, так как большинство реорганизаций  в виде слияния или присоединения в рассматриваемых сделках были отложены на значительный период времени от периода фактического объединения фирм в единый хозяйствующий субъект, которое начиналось с поглощения контрольного пакета. При этом все сделки, попавшие в выборку, приводили к получению поглощающей фирмой доли более 75% в акционерном капитале поглощаемой.

      Таким образом, в первоначальную выборку попали 14 сделок межбанковских слияний. Из них 2 не вошли в финальную выборку, так как поглощающий банк в течение 3 последующих лет был реорганизован или прекратил свою деятельность. Две сделки были совмещены в одну, так как были проведены одним и тем же банком. Еще одна сделка была исключена, так как консолидированная отчетность поглощающего банка по РСБУ за 2011 год не была представлена в открытых источниках.  Таким образом, в итоговую выборку вошли 10 сделок.

      Данные для расчета коэффициента рентабельности активов были агрегированны вручную из годовой отчетности 23 соответствующих компаний, опубликованной на официальном сайте Банка России [49].

      В результате проведенных вычислений были получены данные об изменении конкурентной позиции компаний в  результате 10 сделок слияний:

      Таблица  Изменение прибыльности в результате слияний 2008 года, скорректированное на среднеотраслевые значения

      Покупатель

      Продавец

      Изменение

      БАНК ЗЕНИТ ОАО

      ОАО СПИРИТБАНК

      0,591%

      АКБ РОСБАНК ОАО

      НКО ОБЕДИНЕННАЯ РАСЧЕТНАЯ СИСТЕМА ОАО

      -0,411%

      КБ «СМП» ОАО

      БАНК ИНВЕСТИЦИОННЫЙ КАПИТАЛ АО

      0,369%

      КБ САРОВБИЗНЕСБАНК ОАО

      АКБ ИНВЕСТПРОМСТРОЙ ПО НИЖЕГОРОДСКОИ ОБЛАСТИ ЗАО

      1,205%

      ПРОМСВЯЗБАНК ОАО

      ГОРОДСКОИ БАНК НИЖНИИ НОВГОРОД ОАО

      -0,128%

      АЛЬФА-БАНК ОАО

      БАНК СЕВЕРНАЯ КАЗНА ОАО

      0,800%

      НАЦИОНАЛНЫЙ БАНК ТРАСТ ОАО

      БЕЛГОРОДСКИИ ПРОМЫШЛЕННО-СТРОИТЕЛЬНЫЙ БАНК ОАО

      1,434%

      НАЦИОНАЛНЫЙ БАНК ТРАСТ ОАО

      ИНВЕСТИЦИОННЫЙ БАНК ТРАСТ ОАО

      -0,793%

      СВЯЗЬ-БАНК

      РУССКИИ ИНДУСТРИАЛНЫЙ БАНК КБ ЗАО

      -1,124%

      АКБ БАНК ИНВЕСТБАНК ОАО

      КОНВЕРСБАНК ЗАО;

      ГРАН КБ ОАО;

      ВОРОНЕЖСКИИ ПРОМЙШЛЕННЫЙ БАНК ОАО;

      АКБ СБЕРЕЖЕНИЙ И КРЕДИТА ЗАО

      0,586%

      Среднее - +0,253%

      Стандартное отклонение - 0,801%

      Рисунок . Распределение величины изменения прибыльности банка в результате слияний за 2008 г., скорректированное на среднеотраслевые значения

      Полученные результаты говорят о том, что вследствие рассмотренных сделок межбанковских слияний среднее улучшение прибыльности (рентабельности активов) банков относительно отрасли составило 0,25 процентных пункта. Принимая во внимание, что рентабельность активов рассмотренных банков до слияния была равна 1,7%, что на 1,4%  ниже общеотраслевых значений, можно предположить, что в среднем банки, вошедшие в выборку, имели конкурентные недостатки, то есть их конкурентная позиция была хуже, чем у большинства компаний в отрасли. Рентабельность выборки в период после слияний упала на 1,21% до значения 0,49%. Данное падение отражает влияние мирового финансового кризиса, который совпал по периоду с годом исследуемых слияний. Однако в условиях кризиса отрасль также претерпела снижение прибыльности, причем большее, чем исследуемые банки: на 1,47%. Таким образом, вследствие проведенных сделок слияний изучаемые банки улучшили свою конкурентную позицию относительно отрасли, а один из банков вследствие проведённого слияния добился рентабельности выше среднеотраслевого уровня.

      График распределения полученных данных иллюстрирует смещение распределения в сторону положительных значений. Так, улучшение конкурентной позиции банков относительно отрасли продемонстрировало в полтора раза больше организаций, чем снижение, а среднее увеличение исследуемого показателя у них составило 0,83 процентных пункта. Стоит также отметить большой разброс полученных значений – стандартное отклонение наблюдаемых значений составило 0,8%.

      Таким образом, можно предположить, что результат слияния во многом зависит от способности объединенного банка реализовать потенциальную синергию. В случае успешной реализации банк может значительно улучшить свою конкурентную позицию и даже превратить конкурентные недостатки в преимущества и достичь прибыльности выше среднеотраслевых показателей. Однако слияние может повлечь и ухудшение финансовых показателей, особенно в условиях экономического кризиса. Такие результаты с разной степенью выраженности продемонстрировали 4 банка из 10.

      Данное исследование имеет определенные ограничения. Так, малый размер выборки, обусловленный в первую очередь низким уровнем активности на рынке межбанковских слияний, накладывает ограничения на возможность экстраполяции полученных результатов на всю отрасль. Также, тот факт, что все исследуемые организации относились к группе банков с рентабельностью ниже средних значений, приводит к высокой вероятности смещения результатов, так как они больше подвержены влиянию экономического спада, чем более эффективные банки.

      Следовательно, в результате рассмотрения российского рынка слияний и поглощений, его сегмента в финансовом секторе и рынка межбанковских слияний, а также проведенного исследования эффективности слияний как инструмента создания устойчивых конкурентных преимуществ можно сделать вывод, что межбанковские слияния, несмотря на текущий спад, имеют большие перспективы. Активность на рынке и его объем имеют потенциал к значительному росту при наличии благоприятного экономического климата и улучшении возможностей финансирования данных сделок. Серьезную роль в этом могут сыграть стимулирующие действия регулятора и жесткая политика в части соответствия обязательных нормативов и достаточности капитала требуемым значениям. В свою очередь, одним из стимулов к проведению таких сделок является реализация операционной синергии через создание устойчивых конкурентных преимуществ, высокую вероятность которой показало проведенное исследование. Однако, для понимания того, каким образом конкурентные преимущества создаются в подобных сделках, и что приводит к положительному или отрицательному изменению конкурентной позиции фирмы, необходимо подробно рассмотреть одно из успешных слияний с точки зрения источников формирования конкурентных преимуществ, с использованием теории и методологии рыночной и ресурсной концепций фирмы.

      Глава 3. Источники формирования устойчивых конкурентных преимуществ при слияниях в банковском секторе на примере банка ВТБ (ПАО) и АКБ «Банк Москвы»

        1. Методология оценки формирования устойчивых конкурентных преимуществ при M&A в банковском секторе

      В данной главе, для анализа того, на чем основаны устойчивые конкурентные преимущества, создаваемые банками при слияниях и поглощениях, и формирования рекомендаций участникам межбанковских слияний по реализации этих преимуществ будет более подробно проанализировано слияние между банками «ВТБ (ПАО) и АКБ «Банк Москвы». Данное слияние является крупнейшим в истории российского банковского сектора. Оно было выбрано, так как на основании изучения стратегий банка ВТБ и его действий после поглощения 100% акционерного капитала Банка Москвы можно сделать вывод, что основной целью данного слияния являлось именно создание конкурентных преимуществ и достижение синергетических эффектов, в первую очередь операционной синергии. В данный момент банк реализует объединение своего банковского бизнеса (банк «ВТБ», банк «ВТБ 24» и Банк Москвы) в один банк и, таким образом проводит интеграцию после слияния, основной целью которой является реализация синергетических эффектов. Данное слияние произошло в 2011 году после поглощения банком «ВТБ» более 80% акций Банка Москвы. Поглощение было продолжено, и в 2016 году банк получил контроль над всем акционерным капиталом банка. После этого большая часть активов (около 70%)  поглощенной компании была выделена  и переведена на баланс ВТБ, а оставшиеся активы проходят санацию в рамках переименованной в «БМ Банк»  компании. Таким образом, слияние является частично статутным, а частично подчиняющим.

      Методология анализа основана на теоретической базе рыночной и ресурсной концепций конкурентных преимуществ фирмы и может быть графически отображена следующим образом:

      Рисунок . Источники конкурентного преимущества фирмы

      Прибыльность фирмы рассматривается как функция от средней прибыльности всей отрасли и конкурентной позиции фирмы внутри нее. Средняя прибыльность отрасли определяется ее структурой, то есть пятью силами Портера. Сравнительная конкурентная позиция – это степень дифференциации фирмы, определяющая сравнительный доход, и ее сравнительные издержки, они основаны на способности фирмы справляться с пятью силами портера более или менее эффективно, чем ее конкуренты и определяют то, более или менее прибыльна фирма в сравнении с отраслью. Способность банка справляться со структурой отрасли основана на ресурсах и способностях, которыми он обладает и, соответственно, на структуре отрасли.

      Для определения источников возникновения конкурентного преимущества при слиянии между банками «ВТБ (ПАО) и АКБ «Банк Москвы» будет рассмотрены конкурентные позиции банков до слияния и конкурентная позиция объединённого банка. Для этого необходимо оценить структуру отрасли, в которой оперировали банки, и их наборы ресурсов и способностей до и после слияния и выявить изменения, произошедшие вследствие него. Эти изменения рассматриваются как причины улучшения или ухудшения конкурентной позиции банка и источники возникновения или потери конкурентных преимуществ при данном слиянии. Результаты качественного анализа будут сопоставлены с объективными показателями деятельности банков и всего сектора для подтверждения или опровержения сделанных выводов.

      1. Исследование влияния слияния на набор ресурсов и способностей банков

      Для оценки влияния слияния на ресурсную базу и способности рассматриваемых банков будет проведена оценка качества ключевых для банковской отрасли ресурсов и способностей у банков до слияния и у объединенного банка. Данный подход позволит выявить изменения в способностях вследствие слияния и определить, что стало причиной улучшения конкурентной позиции банка. В исследовании ресурсных и рыночных детерминант прибыльности банков на основе интервьюирования экспертов из крупнейших инвестиционных банков США, занимающихся банковской аналитикой,  Аджай Мехра выделил 10 ключевых ресурсов и способностей, которые могут стать источником конкурентного преимущества (Mehra, 1996). Из них одна способность относится исключительно к деятельности инвестиционных банков, а оставшиеся 5 ресурсов и 4 способности, по мнению автора, являются актуальными и для нынешнего банковского сектора в России, поэтому будут использованы для оценки ресурсной базы и способностей рассматриваемых банков. Итак, начнем с ключевых ресурсов:

      1) Франшиза (репутация, имя) (FR). Согласно Уолтеру, франшиза учреждения является его самым нематериальным активом, который четко отличает самых успешных конкурентов от остальных. (Walter,1989). Исследования стратегического управления также обращают внимание на корпоративную репутацию как источник конкурентного преимущества. Франшиза банка основана на определенном типе компетенции и экспертных знаний, разработанных с течением времени и оцененных рынком.

      2) Качество активов и кредитного портфеля (AQ). Банки финансируют свои активы (в основном кредиты) с помощью депозитов и фондирования на рынках капитала. В условиях конкуренции банковской деятельности фирмы все чаще вынуждены бороться за эти источники финансирования. Признанное качество активов фирмы отражает рискованность его кредитного портфеля и определяет стоимость его финансирования. Это особенно заметно на межбанковском рынке, где институты с меньшим уровнем качества или более рискованными структурами активов вынуждены платить премию относительно более  стабильных фирм. Это также сигнализирует об обесценении кредитного рейтинга клиентов банка, что еще больше подрывает их конкурентные позиции. Таким образом, позитивное восприятие качества активов банка дает значительные преимущества в издержках и имеет большое значение для корпоративных клиентов.

      3) Технологическая экспертиза (TE). Технологические системы и возможности обеспечивают огромные преимущества в банковской отрасли. Поскольку банковская деятельность характеризуется высокой степенью информационной зависимости, возможность технологических систем банка анализировать большие объемы данных и предоставлять качественную информацию в режиме реального времени является очень ценным активом. Технологии связаны как с процессами банка, так и с его продуктами. Предоставление поддержки принятия решений и процессинговые системы являются примером технологических решений в процессах банка, в то время как продукция финансового инжиниринга, технологические решения в области хеджирования и корпоративных финансов, а также потребительские приложения и онлайн-банкинг представляют влияние технологий на продукцию банка.

      4) Адекватность базы капитала (CA). Сильная капитальная база предоставляет компании значительную конкурентную силу в банковском секторе. Она обуславливает способность принимать на себя риски и позволяет успешным игрокам полностью использовать рыночные возможности по приобретению привлекательных активов. Также, она облегчает введение определенных продуктов и предоставление дополнительных услуг клиентам. И, наконец, сильная база капитала помогает в достижении соответствия нормативным требованиям, снижая стоимость фондирования.

      5) Уникальная (ассиметричная) информация (IA). Банковское дело и финансовые услуги в целом - это очень зависимый от информации бизнес. Все формы кредитования, развитие клиентских услуг и других, связанных с кредитами видов деятельности, в решающей степени зависят от сбора, обработки и оценки большого объема информации. Информация уникальна тем, что она является единственным ресурсом, который может использоваться одновременно при создании большого количества услуг. Уолтер отмечает, что асимметрия информации между различными конкурентами и их клиентами вносит большой вклад в объяснение различий в конкурентоспособности (Walter,1989).

      Эти ресурсы как сами являются источником конкурентного преимущества, так и играют определяющую роль в создании способностей банка. Набор способностей, которыми должен обладать многопрофильный банк очень велик, однако некоторые из них можно назвать ключевыми для данного вида деятельности:

      6) Качество управления (MQ). Эффективная деятельность управленческой команды банка является наиболее важной способностью в создании устойчивого конкурентного преимущества. В некоторых смыслах она является наиболее общей из всех, лежа в основе создания других способностей и приобретения или создания необходимых банку ресурсов. Качество руководства, четкое стратегическое видение, развитие управления, способность привлекать и удерживать людей высокого уровня компетентности, и система вознаграждения отражают качество и глубину управления.

      7) Эффективность управления ресурсами (RME). Данная способность подразумевает разумное управление банком своими физическими и человеческими ресурсами. Оно позволяет как снижать базу фиксированных и переменных затрат, так и получать высококачественные услуги от своих сотрудников. Современный банкинг – это, по сути, «бизнес человеческих ресурсов» и они являются важнейшим источником конкурентоспособности в секторе. Следовательно, эффективное управление ими очень важно.

      8) Инновации (IN). Данная способность подразумевает постоянную разработку и внедрение инноваций в банке. В банковской отрасли инновацию можно рассматривать как новый процесс или метод, который обеспечивает долгосрочную отдачу и добавляет значительную ценность для клиента. Из-за отсутствия каких-либо патентов или охраны авторских прав отставание конкурентов в имитации финансовых инноваций, как правило, является относительно коротким. Следовательно,  для финансового института важно поддерживать непрерывный поток инноваций. (Walter, 1989).  Хотя инновационные возможности зависят от качества человеческого капитала и технических знаний, они также чувствительны к организационной культуре, управлению, системам вознаграждения, горизонтальной коммуникации и обмену информацией между функциональными подразделениями.




      Похожие работы, которые могут быть Вам интерестны.

      1. Бизнес-аналитика в банковском секторе

      2. Конкурентная позиция предприятия. Методы анализа конкурентных преимуществ

      3. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ СЛИЯНИЙ И ПОГЛОЩЕНИЙ В БАНКОВСКОМ СЕКТОРЕ

      4. Оценка эффективности сделок слияния и поглощения

      5. Слияния и поглощения в современной российской экономике

      6. Анализ детерминант эффективности трансграничных сделок слияния и поглощения

      7. Бенчмаркинг как инструмент создания конкурентного преимущества (на примере современных компаний сотовой связи)

      8. Характеристика преимуществ и проблем при использовании электронного документооборота

      9. Развитие конкурентных отношений в России

      10. Субъект малого и среднего предпринимательства как участник конкурентных отношении