Убийство, которое было совершено из корыстных побуждений



Содержание

ВВЕДЕНИЕ

Принимая во внимание Конституцию РФ, личность и ее права находятся на первом месте, рассматривая человеческие ценности. В ст.2 Конституции РФ говорится о том, что «Человек, его права и свободы – высшая ценность. Признавать, соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина – государственная обязанность». В пределах УК РФ, который был введен в действие  с 01.01.1997г., преступлениям против личности отводится главная роль, что находится в соответствии с приоритетами в государстве, которые сложились на протяжении последних лет.

Преступления против личности являются группой предусмотренных в УК РФ общественно опасных деяний, которые направлены против основных личных прав граждан. Группа преступлений против личности представлена преступлениями против жизни. Принимая во внимание УК РФ, можно сделать вывод о том, что перечень преступлений против личности представлен тремя видами преступлений: 1) убийством (ст.105-108); 2) причинением смерти по неосторожности (ст.109); 3) доведением до самоубийства (ст.110).

Тема настоящей курсовой работы – убийство, которое было совершено из корыстных побуждений.

Актуальность темы обусловлена тем, что наибольшая опасность исходит со стороны убийств, которые были совершены из корыстных побуждений. На основании распространенности и сложности расследования подобных дел происходит повышение их общественной опасности.

Ключевая цель курсовой работы заключается в анализе элементов состава убийства из корыстных побуждений, а также в ограничении указанного преступления от иных видов убийства. Принимая во внимание цель, во время рассмотрения темы курсовой происходит определение таких задач:

- изучить понятие убийства и его признаки;

- рассмотреть корыстное побуждение при убийстве;

- определить отличия между убийством из корыстных побуждений и иными видами убийства;

- подробно изучить вопрос умышленного убийства, которое было совершено из корыстных побуждений.

Определение общественной опасности убийства происходит на основании целого ряда характерных для такого преступления признаков, на основании содержания которых можно говорить об исключительной опасности последствий, которые наступили, а также лиц, которыми было совершено подобное преступление.

В некоторых случаях убийство означается, что со стороны виновного произошло лишения человека возможности сделать для общества ему доступное, принимая во внимание его способности. Такому обстоятельству отводится роль одного из показателей особо опасного характера убийства.

Определение общественной опасности убийства также происходит на основании того, что во время совершения такого преступления происходит наступление последствий, которые не поддаются возмещению, происходит причинение вреда, не заглаженного, поскольку отсутствует равный эквивалент.

Если все лица правильно осознают общественную опасность убийства, то во время совершения данного преступления причиняется вред для всех благ, которыми обладает каждый человек, и которые он рассматривает в качестве наиболее ценных дорогих благ, которые человек приобретает во время рождения. Убийцей прекрасно осознается тот факт, какое именно благо было лишено во время убийства. На основании правильной оценки опасности совершаемого преступления, преступник продолжает идти на этом, и с его стороны происходит совершение убийства. На основании такого психического отношения виновного к совершаемому можно говорить о том, что присутствует повышенная общественная опасность личности преступника и преступления в целом.

Следовательно, несомненной видится важность изучения вопроса, связанного с убийствами, совершенными из корыстных побуждений или по найму, а равно сопряженного с ним вымогательства или бандитизма. На основании этого предлагаемая работа раскрывает понятие убийства, которое было совершено из корыстны побуждений, а равно сопряженного с разбоем вымогательства или бандитизма, его уголовно-правовой характеристики и отграничения от смежных составов преступления.

Во время написания данной работы я опиралась на уголовное законодательство РФ, мною использовались материалы судебной практики.

побуждение корыстный убийство

ГЛАВА 1 ПОНЯТИЕ УБИЙСТВА, СОВЕРШЕННОГО ИЗ КОРЫСТНЫХ ПОБУЖДЕНИЙ

1.1 Понятие и виды убийств в российском уголовном праве

Утверждение термина «убийство» в российском праве происходило во второй половине XIX в., в соответствии с Русской правдой – это "душегубство", в соответствии со Сводом законов Российской Империи 1832 г. – "смертоубийство".

В УК РФ впервые в истории нашего законодательства происходит определение термина «убийство». В качестве убийства происходит рассмотрение только умышленного причинения смерти для другого человека (ч.1 ст.105). В отличие от УК РСФСР (ст.106) в УК РФ отсутствует термин «неосторожное убийство», т.к. в пределах общественного сознания «убийство» ассоциируется только с умышленным причинением смерти. Подобный подход находится в соответствии с традициями русского дореволюционного уголовного права. Со стороны причинения смерти по неосторожности не происходит формирование самостоятельного состава преступления.  —Балакшин, В. С. Уголовный процесс: учебник для юридических вузов и факультетов / В. С. Балакшин. – М.: Wolters Kluwer, 2016. – 1056 с. – ISBN 978-5-466-00614-8.

Убийство является наиболее тяжким преступлением против личности, но на степень его тяжести влияние оказывает целый ряд обстоятельств, которые или сопутствуют ему или послужили поводом для того, чтобы совершать его. Принимая во внимание степень общественной опасности, можно говорить и о варьировании наказания: от пожизненного лишения свободы либо лишения свободы сроком 8-20 лет (ч.2 ст.105 УК) до 2-х лишения (ограничения) свободы (ч.1 ст.108 УК).

Объект убийства представлен общественными отношениями, со стороны которых происходит обеспечение безопасности жизни граждан. Уголовно-правовая охрана затрагивает жизнь любого человека, не принимая во внимание его возраст, физические и моральные качества от начала рождения и до самой смерти. В качестве начала жизни происходит рассмотрение начала физиологических родов. Уничтожение плода ребенка до начала родового процесса не приводит к формированию состава убийства. Момент завершения жизни представлен биологической смертью, для которой характерно прекращение деятельности ЦНС и в коре головного мозга необратимо распадаются белковые тела, что приводит к невозможности восстановления жизнедеятельности организма.

Объективная сторона убийства представлена противоправным лишением жизни иного человек. Важная роль отводится указанию на то, что рассматриваемое дело является противоправным.

Для совершения убийства может быть как действие, так и бездействие. Но чаще всего оно совершается в результате действия, которое нарушает функции или анатомическую целостность жизненно важных органов человека.

Об убийстве путем бездействия можно говорить только в ситуациях, когда виновным лицом берется на себя обязанность нести заботу о потерпевшем, и когда им могли быть совершены действия, которые могли бы предотвратить смерть.

Убийство рассматривается в качестве преступления, имеющего т.н. материальный состав. Об оконченном убийстве идет речь в том случае, когда вследствие действий виновного произошло наступление смерти. При этом неважно, произошло это сразу или по прошествии определенного временного промежутка. Роль обязательного признака объективной стороны убийства отводится наличию причинной связи между деянием виновного и наступившей смертью.

Во время того, как устанавливается причинная связь по делам, связанным с убийством, необходимо отталкиваться от следующего:

а) действия субъекта, которые предшествовали наступлению смерти, могут быть рассмотрены в качестве ее причины только тогда, когда в момент совершения им была отведена роль необходимого условия ее наступления, т.е. такого условия, при отсутствии которого наступление смерти не произошло бы;

б) со стороны таких действий в момент их совершения должно происходить формирование реальной возможности наступления смерти.

Во время того, как выясняется объективная сторона убийства, внимания заслуживает место, время, способ и орудия, вся обстановка совершения такого преступления.

Для субъективной стороны убийства характерно наличие умышленной вины. При этом представляется возможным наличие как прямого, так и косвенного умысла. Лицом осознается тот факт, что с его стороны происходит совершение деяния, опасного для жизни иного человека, предвидится вероятность или неизбежность наступления смерти и желает или осознано допускается, что смерть наступит или он обладает безразличным отношением к ней.

Роль субъекта ответственности за убийство, которое предусмотрено в ст.105 УК РФ, может быть отведена лицу, которым был достигнут 14-летний возраст. За остальные преступления против жизни наступает с достижения 16-летия.

Необходимо отметить существование таких групп убийств:

- убийства, не характеризующиеся отягчающимися или смягчающими обстоятельствами, перечисленными в законе (ч.1 ст.105);

- убийства при отягчающих обстоятельствах (ч.2 ст.105);

- убийства при смягчающих обстоятельствах:

- убийства матерью новорожденного ребенка (ст.106)

- убийства, совершенные в состоянии аффекта (ст.107)

- убийства, которые совершаются во время превышения границ необходимой обороны или во время превышения мер, требуемых, чтобы задержать совершившее преступление лицо (ст.108).

Убийству, предусмотренному ч.1 ст.105 УК, отводится роль основного состава такого преступления. Оно представлено умышленным причинением смерти для другого человека, если отсутствуют указанные в законе отягчающие или смягчающие обстоятельства.

Рассматривая все виды убийства, роль наиболее тяжелого отводится убийству, при котором присутствуют квалифицирующие признаки, предусмотренные во второй части ст.105 УК РФ.  —Безлепкин, Б. Т. Настольная книга следователя и дознавателя / Б. Т. Безлепкин. – М.: Проспект, 2016. – 408 с. – Режим доступа: http://www.consultant.ru.

Принимая во внимание целый ряд обстоятельств, которые представлены субъективными или объективными признаками, а также его структуру, УК содержит 12 пунктов (от «а» до «м»), со стороны которых происходит определение видов квалифицированного убийства. Не представляется возможной квалификация по ч.2 ст.05 УК РФ убийства, которое было совершено в состоянии аффекта, а также убийства, которые было совершено во время превышения границ необходимой обороны или превышения мер, необходимых для того, чтобы задержать совершившее преступление лицо, в т.ч., если присутствуют обстоятельства, предусмотренные пунктами «а» и «г».

1.2 Понятие корыстных побуждений

В соответствии с пунктом «з» ч.2 ст.105 УК РФ, необходимо говорить о наличие ответственности в случае умышленного убийства, совершенного из корыстных побуждений или по найму, а равно – сопряженного с бандитизмом, вымогательством и разбоем. Подобное убийство рассматривается в качестве посягательства только на один охраняемый правом объект – человеческую жизнь, хоть и вызвано со стороны стремления виновного к получению материальной выгоды от такого убийства. Роль основного критерия, согласно которому умышленное убийство касается такого вида убийств, совершенных при отягчающих обстоятельствах, отводится наличию у виновного корыстного мотива. Наличие корыстного мотива присуще не только для умышленного убийства, которое было совершено из корыстных побуждений, но и к имущественным преступлениям, хотя со стороны закона не происходит связывание понятия корысти исключительно с преступлениями против собственности. Для правильной квалификации убийства из корыстных побуждений есть необходимость в четком определении содержания самого понятия «корыстные побуждения». Совершая умышленное убийство из корыстных побуждений, можно говорить о том, что со стороны корыстного мотива осуществляется охват извлечения материальной выгоды в наиболее широком понимании данного слова.

В большинстве случаев совершение убийства из корыстных мотивов происходит для завладения имуществом и деньгами. Однако материальная выгода не может быть сведена к завладению имуществом или деньгами. Для ее достижения может быть использовано и избавление от материальных расходов.

Не случайно в п.11 Постановления Пленума Верховного суда от 27.01.1999г. было прямо указано то, что «убийство должно быть квалифицировано в качестве корыстного, если цель его осуществления – получить выгоду виновным или иными лицами ,избавляясь от материальных затрат.

Также признание убийств в качестве корыстных должно происходить независимо от  того, кому отводится роль потерпевшего: лицу, в результате смерти которого виновный планирует получить определенные имущественные права или лицу, которое является владельцем такого имущества, или  которого оно находится на хранении. Если убийство признается в качестве корыстного, совершенно неважно, кем может быть получена материальная выгода: самим виновным или его близкими, к примеру, членами его семьи, иными лицами и т.п.

В некоторых случаях корысть ограничивают побуждения, со стороны которых происходит выражении стремления к овладению материальными ценностями; стремление избавиться от материальных ценностей рассматривается в качестве самостоятельного «экономического мотива преступления, лишенного корыстного содержания». По мнению некоторых авторов, в качестве корыстного происходит рассмотрение стремления к получению не только материальной, но и любой нематериальной выгоды.

Но нами, пожалуй, будет принята позиция И. Евстратова, по мнению которого, «понятие корысти предполагает разные материальные выгоды. Это говорит о том, что в качестве корыстных необходимо рассматривать не только направленные на получение и завладение имущественных благ, но и убийства, которые направлены на избавление от материальных затрат, поскольку в любом случае можно говорить о наличии возможности незаконно паразитически обогатиться, обладая имуществом, на которое у преступника нет юридических или моральных прав».

Вполне очевидно, что корысть предполагает наличие не просто выгоды, а материальной или имущественной выгоды. На основании данного факта не могут рассматриваться в качестве корыстных убийства, которые были совершены, чтобы получить любые нематериальные затраты. Нельзя рассматривать в качестве корыстного и убийство, которое было совершено во время охраны личного имущества. В данном случае отсутствует возможность паразитически обогатиться, извлечь материальную выгоду, поскольку охраняемое имущество находится у убийцы на законных основаниях.

Одна из причин неправильного понимания корысти заключается в смешивании корысти с побуждениями, которые обладают только внешним сходством с ней. При этом не происходит учет ее социальной, нравственно-психологической сущности.

Выражением социальной сущности корысти является то, что материальная выгода извлекается нетрудовым путем, т.е. не используя общественно полезные трудовые затраты лица, но используя общественно полезный труд иных граждан. Со стороны корысти происходит нарушение принципа распределения материальных благ, принимая во внимание количество и качество затраченного труда.

Проявление социальной сущности корысти происходит и в том случае, когда со стороны кого-либо происходит отклонение от законодательно основанной обязанности осуществления материальных затрат. Выражением нравственно-психологической сущности корысти является паразитическое стремление к получению материальной выгоды, используя для этого общество. —Ендольцева, А.  Уголовный процесс: учебник для юридических вузов и факультетов / А. Ендольцева. – М.: Закон и право, 2016. – 728 с. – ISBN: 978-5-238-02549-0.

Принимая во внимание вышеизложенное, представляется возможным такое определение корыстного побуждения в качестве мотива умышленного убийства. Она является сформировавшимся под влиянием материальной среды и внутреннего мира стремлением личности извлекать нетрудовую материальную выгоды, со стороны которого происходит выражение паразитического отношения лица к обществу в целом .

ГЛАВА 2 ВИДЫ УБИЙСТВ, СОВЕРШЕННЫХ ИЗ КОРЫСТНЫХ ПОБУЖДЕНИЙ

2.1 Квалификация убийства по найму

В соответствии с понятием «найм» присутствует договор, согласно которому с одной стороны происходит поручение для другой по выполнению действий, а вторая обязуется выполнить такие действия, т.е. совершить убийство.

Со стороны А.И. Бородулина предложена такая формулировка «заказного» убийства:

« в качестве убийства по найму происходит рассмотрение умышленного убийства, которое было совершено по договору с организатором со стороны лица, которое преимущественно является лично не заинтересованным в смерти данного человека, с вознаграждением или вне него, с участием или без него посредника для корыстных или иных интересов организатора убийства».

Характерная особенность «заказных» убийств состоит в том, что их осуществлением занимается группа лиц. Всегда отмечается наличие организатора и посредника организатора. Классическая трактовка уголовного права рассматривает их всех в качестве соучастников. Принимая во внимание характер их участия в преступлении, происходит выделение таких лиц, как организатор, исполнитель, пособник и подстрекатель. На степень участия, которая характеризует ответственность виновного в совместном преступлении, влияние оказывает вид соучастия.

Рассматривая такое отягчающее обстоятельство, важно понимать следующее. Совершение «заказного» убийства всегда происходит на основании инициативы и в интересах третьего лица. Но представляется возможной двоякая трактовка терминов. Также на практике можно говорить о случаях, когда заинтересованность в устранении определенного лица проявляется со стороны какой-то группы. В данных случаях роль нанимателя отводится одному человеку, которому личность будущей жертвы является незначимой.

Можно предположить, что, принимая во внимание уголовно-правовые позиции, более обоснованным видится наименование лица, в интересах которого происходит совершение убийства, как «организатора убийства по найму», «организатора заказного убийства». Если же речь идет о группе лиц, то их необходимо рассматривать как «организаторов убийства по найму».

И.А. Бородулиным было отмечено, что «организатору заказного убийства» отводится роль наиболее опасного соучастника. В качестве обоснования этого он говорит о том, что со стороны организатора происходит вовлечение в преступную деятельность иных лиц, воздействуя на них с использование корысти, стремления к обогащению, не принимая участие в общественно полезном труде. Особенность «заказного» убийства состоит в том, что мысль совершить преступление приходит к организатору, совершение преступления происходит в его интересах, и он, чтобы реализовать собственный преступный замысел, лично или с использованием посредников занимается поиском конкретного исполнителя, готового за вознаграждение сделать это.

Объективная сторона действий «организатора заказного убийства» представлен:

- организацией реальных действий, направленных на обеспечение преступления;

- руководством иными соучастниками.

Чтобы признать лицо организатором, это обязательное условие того, чтобы в его действиях присутствовал первый элемент. Если говорить о втором, то это действие является обязательным для иных составов групповых преступлений, и в данном случае оно существенно не важное. Это является еще одной особенностью заказных убийств, где наличие личного знакомства между всеми участниками преступлений и контактов между ними является не обязательным, а напротив, нежелательным.

Необходимо отметить, что умысел организатора – всегда прямой, и он представлен:

-сознанием характера преступления, которое совершается со стороны иных соучастников под его руководством;

- желанием того, чтобы наступили последствия, представленные смертью определенного лица;

- сознанием того, что с его стороны происходит объединений и направление деятельности иных лиц во время того, как преступление готовится, совершается и сокрывается;

- предвидением преступных последствий.

Перечень обладающих значением для квалификации умышленных убийств обстоятельств представлен мотивом, целью, эмоциональным состоянием лица в момент убийства.  —Манова, Н. С. Уголовный процесс:   учебник для юридических вузов и факультетов / Н. С. Манова. – М.: Дашков и Ко, 2016. – 423 с. – ISBN 978-5-394-02021-6.

Мотив действия лица является побудительной причиной к тому, чтобы совершить убийство. Роль наиболее распространенных мотивов действия организаторов убийства отводится корысти, ревности и мести и т.п.

Со стороны корыстного мотива осуществляется охват материальной выгоды в наиболее широком смысле. Она не может быть сведена только к завладению имуществом или деньгами, хотя, как можно говорить на основании результатов практики, именно такая цель видится наиболее частой. Однако корысть во время убийства представлена не только приобретением материальной выгоды, завладением имуществом убитого, но и стремлением избавиться от тех или иных материальных затрат в будущем и т.п.

Нередки случаи, когда лидеры преступных группировок конфликтуют между собой, стараясь разделить области преступного влияния. Необходимо отметить наличие самых разных мотивов устранения конкурентов: возможность контролировать деятельность тех или иных торговых точек, получая мзду, укреплять собственное положение в преступной иерархии, мстить за убийство членов группировки и т.п.

Преступная цепь «заказных» убийств нередко характеризуется наличием лица, находящегося между исполнителем и организатором. В некоторых случаях происходит рассмотрение такого лица в качестве посредника.

Со стороны организатора в конспираторских целях не проявляется стремление к личному поиску исполнителей, чтобы осуществить свой преступный замысел. В пределах своего окружения от может обратиться к кому-либо с такой просьбой. Со стороны посредника происходит установка контакта с предлагаемым исполнителем, обсуждение условий, передача задатка, а также вручение вознаграждения исполнителю. Принимая во внимание характер действий посредника, именно он может быть рассмотрен в качестве нанимателя. Постараемся более подробно рассмотреть признаки «заказного» убийства применительно к исполнителю – лицу, которое занимается выполнением объективной стороны преступления. Наиболее правильным будет называть его в качестве «исполнителя заказного убийства» или «исполнителя убийства по найму».

Со стороны исполнителя осуществляется реализация замысла всех соучастников, на основании чего происходит предопределение особого значения его действий, чтобы дать юридическую оценку соучастию: если исполнитель отсутствует, соучастие исключено; на основании действий исполнителя происходит определение степени завершенности преступных деяний.

В отношении объективной стороны убийства не происходит разделение на составные части, поэтому смыслом существа объективной стороны деяний исполнителя такого убийства отводится физическому воздействию на жертву, направленному на то, чтобы лишить ее жизни. Осуществление такого воздействия может происходить на основании того, что жертве наносятся разные повреждения, как применяя оружие, разные предметы, так и нанося повреждения при помощи рук и ног.

Роль исполнителя заказного убийства может быть отведена лицу, которое достигло 14-летнего возраста.

Организатор и исполнитель такого убийства могут обладать совершенно различными мотивами для совершения убийства конкретного лица.

Необходимо отметить возможность бескорыстного совершения со стороны исполнителя «заказного» убийства, к примеру, роль мотива может быть отведена получению авторитета в уголовной среде, утверждению собственной значимости и т.п. Необходимо отметить, что справедливой будет классификация такого убийства по п.«з» ч.2 ст.105 УК РФ. Несмотря на утверждения со стороны некоторых теоретиков о том, что если у исполнителя присутствует хотя бы какой-то мотив, то подобное убийство не может быть отнесено в сторону рассматриваемых преступлений.

Однако согласиться с таким утверждением сложно, поскольку договор с организаторами был, исполнителем был получен и исполнен заказ на убийство. —Петрухин, И. Л. Уголовно-процессуальное право: учебник для юридических вузов и факультетов  / И. Л. Петрухин. – М.: Проспект, 2016. – 688 с. – ISBN 978-5-392-01607-5.

В данном случае необходимо отталкиваться от особого характера такой категории преступлений. Для них присуща продуманность, а не спонтанность совершения, тщательность подготовки в условиях глубокой конспирации, участие целого ряда лиц. На основании всего этого можно говорить о большой социальной опасности убийств, которые совершаются по найму.

Таким образом, для убийства по найму корыстный мотив не является строго обязательным для исполнителя.

Отягчающим обстоятельством при убийстве по найму могут быть и такие, как совершение группой лиц по предварительному сговору или организованной группой (п. «ж» ч. 2 ст. 105) и совершенное общественно опасным способом (п. «е» ч. 2 ст. 105).

Как справедливо указывается в юридической литературе для применения п. «з» ч. 2 ст. 105 УК не имеет значения, достиг ли виновный цели получения с материальной выгоды. Важно установить, что он руководствовался при совершении убийства (как и при покушении на него) корыстным мотивом, который в любом случае может возникнуть из того, что для признания корыстного убийства оконченным преступлением не имеет значение, получил ли виновный те блага, к которым стремился, совершая убийство.

«Заказные» убийства в основном являются оконченными преступлениями, так как их совершению всегда предшествует тщательная подготовка.

2.2 Квалификация корыстного убийства сопряженного с разбоем, вымогательством или бандитизмом

Стремление к получению материальной выгоды от убийства может быть связано с целью противозаконного завладения имуществом потерпевшего. При этом возникают  определенные сложности при квалификации убийства с целью завладеть чужим имуществом, так как при таком убийстве виновный посягает еще кроме жизни человека и на другой объект, обычно имущество потерпевшего. Тогда может возникнуть необходимость квалификации содеянного по совокупности: как преступления против жизни и против собственности. Решение вопроса о том, какое имущественное преступление, помимо убийства из корыстных побуждений, совершил виновный, зависит от способа и времени завладения имуществом и других обстоятельств.

Содеянное квалифицируется по совокупности как убийство из корыстных побуждений и разбой, если оно не охватывается полностью составом каждого из этих преступлений. Следовательно, если убийство было совершено в процессе разбойного нападения с целью завладения чужим имуществом или его удержания непосредственно после завладения, действия виновного должны быть квалифицированны по совокупности преступлений как убийство из корыстных побуждений и разбой при отягчающих обстоятельствах. Если преступник убил потерпевшего, чтобы скрыть совершенный разбой, налицо реальная совокупность разбоя и убийства при отягчающих обстоятельствах с целью сокрытия другого преступления, но не из корыстных побуждений.

Несмотря на кажущуюся легкость решения вопроса квалификации корыстного убийства по совокупности с разбоем, оно вызывает споры в уголовно-правовой литературе и трудности на практике. Они объясняются различными пониманиями некоторых признаков составов разбоя и умышленного убийства из корыстных побуждений, сопряженного с разбойным нападением.

Нет единой позиции, прежде всего в ответе на основной вопрос: что такое нападение как элемент объективной стороны разбоя? По мнению авторов, нападение и насилие - это по существу тождественные понятия, поэтому в частности, обманное, тайное, вопреки воли потерпевшего введение в его организм одурманивающих наркотических веществ, яда и других отравляющих или сильнодействующих веществ с целью убийства или приведения в бессознательное состояние и завладение имуществом должно квалифицироваться как разбойное нападение. Допустим, преступник, желая противозаконно завладеть материальными ценностями потерпевшего, передает ему отравленные продукты, а затем, дождавшись его смерти, похищает из его квартиры ценности. По мнению сторонников изложенной позиции, это преступление следовало бы квалифицировать, как убийство из корыстных побуждений и разбой. Возникает вопрос: когда же здесь совершается разбойное нападение? В момент передачи отравленных продуктов? В момент употребления их потерпевшим? Скорее всего, признаков разбойного нападения здесь нет, хотя применение насилия бесспорно.

Следует считать, более правильной иную точку зрения, обстоятельно аргументированную Владимировым В. А: «Автор определяет нападение в уголовно-правовом смысле как агрессивное противоправное действие, совершенное с какой-либо преступной целью и создающее реальную опасность немедленного применения насилия как средства достижения своей цели. Понятия нападение и насилие не тождественны. Нападение при разбое - это “не одноактное действие, исчерпывающееся применением физического или психического насилия, а процесс воздействия на потерпевшего, таящий в себе реальную опасность применения насилия в течение всего промежутка времени, пока длится нападение».  —Смирнов, А. В., Калиновский, К. Б. Уголовный процесс: учебник для юридических вузов и факультетов  /  А. В. Смирнов, К. Б. Калиновский. – М.: Норма, 2016. – 336 с. – ISBN  978-5-496-01362-8.

Нападение начинается с момента создания реальной опасности применения насилия, которое пока может и не восприниматься жертвой. Например, подготовка к нападению сзади с ножом. Здесь еще нет ни насилия, ни угрозы применения насилия, адресованной потерпевшему с целью завладения его имуществом, но объективная стороны разбоя, уже начинается проявляться. Далее преступник может применить насилие, опасное для жизни и здоровья, с целью завладения имуществом потерпевшего или иным способом высказать угрозу применения такого насилия. Состав разбоя юридически выполнен, но фактически разбойное нападение еще продолжается до тех пор, пока преступник не завладеет имуществом или не убедится в неосуществимости преступной цели.

Отсутствие элементов нападения при отравлении ядовитыми, сильнодействующими и наркотическими веществами с целью противозаконного завладения имуществом потерпевшего исключает правовую оценку содеянного как разбойного нападения. При умысле (хотя бы косвенном) на убийство действия виновного должны расцениваться как убийство из корыстных побуждений с целью облегчения совершения другого преступления ( п. “к” ч.2 ст. 105 УК РФ). Нужно пояснить эту квалификацию. Преступник умышленно убивает потерпевшего, чтобы затем можно было совершить другое преступление - противозаконно завладеть его имуществом. Поскольку преступление, ради которого совершается убийство, является корыстным, то и побуждения, приведшие к данному убийству, следует расценивать как корыстные ( п. “з” ч.2 ст. 105 УК РФ ). Если такое лицо затем тайно или открыто противозаконно завладевает чужим имуществом, то налицо реальная совокупность двух преступлений: убийство из корыстных побуждений с целью облегчения совершения другого преступления и кража или грабеж.

Весьма распространена в уголовно-правовой литературе точка зрения, что при разбое завладение имуществом должно произойти в момент совершения нападения и быть соединено с ним по времени и месту.

Убийство с тем, чтобы впоследствии, в другом месте и в другое время противозаконно завладеть чужим имуществом, следует квалифицировать как убийство из корыстных побуждений с целью облегчить совершение другого преступления, последующее фактическое завладение чужим имуществом - это новое преступление, квалифицируемое в зависимости от способов похищения.

Как известно, разбой с целью завладения имуществом может совершаться не только нападением на лицо, являющееся собственником имущества, но и на субъектов, которые в силу своих служебных обязанностей или специального поручения владеют имуществом, хранят или охраняют его. Кроме того, насилие при разбое может выражаться и в применении его и для удержания имущества, непосредственно после его завладения, в отношении всех граждан, должностных лиц, представителей власти, пытавшихся воспрепятствовать похищению имущества. Если в этих случаях потерпевший погибает, то встает вопрос о квалификации убийства как совершенного из корыстных побуждений ( п. “з” ч. 2 ст. 105 УК РФ), или в связи с выполнением потерпевшим своего профессионального или общественного долга ( п. “б” ч. 2 ст. 105 УК РФ), или о вменении обоих этих квалифицирующих обстоятельств.

В данном случае следует обратиться к разъяснения Пленума Верховного Суда о понятии убийства лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга. При таком виде убийства, при отягчающих обстоятельствах, виновный совершает убийство с целью помешать потерпевшему или его близким выполнить служебный долг, а также по мотивам мести за такие действия. Пленум Верховного Суда Российской Федерации разъяснил, что под выполнением служебного долга следует понимать действия любого лица, входящие в круг его служебных обязанностей, вытекающих из трудового договора (контракта) с государственными, муниципальными частными и иными зарегистрированными в установленном порядке предприятиями и организациями независимо от формы собственности, с предпринимателями, деятельность которых не противоречит действующему законодательству, а под выполнением общественного долга - осуществление гражданином как специально возложенных на него общественных обязанностей, так и совершение иных действий в интересах общества или отдельных лиц ( пресечение правонарушений, сообщение органам власти о совершенных или готовящихся преступлениях и т.п. ).

Чтобы разрешить данный вопрос необходимо еще раз обратиться к содержанию понятий “мотив” и “цель” преступления, так как здесь они имеют основополагающее значение для квалификации.

Мотив и цель - это психические явления, которые вместе с виной образуют субъективную сторону преступления.

Мотивом преступления называют обусловленные определенными потребностями и интересами внутренние побуждения, которые вызывают у лица решимость совершить преступление и которым оно руководствовалось при его совершении.

Цель преступления - это мысленная модель будущего результата, к достижению которого стремится лицо при совершении преступления.

Таким образом, цель преступления образуется на основе преступного мотива. —Качалов, В. Уголовно-процессуальное законодательство в современных условиях. Проблемы теории и практики: учебник для юридических вузов и факультетов  / В. Качалов. – М.: Wolters Kluwer, 2016. – 528 с. – ISBN 978-5-466-00632-2.

На основании этого определяем мотив и цель совершения убийства лица в разбойном нападении при осуществлении им или его родственниками служебной или общественной деятельности, связанной, например, с охраной имущества. Мотивы при совершении такого убийства, безусловно, корыстные. Целью следует признавать завладение чужим имуществом. Связь убийства с осуществлением потерпевшим служебной деятельности или выполнением общественного долга, также является мотивом совершения преступления, но в нашем случае он не выступал побудительным, основополагающим, таковым здесь является именно корысть и содеянное надлежит квалифицировать лишь по п. “з” ч.2 ст. 105 УК РФ и статье, предусматривающей уголовную ответственность за разбой.

Совершая корыстное убийство при разбойном нападении, в действиях виновного помимо прямого умысла на совершении данного преступления может усматриваться и косвенный умысел: например, преступник раздел пьяного, оставил его без цели лишения жизни на сильном морозе, и тот умер от переохлаждения. Здесь виновный не желал смерти потерпевшего, но сознавал, что она может наступить, и относился к такому последствию безразлично.

Кроме того, для признания любого убийства, совершенным из корыстных побуждений следует иметь ввиду, что умысел на завладение имуществом может, т.е. должен возникнуть до совершения убийства.

Для правильного отграничения корыстного убийства при разбойном нападении от простого корыстного убийства следует обратить внимание на обязательную совокупность трех следующих признаков: во-первых, убийство должно быть совершено путем нападения, во-вторых, с целью завладения имуществом (похищения его) и в-третьих, завладение имуществом осуществлено в момент совершения убийства или непосредственно после него. Только совокупность всех трех признаков дает основание полагать, что налицо убийство из корыстных побуждений и рабой в их совокупности.

Ни один из указанных признаков нельзя принимать за самостоятельный критерий разграничения убийства при разбойном нападении и просто убийства из корыстных побуждений.

Определенную сложность вызывает правильная квалификация убийства с целью завладеть чужим имуществом на которое виновный претендует по тем или иным основаниям. Суды допускают ошибки при квалификации, когда преступления совершаются с целью возвращения долга или в ссоре в связи с невозвращением долга и сопряжены последующим завладением имуществом убитого в счет погашения долга. —Ольшевская, Н. Уголовно-процессуальное право: учебник для юридических вузов и факультетов  / Н. Ольшевская. – М.: АСТ, 2014. – 460 с. – ISBN 978-5-17-070080-6.

Представляется, что убийство из-за невозвращения долга, а не только в ссоре из-за долгов с последующим завладением имущества в счет погашения долга не может квалифицироваться как убийство из корыстных побуждений. Нет никакой принципиальной разницы между тем, что виновный взял 100 рублей в сет погашения долга, как это было в рассматриваемом случае, или 3000 рублей, как это могло быть. Не имеет значения и то обстоятельство, что убийство произошло в ссоре, а деньги взяты после убийства, Ведь при признании этих действий корыстными их следовало бы квалифицировать пост. 144 УК, однако такой квалификации в данном деле не было. И это понятно: при корыстных побуждениях лицо стремится получить наживу за счет чужого имущества, в данном случае оно желало лишь возвращения своего имущества. Подобные преступные действия нельзя квалифицировать как убийство из корыстных побуждений.

Корыстные побуждения при убийстве могут сочетаться с другими квалифицирующими признаками, действия виновного при этом следует квалифицировать по совокупности преступлений.

Новый Уголовный Кодекс Российской Федерации 1996 года предусматривает уголовную ответственность за убийство из корыстных побуждений сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом. Это означает, что если умышленное убийство совершено при вымогательстве или бандитизме, содеянное надлежит квалифицировать по совокупности указанных преступлений.

Следовательно, вымогательство, сопряженное с убийством, следует квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных п. “з”ч.2 ст. 105 УК РФ и ст. 163 УК РФ. Умышленное убийство, совершенное участниками банды, следует квалифицировать по п. “з” ч.2 ст. 105 и по ст. 209 УКРФ в их совокупности. —Лупинская, П. А. Уголовно-процессуальное право: учебник для юридических вузов и факультетов  / П. А. Лупинская. – М.: Норма, 2015. – 1088 с. – ISBN 978-5-468-00272-8.

Лишение жизни потерпевшего после совершения разбойного нападения, вымогательства или бандитизма может происходить с целью сокрытия указанных преступлений. В этих случаях убийство квалифицируется по п. “к” ч. 2 ст. 105 и соответственно 162, 163,и 209 УК РФ.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Правильная квалификация указанных деяний поможет общественности правильно назначить виновному наказание, соответствующее совершенному проступку, и, таким образом, приведет к уменьшению их числа и дальнейшему сведению к минимуму. При квалификации убийства из корыстных побуждений или по найму, а равно сопряженного с разбоем, вымогательством или бандитизмом, особенно большое внимание следует уделять установлению наличия или отсутствия в действиях виновного корыстного мотива, которым он руководствовался при совершении преступления, правильному разграничению действий киллера и нанимателя при убийстве по найму, в котором в законодательстве есть определенные пробелы.

Совершенствование Российского уголовного законодательства и профессиональной подготовленности практических работников, заключающимся в том числе, и в умении правильно квалифицировать совершенные деяния и назначать справедливые наказание при совершении убийства из корыстных побуждений, помогут найти в данной области наиболее эффективные методы борьбы с исследуемыми преступлениями.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Нормативные правовые акты

1. Конституция Российской Федерации: принята Всенародным голосованием 12 декабря 1993 г. (с учетом поправок, внесенных ФКЗ РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ) // Российская газета. – 1993. – 25 декабря.

2. Уголовный кодекс Российской Федерации: федеральный закон от 13.06.1996 № 63-ФЗ; ред. от 06.07.2016 // Собрание законодательства РФ. – 1996. – № 25. – Ст. 2954.

3. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации: федеральный закон от 18.12.2001 № 174-ФЗ; ред. от 06.07.2016 // Собрание законодательства РФ. – 2001. – № 52 (ч. 1). – Ст. 4921.

Специальная научная и учебная литература

4. Балакшин, В. С. Уголовный процесс: учебник для юридических вузов и факультетов / В. С. Балакшин. – М.: Wolters Kluwer, 2016. – 1056 с. – ISBN 978-5-466-00614-8.

5. Безлепкин, Б. Т. Уголовный процесс: учебник для юридических вузов и факультетов / Б. Т. Безлепкин. – М.: Проспект, 2014. – 326 с. – ISBN 978-5-392-16361-8.

6. Безлепкин, Б. Т. Настольная книга следователя и дознавателя / Б. Т. Безлепкин. – М.: Проспект, 2016. – 408 с. – Режим доступа: http://www.consultant.ru.

7. Божьев, В. П. Уголовный процесс: учебник для юридических вузов и факультетов / В. П. Божьев. – М.: Юрайт, 2015. – 576 с. – ISBN 978-5-9916-3208-9.

8. Боровиков, В. В., Галахова, А. В., Демидов, В. В. Вопросы уголовного права и уголовного процесса в практике Верховного Суда Российской Федерации : сборник материалов судебной практики : учебник для юридических вузов и факультетов / В. В. Боровиков, А. В. Галахова, В. В. Демидов. – М.: Норма, 2016. – 811 с. – ISBN 978-5-91768-146-7.

9. Булатов, Б. Б., Баранова, А. М. Уголовный процесс: учебник для юридических вузов и факультетов / Б. Б. Булатов, А. М. Баранова. – М.: Юрайт, 2015. – 608 с. – ISBN 978-5-9692-1069-1.

10. Гельдибаев, М. Х., Вандышев, В. В. Уголовный процесс: учебник для юридических вузов и факультетов / М. Х. Гельдибаев, В. В. Вандышев. – М.: Закон и право, 2015. – 720 с. – ISBN 978-5-238-02246-8.

11. Гриненко, А. В. Уголовный процесс: учебник для юридических вузов и факультетов / А. В. Гриненко. – М.: Юрайт, 2014. – 333 с. – ISBN: 978-5-9916-3899-9.

12. Ендольцева, А.  Уголовный процесс: учебник для юридических вузов и факультетов / А. Ендольцева. – М.: Закон и право, 2016. – 728 с. – ISBN: 978-5-238-02549-0.

13. Качалов, В. Уголовно-процессуальное законодательство в современных условиях. Проблемы теории и практики: учебник для юридических вузов и факультетов  / В. Качалов. – М.: Wolters Kluwer, 2016. – 528 с. – ISBN 978-5-466-00632-2.

14. Колоколов, Н. А. Уголовное судопроизводство. Теория и практика: учебник для юридических вузов и факультетов  / Н. А. Колоколов. – М.: Юрайт, 2016. – 1040 с. – ISBN 978-5-9916-1207-4.

15. Лебедев, В. Судебная практика к Уголовному кодексу РФ: учебник для юридических вузов и факультетов  / В. Лебедев. – М.: Юрайт, 2014. – 1418 с. – ISBN 978-5-9916-4255-2.

16. Лупинская, П. А. Уголовно-процессуальное право: учебник для юридических вузов и факультетов  / П. А. Лупинская. – М.: Норма, 2015. – 1088 с. – ISBN 978-5-468-00272-8.

17. Манова, Н. С. Уголовный процесс:   учебник для юридических вузов и факультетов / Н. С. Манова. – М.: Дашков и Ко, 2016. – 423 с. – ISBN 978-5-394-02021-6.

18. Некрасов, С. Н. Уголовный процесс: учебник для юридических вузов и факультетов  / С. Н. Некрасов. – М.: Норма, 2014. – 351 с. – ISBN 978-5-468-00278-0.

19. Ольшевская, Н. Уголовно-процессуальное право: учебник для юридических вузов и факультетов  / Н. Ольшевская. – М.: АСТ, 2014. – 460 с. – ISBN 978-5-17-070080-6.

20. Петрухин, И. Л. Уголовно-процессуальное право: учебник для юридических вузов и факультетов  / И. Л. Петрухин. – М.: Проспект, 2016. – 688 с. – ISBN 978-5-392-01607-5.

21. Радько, Т. Н. Основы уголовного процессуального права: учебник для юридических вузов и факультетов  / Т. Н. Радько – М.: Проспект, 2016. – 322 с. – ISBN 978-5-392-03259-4.

22. Россинский, С. Уголовный процесс:  учебник для юридических вузов и факультетов  / С. Россинский. – М.: Эксмо, 2016. – 564 с. – ISBN 978-5-699-31560-4.

23. Рыжаков, А. П. Уголовный процесс: учебник для юридических вузов и факультетов  / А. П. Рыжаков.  – М.: Дело и сервис, 2011. – 502 с. – ISBN 978-5-8018-0535-1.

24. Смирнов, А. В., Калиновский, К. Б. Уголовный процесс: учебник для юридических вузов и факультетов  /  А. В. Смирнов, К. Б. Калиновский. – М.: Норма, 2016. – 336 с. – ISBN  978-5-496-01362-8.

25. Томина, В. Т., Зинченко, И. А. Уголовный процесс: учебник для юридических вузов и факультетов / В. Т. Томина, И. А. Зинченко. – М.: Юрайт, 2015. – 799 с. – ISBN 978-5-9916-2180-9.

26. Угольникова, Н. В. Уголовный процесс: учебник для юридических вузов и факультетов / Н. В. Угольникова. – М.: РИОР, 2014. – 373 с. – ISBN 978-5-369-00790-7.




Похожие работы, которые могут быть Вам интерестны.

1. ОСОБЕННОСТИ РАССЛЕДОВАНИЯ УБИЙСТВ, СОВЕРШЕННЫХ ИЗ ХУЛИГАНСКИХ ПОБУЖДЕНИЙ

2. Убийство в состоянии аффекта и проблемы его правового регулирования в уголовном праве России

3. УБИЙСТВО, СОВЕРШЕННОЕ ПРИ ПРЕВЫШЕНИИ ПРЕДЕЛОВ НЕОБХОДИМОЙ ОБОРОНЫ: ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ

4. Выбор оптимального судна, которое будет эксплуатироваться на заданной линии

5. Определение количества хлеба, которое может получить ООО «СХС-С» в с.Сидоровка Сергиевского района Самарской области

6. Собрать устройство, которое способно определять лица на основе Open CV за счет захвата видео с веб-камеры