ИЗУЧЕНИЕ СТРУКТУРЫ РЕГРЕССИВНОГО АТРИБУТИВНОГО СЛОВОСОЧЕТАНИЯ В ШКОЛЕ



СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность работы. Регрессивные атрибутивные словосочетания часто встречаются в английском языке, как в художественной литературе, так и в рекламных объявлениях, газетных статьях, научной и технической литературе, следовательно, возникает необходимость познакомить обучающихся английскому языку с данным грамматическим явлением. Таким образом, необходимо описать особенности регрессивных атрибутивных словосочетаний и специфику их преподавания в средней общеобразовательной школе.

Теоретическая база исследования включает в себя труды Ш. Балли, А. И. Смирницкого, М. Я. Блоха, В. Н. Ярцевой, С. Г. Бархударова, В. В. Виноградова, Д. А. Штеллинга и других.

Объектом исследования является категория объективности/ субъективности в философских и лингвистических исследованиях.

Предметом исследования являются свойства регрессивных атрибутивных словосочетаний и их преподавание в средней общеобразовательной школе.

Целью исследования является определение категории объективности/субъективности на примере регрессивного атрибутивного словосочетания в современном английском языке, рассмотрение ее с точки зрения грамматики и дидактики.

Для достижения поставленной цели были выдвинуты следующиезадачи:

  1. рассмотреть категорию объективности/субъективности в философских концепциях;
  2. рассмотреть категорию объективности/субъективности в лингвистике;
  3. дать определение категории объективности/субъективности;
  4. дать определение атрибутивному словосочетанию;
  5. рассмотреть структуру атрибутивного словосочетания;
  6. изучить особенности преподавания структур регрессивного атрибутивного словосочетания в школе;
  7. разработать комплекс упражнений, направленный на ознакомление со структурой регрессивного атрибутивного словосочетания и ее отработку.

При написании работы применялись следующиеметоды исследования: теоретико-аналитический (анализ методической литературы), общедидактический (анализ учебной литературы), обобщение, описательный метод, метод формул, метод компонентного анализа, метод дистрибутивного анализа.

Структура работы. Работа состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованной литературы и приложений. В первой главе раскрываются теоретические вопросы касательно категории объективности/ субъективности. Во второй главе представлен теоретический аспект проблемы регрессивных атрибутивных словосочетаний. Третья глава представляет собой методическую часть, в которой изложены вопросы преподавания регрессивных атрибутивных словосочетаний в школе.

С точки зрениятеоретической значимости, данная работа вносит вклад в теорию изучения регрессивных атрибутивных словосочетаний, так как в ней представлена систематизация различных подходов и точек зрения на данную проблему.

Практическая значимость данной работы заключается в том, что результаты исследования могут быть применены в ходе преподавания в школе, а также в преподавании теоретической грамматики на лингвистических факультетах и для самообразования студентов, интересующихся грамматикой современного английского языка.

Работа представляет собой попытку анализа проявления категории объективности/субъективности в регрессивных атрибутивных словосочетаниях, содержит в себе информацию о максимальном размере регрессивных атрибутивных словосочетаний, объяснение тому, в каких случаях возможно нарушение принципа объективности и субъективности при их построении, а также предлагает специально разработанный для средних общеобразовательных школ комплекс упражнений. В этом заключаетсянаучная новизна работы.

ГЛАВА 1 ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ КАТЕГОРИИ ОБЪЕКТИВНОСТИ/СУБЪЕКТИВНОСТИ

  1. Объективность и субъективность в философских концепциях

Для понимания категории объективности/субъективности в грамматике современного английского языка необходимо изучить данную проблему с точки зрения философии, так как идея, лежащая в основе данной категории, зародилась именно в ней. Проблема сущности субъективного и объективного являлась одним из ключевых философских вопросов. Устройство мира и то, какое место в нем занимает человек, какое влияние он на него оказывает, стремились понять и объяснить в своих концепциях многие философы различных эпох, приверженцы разных философских школ. Рассмотрим точки зрения некоторых из них.

Первым, к кому мы обратимся в нашей работе, является Гераклит (около 520 — около 460 гг. до н. э.), один из выдающихся древнегреческих философов. Уже в своих рассуждениях и трудах Гераклит затрагивал проблему объективного и субъективного. Всем известная формулировка «Все течет, все изменяется», по мнению многих исследователей, принадлежит именно Гераклиту. Данное положение о всеобщей изменчивости Гераклит связывает с идеей внутренней раздвоенности вещей и процессов на противоположные стороны, которая приводит к единству противоположностей. В связи с данным положением, можно прийти к выводу, что в мире все относительно. Так, например, морская вода может рассматриваться одновременно как чистейшая и грязнейшая. Она пригодна для питья и в качестве среды обитания для морских обитателей, но для людей в момент жажды это худший напиток. Золото является одновременно как ценнейшим, так и абсолютно бессмысленным металлом. Благородным его считают люди, но для животных, например, золото не имеет никакого значения. Таким образом, Гераклит обращается к идее субъективного взгляда на вещи, при этом под объективностью понимая то, что в одной вещи или одном процессе непременно заключаются обе составляющие данную вещь или процесс противоположности.

Еще один представитель древнегреческой философии Демокрит (около 460 — 370 гг. до н. э.) обращался к категории объективного/субъективного в связи с проблемой познания. Он разграничивал чувственное и разумное познание, первое из которых называл познанием «по мнению», суть которого состоит во влиянии разных качеств предмета на органы чувств. С помощью такого рода познания человек воспринимает вкус, цвет, запах, звук. Демокрит считал полученную при помощи познания «по мнению» информацию вторичной, так как ее не существовало бы вне органов чувств, но также он отмечает, что разумное познание, именуемое также познанием «по истине», невозможно без чувственного познания. Таким образом, Демокрит говорил о том, что нельзя полностью полагаться на субъективное восприятие мира, но и не отрицал, а скорее наоборот – подчеркивал его значимость в процессе познания человеком окружающих явлений и вещей.

К проблеме объективного и субъективного обращался также выдающийся древнегреческий философ Платон (428 или 427 — 348 или 347 гг. до н. э.), который, однако рассматривает ее в несколько другом ключе. Он разграничивает бытие на несколько сфер, к которым относятся следующие миры: мир идей, мир материи и мир вещественных, иначе говоря, чувственно воспринимаемых предметов. Первые два мира Платон считает подлинными, вечными, в то время как мир чувственно воспринимаемых предметов представляет миром временных явлений вследствие недолговечности существования вещей, их так называемой смертности. Этот мир он нарекает «ненастоящим», тем самым не придавая большого значения субъективному восприятию человека, считая, что главное для него – постигнуть идеи, отвлеченно от их частного воплощения в виде окружающих человека предметов и явлений.

Еще один знаменитый древнегреческий философ Аристотель (384 —322 гг. до н. э.) скептически относился к субъективному восприятию мира человеком и считал, что «общей целью наук, в том числе философии, является установление истин, объективного знания о сущем и вещах природы; никакие субъективные цели, сколь бы значимы они ни были, не должны искажать «правды вещей» (Алексеев П. В., Панин А. В. Философия. Учебник для студентов ВУЗов. М.: ТК Велби, Издательство Проспект, 2003. С. 71). Таким образом, как и Платон, Аристотель, хоть он и подверг критике концепцию первого философа касательно существования мира идей, утверждал, что человеческое знание должно соответствовать объективной реальности и не должно быть искажено чувственными ощущениями.

Мысли об объективном и субъективном посещали также и философов средних веков. Одним из них был Августин Блаженный (354 — 430 гг.). Как субъективное он описывал прошлое, настоящее и будущее, так как прошлое представляет собой воспоминания, настоящее – то, что человек непосредственно созерцает, а будущее – надежды. Объективным же Аврелий Августин считал нечто вне времени, саму вечность, а именно – Бога.

В период эпохи Возрождения и Нового времени на первый план выходит проблема человека, таким образом, меняется и отношение философов к категории объективности/субъективности, ведь ранее к чувствам человека относились как к нечто такому, что затрудняет путь познания истины.

По мнению выдающегося английского философа Нового времени Фрэнсиса Бэкона (1561— 1626 гг.), существуют познавательные "идолы", которые мешают познанию человеком природы. К этим идолам он относит, например, склонность человека проводить аналогии с самим собой, считать собственные чувства мерой всех вещей. Опыт индивида узок, не говоря уже о том, что может быть и вовсе ошибочным (Алексеев П. В., Панин А. В. Философия. Учебник для студентов ВУЗов. С. 85).

Наиболее близкой точкой зрения на проблему объективного и субъективного в философии, которой мы будем придерживаться в нашей работе, представляется точка зрения древнегреческого философа Демокрита. Мы признаем справедливым разграничение чувственного и разумного познания, предложенное Демокритом, но также принимаем тот факт, что без субъективного восприятия мира невозможен процесс его познания.

Теперь необходимо рассмотреть, как объективность и субъективность понимаются в лингвистике английского языка.

  1. Объективность и субъективность в лингвистике

В современной лингвистике во главу угла многие авторитетные ученые, например, Д. А. Штеллинг, ставят фактор говорящего, который оперирует субъективными и объективными высказываниями. На уровне предложения категория объективности/субъективности выражается через отношения подлежащего и дополнения, которые в английском языке носят названиеsubject иobject.

В первую очередь, отношение к фактору говорящего выражается в трактовке подлежащего в английском языке. Согласно А. И. Смирницкому, «подлежащее есть слово или группа слов, которым обозначается субъект» (Смирницкий А. И. Синтаксис английского языка. М.: Изд-во Литература на иностранных языках, 1957. С. 137). Профессор понимает подлежащее как структурный центр предложения, не зависимый ни от одного другого члена предложения, и даже доминирующий над сказуемым. Даже в случае отсутствия подлежащего в предложении, то есть субъекта как такового, например, в повелительных предложениях, собеседники понимают, что содержание высказывания относится к тому, к кому оно обращено. Таким образом, отсутствие субъекта обусловлено очевидностью того, что ситуация, описанная в предложении, указывает на второе лицо, и предложение при этом не становится бессубъективным (Смирницкий А. И. Синтаксис английского языка. С. 138-139).

Под дополнением А. И. Смирницкий понимает «второстепенный член предложения, обозначающий предмет, участвующий в процессе» (Смирницкий А. И. Синтаксис английского языка. С. 201). Дополнение в предложении показывает связь субъекта с обозначаемым дополнением предметом объективной реальности через действие субъекта (другими словами, через сказуемое).

И. П. Иванова, говорит о связи подлежащего и дополнения, во-первых, обращаясь к соотносительности дополнения с подлежащим как к его особенности, и, во-вторых, выделяя релятивную функцию подлежащего, которая состоит в том, что оно составляет «левостороннее окружение глагола-сказуемого, которое противостоит его правостороннему окружению, прежде всего дополнению или дополнениям» (Иванова И. П., Бурлакова В. В., Почепцов Г. Г. Теоретическая грамматика современного английского языка. М.: Высшая школа, 1981. С. 191).

В большей степени проблема объективности и субъективности в лингвистике рассматривается в связи с категорией модальности. Под модальностью понимается «понятийная категория со значением отношения говорящего к содержанию высказывания и отношения содержания высказывания к действительности (отношения сообщаемого к его реальному осуществлению), выражаемая различными грамматическими и лексическими средствами, такими как формы наклонения, модальные глаголы, интонация и тому подобное» (Ахманова О. С.Словарь лингвистических терминов. М.: УРСС: Едиториал УРСС, 2004. С. 293). Выделяется объективная и субъективная модальность. Под объективной модальностью принято понимать «отнесенность сообщаемого к действительности» (Жеребило Т. В.Словарь лингвистических терминов. Назрань: Издательство ООО «Пилигрим», 2010. С. 200), в то время как субъективной модальностью считается «оценка говорящим содержания высказывания с точки зрения достоверности, вероятности и т.п.» (Жеребило Т. В. Словарь лингвистических терминов. С. 200).

Существуют разные точки зрения на понимание объективной и субъективной модальности. Одной из наиболее распространенных точек зрения в западноевропейской лингвистике является концепция модальности Ш. Балли. Объективную модальность, то есть основное содержание любого высказывания, он называет диктумом. Субъективная модальность выражает отношение автора к содержанию высказывания и носит название «модус». В модусе представлено эмоциональное, интеллектуальное или волевое отношение к содержащемуся в диктуме (Баллли Ш. Общая лингвистика и вопросы французского языка. М.: Изд-во иностранной литературы, 1955. С. 51-54).

Мирослав Грепл, чешский лингвист, выделяет три аспекта модальности: 1) общая или основная модальность с четырьмя модальными статусами, к которым относятся сообщение, вопрос, приказание и пожелание; 2) валюнтативная модальность, которая выражает отношение автора к высказыванию; 3) модальность истинности, подразумевающая под собой степень уверенности автора в реальной значимости содержащегося в высказывании (Грепл М. О сущности модальности. М.: Прогресс, 1978. С. 280). Два последних аспекта представляется возможным объединить в одну группу, так как оба они связаны с отношением к высказыванию автора, следовательно, выражают субъективную модальность.

Л. С. Ермолаева также выделяет три типа модальных отношений, к которым относятся, во-первых, внутренняя модальность, подразумевающая отношение субъекта действия к совершаемому им действию, и во-вторых, внешняя модальность, подразделяемая на два типа: объективная внешняя модальность и субъективная внешняя модальность. Под первым типом следует понимать «отношение содержания предложения к действительности в плане реальности / нереальности», в то время как субъективная внешняя модальность выражает «степень уверенности говорящего в сообщаемых им фактах» (Ермолаева Л. С. Очерки по сопоставительной грамматике германских языков. М.: Высшая школа, 1987. С. 68). Данная классификация типов модальных отношений имеет соответствия с классификацией М. Грепла, а именно внутренняя модальность и субъективная внешняя модальность по сути соответствуют валюнтативной модальности и модальности истинности в классификации чешского лингвиста.

Профессор А. А. Худяков рассматривает модальность в большей степени с точки зрения логики и под объективной модальностью понимает выраженную в суждении «степень присущности признака предмету», что отражает некую существующую реальность. При этом субъективная модальность является показателем того, насколько говорящий познал степень присущности этого признака предмету, что отражено в структуре предложения (Худяков А. А. Теоретическая грамматика английского языка. М.: Академия, 2005. С. 58-61).

Отчасти сходной с остальными представляется точка зрения английского лингвиста Ф. Р. Палмера. Он выделяет такой тип модальности какepistmic (эпистемическая), с помощью которой говорящий выражает свое суждение по поводу действительности высказывания. Проанализировав примеры из английского языка, ученый определил, что суждения могут быть трех типов –speculative, то есть гипотетическое, теоретическое суждение,deductive, то есть выводимое путем умозаключения, иassumptive, то есть предполагаемое, допускаемое (PalmerF.R.MoodandModality.Cambridge:CambridgeUniversityPress, 2001.P. 8). Данный тип модальности можно соотнести с субъективной модальностью, но в качестве противопоставления эпистемической модальности Ф. Р. Палмер не приводит других типов модальности как таковых.

В. В. Виноградов указывает, что «в предложении отражается объективная действительность в ее преломлении в общественном сознании людей» (Виноградов В. В. Исследования по русской грамматике. М.: Наука, 1975. С. 53). Он отрицает выведение некоторыми лингвистами, например, Ф. Брюно, предложений, «выражающих объективную идею», за грань категории модальности, утверждая, таким образом, наличие и неразрывность обоих видов модальности.

Того же мнения придерживаются С. С. Ваулина и Н. С. Валгина, считая, что в языке, как и в действительности, всегда происходит взаимосвязь сфер объективного и субъективного.

Категория объективности/субъективности имеет также другие проявления в лингвистике. В связи с данной категорией рассматриваются безличные конструкции, предикативные комплексы, актуальное членение предложения, различные вводные конструкции и, безусловно, регрессивные атрибутивные словосочетания.

Выводы по главе 1

  1. Идея категории объективности/субъективности зародилась и нашла широкое изучение в философии. Внимание проблеме сущности субъективного и объективного уделяли такие великие философы как Гераклит, Демокрит, Платон, Аристотель и другие. За основу философской концепции в нашей работе берется точка зрения Демокрита, согласно которому существует необходимость разграничивать разумное и чувственное познание, но при этом не умалять значение последнего, и более того – осознавать, что именно субъективное восприятие мира делает возможным процесс познания.
  2. В современной лингвистике большое значение придается фактору говорящего, что проявляется в понимании подлежащего в современном английском языке. Подлежащее (subject) – это центр предложения, который находится в независимом положении по отношению ко всем остальным его членам и более того - в доминирующем положении по отношению к сказуемому. В любом предложении присутствует субъективная сторона. Категория объективности/субъективности функционирует в рамках отношений между подлежащим и дополнением.
  3. Рассмотрение проблемы объективности и субъективности в лингвистике в большей степени связано с категорией модальности. Выделяют объективную и субъективную модальность, под которыми понимают «отнесенность сообщаемого к действительности» и «оценку говорящим содержания высказывания с точки зрения достоверности, вероятности» соответственно. Как будет рассмотрено ниже, принцип объективности/субъективности также лежит в основе формирования регрессивного атрибутивного словосочетания.
  4. Объективная и субъективная модальность являются неразрывно связанными друг с другом, что отражает взаимосвязь сфер объективного и субъективного в действительности.

ГЛАВА 2 СТРУКТУРА И СЕМАНТИКА РЕГРЕССИВНОГО АТРИБУТИВНОГО СЛОВОСОЧЕТАНИЯ

2.1 Атрибутивные словосочетания

Прежде чем обратиться к понятию атрибутивного словосочетания, рассмотрим компоненты этого понятия. В первую очередь, определим, что понимают в грамматике под словосочетанием. Словосочетание является одной из основных единиц синтаксиса, но, несмотря на этот факт, на данный момент не существует общепринятого определения данного термина (Иванова И. П. Теоретическая грамматика современного английского языка. С. 117). В отечественной и зарубежной филологии встречаются различные точки зрения по поводу того, что представляет собой словосочетание. Согласно зарубежным лингвистам, под словосочетанием понимается сочетание любых слов, как знаменательных, так и служебных. Например, сочетание местоимения с предлогом «byme» согласно данной точке зрения считается словосочетанием в отличие от отечественной точки зрения, так как предлоги не относятся к знаменательным частям речи. В отечественной филологии принят более строгий подход, согласно которому под словосочетанием понимается сочетание двух и более слов, но при этом знаменательных. Академик В. В. Виноградов определяет словосочетание следующим образом: «это сочетание полнозначных слов, служащее в составе предложения сложным названием предметов, явлений и отношений окружающего мира» (Виноградов В. В. Русский язык (Грамматическое учение о слове). М.: Высшая школа, 1972. 121 с.). В нашей работе мы будем опираться на отечественную школу и рассматривать словосочетание с более узкой точки зрения.

Теперь рассмотрим понятие «атрибутивный». Словари лингвистических терминов дают похожие определения данному термину, которые в обобщенном виде выглядят следующим образом: атрибутивный – определительный, относящийся к определению, выступающий в функции определения или употребляющийся в качестве определения (Ахманова О. С. Словарь лингвистических терминов. С. 335; Жеребило Т. В. Словарь лингвистических терминов. С. 45).

Согласно А. И. Смирницкому, определение понимается как второстепенный член предложения, для которого характерно следующее: 1. он обозначает признак; 2. он обладает тесной атрибутивной связью с тем словом, к которому относится. Следовательно, необходимо пояснить, что понимается под атрибутивной связью.

Согласно А. И. Смирницкому, атрибутивная связь объединяет определение и определяемое и является наиболее тесным типом связи в силу того, что сочетания слов, образованные с помощью атрибутивной связи, выступают в предложении «как цельные единицы, включаемые в предложение в готовом виде». Другими словами, признак предмета вводится в предложение одновременно с самим предметом (Смирницкий А. И. Синтаксис английского языка. С. 231). Данной точки зрения придерживаются также составители «Лингвистического энциклопедического словаря», согласно которым атрибутивные отношения это «такие отношения, при которых признак мыслится не отвлечённо, а в единстве со своим носителем» (Лингвистический энциклопедический словарь. Под ред. В. Н. Ярцевой. М.: Большая Российская энциклопедия, 2002. С. 15). Как правило, с помощью атрибутивной связи соединяются прилагательное и существительное, так как именно данные части речи чаще всего встречаются в виде определения и определяемого соответственно, например, «hotsnowflakes» (Зусак М. Книжный Вор/TheBookThief. М.: Эксмо, 2016. С. 716). Именно поэтому атрибутивная связь также имеет и другое название – определительная связь (Смирницкий А. И. Синтаксис английского языка. С. 174-175). Безусловно, помимо данной модели могут встречаться и другие, например, числительное и существительное, также – местоимение и существительное. (Иванова И. П. Теоретическая грамматика современного английского языка. С. 125).

Теперь необходимо дать определение атрибутивного словосочетания. «Словарь лингвистических терминов» приводит следующее определение данного термина: «непредикативная синтагма, состоящая из определения и определяемого слова» (Ахманова О. С. Словарь лингвистических терминов. С. 335). С учетом данного определения, а также на основе вышесказанного можно сделать вывод, что атрибутивное словосочетание – это сочетание как минимум двух слов, определяемого слова и определения, являющихся знаменательными и связанных между собой атрибутивной связью.

2.2 Регрессивное атрибутивное словосочетание. Порядок следования признаков

Изложенное в предыдущем пункте позволяет понять, что определение является неотъемлемой частью атрибутивного словосочетания. Безусловно, то же характерно и для регрессивного атрибутивного словосочетания (в дальнейшем будем называть его РАС), с тем лишь отличием, что в нем уточняется, какую позицию будет занимать определение. Определение, носящее в английском языке название «attribute», является второстепенным членом предложения «со значением признака, поясняет существительное в его различных функциях» (Жеребило Т. В. Словарь лингвистических терминов. С. 237). Согласно И. Н. Кручининой, определение выполняет несколько функций по отношению к определяемому. Во-первых, это так называемая ограничительная функция, которая позволяет обозначить охарактеризованный данным определением предмет из всех остальных, однородных с ним, что дает возможность его индивидуализировать (Лингвистический энциклопедический словарь. Под ред. В. Н. Ярцевой. С. 302). Например, проявление данной функции можно проследить в словосочетании «thelocalspy» (FowlesJ.TheFrenchLieutenantsWoman.London:Vintage, 2004.P. 9), где определение «local» выделяет определяемое «spy» из общего ряда. Во-вторых, у определения также выделяется такая функция как описательно-распространительная, через которую определяемое получает некоторую оценочную характеристику (Лингвистический энциклопедический словарь. Под ред. В. Н. Ярцевой. С. 302). Проявление данной функции можно проиллюстрировать следующим словосочетанием: «awonderfuldeepness (ofblue)» (Уэллс Г. ИЗБРАННОЕ. Сборник. На англ. яз. Сост. Б. А. Гиленсон. М.: Прогресс, 1981. С. 7).

Определением в РАС не обязательно служит прилагательное. Безусловно, эта часть речи довольно распространена в данной функции, но помимо прилагательных зависимым членом РАС могут стать притяжательные и указательные местоимения, числительные – «his third consecutive hand» (Зусак М. Книжный Вор. С. 674), – существительные – «thePalaceYard» (ScottW.Kenilworth.London: The Electric Book Company, 1999. P. 247), –причастия – «a beautiful, tear-stomped girl» (ЗусакМ.КнижныйВор.С. 772), –цитаты – «lighter-than-air bodyweights» (Moyes J. Me Before You. London:PenguinBooks, 2016.P. 5) (Каушанская В. Л. Грамматика английского языка. М.: Айрис Пресс, 2008. С. 252-256). И. П. Иванова и другие в работе «Теоретическая грамматика современного английского языка» дополняют данный список некоторыми особыми случаями. Например, среди прилагательных они выделяют особую группу, прилагательные которой встречаются исключительно в препозиции. К ним относятся следующие прилагательные: «mere, utter, sheer в значении utter («ameretrifle», «utterdenial», «sheernonsense»)» (Иванова И. П. Теоретическая грамматика современного английского языка. С. 136). Также как особый случай использования существительного в качестве определения выделяется существительное с формантом’s: «themanseyes» (MoyesJ.MeBeforeYou.P. 68), «Mama’s cardboard lips» (ZusakM.TheBookThief.P. 718). Помимо данных дополнений, в работе также указывается, что местоимения, выступающие в роли определения, могут быть притяжательными и указательными («those warm brown eyes») (DuMaurierD.TheRandezvousandotherstories.London:PanBooksLtd, 1981.P. 16), а числительные – как количественными («threegoodfish») (Хэмингуэй, Э. Старик и море. Зеленые холмы Африки: книга для чтения на английском языке. СПб.: Антология, КАРО, 2006. С. 5), так и порядковыми. Отмечаются даже особые случаи употребления в функции определения таких нетипичных для этого элементов, как инфинитив, слова категории состояния, предикативные единицы: «thinksessions», «”alonetime», «would-bephotographer». И. П. Ивановой даже поддерживается точка зрения, что определитель, к которым относится и артикль, также входит в состав РАС (Иванова И. П. Теоретическая грамматика современного английского языка. С. 136-137).

Следует отметить, что довольно часто в тексте и речи встречаются атрибутивные словосочетания, главные слова в которых имеют более одного определения. Согласно И. П. Ивановой, В. В. Бурлаковой и Г. Г. Почепцову, «минимальное словосочетание двухкомпонентно, максимальное словосочетание теоретически может быть сколь угодно велико, хотя специальных исследований по этому вопросу нет». Возникает необходимость организовать определения в РАС в таком порядке, чтобы речь говорящего звучала естественно. В первую очередь, необходимо понять, как будут расположены относительно друг друга главный и подчиненный элементы. Ответ на этот вопрос кроется собственно в названии рассматриваемого термина «регрессивное атрибутивное словосочетание». Ядерные словосочетания, то есть словосочетания, в которых один из элементов«не подчинен никакому другому элементу внутри данной группы и поэтому является ведущим, т. e. ядром данного сочетания» (Иванова И. П. Теоретическая грамматика современного английского языка. С. 134), подразделяются на регрессивные и прогрессивные словосочетания. Регрессивность заключается в том, что зависимые элементы в словосочетании располагаются по левую сторону от его ядра, то есть зависимые члены РАС предшествуют главному члену, например, в словосочетании «his neat fast-moving tail» (Хэмингуэй Э. Старик и море. С. 27). Прогрессивные словосочетания имеют обратный порядок, согласно которому зависимые члены находятся в постпозиции по отношению к ядру словосочетания, например, в словосочетании «bodyoffollowers» (Scott W. Kenilworth.P. 247).

Обратимся непосредственно к структуре РАС, в котором имеют место несколько определений. Данные определения необходимо расположить в правильном порядке, и лингвистами предлагаются разные способы решения этой проблемы. Например, И. Н. Кручинина предлагает иерархически расположить определения таким образом, чтобы «ближайшее к существительному определение было связано с ним более тесной смысловой связью, чем предыдущие» (Лингвистический энциклопедический словарь. Под ред. В. Н. Ярцевой. С. 302). Недостаток предложенного критерия состоит в том, что он не представляет собой ничего определенного и конкретного, его значение довольно размыто, и возможна свободная, субъективная трактовка, которой мы не можем придерживаться в данной работе.

Собственную градацию определений в РАС предлагает А. Хилл. В своей работе он нумерует всю группу слов, находящихся в препозиции в РАС, а определяемое обозначает как ядро. Определения пронумерованы в порядке удаления от ядра, то есть первый номер занимает самое близкое к ядру определение. В целом А. Хилл выделяет шесть позиций определений, к первой из которых относятся определения, выраженные существительными. Во второй и третьей позиции находятся прилагательные, но лингвист не приводит четкого критерия их разделения и отнесения к разным позициям кроме утверждения, что все новые появляющиеся в языке прилагательные стоит относить к третьей группе. Знаменитый в научных кругах пример А. Хилла «allthetenfineoldstones» трактуется некоторыми учеными, например, Р. Тройке более конкретно, и предлагается следующая схема расположения определений вместе с ядром, основанная на конкретном данном примере:Pre-determinerDetermin