Реалии в современном арабском языке



Оглавление

Введение ............................................................................................................3

1. Современный арабский язык …...................................................................4

2. Понятие реалий. Что такое реалии? ….....................................................14

3. Доводы …....................................................................................................26

4. Заключение …..............................................................................................27

Список литературы..........................................................................................28

Введение

Актуальность темы исследования заключается в том, что арабы относятся к народам, которые населяют Западную Азию и Северную Африку (египтяне, алжирцы, ливанцы и т. д.). Все эти народы говорят на арабском языке  и относятся к семитской ветви афразийской семьи языков.

Изучение арабского языка предоставляет возможность человеку-носителю другого языка начать общаться на арабском языке,  правильно читать Коран или рукописи ученых и понимать вложенный в них смысл.

Изучение арабского языка предполагает под собой наличие знаний, предоставление возможности получить исламские знания из первоисточника – из книг, которые были написаны на арабском языке, так как основные исламские знания, которые включают в себя все научные знания и все аспекты бытия, были  написаны на данном языке.

Цель исследования — рассмотрение понятия реалии в современном арабском языке.

Для достижения поставленной цели необходимо решить следующиезадачи:

Объект исследования — реалии.

Предмет исследования— понятие реалии в современном арабском языке.

При написании исследования была применена научная, учебная и публицистическая литература по теме исследования.

При написании исследования были применены следующие методы: теоретический анализ, мониторинг, синтез, индукция и т. д.

Структура исследования: оглавление, введение, основная часть, заключение и список литературы.

  1. Современный арабский язык

Современный арабский язык с точки зрения стилистических возможностей характеризуется наличием на всех уровнях языковой структуры и в сложившихся способах и приемах в области осуществления употребления единиц языка.

Богатейшее средство выразительности в современном арабском языке — это тропеические средства образности, эмоциональности, экспрессивности, патетичности, торжественности и т.д.

В современном арабском языке одним из важных источников стилистических ресурсов выступают фразеологические и паремиологические средства, а также применение объектных словосочетаний с масдарами, которые смогли сохранить признак процессуальности и дублирования приглагольного и приименного местоимения:

В современное арабском языке употребление метафор и метонимий позволяет достичь лаконичности текста и образования афоризмов, а также более краткого и эмоционального изложения содержания высказывания.

Важная роль в области создания экспрессивности, эмоциональности и образности отводится некоторым фразеологическим и устойчивым словосочетаниям.

Особое значение в стилистическом отношении приобрели в современном арабском языке авторские преобразования этих единиц.

Цель данных преобразований - это их приспособление к теме произведения.

Можно обнаружить достаточно широкое употребление во многих текстах – ал-мухассинат ал-лафзиййа и ал-мухассинат ал-маанауиййа – арабских стилистических фигу: рифмованная проза или восхваление порицанием и порицание восхвалением, - это способы мудрой речи и предложения ограничения (например, mǎ ţabǐb illǎ muhammad – нет врача, кроме Мухаммада), - это извещательная и неизвещательная речь и другие. [3]

Морфология является обладателем наличием возможности в стилистическом отношении, что можно проследить на примере употребления конкретного артикля, который относится или к мужскому, или к женскому роду, аллитерации и т.д.

Относительно наличия стилистических возможностей у лексических средств, то в данном вопросе стоит отметить, что к данным возможностям относят стилистически маркированные в системе языка единицы и лексику,  которая обладает коннотативными значениями эмоциональности, экспрессивности, оценочности, образности и т.д.

Стилистический «колорит» речевого произведения также создают другие разряды лексики, способствующие в немалой степени процессу создания стилистической окраски этого произведения.  В данном случае стоит отметит архаизмы и неологизмы, а также диалектизмы и т.д., использующиеся со специальными стилистическими целями.

Средства данного слоя лексики не обладают, в отличие от стилистически маркированных единиц языка, подобной маркированностью, но введенные в контекст, они могут оказать существенную стилистическую роль.

На основании признака оценочности лексику современного арабского языка принято подразделять на позитивно- и негативно-оценочную.

Место лексики с оценочными коннотациями в различных функциональных стилях носит различный характер.

Данную лексику часто можно встретить в ораторском и публицистическом стилях и стиле художественной литературы и практически не находит своего применения в научном и официально-деловом стилях, при этом встречается в них лексика с оценочными коннотативными оттенками, но они имеют чаще всего стандартизованный характер (типа «басмаллы»).

Позитивно-оценочная лексика — это лексика, характеризующаяся наличием функционального единства, которое заключается в том, что она является выражением положительной оценки, а также тем, что она обладает однородными семантико-стилистическими качествами и единой окраской и различается на основании степени интенсивности выражения позитивно-оценочной экспрессии: al-hadaf an-nabǐl – благородная цель.

Функция яркой негативной оценки возложена на группу относительных прилагательных и причастий действительного залога, которые подвергаются процессу окачествления и проявляющаяся обобщенно-оценочное значение, стертую семантику.

При этом нередко можно увидеть значения слов объёмно во время осуществления передачи обобщенно-оценочного значения, что приводит к потере собственной «предметности» и началу обозначения наивысшей степени качества предмета или явления реальной действительности, который обозначается при помощи определяемых существительных, превращающихся в своеобразные интенсивы: например, al-εaduww al-jǎُir – жестокий враг, diktǎturiyya wahshiyya – зверская диктатура и т.д.

Особая группа негативно-оценочных слов — это лексика, которая связана с образом жизни животных, а также с их борьбой за существование, с сельским хозяйством, рыболовном промыслом, охотничьим хозяйством и т. д. Например, глагол zaraεa может  передать идею посева и может выступать в качестве компонента выражений с применением разных слов в роли объектных дополнений: например, zaraεa mawtan – «сеять смерть», zaraεa khilǎfan - «сеять раздор», zaraεa khanjaran – «сеять террор» и т. д.

Основное назначение научного функционального стиля в современном арабском языке — это аккумулирование знаний и передача их настоящему и будущему поколениям.

В данном случае основными доминантными характерологическими чертами отличительными будут выступать:

логическая последовательность;

Реализация данных стилевых черт происходит в речи научных произведений при помощи применения слов-терминов (исконно арабские и заимствованные), которые были образованы или арабизированы в соответствии со словообразовательными процессами в арабском языке, при помощи появления неологизмов, а также формул и условных обозначений и символов. Отдельно стоит отметить наличие важной роли определенного артикля и своеобразного употребления разных частей речи и гипотаксической емкости, достаточно широкого применения атрибутивных и идафных словосочетаний, которые нередко выступают в роли терминологического комплекса,  применения страдательного залога и соблюдения, в основном, определенного порядка слов, который появляется в виде инвертированного порядке на основании подчиненности логике изложения содержания, а также наличия однородных членов предложения, служащие для точной и полной передачи мысли и употребления настояще-будущего времени, наличия разных средств когезии в качестве компонентов предложения, и композиционно-прагматических сегментов, большой степенью номинативности, как следствие, употребление меньшего количества глаголов по сравнению, например, с художественной речью, и другими средствами.

Тексты в современное арабском языке, которые используются в официально-деловой сфере общения и предназначенные для осуществления обслуживания межгосударственного сотрудничества, взаимоотношений сторон внутри отдельного государства, можно охарактеризовать наличием следующих доминантных характерологических свойств:

Реализация данных свойств возможна при помощи применения следующих средства:

Формирование военных документов происходит на основании оказания влияния следующих требований:

Выше обозначенное может быть реализовано при помощи применения следующих речевых средств:

Формирование арабского публицистического стиля было в основном под оказанием воздействия дей национально-освободительного движения, направленных против Оттоманской империи.

Данный стиль  отличается следующими доминантными стилевыми свойствами:

эмоциональность;

образность;

доверительность;

экспрессивность;

оценочность;

патетичность;

торжествественность;

нормированнось;

обращенность к неисчислимой количественно и разнородной качественно аудитории и т.д. [4]

Реализация этих свойств происходит в речи при помощи применения следующих лингвостилистических средств:

эмоциональные формулы обращения;

лозунги;

риторические вопросы;

побудительные предложения;

параллельное построение предложений;

вопросно-ответное построение предложений;

лексические повторы;

сравнения;

метафоры;

эпитеты;

фразеологические и паремиологические единицы;

общественно-политическая терминология и лексика;

арабизированные и калькированные заимствования;

исконно арабские средства создания экспрессии -  абсолютный масдар, относящийся к глаголу, к однокоренному причастию;

окказиональные средства создания образности;

различные перестановки членов предложения;

предложения исключения (или ограничения);

синтаксические повторы;

дублированим приименного или приглагольного слитного местоимения, или личного форманта глагольной словоформы при помощи раздельного местоимения;

семантико-структурные изменения, которые обновляют глагольно-именные и несвободные словосочетания за счет перемещения их в другой контекст. [6]

Этот стиль позволяет обнаружить наличие близости со стилем художественной литературы. Данные стили имеют общий генезис и они  родственны по происхождению, в период собственного становления в качестве самостоятельных функциональных стилей вместе с общими чертами проявляют и дифференциальные признаки.

Например, экспрессивность, эмоциональность и образность — это характерологические свойства художественного и публицистического произведения.

При этом в данных произведениях данные свойства реализуются не всегда при помощи одних и тех же средств.

В общем целом, для современного арабского функционального публицистического стиля характерно наличие стремления к нейтрализации индивидуальных особенностей, которые свойственны художественной речи.

Функциональные стили современного арабского языка имеют  дифференциальные признаки, можество интегральных признаков, особенно в сфере перераспределения языковых средств, которые используются в данных стилях.

Дифференциальные признаки носят обусловленный характер наличием темы речевых произведений, а также необходимости в применении специальной лексики и терминологии.

Эта лексика и терминология — это достояние только образованной части общества, то статус обозначенных стилей современного арабского языка обладает достаточными специфическими свойствами, отличающие его от аналогичных стилей в других языках.

В стилях современного арабского языка можно наблюдать наличие большого количества слов и словосочетаний, которые имеют в основании опорное слово или слово-доминанту, или слово-ядро.

Один из интегральных признаков данных функциональных стилей  - это морфологическая категория, - род, что связано с наличием структурных отличий современного арабского языка, в котором имена мужского рода до недавнего времени имели тенденцию обозначать предметы и понятия конкретные, первичные и основные, а в класс женского рода входили слова, обозначающие предметы и понятия абстрактные и вторичные, производные. [7]

Эта тенденция также прослеживается в наблюденных книжно-письменных текстах, где большая группа приходится на слова, которая имеют женский род:

абстрактные имена существительные;

имена собирательные во множественном числе внутреннего образования;

имена однократности действия как нечто менее важное по сравнению с действием вообще;

имена существительные, которые обозначают наличие неодушевленных предметов и имеющих во множественном числе формальный женский род. [5]

Наличие процесса дивергенции функциональных стилей продолжается и в настоящее время. В реферируемой работе происходит указание на то, что во всех трех сферах общения (научная, официально-деловая и политическая) в устно-разговорной форме в каждой арабской стране происходит применение нелитературной идиомы, имеющая достаточно много отличий от книжно-письменной реализации, как следствие, наличие необходимости в учете во время составления описания функционально-стилистической стратификации современного арабского языка.

  1. Понятие реалий. Что такое реалии?

Процесс перевода реалий представляет собой большую часть, а также важную проблему  в области осуществления передачи исторического и национального своеобразия. Данное своеобразие восходит к зарождению теории перевода в качестве самостоятельной дисциплины.

Еще в 1950-х годах о реалиях писали с точки зрения показателей колорита. В 1952 году Л.Н. Соболев употребил определение «реалия» в в его современном понимании и дал ему выдержанную дефиницию.

Г. В. Чернов также писал о реалииях, при этом, он преимущественно применял название «безэквивалентная лексика».

По мнению А. Е. Супруна под реалией стоит понимать «экзотическую» лексику,  а по мнению Вл. Россельса к основным чертам реалий стоит относить переводческую категорию. Как следствие, Таким образом, данная проблема была рассмотрена в определенной степени всеми теоретиками перевода.

Отметим, что слово «реалия» имеет латинские корни и берет свое начало от латинского прилагательного, которое относится к среднему роду множественного числа «realis,-e, realia», что в переводе означает «вещественный» или «действительный», которое в последствие было превращено под оказанием влияния аналогичных лексических категорий в существительное женского рода.

Данное слово обозначает материально существующий или существовавший предмет, который достаточно часто связывают на основании его смысла с определением «жизнь»; например, «реалии европейской жизни».

На основании словарного определения под реалией принято подразумевать наличие «всякий предмет материальной культуры», «в классической грамматике разнообразные факторы… такие как государственное устройство данной страны, история и культура данного народа, языковые контакты носителей данного языка и т. п. с точки зрения их отражения в данном языке», «предметы материальной культуры, служащие основой для номинативного значения слова» [8, с. 25].

Переводоведение под определением «реалия» подразумевает слова, которые называют выше обозначенные понятия и предмет.

Под реалией принято подразумевать предмет, которое характеризуется наличием широкого значения, далеко не всегда укладывающееся в рамки реалии-слова, при этом оно является элементом внеязыковой действительности.

Реалия-слово представляет собой элемент лексики этого языка. Оно представляет знак, который позволяет получить данные предметы собственное языковое обличие.

По мнению С. Влахова и С. Флорина под термином «реалия» относительно значения слова «реалия-слово»  в переводоведении принято подразумевать «реалию», которая характеризует собой лексическую (или фразеологическую) единицу, а не обозначаемый объект ею. [7]

Как следствие, в терминологии отсутствует четкость, которая употребляется при переводе по отношению данного определения, требующего приблизительное выяснение сущности реалии с точки зрения переводческого термина.

В данном случае можно сразу заметить наличие сходства реалии с термином. При этом стоит учесть, что в отличие от большей части  лексических единиц, термины являются обозначением точных определенных понятий, предметов, явлений.

Обычно, это однозначные и лишенные синонимы слова (и словосочетания), которые нередко имеют иноязычное происхождение; среди них в наличие значения, которые характеризуются наличием исторического ограничения.

Все выше обозначенное можно отнести и к реалиям. Кроме того, стык данных категорий подразумевает наличие ряда единиц, которые достаточно трудно определить с точки зрения термина или реалии, при этом, существует и такие, которые можно считать термином и реалией одновременно.

При этом наличие расхождения между термином и реалией носит достаточно значительный характер. Реалии можно отнести к безэквивалентной лексике, при этом, термины относят в основном к немногим языковым единицам, которые имеют полное языковое покрытие в языке перевода, т.е. единицам, которые переводятся эквивалентами.

Термин - это элемент подъязыков науки специальной научной литературы. Термин исполняет назывную функцию, а реалия по большей своей части характеризуется наличием связи с художественной литературой, а в научном тексте реалию играют роль заурядных терминов.

Отличие терминов от реалий состоит и в их происхождение. Они достаточно часто создаются искусственным путем с целью наименования определенных предметов, при этом возникновение реалии происходит всегда при помощи естественного словотворчества.

Важная черта реалий, на основании мнения Г. В. Чернова, - это их общеупотребительность, «знакомость» и популярность всей или большей части носителей исходного языка.

На основании мнения В. П. Беркова следует, что для них присуща «чуждость» носителям принимающего их языка перевода.

Многие реалии представляют собой осуществление отхода от литературной нормы.

Реалии могут быть в числе слов ограниченного употребления; при этом только немного реалий может принадлежать к элементам сниженного стиля - просторечие и жаргонная лексика.

Большая часть реалий находится в соответствие с литературной нормой, т.е. лишены запретительных помет в словарях, но в их толкованиях в наличие указания на некоторую ограниченность употребления по причине наличия местной или исторической принадлежности их референтов.

Реалии могут быть включены в состав «иноязычных вкраплений»,  которые переносит переводчик в иноязычном написании.

Как следствие, реалии — это отдельные иноязычные вкрапления.

Как следствие, осуществление установления разграничительного критерия между реалиями и иноязычными вкраплениями находится в зависимости в основном от содержания, которое определенный автор вкладывает в данные понятия.

Реалии в контексте языковых средств художественного изображения - это языковые единицы, которые в одинаковой степени используют писатели, переводчики.

«Свои реалии» - это большая часть исконных или давно освоенных языком слова, не нуждающиеся в особых объяснениях, в отличие от «чужих реалий», которые достаточно нередко представляют трудности для переводчика собственной формой, а также наличие следующие особенностей - лексических, фонетических и морфологических, возможностями в области словообразования и сочетаемости и механизма заимствования и собственным поведением в качестве слов заимствованных.

Относительно формы реалии с точки зрения языковой единицы, то по мнению С. Влахова и С. Флорина, под реалией стоит понимать только слова и «номинативные словосочетания».

Если речь заходит относительно фразеологических единиц, то в качестве реалий, понимают обычные устойчивые словосочетания всех типов, включая  идиомы, поговорки, пословицы, многие из которых сами по себе считаются обладателями наличием характерной исторической или национальной окраской.

Другая форма реалий — это сокращения  или аббревиатуры, которые представляют под собой, по сущности, стянутые номинативные сочетания в одно «слово».

Форма реалий подразумевает наличие фонетического и графического облика. Решение вопроса относительно формы заимствования реалии находится в зависимости от ее фигурирования или нет в словарях языка перевода.

Словарные реалии являются составной частью лексического состава языка перевода, как следствие, они обладают конкретной формой, которая официально зафиксирована на основании учета правила фонетики и орфографии этого языка. Как следствие, транскрибирование реалии подразумевает, что переводчик должен осуществить обращение к словарям.

Ввод в текст новой, незнакомой читателю реалии, требует от переводчика заботы о том, чтобы у читателя в памяти не осталось искаженное иностранное слово, и наличия проставления акцента на при первоначальном его употреблении на ударной гласной.

Отметим, что существует мнение о том, что реалии — это непременно заимствования. Данное мнение носит противоречивый характер, так как заимствования — это элементы лексики этого языка; как следствие, слово, которое было однократно введено в текст перевода, - это условное заимствование.

При этом, реалия может утратить собственный статус и быть превращено в заимствованное слово, если оно приживется в заимствующем языке так, что  будет включена в словари.

Наличие более стройного определения понятия «реалия» является препятствием и заметным расхождением в терминологии.

По мнению Л. Пенькова реалиия — это «безэквивалентная лексика» в трактовании Е. М. Верещагина и В. Г. Костомарова.

По мнению А. А. Реформатсого под реалией стоит понимать варваризмы. [9]

По мнению С. Влахова и С. Флорина достаточно часто можно встретить термины «безэквивалентная лексика» и «экзотическая лексика», а также «варваризм», «локализм», «этнографизм», «алиенизм», «фоновые слова», «коннотативные слова», «слова с культурным компонентом»», «пробелы», или «лакуны».

Выше приведенные определения характеризуются обладанием общими чертами: определенная - национальная, историческая, местная, бытовая - окраска, отсутствие эквивалентов в языке перевода и в отношении некоторых - иноязычное происхождение.

С целью осуществления упрощения задачи и уточнения семантического круга «реалии», нужно «отсеять» определения, которые уже знакомы в закрепившихся за ними значениях, и те, которые можно элиминировать с позиции ненужных синонимов. [7]

Употребление определения «локализм» как синонима реалии приводит смещению ее значения с точки зрения лексической единицы и сильному сужению представления относительно действительного содержания понятия.

Как следствие, локализм - это незначительная группа реалий, которые обозначают «местные предметы», которые были лишене национального и исторического колорита.

Это же касается и присвоения реалии наименований бытовое слово или этнографизм.

По мнению И. И. Ревзина и В. Ю. Розенцвейга понятие пробел (lacune), которое они упоминают по отношению к случаям, «когда ситуации, обычные для культуры одного народа, не наблюдаются в другой культуре» [9, с. 184].

В. П. Берков предложил с целью осуществления обозначения слов «из малоизвестных языков», которые подчеркивают «стилистическую функцию экзотизмов» (т.е. реалий), применять термин алиенизм. [3, с. 109].

В. П. Беркова ввел видовое определение по отношение к родовому «экзотизм». При этом актуальность этого термина, на основании мнения С. Влахова и С. Флорина, носит сомнительный характер, так как его исходное значение берет свое начало от лат. alienus - «принадлежащий другим, не свой; иноземный, заимствованный», что не говорит о наличие связи с редкими языками, а также группа реалий, - «алиенизмы», не обладающие принципиальными отличиями от других.

Относительно «слов с культурным компонентом» Е. М. Верещагин и В. Г. Костомаров рассматривали в лингвострановедении данные слова с точки зрения обозначения лексических единиц, как «своеобразная семантика которых отражает своеобразие нашей культуры». [6, с. 28]

К данным словам относят и фоновые слова, а также коннотативные слова, многие из которых представляют истинные реалии или характеризуются обладанием некоторых черт, общих с реалиями.

Термин «варваризм» переплетается у некоторых авторов с «экзотизмом», при этом, его нельзя элиминировать в качестве избыточного синонима «реалии», так как большая часть дефиниций («слово, которое образовано неправильно», «слово, которое чуждо языку по своей структуре», «иноязычное слово» и т.п.) включают  также «описание чужеземных обычаев, особенностей жизни и быта (реалии)», «создание местного колорита» и др.

На основании мнения С. Влахова и С. Флорина под «варваризмом» стоит понимать лексикологических термин, который не имеет аналогов в переводоведении.

Реалии в отличие от варваризмов

  1. могут быть и исконными, а не заимствованными словами;
  2. не обязательно быть чуждыми языку по собственной структуре;
  3. не имеют «слов-двойников, которые равноценны по смыслу», как следствие, не могут быть с легкостью переведены;
  4. фигурирование многих их них в словарях, включая и толковые.

Специальная литература содержит в себе наиболее серьезного конкурента термина «реалия», который представляет собой термин «экзотическая лексика» («экзотизм»).

По мнению исследователей под экзотизмом стоит понимать следующие значения:

  1. иноязычное слово, которое пришло «из малоизвестных языков, обычно неиндоевропейских»;
  2. вид варваризма;
  3. слово, которое «обозначаеь реалию - явление быта, социальных отношений, природы», «жизни, быта, обрядов, обычаев отдельных народов»,;
  4. слово, которое употребляется «для придания речи особого (местного) колорита».

Данная неустойчивость термина «экзотическая лексика» в лингвистической литературе, а также наличие узости его значения и возможной смешанности с «варваризмом» делает данный термин неприемлемым относительно значения реалии.

На подобие варваризма, экзотизм — это иноязычное слово для языка перевода; как следствие, своей для исходного языка реалия экзотизмом не может быть.

При этом, в отличие от варваризма, данное слово, уже вошло в лексику языка, тогда как реалии могут быть и собственного рода окказионализмами.

Определения, которые встречаются в литературе не включают в содержание термина «экзотизм» исторические реалии, т.е. данная лексика должна быть рассмотрена только с точки зрения местной отнесенности.

Отметим, что в наличие возражение, которое носит достаточный характер для воздержания от применения термина «экзотическая лексика» в его прямом значении - «иноземный, чужестранный».

Само слово «экзотический» применяется и воспринимается в собственном переносном значении - «причудливый, диковинный, поражающий своей странностью», такой, который «кажется необычным, причудливым для иностранца», связанный иногда с определенной романтической привлекательностью.

Как следствие, С. Влахов и С Флорин сделали вывод относительно наличия возможности иного, в отличие от реалии, использования термина экзотизм, на основании обоих его значений - прямое и переносное.

Как следствие, в его содержание вошли слова - реалии и нереалии:

  1. на которых находится налет экзотики;
  2. коннотативные слова и слова из национального или международного «экзотического реквизита»;
  3. целенаправленно применяемые с целью осуществления придания произведению определенного колорита;
  4. наличие юмористического или неодобрительного оттенка. Экзотизм в данном значении  - это наличие мнимых реалий, т.е. тех слов, которые переводчик неосновательно принял за реалии.

«Безэквивалентная лексика» - это термин, который можно встретить в работах многих авторов (А. Д. Швейцер, Е. М. Верещагин и В. Г. Костомаров, А. А. Брагин, Л. С. Бархударов), при этом они его трактуют по-разному: с точки зрения синонима «реалии», как слова, которое отсутствует «в иной культуре и в ином языке» и как непереводимые на другой язык слова. [2, с. 95]

По мнению С. Влахова и С. Флорина в теории перевода нужно осуществить четкое отграничение безэквивалентной лексики от реалий. Они  предложили придерживаться следующей дефиниции: безэквивалентная лексика - это лексические и фразеологические единицы, не имеющие переводческих эквивалентов в языке перевода.

Как следствие, реалии будут входить в качестве самостоятельного круга слов в рамки безэквивалентной лексики.

Данные авторы уделили внимание моменту, который отличает реалию от безэквивалентного слова: в общих чертах слово может быть реалией по отношению ко всем или большинству языков, а безэквивалентным - преимущественно в рамках данной пары языков.

Многие из авторов, говорящих о реалиях, дают приблизительные, неполные определения этому термину, отмечая лишь те или иные его признаки. Одни полагают, что к реалиям относятся только чужие реалии, другие толкуют реалии непомерно широко. К примеру, М. Л. Вайсбурд писал, что «к числу реалий можно отнести события общественной и культурной жизни страны, общественные организации и учреждения, обычаи и традиции, предметы обихода, географические пункты, произведения искусств и литературы, имена исторических личностей, общественных деятелей, ученых, писателей, композиторов, артистов, популярных спортсменов, персонажей художественных произведений, явления природы, а также множество разрозненных фактов, не поддающихся классификации» [5, с. 98].

Л. Н. Соболев в своих работах «Пособие по переводу с русского языка на французский» и «О переводе образа образом» дает более узкое толкование термина «реалии». По его мнению, этим термином обозначаются «бытовые и специфически национальные слова и обороты, не имеющие эквивалентов в быту, а следовательно и в языках других стран, и слова из национального быта, которых нет в других языках, потому что нет этих предметов и явлений в других странах» [12, с. 25; 13, с. 290].

Вл. Россельс видит в реалиях «иноязычные слова, которые обозначают понятия, предметы, явления, ...не бытующие в обиходе того народа, на язык которого произведение переводится» [11, с. 169]. А. В. Федоров в своей книге «Основы общей теории перевода» пишет о словах (не давая им никакого названия), «обозначающих реалии общественной жизни и материального быта», т.е. таких, которые обозначают «чисто местное явление, которому нет соответствия в быту и в понятиях другого народа» [16, с. 175]. У В. П. Беркова «под экзотизмом… подразумевается употребляемое в данном конкретном языке слово, обозначающее реалию - явление быта, социальных отношений, природы и т.п., - специфическую для иного языкового коллектива и чуждую для данного языкового коллектива», но также и «реалии, которые ранее были характерны для жизни данного языкового коллектива, но которые впоследствии исчезли» [3, с. 109]. В данном определении особенно важно указание на временной фактор (намек и на исторические реалии). Очень сжатую дефиницию реалий дает Л. С. Бархударов: «слова, обозначающие предметы, понятия и ситуации, не существующие в практическом опыте людей, говорящих на другом языке» [2, с. 95].

В понимании С. Влахова и С. Флорина реалии - «это слова (и словосочетания), называющие объекты, характерные для жизни (быта, культуры, социального и исторического развития) одного народа и чуждые другому; будучи носителями национального и/или исторического колорита, они, как правило, не имеют точных соответствий (эквивалентов) в других языках, а следовательно, не поддаются переводу «на общих основаниях», требуя особого подхода» [7].

Таким образом, переводчики, как правило, сталкиваются с двумя основными трудностями передачи реалий: 1) отсутствие в языке перевода эквивалента из-за отсутствия у носителей этого языка обозначаемого реалией референта и 2) необходимость, наряду с предметным значением (семантикой) реалии, передать и колорит (коннотацию) - ее национальную и историческую окраску. Одна из главных задач переводчика заключается в максимально полной передаче содержания оригинала.

Различия в системах языка оригинала и языка перевода и особенностях создания текстов на каждом из этих языков в разной степени могут ограничивать возможность полного сохранения в переводе содержания оригинала. Задача переводчика - как можно полнее извлечь содержащуюся в оригинальном тексте информацию, для чего он должен обладать фоновыми знаниями, которыми располагают «носители» исходного языка. Поэтому успешное выполнение функций переводчика предполагает всестороннее знакомство с историей, культурой, литературой, обычаями, современной жизнью и прочими реалиями народа, говорящего на исходном языке. Иными словами, основным требованием к полноценному переводу является знание переводчиком реалий или конкретных условий жизни и быта страны, с языка которой производится перевод.

3.Доводы

На данный момент отсутствует единое мнение относительно осуществления перевода слов-реалий на основании применения приемов.

При этом к самым распространенным из них относят транслитерация, транскрипция, калькирование,  описательный перевод, приближенный перевод и трансформационный перевод. [5]

1. При применение транскрипции происходит передача переводящего языка фонетической формы слова исходного языка.  При транслитерации - графическая форма. Данные способы подходят для осуществления передачи имен имен  собственных, географических названий и названий фирм, компаний, газет, и т.п. (например: «sarafan» - сарафан, «пельмени» - pelmens, «гармоника» -هرمونيكا).Несмотря на то,что именно эти методы лучше других позволяют сохранить иностранный колорит,использовать их следует с осторожностью,т.к.передача звукового или буквенного облика иноязычной лексической единицы не раскрывает ее значения.Т.е.читатель,не знающий иностранного языка,может испытывать некоторые трудности,столкнувшись с текстом,перегруженным транскрибированными и транслитерированными словами. [4]

  1. Калькирование – замена составных частей (морфем или слов) иноязычного слова-реалии  их прямыми лексическими соответствиями в переводящем языке. (например: «небоскреб», образованное от англ. «skyscraper» (араб. «ناطحةالسحاب»).Данный способ,однако,не лишен недостатков предыдущего.[3]
  2. Описательный («разъяснительный») перевод – раскрытие значения иноязычного слова-реалии при помощи развернутых словосочетаний, позволяющих реципиенту уяснить существенные признаки обозначаемого явления (например: простокваша –لبنرائب).Способ этот считается весьма неэкономным,а потому его использование возможно не всегда.Т.о.,переводчики зачастую используют два приема-транскрипцию или калькирование,а затем,в сноске,дают описательный перевод. [5]

4. Приближенный перевод - подыскание для слова-реалии ближайшего по значению соответствия в переводящем языке. [4] Например: «шпага» -

سيف.Такой способ перевода,однако,может не полностью передавать характер исходной реалии. [3]

5. Трансформационный перевод - изменение синтаксической структуры  предложения, лексическая замена с полным изменением значения, т.е. лексико-грамматическая переводческая трансформация. Например:  «لابأس»-ладно,нормально (замена утвердительной формы в оригинале на отрицательную форму в переводе). [3]

А.В. Федоров и В.С. Виноградов выделяют так же гипонимический перевод  - замена видового понятия на родовое, то есть передача реалии некоторой языковой единицей, имеющей более широкое значение, чем переводимая. Например:  «старка» (Сорт крепкой выдержанной водки) –فودكا.  [4]

Так же представляет интерес классификация, данная С. Флориным и С. Влаховым, сводящая приемы передачи реалий к двум: переводу и транскрипции. По мнению болгарских ученых, главное в переводе передать не своеобразие языка подлинника, а передача стиля автора, производимая средствами пееводящего языка. [6] Итак, схема приемов передачи реалий в художественном тексте, созданная вышеупомянутыми учеными, выглядит так:

1)Транскрипция;

  1. Перевод (замены);
  2. Неологизм (калька, полукалька, освоение, семантический неологизм);
  3. Приблизительный перевод (родо-видовое соответствие; функциональный аналог; описание, объяснение, толкование);
  4. Контекстуальный перевод. [6] Итак, в соответствии со всем вышеизложенным, следует сделать вывод, что значение безэквивалентных единиц МОГУТ быть переданы, однако, такие компоненты языка, не имея устойчивых соответствий, каждый раз переводятся разными способами, что требует от переводчика творческого подхода и хороших лингвострановедческих  знаний.

Заключение

1.Определений слов реалий существует несколько: некоторые из них даны исследователями в свете теории перевода, в других раскрывается понятие    реалии как единицы языка.

2.Следует отличать реалии, имена собственные и термины.

3.На современном этапе единой классификации реалий не выработано. Однако главный принцип всех имеющихся классификаций реалий – это тематический принцип.

4.Реалии как категория языковых единиц представляет собой большую трудность для переводчика.

5.Предлагаются разнообразные приемы передачи реалий при переводе: транскрипция, транслитерация, калькирование, описательный перевод, приближенный перевод, трансформационный  перевод и гипонимический перевод

Список литературы

1. Ахманова О. С. Словарь лингвистических терминов. М.: Сов. энциклопедия, 1966. 524 с.

  1. Бархударов Л. С. Язык и перевод. М.: Межунар. отнош., 1975. С. 95.
  2. Белкин. Арабская лексикология.

4. Берков В. П. Вопросы двуязычной лексикографии. Л.: Изд. ЛГУ, 1973. С. 109.

5. Бреус Е. В. Основы теории и практики перевода с русского языка на английский. 2-е изд., испр. и доп. М.: Изд-во УРАО, 2000. 208 с.

6. Вайсбурд М. Л. Реалии как элемент страноведения // РЯзР. 1972. № 3. С. 98.

  1. Верещагин Е. М., Костомаров В. Г. Язык и культура. Изд. 2-е. М.: Русский язык, 1976. С. 28.
  2. Влахов С., Флорин С. Непереводимое в переводе. М.: Международные отношения, 1980. 343 с.
  3. Делюкин. Некоторые аспекты перевода реалий.
  4. Ожегов С. И. Словарь русского языка. Изд. 18-е. М.: Русский язык, 1986. С. 786.
  5. Ревзин И. И., Розенцвейг В. Ю. Основы общего и машинного перевода. М.: Высшая школа, 1964. С. 184.
  6. Реформатский А. А. Введение в языковедение. М.: Аспект Пресс, 1999. С. 141.
  7. Россельс Вл. Перевод и национальное своеобразие подлинника // Вопросы художественного перевода. М.: Советский писатель, 1955. С. 169.

14.Современный русский язык / под ред. Д. Э. Розенталя. М.: Высшая школа, 1976. Т. I. С. 25.

15.Соболев Л. Н. О переводе образа образом // Вопросы художественного перевода. М., 1955. С. 290.

16.Соболев Л. Н. Пособие по переводу с русского языка на французский. М.: Изд. лит. на иностр. яз., 1952. С. 281.

17.Супрун А. Е. Экзотическая лексика. М.: ФН, 1958. 231 с.

18.Федоров А. В. Основы общей теории перевода. М.: Высшая школа, 1968. С. 175.

19. Чернов Г. В. К вопросу о передаче безэквивалентной лексики при переводе советской публицистики на английский язык // Ученые записки 1-го МГПИИЯ. М., 1958. Т. XVI. С. 223.

20.Швейцер А. Д. Перевод и лингвистика. М.: Воениздат, 1973. 278 с.




Похожие работы, которые могут быть Вам интерестны.

1. АНГЛИЦИЗМЫ В СОВРЕМЕННОМ РУССКОМ ЯЗЫКЕ

2. ПРОБЛЕМА ЭВФЕМИЗМОВ В СОВРЕМЕННОМ АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКЕ

3. Терминология туризма в современном французском языке

4. Осложнение предложения в современном английском языке

5. Полимодальные конструкции в современном английском языке

6. Фразеосемантическое поле «Количество» в современном русском языке

7. ПРОДУКТИВНЫЕ СПОСОБЫ ИМЯТВОРЧЕСТВА В СОВРЕМЕННОМ АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКЕ

8. Вопрос о категории состояния как самостоятельной части речи в современном русском языке

9. Функционально-семантическая характеристика языковых средств в выражении отрицания в современном русском языке

10. Реалии в сериале «Игра престолов» и способы их передачи