АНАЛИЗ СВЯЗИ МЕЖДУ КУРСОВОЙ ПОЛИТИКОЙ ЦЕНТРОБАНКА И ПРОЦЕНТНЫМИ СТАВКАМИ



Е.Т. Гурвич

Экономическая экспертная группа

В.Н. Соколов

Высшая школа экономики

ЦЕНТРОставкАМИ

Введение

Традиционно дискуссия относительно выбора валютного режима фокусируется на двух аспектах проблемы. Управление валютным курсом рассматривается, во-первых, с точки зрения формирования реального обменного курса и его влияния на конкурентоспособность внутренних производителей и, во-вторых, с точки зрения инструмента монетарной политики по борьбе с инфляцией —Следует отметить, что в странах с фиксированным валютным курсом в ситуации внезапных шоков, вызванных резкими изменениями условий торговли или разворотом потоков капитала, на первый план выступает вопрос о том, какой механизм лучше приведет экономику в новое равновесное состояние: фиксация курса Центральным банком в соответствии с новыми реалиями или переход к плавающему валютному курсу с рыночным механизмом определения равновесия..

Вплоть до 2008 г. «Основные направления единой государственной денежно-кредитной политики» Центрального банка России содержали количественные оценки ожидаемых пределов изменения реального эффективного курса рубля и отмечали, что курсовая политика Банка России учитывает, наряду с другими аспектами, ее влияние на внутреннюю и внешнюю конкурентоспособность российских товаров. В условиях сильного платежного баланса на этапе 2001–2008 гг. Банк России регулярно проводил интервенции на валютном рынке в целях противодействия чрезмерному реальному укреплению курса рубля к доллару. Следует отметить, что кроме воздействия на торговый баланс курсовая политика Банка России была также направлена на достижение главной цели денежно-кредитной политики – снижения инфляции. Это достигалась как за счет удешевления импортной составляющей индекса потребительских цен, так и за счет использования стабильного валютного курса в качестве якоря инфляционных ожиданий частного сектора. Вместе с тем в последнее время Банк Рос-

сии неоднократно указывал [Улюкаев, Замулин, Куликов, 2006] на планируемый в среднесрочной перспективе переход к гибкому валютному курсу, в рамках которого предполагается создание института инфляционного таргетирования и высвобождение основного инструмента денежно-кредитной политики – краткосрочных процентных ставок. Одним из шагов в рамках этой стратегии был переход в феврале 2005 г. от политики управления курса доллара к политике таргетирования бивалютной корзины. При данном виде курсовой политики курс рубля к доллару также зависит от курса доллара к евро, а так как данная валютная пара находится в режиме свободного плавания, то соответственно и курс рубля относительно данных валют стал менее предсказуем.

В последние годы инфляционное таргетирование стало популярным видом монетарной политики для многих стран с открытой экономикой (Бразилия, Норвегия, Чехия, Австралия и др.). Ряд исследователей [Carare,Stone, 2006;Eichengreen, 2002] объясняют переход от таргетирования валютного курса к таргетированию инфляции тем, что с развитием финансового сектора и ростом независимости центральных банков многие их них выбирают режим, который позволяет им проводить независимую внутреннюю монетарную политику путем управления краткосрочными процентными ставками. В то же время, согласно известной «трилемме», при высокой интеграции экономики в мировой рынок капитала невозможно одновременно фиксировать обменный курс и управлять процентными ставками. Наше исследование ставит своей целью оценить успешность введения таргетирования бивалютной корзины с точки зрения изменения зависимости внутренних российских процентных ставок от внешних. Изучение данной проблемы интересно с точки зрения декларированной Центробанком цели – развития внутреннего денежного рынка и постепенного перехода на инфляционное таргетирование.

Мы оцениваем данную зависимость по двум направлениям. Во-первых, в рамках коинтеграционного анализа тестируем наличие долгосрочного равновесного отношения между российскими и долларовыми процентными ставками. Данный анализ позволит судить о том, как переход курсовой политики от таргетирования доллара к таргетированию бивалютной корзины повлиял на российский денежный рынок в плане его зависимости от иностранного и, следовательно, насколько изменились ограничения, накладываемые «трилеммой», на возможности ЦБ в проведении независимой монетарной политики.

Во-вторых, мы тестируем гипотезу способности предсказания динамики краткосрочных российских процентных ставок с помощью наклонов кривой доходности, составленных как из рублевых, так и долларовых процентных ставок. Данный анализ направлен на исследование институционального развития финансового рынка, а именно его эффективности.

2. Этапы курсовой политики ЦБ

Прежде чем переходить к аналитической части исследования, кратко напомним основные этапы курсовой политики ЦБ на исследуемом отрезке времени.

Несмотря на то, что начиная с 1998 г. Банк России использует управляемый плавающий обменный курс, в рамках этого общего режима условия проведения курсовой политики заметно менялись. Отчасти модифицировались и подходы Банка России к курсовой политике.

В ряде исследований [Вдовиченко, Воронина, 2004; Esanov, Merkl,Vinhas de Souza, 2005] было выявлено, что обменный курс входит в число целевых показателей денежно-кредитной политики ЦБ, играя существенную роль в ее формировании. В принципе, явный учет колебаний обменного курса в правилах денежной политики характерен для большинства «развивающихся рынков». Недавнее исследование [Mohanty,Klau, 2005], в котором для 13 переходных экономик и «развивающихся рынков» были построены функции реакции денежной политики (т.е. правила Тейлора), выявило в 11 из этих стран значимую реакцию денежной политики на изменения реального обменного курса. В целом такую политику можно условно охарактеризовать как «мягкое таргетирование обменного курса».

На исследуемом отрезке времени с 2001 по 2008 гг. курсовую политику ЦБ можно разбить на два этапа. До февраля 2005 г. в качестве операционного ориентира использовался курс доллара, в последующем – стоимость бивалютной корзины (состав которой в 2005–2007 гг. постепенно менялся, а начиная с февраля 2007 г. остается неизменным). Иными словами, на первом этапе проводилось мягкое таргетирование курса доллара, а на втором – бивалютной корзины —В своей де факто классификации валютных режимов авторы работы [Reinhart,Rogoff, 2007] классифицируют российскую курсовую политику на отрезке 2001–2008 гг. как скользящий коридор (defactocrawlingband) с границами отклонения +/–2%.. Рис. 1 отображает динамику курса рубля к доллару и курса рубля к бивалютной корзине.

После перехода к таргетированию бивалютной корзины курс рубля к доллару или евро стал во многом определяться их кросс-курсом. Это делает курс рубля менее предсказуемым, поскольку доллар и евро находятся в режиме свободного плавания. Как видно из рис. 1, с начала 2006 г. по июль 2008 г. доллар ослабевал по отношению к рублю, что соответствовало его ослаблению против евро на мировом рынке. Введение таргетирования бивалютной корзины и установление более гибкого курса рубля к доллару должно уменьшить влияние долларовых процентных ставок на российские процентные ставки. Тестирование данной гипотезы и оценка изменения данной зависимости увеличивает возможности ЦБ проводить самостоятельную монетарную политику.

Рис. 1.Динамика курса рубля к доллару и к бивалютной корзине

Источник: ЦБ России, расчеты авторов.

на разполитики Центрального банка

процентных ставок

В качестве показателя, характеризующего российские процентные ставки, мы используем дневные значения ставокMosIBOR (Moscow Inter-Bank Offered Rate) на сроки один и три месяца. Эти ставки рассчитываются Национальной валютной ассоциацией и являются индикативной ставкой на московском межбанковском рынке. Мерой зарубежных ставок являетсяLIBOR (London Inter-Bank Offered Rate) для депозитов в американских долларах на аналогичные сроки.

Мы разбиваем наши данные на два периода. Промежуток с сентября 2001 г. по февраль 2005 г. охватывает период таргетирования доллара; период с февраля 2005 г. по июнь 2008 г. характеризуется введением таргетирования бивалютной корзины. Данное разбиение преследует цель протестировать гипотезу о том, что изменения курсовой политики привели к качественным сдвигам реакции российского денежного рынка на внешние процентные шоки.

Во всех случаях гипотеза о том, что ранг коинтеграции равен нулю, отвергнута на однопроцентном уровне, в то время как гипотеза о том, что ранг коинтеграции равен единице, не может быть отвергнута. Из этого следует, что анализируемые ряды данных связаны долгосрочным равновесным взаимоотношением, и мы можем протестировать его силу и статистическую значимость.

Таблица1.

Тест Йохансена на коинтеграцию

Периоды курсовой политики

Одномесячные ставкиtrace

Двухмесячные ставкиtrace

Трехмесячные ставкиtrace

доллара США

Ранг = 0

24,990***

18,684***

15,595***

01.09.2001(MosIBOR,LIBOR)

Ранг = 1

0,315

0,136

0,085

бивалютной корзины

Ранг = 0

23,033***

23,152***

21,211***

01.02.2005(MosIBOR,LIBOR)

Ранг = 1

0,037

0,323

0,718

Примечания.

ТестыAIC,SBIC,FPE,HQIC для определения количества лагов векторной авторегрессии указывают на два лага.

Спецификация включает неограниченную константу и линейный тренд, что подразумевает стационарность коинтеграционных уравнений вокруг постоянного тренда.

Тестируемая модель для двух переменных может быть представлена следующей спецификацией:

    (1)

Используя большую страновую панель данных, авторы работ [Frankeletal., 2004;Obstfeldetal., 2005;Shambaugh, 2004] используют данную методологию для измерения чувствительности домашних процентных ставок к изменениям иностранных процентных ставок при различных валютных режимах. Отталкиваясь от этих работ, мы тестируем коинтеграционное (1) для исследуемых переменных  Коэффициенты системы (1) интерпретируются как скорость адаптации одного из исследуемых рядов к долгосрочному равновесию между ними, а коэффициент как взаимосвязь между уровнями исследуемых переменных в их равновесном состоянии —Один из долгосрочных коэффициентов нормируется к единице..

Таблица2.

Чувствительность российской процентной ставкиMosIBOR к долларовой ставкеLIBOR

Периоды курсовой политики

Одномесячные ставки

Двухмесячные ставки

Трехмесячные ставки

скорости адаптации1

взаимосвязь уровней

скорости адаптации1

взаимосвязь уровней

скорости адаптации1

взаимосвязь уровней

доллара США

–0,394***

–2,601**

–0,352***

–2,545*

–0,295***

–2,371*

01.09.2001–01.02.2005

(0,161)

(0,100)

(0,116)

(1,357)

(0,100)

(1,270)

бивалютной корзины

–0,651***

–0,146

–0,634***

0,015

–0,669***

0,128

01.02.2005–30.06.2008

(0,125)

(0,163)

(0,123)

(0,138)

(0,140)

(0,123)

Примечания.

Значения в скобках соответствуют стандартным ошибкам.

* – статистическая значимость на 10-процентном уровне.

** – статистическая значимость на 5-процентном уровне.

*** – статистическая значимость на 1-процентном уровне.

Из табл. 2 мы видим, что только на этапе таргетирования доллара коэффициент взаимосвязи между уровнями наблюдаемых процентных ставок был статистически значим —Отрицательный знак в коинтеграционном выражении означает положительную взаимосвязь между исследуемыми переменными.. Этот результат хорошо соотносится с экономической теорией, так как при более жестком курсе мы ожидаем более сильную взаимосвязь между внутренними и иностранными процентными ставками.

После введения бивалютной корзины коэффициент долгосрочной взаимосвязи между ставкамиMosIBOR иLIBOR статистически незначим, что свидетельствует об отсутствии равновесного состояния между ними. Данный результат можно проинтерпретировать как то, что ЦБ удалось отвязаться от иностранных процентных ставок и уменьшить ограничения по внутренней монетарной политике. В то же время оценка коэффициента скорости адаптации  российской ставкиMosIBOR к равновесному уровню выросла в два раза, что говорит об ускорении движения российской процентной ставки к равновесному состоянию —Следует отметить, что оценка коинтеграционного уравнения методом Йохансена чувствительна к размерам выборки, так как критические значения статистик теста справедливы только асимптотически. Йохансен предлагает корректировку методом Бартлетта, но в то же время указывает, что размер выборки влияет на оценку коэффициента адаптации и не влияет на долгосрочный коэффициент эластичности, который представляет основной интерес для нас с точки зрения влияния иностранных процентных ставок на внутренние ставки..

На обоих этапах таргетирования валютного курса иностранная ставкаLIBOR экзогенна, но в случае таргетирования доллара его обменный курс более предсказуем, чем в случае таргетирования бивалютной корзины. Отсюда следует, что согласно непокрытому процентному паритету при заданном ожидании валютного курса в период до февраля 2005 г., внутренняя процентная ставкаMosIBOR должна в большей степени определяться внешней ставкойLIBOR. При переходе к таргетированию бивалютной корзины валютный курс рубля к доллару становится менее предсказуем, соответственно согласно непокрытому процентному паритету внутренняя процентная ставкаMosIBOR также будет зависеть от ожидаемого изменения валютного курса и премии за валютный риск. Эти переменные ненаблюдаемые и не входит в наше уравнение. Из-за того, что они изменяются во времени, при более гибком валютном курсе внутренняя процентная ставкаMosIBOR не находится в долгосрочном равновесном отношении со ставкойLIBOR, что подтверждается нашими оценками.

процентных ставок

Кривая доходности показывает значения процентных ставок по долговым инструментам разного срока погашения на данный момент времени. Согласно гипотезе временной структуры процентных ставок длинные ставки формируются из ожиданий будущих коротких процентных ставок:

где  – длинная процентная ставка в текущий момент времени ноль на долговой инструмент со сроком погашения черезn периодов;  – короткая процентная ставка в будущий период времениtсо сроком погашения через один период —В данной формуле и в последующем анализе мы используем логарифм процентных ставок..

Ожидания финансового рынка относительно будущих краткосрочных процентных ставок можно получить из наблюдаемой кривой доходности по формуле форвардных процентных ставок:

где  – форвардная процентная ставка между периодамиn иn+ 1 в будущем, отраженная в кривой доходности на текущий момент времениt;  и  – наблюдаемые на момент времениt процентные ставки (в логарифмах) на долговые инструменты со сроком погашенияn иn+ 1 соответственно.

Согласно гипотезе по временной структуре процентных ставок, если форвардная ставка  на 1% выше, чем текущая спот-ставка  то это означает ожидание рынка о том, что в следующий период времени краткосрочная процентная ставка  вырастет на 1%. Данную гипотезу возможно эмпирически протестировать с помощью регрессии [Fama,Bliss, 1987], которая имеет вид

С правой стороны используется так называемый форвард-спот спрэд, представляющий ожидаемое на текущий момент времениtexanteизменение коротких ставок в течении временного горизонтаt+n– 1. С левой стороны рассчитывается фактическое изменение коротких процентных ставокexpostза временной отрезокt+n– 1.

Мы можем использовать классическую спецификацию [Ibid] для российского денежного рынка с добавлением форвард-спот спрэда по долларовым депозитам за аналогичный период времени:

(2)

(3)

где   представляют форвард-спот спрэды по иностранной (долларовой) кривой доходности.

Коэффициенты  показывают, в какой мере наклон кривой доходности по российским депозитам, представленный форвард-спот спрэдом, предсказывает изменение одномесячных процентных ставок через один период времени (спецификация (2)) и через два периода времени (спецификация (3)).

Коэффициенты  показывают, как форвард-спот спрэд по текущей долларовой кривой доходности предсказывает изменение одномесячных российских процентных ставок.

Как видно из правой части табл. 3, российский форвард-спот спрэд стабильно предсказывает изменения одномесячных процентных ставок на двухмесячном горизонте. Оценка коэффициента  показывает, что рост форвард-спот спрэда по российской кривой доходности на 1% предсказывает, что на двухмесячном горизонте одномесячные ставкиMosIBOR в среднем вырастут на 0,7% независимо от валютного режима. Для одномесячных горизонтов данная зависимость значима только для периода таргетирования бивалютной корзины.