Особенности развития государственных отношений Китая и России в XVII-XIX веках



Реферат

Особенности развития государственных отношений Китая и России вXVII-XIX веках

К середине XVI в., после вхождения в состав России Казанского и Астраханских ханств, Среднего и Нижнего Поволжья, началась планомерная экспансия и последовательное освоение Россией Западной и Восточной Сибири. Россия расширила границы своего государства в дальневосточном направлении, где рубежи государства достигли Тихого океана, т.е. в состав России вошло Приамурье и Приморье.

Большую роль в освоении дальневосточных территории, сыграл ряд морских экспедиции, инициированных российским правительством, среди которых наиболее значительный вклад в изучение дальневосточных земель внесли экспедиции Бузы, Москвитина, Пояркова, Ерастова, Дежнева и др.

Присоединение указанных территорий, прежде всего Приамурья и Приморья, к России произошло по существу добровольно, мирными средствам (в отличие от цинских властей, которые в 1653-1655 гг. провели насильственное переселение земледельческого населения, дауров и дючеров, с Амура в Маньчжурию) —Яковлева П.Т. Первый русско-китайский договор 1689 г. - М., 1958.- С. 31., при благосклонном отношении местного населения —В середине XVII века, в Приамурье и Приморье, проживало около 34,5 тыс. человек коренного населения, из которого на долю Приамурья приходилось - 31 тыс. чел., а на территорию Приморья - 3,5 тыс. чел. (Алексеев А.И. Освоение русскими людьми Дальнего Востока и русское государства до конца Х1Х века.- М., 1982. - С. 41) (дючеры, дауры, эвенки, нивхи, которые жили по родовым и племенным законам, занимались охотой и рыбной ловлей, и лишь дауры и дючеры занимались также земледелием —Яковлева П.Т. Первый русско-китайский договор 1689 г. - М., 1958. - С. 35.) и без существенного сопротивления с их стороны. Политику христианизации, русское правительство также проводило исключительно добровольно.

Тем не менее, часть местных князей признавала себя подданными русского царя, а меньшая часть подданными цинского императора. Некоторые имели и двойное подданство одновременно, например эвенкийский князь Гантимур, кочевавший со своим народом между Аргунью и Нонни —МясниковB.C. Дипломатия коварства и насилия//Вопросы истории.- 1980.- № 3.- С. 100., ставший вскоре непримиримым врагом Цинской империи, особенно, после увода местного населения в пределы Китая, все больше начинает искать, «пристанище» и помощи, у России.

Политической ориентации на Россию, впоследствии, придерживался и сын Гантимура, принявший в свое время русское подданство, и прошедший обряд христианизации.

Впоследствии, ситуация с Гантимуром, безусловно, не содействовала улучшению русско-китайских отношений, она явилась результатом постоянных противоречий между странами, продолжавшихся вплоть до заключения Нерчинского договора.

Вхождение в состав России Приамурья, реализованное вопреки планам Цинской империи, явилось для приамурского населения наиболее благоприятным. В противоположность Китаю Россия играла в регионе прогрессивную роль, она находилась на более высоком уровне экономического развития, чем Цинская империя, не говоря, уже, о племенах Приамурья, не имевших какой-либо из форм государственности.

Россия принесла в эти места более передовые способы земледелия и охоты - трехполье, завели яровые хлеба, железные сошники, бороны, косы, Строили амбары, водяные мельницы и ловушки на зверя. —Бутурлинов В.Ф. О советско-китайской границе: правда и пекинские вымыслы. - М., 1982. - С. 19.

Экономическими и административными центрами, присоединенных земель, становятся воздвигнутые русскими переселенцами многочисленные, небольшие города, способствовавшие, дальнейшему заселению и освоению «новых земель»: Тюмень, Туруханск (1607), Енисейск (1617), Кузнецк (1618), Красноярск (1628), Рыбинский острог (1628), Илимск (1630), Верхоянск (1638), Охотск (1648), Иркутск (1652), Албазин (1654), Селенгинский острог (1666), Баргузинский острог (1648) и др.

В 1632 году был основан Якутск, ставший впоследствии военной базой и административным центром русских переселенцев в Восточной Сибири, Албазин же стал центром Приамурья.

Вторая половинаXVII века, ознаменовалась активным, хозяйственным освоением Дальнего Востока. На Амуре появляется более 20 земледельческих поселений: деревни Покровская, Вяткина, Солдатово и др. Величина всех обработанных полей достигала 1000 десятин, из них 300 десятин были обработаны близ Албазина. —Беспрозванных Е.Л. Приамурье в системе русско-китайских отношений XVIII - сер. XIX в. - М., 1983. - С. 49. Главными же земледельческими районами Забайкалья, становятся Кударинская степь и район Ильинской слободы на Селенге. —Александров В.А. Начало хозяйственного освоения русским населением Забайкалья и Приамурья (вторая половина XVII в.)// История СССР.- 1968.- № 2.- с. 47.

В XVII веке, вследствие образования всероссийского рынка, необходимость расширения внешних торгово-экономических связей, являлось очень актуальной темой в правительственных кругах. Прежде всего, надежды были связаны с восточными государствами, среди которых Китай играл, явно, не последнюю роль.

Россия столкнулась с Цинским Китаем, как государством, во второй четверти XVII века, когда российская экспансия на Дальний Восток достигла своего апогея.

Причем, цинское правительство, первоначально, считало русских «особым племенем, обитающим по соседству с Нингутой». —МясниковB.C., ШепелеваH.B. Империя Цин и Россия в XVII - н. XX в. // Китай и соседи в новое и новейшее время. - М., 1982. - С.37.

На протяженииXVII века, русское правительство проявляет большую дипломатическую инициативу. Русские посольства во главе с Петлиным (1618г.), Перфильевым (1658г.), Байковым (1654-1656гг.), Спафарием (1675-1677гг.), посетившие Пекин снабжались детальными инструкциями, убеждающими нас, о понимании Россией задач для своей дипломатии, и вместе с тем об его не осведомленности о внутреннем и международном положении Китая. Кроме, основной цели, установления дипломатических отношений с Китаем, всем своим посольским миссиям русское правительство ставило также сопутствующие задачи, например, как можно более детально предоставить данные о политическом и экономическом положении Китая, собирать данные о городах, через которые проезжали посольства, описывать городскую и сельскую жизнь, разведывать о природных богатствах страны, культурных и религиозных особенностях местного населения и т.д., в общем, каждое из посольств должно было затрагивать множество немаловажных вопросов.

За период своего нахождения в пределах Цинской империи русские послы, все возложенные на них «побочные» поручения реализовывали в равной степени удачно. Но, ни одно из них, не увенчалось успехом, главным из которых считалось установление нормальных, межгосударственных (в первую очередь весьма выгодных для России, торгово-экономических связей с Китаем) отношений по разным причинам: будь-то, отсутствие у миссии, традиционных в таких случаях «подарков» («дани», как называли подношения императору, при цинском дворе) цинскому императору, считавшимися в Китае, совершенно обязательными, от посланников «вассальных» государств; отказ русских послов, выполнять унизительный ритуал «коутоу»; но, прежде всего, из- за противодействия и нежелания самих цинских властей.

Всем послам, направленным русским правительством в Китай, уполномоченные цинского правительства весьма настойчиво внушали представителям русского царя чрезмерное уважение к Китаю, как государству, с которым нельзя не просто не считаться, а которое представляет собой сильнейшую державу, в мировом масштабе, а также неимоверный трепет и почтение перед императором Поднебесной. Соответственно, также и все остальные государства, тем более их представители, рассматривались, не более чем, как «варвары», «вассалы» Сына Неба.

В Китае, во все периоды его истории, пользовались одной, главной внешнеполитической концепцией, согласно которой, мир разделялся на две абсолютно разные части: своя страна - цивилизованный Китай, и все остальные народы и государства, которые являлись «варварами». —Мартытов А.С. Традиционный китайский подход к внешнему миру// Страны и народы Востока. вып. № 20. - М., 1979. - С.231.

Согласно, древнекитайским традициям, «варвары» (в т.ч и русские - Е. Т.), являющиеся непременно агрессорами и преступники китайцы, находились на одном уровне, которые считались представителями «смуты» в цивилизованном китайском об- ществе. —Кроль Ю.Л. О концепции «Китай - варвары»//Китай: общество и государство. - М., 1973. - С.20.

Даже государства, имевшие устойчивые дипломатические связи с Китаем, при императорском дворе, считались, не более, чем слугами, или даже рабами императора. —Думан Л.И. Традиции во внешней политике Китая//Роль традиций в истории и культуре Китая. - М., 1972. - С. 201-210.

Характерно, что русское правительство, испытав провал во всех предпринятых попытках установить дипломатические отношения с Китаем, не покидало желание установить дружеские, межгосударственные отношения между странами.

В первые десятилетияXVII века, в период династии Мин русско-китайские отношения можно назвать, если не дружелюбными, то нейтральными.

К середине XVII века ситуация меняется. После прихода к власти в Пекине новой маньчжурской династии, закладывается фундамент внешней политики, новообразованной Цинской империи. Определились основополагающие воззрения, постулаты и убеждения внешнеполитической концепции Цинской империи в отношении России, на последующие два века.

Маньчжуры, представляли собой народ, проживавший на северо-востоке современного Китая. Образование государственного военно-феодального объединения у маньчжур, относится к началуXVII века, ко времени воцарения Нурхаци, который провозгласил себя ханом в 1616 г. Нурхаци смог в относительно кратковременный срок укрепить государство и начал расширять его границы, он осознавал, что его наступательные планы в Азии неизбежно должны были столкнуться с интересами Китая, у власти которого в это время находилась Минская династия и этот «бой» он должен был встретить подготовленным. Поэтому вначале он вторгся туда, где не затрагивался круг интересов минского Китая, т. е. начал с подчинения соседних племен и народов.

После этого, Нурхаци уже мог начать свой план в отношении Китая. Воспользовавшись трудным положением минской династии, в связи с общим экономическим и политическим упадком в государстве, маньчжуры захватывают Пекин, устанавливая в Китае власть своей династии, продолжавшейся до 1911 г.

Такое агрессивное нападение на Китай, имело, совершено неожиданные последствия. Хотя Минская династия, была свержена, Китай потерял независимость, Пекин находился в руках маньчжурских войск, что, должно казалось бы, обеспечить маньчжурам непоколебимые позиции в стране, в реальности это неожиданное нападение, активизировало в стране антиманьчжурские, освободительные выступления, которые приняли форму открытых восстаний, продолжавшихся, вплоть до конца 80-х гг. XVII века —Наиболее ожесточенно, антицинская борьба сельского и городского китайского населения, проходила на юго-востоке Китая в 1645-1659гг., под лозунгом «Лучше потерять голову, чем сбрить волосы», возникшего в ответ, на указ цинского правительства, об обязательном ношении причесок по маньчжурскому образцу. ( Фомина Н. И. Роль традиций в формах и методах анти- цинской борьбы на юго-востоке Китая // Роль традиций в истории и культуре Китая. - М., 1972. - С. 249-269). Против них поднимается население нескольких южных провинций.

Со времени прихода к власти в Пекине маньчжурской династии Цин (1644-1911гг.) внешняя политика Китая приобретает уже тот наступательный, агрессивный характер, выразившийся, в неожиданных нападениях на русские поселения в Приамурье, —Например, осада Ачанского (1652 г.) и Кумарского (1655 г.) острогов. который затем становится главной особенностью внешней политики Цинской империи.

Приграничные китайские районы превращаются в плацдарм для опустошительных цинских набегов на русские, приамурские области.

Русско-китайские отношения быстро ухудшались, т.к. завоевательная внешняя политика Цинской империи, не могла не вызывать противодействия со стороны России.

Правительство России, допускало даже, возможность создания, на случай войны с Китаем, сплошной линии фронта от Западной Сибири до Амура. —Бутурлинов В.Ф. О советско-китайской границе: правда и пекинские вымыслы. - М., 1982. - с.22.

В ходе подготовки к войне (1682-1685гг.) цинское правительство создало серию «исторических» документов, согласно которым, Приамурье объявлялось захваченным, «воровским образом занятыми», отторгнутым от Цинской империи Россией. —Мелихов Г.В. Экспансия Цинского Китая в Приамурье и Центральной Азии вXVII-XVIII вв.// Вопросы истории.- 1974.- № 7.- с. 55.

Причем, официальная русско-китайская граница, получившая название «Ивового палисада», своеобразная линия укреплении, начало воздвижения которой относится к 1678 году, представляла собой, двойной ряд ивовых кольев, а перед частоколом вырывался ров. По данным цинских источников, она проходила в 800 км. от Амура. Земли, находившиеся за линией «Ивового палисада» считались «дикими», и не являлись государственной территорией Цинского государства.

В этой борьбе маньчжуры располагали очевидными преимуществами. Они имели в своем распоряжении для войны с Россией, за преобладание в Приамурье, гораздо большими вооруженными силами и речным, военным флотом, а также, немалыми экономическими ресурсами и финансовыми средствами, располагавшимися в непосредственной близости к вооруженному столкновению.

Россия же, наоборот, не располагала ни внушительными вооруженными силами, ни военными базами в Приамурье, к тому же, отдаленность региона от центральных областей страны, тяжесть перевозки продовольствия и амуниции, необеспеченность путей - все это делало маловероятным возможность России, дать настоящий отпор маньчжурским войскам.

Интересно, что для борьбы с Россией, император Шуньчжи, по-видимому, опасаясь даже такого малочисленного русского присутствия в Приамурье, пытался привлечь корейские войска, издав специальный указ об этом. —Внешняя политика государства Цин в XVIII в. / Отв. ред. Л. И. Думан. - М., 1977. - С. 270.

В августе 1685 года, наступила кульминация вооруженной борьбы Цинской империи с Россией, начались открытые, полномасштабные военные действия против русского населения.

Инициатором фактически «войны», или вооруженных действии, поскольку официального объявления войны со стороны цинского правительства, не последовало, (что соответствовало одному из основных, традиционных принципов ведений войн у китайцев - использование хитрости и обмана, при применении силы —Гавликовский К. Некоторые традиционные принципы китайской теории ведения войны//Роль традиции в истории Китая. - М.1968. - С. 16.) выступила Цинская империя. Ее войска вторглись в Приамурье, откуда им открылся путь на Албазин, который, как уже упоминалось, являлся административным центром русских переселенцев в Приамурье.

Венцом противостояния, стала осада цинскими войсками Албазина, которая продолжалась с июля 1686 г. по май 1687 г., вторая, по счету. Первая осада началась весной 1685 года, и после продолжительного удержания города, гарнизон Албазина, из-за недостатка продовольствия и вооружений, вынужден был сдать, практически разрушенный, подожженный маньчжурами, городок. Впоследствии, после ухода цинских войск, крепость была восстановлена, на прежнем месте.

Во время второй осады, маньчжуры длительное время упорно, но безуспешно осаждали Албазин.

В середине мая, защитники крепости, вынуждены были вступить в переговоры с цинскими уполномоченными, по поводу сдачи Албазина. Маньчжуры также были изнурены тяжелой борьбой, были склонны к самым мягким условиям сдачи крепости.

Вооруженный конфликт дальше затягивать не было смысла, к тому же он требовал все больших усилий и с той и с другой стороны. А силы цинской армии, также, были уже весьма истощены, возникли проблемы с продовольственным снабжением, в маньчжурском войске начались эпидемии —Мелихов Г.В. Экспансия Цинского Китая в Приамурье и Центральной Азии вXVII-XVIII вв.// Вопросы истории.- 1974.- № 7.- с. 63., что, в конце концов, вынудило Канси начать переговоры, послав письмо с предложением о заключении мирного договора в Москву.

Местом официальной встречи посольств, был выбран город Нерчинск.

Это был первый в истории случай, когда китайское правительство вело переговоры на чужой территории и согласилось вообще вступить в переговоры с европейской державой. —Рябов Н.И., Штейн М.Г. Очерки истории русского Дальнего Востока. XVII- начало XX века. - Хабаровск, 1958. - С. 50.

Во главе русского посольства был поставлен боярин Ф.А. Головин, вторым послом являлся наместник Нерчинского воеводства - И.Е. Власов, третьим - дьяк С. Корницкий, которых сопровождали 1,5 тыс. человек, в отличие от цинского посла, Сонготу (представителя маньчжурской элиты; дяди императрицы и главного воспитателя наследника престола; утверждавшего на троне императора Сюань Е —Мясников В.С. Империя Цин и русское государство в XVII в. - М., 1980.- С. 213.), которого, в нарушение достигнутых раннее договоренностей, сопровождало 12-15 тыс. войско —Русско-китайские отношения в XVII в. Материалы и документы. Т.2. 1681-1691.- М., 1972. - С. 27..

В наказе Головину был указано, «учинить непременно рубеж по реке Амуру, давая знать, что кроме оной реки, издревле разделяющей оба государства, никакая граница не будет крепка».

Головину, фактически передавалась власть, в качестве наместника над территорией Иркутской, Нерчинского, и Албазинского уездов. —Бутурлинов В.Ф. О советско-китайской границе: правда и пекинские вымыслы. - М., 1982. - С.24. Несмотря на это, разумеется, никакой, самостоятельной, программы действий у Головина не было. Он являлся исполнителем предначертаний русского правительства, которых он потом, тем не менее, с отступлениями, причем довольно существенными, соблюдал в течение всего времени, пока руководил переговорами в Нерчинске. Ставка на сохранение статус-кво в «дальневосточном вопросе» совмещалась у Г оловина с желанием расширить русско-китайские торговые связи.

Цинские посланники, отклонили предложение Головина, и потребовали уступки всего Албазинского воеводства, а также предъявили претензии на большую часть Забайкалья. —Бантыш-КаменскийH.H. Дипломатическое собрание дел между Российским и Китайским государствами с 1619 по1792 гг. Составлено по документам, хранящимся в Московском архиве государственной коллегии иностранных дел.- Казань, 1882. - С. 50-51. Головин решительно отверг притязания цинской делегации, после чего Нерчинск подвергся, осаде, продолжавшейся с 14-27 августа 1689 года. В силу сложившихся обстоятельств Головин вынужден был пойти на уступки, нарушив инструкцию правительства, достиг «компромисса», согласившись отдать часть территории Алба- зинского воеводства. —Русско-китайские отношения в XVII в. Материалы и документы. Т.2. 1681-1691.- М., 1972. - С. 645-656. Было достигнуто соглашение и по всем остальным статьям, которые были включены в соглашение о мире.

Нерчинский договор, состоявший из 7 статей, был составлен на русском, маньчжурском и латинских языках. —Русско-китайские договорно-правовые акты (1689-1916) / под. ред. В.С. Мясникова. - М., 2004. - С. 27-28.

Первые статьи Нерчинского договора установили русско- китайскую границу по реке Горбица, далее от Горбицы граница шла до западных хребтов Джагды. Земли, находившиеся на востоке и юге от реки Удь, остались не размежеванными.

Отдельная статья была посвящена Албазину: «Г ород Албазин, которой построен был с стороны царского величества, разорить до основания и тамо пребывающие люди со всеми при них будущими воинскими и иными: припасы да изведены будут в сторону царского величества и ни малого убытку или каких малых вещей от них тамо оставлено будет»

5-я статья была, была посвящена развитию русско-китайских торговых связей: «Каким-либо ни есть людем с проезжими грамотами из обоих сторон для нынешние начатые дружбы для своих дел в обоих сторонах приезжати и отъезжати до обоих государств: добровольно и покупать и продавать, что им надобно, да поведено будет».

Оставшиеся две статьи (4,6), были отданы предупреждению возможных в будущем пограничных инцидентов.

Цинские послы, дали обязательство не сооружать укреплений и не заселять Албазинские земли, тем самым, признав ограниченность своего суверенитета на завоеванных у России землях. —Бескоровныш Л.Г., Тихвинский С., Хвостов В. К истории формирования русско-китайской границы // Международная жизнь.- 1972.- № 6.- с. 17.

Таким образом, борьба Цинской империи за Приамурье с Россией закончилась, «своеобразным компромиссом», фактически представлявшим собой победу Цинского Китая. Россия вынуждена была отказаться от Приамурья, ради сохранения мира между двумя государствами.

Потеря Россией Приамурья была тяжела, но заключение Нер- чинского договора, предвещал рост торгово-экономических связей с Китаем

В Пекине, Нерчинский договор был воспринят с ликованием. Император Сюань Е заявил: «В этом деле все было сделано в соответствии с моими желаниями», а Государственный совет в докладе императору признал: «Земли лежащие на северо-востоке, на пространстве нескольких тысяч ли и никогда раньше не принадлежавшие, вошли в состав ваших владений»  —Беспрозванных Е.Л. Приамурье в системе русско-китайских отношений в XVIII - середине XIX вв. - М., 1983. - С. 88.

Приамурье осталось не заселенным и не освоенным ни маньчжурами, ни китайцами: там существовали лишь Айгунь и несколько маньчжурских поселений. —Там же. с. 95.

Безусловно, Цинская империя и в дальнейшем старалась закрепить выгодную для нее ситуацию и боролась за еще большее упрочение своего положения в межгосударственных отношениях с Россией, стремясь расширить границы своего влияния, о чем говорят неоднократные предложения цинских представителей провести демаркацию границы, на монгольском участке русско- китайской границы.

Русское правительство строго придерживалось условий Нер- чинского договора. В 1706 г. Петр I издал специальный указ о соблюдении русскими подданными нерчинской границы. —МясниковB.C. Историческое значение Нерчинского договора//И не распалась связь времен... - С.89.

Просуществуют условия Нерчинского договора, как система договорных обязательств сохранения государственных рубежей России и Китая, вплоть до серединыXIX века. Все же, достигнутое соотношение сил не было устойчивым, оттенки «холодной войны» продолжали существовать, теоретически, русское правительство имело все основания полагать, что цинские войска при случае могут возобновить агрессию против России.

Тем не менее, в исторической литературе, принято считать, что после заключения Нерчинского договора между Россией и Цинс- ким Китаем воцарились вполне безмятежные, спокойные и мирные отношения, подтверждением которых служат несколько отправленных Россией торговых караванов, имевших весьма впечатляющий эффект, по уровню получения прибыли. По условиям договоренностей, русские торговые караваны могли приходить в Пекин один раз в три года.

В течение всего рассматриваемого периода, торговые связи между странами осуществлялись сухим путем.

За первое же десятилетие после подписания Нерчинского договора, товарооборот превзошел обороты торговли с Западом через Псков, Тихвин и Смоленск. —Бутурлинов В.Ф. О советско-китайской границе: правда и пекинские вымыслы. - М., 1982. - С.26.

С 1689-1692 гг., только в Нерчинске сборы пошлин с русских и китайских товаров, смогли пополнить государственную казну, на внушительную сумму - в 2840 руб. 4 алтына 2 деньги. —Яковлева П.Т. Русско-китайская торговля через Нерчинск накануне и после заключения Нерчинского договора 1689 г. // Международные связи России в XVII - XVIII вв. - М., 1966. - С. 137.

С 1698 по 1719 г. в Китай прибыло десять русских караванов. При этом определенный ПетромI регламент соблюдался не лучшим образом: несмотря на заметный рост доли казенных торговых караванов (с 1706г.), в общем, объеме оборота доминировали частные. —Мясников В.С., Шепелева Н.В. Империя Цин и Россия в XVII - н. XX вв. // Китай и соседи в новое и новейшее время. - М., 1982. - С. 57. Вместе с этими торговыми караванами, в Пекине побывало около 3 тыс. русских людей. —Скачков П.Е. История изучения Китая в России в XVII и XVIII вв. (краткий очерк)//Международные связи России вXVII-XVIIIвв. - М. 1966. - С. 161.

В первой половинеXVIII в. экспорт товаров из России в Китай казенными караванами в среднем составлял 38-42 тыс. руб. в год. Обороты частной кяхтинской торговли были гораздо большими, к 40-м гг. XVIII в. достигали 400-600 тыс. руб. —Гальперин А.Л. Русско-китайская торговля в XVIII - первой половине XIX вв. (опыт сравнения кяхтинского торга с торговлей через Гуанчжоу) // Проблемы востоковедения.- 1959.- № 5.- С. 218.

Большая часть китайских товаров (корень ревеня, китайский табак, золото, серебро) являлись предметами правительственной монополии и служили источником крупных поступлений казны. В русском экспорте пушнина стала ключевой статьей дохода, также являлась государственной монополией России (вплоть до 80-х годовXVIII в. Россия оставалась единственным поставщиком «мягкой рухляди» на китайский рынок —Там же. С. 216. ). Среди экспортной пушнины первое место занимал соболь, второе - шкурки лисицы, горностая. —Сладковский М.И. История торгово-экономических отношений народов России с Китаем (до 1917г.). - М., 1974. - С.112.

После заключения Нерчинского договора, инициатива развития межгосударственных отношений между странами, по-прежнему принадлежала России.

В 1725 году в Китай, с официальной целью, уведомления цинс- кого двора, о восшествии на российский престол ЕкатериныI, в качестве чрезвычайного и полномочного министра был послан граф Савва Владиславич-Рагузинский. Ключевой же задачей посольства являлось «свободное и отправление купечества восстановить и утвердить».

Инструкция обязывала Владиславича-Рагузинского побеспокоиться о торговых правах русских коммерсантов, добиться для них права свободной торговли на всей территории Китая. Восстановление и развитие торговых отношений с Китаем, тем не менее, было не единственной целью приезда в Китай русского посольства. Русское правительство, пойдя на встречу интересам цинской дипломатии, пытаясь заинтересовать ее предстоящими переговорами, включает в полномочия посла возможность переговоров и решения вопроса о русско-китайской границе в Средней Азии.

По прибытии в Кяхту Владислав-Рагузинский незамедлительно же начал переговоры о заключении торгового договора, который и был подписан в конце декабря 1727 г. Договор этот состоял из одиннадцати пространных статей, посвященных не только экономическим, но и политическим вопросам.

Кяхтинский трактат, фактически, представлял собой «двойной» договор —Дело в том, что 20 августа 1727 года, Владиславич-Рагузинский, подписал с цинскими представителями, прелиминарный Буринский договор, который определил прохождение русско-китайской границы на монгольском участке. В основу договора был положен принцип «фактического владения». Буринский договор был включен в Кяхтинский договор, в качестве третьей статьи. Граница была определена от сопки Абагайту у р. Аргуни до перевала Шабин-Дабага. Согласно условиям договора были образованы две смешанные русско-китайские разграничительные комиссии, задачами которой были демаркация границы, а также составление карт новой границы. Результатом работы комиссии, стало, установление 24 пограничных знаков..

В первой статье договора, было обозначено, что данный договор «нарочно зделан, чтоб между обоими империями мир крепчайший был и вечный.» —Русско-китайские договорно-правовые акты (1689-1916) / под. ред.

В.С. Мясникова. - М., 2004. - С. 31-36.

  1. ястатья посвящена развитию русско-китайской торговли: «будет свободное купечество между обоими империями и число купцов, как прежде сего уже постановлено, не будет более двухсот человек, которые по каждых трех летех могут приходить единожды в Пекин....И кроме купечества между обоими государствами еще на границах ради меньшаго купечества изберется удобное место при Нипкове (Нерчинске) и на Селенгинской Кяхте, где построятся домы....И кто-либо похощет идти на оное место купечества ради, да идет токмо прямою дорогою.»
  2. ястатья санкционировала создание и пребывание в Пекине Русской Духовной Миссии.

Посольство Владиславича-Рагузинского, явилось переломным моментом в русско-китайских взаимоотношениях, оно решило главную из своих задач: укрепило экономические связи Российской и Цинской империи. Цинская империя не могла не согласиться с взаимовыгодными условиями торгового договора с Россией, носившего не только коммерческий интерес, интересовавший, в первую очередь Россию, но и политический характер, в плане демаркации границы, что уже больше отвечало интересам Китая.

Все то, чего добился русский посол, в неблагоприятных условиях, постоянного давления во время переговоров, необоснованных притязании цинских уполномоченных на территории Забайкалья, Приамурья и Приморья, —Бантыгш-Каменский Н.Н. Дипломатическое собрание дел между Российским и Китайским государствами с 1619 по1792 гг.- Казань, 1882. - С. 114-116. можно определить как победу русской дипломатии и внушительный вклад в укреплении межгосударственных отношений России и Китая.

Таким образом, Кяхтинский договор способствовал, не только развитию экономических отношений, но и укреплению политических связей Китая с Россией, во всяком случае, можно утверждать, что результаты ключевого направления русско-цинских переговоров принесли выгоду обеим державам.

Правда, согласованные в Кяхте вопросы русско-китайской торговли, обозначенные в статьях договора, не всегда целиком и полностью проводились маньчжурами в жизнь. Зная, что у России была определенная заинтересованность в развитии русско-китайской торговли, цинское правительство, время от времени, умело манипулировало этим. В 1763-1768гг. и 1785-1792 гг. цинс- кие власти приостанавливали торговые операции в Кяхте, которая после заключения Кяхтинского договора, становится главным центром приграничной, русско-китайской торговли.

Свыше 95 % всего объема русско-китайской торговли, было сконцентрировано в Кяхте. —Бунаков Е.В. Из истории русско-китайских отношений в первой половине ХГХв. //Советское востоковедение.- 1956.- № 2.- С. 96.

Русско-китайская торговля в Кяхте, являлась примером меновой торговли между странами, она исключала продажу товаров за деньги или в кредит. —Сладковский М.И. Очерки развития внешнеэкономических отношений Китая. - М., 1953. - С.16-19.

К серединеXIX в. Кяхта превратилась в довольно крупный город, в котором насчитывалось, 58 купеческих домов(37 сибирских, 21-из европейской части России) —Гальперин А.Л. Русско-китайская торговля в XVIII - первой половине XIX вв. (опыт сравнения кяхтинского торга с торговлей через Гуанчжоу)// Проблемы востоковедения.- 1959.- № 5.- с. 225. свыше 900 казенных и частных здании и 161 лавка. В торговле с Китаем через Кяхту участвовали торговые дома, более чем 20 городов России. Ежегодные обороты каждого купеческого дома составляли от 50-350 тыс. руб. серебром. Общий торговый оборот в торговле с Китаем, к серединеXIX в. достигал 17 млн. руб. —ЕдинарховаH.E. Кяхта и кяхтинская торговля (40-60гг. 19в.)//Взаимо- отношения России со странами Востока в сер. XIX- н.XXвв. - Иркутск, 1982.-

С.15-18.

Тем не менее, русско-китайский торговый оборот через Кяхту, не шел ни в какое сопоставление с оборотами китайско-английской морской торговли через Гуанчжоу, что доказывает ограниченность сухопутной торговли России с Китаем.