Сущность и общие правила проведения допроса



Контрольная работа

Сущность и общие правила проведения допроса

Содержание

1Понятие допроса,виды и его доказательственное значение.

2 Общие положения подготовки и производства допроса.

3 Психологические аспекты допроса.

4 Особенности допроса подозреваемого и обвиняемого.

5 Особенности допроса свидетелей и потерпевших.

6 Особенности допроса несовершеннолетних.

7 Фиксациярезультатов допроса.

Литература

1 Понятие допроса, виды и его доказательственное значение

Допрос - одно из самых распространенных следственных действий. Его сущность заключается в получении от допрашиваемых лиц показаний о любых обстоятельствах, подлежащих установлению и доказывании по делу. При всей своей кажущейся простоте - это трудоемкое, сложное, многоплановое следственное действие, требующее от следователя высокой профессиональной подготовки и мастерства. Для эффективного его проведения следователю необходимо хорошо разбираться в психологии допрашиваемых, уметь устанавливать с ними правильные взаимоотношения, варьировать с учетом конкретной ситуации, личности допрашиваемого, имеющихся доказательств различные тактические приемы и методы психологического воздействия.

Общей задачей допроса является получение от каждого допрашиваемого всех известных ему достоверных сведений об обстоятельствах, при которых произошло расследуемое событие, и лицах, к нему причастных. Обеспечение полноты и достоверности получаемой информации является одной из важных задач, поскольку допрашиваемый, даже если он стремится к изложению правдивой информации, не всегда в состоянии сразу вспомнить некоторые обстоятельства, какие именно факты и детали интересуют следователя. Он может и добросовестно заблуждаться относительно того, как протекало то или иное событие. Еще более сложная ситуации возникает, когда допрашиваемый дает ложные показания, умалчивает об отдельных обстоятельствах, отказывается от показаний, стремится любыми путями помешать следователю в установлении истины по делу.

Показания допрашиваемого имеют значение не только тогда, когда они относятся к основным, главным обстоятельствам происшедшего события, но и тогда, когда получены сведения о второстепенных деталях. Сообщенная на допросе на первый взгляд малозначительная информация может позволить установить важных свидетелей, данные об их личности, выявить противоречия в показаниях других лиц, заполнить пробелы в

107

доказательственном материале .

Допрос представляет собой процесс передачи следователю допрашиваемым информации о расследуемом событии или связанных с ним обстоятельствах и лицах. Эта информация поступает к допрашиваемому в момент восприятия им тех или иных явлений или предметов, запоминается им и затем при допросе воспроизводится и передается следователю. Процесс формирования показаний - от восприятия до передачи информации - носит психологический характер; на всем его протяжении на психику человека влияют многочисленные объективные и субъективные факторы, действие которых, в конечном счете, отражает так или иначе на полноте и объективности показаний. Такими, например, объективными факторами, препятствующими восприятию расследуемого события или его элементов, являются неблагоприятные погодные условия наблюдения, отдаленность наблюдателя от места события, кратковременность этого события или наблюдения и т.п. Напротив, способствующее наблюдению освещение, близость от объекта восприятия, длительность наблюдения и т.п. будут содействовать более полной и точной информации о событии.

Точно так же влияют и субъективные факторы: пребывание человека в состоянии сильного возбуждения, страха, утомления или в нормальном состоянии, произвольность или непроизвольность внимания, отсутствие или наличие интереса к наблюдаемому и т.п. Действие всех этих факторов, специально изучаемых наукой судебной психологии, должно быть хорошо известны следователю. Он также должен знать основанные на данных судебной психологии тактические приемы, позволяющие ослабить вредное влияние этих факторов на полноту и объективность показаний, оживить память о воспринятом, упорядочить воспроизведение хранящейся в памяти допрашиваемого информации.Для того, чтобы успешно осуществлять допрос, следователь должен четко представлять себе, какую информацию и с помощью каких приемов и средств он намерен получить от допрашиваемого. Круг тех обстоятельств, которые следователь намерен выяснить путем допроса, называется предметом допроса. К их числу относятся обстоятельства, связанные с самим событием преступления (его способом, местом совершения, временем, последствиями и пр.); устанавливающие или опровергающие виновность в его совершении определенных лиц и мотивы их действий, влияющие на степень и характер ответственности обвиняемого, а также относящиеся к характеру и размеру ущерба, причиненного преступлением. В предмет допроса могут входить обстоятельства, способствовавшие совершению преступления. Практически предметом допроса могут быть любые обстоятельства, имеющие значение для установления истины по расследуемому делу. Предмет допроса зависит как от процессуального

положения допрашиваемого, так и от того, какой информацией он может располагать .

Допросу подлежат подозреваемый, обвиняемый, если они желают дать показания (п. 2 ст. 173 УПК РФ), потерпевший и свидетель, если они не воспользовались иммунитетом ( п.1 ч. 4 ст. 56 УПК РФ), а также эксперт и специалист. Допрос последних - неотъемлемая часть экспертизы и деятельности специалиста, связанной с дачей им заключения. Для подозреваемого и обвиняемого дача показаний на допросе служит средством их защиты от подозрения и обвинения. Давая показания, потерпевший также защищает свои права, осуществляет обвинительную функцию, а свидетель выполняет правовую обязанность и моральный долг содействовать правосудию.

Допрос проводится в служебном кабинете следователя, но в случае необходимости - в месте нахождения допрашиваемого: в занимаемом им жилом помещении, в лечебном учреждении, учебном заведении, в офисе организации, на промышленном предприятии, в учреждении лишения свободы и т.д. Такая необходимость возникает в случаях, когда допрос оказывается первоначальным следственным действием, оттяжка которого недопустима (например, когда без допроса невозможно представить себе картину события и спланировать проведения других следственных действий), либо когда допрашиваемый по состоянию здоровья не может явиться к следователю.

Законодатель устанавливает следующие процессуальные правила вызова на допрос:

В специальной литературе предложена достаточно обширная классификация допроса.

В зависимости от процессуального положения допрашиваемого различается допрос свидетеля, потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, эксперта, специалиста. По возрасту допрашиваемых лиц допрос подразделяется на допрос малолетнего, несовершеннолетнего, взрослого, престарелого. По субъекту проведения - допрос, проводимый следователем, лицом, производящем дознание, прокурором, руководителем следственного органа, судом. По качеству получаемых сведений допрос подразделяется на допрос лица, дающего заведомо ложные показания, и допрос лица, который сообщает правдивые сведения. Показания правдивого лица могут подразделяться на достоверные, соответствующие истине, и не достоверные, когда допрашиваемый в силу различных причин допускает в своих показаниях различные неточности, искажения, пробелы. В зависимости от складывающихся взаимоотношений с допрашиваемым различается допрос в конфликтной ситуации и допрос в бесконфликтной ситуации. По последовательности проведения - допрос первичный, повторный, дополнительный110.

При первоначальном допросе его предмет выясняется в полном объеме (за исключением тех случаев, когда по тактическим соображениям следователь считает необходимым не касаться тех или иных обстоятельств, выяснение которых связано с предварительным проведением других следственных действий). При повторном допросе следователь вновь обращается к выяснению всех или некоторых обстоятельств, о которых допрашиваемый уже давал показания. Целями повторного допроса являются: детализация ранее полученных показаний, их уточнение; получение повторных показаний для сравнения их с первоначальными на предмет выявления возможных противоречий; склонение допрашиваемого изменить позицию и дать правдивые показания.

В отличие от повторного дополнительный допрос - это процесс выяснения тех обстоятельств дела, о которых ранее речь не шла. Его задача - восполнить уже полученные показания. Поэтому дополнительный допрос может строиться по вопросно-ответной схеме, без свободного рассказа.Доказательственное значение допроса в том, что в результате его проведения следователь получает показания подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля, эксперта и специалиста. Допустимость этих доказательств определяется соблюдением процедуры допроса. УПК РФ, конкретизируя это общее положение, считает недопустимыми показания подозреваемого, обвиняемого, полученные в отсутствии защитника и не подтвержденными ими в суде, а также показания свидетеля и потерпевшего, если они не могут указать источник своей осведомленности. Нельзя считать отдельным видом доказательства протоколы допроса указанных лиц, т.к. они служат лишь процессуальной формой сохранения показаний и, в силу требований непосредственности, могут быть оглашены в суде лишь в некоторых случаях. Доказательственную ценность имеют также и прилагаемые к протоколу изготовленные допрашиваемым в ходе допроса схемы, чертежи, рисунки, диаграммы, которые в наглядно-образной форме иллюстрируют и конкретизируют отдельные фрагменты показаний111.

Универсальная роль допроса заключается в том, что допрос, являясь самостоятельным следственным действием, в ряде случаев, выступает обязательным элементом для производства иных следственных действий (например, элементы допроса реализуются в рамках проверки показаний на месте, в ходе очной ставки).

2 Общие положения подготовки и производства допроса

Допрос является не только эффективным и самым распространенным, но и во всех случаях предварительного расследования необходимым следственным действием. Не всегда по уголовным делам назначаются и проводятся судебные экспертизы. Успешно осуществить расследование можно и без предъявления людей и вещей для опознания, производства следственных экспериментов и других процессуальных действий, предусмотренных УПК РФ в качестве средства собирания доказательств. А вот без допросов ни одно уголовное дело обойтись не может. Знание правовых и криминалистических характеристик допроса, особенностей подготовки и проведения отдельных видов допроса и умение их применить - важнейшее условие достижение целей данного следственного действия. В то же время они необходимы и при производстве других вербальных следственных действий, а также тех действий, в структуре которых входит в качестве элемента вербальный способ получения и проверки криминалистически значимой информации.

Вызов на допрос, производство допроса, фиксация хода и результатов допроса осуществляется в соответствии с требованиями, установленными соответствующими нормами уголовно-процессуального закона.

Рекомендации и приемы, разрабатываемые в криминалистике, помогают следователю эффективно реализовать данные нормативные положения.

Как уже отмечалось, по криминалистической классификации допрос входит в группу вербальных следственных действий, предусмотренных УПК РФ.

Поэтому общие положения (приемы, рекомендации) подготовки и производства данной группы действий выступают

В качестве базы, опираясь на которую производятся подготовка и осуществление допроса. Вместе с тем, будучи адаптированными применительно к указанному следственному действию, эти положения должны реализовываться в комплексе с теми приемами и рекомендациями, которые характерны только для допроса.

В следственной практике не единичны случаи неожиданно возникающих ситуаций, требующих незамедлительного реагирования на них путем производства заранее непланируемого допроса либо серии допросов, проводимых в экстренном порядке, как бы с ходу, без какой-либо более или менее серьезной подготовки. Обычно такие допросы производятся бегло, фрагментарно, касаясь лишь ограниченного круга вопросов, получение ответов на которые играет ключевую роль в разрешении ситуации. Однако значительно чаще следователь имеет возможность заблаговременно надлежащим образом подготовиться к предстоящему допросу, особенно тогда, когда он является неординарным, и тем самым создает необходимые предпосылки для достижения ожидаемых результатов.

Подготовка следователя к допросу предполагает:

Полностью программа подготовки реализуется лишь тогда, когда в этом есть необходимость и существуют реальные возможности ее воплощения в жизнь. В иных ситуациях подготовка к допроса осуществляется лишь в какой-то своей части и форсированном режиме.

После того как следователь удостоверится в том, что явившейся к нему по вызову человек является лицом, которое и подлежит допросу, он приступает к производству этого действия.

В процессуальном отношение допрос - это следственное действие, которое производится в целях собирания доказательств. Делается это путем получения фиксируемых в протоколе допроса и иными способами показаний допрашиваемого об известных ему обстоятельствах, исследуемых по уголовному делу.

По своей сути допрос является одном из процессуальных видов информационного воздействия, межличностного общения и обмена информацией двух главных действующих лиц - допрашивающего и допрашиваемого. В случаях, регламентированных законодателем (например, при допросе малолетнего, глухонемого, лица, не владеющего языком, на котором ведется производство), в процессе указанного взаимодействия, на котором ведется производство), в процессе указанного взаимодействия включаются и некоторые другие лица (защитник, переводчик, педагог и др.).

С криминалистической точки зрения, существенно то, что данное действие является средством собирания и проверки не только доказательственной, но и ориентирующей информации, которую следователь получает от допрашиваемого лица с помощью речевых и неречевых (жестов, мимики ит.п.) коммуникаций.

В ходе допроса лицо, его производящее, исходит прежде всего из необходимости получения имеющей значение для дела информации о следующих обстоятельствах: 1) о самом допрашиваемом (как о личности, следообразующем и следовоспринимающем объекте); 2) об обстоятельствах и об обстановке исследуемого события, его участниках и роли каждого в содеянном; 3) о материально фиксированных следах и вещных объектах - носителях интересующей следствие информации, а также о свидетельской базе. В качестве партнера следователя по коммуникации в данном случае выступают следующие процессуальные фигуры: потерпевший от преступления, свидетель, подозреваемый и обвиняемый в совершении преступления, судебный эксперт. В предмет допроса могут входить известные допрашиваемому обстоятельства деяния, по поводу которого возбуждено уголовное дело, связанные с ним события предкриминального, посткриминального характера, а также события, развивающиеся параллельно исследуемому деянию. Данные события могут быть разделены на две общие группы могут быть разделены на две общие группы. Одна их часть имеет отношение ко всему, представляющему оперативно-следственный интерес, что произошло до возбуждения уголовного дела. Эти события могут быть связаны с преступным и непреступным поведением будущего подозреваемого, потерпевшего, движением орудия преступления и других объектов, функционировавших при подготовке, совершении преступления и после этого, но до того, как о содеянном стало известно правоохранительным ураганом. Во вторую группу исследуемых событий включаются поведенческие акты, виды деятельности, различные факты, имевшие место по ходу расследования. Они могут относиться к поведению потерпевших, заподозренных, подозреваемых и обвиняемых, включая акты противодействия расследованию со стороны последних, действиям по обнаружению, фиксации, изъятию, исследованию носителей криминалистической значимой информации, в том числе и в к экспертной деятельности.

Так, потерпевший может быть допрошен не только по вопросам своего поведения до совершения преступления, обстоятельствам преступного посягательства и его отражение, но и по поводу изменения лини своего поведения на следствии, если таковое имело место, обстоятельствам оказанного на него давления со стороны незаинтересованных в объективном исходе расследования лиц в том случае, когда подобное воздействие было осуществлено. Понятой может быть допрошен в качестве свидетеля о том, как производилось следственное действие в его присутствии, что при этом было обнаружено, зафиксировано, изъято, по другим вопросам, связанным с организацией данного действия, его производством и отражением в процессуальном документам, условиями восприятия им действий следователя, поведением других участников следственного действия и т.д.

Допрос является не только способом получения новой информации, но и средством проверки, уточнения, углубления, закрепления данных, подчерпнутых ранее из других источников. Важное значение указанное следственное действие имеет и для проверки состоятельности выдвинутых до его производства следственных версий. По ходу допроса могут выдвигаться и в какой-то мере проверяться новые версии. Кроме того, опираясь на данные, полученные в результате завершенного допроса, следователь имеет возможность построить очередные и скорректировать ранее выдвинутые версии, выйти на уровень принципиально новых задач, определить направления, средства, методы, приемы их разрешения.

При допросе важно учитывать, что формирование личностной информации (психических отражений, следов памяти) складывает из следующих моментов: 1) восприятие человеком объекта; 2) отражении в памяти человека признаков воспринимаемого объекта (формирование его мысленного образа); 3) преднамеренно либо непроизвольного запоминания мысленного образа объекта (удержание его в памяти).

В том случае, когда перед человеком встает необходимость письменно либо устно описать воспринятый в прошлом объект, он актуализирует свою память, припоминает признаки оригинала сквозь призму признаков его мысленного образа, как бы воссоздает его в своей памяти, а затем воспроизводит вербальным или иным способом.

Важным условием эффективности информационного взаимодействия указанных лиц, понимания ими друг другу и достижения тех результатов, на которые рассчитывает следователь, является четкое знание последним и умелая реализация принципов допроса. Их несколько:

Сведения, полученные и зафиксированные надлежащий образом в ходе допроса, на веру приняты не могут, сколько бы убедительно они на первый взгляд не казались. Как и результаты иных действий, они должны проверяться на соответствующей процессуальной основе путем допроса иных лиц, назначения экспертиз и производства других действий.

Следователь не может вести себя равнодушно и пассивно во время допроса, он не должен формально относиться к тому, как ведет себя допрашиваемый и что он говорит, фиксируя без должной юридической оценки его показания. Задача следователя состоит не только в том, чтобы выступить с инициативной о необходимости передачи ему информации ее носителем, но и в том, чтобы держать под постоянным контролем ход и результаты допроса, анализировать информацию, выявлять упущения, неточности, пробелы, противоречия в показаниях, сопоставлять их с данными из других источников.

Это не значит, что каждым из моментов показаний, вызывающих его критику, он должен видеть только козни и злой умысел допрашиваемого лица. Следователю необходимо учитывать, что у каждого человека имеются свои специфические особенности восприятия окружающего мира, удержания в памяти мысленных образов и передачи информации. У одних типов людей сильно развита зрительная, у других - слуховая, у третьих - словесная, пространственная, либо образная память. Известно, что лучше запоминается и охотнее вспоминается то, что легко вспомнить, логично и правильно описать для одних, становится трудно разрешимой задачей для других людей.

В целях получения полных, правдивых показаний допрашиваемых лиц применяются различные тактические приемы.

В основном для собирания достоверной информации, получаемой от допрашиваемых лиц, применяются приемы и правила логикопсихологической природы. В их круг, в частности, включаются следующие:

В случае отказа какого-либо лица давать показания широко применяется метод убеждения. При реализации этого метода рекомендуется выяснить мотивы и причины отказа, привлечь внимание к положительным сторонам личности собеседника и его поведение в быту, на работе, в прошлом или настоящем.

Получение ожидаемой информации путем допроса способствует тактически правильное предъявление вещественных доказательств. Особенно эффективным это средство тактическое воздействия может быть в отношении лиц, отказывающихся сообщить известные им сведения, а также лиц, сообщающих ложную информацию.

Существуют следующие тактические приемы предъявления вещественных доказательств:

Успех в работе с носителем личностной информации во многом зависит от уменения следователя формулировать вопросы и тактически грамотно пользоваться этим средством получения информации.

Вопросы следователя должны быть адресными, лаконичными, корректными. Формулировка вопроса должна быть четкой, ясной корректной, понятной носителю информации. В нем не должно содержаться подсказка, элементы навязания своего мнения. Нельзя задавать наводящих вопросов. Содержание вопроса не должно давать повода для предположительного ответа.

Не рекомендуется формулировать вопрос таким образом, чтобы в нем фактически оказывались заложенными сразу несколько вопросительных суждений и предложений, каждое из которых требует самостоятельного осмысления и ответ. Такие формулировки могут поставить допрашиваемого в затруднительное положение. Когда на голову обрушивается сразу комплекс вопросов, по психологическому «закону края» отвечающий обычно схватывает суть последнего вопроса и фиксируя на нем внимание, упускает из виду предшествующий фрагмент речи.

Нередко результативный оказывается реализация правила неожиданной постановки основного (ключевого) вопроса. Тактика реализации принципа внезапности постановки основного вопроса (вопросов) определяется исходя из особенностей личности допрашиваемого и ситуации, сложившейся до момента начала допроса и во время его производства. В одних случаях к основному вопросу необходимо подготовить допрашиваемое лицо путем плавного перехода от обсуждения второстепенных незначительных обстоятельств дела, а то и отвлекающего обсуждения тематики, выходящей за пределы предмета допроса. В других случаях целесообразен иной подход: допрос начинается сразу же с неожиданной для допрашиваемого лица постановки основного вопроса, как говорится «прямо в лоб»112.

3 Психологические аспекты допроса

Рассмотрение психологических аспектов допроса предполагает, прежде всего, анализ психологического воздействия на допрашиваемого.

Любой допрос - это воздействие допрашиваемого и допрашивающего друг на друга, происходящее в рамках правового поля, по правилам установленным уголовно-процессуальным законодательством, поэтому воздействие должно носить допустимые формы и пределы.

В криминалистическом аспекте несомненный интерес представляет цель воздействия, пределы воздействия (точное отграничение допустимого от недопустимого), объект воздействия, тактическая обоснованность выбора средств воздействия.

Одним из главных составляющих психологического воздействия является информация. Важнейшая сторона информационнопсихологического воздействия состоит в том, что под его влиянием установки человека постоянно меняются. Энергия воздействия может менять качество социально-психологической энергии отражении, подводя объект воздействия к неустойчивому энергетическому состоянию, за которым следует разрядка энергии, связанная с принятием решения в интересах воздействующей системы113.

Воздействие в уголовном судопроизводстве неразрывно связано с изучением личности. Их взаимосвязь обусловлена тем, что тактически грамотное, эффективное и необходимое воздействие возможно лишь тогда, когда следователь располагает определенным объемом данных о личности - объекте воздействия. Чем больше этот объем, тем результативнее оказываемое воздействие.

Для того, чтобы грамотно оказывать и использовать возможности допустимого воздействия для получения показаний, следователь должен отчетливо представлять процесс формирования показаний. Формирование показаний это психологический процесс, в структуре которого можно выделить три условных элемента (этапа): восприятие события преступления либо объектов, связанных с преступлением; запоминание и сохранение в памяти признаков воспринятого; воспроизведение мысленного образа из памяти при контакте со следователем. На каждом этапе на полноту воспроизводимой при допросе информации влияют субъективные и объективные факторы. К субъективным относятся индивидуальные качества воспринимающего: возраст, профессия; эмоциональное состояние, состояние здоровья, алкогольное опьянение и т.д. К объективным - продолжительность восприятия, условия восприятия (например, степень освещенности).

По мнению А.В. Дулова, «методы судебно-психологического воздействия дают нужные результаты лишь в том случае, если учитывают не только совокупность психических качеств личности вообще, но и психическое состояние личности в данное конкретное время» . А вопрос следователя, - утверждает М.И. Еникеев, - одно из основных средств психического воздействия — Еникеев М.И. Юридическая психология. М., 2008. - С. 152..

В целом соглашаясь с данными утверждениями, следует уточнить, что лишь правильно сформулированный и точный вопрос - э то одно из основных средств допустимого воздействия следователя.

Поскольку из всего поля вопросов следует исключить так называемые «наводящие вопросы», которые, как принято считать оказывают внушающее воздействие и запрещены УПК РФ (ст. 189) — Савельева М.В., Смушкин А.Б. Указ. соч. - С. 154..

Проблема наводящих вопросов в уголовном процессуальном законодательстве досконально не решена. Более того, наводящие вопросы достаточно часто используются при допросе, и в ряде случаев, они фиксируются в протоколе.

Конечно, такое положение недопустимо, но объяснимо следующими обстоятельствами.

Во-первых, само понятие «наводящие вопросы» неопределенно в законодательстве. Это вызывает споры при отнесении разного рода вопросов к категории наводящих. Наводящими принято считать вопросы, которые дословно или по содержанию делают очевидным определенный ответ либо констатируют наличие определенных вещей, хотя в действительности этого нет. Опасность наводящих вопросов кроется в их внушающем действии, поэтому в литературе иногда употребляется более жесткие определения наводящих вопросов: вопросы, которые в формулировке содержат ответ; вопросы, сформулированные таким образом, что в их постановке содержится прямое внушение ответа. А как быть, если следователь уверен, что вопрос, если и оказывает внушение, то лишь косвенно в совокупности с иными вопросами.

Во-вторых, наводящие вопросы запрещены лишь в ходе допроса на предварительном следствии, а для судебного следствия прямого запрета нет.

В-третьих, дискуссионным является положение о том, допустимыми ли вопросы наводящего характера в целях установления психологического контакта при допросе и не связанных с обстоятельствами расследуемого, поскольку внушающее воздействие их никак не затрагивает обстоятельства расследуемого дела. Например, с целью поддержания психологического контакта возможно уточнить у свидетеля: «Вы же интересуетесь бриллиантом, не правда ли?».

Таким образом, существует множество законодательно неурегулированных проблем. Безусловно наводящие, внушающие вопросы недопустимы, но в ряде случаев имеют место наводящие вопросы, минимальные по своему внушению. Полагаем, что на практике оценка допустимости использования наводящего вопроса должна проходить в каждой конкретной ситуации.

Заслуживает внимание позиция Ю.В. Францифорова, по мнению которого, если элементы наводящего вопроса могут иметь место в суде, то на предварительном следствии они должны быть полностью исключены, поскольку тут необходимо установить, что произошло, кого следует признать потерпевшим, а кого обвиняемым. Поэтому следователь не должен задавать вопросов, корректирующих показания допрашиваемого и искажающих процесс расследования — Францифоров Ю.В. Противоречияуголовного судопроизводства. М., 2006. - С. 31..

На грамотно сформулированные вопросы будут получены ответы в ходе допроса в том случае, если следователю удастся завоевать доверие допрашиваемого, установить психологический контакт. По словам А.Н. Васильева, «характер допроса как особой формы психологического общения

требует от следователя проникновения в психическую сферу допрашиваемого и активного воздействия на нее». Это необходимо для установления психологического контакта.

Психологический контакт неоднозначно оценивается в литературе и на практике. Это достаточно сложная категория криминалистической тактики, которая требует отдельного рассмотрения. Это достаточно сложная категория криминалистической тактики, которая требует отдельного рассмотрения. В литературе психологический контакт расценивают как тактический прием; как стадию (этап) допроса, в коде которой определяются общие параметры беседы, основные состояния собеседников; как состояние, при котором участники следственного действия проявляют интерес к общению и восприятию информации , исходящей друг от друга; как способ установления коммуникативных связей, эмоциональное доверие к следователю; как принцип, при котором необходимо руководствоваться при производстве допроса.

Практически значимым является не само определение психологического контакта, а пути его установления.

Применительно к допросу он является важным фактором производства допроса, можно сказать неотъемлемым условием его эффективности. Установлению психологического контакта во многом способствует обстановка, в которой протекает общение, т.е. обстановка допроса. Она должна быть деловой, спокойной, в некоторых случаях доброжелательной, в некоторых слегка формальной, но исключать отвлекающие моменты, телефонные звонки, разговоры с коллегами, постороннее вмешательство и т.д.

М.И. Еникеев и ряд других авторов разделяет понятие «психологический контакт» и «коммуникативный контакт» — Еникеев М.И. Юридическая психология. М., 2008. - С. 152.. При этом «коммуникативный контакт» рассматривается как взаимодействие с целью обмена информации. В том случае, когда цели общения противоположны и приема установления психологического контакта на практике не срабатывают, нельзя упускать возможности активации хотя бы коммуникативного контакта. В данном случае целесообразно:

-демонстрировать эмоциональную устойчивость и душевное

равновесие;

Следует отметить, что приемы установления и поддержания психологического контакта тесно связаны с правилами поддержания эффективного коммуникативного контакта, порой переплетаясь с управлением следователем своим поведением, поведением других участников следственного действия, овладением приема рефлексии, управлением и прогнозированием ситуацией, которая складывается в ходе следственного действия.

Главной задачей следователя при допросе с учетом реализации психологических положений является распознавание добросовестного поведения либо заведомой лжи в показаниях допрашиваемого.

Психологическая сторона при добросовестном поведении и заведомой лжи в свидетельских показаниях характеризуется различной ролью воображения, каковым является процесс создания новых образов, представлений или идей, ранее не воспринимавшихся данным лицом. Различная преднамеренное (произвольное) и непреднамеренное (непроизвольное) воображение, нужно отметить, что в репродуктивной и творческой деятельности роль воображения различна. Репродуктивная задача сводится к припоминанию того, что было воспринято свидетелем, поэтому воображение непосредственно здесь не участвует. Если же оно непроизвольно включается, то возникает ошибка или исходит случайное совпадение с действительностью. В творческой же задаче, решаемой лжецом, преднамеренно включается работа воображения, а совпадение с реальной действительностью возможно лишь в результате ошибки лгущего. Поэтому его задача психологически сложней .

4 Особенности допроса подозреваемого и обвиняемого

Успешность допроса подозреваемого и обвиняемого, а отсюда и значение для дела полученных показаний зависят от умелого выбора и искусного, эффективного применения выработанных теорией и практикой тактических приемов допроса.

Значение допроса обвиняемого определяется той ролью, которую играют его показания, являющиеся, как известно, не только источником доказательств, но и средством защиты от предъявленного обвинения. К этому можно добавить, что содержание показаний свидетельствует еще и об оценке содеянного, знать которую необходимо для эффективного осуществления мер по исправлению и перевоспитанию преступника.

Помимо подготовки к допросу с обвиняемым и подозреваемым, необходимо установить психологический контакт с допрашиваемым, свободный рассказ обвиняемого, постановку вопросов следователем, ознакомление допрашиваемого с протоколом допроса и фонограммой, если производилась магнитофонная запись его показаний.

Ранее судимый обвиняемый, обычно уже знаком с процессуальной процедурой допроса и своими правами; ему могут быть знакомы и многие тактические приемы допроса. Это необходимо учесть при разработке тактики предстоящего допроса. Известным ориентиром для следователя при этом могут служить данные, почерпнутые из архивных уголвоных дел: о позиции, которую он занимал на допросах при расследовании его прежних преступлений; о его личности и связях; реакции на предъявление уличающих доказательств; ухищрениях, к которым обвиняемый прибегал для дезориентирования следствия, маскировки содеянного, преуменьшения степени совей вины.

Свою специфику при допросе обвиняемого имеет и установление психологического контакта с допрашиваемым.

Человек, впервые совершивший преступление и раскаивающийся в этом, нередко еще до допроса испытывает угрызение совести, чувство стыда, сожаления о содеянном. Видя в лице следователя человека, сопереживающего вместе с ним, руководствующегося лишь желанием узнать истину, такой обвиняемый проникается доверием к следователю и его словам, что чистосердечное признание своей вины и правдивый рассказ о случившемся явится смягчающим вину обстоятельством. Идея обоюдной заинтересованности в даче правдивых показаний обвиняемым является основой установления контакта между следователем и допрашиваемым в подобных случаях.

Важную роль в установлении контакта с обвиняемым играет и эмоциональное состояние следователя, его настроенность и обусловленный ими тон допроса. Беспристрастность, которая должна определять действия следователя, вовсе не означает его беспристрастность. В литературе совершенно правильно отмечалось, что гнев и презрение, испытываемые следователем при допросе преступника, - закономерные чувства. Речь должна идти о форме их проявления, о недопустимости унижения обвиняемого, грубости, оскорблений. Ровный, спокойный тон - лишь один из тактических приемов, применяемый чаще всего тогда, когда обвиняемый преднамеренно стремится обострить обстановку допроса, создать конфликтную ситуацию. В остальных случаях следователь вправе в разумных пределах пользоваться всей гаммой интонаций, а в исключительных случаях - и повышенным тоном. Проявление следователем своего отношения к обвиняемому и вменяемому ему в вину преступлению не только не препятствует установлению нужного контакта, но подчас активно способствует этому, ибо допрашиваемый видит в следователе не сухого чиновника, а живого человека, принимающего к сердцу то, с чем его столкнули служебные обязанности, способного понять обвиняемого.

Более сложным может оказаться установление контакта с обвиняемым, настроившимся на дачу заведомо ложных показаний, да еще к тому же ранее судимым. Иногда в подобной конфликтной ситуации контакт установить не удастся. Допрос приобретает характер противоборства, и в таких условиях психологической задачей следователя является внушение обвиняемому уважение к своему противнику, чувства безнадежности обмануть следствие. Это уже первый шаг к установлению контакта и побуждению обвиняемого к даче правдивых показаний.

Свободному рассказу обвиняемого предшествует задаваемый ему следователем вопрос о том, признает ли он себя виновным в предъявленном ему обвинении. Свободный рассказ, по существу, и начинается с ответа обвиняемого на этот вопрос.

Обвиняемый может признать себя виновным полностью, частично или виновным себя не признает вообще. Следует сразу оговориться, что признание или непризнание обвиняемый своей вины вовсе не является критерием для оценки его последующих показаний. Признание вины вовсе не означает, что эти показания являются правдивыми, как и непризнание вины еще не позволяет оценить во всех случаях его показания как ложные.

Допрос обвиняемого, полностью признающего себя виновным, как правило, носит бесконфликтный характер, за исключением случаев самооговора и попыток скрыть от следствия или преуменьшить вину кого- либо из участников. Однако бесконфликтность ситуации допроса не означает при этом, что роль следователя сводится лишь к фиксации даваемых обвиняемым показаний. Обвиняемый должен дать подробные показания по всем обстоятельствам, подлежащим доказыванию по делу. Это не должно быть общее заявление о виновности и о характере совершенного преступления. Активно ведя допрос, следователь должен получить детальные данные не только о самом преступлении, но и о его причинах, мотивах, подготовке, обстоятельствах, способствовавших преступления, способах сокрытия следов преступления и преступника.

Известно, что последовательность изложения обвиняемым обстоятельств преступления может быть различной. При хронологической последовательности изложения повествования ведется от обстоятельств, предшествующих преступлению, до наступления преступного результата и последующих действий обвиняемого. Если избрана логическая последовательность изложения обстоятельств, то рассказ ведется от причин совершения тех или иных действий к их следствиям (по фактам или эпизодам). Наконец, если следователь избрал для свободного рассказа обвиняемого тактическую последовательность, то он предлагает обвиняемому рассказать о том факте, который по мнению следователя, тактически целесообразнее осветить вначале. Затем идет речь о других фактах.

Направляющая роль следователя на этом этапе допроса обвиняемого заключается в определении последовательности изложения допрашиваемым обстоятельств дела во время свободного рассказа; без особой необходимости он не должен прерывать допрашиваемого, торопить его, высказывать свое мнение о показаниях.

По окончании свободного рассказа следователь задает вопросы допрашиваемому. Очень важно путем постановки необходимых вопросов не только восполнить и уточнить полученные показания, но и получить данные, с помощью которых они могут быть проверены, подтверждены иными доказательствами. Это необходимо уже в силу того, что признание обвиняемого, не подтвержденное иными доказательствами, не может явиться основой для вынесения обвинительного приговора. Такими контрольными данными могут быть: указание мест сокрытия орудий преступления, похищенных ценностей, документов и иных объектов, обнаружение которых подтвердит подтвердить показания; упоминание о таких обстоятельствах, которые объективно подтверждают показания (например, о скандале в кинотеатре, при котором присутствовал обвиняемый, или об аварии автомашины), так как эти факты могли быть известны допрашиваемому только в том случае, если он действительно находился в указанном месте.

Следует иметь в виду, что вопросы, задаваемые обвиняемому, должны быть сформулированы так, чтобы исключить предположительный ответ, а также пустое утверждение или отрицание. Нужно внимательно отнестись к определению последовательности вопросов.

Допрос обвиняемого, признающего вину частично, отличается от описанного тем, что наряду с правдивыми показаниями следователю приходится иметь дело в рамках одного допроса и с показаниями ложными, а следователю, решать задачу изобличения допрашиваемого во лжи, как и при допросе обвиняемого, полностью отрицающего свою вину.

Закон не обязывает обвиняемого давать показания, как и не запрещает ему давать ложные показания. Этим законодатель, как представляется, подчеркивает рядовое значение показаний обвиняемого как источника доказательств и возлагает на следователя обязанность установить истину независимо от показаний обвиняемого, учитывая вероятность ложных показаний, в том числе и самооговора. Но следователь должен всегда помнить, что обвиняемый, как правило, лучше чем кто бы то ни было, знает обстоятельства подготовки, совершения и сокрытия преступления, его мотивы и цель. Содержащиеся в его показаниях доказательства могут оказаться незаменимыми, и их отсутствие может отразиться на полноте расследования. Кроме того, получение полных и правдивых показаний обвиняемого существенно ускорить расследование, так как из них следователь узнает о существовании других источников доказательств, на розыск которых ему не потребуется тратить время и силы. Все это определяет задачу не только изобличения обвиняемого во лжи, если он избрал такой способ противодействия следователю, но и преодоления отказа от дачи показаний.

Тактическими приемами преодоления отказа обвиняемого от дачи показаний являются:

Для того, чтобы убедить обвиняемого в неправильности занятой им позиции и побудить изменить ее, следователь должен разъяснить ему, к каким последствиям приведет его отказ давать показания: затяжка расследования, затруднение в определении степени виновности соучастников, в выявлении обстоятельств, смягчающих вину или исключающих ответственность. Побудить обвиняемого дать показания может сообщение о том, что его соучастники уже дали показания. Если сообщение о самом этом факте недостаточно, следователь (разумеется, если это соответствует истине) может сообщить обвиняемому о том, что соучастники изобличают его в совершении преступления. Знакомить его с содержанием показаний соучастников до дачи им самим показаний не следует. Наконец, побудительным мотивом изменения обвиняемым занятой позиции может оказаться опасение опоздать с признанием, если следователь сможет его убедить, что выгоднее дать показания до того, как заговорят соучастники, и во всяком случае не последним.

При допросе в условиях бесконфликтной ситуации, когда допрашиваемый подтверждает правильность возникшего в отношении него подозрения, а обвиняемый признает себя виновным, основное внимание должно быть направлено на получение полных, подробных, детализированных показаний обо всех обстоятельствах совершенного преступления. Оценивая сообщаемые сведения, следует иметь в виду, что допрашиваемый даже признавая себя виновным, нередко сознательно, а иногда неосознанно стремится по возможности умалить свою роль а расследуемом событии, представить себя в более выгодном свете, изобразить себя жертвой неблагоприятного стечения обстоятельств. Возможно также проявление стремления скрыть или приуменьшить участие в преступлении лиц, к которым допрашиваемый испытывает чувство привязанности. Все эти моменты таят угрозу превращения бесконфликтной ситуации в конфликтную. Поэтому, особенно на первом допросе, не следует без необходимости при постановке после свободного рассказа вопросов сразу же акцентировать внимание допрашиваемого на спорных, противоречивых моментах его показаний.

Нужно еще иметь в виду, что ложные детали, надуманные объяснения и подробности, содержащиеся в показаниях подозреваемого (обвиняемого), могут свидетельствовать о самооговоре, т.е. ложном признании лица в совершении преступления. Самооговор является следствием не только неблагоприятной тактической ситуации, тех или иных процессуальных нарушений и тактических просчетов. В основе самооговора нередко лежат определенные личностные особенности, а также те нежелательные изменения, которые возникают в психике человека в результате ошибочного подозрения или обвинения его в совершении преступления. Ложному признанию способствуют допросы в ночное время, а также их чрезмерная систематичность, длительность и повторяемость — Ратинов, А.Р., Скотникова Т.А. Самооговор (происхождение, предотвращение и разоблачение ложных признаний). - М., 1973..

Замечено, что содержащаяся в ложном признании информация обычно не выходит за пределы того, что было известно следователю. Причем значительную ее часть занимают уверение в своем чистосердечном раскаянии и готовности содействовать в раскрытии преступления. При проверке достоверности полученных при допросе сведений необходимо обращать внимание: во-первых, насколько полно и подробно удалось выяснить все факты, относящиеся к предмету доказывания по делу; во- вторых, сообщил ли допрашиваемый такие детали и обстоятельства, которые не были известны следствию и которые безусловно должны быть известны лицу, действительно совершившему преступление; в-третьих, удалось ли подтвердить факты, сообщенные на допросе, другими доказательствами.

Наличие в показаниях перечисленных данных тем не менее еще не исключает ложного признания, поскольку допрашиваемый, оговаривая себя, может знать о подробностях преступления от лица, действительно его совершившего, или других лиц. Например, известную трудность для разоблачения представляет ложное признание, которое приносится с целью оградить от ответственности своих близких. Поэтому для распознавания подобных случаев нужно внимательно изучать личностные особенности допрашиваемого, его связи и не торопиться с исключением версии о совершении преступления другими лицами. В разоблачении самооговора большое значение имеют проверка показаний на месте, проверка алиби и тщательное, скрупулезное сопоставление полученных признательных показаний с другими добытыми по делу данными.

При анализе показаний нужно обязательно обращать внимание и на использование допрашиваемым несвойственных ему выражений, формулировок, понятий, что может свидетельствовать о формировании содержания показаний под воздействием заинтересованных лиц. Диагностировать ложное признание помогают повторные вопросы. О ложном признании могут информировать буквальное дословное повторение допрашиваемым первоначальных показаний, а также обратное явление, когда подозреваемы (обвиняемый) в силу естественного процесса забывания вносит на последующих допросах в свои показания все новые и новые подробности, нередко противоречащие тем сведениям, которые были изложены им вначале.

Довольно часто конфликтная ситуация складывается при допросе подозреваемого. Конфликтность подобного допроса обусловлена прежде всего позицией допрашиваемого, отрицающего свою причастность к совершенному преступлению. Кроме того, поскольку допрос происходит вначале расследования, следователь обычно не располагает достаточной совокупностью доказательств для полного изобличения допрашиваемого. К тому же еще нет полной уверенности, что подозреваемый - то самое лицо, которое виновно в преступлении. Поэтому первый допрос подозреваемого носит в определенной мере разведывательный характер и направлен на выяснение личностных особенностей допрашиваемого, его позиции, аргументов и получении той информации, которую он намерен сообщить.

При этом нужно учитывать, что подозреваемому свойственны противоречивые психические переживания. С одной стороны, он рассчитывает, что следствие не располагает достаточными доказательствами, и поэтому надеется, что ему удаться уйти от ответственности. С другой же стороны, факт задержания или внезапного вызова на допрос довольно часто оказывается для такого лица неожиданным, ослабляет его уверенность в том, что преступление останется нераскрытым, и способствует формированию в его подсознании представления о неизбежности предстоящего разоблачения.

Противоречивость переживаний лица, совершившего преступление, их особая острота, затрудняют правильную оценку ситуации и проводят к грубым просчетам и неверным решениям.

Тактика допроса подозреваемого должна быть максимально осторожной, избирательной, поскольку не исключено, что подозрение в отношении определенного лица возникло в результате неблагоприятного стечения обстоятельств, оговора, заблуждения или ошибки. Известно, что фактор задержания или ареста может сломить волю лица, не виновного в совершении преступления, и привести к самооговору. Поэтому особенно важно проверить причастность допрашиваемого к расследуемому событию и получить от него такую информацию, которая может быть известна только лицу, совершившему преступление.

О причастности допрашиваемого к расследуемому преступлению чаще всего свидетельствуют характерные умолчания (например, сокрытие факта знакомства с лицом, связь с которым допрашиваемого по делу установлена), а также нередко появляющиеся в показаниях проговорки, т.е. невольное сообщение сведений, в которых проявляется осведомленность об отдельных обстоятельствах расследуемого преступления (например, о размерах, приметах похищенного, место преступления).

При допросе подозреваемого нередко возникает необходимость в проверке его ссылок на алиби. Тщательный и детальный допрос выявит незнание допрашиваемым подробностей и обстоятельств, относящихся к пребыванию в определенное время в том месте, на которое он ссылается, заявляя о своей непричастности к совершенному преступлению. Например, неосведомленность о порядке проведения вечера отдыха или же незнания названия и содержания пьесы, которую он якобы смотрел дома по телевизору и т.п.

На допросе могут быть использованы данные о поведении подозреваемого после совершения преступления - так называемые «улики поведения». Известно, что некоторые преступники до задержания проявляют повышенный интерес к ходу и результату расследования, в частности результатом осмотра места происшествия, состоянию здоровья потерпевших и т.д. В других случаях, наоборот, окружающим может броситься в глаза нарочитая незаинтересованность такого лица в случившемся или проявление им опасения и страха перед возможностью задержания и ареста.

Как в процессе допроса подозреваемого, так и при допросе обвиняемого, помимо получения показаний об обстоятельствах расследуемого преступления и об иных преступлениях, совершенных этим лицом, решается еще одна задача - выявление данных о преступлениях, совершенных или замышляемых другими лицами. Решение этой задачи, которую можно назвать разведывательной, очень важно как для раскрытия

преступлений прошлых лет, так и для проведения предупредительной работы по материалам расследования .

5 Особенности допроса свидетеля и потерпевшего

В соответствии с законом следователь вправе вызывать на допрос в качестве свидетеля любое лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, подлежащие установлению по данному делу, за исключением ограничений, установленных в законе:

В частности не подлежат допросу в качестве свидетеля:

На допросе в качестве свидетеля могут быть вызваны лица, в отношении которых имеются фактические данные, дающие основание полагать, что им известны обстоятельства, подлежащие установление по уголовному делу. Такие фактические данные могут, например, содержаться в показаниях ранее допрошенных лиц, в протоколах других следственных действий и в материалах, полученных в ходе оперативно-розыскной деятельности.

Свидетели и потерпевшие обычно вызываются к следователю письменной повесткой, пересылаемой по почте либо передаваемой адресатам через курьера, сотрудника местного отделения полиции, помощника следователя. Вызов на допрос также может быть обеспечен телеграммой. Следователь вправе вызвать потерпевшего и свидетеля на допрос, позвонив их родственникам, руководителям предприятия, учреждения по месту работы вызываемого. При наличии телефонного или иного контакта с лицом, подлежащим допросу в качестве потерпевшего, свидетеля, целесообразно определить наиболее удобное и для следователя, и для вызываемого время допроса. В том случае, когда потерпевший или свидетель является престарелым, малолетним, а также если по уважительной причине не может явиться на допрос к следователю (например, по причине болезни, иной объективной невозможности прибыть к месту допроса), допрос может быть произведен по месту нахождения допрашиваемого. Возможен и другой вариант разрешения такой ситуации: следователь вправе поручить допрос сотруднику правоохранительного органа по месту нахождения потерпевшего или свидетеля, указав в письменном поручении вопросы, которые должны быть поставлены допрашиваемому.

Допрос потерпевшего и свидетеля, находящихся на излечении в медицинском учреждении, производится по месту оказания им медицинской помощи с разрешения лечащего врача.

Потерпевший и свидетель, находящиеся под стражей, либо отбывающие наказание в исправительных учреждениях (как и арестованные, подозреваемые и обвиняемые), обычно допрашиваются по месту их содержания и вызываются на допрос через администрацию соответствующего учреждения. В случае острой необходимости они могут быть этапированы для производства допроса в изолятор временного содержания по месту нахождения органа, производящего расследование. Для более полного и точного воспроизведения обстоятельств, о которых дает показания потерпевший и свидетель, иногда возникает необходимость допроса на месте исследуемого события.

В предмет допроса потерпевшего и свидетеля входят самые различные обстоятельства предмета криминалистического познания. Круг вопросов, которые выясняются путем допроса свидетелей, во многом зависит от того, в какую классификационную группу входит допрашиваемое лицо. Так, свидетели - очевидцы преступления допрашиваются по поводу обстановки, обстоятельств, участников криминального события, других очевидцев, материально-фиксированных следов и последствий содеянного. Очевидцы преступления, наблюдавшее дальнейшее развитие событий, могут быть допрошены еще и поэтому поводу. Что касается иных групп свидетелей, то одни из них дают показания о пост - либо предкриминальных событиях, фактах, другие - о том и, ио другом, если посвящены в них.

При допросе потерпевших первоочередное внимание уделяется собиранию данных об обстоятельствах и участниках события преступления (времени, месте, способе преступления и т.д.). Наряду с этим в предмет допроса потерпевших включаются вопросы, связанные с исследованием интересующих следствие обстоятельств пред - и пост криминального характера.

Как до, так и после допроса свидетели и потерпевшие нередко становятся объектом незаконного воздействия со стороны преступников, их связей и покровителей, добивающихся от них путем подкупа, угроз, шантажа, физического насилия дачи ложных показаний и совершения в их интересах других негативных поступков и действий. В таких случаях в предмет допроса свидетелей и потерпевших входят вопросы относительно указанных незаконных действий и их последствий.

До начала допроса потерпевший, как и свидетель, предупреждается следователем об ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний, о чем делается отметка в протоколе допроса, скрепленная подписью допрашиваемого. Кроме того, ему разъясняются его процессуальные права и обязанности.

УПК РФ указывает на то, что допрос потерпевшего и свидетеля по существу дела должен начинаться с предложения следователя рассказать все, что известно допрашиваемому об обстоятельствах, в связи с которым он вызван на допрос. Указанное правило имеет не только правовой, но и тактический аспект. Его реализации позволяет воспринимать определенный объем доказательственной информации, а также получить представление об обстоятельствах, имеющих организационно-тактическое значение (о нравственных, образовательных, интеллектуальных и иных признаках допрашиваемого, его образе жизни, интересах, ближайшем окружении, мере его искренности, психологической устойчивости и т.д.).

Сказанное не означает, что во всех случаях допрос следует начинать с так называемого свободного рассказа допрашиваемого относительно известных ему обстоятельств дела. Нередко прежде, чем приступить к обмену информации по существу предмета допроса, возникает необходимость тактически грамотно подготовить допрашиваемого к обсуждению интересующих следствие обстоятельств. Этому может способствовать беседа на отвлеченную тему, создающая предпосылки для налаживания взаимопонимания и установления психологического контакта.

Вопрос о технологии предметной части допроса должен решаться творчески в каждом отдельном случае с учетом всего комплекса объективных и субъективных факторов. Он может развиваться не только по принципу от общего к частному, но и в обратном направлении, т.е. от освещения, исследования отдельных элементов характеризуемого объекта к общей его характеристике. Это особенно актуально в том случае, когда допрашиваемый в силу тех или иных обстоятельств (например, умственных ограничений, низкого уровня грамотности и т.д.) не способен к свободному, внятному, обстоятельному изложению своих мыслей.

Необходимость в свободном рассказе обо всех известных обстоятельствах объективно отпадает в том случае, когда человек допрашивается по делу несколько раз в порядке уточнения либо дополнения того, что он показал на первом допросе (если, разумеется, его позиция принципиально не изменилась и он подтверждает свои первоначальные показания).В ходе допроса следователю необходимо выяснить у свидетеля и потерпевшего не только то, что ему известно по существу предмета допроса, но и источник его осведомленности, каким путем к нему поступили сообщаемые сведения. В протоколе допроса также заносятся оценки, мнения, версии, заявления допрашиваемого лица, имеющее значение для построения следственных версий, формулирования задач. Подлежащих решению, и определения путей и средств их решения.

На достоверность показаний потерпевших и свидетелей могут влиять различные объективные и субъективные факторы (личные отношения с участниками преступления, обстоятельства, компрометирующие допрашиваемого, наличие у него физических и психических недостатков, нежелание нажить себе врагов, страх, опасение за безопасность своих близких и т.д.).

Следователю необходимо выяснять такие обстоятельства и с учетом этого так строить допрос, чтобы предотвратить возможность ошибок в показаниях в силу добросовестного заблуждения допрашиваемого, нейтрализовать попытки неискренности, заведомой лжи, используя соответствующий арсенал приемов допроса.

Выбору наиболее целесообразной тактики допроса способствует учет возрастных, половых, психических, физических и иных характеристик допрашиваемого, данных компрометирующих его, ставящих под сомнение его добропорядочность, либо наоборот, свидетельствующих о положительных качествах его личности, законопослушности, добросовестности .

6 Особенности допроса несовершеннолетних

Тактика допроса несовершеннолетнего строится с учетом его возрастных особенностей. Для несовершеннолетних, особенного дошкольного и младшего возраста, характерны повышенная внушаемость, склонность к фантазированию, домысливанию неполной воспринятой картины происшедшего события. Недостаточный уровень развития, ограниченность логического мышления, отсутствия жизненного опыта и профессиональных знаний мешают им порой воспринять в целом картину того или иного события и правильно воспроизвести на допросе запечатленную информацию. Однако они легко запоминают наиболее яркие моменты и детали происшедшего (например, номер автомашины, броские приметы преступника и т.п.). Жизнь несовершеннолетних эмоционально насыщена и последующие впечатления нередко способствуют забыванию воспринятого. Поэтому их допрос нельзя откладывать на долгое время .

Возрастные психофизиологические особенности несовершеннолетних (повышенная внушаемость, утомляемость, детский негативизм и т.п.) привлекли к необходимости представить этим лицам дополнительные гарантии, предусмотрев особые правила их допроса. Особенности касаются порядка вызова на допрос: лица, не достигшие возраста 16 лет, вызываются на допрос через их законных представителей (родителей, усыновителей, опекунов, попечителей и других лиц, обязанных по закону защищать интересы подростков), либо через администрацию по месту работы или учебы несовершеннолетнего. Обычный порядок - направление повестки применяется в случаях, когда нет возможности передать вызов через законных представителей, либо когда есть данные о том, что они будут препятствовать даче подростком правдивых показаний. Наряду с соблюдением общих правил допроса, существенной его особенностью является привлечение педагога к допросу свидетеля и потерпевшего в возрасте от 14 до 18 лет. Его участие, с одной стороны, продиктовано стремлением обеспечить психологический контакт между следователем и подростком, а с другой - не допустить нарушение прав и законных интересов допрашиваемых. Последняя функция выходит за пределы функции специалиста, как научно-технического помощника следователя, и позволяет видеть в педагоге специфического участника процесса - представителя педагогической профессии, призванного ограждать подроста от возможных нежелательных действий следователя. Такую же функцию, как и педагог, выполняют законные представители несовершеннолетних; их роль особо значима, когда допросу подвергаются малолетние, на которых обстановка следственного действия часто оказывает сильное травмирующие воздействие. Эти лица имеют право задавать допрашиваемым с разрешения следователя вопросы, а также делать подлежащие внесению в протокол допроса замечания о нарушении прав и законных интересов допрашиваемого. С учетом повышенной внушаемости несовершеннолетних, наводящие вопросы при их допросе особо опасны.

Следователь, готовясь к допросу несовершеннолетнего, должен обратить особое внимание на выяснение степени развития ребенка или подростка, влияния на него взрослых, особенностей его характера. От этого в первую очередь выбор места допроса. Детей младшего возраста целесообразно допрашивать в привычной для них обстановке: в школе, детском учреждении, иногда у них дома, с тем, чтобы официальная обстановка кабинета следователя не сковывала и не пугала их, не действовала на них подавляюще. Наоборот, на несовершеннолетних в возрасте 15-17 лет официальная обстановка места допроса оказывает положительное влияние: проникаясь чувством ответственности, они скорее дадут правдивые показания125.

Допрашиваемым несовершеннолетним потерпевшим и свидетелям разъясняются их права и обязанности, предусмотренные ст. ст. 42 и 56 УПК РФ. При этом, если они не достигли 16 лет, вместо предупреждения об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и дачу ложных показаний им разъясняется необходимость говорить только правду.

В ходе допроса следует придерживаться ряда педагогических требований: не фиксировать внимание несовершеннолетнего на обстоятельствах, которые могут нанести вред его воспитанию, пресекать жаргонные и нецензурные выражения, не допускать циничных оценок, проявлений вульгарности и развязности. В тоже время речь самого следователя должна быть предельно корректной. При этом допустимы ирония, меткие, острые определения, высокоценимые подростками. Особого мастерства требует допрос малолетних.

Вовлечение ребенка в процессе общения со следователем можно происходить постепенно. Вначале следует дать ему возможность освоиться с новым местом и новыми людьми. Первоначально допустима ориентировочная беседа о нем с сопровождающими его взрослыми людьми, с обращением к ребенку с отдельными сопутствующими вопросами. При этом речь следователя должна быть краткой, доступной, но не подделанный под «детский стиль».

Для определения способности ребенка правильно излагать события ему можно сначала поставить задачу описать те события , которые заведомо ему хорошо известны. При этом следователь должен возбуждать деятельность ребенка на положительно-эмоциональном фоне и избегать неприятных для него вопросов.

Переходя к существу дела, следователь может повысить мотивационную ответственность ребенка, сообщив, что его показания очень важны для правильной оценки расследуемого события. Учитывая особую чувствительность детей, следует блокировать тенденцию, направленную на оправдание ожидания следователя. В начале допроса надо сказать ребенку, что если он чего-то не знает, то должен открыто заявить об этом. Однако не следует специально фиксировать начало допроса, необходимо плавно перевести разговор на получение показаний по существу дела. При этом, поскольку дети не способны к логичному свободному рассказу, осуществляется диалогическое взаимодействие с ребенком, по отдельным эпизодам события ставятся конкретные, понятные вопросы, исключающие, однако, односложные ответы.

Вопросы должны усложняться постепенно: сначала целесообразно выяснить круг лиц, участвовавших в преступном событии, обстановку, которую ребенок хорошо запомнил, действия, которые он сам совершал, и лишь затем задавать вопросы о содержании самого события. При этом следует оказывать мнемическую помощь, побуждая ребенка к припоминанию развития события, к установлению связи между отдельными его эпизодами.

Можно побуждать детей повторять вслух вопросы следователя. При этом следует избегать не только внушающих воздействий, но и любого проявления жесткости в общении («Ты обязательно должен сказать» и т.д.). Не следует поправлять ошибки в речи ребенка. Учитывая ограниченность объема, устойчивости детского внимания, повышенную утомляемость при однообразной форме деятельности, можно предложить ребенку изобразить то, что он видел, назвать цвет, форму и т.п. по наглядному эталонному материалу.

Все вопросы, связанные с травмирующими психику ребенка обстоятельствами, должны чередоваться с нейтральными, эмоционально-положительными .

В случае сильного душевного волнения допрос должен быть временно прекращен, а внимание ребенка переключено на эмоционально-положительные объекты126.

Основным средством изобличения во лжи несовершеннолетних являются приемы эмоционального воздействия, ибо средства логического убеждения могут оказаться малоэффективными как вследствие непонимания допрашиваемым самого факта изобличения, так и в силу «духа противоречия», свойственного детям и приводящего к упрямому повторению явно бессмысленной лжи. Эффективным может оказаться и повторный допрос с учетом следующих моментов.

Если на повторном допросе несовершеннолетний слово в слово повторяет ранее данные показания, употребляя при этом выражения, не свойственные его возрасту, следователь вправе предположить, что такие показания являются результатом воздействия взрослого. Существенные отличия в деталях указывают на фантазирование ребенка: выдуманные детали обычно плохо удерживаются в памяти и заменяются новыми. Однако следователь должен при этом учитывать и внушающее воздействие собственных вопросов, поэтому особенно важно правильно формулировать вопросы и определять их последовательность.

При допросе несовершеннолетних подозреваемых и обвиняемых следователь должен держаться спокойно, уверенно и вместе с тем дружелюбно, но не в ущерб настойчивости и твердости. Такая манера поведения способствует необходимому контакту с подростком, располагает его. Нервозность следователя, его срывы скорее, чем при допросе взрослого приведут к тому, что допрашиваемый ожесточится, замкнется или от испуга и волнения начнет путаться и лгать. Страх перед следователем может побудить к самооговору.

Несовершеннолетнему следует облегчить переход от ложных показаний к правдивым. Это достигается установлением причин лжи и разъяснением возможности и необходимости изменить свою позицию как в интересах следствиях, так и для облегчения собственной участи.

7 Фиксация хода и результатов допроса

Универсальным средством фиксации результатов допроса служит протоколирование. Протокол допроса должен соответствовать всем требованиям, предусмотренным ст. 166 УПК РФ. Центральная часть протокола - изложение показаний допрошенного лица. При ее составлении должны соблюдаться особые правила, обеспечивающие полную и неискаженную информацию показаний. Согласно ст. 190 УПК РФ они записываются от первого лица, что позволяет фиксировать их в непосредственной форме, избегая нежелательных преобразований. Показания фиксируются по возможности дословно, т.е. с сохранением специфических слов и выражений, присущих языку допрашиваемого, и точно передающих смысл его сообщения. Однако дословная запись всех показаний нецелесообразна ввиду того, что они часто страдают повторами и неупорядоченностью, порой содержат ненормативную лексику. Это делает необходимым упорядочение показаний при их протоколировании, его с обязательным и точным сохранением их существа. Вопросы следователя и ответы на их допрашиваемого фиксируются в последовательности их постановки. Если в допросе участвовали прокурор, защитник, специалист, эксперт, то заданные ими вопросы и ответы также фиксируются в протоколе. Ответные следователем вопросы, или вопросы, на которые допрашиваемый отказался отвечать, отражаются в протоколе, с указанием мотивов, по которым вопрос был отведен.

В протоколе, помимо этого, отражается факт предъявления допрашиваемому вещественных доказательств, иных доказательственных материалов и данные в связи с этим пояснения. Изготовлением допрашиваемым графические изображения (планы, схемы, чертежи, рисунки, диаграммы), дополняющие его показания, обязательно приобщаются к протоколу.

Закон не исключает собственноручного изложения допрашиваемым своих показаний. Однако это возможно лишь после того, как он по предложению следователя дал в процессе допроса показания в форме свободного рассказа.

Важное значение имеют правила удостоверения содержания протокола. Для этого допрашиваемое лицо должно быть ознакомлено с протоколом путем личного прочтения, либо оглашения его следователем.

Способ ознакомления выбирает сам допрашиваемый. После ознакомления он вправе просить о внесении в протокол дополнений и поправок, а также замечаний о ходе допроса, и следователь не вправе в этом ему отказать. Факт ознакомления с показаниями и правильность их записи допрашиваемый удостоверяет свой подписью в конце протокола, при этом он подписывает каждую его страницу. Протокол также подписывает следователь и все другие участвовавшие в допросе лица. Если допрашиваемый отказался подписать протокол допроса, следователь делает об этом отметку в протоколе, удостоверяя данный факт и подписью других участников допроса. При невозможности подписать протокол в силу физических недостатков или состояния здоровья, факт ознакомления допрашиваемого с протоколом удостоверяется подписью защитника представителя, представителя или понятых с указанием причины, по которой допрашиваемый не может сам подписать протокол.

Закон предусматривает возможность применения для фиксации хода и результатов допроса технических средств, таких как фото- и киносъемка, аудио- и видеозапись. Эти средства необязательные (факультативные) и применяются с целью закрепления не только результата, но и самого хода допроса. Звуко- и видеозапись допроса - высокоэффективное средство фиксации допроса. Применение ее особенно целесообразно для закрепления: а) результатов допроса в случаях, когда допрашиваемые не смогут по уважительной причине явиться в суд; б) трудно передаваемых речевых особенностей несовершеннолетних; в) показания раненых и больных, когда существует опасения за их жизнь; г) показаний, полученных с помощью переводчика (для контроля за качеством перевода); д) показаний, полученных в другом регионе на основании следственного поручения. Весьма эффективная видеозапись допроса глухонемых, сохраняющая подлинные жесты и мимику допрашиваемого, посредством которых происходит передача информации. Это дает возможность при необходимости проверить качество перевода с языка глухонемых в звуковую речь. Но нельзя рассматривать звуко- и видеозапись в качестве средства «закрепления показаний», т.е. удержания допрошенного на ранее занимаемой им позиции.

Факт применения указанных средств, их технических характеристики (вид средства, светочувствительность пленки и т.п.), а равно условия их применения (скорость звукозаписи, выдержка и т.п.) должны отражаться в протоколе допроса. Во избежание монтажа звуко- видеозаписи и киносъемки, в протоколе особо отражается факт приостановления применения этих средств, причина и длительность остановки. Материалы применения технических средств прилагаются к протоколу допроса и хранятся при деле. В качестве вспомогательного средства фиксации допроса может применяться стенографирование (ч. 2 ст. 166 УПК РФ). Стенограмма также прилагается к протоколу допроса и хранится при деле.

Литература

Абозина Т.Н. Особенности проведения отдельных следственных действий на предварительном и судебном следствии // Вестник Владимирского юридического института. - Владимир: Изд-во ВЮИ ФСИН России, 2007, № 4 (5). - С. 190-192

Алонцева Е.Ю. Понятие и система следственных действий, выполняемых с разрешения суда // Российское законодательство в современных условиях. Материалы V ежегодной научно-практической конференции (5 октября 2007г., г.Брянск). - Брянск: РИО БГУ, 2007. - С. 235-245

Баев О.Я., Солодов Д.А. Криминалистический комментарий к процессуальному порядку производства следственных действий по УПК России // СПС КонсультантПлюс. 2008.

Бакиров А.А. Понятие и признаки следственного действия // Проблемы уголовного судопроизводства в свете реализации федеральной целевой программы "Развитие судебной системы России на 2007-2011 годы". Материалы Всероссийской научно-практической конференции "Совершенствование публичного управления в сфере реализации приоритетных национальных проектов". 22-23 ноября 2007 г. Тюмень. - Тюмень: Изд-во Тюмен. гос. ун-та, 2008. - С. 96-102

Газетдинов Н.И. Понятие "следственное действие" и его значение в доказательственном процессе // Уголовно-процессуальные и криминалистические средства противодействия преступности: Сборник научных трудов, посвященный памяти Н.В. Бахарева. - Казань: Изд-во Казан. гос. ун-та, 2010. - С. 15-20

Галиуллин Ш.М., Юнусов А.А. Судебный контроль за законностью и обоснованностью производства следственных действий в уголовном судопроизводстве России: понятие и виды // Следователь. Федеральное издание. - М., 2007, № 6. - С. 29-32

Громов Н.А., Лаврухина Ю.С. Понятие следственного действия // Следователь. Федеральное издание. - М., 2005, № 11. - С. 11-19

Громов Н.А., Лаврухина Ю.С. Понятие следственного действия // Следователь. Федеральное издание. - М., 2006, № 5. - С. 27-35

Гурин А.Д. Понятие следственных действий в уголовном процессе // Научные труды РАЮН. В 3-х томах. - М.: Юрист, 2008, Вып. 8 Т. 3. - С. 549-553

Еникеев М.И., Образцов В.А., Эминов В.Е. Следственные действия: психология, тактика, технология. - Москва: "Проспект", 2011.

Ильина Е.В. Понятие неотложных следственных действий // Деятельность сотрудников органов внутренних дел в различных условиях. Сборник научных трудов. - Волгоград: ВА МВД России, 2007. - С. 26-28

Исакова И.В. Неотложные следственные действия: экскурс в историю // Правоохранительные органы: теория и практика. Региональный журнал административно-правовой, оперативно-розыскной и уголовно-правовой специализации. - Екатеринбург: Изд-во Урал. юрид. ин-та МВД России, 2008, № 2. - С. 93-97

Концептуальные основы системы следственных действий в досудебном производстве. Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук / Семенцов В.А. - Екатеринбург, 2006. - 58 c.

Кудрявцева А.В. В.А. Семенцова. Следственные действия в досудебном производстве: Монография // Вестник Южно-Уральского государственного университета. Серия "Право". - Челябинск: Изд-во ЮУрГУ, 2007, № 18 (90): Вып. 11. - С. 114-118

Миликова А.В. Действие "процессуальное" и "следственное": содержание и соотношение понятий // Право и государство: теория и практика. - М.: Право и государство, 2010, № 3 (63). - С. 98-102

Миликова А.В. Следственные действия: понятие и содержание // Материалы Научной сессии, г. Волгоград, 19-22 апреля 2009 г.. - Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2010, Вып. 3. - С. 240-243

Моторин В.И. Еще раз о понятии следственных действий // Актуальные проблемы борьбы с преступностью в Дальневосточном федеральном округе. Материалы Всероссийской научно-практической конференции 24-25 апреля 2008 г. В 2-х частях. - Хабаровск: Изд-во Дальневост. юрид. ин-та МВД РФ, 2008, Ч. 2. - С. 373-377

Огородникова Е.Г. Принцип непосредственности в анализе судебных действий следственного характера // Право и государство: теория и практика. - М.: Право и государство, 2008, № 6 (42). - С. 136-140

Окень И.П. Понятие следственных действий, проводимых по судебному решению // Право и суд в современном мире: Материалы VII ежегодной международной научно-практической конференции студентов и молодых ученых, Челябинск, 2010 г.. - Челябинск: ООО "Изд-во РЕКПОЛ", 2010. - С. 351-353

Пигорев О.И. Анализ развития института следственных действий в уголовно-процессуальном законодательстве советского периода // Российский следователь. - М.: Юрист, 2009, № 4. - С. 39-41

Полуянова Е.В. Производство следственных действий в стадии судебного разбирательства // Российский следователь. - М.: Юрист, 2007, № 4. - С. 15-18

Садеева Л.Р. Понятие и общие правила производства следственных действий // Проблемы современного российского права. Международная научно-практическая конференция студентов и молодых ученых, посвященная памяти доктора юридических наук, профессора, Заслуженного деятеля науки РФ, члена-корреспондента Петровской академии наук и искусств Ивана Яковлевича Дюрягина (15-16 мая 2009 года): Сборник статей. - Челябинск: ООО "Полиграф-Мастер", 2009. - С. 456-458

Семенцов В.А. Система следственных действий России: история и современность // Вестник Оренбургского государственного университета. - Оренбург: Изд-во Оренбург. ун-та, 2005, № 3: Ч. 1. - С. 72-76

Семенцов В.А. Судебный контроль при производстве следственных действий // Российский судья. - М.: Юрист, 2005, № 12. - С. 26-30

Супрун С. Понятие и система неотложных следственных действий // Уголовное право. - М.: АНО "Юридические программы", 2007, № 4. - С. 98-102

Филиппова Н.В. К вопросу о понятии следственных действий: Гуманитарные науки // Вестник Оренбургского государственного университета: Гуманитарные науки. Специальный выпуск. - Оренбург, 2006, № 6 : Ч. 2. - С. 292-295

Халиков А.Н. Соотношение тактики следственных и судебных действий по делам о должностных преступлениях // Уголовное судопроизводство. - М.: Юрист, 2009, № 1. - С. 13-15

Чащухина В.Н. Проблемы участия понятых в производстве следственных действий // Проблемы современного российского права. Международная научно-практическая конференция студентов и молодых ученых, посвященная памяти доктора юридических наук, профессора, Заслуженного деятеля науки РФ, члена-корреспондента Петровской академии наук и искусств Ивана Яковлевича Дюрягина (15-16 мая 2009 года): Сборник статей. - Челябинск: ООО "Полиграф-Мастер", 2009. - С. 479-481.




Похожие работы, которые могут быть Вам интерестны.

1. ОБЩИЕ ПРАВИЛА И КУЛЬТУРА ОФОРМЛЕНИЯ ДОКУМЕНТОВ

2. Рассмотрение и обобщение библиографической записи, библиографии, а также общие требования и правила составления

3. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ДОПРОСА ОБВИНЯЕМОГО

4. Изучение тактики допроса свидетеля и потерпевшего на базе достижений наук юридического не психологического профиля

5. Понятие о санации полости рта. Организационные формы и методы проведения плановой санации полости рта. Изучение форм и методов проведения санации полости рта

6. Правила дифференцирования

7. Общие положения об обязательствах

8. Общие типы организации производства

9. Общие положения авторских прав

10. ОБЩИЕ ПРОБЛЕМЫ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ