ПСИХОАНАЛИТИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ И ЕГО ВЛИЯНИЕ НА ПОСЛЕДУЮЩИЕ ФИЛОСОФСКИЕ ТЕОРИИ



ДАГЕСТАНСКИЙ НАУЧНЫЙ ЦЕНТР РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК.

КАФЕДРА ФИЛОСОФИИ И ИНОСТРАННЫХ  ЯЗЫКОВ.

РЕФЕРАТ ПО ФИЛОСОФИИ.

На тему:

ПСИХОАНАЛИТИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ И ЕГО ВЛИЯНИЕ НА ПОСЛЕДУЮЩИЕ ФИЛОСОФСКИЕ ТЕОРИИ.

Выполнила:Ибрагимова С. М.

аспирант ИСЭИ.

Руководитель:Салманов К-М. Д.

профессор, д. ф. н.

МАХАЧКАЛА - 2001г

План.

     Введение.-----------------------------------------------------------3.

  1. Психоаналитическая философия Фрейда.------------------6.
  2. Философские источники психоанализа.---------------------9.
  3. Психоанализ и современная философия.

       3.1. Психоанализ и философская антропология.------15.

       3.2. Экзистенциальный психоанализ.---------------------18.

       3.3. Психоанализ и феноменология.-----------------------20.

       3.4. Психоанализ и герменевтика.-------------------------21.

       3.5. Структурный психоанализ.----------------------------24.

Заключение.------------------------- ----------------------------------28.

Литература.------------------------------------------------------------30.

Введение.

   В западной литературе имеется огромное число монографий, коллективных трудов и статей, посвященных исследованию различных аспектов психоанализа. Их авторы пытаются осмыслить психоналитические идеи, определить место Зигмунда Фрейда (1856-1939) в развитии западной культуры, дать общую научную и мировозренческую оценку психоанализу и фрейдизму в целом. Причем как осмысление психоаналитической терапии, так и оценка учения Фрейда о человеке и культуре оказываются столь пестрыми и противоречивыми, что фактически не поддаются какой-либо однозначной интерпретации.

   Многие ученые признают, что в последнее время наблюдается падение престижа психоанализа в глазах как специалистов, так и тех, кто раньше увлекался психоаналитическими идеями.

  Однако было бы ошибкой недооценивать влияние фрейдизма на духовную жизнь стран Запада: несмотря на действительное падение престижа психоанализа в глазах ряда ученных, психоаналитические идеи по-прежнему имеют широкое хождение в западном мире. Признание факта кризиса психоанализа не означает еще, что его теоретики готовы отказаться от психоаналитического метода исследования личности, культуры и общества.

  Дж. Гедо пытается по-новому переосмыслить теорию психоанализа, считая, что возрождение психоаналитического учения связано с выдвижением на передний план концепции самоорганизации как иерархии целей и ценностей.

   В последние годы на Западе возрождение психоанализа соотносится с разработкой различных философских теорий, авторы которых  пытаются совместить психоаналитический метод исследования человека и культуры с философско-антропологическим, экзистенциалистким, феноменологическим, структуралистским,герменевтическим видением бытия человека в мире. И хотя некоторые западные исследователи пологают, что философы уделяют недостаточное внимание Фрейду, тем не менее в настоящее время интерес к психоанализу в западном мире немалый и он в значительной мере проходит под знаком именно философского осмысления его идей и концепций.

  Учитывая последнее обстоятельство, представляется не только оправданным, но и необходимым и актуальным рассмотрение соотношений между психоанализом и современной западной философией.

  Можно выделить три наиболее типичные позии, занимаемые западными исследователями в рассмотрении отношений между психоанализом и философией.

  Одни теоретики придерживаются взгляда, что психоанализ действительно не является философией, а Фрейд всегда выступал в роли антифилософа.

  Другие западные исследователи исходят из того, что, не будучи философией, психоанализ требует философского осмысления, а Фрейд может быть рассмотрен как ученный, поднявший философские вопросы и попытавшийся по-своему ответить на них.

  Наконец, некоторые теоретики говорят о философии психоанализа, пронизивающей все фрейдовские идеи и концепции.

  Выявление взаимосвязи предпологает рассмотрение двух аспектов, тесно связанных друг с другом и позволяющих компетентно судить об отношениях между психоанализом и философией. Во-первых, необходимо установить, оказали ли философские идеи предшествующих эпох влияние на становление психоаналитических концепций. Во-вторых, важно показать, как и в какой степени психоаналитические идеи в свою очередь оказали влияние на развитие современной философской мысли на Западе.

1.Психоаналитическая философия Фрейда.

   Эмпирической базой психоаналитической философии является психоанализ. Он возник в рамках психиатрии как своеобразный подход к лечению неврозов методом катарсиса или самоочищения. Постепенно из медицинской методики он вырос до уровня философского течения, стремящегося объяснить личностные, культурные и социальные явления.

  Основоположник психоанализа австрийский врач - психопатолог и психиатр Зигмунд Фрейд. Классическая психология до Фрейда изучала явления, как они проявлялись у здорового человека. Фрейд, как психопатолог, исследуя характер и причины неврозов, натолкнулся на ту область человеческой психики, которая имела большое значение для жизнедеятельности человека - это бессознательное.

   Открытие бессознательного, исследование его структуры, влияния на индивидуальную и общественную жизнь было главной заслугой З. Фрейда. Бессознательны, по Фрейду, многие наши желания и побуждения. Довольно часто прорывается бессознательное  наружу в гипнотических состояниях, сновидениях, в каких-либо фактах нашего поведения: оговорках, описках, неправильных движениях и т. д. Согласно Фрейду, психика человека представляет собой взаимодействие трех уровней: бессознательного, предсознательного и сознательного. Бессознательное он считал центральным компонентом, соответствующим сути человеческой психики, а сознательное - лишь особой интуицией, надстраивающейся над бессознательным. Фрейдовская модель личности предстает как комбинация трех элементов. "Оно" - глубинный слой бессознательного влечения - психическая самость, основа деятельности индивидов, "Я" - сфера сознательного,

посредник между "Оно" и "внешним миром", в том числе, природными и социальными институтами. "Оно" с " принципами реальности", целесообразностью и внешнепологаемой необходимостью; сверх - я - внутриличностная совесть, которая возникает как посредник между "Оно" и "Я" в силу постоянно возникающего конфликта между ними. "Сверх - я" является как бы высшим сушеством в человеке. Это внутренне усвоенные интериоризированные индивидом социально значимые нормы и заповеди, социальные запреты власти родителей и авторитетов.

  Глубинный слой человеческой психики функционирует на основе природных инстинктов, "первичных влечений" с целью получения наибольшего удовольствия. В качестве основы первичных влечений Фрейд расматривает понятие "либидо", которое охватывает всю сферу человеческой любви, включая родительскую любовь, дружбу и даже любовь к Родине. Позднее он выдвигает гипотезу, что деятельность человека обусловлена наличием как биологических, так и социальных влечений, где ломинирующую роль играют так называемые "инстинкт жизни" - эрос и "инстинкт смерти" - тонатос.

  Поскольку в удовлетворении своих страстей индивид сталкивается с внешней реальностью, которое противостоит в виде "Оно", в нем выделяется "я", стремящееся обуздать бессознательные влечения и направить их в русло социально одобренного поведения, обращается за помощью "сверх - Я". Фрейд не абсолютизировал силу бессознательного. Задача психоанализа, по его мнению, состоит в том, чтобы бессознательный материал человеческой психики перевести в область сознания и подчинить своим целям.

  Фрейд считал, что психоанализ может быть использован и для объяснения и регулирования общественных процессов. Человек не существует изолированно от других людей, в его психической жизни всегда присутствует "другой", с которым он вступает в контакт. Механизмы психического воздействия между различными инстанциями в личности находят свой аналог в культурных процессах общества. Люди постоянно находятся в состоянии страха и беспокойства от достижений цивилизации, покольку токовые могут быть использованы против человека. Чувство страха и беспокойство усиливается от того, что социальные институты, регулирующие отношения между людми в семье, обществе и государстве, противостоят им как чуждые и непонятные силы. При объяснении этих явлений Фрейд концентрирует внимание не на социальной организации общества, а на природной склонности человека к агрессии и разрушению. Развитие культуры - это выработанная человеческая форма обуздания человеческой агрессивности и деструктивности. Но в тех случаях, когда культуре это удается сделать, агрессия вытесняется в сферу бессознательного и становится внутренней пружиной человеческого действия. Противоречие между культурой и внутренними устремлениями человека ведет к неврозам. Поскольку культура является достоянием не одного человека, а всей массы людей, то возникает проблема коллективного невроза.

  Идеи психоанализа развивал ученик Фрейда, а в последствии один из его критиков Карл Густав Юнг (1875 - 1961). "Существо расхождений Юнга с Фрейдом сводилось к пониманию природы и формам проявления бессознательного"[1,с.245]. Впоследствии их последователи неофрейдисты А. Адлер, К. Хорни, Э. Фромм на основе базовых идей этой философии стремились объяснить социальное устройство жизни людей.

2.Философские источники психоанализа.

   Многие западные исследователи утверждают, что психоаналитическое учение Фрейда основывается на фактах клинического наблюдения за истерическими больными и на рассмотрении основателем психоанализа своих собственных сновидений. Истоки психоанализа лежат, по их убеждению, в психиатрических и физиологических концепциях конца хiх столетия. Что касается философских идей, то они не оказали никакого влияния на Фрейда, ибо он не только с предубеждением относился к абстрактным размышлениям философов, но и фактически никогда не обращался к философским трактатам.

  Другие исследователи считают, что некоторые философские идеи в полне могли оказать воздействие на становление различных психоаналитических концепций. Правда, в западной литературе далеко не всегда дается однозначная оценка философских теорий в связи с их влиянием на Фрейда. Так, если одни теоретики пологают, например, что Декарт занимал позицию, "сходную с позицией психоаналитической теории"[2,с.67], а фрейдовские теоретические конструкции "вытекают из картизианской философии"[3,с.3],то, согласно другим исследователям, "сущность психоанализа заключается в его отходе от картезианского дуализма"[4,с.328].

  Взаимоотношение между философией и психоанализом все еще остаются "белым пятном" в литературе. Историческая связь между философскими идеями и философскими учениями Фрейда исследована явно недостаточно. Об этом вынуждены говорить даже те западные ученные, которые приложили немало усилий для освещения истории развития психоанализа. "Философские источники Фрейда многообразны, - отмечает Г. Элленберг, - но, вопреки многим исследованиям, они до сих пор еще неизвестны достаточно хорошо"[5,с.540].

   В процессе текстологического анализа работ Фрейда обнаруживаются эпизадическое упоминание имен таких философов, как Диоген, Эпикур, Спиноза, Дидро, Рссо, Гассенди, Мен де Биран, Спенсер. В своих работах основатель психоанализа однажды упоминает и Брентано [см.6,сс.40-41]. Из этого можно заключить, что с идеями философов он был знаком достаточно основательно.

  В третьем исправленном издании "Толкование сновидений", вышедшем в 1911г., в тексте и в библиографии встречаются имена Платона, Аристотеля, Лукреция, Гегеля, Канта, Фихте, Шуберта, Шернера, Шлейермахера, Фолькельта, Герберта, Фехнера, Шопенгауэра, Э. фон Гартмана, Липпса, Вундта, Бредли[см.7]. Уже одно это позволяет сделать вывод о том, что основатель психоанализа был философски образованным человеком.

   Важно иметь ввиду, что становление психоаналитического учения Фрейда во многих отношениях действительно обусловлено философскими истоками. Нежелание открыто признавать эти истоки, а также стремление Фрейда отмежеваться от философии, что он пытался делать, не должно восприниматься как свидетельство и тем более подтверждение того, что психоанализ является наукой, не имеющей ничего общего с философским знанием.

  Теоретики психоаналитической ориентации долгое время рассматривали Фрейда как ученого, впервые открывшего сферу бессознательного и тем самым совершившего коперниковский переворот в науке. Подобные представления, нередко бытующие в обыденном сознании, являются широко распрастраненными, но весьма далекими от истинного положения вещей. В ряде работ, посвященных критическому анализу психоанализа убедительно показано, что пальма первенства в постановке проблемы бессознательного принадлежит отнюдь не Фрейду. Имеются исследования, авторы которых специально рассматривают историю обращения ученных к проблематике бессознательного, освещая ее на философском, психологическом и естественнонаучном материале. Например: Бочорошвилли А. Т."Проблема бессознательного в психологии"[8]; Басин Ф. Б. "Проблема бессознательного (о неосозноваемых формах высшей нервной деятельности)"[9]; "Бессознательное: природа, функции, методы исследования" Т.1: Развитие идеи[10]; Бойко А .Н. "Проблема бессознательного в философии и в конкретных науках"[11]; Whyte L. "The Unconscious Before Freud"[12].

  История обращения мыслителей прошлого к проблематике бессознательного уходит своими корнями в далекую древность.

  Нет каких-либо веских оснований исключать возможность влияния на Фрейда тех или иных идей, развиваемых в рамках восточной философии, ибо в различных своих аспектах психоанализ созвучен с теорией и практикой йоги и буддизма.

  Будучи знаком с философскими идеями Платона, Фрейд, несомненно, почерпнул оттуда некоторые представления о бессознательном.

  Фрейд в своей теории исходит из того, что допущение бессознательного необходимо в силу существования таких актов, для объяснения которых необходимо признание наличия других актов, не являющихся сознательными, ибо у данных сознания имеются множество пробелов. Только в этом случае, как считает он, не нарушается психическая непрерывность и становится понятным существо позновательного процесса с его сознательными актами. "Все эти сознательные акты, - подчеркивает Фрейд, - остались бы непонятными и не имели бы никакой связи между собой, если бы мы стали настаивать на том, что мы познаем все происходящие в нас психические акты только при посредстве нашего сознания; но если мы допустим, кроме того, бессознательные акты, то все наши сознательные акты приводятся в очередную связь"[13,с.120].

   В философии Шопенгауэра сознательная, интеллектуальная деятельность человека составляет лишь нечто побочное, не имеющего никакого принципиального значения для познания как такового, поскольку разум способен постичь только явления, а не саму суть происходящего. Все оказывается детерминированным бессознательной волей, которая "составляет в человеке реальное и сущность, а интеллект - только производное, обусловленное, порожденное ..."[14,с.214]. "Бессознательность, - подчеркивает он, - это изначальное и естественное состояние всех вещей; следовательно, она является той основой, из которой в отдельных рподах существ, как высший цвет ее, вырастает сознание: вот от чего бессознательное даже и на этой высокой ступени все еще преобладает"[14,с.138]. Отсюда общий вывод Шопенгауэра о примате бессознательного над сознательным.

   Позицию, совпадающую с философией Шопенгауэра в вопросе отношений между сознанием и бессознательным, разделяет Ницше. "Сознание, - подчеркивает он, - играет вторую роль, оно почти иденферентно, излишне, осуждено, быть может,исчезнуть и уступить место полнейшему автоматизму"[15,с.с.242-243].

  Философия Шопенгауэра и Ницше, несомненно,оказали влияние на формирование психоаналитлческого учения Фрейда. Многие идии этих философов в значительной степени предопределили различные психоаналитические концепции, в том числе и фрейдовские представления о бессознательном. Разумеется, между психоаналитическим учением Фрейда и философией Шопенгауэра и Ницше нет абсолютного тоджества.

  Первая попытка переосмысления и обобщения ранее существовавщих представлений об этом феномене и дальнейшего исследования его на основе синтеза разноплановых точек зрения рационалистского и иррационалистического толка была сделана Гартманом. Причем такой подход  к бессознательному осушествляется Гартманом через призму признания его безусловной ценности, поскольку, как замечает немецкий философ, оно необходимо для человека и "горе тому человеку, которую, преувеличивая цену сознательно-разумного и желая исключительно поддержать его значение, насильственно подавляет Бессознательное"[16,с.288].

   Если Гартман рассматривал многообразные аспекты бессознательного, начиная от физиологических проявлений его и кончая метафизической интерпретацией, то Фрейда интересует только бессознательное психическое.

  Проблема бессознательного психического рассматривалась в философии Бергсона - "Непосредственные данные сознания" (1899), Г. Лебона - "Психология народов и масс" (1896) [17], Г. Фехнера, психологии В.Вунда - "Основания физиологической психологии" (1881) [18], Липпса - "Руководство к психологии" (1907) [19].

   Что касается проблематики бессознательного, то она неоднократно обсуждалась русскими философами, включая П.Л.Лаврова, К.Д.Кавелина, Н.Я.Грота, М.И.Владиславлева, М.М.Троицкого, С.Н.Трубецкого, И.Ф.Федорова и других. Из этого видим, что история представлений о бессознательном уходит своими корнями не только западноевропейскую, но и русскую философскую мысль.

  Таковы основные, но, надо пологать, отнудь не исчерпывающие философские источники психоанализа, в прямой или опосредственной форме оказавшие влияние на становление психоаналитического учения Фрейда о бессознательном. Во всяком случае, наряду с другими, они играли важную роль в становлении и развитии психоаналитических идей.

   История возникновения представлений о бессознательном не ограничивается сферой философии. Она распрастраняется также на область физиологии и медицины. Исследователи убедительно показали, что за долго до Фрейда идеи о бессознательном были высказаны рядом ученых - естествоиспытателей, физиологов, психологов и психиатров. Эти идеи могли оказать соответствующее воздействие на мышление основателя психоанализа.

  Связь между философией и психоанализом беспорна. Фрейд был знаком со многими философскими идеями.

3. Психоанализ и современная философия.

3.1.Психоанализ и философская антропология.

  Исторически психоаналитические идеи Фрейда оказали определенное влияние на становление философской антропологии как одного из философских течений.

  Вполне очевидно, что психоаналитическое учение Фрейда о человеке относится к разряду философской антропологии в широком понимании этого термина. Несомненно и то, что нельзя отождествлять фрейдизм с философской антропологией.

 Философская антропология оформилась к 20-м годам нашего столетия под влиянием теоретических размышлений М. Шелера (1874-1928).

  В историческом плане психоанализ предшествовал философской антропологии. Другое дело, что со временем не только психоаналитические идеи нашли свое отражение в шелеровской философской антропологии, но и концептуальные построения последней наложили отпечаток на формирование неофрейдистских представлений о человеке.

  Потребность в создании "новой философской антропологии" объяснялась тем, что к тому времени существовало множество учений о человеке, которые, по убеждению Шелера, не столько проясняли, сколько, напротив, затушевывали истинный смысл человеческого бытия.

  На первый взгляд может показаться, что шелеровская философская антропология решительно порывает с фрейдовским учением о человеке. В действительности дело обстоит иначе. Несмотря на критику фрейдовских натуралистических представлений о человеке, Шелер не только заимствует некоторые психоаналитические идеи, но и в их разработке идет дальше основателя психоанализа. Речь идет прежде всего о психоаналитическом понимании сублимации.

  Если у Фрейда способность к сублимированию относится к сфере человеческого бытия, то Шелер наделяет этой способностью все формы организации природного мира. Фрейдовская концепция сублимации, следовательно, распрастраняет Шелером на все природные процессы. Эволюция человека оказывается у Шелера одним из звеньев развертывающегося в мире процесса сублимации, или,как подчеркивает он сам, данная эволюция "представляет последний акт сублимации в природе"[20,с.68].

  Определение конфликта между человеком и культурой в шелеровской философской антропологии воспроизводит, по существу, психоаналитическое толкование этой проблематики. Подобная установка свидетельствует о внутреннем родстве шелеровской философской антропологии с психоаналитическим учением Фрейда.

   В психоанализе и в философской антропологии ставится вопрос овозможностях преодоления того кризиса человеческого существа, который, как пологают представители обеих направлений, имеет место в современном "индустриальном обществе". Расмотрение этого вопроса уходит своими корнями как психоаналитическое учение Фрейда, так и в концептуальные построения философской антропологии Шелера.

   В понимании человеческого бытия психоанализ и философская антропология во многом занимают сходные позиции. Отсюда ясно, почему некоторые западные исследователи рассматривают психоаналитическое учение Фрейда в качестве философской антропологии. Более понятной становится и попытка совмещения основных принципов и установок, к которым пришли в ходе эволюции эти два направления в западной филосовии человека. Наиболее рельефно такое совмещение проявилось в учении  швейцарского психиатра Людвига Бинсвангера, который , находясь под влиянием идей Дильтея, Гуссерля, Фрейда, Шелера и Хайдеггера, предпринял попытку разработки "экзистенциального анализа" в психиатрии и собственного варианта "психоаналитической философской антропологии".

  Освещение взглядов Бинсвангера на природу человеческого бытия с точки зрения его осмысления феномена любви позволяет выявить несомненное сходство между теоретическим содержанием психоанализа и философской антропологией, благодаря чему становится возможным своеобразный синтез основных идей, разрабатываемых представителями этих двух направлений в западной философии человека.

  Имеются определенные нюансы в понимании принципа деятельности со стороны психоаналитиков и представителей философской антропологии, налицо и отдельные расхождения в трактовке феномена любви, особенно у Фрейда и Шелера. Однако, несмотря на эти и другие несовпадение точек зрения, различия между психоаналитической философией и философской антропологией оказываются подчас не большими, чем расхождения между последователями Фрейда внутри фрейдизма и сторонниками шелеровского подхода к человеку внутри философской антропологии. Что касается неизменным, так это исходный постулат об иррацилнальной структуре человеческого бытия и иррациональных предпосылках человеческого существования. Во всех случаях, независимо от модификации некоторых сторон учений Фрейда и Шелера, неофрейдисты и представители философской антропологии сохраняют незыблемыми установки, согласно которым исследование культуры и человеческой цивилизации осуществляется через призму внутреннего мира индивида и индивидуальной формы человеческого бытия, детерминированных бессознательными процессами, лежащеми в основе любых проявлений жизнедеятельности.

3.2. Экзистенциальный психоанализ.

   Установление взаимосвязей между психоаналитическим учением Фрейда и философской антропологией - это только одно из проявлений взаимопереплетения разрозненных теоретических положений о человеческом бытии, свойственного современной западной философии человека. Значительно чаще предпринимаются попытки проведения паралелей между психоанализом и экзистенциализмом, что обусловлена рядом причин. Во-первых, критически переосмысливая психоаналитическое учение Фрейда, многие экзистенциалисты открыто заявляют о своей приверженности к психоаналитическому методу исследования бытия человека в мире, во- вторых, неофрейдисты часто пользуются экзистенциальной терминологией, и, наконец, в-третьих, фрейдовское учение о человеке и культуре действительно включает себя такие элементы, которые оказываются созвучными с экзистенциальными интерпретациями бытия человека в мире. Поэтому, многие теоретики усматривают тесную связь между психоанализом и экзистенциализмом.

    Одни из них исходят из того, что психоаналитические идеи оказали заметное влияние на возникновение экзистенциализма, ибо уже первая работа Фрейда "Толкование сновидений" положило начало формированию "экзистенциального сознания ХХ столетия"[21,с.10]. Другие акцентируют внимание на экзистенциальной критике психоаналитических концепций, пологая, что "психоанализ и экзистенциализм представляют собой следующие друг за другом стадии в процессе утраты современным европейским мышлением доверия к человеческой рациональности и автономии"[22,с.4]. Третьи считают, что экзистенциалистское мышление "совместимо с психоанализом"[23,с.22] и, следовательно, "экзистенциальная философия может внести особенно ценный вклад в психоанализ"[24,с.24]. Среди тех, кто в той или иной степени разделяет последюю точку зрения, имеются последователи, которые прямо указывают на то , что в настоящее время "психоаналитический клинический опыт в значительной мере фокусируется на экзистенциальных проблемах"[25,с.163], а усилия ряда психоаналитиков характеризуются стремлением "изменить психоаналитическую метапсихологию в направлении экзистенциализма"[26,с.268].

  Ряд западных авторов не только проводит параллели между психоанализом и экзистенциализмом, но и проходит к выводу, что психоаналитическое учение Фрейда о человеке можно назвать, по существу, экзистенциальным.

   Взаимосвязи между психоанализом и экзистенциализмом в действительности не такие простые и однозначные, как это подчас представляется некоторым исследователям, пологающим, что экзистенциальные идеи о бытии человека в мире способствовали плодотворной модификации психоаналитического учения. Безусловно, экзистенциальная философия оказала определенное влияние на развитие тех направлений психоанализа, приверженцы которых ратовали за экзистенциальное преобразование фрейдовского учения о человеке. Но несомненно и то, что, в свою очередь, психоаналитические идеи решительно вторглись в экзистенциальную философию, так или иначе предопределив направленность ее развития. Ведь формирование экзистенциальных учиний происходило в контексте осмысления психоаналитических гипотез и теоретических положений, сопровождавшегося скрытой или явной полемикой с психоаналитическим видением человека, что не могло не сказаться на самой экзистенциальной философии. В конечном счете за критическим переосмыслением психоаналитического и экзистенциального подходов к изучению человеческого бытия явственно просматриваются исторические и логические связи, существующие между психоанализом и экзистенциализмом.

3.3. Психоанализ и феноменология.

   Если олни западные исследователи предпринимают всевозможные усилия по интеграции психоаналитических концепций и экзистенциальных идей с целью создания нового учения о человеке, то другие обращаются к феноменологическому учению Гуссерля, пологая, что психоанализом и феноменологией есть общие точки соприкосновения. Высказываются различные соображения, согласно которым основные концепции феноменологического учения, включая представления об интенциальности, редукции, "жизненном мире", органически вписываются в остов психоанализа. Так, по мнению Дж. Клайна, одна из заслуг психоанализа заключается в "освещении бессознательной интенциональности"[23,с.52]. По убеждению Р. Стила, феноменологическая редукция является "центральной для психоаналитического диалога"[27,с.402]. Усматривая сходства и паралели между психоанализом и феноменологией, некоторые теоретики приходят к выводу, что концептуальные преобразования психоаналитического учения Фрейда о человеке немыслимы вне учета и использования феноменологических идей.

  Феноменологическое переосмысление психоаналитического учения Фрейда в значительной степени связоно с попытками преодоления трудностей в классическом психоанализе и экзистенциализме, которые обусловлены специфическим пониманием проблемы взаимоотношения между сознанием и бессознательным. В учении Фрейда о человеке наблюдается явное противоричие между теорией, ставящей бессознательное над сознанием, и практикой психоанализа, нацеленной на то , чтобы сознание не только овладело бессознательным, но и поставило себя на его место.

   В свою очередь, в "экзистенциальном психоанализе" Сартра, несмотря на то что он отверг фрейдовское бессознательное и поставил в центр внимания сознание, общая картина человеческой деятельности оставалось до конца не проясненной: сартровское "спонтанное сознание" не исключало наличие таких процессов, которые могли бы быть описаны в терминах бессознательного, хотя сам он всячески стремился подчеркнуть сознательные установки, лежащие в основе "жизненного проекта". По всей вероятности, именно эти противоречия и неясности послужили отправной точкой для обращения некоторых исследователей к феноменологии в том ее виде, как она выглядела в учении Гуссерля.

  Известно, что Эдмунд Гуссерль (1859-1938) уделил особое внимание проблеме сознания в ее нетрадиционном смысле. Согласно его философским представлениям, "феноменология должна иметь дело с "чистым" сознанием, т. е. с сознанием в феноменологической постановке"[28, с.14]. Однако для того, чтобы иметь возможность вплотную подойти к сознанию в его чистоте, прохрачности и первозданности, оно, по убеждению Гуссерля, должно быть очищено от всех наплостований или пройти своеобразную редукцию.

  Фрейд и Гуссерль разделяют сходные взгляды на понимание некоторых аспектов психического. Так, если основатель психоанализа исходит из того, что в сфере психического стираются различия между реальностью и вымыслом, то анологичной точки зрения придерживается и Гуссерль. Во всяком случае, Гуссерль подчеркивает, что в психической сфере "нет никакого различия между явлением и бытием"[28, c.26].

3.4. Психоанализ и герменевтика.

  Герменевтическая трактовка психоанализа имеет место в работах П. Рикера, Ю. Хабермса. Кроме того, в последние годы анологичных взглядов стали придерживаться западные исследователи различных мировозренческих ориентаций. Во всяком случае, независисмо от того, разделяют ли те или иные теоретики исходные установки философской герменевтики, многие из них о герменевтических функциях психоаналитического учения.

  По словам профессора социологии Пенсильванского университета Ф. Рифа, оригинальность психоанализа заключается "в герменевтическом исскустве"[29,c.105].

  О герменевтической роли психоанализа пишут не только теоретики, но и специалисты, работающие в сфере психоаналитической практики. Так, профессор психиатрии Йельского университета С. Ливи рассматривает психоанализ в системы интерпретаций, в рамках которой основопологающие идеи, включая "трансфер", имеют статус "герменестической концепции"[30,c.60,108.]. В свою очередь клиницист Г. Лоуолд замечает, что "психоанализ - это интерпретация"[31, c.102].

  Если ряд теоретиков и клиницистов трактуют психоаналитическое учение Фрейда в качестве герменевтики, то выявление взаиммосвязей между психоанализом и герменевтической философией предпологает содержательное раскрытие обеих направлений в философской мысли. В этой связи следует подчеркнуть, что современная философская герменевтика имеет предысторию, уходящая своими корнями в концепции и методологические приемы толкования, зародивщиеся в философских и религиозных системах прошлого.

  Фактически во всех работах Фрейда - от клинического описания симптомов психоневрозов до интерпретаций произведений исскуства и истории возникновения человеческой цивилизации - на передний план выступает, какправило, проблематика понимания. В клиническом отношении фрейдовская методика понимания превращается в психоаналитическую инструментальную дисциплину, включающую в себя набор правил интерпретации психических феноменов и разработанную символику бессознательного, с помощью которой вскрываются сексуальные желания человека. В теоретическом плане психоаналитическая герменевтика становится обобщенным инструментом понимания, приемлемым на все случаи жизни: этим инструментом Фрейд пользуется как при толковании сновидений, так и при стремлении проникнуть в тайну художественных поизведений и в глубины исторического прошлого.

  Психоанализ нацелен на раскрытие смысловых связей и значений, обнаружение которых предпологает проникновение в глубины психики и расшифровку языка бессознательного. "Толковать, - замечает Фрейд, - значит найти скрытый смысл"[32,c.89]. Раскрытие смысла "бегства в болезнь" и сновидений, различного рода описок и оговорок, творческой деятельности и исторического процесса составляет основную задачу психоаналитической герменевтики.

  Психоаналитическое толкование имеет дело с символикой бессознательного. Именно данная символика становится объектомсамого пристального изучения у Фрейда. Можно сказать, что герменевтическое понимание в психоанализе - это понимание , основанное на символической интерпретации.

   Среди западных исследователей, рассматривающих психоанализ в качестве герменевтики, особое место занимает П. Рекер. В центре его "герменевтической феноменологии" стоит концепция интерпретации, выступающая в роли "связывающего звена между феноменологией и психоанализом"[33,c.31].

   Основатель психоанализа стремился объединить в единое целое понимание и объяснение психических процессов, мотивационной деятельности человека. Рикер обратил внимание на эту специфическую черту психоанализа. В своих работах он не только использует представления о необходимости совмещения двух подходов к исследованию человека, но и углубляет их, делая акцент на диалектике понимания и объяснения в интерпретационном процессе. Поскольку же под текстом Рикер подразумевает как отдельные зафиксированные в письменном языке документы, так и культуру в целом, то общая герменевтика имеет дело и с прочтением текстов, и с толкованием бытия человека в мире. Причем функции и объяснения рассматриваются им какприсущие самой человеческой природе.

  Рикеровская ориентация на раскрытие смысла текста является логическим продолжением развития психоаналитических идей, связанных со смысловым истолкованием исследуемых явлений и процессов. Однако содержательная интерпретация смысла у Рикера заметно отличается от фрейдовской его трактовки.

3.5.Структурный психоанализ.

В "феноменологической герменевтике" Рикера определенные возможности прочтения любого текста соотносятся с различными школами структурализма. С его точки зрения, структурный анализ способствует герменевтическому движению от объяснения к пониманию, от тривиального толкования исследуемых явлений к интерпретации их глубинного содержания путем установления корреляции между социальной реальностью и ее символическим выражением, социальными структурами и семиотическими системами. И если Рикер рассматривает структурный анализ текста, структурный подход к осмыслению реальности вообще в качестве промежуточной ступени, предпологающий дальнейшую герменевтическую интерпретацию феноменологического толка, то ряд западных исследователей обращаются непосредственно к структурализму, усматривая в нем адекваный метод, способствующий раскрытию сути изучаемых явлений.

  Некоторые из них подчеркивают ориентацию структурализма на трансформацию герменевтики с целью выдвижения нового структуралистского видения проблемы толкования, интерпретации. "В структурных программах, - -замечает профессор философии Техасского университета Т. Сеунг, - исскуство интерпретации было трансформировано в исскуство структурного анализа; интерпретировать культурный объект стало равнозначным анализировать его структуру"[34,c.10].

  Отметим, что, как метод истолкования бессознательного, психоаналитическая герменевтика имела дело с речью пациента,с языком вообще. Понимание речи и языка является одной из центральных проблем психоанализа. "Наша речь, - подчеркивал Фрейд, - явление далеко не случайное, а сокровищница глубочайшего, древнего познания ..."[32,c.101]. Но язык, которым оперирует психоаналитик, весьма специфичен. В теоретических исследованиях и в терапевтической практике объектом исследования служит не столько обыденный язык, сколько скрытый "язык бессознательного", имеющий свою собственную логику, не совпадающую с логикой высказываний, будь то свободная речь пациента или текстуальный контекст в рамках художественного произведения, человеческой культуры в целом. Точнее говоря, психоаналитик вслушивается в обыденный язык, принимает его во внимание, однако он не верит в истинноть высказываний и стремится за оболочкой этого языка вскрыть подлинное содержание, выраженное в символической форме. Понимание символики языка, его расшифровка, истолкование "инакомыслия" бессознательного составляют суть психоаналитической герменевтики.

  Именно этот языковый аспект психоанализа привлекает к себе внимание тех теоретиков, которые пытались осуществить синтез лингвистической и психоаналитической проблематики. Речь идет прежде всего о французских структуралистах, использующих метод психоаналитического исследования и многие фрейдовские идеи при раскрытии процессов структурализации мышления, языка, этнологических и исторических процессов в рамках западной культуры и исторических процессов в рамках западной культуры и человеческой цивилизации в целом, а также при анализе текстов светско-художественного или религиозно-мифологического содержания. К их числу относятся такие и основатели структуралистского движения во Франции, как К. Леви-Строс, М. Фуко, Ж. Лакан, приверженцы лакановской щколы психоанализа, включая С. Леклера и Ж. Лапланш, участники литературной группы "Тель-Кель".

  Усилия К. Леви-Строса направлены на выявление бессознательных механизмов, управляющих структурами общественного сознания в примитивных обществах. М. Фуко исследует основные структуры человеческого мышления, пытаясь раскрыть внутренние механизмы и закономерности развития научного и гуманитарного знания. Ж. Лакан акцентирует внимание на роли бессознательного в жизни человека, предлогая свое собственное понимание внутрипсихической структуры личности и логики функционирования языка. С. Леклер и Ж. Лапланш развивают лакановские идеи о бессознательном и языке. Участники группы "Тель-Кель" исследуют тексты, отправляясь от литературоведческого структурализма, лакановской трактовки языка, "грамматологии" Ж. Деррида. Одним словом, французские структуралисты предпологают новое видение лингвистической проблематики, преломленной через призму фрейдовского подхода к анализу бессознательного.

  Следует подчеркнуть, что "новое" видение структуралистами функций языка в действительности оказывается измененным вариантом фрейдовских психоаналитических представлений об "инакомыслии" бессознательного.

  Структуралисты пытались пересмотреть некоторые теоретические положения классического психоанализа и "дебиологизировать" его концепции. С этой целью они стремятся по-новому прочитать фрейдовские работы и выявить их философско осмысленное содержание.

  Концептуальные построения Клода Леви-Строса послужили основой для возникновения "структуралистского психоанализа".

Заключение.

   Как показывает осуществленное в данной работе исследование, взаимоотношения между психоанализом и западной философской мыслью весьма устойчивы и многогранны. Во-первых, философские идеи мыслителей прошлого оказали существенное влияние на становление и формирование психоаналитического учения Фрейда о человеке и культуре. Во-вторых, в своем органическом единстве фрейдовские представления о психической реальности и бытии человека в мире образуют психоаналитическую философию, оказывающую не меньшее воздействие на общественное сознание в странах Запада, чем другие философские течения. В-третьих, психоаналитические идеи все активнее вторгаются в различные направления современной философии.

   Характерная особенность развития современной философской мысли на Западе состоит в том, что происходит вторжение одних философских направлений в те проблемные поля исследований, которые ранее были прерогативой других, часто прямо противоположных философских течений.

   Другой немаловажный общий вывод заключается в следующем. Можно с полным основанием говорить о том, что в ближайшем будущем психоаналитическое учение Фрейда о человеке и культуре не только не утра  тит своего влияния на развитие философской мысли, но, напротив, сохранит свою значимость в условиях сближения между собой различных философских школ. Думается, что психоанализ привлекает к  себе внимание многих современных философов в силу своего двойственного положения, связанного с попытками синтеза, объединения в некое единое целое "объясняющих" и "понимающих" методов анализа индивидуально-личностных и социокультурных феноменов, сциентистских и антисциентистких подходов к исследованию бытия человека в мире.

   Поскольку же современной западной философской мысли наблюдается устойчивая тенденция к совмещению психоаналитических концепций с различными идеями феноменологического, экзистенциального, структуралистского, герменевтического и антропологического толка, то одной из важных задач исследований ныне существующих и в перспективе возможных философских школ является дальнейщее всесторонее осмысление психоаналитической философии.

Литература.

  1. А.А.Радугин "Философия", курс лекций, М., 1995.

  2. Peterfreud E. Information, Systems and Psychoanalysis. N. Y.,1971.

  3. Feffer M. The Strukture of Freudian Thought: The Problem of Immutability and Discontinuity in Developmental Theory. N. Y.,1982.

  4. Decker H. Freud in Hermany: Revolution and Reaction in Science, 1893-1907. N. Y.

  5. Ellenberger H. The Discovery of the Unconscious. N. Y., 1970.

  6. Фрейд З. Остроумие и его отношение к бессознательному. М., 1925.

  7. Фрейд З. Толкование сновидений. М., 1913.

  8. Бочорошвили А. Т. Проблема бессознательного в психологии. Тбилиси, 1961.

   9. Бассин Ф. Б. Проблема бессознательного. М., 1968.

   10. Бассин Ф. Б. Бессознательное: природа, функции, методы исследования. Т.1: Развитие идеи. Тбилиси, 1978.

   11. Бойко А. Н. Проблема бессознательного в философии и конкрентных науках. Киев, 1978.

   12. Whyte L. The Unconscious Before Freud. N. Y., 1960.

   13. Фрейд З. Основные психологические теории в психоанализе. М.-П., 1923.

  14. Шопенгауэр А. Мир как воля и представление. М., 1901. Т.2.

  15. Ницше Ф. Полн. собр. соч. М., 1910. Т.9.

  16. Гартман Э. фон. Сущность мирового процесса, или философия бессознательного. М., 1873. Вып. 1.

  17. Лебон Г. Психология народов и масс. СПб., 1896.

  18. Вунд В. Основания физиологической психологии. М.,1881. Вып. 2.

  19. Липпс Т. Руководство к психологии. СПб., 1907.

  20. Scheler M. Man's Plase in Nature. N. Y., 1969.

  21. Freud and 20-th Century. Ed. select. by B. Nelson. N. Y., 1963.

  22. Izenberg G. The Existential Critique of Freud.Princeton, 1974.

  23. Klein G. Psychoanalytic Theory: An Exploration of Essentials, N. Y.1982.

   24. Psychoanalysis and Existential Philosophy. Ed. by H. Ruitenbeek. N. Y. 1962.

  25. Gedo J. Beyond Interpretation. N. Y., 1979.

  26. Hanly Ch. Existentialism and Psychoanalysis. N. Y., 1979.

  27. Steel R. Psychoanalysis and Hermeneutics// The International Review of Psycho-Analysis. 1979. Vol. 6. Part 4.

  28. Гуссерль Э. Философия как строгая наука.// Логос. 1911.Кн.1.

  29. Rieff Ph. Freud: The Mind of the Moralist. Chicago and London, 1975.

  30. Leavy St. The Psychoanalytic Dialogue. New Haven and London, 1980.

  31. Loewald H. Papers on psychoanalysis. New Haven and London, 1980.

  32. Фрейд З. Лекции по введению в психоанализ. Т.1.

  33. Ricoeur P. Philosophe of Will and Action// Phenomenology of Will and Action.

  34. Seung T. Structuralism and Hermeneutics. N. Y., 1982.




Похожие работы, которые могут быть Вам интерестны.

1. ФИЛОСОФСКИЕ ОСНОВАНИЯ ТЕОРИИ ЯЗЫКА РЕНЕ ТОМА

2. Философские взгляды Н. Бердяева

3. Философские проблемы экономической науки

4. Философские манифесты Алена Бадью

5. ФИЛОСОФСКИЕ ШКОЛЫ В ДРЕВНЕМ КИТАЕ

6. ДЕЛИМЫ ЛИ НАУКИ НА «ФИЛОСОФСКИЕ» И «НЕФИЛОСОФСКИЕ»

7. Психологические и социально-философские проблемы межкультурных коммуникаций

8. Античная философия

9. Средневековая философия

10. Философия и религия