Проблемы применения и пути совершенствования норм о необходимой обороне по УК РФ



Реферат

Проблемы применения и пути совершенствования норм о необходимой обороне по УК РФ

Содержание

§1. Обзор судебной практики применения ст. 37 УК РФ

§2. Проблемы регулирования и пути совершенствования ст. 37 УК РФ

Литература

1. Обзор судебной практики применения ст. 37 УК РФ

Для наибольшей полноты анализа необходимой обороны необходимо изучить, как те или иные положения реализуются судами на практике. В данном реферате будет рассмотрено, как суды толкуют положения закона и Постановление Пленума ВС РФ № 19, а также какие ошибки допускают суды при квалификации тех или иных действий как необходимой обороны. Именно такой анализ больше всего способствует выявлению пробелов законодательного регулирования.

Наибольшее количество проблем на практике возникает при решении вопроса о превышении пределов необходимой обороны. Это можно объяснить тем, что при определении таких пределов, а также при определении обстоятельств, которые должны учитываться судами при квалификации деяния как преступления, совершенного при превышении пределов необходимой обороны, УК РФ, а также Постановление Пленума ВС РФ № 19 содержат в основном абстрактные и оценочные понятия, которые суды в каждом конкретном случае могут толковать по-разному. Так, нет четких определений понятий «насилие опасное для жизни или угроза такого насилия», «явное несоответствие действий характеру и опасности общественно опасного посягательства» и т.д.

Так, по приговору Советского районного суда г. Астрахани Колякин был осужден по ч. 1 ст. 108 УК РФ, ч. 1 ст. 114 УК Ф. Суд первой инстанции не принял во внимание, что общественно опасное посягательство совершалось группой лиц в отношении одного обороняющегося. Все участники группы действовали активно, в результате чего Колякин в состоянии необходимой обороны причинил вред всем участникам группы, что, по мнению суда первой инстанции, явно не соответствовало характеру посягательства —Лебедев В.М Судебная практика к Уголовному кодексу РФ. М.: Юрайт, 2014. С. 195-196.. Таким образом, суд первой инстанции посчитал, что совершаемое группой лиц, не относится к насилию опасному для жизни. Суд усмотрел превышение пределов необходимой обороны в том, что Колякин причинил вред всем участникам группы, однако, на наш взгляд, при решении вопроса о превышении пределов необходимой обороны суд должен анализировать не количество посягающих, кому был причинен вред в состоянии необходимой обороны, а соразмерность вреда, причиненного каждому из участников в отдельности, характеру и степени общественно опасного посягательства.

Приговором Алтайского краевого суда Шариков С.С. был признан виновным в совершении убийства при превышении пределов необходимой обороны и осужден по ст. 108 УК РФ.В процессе употребления спиртных напитков между Шариковым с одной стороны и К. и С. с другой возник конфликт, перешедший в драку, в ходе которой последний нанес Шарикову два удара кулаком в область лица. После этого К. нанес Шарикову ножом удар в область бедра правой ноги, а С., присоединившись к действиям К., стал наносить Шарикову удары кулаками в область головы и туловища, а также высказал требования К. о нанесении Шарикову ударов ножом. Однако, когда К., продолжая наносить удары, от которых Шариков защищался руками, в очередной раз замахнулся на Шарикова ножом, последнему удалось перехватить руку К. и выхватить нож. После чего Шариков стал наносить последним удары ножом. При этом К. нанес не менее 23 ударов в область головы, шеи, передней и задней поверхностей грудной клетки, а также левой верхней конечности, а С. не менее 29 ударов в область головы, шеи, передней, задней и боковых поверхностей грудной клетки, а также правой верхней конечности. В результате вышеуказанных действий Шарикова потерпевшим К. и С. был причинен тяжкий вред здоровью, повлекший смерть последних на месте происшествия —Определение Верховного Суда РФ от 05 августа 2015 г. № 51-УД15-4. Документ опубликован не был. СПС Консультант Плюс.. По мнению суда первой инстанции в момент, когда Шариков С.С. вырвал у нападавших нож, насилие перестало быть опасным для жизни, что Шариков С.С. осознавал, имел умысел на совершение убийства, понимая, что его действия явно не соответствуют характеру и степени общественно опасного посягательства.

Анализируя указанно дело, можно заметить, что суд первой инстанции не учел, что переход оружия сам по себе не может свидетельствовать о прекращении посягательства. Суд первой инстанции также не принял во внимание и другие обстоятельства: ночное время, инициирование конфликта К. и С., которые препятствовали намерению Шарикова покинуть квартиру, численное превосходство нападавших. Все эти обстоятельства, а также наличие у нападавших ножа, свидетельствуют о наличии насилия опасного для жизни, что исключает саму постановку вопроса о превышении пределов необходимой обороны. Таким образом, суд неверно квалифицировал действия Шарикова как убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны.

Другая проблема на практике возникает в отношении квалификации угрозы применения насилия, опасного для жизни. Так, в ходе возникшего конфликта Д. взял деревянный брус и со словами «Хочу, чтобы ты издох! Я помогу тебе умереть!» предпринял попытки нанести удары Тихонова, после чего Тихонов нанес Д. несколько ножевых ранений. Промышленный районный суд г. Курска признал Тихонова виновным в убийстве при превышении пределов необходимой обороны (ч. 1 ст. 108 УК РФ) В данной ситуации суд не учел то обстоятельство, что высказанные намерения причинить смерть Тихонову подкреплялись попыткой нанесений повреждений предметом, используемым в качестве орудия, что давало Тихонову основание считать, что существует реальная угроза применения насилия, опасного для жизни —Решение Промышленного районного суда г. Курска N 1-50/2014. Документ опубликован не был. СПС Консультант Плюс.. По решению судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Республики Татарстан Шаяхметов Р.А. признан виновным в совершении убийства при превышении пределов необходимой обороны и осужден по ч.1 ст. 108 УК РФ на основании того, что у Шаяхметова Р.А. не были выявлены какие-либо телесные повреждения, помимо ссадины в области правого локтевого сустава, а также того, что после первых ударов по телу Л. пытался убежать, однако Шаяхметов Р.А. дважды его догонял и продолжал наносить удары неустановленным колюще-режущим предметом —Определение Верховного суда Республики Татарстан N 22-3559/2013. Документ опубликован не был. СПС Консультант Плюс ..

Такой вывод суда представляется не совсем верным, поскольку нельзя делать вывод об отсутствии посягательства, сопряженного с насилием опасным для жизни, исключительно на объективных признаках. При анализе действий в состоянии необходимой обороны необходима комплексная оценка всех обстоятельств: субъективных и объективных. Также судам необходимо учитывать. что не всегда можно дождаться момента причинения вреда, который по характеру повреждения будет свидетельствовать об опасности для жизни —Клюев А.А. Насилие, опасное для жизни, или угроза применения такого насилия как разновидность общественно опасного посягательства при необходимой обороне // Российский судья. 2015. N 7. С. 29..

Таким образом, можно сделать вывод, что суды нередко допускают различного рода ошибки при квалификации действий в состоянии необходимой обороны. Так, в некоторых случаях ошибки случаются по причине неясности закона, большого количества оценочных понятий. Так, у судов нет однозначного понимания насилия опасного для жизни или угрозы применения такого насилия. Суды нередко не принимают во внимание другие обстоятельства субъективного характера, которые, в свою очередь, и формируют поведение обороняющегося, обуславливают причинение им вреда посягающим. Можно также заметить, что при рассмотрении дел, связанных с причинением вреда в состоянии необходимой обороны, господствуют обвинительный уклон. В ситуациях, когда причинение вредя представляется правомерным, суды нередко квалифицируют деяние, как совершенное при превышении пределов необходимой обороны, или же на общих основаниях.

2. Проблемы регулирования и пути совершенствования

ст. 37 УК РФ

В связи с актуальностью вопроса о необходимой обороне, а также несовершенством российского законодательства и практики его применения в литературе непрерывно выдвигаются различные предложения по совершенствованию законодательства. В данном параграфе некоторые из таких предложений будут рассмотрены, а также проанализированы.

В литературе встречаются предложения о внесении изменений даже в само понятие и сущность необходимой обороны. Так, В.В. Мальцев считает, что необходимая оборона является не просто обстоятельством, исключающим преступность деяния, но также при защите определенного круга объектов социально полезным действием, в связи с чем предлагает изложить ч. 1 ст. 37 УК РФ в следующей редакции:

«1. Общественно полезным признается причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни, здоровья, личной свободы, половой неприкосновенности или половой свободы обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой такого насилия —Мальцев В.В. Необходимая оборона при посягательствах на свободу, здоровье, половую свободу и неприкосновенность // Законность. 2012. N 2. С. 34.

Свою позицию автор аргументирует тем, что такая формулировка текста уголовного закона будет стимулировать граждан к защите прав, избавит обороняющихся от страха уголовного преследования в случае причинения вреда посягающему.

Несмотря на то, что такая аргументация В.В. Мальцева направлена на защиту прав граждан, на чьи законные права и свободы совершается общественно опасное посягательство, нельзя согласиться с его выводом о том, что лишение другого человека жизни (даже в состоянии необходимой обороны) может признаваться государствам в качестве социально полезного поведения. Более того, представляется, что страх граждан защищать свои права по ст. 37 УК РФ вызван не тем, что закон не признает необходимую оборону социально полезным действий, а пробелами законодательства, влекущими большое количество обвинительных приговоров судов по данной категории дел. На наш взгляд, текущая формулировка УК РФ, закрепляющая, что причинение вреда в состоянии необходимой обороны не является преступлением, более верно отражает саму суть необходимой обороны.

Рассмотрим теперь предложения по совершенствованию законодательства, которые выдвигаются в теории, относительно условий правомерности необходимой обороны, относящихся к защите. Так, как уже было указано выше, в круг объектов необходимой обороны входит достаточно широкий спектр прав и интересов: права и свободы обороняющегося, третьих лиц, а также охраняемые законом интересы общества или государства. Такой объект необходимой обороны, как охраняемые законом интересы общества или государства является советским наследием, в зарубежном законодательстве не содержится (за исключением стран социалистического лагеря). Более того, ни уголовный закон, ни Постановление Пленума ВС РФ № 19 не содержит пояснений, что понимается под охраняемыми законом интересами общества или государства —Федосова Е.Ю. Указ. соч. С. 58.. На практике также не встречаются дела о необходимой обороне, связанной с защитой интересов общества или государства, в этой части норма является «мертвой». В связи с указанным, представляется правильным исключение данного круга объектов из ст. 37 УК РФ.

В литературе встречаются и другие предложения касательно круга объектов необходимой обороны. Так, закон не содержит указания на то, какие именно права обороняющегося и других лиц, а также охраняемые законом интересы общества и государства могут подлежать защите по ст. 37 УК РФ. В литературе высказывается предположения, что в текущей редакции УК РФ понятия «объект необходимой обороны» и «объект уголовно-правовой охраны» тождественны. Тем не менее, нерешенным остается вопрос о защите целого круг объектов от преступлений против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления (гл. 30 УК РФ), при угрозе убийством или причинением тяжкого вреда здоровью (ст. 119 УК РФ), клевете (ст. 129 УК РФ) и оскорблении (ст. 130 УК РФ), вымогательстве (ст. 163 УК РФ). Так, законодательно не решены вопросы о возможности, правомерности и пределах необходимой обороны целого ряда объектов —Каримов Т.У. Круг объектов необходимой обороны и дифференциация критериев определения ее пределов (постановка проблемы) // Российский юридический журнал. 2010. N 6. С. 124.. В связи с этим представляется важным четкое определение круга объектов возможной защиты в рамках необходимой обороны.

Также в литературе выдвигаются предложения по совершенствованию регулирования в сфере обороны с использованием автоматически срабатывающих средств. Несмотря на то, что Постановление Пленума ВС РФ № 19 во многом несомненно сделало шаг вперед, поскольку ранее эти вопросы были вовсе обойдены молчанием, остается множество пробелов в данной сфере. Так, например, как отмечает Г.А. Есаков, не достаточно ясно решен вопрос о причинении смерти при защите имущества в отсутствии собственника. В Постановлении Пленума ВС РФ № 19 данный вопрос решается путем использования отсылки к общим пределам необходимой обороны, что не вносит ясности. Одним из наиболее конкретных является предложение дополнить ст. 37 УК РФ положением, согласно которому «применение средств и приспособлений для защиты правоохраняемых интересов в отсутствие обороняющегося, если эти средства и приспособления не создавали опасность для лиц, не совершающих общественно опасного посягательства, признается правомерным при причинении любого вреда лицу, совершившему общественно опасное посягательство —Есаков Г. А. Использование предохранительных устройств при защите имущества и необходимая оборона // Уголовное право. 2013. № 1. С. 20.». Несмотря на то, что вопрос о допустимости причинения смерти посягающему в такой ситуации является крайне дискуссионным, представляется верной отсылка о допустимости причинения вреда в ситуации, когда средства и приспособления не создавали опасность для лиц, не совершающих общественно опасного посягательства.

Также в новом Постановлении Пленума ВС РФ № 19 обходится молчанием вопрос об использовании таких средств, которые способны причинить посягающему вред лишь в результате его собственных действий (например, специально приготовленные отравленные еда и напитки) —Егорова Н.А., Гордейчик С.А. Новое Постановление Пленума Верховного Суда РФ о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление // Законность. 2013. N 2. С. 18.. На наш взгляд, решение данного вопроса представляется крайне важным в связи с тем, что нельзя поставить в один ряд использование для самозащиты отравленной еды или напитков и, например, использование самострелов, капканов. Эти различия обуславливаются тем, что в первом случае, исключается возможность причинения вреда лицу, не совершающему общественно опасное посягательство, а причинение вреда может быть вызвано исключительно самостоятельными действиями лица, совершающего общественно опасное посягательство.

Наибольшее количество предложений в литературе относятся к вопросам, связанным с определением пределов необходимой обороны, это связано с тем, что именно вопрос о превышении наиболее остро встает на практике, по этим вопросам встречается наибольшее количество судебных ошибок, а законодательство содержит большое количество оценочных и неясных формулировок.

Так, в литературе неоднократно отмечается неопределенность круга объектов, при защите которых допускается причинение любого вреда. В связи с этим Т.У. Каримов предлагает использовать опыт зарубежных коллег и закрепить перечень ситуаций, когда возможно причинение вреда любой тяжести, объясняя это тем, что в законе должны содержаться четкие, ясные и понятные критерии ситуаций, когда гражданин в состоянии необходимой обороне вправе причинить другому лицу смерть или тяжкий вред здоровью. Подобная казуальная система, как это уже рассматривалось в главе 1, содержится в уголовном законодательстве Франции и США. Т.У. Каримов предлагает дополнить ч. 1 ст. 37 УК РФ следующим положением:

«Не признается общественно опасным причинение любого вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны от:

а) причинения смерти или непосредственной угрозы ее причинения;

б) причинения тяжкого вреда здоровью или непосредственной угрозы его причинения;

в) посягательств против половой неприкосновенности и половой свободы, сопровождаемых насилием или угрозой его применения;

г) разбойного нападения; грабежа, совершенного с незаконным проникновением в жилище, с применением насилия, а равно совершенного в особо крупном размере;

д) кражи из жилого помещения, совершаемой в ночное время двумя или более лицами или в особо крупном размере;

е) иных особо тяжких преступлений» —Каримов Т.У. Круг объектов необходимой обороны и дифференциация критериев определения ее пределов (постановка проблемы) // Российский юридический журнал. 2010. N 6. С. 126..

Безусловно, такое предложение имеет как достоинства, так и недостатки. С одной стороны, такая формулировка отодвигает на второй план принцип необходимости причинения вреда. Более того, казуальная система не всегда может предусмотреть все случаи, которые могут реально возникнуть на практике. Однако, с другой стороны, такой перечень значительно бы прояснил для граждан и судов, в каких ситуациях причинение вреда будет считаться правомерным, что бы привело, на наш взгляд, к уменьшению числа обвинительных приговоров.

В связи с этим, подобное предложение, учитывающее зарубежный опыт, представляется крайне полезным для российского законодательства. Однако вопрос о непосредственном содержании такого перечня является намного более неоднозначным и может являться темой самостоятельного исследования.

Также в литературе содержится большое количество предложений по уточнению содержания термина «насилие опасное для жизни». В частности, указывается на крайне высокую значимость субъективных факторов в каждом конкретном случае. Также в литературе отмечается, что Постановление Пленума ВС РФ № 19 обходит молчанием вопросы, связанные с учетом личности посягающего при решении вопроса о пределах необходимой обороны. Так, например, не указывается имеет ли значение наличие реальной возможности причинить смерть обороняющемуся, когда посягающий значительно слабее физически, является малолетним (что очевидно для обороняющегося) или женщиной —Клюев А.А. Насилие, опасное для жизни, или угроза применения такого насилия как разновидность общественно опасного посягательства при необходимой обороне // Российский судья. 2015. N 7. С. 30.. Исходя из буквального толкования текста закона подобные характеристики личности преступника не имеют значения при квалификации действий обороняющегося. Однако нельзя не отметить, что подобные обстоятельства также должны учитываться судьей при принятии решения.

Подводя итоги, существует множество различных предложений по совершенствованию законодательства о необходимой обороны. Несмотря на то, что все предложения различны и крайне многообразны по содержанию, все они направлены на повышение эффективности механизма регулирования необходимой обороны, защиту прав обороняющегося от необоснованного осуждения, и требуют детального осмысления и анализа. В связи с вышеизложенным, ст. 37 УК РФ предлагается изложить в следующей редакции:

«1. Не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, в т.ч. имущества, от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия.

2. Защита от посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, является правомерной, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны, то есть умышленных действий, явно не соответствующих характеру и опасности посягательства.

2.1. Не являются превышением пределов необходимой обороны действия обороняющегося лица, если это лицо вследствие неожиданности посягательства не могло объективно оценить степень и характер опасности нападения.

2.2. Не является преступлением причинение любого вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны от:

а) причинения смерти или непосредственной угрозы ее причинения;

б) причинения тяжкого вреда здоровью или непосредственной угрозы его причинения;

в) посягательств против половой неприкосновенности и половой свободы, сопровождаемых насилием или угрозой его применения;

г) разбойного нападения; грабежа, совершенного с незаконным проникновением в жилище, с применением насилия;

д) кражи из жилого помещения, совершаемой в ночное время двумя или более лицами.

3. Положения настоящей статьи в равной мере распространяются на всех лиц независимо от их профессиональной или иной специальной подготовки и служебного положения, а также независимо от возможности избежать общественно опасного посягательства или обратиться за помощью к другим лицам или органам власти.

4. Применение средств и приспособлений для защиты правоохраняемых интересов в отсутствие обороняющегося, если эти средства и приспособления не создавали опасность для лиц, не совершающих общественно опасного посягательства, признается правомерным при соблюдении остальных условий правомерности.»

Необходимая оборона в РФ является крайне древним институтом, берущим свое начало еще вXX в. и прошедшим многовековую историю становления и развития. Шаг за шагом, с учетом предшествующего опыта в России появлялись новые нормы, регулирующие право на необходимую оборону. Безусловно, процесс становления и развития необходимой обороны (в особенности развития в советский период) во многом повлияли на современное регулирование необходимой обороны. На протяжении нескольких веков правовое регулирование необходимой развивалось последовательно. В настоящее время необходимая оборона регулируется УК РФ 1996 г., а также Постановлением Пленума ВС РФ № 19.

Для возникновения состояния необходимой обороны на защищающееся лицо должно совершаться общественно опасное посягательство, которое может немедленно и неотвратимо повлечь существенный вред правам личности. Причем наличие такого общественно опасного посягательства должно осознаваться защищающимся лицом исходя из окружающей обстановки и других обстоятельств. Только при наличии такого общественно опасного посягательства необходимая оборона может считаться правомерной и подпадать под действие ст. 37 УК РФ.

В то же время условия правомерности, относящиеся к защите, регулируют непосредственно право лица на причинении вреда в состоянии необходимой обороны, возникшего при наличии реального общественно опасного посягательства. Причинение вреда, главным образом, должно быть вызвано необходимостью защиты своих прав именно в момент совершения общественно опасного посягательства, прав других лиц, а не должно представлять собой месть.

Литература

Аввакумова О.Ю. Нравственно-правовые начала освобождения от уголовной ответсвтенности при необходимой обороне // Традиция. Духовность. Правосознание. Материалы Всероссийской научной конференции, 12-13 мая 2006 г.. - Тюмень: Тюм. юрид. ин-т МВД РФ, 2006. - С. 183-185

Агаджанян А. Эффективность нормы о необходимой обороне // Законность. - М., 2007, № 11. - С. 38-39

Агаджанян А.А. Необходимая оборона в русском дореволюционном уголовном праве // Юридическая мысль. Научно-практический журнал. - С.-Пб.: Изд-во юрид. ин-та (Санкт-Петербург), 2008, № 2. - С. 5-14

Алишаева П.К., Гаджиева А.А. Провоцирующее поведение потерепевшего в системе норм, регламентирующих право на необходимую оборону // "Черные дыры" в Российском Законодательстве. Юридический журнал. - М.: "1К-Пресс", 2007, № 1. - С. 140-141

Андреянкова В.Г., Мацокина Г.Н. Основания возникновения права на необходимую оборону и условия ее правомерности // Право и политика. - М.: Nota Bene, 2013, № 12. - С. 95-97

Антипов С.А. Конституционные основы уголовно-правового института необходимой обороны // Актуальные проблемы российского права. - М.: Изд-во МГЮА, 2012, № 1 (14). - С. 237-243

Арутюнян Г.Р. Составы преступлений, совершаемых при превышении пределов необходимой обороны // Юридические науки. - М.: Компания Спутник+, 2007, № 5 (27). - С. 160-163

Ахметшин А.С. Объекты необходимой обороны // Вестник НГУ. - Новосибирск: Изд-во НГУ, 2008, Т. 4: Вып. 1. - С. 62-67

Бабанина И.В. Необходимая оборона - как обстоятельство, исключающее преступность деяния // IX нижегородская сессия молодых ученых. Гуманитарные науки. Тезисы докладов. - Нижний Новгород: Изд. Гладкова О.В., 2015. - С. 304-305

Балмочных С.В. Необходимая оборона в системе уголовно-правового поощрения // "Черные дыры" в Российском Законодательстве. Юридический журнал. - М., 2008, № 1. - С. 189-190

Балмочных С.В. Необходимая оборона в системе уголовно-правового поощрения // Материалы научно-практической конференции юридического факультета Елецкого государственного университета им. И.А. Бунина. - Елец: Изд-во ЕГУ им. И.А. Бунина, 2006, Вып. 7. - С. 291-295

Балмочных С.В. Необходимая оборона в системе уголовно-правового поощрения // Пробелы в российском законодательстве. Юридический журнал. - М., 2008, № 1. - С. 200-201

Баранова Е.А. Особенности уголовной ответственности несовершеннолетних за преступления, совершенные с превышением пределов необходимой обороны // Проблемы исполнения уголовных наказаний, не связанных с лишением свободы, и применения иных мер уголовно-правового характера в отношении несовершеннолетних. Сборник материалов международной научно-практической конференции (Вологда, 7 декабря 2005 г.): В 2-х частях. - Вологда: ВИПЭ ФСИН России, 2006, Ч. 2. - С. 81-84

Барашкова Е. Некоторые проблемы беспредельной необходимой обороны // Социальные, экономические и правовые аспекты борьбы с преступностью. Сборник материалов научно-практической конференции (26 мая 2006 г., г.Рязань). - Рязань: Изд-во Рязан. филиала Моск. ун-та МВД России, 2006. - С. 56-59

Бежанов В.О. К вопросу о необходимой обороне в административно-деликтном законодательстве Российской Федерации // Вестник РГГУ. - М.: РГГУ, 2014, № 14 (57). - С. 119-124

Белянская О.В., Сланская Т.В. Необходимая оборона: вопросы теории и практики // XV Державинские чтения. Институт права: Материалы общероссийской научной конференции. Февраль 2013 г.. - Тамбов: Изд. Дом ТГУ им. Г.Р. Державина, 2013. - С. 95-98

Берлин Е.М. Реализация права на необходимую оборону // Гражданин и право. - М.: Новая правовая культура, 2012, № 9/10. - С. 74-78




Похожие работы, которые могут быть Вам интерестны.

1. Проблемы применения и пути совершенствования способов правовой защиты права на товарный знак и наименования места происхождения товара

2. Проблемы и пути совершенствования организационной структуры

3. Анализ реализации функций государственного бюджета РФ, их проблемы и пути совершенствования

4. УБИЙСТВО, СОВЕРШЕННОЕ ПРИ ПРЕВЫШЕНИИ ПРЕДЕЛОВ НЕОБХОДИМОЙ ОБОРОНЫ: ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ

5. Процесс применения норм права, его стадии

6. Практические аспекты применения правовых норм о неустойке

7. ПРАКТИКА ПРИМЕНЕНИЯ НОРМ НАЦИОНАЛЬНОГО РЕЖИМА ПРИ ЗАКУПКЕ РАДИОЭЛЕКТРОННОЙ ПРОДУКЦИИ

8. Понятие пересортицы, порядок ее зачета и применения норм естественной убыли в бухгалтерском учете

9. Пути создания и совершенствования инновационной инфраструктуры

10. Организация работы магазина и пути совершенствования ее технологии