Представительство в гражданском и арбитражном процессе: проблемы теории и практики применения



ФЕДЕРАЛЬНОЕ  ГОСУДАРСТВЕННОЕ АВТОНОМНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ

«НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

«ВЫСШАЯ ШКОЛА ЭКОНОМИКИ»

Нижегородский ФИЛИАЛ

Факультет  права

Казакова Валерия Игоревна

Представительство в гражданском и арбитражном процессе: проблемы теории и практики применения

Выпускная квалификационная работа - БАКАЛАВРСКАЯ РАБОТА

по направлению подготовки «Юриспруденция»

образовательная программа «40.03.01 Юриспруденция»

Рецензент

Заведующая консультацией адвокатов № 19, член президиума НКА № 3 Тыновская Екатерина Геннадьевна

Нижний Новгород 2016

Научный руководитель

к.ю.н., доцент

Клепоносова Марина Вячеславововна

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение..............................................................................................................3

ГЛАВА 1.Основные теоретические проблемы представительства в гражданском и арбитражном процессе…...6

1.1 Понятие представительства...6

1.2 Процессуальное представительство как вид представительства....9

1.3 Процессуальное положение представителя......15

ГЛАВА 2.Основные проблемы оказания юридической помощи как вида процессуального представительства22

2.1Качество представительских услуг....................................................222.2 Адвокатская монополия.......................................................................332.3Оформление полномочий представителя..........................................39

Заключение......................................................................................................45

Библиографический список……………………………………………………..47

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования

Конституция Российской Федерации закрепляет права и свободы граждан, что не менее важно, она обеспечивает гарантии их осуществления, важнейшей из которых является право на судебную защиту. В то же время процессуальными законами предусмотрены требования, предъявляемые к гражданам при осуществлении этого права. Институт представительства призван содействовать гражданам в целях не только упрощения реализации права на судебную защиту, но и в целях максимально эффективной защиты прав, свобод и законных интересов.

За первую декадуXXI века роль представительства значительно возросла и под действием современных обширных реформ продолжает расти.

Судебная практика выявила немало проблем в области регулирования представительства. Требуется доктринальное осмысление самого понятия представительства, понятия квалифицированной юридической помощи, разработка механизма контроля за ее оказанием. Результаты такого осмысления будет иметь неоценимое значение для теории и практики гражданского процесса.

За последние 10 лет предлагалось множество способов реформирования института представительства, однако ни одна из концепций не была принята в первоначальном варианте. Каждая из них была предметом острых дискуссий и кардинальных изменений. В настоящее время предпринимается самая масштабная из реформ. Успех ее напрямую зависит от степени изученности представительства как специфического правового явления. Поэтому исследование, посвященное проблемам гражданского и арбитражного процессуального представительства следует признать необходимым и актуальным.

Цельюнастоящей работы является комплексное исследование правовых норм, регулирующих осуществление гражданского и арбитражного процессуального представительства, практики их применения, а также выработка рекомендаций по разрешению проблем современного института судебного представительства в гражданском и арбитражном процессе.

Для достижения поставленной цели определены следующиезадачиисследования:

  1. Рассмотреть вопрос понятия процессуального представительства, в том числе и соотношение гражданского процессуального представительства с иными видами представительства;
  2. Определить процессуальное положение представителя в гражданском процессе;
  3. Определить основные направления совершенствования гарантий оказаний квалифицированной помощи процессуальным представителем.
  4. Проанализировать  законопроекты, направленные на постепенное введение адвокатской монополии, рассмотреть преимущества и недостатки введения адвокатской монополии.
  5. Выявить проблемы содержания полномочий и их оформления при оказании юридической помощи судебным представителем.

Объектом исследования является правовые общественные отношения, возникающие при осуществлении гражданского и арбитражного процессуального представительства.

Предметом исследования являются гражданско-процессуальные нормы, регулирующие  порядок осуществления процессуального представительства; практика реализации этих гражданско-правовых норм.

Теоретическую основу исследования составили трудыАбрамова С. Н.,Антимонова Б.С.,Аргунова В. В., Байгушевой Ю.В,Богомолова М.В., Бортниковой Н.А.,Булдаковой А.А.,Ватман Д. П.,Викута М.А., Власова А.А., Войтовича Л.В.,Гаврилова С.Н.,Герзона С.Л., Гольмстен А.Х.,Горяиновой В.,Гречкина Н.С.,Гука В.А.,Гурвича М. А.,Диордиевой О.Н.,Добровольского А.А., Евстифеевой Т.И.,Елизарова В.А., Елисеева Н.Г.,Жилина Г.А., Ивакина В. Н.,Ильинской И.М., Иоффе О.С.,Клеандрова М.И.,Кожевникова А. В., Королевой С.О., Крашенинникова Е.А.,Крымского Д. И., Кублова Р.М.,Куника Я. А., Ласкиной Н. В.,Латыева А. Н.,Лесницкой Л.Ф.,Лукьяновой Е. Г., Матлина Л. Б., Миронова А.Л.,Муранова А.И.,Невзгодиной Е.Л.,Осокиной Г.Л.,Панченко В. Ю.,Поповой Д.Г.,Решетниковой И.В., Решетняк В. И.,Рожецкой Э.Х.,Розенберга Я.А.,Салогубовой Е.В., Саргсяна Н.Г.,Табака И.А., Тадевосяна В.С., Треушникова М.К.,Томилова А.Ю., Тумановой Л. В., Халатова С. А.,Чечота Д.М.,Шайхутдинова Е.М., Шерстюка В. М.,Щербакова Н. А., Юдина А.В.

В целях обеспечения полноты исследования в работе использованы как общенаучные (конкретно-исторический, формально-логический, структурно- функциональный, системный и другие), так и общелогические методы (анализ, синтез, индукция и дедукция, обобщение, аналогия, абстрагирование и другие). Кроме того, в работе применены специально-юридические методы и приемы (конкретизация, толкование, сравнительное правоведение, правовое моделирование и другие).

Работа состоит из двух глав, разделенных на три параграфа.

ГЛАВА 1. ОСНОВНЫЕ ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ПРЕДСТАВИТЕЛЬСВА В ГРАЖДАНСКОМ И АРБИТРАЖНОМ ПРОЦЕССЕ

1.1 Понятие процессуального представительства

Дискуссия о сущности процессуального представительства уходит своими корнями ко времени зарождения процессуального права как науки. Однако до сих пор не существует единого подхода к пониманию рассматриваемого правового явления.

Современные гражданско-процессуальный и арбитражно-процессуальный кодексы не позволяют назвать один из подходов единственно верным, поскольку не содержат понятия представительства. Исследователи объясняют это молодостью науки —Войтович Л.В. Ведение дел в гражданском и арбитражном процессе посредством действий представителя : дис. ... к.ю.н.Хабаровск, 2004.  С.21.. Считается, что она возникла в концеXIX – началеXX века —Лукьянова Е.Г. Теория процессуального права. - М.: Норма, 2003. С. 3,21.. Анализ ст. 48 Гражданского процессуального кодекса (далее - ГПК) и ст. 59 Арбитражного процессуального кодекса (далее - АПК) приводит к следующим выводам: во-первых, норма предоставляет субъектам процессуальных правоотношений право вести свои дела в судах не самостоятельно, а через представителей; во-вторых, личное участие субъектов процессуальных правоотношений в процессе не исключает возможность реализации такого права. При этом представитель имеет право выступать в суде от имени представляемого им лица и тем самым оказывать ему юридическую помощь.

На основании этих, довольно скудных, данных исследователи разработали следующие концепции: представительство как процессуальное правоотношение (Абрамов С.Н., Власов А.А., Гольмстен А.Х., Гурвич М.А., Иоффе О.С., Красавчиков О.А., Невзгодина Е.Л., Шакарян М.С,), как процессуальная деятельность (Викут М.А., Добровольский А.А., Салогубова Е.В., Табак И.А., Треушников М.К.) и как процессуальный институт (Осипов Ю.К., Розенберг А.Я., Шерстюк М.В.).

Говоря о недостатках теорий, нельзя не обратить внимание на тот факт, что подход, рассматривающий представительство как правовой институт, не раскрывает сущности правового явления, указывая лишь на наличие системы норм его регулирующих. Понятие представительства как деятельности описывает лишь внешние признаки явления и не охватывает существование правоотношений, складывающиеся между представителем, представляемым и судом.

Это основные концепции, однако, существуют и иные, менее распространенные. Например, Халатов С.А. предлагает своего рода компромиссный подход: процессуальное представительство определяется как форма оказания правовой помощи одного лица (представителя) другому лицу (представляемому) в форме совершения процессуальных действий от имени и в интересах представляемого в рамках предоставленных ему полномочий в связи с рассмотрением и разрешением судом гражданского дела, урегулированных совокупностью норм, составляющих институт —Халатов С.А. Представительство в гражданском и арбитражном процессе.  М.: Норма, 2002. С. 67..

Комплексный подход считает верным и Богомолов М.В., к сожалению, в работе не дается авторского определение, но подчеркивается, что основным направлением, на котором должен быть сделан акцент, является представление рассматриваемого понятия как правового института, регулирующего субординацию отношений между доверителем и представителем, представителем и судом, представителя, доверителя и противоположной стороны опосредованно через суд —Богомолов М.В. Институт судебного (процессуального) представительства в гражданском и арбитражном процессе Российской Федерации : дис. ... к.ю.н. Саратов, 2014.  С. 62..

Внимания заслуживает подход Андреева В.К., согласно которому процессуальное представительство является приемом, при котором правоотношения возникают благодаря действиям субъектов, не являющихся стороной в данных отношениях. Концепция эта сходна с определением, предложенным Халатовым С.А. «Форма оказания правовой помощи», «прием» - термины, свидетельствующие о том, что эти компромиссные подходы тяготеют к деятельностной теории. Однако, по нашему мнению, этот подход шире деятельностного, поскольку связан с возможностью представляемого лица быть защищенным, а такая возможность не зависит от наличия или отсутствия действий представителя.

Некоторые исследователи полагают, что определение, данное Халатовым С.А. непротиворечиво, однако при этом в определении представительства и через правоотношение, и через деятельность, и через правовой институт речь должна идти не о разных сторонах одного явления, а о разных правовых явлениях, имеющих одно название и обладающих отличительными признаками, позволяющими их выделить из остальных —Бортникова Н.А. Представительство по назначению суда в гражданском судопроизводстве : автореф. дис. ... к.ю.н. Саратов, 2011. С.12.. Таким образом, допускается возможность использования того или иного подхода в зависимости от потребностей исследования.

Клеандров М.И. дает понятие процессуального представительства, основываясь исключительно на ст. 182 Гражданского кодекса —Клеандров М.И. Арбитражный процесс. - М., 2003.  С. 136.. Рассмотрение такого подхода с точки зрения допустимости или недопустимости приводит к еще одной многолетней дискуссии, в центре которой положение о возможности признания представительства межотраслевым институтом. Подробнее она будет рассмотрена в следующем параграфе.

Спорна и терминология, касающаяся представительства в гражданском процессе. Исследователи полемизируют по вопросу сущности представительства, его понятия, при этом одни представительство называют процессуальным, другие – судебным. Внимание же отличия этих терминов друг от друга не уделяется. По нашему мнению, судебное представительство охватывает лишь отношения, складывающиеся в процессе судебного разбирательства. Понятие процессуальное представительство шире и охватывает более широкий круг отношений, например, помимо представления интереса стороны в судебном заседании, представитель вправе предъявлять иск в суд, получать присужденное имущество или деньги и совершать другие полномочия.

В параграфе был дан обзор подходам к пониманию процессуального представительства. По нашему мнению, наиболее точным является определение процессуального представительства как отношения, поскольку оно наиболее конкретно характеризует особенности рассматриваемого правового явления, позволяет более глубоко изучить различные стороны представительства, исследовать права и обязанности сторон, помогает установить действительное место судебного представителя в процессе. В то время как иные подходы  либо слишком поверхностны, либо предпринимают попытку сочетать подходы, при этом множат чрезмерно множат основной признак явления и порождают новый виток споров, либо  базируются на спорных концепциях.

1.2 Процессуальное представительство как вид представительства

Приступая к анализу дискуссии отметим, что наука арбитражного процессуального права не акцентирует внимания на проблеме. А проведенный в существующих исследованиях анализ касается не сущности явлений, а поверхностных характеристик. В основном исследуется вопрос кто может быть представителем в то и другом видах процесса —Гречкин Н.С. Представительство в судопроизводства: сравнительно-правовой анализ // Вестник ЮУрГУ. Серия: Право . 2014. №3. С.76-79. ;Кублов Р.М Сравнительная характеристика представительства в гражданском и арбитражном процессе // Актуальные вопросы современной науки. 2011. № 18. С. 342-352.. Однако выделенные различия – следствие различной компетенции арбитражных судов и судов общей юрисдикции.

Однако, учитывая максимально схожую природу и тождественное правовое регулирование, сказанное ниже о гражданском процессуальном представительстве будет справедливо для представительства в арбитражном процессе.

Некоторые авторы полагают, что институт представительства является межотраслевым и во всех отраслях (гражданское право, гражданский процесс, уголовный процесс) имеет тождественное значение —См. например, Кожевников А.В. Адвокат - представитель потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика в советском уголовном процессе: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук.  Свердловск, 1974. С. 5-6. ;Ильинская И.М., Лесницкая Л.Ф. Судебное представительство в гражданском процессе.  М.: Юрид лит., 1964. С. 136-138. ;Попова Д.Г. Законное представительство несовершеннолетних (межотраслевой аспект)// Вестник КемГУ . 2013. №4 (56). С.297-302. ;Рожецкая Э.Х. Судебное представительство в советском гражданском процессе. Автореф. дис.... канд. юрид. наук. - Л., 1955. С. 5. ; Халатов С. Указ. соч. С. 129-135..

Если различие между представительством в гражданском праве и гражданском процессе вопрос дискуссионный, требующий дальнейшего тщательного исследования, то представительство в уголовном процессе имеет ярко выраженные специфические черты. Во-первых, защитником может быть исключительно адвокат (за исключением производства у мирового судьи), во-вторых, защитник является самостоятельным участником уголовного процесса, действующем от своего имени, и обвиняемый не может быть заменен защитником.

Ряд исследователей называют процессуальное представительство видом представительства в гражданском праве —Антимонов Б.С., Герзон С.Л. Адвокат в советском гражданском процессе. М.: Госюриздат, 1952. С. 113. ; Ватман Д. П., Елизаров В.А. Адвокат в гражданском процессе М.: Юридическая литература, 1969, С. 15. ;  Власов А.А. Адвокат как субъект доказывания в граажданском и арбитражном процессе. М.: Юрлитинформ, 2000. С. 12. ; Матлин Л.Б. Судебное представительство по советскому праву: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1954. С. 3..

Невзгодина Е.Л. считает, что гражданско-процессуальное представительство включает в себя нормы материального и процессуального права, при этом первые регулируют внутренние отношения представительства (т.е. между представителем и представляемым), а вторые – внешние (между представителем и судом) —.Невзгодина Е.Л. Юридическая сущность представительства как универсальной и уникальной формы посредничества // Вестник ОмГУ. Серия. Право . 2012. №2 (31). С.121-129.. Согласно сходному по направленности утверждению судебное представительство – сложное явление, включающее в себя материально-правовое и процессуальное отношение и протекающую в рамках этих отношений деятельность представителя —Ивакин В. Н. Представительство в советском гражданском процессе. Вопросы теории и практики: дис. ... канд. юрид. наук : М., 1981. С.9..

Примечательно, что несмотря на тот факт, что, рассматривая вопрос о межотраслевой природе института представительства, два предыдущих автора солидарны, в рамках основного рассматриваемого вопроса они высказывают разные позиции: Невзгодина Е.Л. рассматривает представительство как совокупность норм, а Ивакин В.Н. сочетает подходы представительства как отношения и как деятельности.

Власов А.А. полагает, что судебное представительство – вид общегражданского представительства, что подтверждается общностью требований при оформлении полномочий, общностью целей. Более того, судебное представительство регулируется и материальными нормами, поэтому институт судебного представительства нельзя признать самостоятельным —Власов А.А,Правовые основания и виды судебного представительства. // Адвокатские вести. 2001. № 7. С. 18-19..

Невзгодина Е.Л. разработала перечень признаков, которые позволяли бы отнести представительство к межотраслевым институтам:

  1. Оказание юридической помощи;
  2. Юридическое содействие осуществляется в интересах представляемого;
  3. Пределы содействия определяются полномочием – субъективным правом представителя;
  4. В процесс осуществления полномочий представитель вступает в отношения с третьими лицами;
  5. В результате осуществления полномочий у представителя не возникает прав и обязанностей по отношению к третьим лицам —Невзгодина Е. Л. Представительство по советскому гражданскому праву. Томск, 1980. С. 11..

Однако, указанные признаки были аргументированно опровергнуты, т.к. содержат значительное число допущений и упрощают исследуемые правовые явления —Войтович Л.В. Указ. соч. С. 21-22..

По мнению некоторых исследователей, возможность отнесения представительства к межотраслевым институтам зависит от того, какой подход применен при определении понятия. Если определять представительство как деятельность представителя, то в таком значении процессуальное представительство близко к представительству в материально-правовом смысле, отличаясь лишь судебным механизмом совершения действий, предусматривающим участие суда как стороны правоотношений и правовой характер возникающих у представляемого последствий —Щербаков Н.А., Маклаков В.О.Последующее одобрение процессуальных действий, совершенных представителем без полномочия// Закон. 2014. №11. С. 105..

На эту теорию есть возражение, согласно которому, гражданско-процессуальные действия принципиально отличаются от гражданско-правовых сделок и таковыми не являются. Поэтому применение к ним норм Гражданского кодекса о представительстве недопустимо. Любопытно, что при этом автор предусматривает применение норм ГК к процессуальному представительству, если их применение не противоречит сущности процессуального представительства, отраженной в нормах ГПК —Крашенинников Е.А., Байгушева Ю.В.Представительство: понятие, виды, допустимость. //Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. - 2009. - N 12. - С. 15..

Существует мнение, что представительство – комплексное, но самостоятельное процессуальное явление, включающее в себя материально-правовые и процессуально правовые признаки —См. например Богомолов М.В. Институт судебного (процессуального) представительства в гражданском и арбитражном процессе Российской Федерации : дис. ... кандидата юридических наук : Саратов, 2014. С. 62.Ильинская И.М., Лесницкая Л.Ф.Указ. соч. С. 18.. Возражая этой теории, Розенберг А.Я. рассматривал материально-правовую составляющую в качестве предпосылки для возникновения отношений процессуального представительства —Розенберг Я.А.Представительство в советском гражданском процессе: учеб. пос. Рига, 1974. С. 53..

Противовес межотраслевой теории представительства исследователи разработали критерии принципиального отличия материального и процессуального представительства. Чечот Д.М. писал, что иной подход – результат упрощения сущности явлений, обладающих самостоятельностью —Чечот Д.М. Участники гражданского процесса. М., 1960. С. 136..

Самый распространенный аргумент – это разность целей —См. например Чечот Д.М. Указ соч. С. 137. ; Щерстюк М.В. Судебное представительство по гражданским делам.  М., 1984.  С. 16..

Процессуальный закон не содержит указание на цель представительства. Хотя такое указание помимо нижеизложенных проблем процессуального представительства, позволило бы решить вопрос места представителя в гражданско-процессуальных правоотношениях. Считается также, что этот факт допускает злоупотребление со стороны представителей, поскольку нормативная защита представляемого в данной ситуации слаба, а суд должен оставаться беспристрастным —Гук В.А. Представительство в гражданском процессе: правозащитная функция и актуальные вопросы совершенствования законодательства // Юридическая наука и правоохранительная практика . 2014. №2 (28). С.24.  Существует точка зрения, согласно которой указанного пробела не существует: цели и задачи представительства производны от целей и задач гражданского или арбитражного судопроизводства, а конкретно от цели, указанной ст. 2 ГПК или ст. 2 АПК. Таким образом, цель представительства в защите прав и интересов конкретного лица —Бортникова Н. А.История и цели представительства по назначению суда в гражданском процессе //Адвокатская практика. 2008.  № 4.  С. 44. ; Жилин Г.А. Комментарий к гл. 1 ГПК РФ М.: ТК Велби, 2004. С. 13..

ГПК в ст. 52 «Законные представители» закрепляется цель отдельного вида представительства – защита прав, свобод и законных интересов представляемых лиц. Данное нормативное положение укрепляет позиции точки зрения, высказанной ранее.

Однако большинство исследователей предлагают свои теории: представитель вступает в процесс с целью оказания юридической помощи представляемому —Булдакова А.А. Положение органов, выступающих в суде от имени юридических лиц // Арбитражный и гражданский процесс. 2010. N 6. С. 14. , или еще и с целью оказания помощи суду при отправлении правосудия —Ильинская И.М., Лесницкая Л.Ф. Указ. соч. С. 11 ;Розенберг Я.А. Указ. соч. С. 39. ; Шерстюк В.М. Судебное представительство по гражданским делам. М., 1984. С. 9.. Последнее утверждение представляется не совсем верным, поскольку некоторые действия представителя действительно способствуют установлению истины, но это не является целью представительства, а лишь последствием предпринятых представителем действий по защите прав и интересов представляемого, оказания ему юридической помощи.

В работе Евстифеевой Т.И. обосновывается тезис о том, что представитель призван восполнить или дополнить дееспособность представляемого лица —Евстифеева Т. И.Гражданские процессуальные правоотношения: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 2001. С. 8, 28..

К иным критериям относят объем прав и обязанностей представителя, его объем полномочий, способ их определения, основания прекращения представительства.

Однако отметим, что несмотря на различия в процессуальном и материальном представительстве, большинство концепций понятия процессуального представительства были заимствованы из гражданского права и трансформированы.

Проанализировав существующие точки зрения по проблеме, мы констатируем, что каждая из них имеет право на существование. Однако, принимая во внимание, что концепция представительства как межотраслевого института, согласно которой понятие представительства во всех отраслях российского права тождественно, и концепция рассмотрения процессуального представительства как вида гражданско-правового представительства не учитывают специфику процессуального представительства, и без ее учета это правовое явление не может обеспечить должный уровень правовой защиты представляемому лицу и как следствие теряет смысл своего существования, поскольку перестает отвечать цели введения данного института. Поэтому теорию процессуального представительства как самостоятельного правового явления мы будем считать истинной.

1.3. Процессуальное положение представителя

Одним из наиболее спорных вопросов в процессуальной науке является процессуальное положение представителя. Причиной спора является отсутствие представителя в перечне участвующих в деле лиц, данном в ст. 34 ГПК и ст. 40 АПК. Нельзя однозначно отнести представителя и к числу лиц, содействующих правосудию, поскольку нормы, регулирующие представительство, выделены законодателем в отдельную главу. В итоге, одни авторы относят представителя к числу лиц, участвующих в деле —Ильинская И. М., Лесницкая Л. Ф.Указ. соч. С. 13., другие – к числу лиц, содействующих отправлению правосудия —См., например:Чечот Д. М.Указ. соч. С. 14-15. ;Ильинская И. М., Лесницкая Л. Ф.Указ. соч.;Щеглов В. Н.Субъекты судебного гражданского процесса. С. 88. ;Розенберг Я.А.Указ. соч. С. 38. ; Курс советского гражданского процессуального права / Под ред.А. А.Мельникова.Т. 1. С. 301—305. ; Гражданский процесс / Под ред.В. А. Мусина, Н. А. Чечиной, Д. М. Чечота.М., 1997. С. 108;Викут М. А., Зайцев И. М.Указ. соч. С. 113 ; Гражданский процесс / Под ред.М. К. Треушникова.С. 165. ;Власов А.Адвоката надо считать «лицом, участвующим в деле» // РЮ. 2001. № 6. С. 30—31;Осокина Г. Л.Курс гражданского судопроизводства России. Общая часть. С. 242—245..

Вторую точку зрения поддержал и Конституционный Суд —Определение КС «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы Ефимова Алексея Евгеньевича на нарушение его конституционных прав частью 2 статьи 186 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации» от 18.04.2000 г. №58-О. Доступ из СПС «КонсультантПлюс».. Его определение касалось исключительно АПК, однако, учитывая тот факт, что в АПК представитель не включен в число лиц, участвующих в деле, и универсальность аргументов Конституционного Суда, это определение актуально и для проблемы в гражданском процессе.

Наиболее ранние этапы дискуссии касались вопроса отнесения представителя к субъектам гражданского процесса —Ивакин В.Н. Представительство в гражданском и арбитражном процессе: структура и особенности правоотношений. Lex Russica. 2007. Т. LXVI. № 4. С. 696-716..

Гурвич М.А. доказывает, что представитель не является субъектом гражданского процесса, поскольку через него лишь осуществляются полномочия доверителя и самостоятельного характера его фигура не имеет. Более того, автор выделял представителей в особую категорию лиц, «участвующих в процессе, осуществляющих процессуальные действия от имени и за субъектов процесса, но не являющимися субъектами процесса в юридическом значении этого слова» —Гурвич М.А. Лекции по советскому гражданскому процессу. М., 1950. С. 47.. Именно за эту формулировку работа Гурвича М.А. была раскритикована Тадевосяном С.В., который упрекал автора в том, что такое использование терминов лишь сбивает с толка читателя —См.: Тадевосян В.С. Рецензия на книгу М.А. Гурвича «Лекции по совет- скому гражданскому процессу», изд. ВЮЗИ, М., 1950 // Советское государство и право. 1951. № 6. С. 82..

Позицию невключения представителя в число субъектов гражданского процесса разделяют также Абрамовым С.Н. —См.: Абрамов С.Н. Советский гражданский процесс. М., 1952. С. 83; Его же. Некоторые вопросы советской кассации в Основах гражданского судопроизводства Союза ССР и союзных республик // Правоведение. 1964. № 2. С. 76., Каллистратовой Р.Ф. —Каллистратова Р.Ф. Институт «особого участия» государственных и общественных организаций в советском гражданском процессе: автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1954. С. 11., Матлин Л.Б. —Матлин Л.Б. Судебное представительство по советскому праву: ав-тореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1955. С. 3–4., Куник Я.А. —Куник Я.А. Основы трудового права и гражданского процесса. М., 1974. С. 211.. Авторы полагали, что представитель не является самостоятельным субъектом, не имеет самостоятельных прав и обязанностей, а только выступает в суде от имени и в интересах доверителя.

Затем о концепции на долгое время забыли, аргументированно раскритиковав ее. Возрождение теории связано с именем Евсифеевой Т.И. В ее работе отрицается возможность рассмотрения фигуры представителя как субъекта процессуальных отношений, поскольку он предстает лишь как своего рода рукоприкладчик —Евстифеева Т. И.Указ. соч. С. 28..

Концепция в целом кажется нам спорной, однако абсурдной ее назвать нельзя. Проблема состоит в том, что представитель осуществляет права и обязанности другого лица, действует за него, поэтому вопрос о наличии отношений между представителем и судом является дискуссионным. На наш взгляд такие отношения существуют, поскольку именно представитель вступает в контакт с судом  вместо представляемого лица. Поэтому поведение представителя должно быть нормативно урегулировано гражданско-процессуальными нормами, а вне гражданских процессуальных отношений это невозможно. Также в пользу самостоятельности представителя как субъекта процесса свидетельствует тот факт, что именно на него налагается ответственность за нарушения в процессе производства по делу.

Следующая группа ученых относит представителя к числу лиц, участвующих в деле.

Осокина Г.Л. полагает, что представитель является лицом, участвующим в деле вследствие наличия процессуального интереса, вытекающего из закона или договора и поэтому носящий юридический характер. Более того, такая заинтересованность может носить материальный характер, потому что за осуществление представительства в большинстве случаев предусмотрен гонорар, непосредственно зависящий от исхода дела. Следующий аргумент отсылает к предыдущей дискуссии о цели представительства. Осокина Г.Л. утверждает, что представитель не может относиться к числу лиц, содействующих отправлению правосудия, поскольку цель представительства не связана с помощью суду, а заключается в оказании юридической помощи представляемому лицу. Также представитель является процессуальным дублером представляемого и поэтому не может находиться в отличной группе участников гражданского или арбитражного судопроизводства. Вместе с тем для осуществления процессуального дублирования, представитель наделен процессуальными правами и обязанностями представляемого лица, а значит может оказывать влияние на ход процесса. При этом, права представляемого представителю не передаются, а дублируются не исключая друг друга —Осокина Г.Л. Некоторые проблемы правового регулирования представительства по новому АПК РФ // Российский ежегодник гражданского и арбитражного процесса. 2002 – 2003. № 2 / под ред. В.В. Яркова. СПб., 2004. С. 57.. Однако согласно положениям ст. 54 ГПК и ст. 62 АПК представитель вправе осуществлять действие, оказывающие влияние на процесс только в случае, если такое полномочие прямо предусмотрено доверенностью. Таким образом, осуществление такого действия -  это лишь реализация воли представляемого лица.

Королева С.О. считает, что представитель обладает собственными процессуальными правами —Королева С.О.Представительство сторон и третьих лиц в арбитражном процессе: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2007. С. 23..

Сахнова Т.В. к перечню вышеуказанных аргументов добавляет специфику оснований возникновения представительства —Сахнова Т.В. Курс гражданского процесса: теоретические начала и основные институты. М: Волтерс Клувер, 2008. С. 72..

Распространенный аргумент в пользу этой теории – ст.ст. 48, 53 ФЗ «Об исполнительном производстве», которая относит представителя к числу лиц, участвующих в исполнительном производстве. Считается, что такое правило распространяется и на судебное представительство. Однако стоит подчеркнуть, что исполнительное производство вообще не предусматривает такой категории субъектов как лица, содействующие исполнительному производству – все они отнесены ст. 48 к лицам, участвующим в исполнительном производстве. Таким образом, если рассуждать дальше в русле этой теории, то субъектов гражданского и арбитражного процесса следует разделить на две категории: суд и участники гражданского или арбитражного процесса. Такая степень дифференциации субъектов недостаточно и как следствие неприемлема, но, если не согласиться с такими последствиями, теория теряет свою силу и логику, поскольку слишком избирательно относится к данным.

Ласкина Н.В. также полагает, что представитель является лицом, содействующим правосудию. Поразительно, что при этом, по мнению автора, фигура представителя по своему правовому положению близка к прокурору и лицам, обратившимся в суд за защитой прав, свобод и интересов других лиц или дачи заключения, т.е. субъектам, которые законодателем прямо отнесены к числу лиц, участвующих в деле. Так же в противовес тезису, выдвинутому Осокиной Г.Л., Ласкина Н.В. доказывает, что представитель не обладает процессуальным интересом – его интерес лежит исключительно в материально-правовой непроцессуальной сфере. Возможность наличия процессуального интереса исключается даже для законных представителей —Ласкина Н. В. Судебные представители - лица, участвующие в деле, или лица, содействующие правосудию? // Современное право. - 2010. - N 3. - С. 96..

Существует мнение, что представитель является самостоятельным субъектом процесса и ни к одной из групп участников цивилстического процесса его отнести нельзя —Саргсян Н.Г. К вопросу о судебном представительстве в гражданском процессе // Интеллектуальный потенциал XXI века : ступени познания.  2011.  № 5-2. С. 269..

Дифференцированный подход предлагает Киминчижи Е.Н. Если представительство понимать как деятельность, то представитель является лицом участвующим в деле, если как правоотношение – то представителя нельзя признать самостоятельным субъектом процессуального правоотношения, поскольку все выполняемые им действия от выполняет от имени и в интересах представляемого лица и его воля не проявляется —Киминчижи Е.Н. Осуществление права на защиту в гражданском процессе профессиональными представителями // Юрист. 2007. № 6. С. 42..

Ранее нами были проанализированы классические концепции и аргументы их подтверждающие. Однако в последнее время наблюдается тенденция, обещающая кардинально изменить подход к институту представительства в целом и к рассматриваемому нами вопросу в частности. Исследователи предлагают классифицировать представительство на виды в зависимости от цели его осуществления: само представительство, в случае необходимости защиты прав и интересов недееспособного или ограниченно дееспособного лица, и оказание юридической помощи —См. например Туманова Л. В. Некоторые вопросы представительства в гражданском судопроизводстве//Арбитражный и гражданский процесс. 2010. № 3.  С. 32. ; ,Богомолов М.В. Актуальные проблемы института процессуального представительства в гражданском и арбитражном процессе // Арбитражный и гражданский процесс. 2013. N 1. С. 33-36.  ГУК В.А. Указ. соч. С.26. ;Томилов А.Ю. О соотношении понятий «Представитель» и «оказание юридической помощи в гражданском процессе» // Вестник ЧелГУ . 2011. №35. С.34-38.. Произведя такую дифференциацию, наука гражданского и арбитражного процесса пока не смогла исследовать, как такое различие отразиться на решении теоретических проблем, освещенных в §1 и §2. Большинство исследователей признают дифференциацию необходимой вследствие развития и изменения гражданского и арбитражного процессов, но при этом поддерживают ту или иную классическую концепцию. Единственное, в чем согласно большинство современных теоретиков – лица, оказывающие юридическую помощь не являются лицами, участвующими в деле, а их относят к группе лиц, содействующих правосудию.

Решение вопроса о месте представителя в системе процессуальных отношений имеет практическое значение. Предлагается ввести институт отвода представителя, что будет возможно только если признать представителя лицом, содействующим правосудию. Вопрос о возможности отвода любого представителя требует дальнейшего тщательного изучения, поскольку неоправданное введение отвода повлечет ущемление прав участников процесса.

Возвращаясь к Определению Конституционного Суда, упомянутого в начала параграфа, остановимся подробнее на вопросе судебных извещений. Если представителя признать лицом, участвующим в деле, то он должен быть надлежащим образом извещен о времени и месте судебного разбирательства, если не признать его таковым, то представитель не вправе претендовать на извещение. Отсутствие требований об извещении представителя в действующем процессуальном законодательстве оправдано: представляемый должен сам обеспокоиться уведомлением представителя, поскольку привлечение представителя один из способов защиты его прав, в применении которого лицо заинтересовано. Однако в случае с законным представительством судебные извещения приходят на имя законного представителя, а сам процессуальный истец или ответчик по сути не извещается —Диордиева О.Н. Подготовка гражданских дел к судебному разбирательству (в судах общей юрисдикции первой инстанции): монография. М.: Проспект, 2013. 208 с.. И учитывая специфику законного представительства такой подход так же оправдан. В итоге законодатель уже сейчас применяет для разных видов представительства разные подходы.

Таким образом, формирующаяся концепция представляется наиболее правильной, поскольку отвечает логике действующего законодательства и, различая представительства на виды, позволяет установить для каждого из них свой правовой режим в соответствии с потребностями и интересами доверителя.

В завершение добавим, что Концепция единого Гражданского процессуального кодекса предлагает нормативно закрепить перечень лиц, содействующих правосудию, причем представителя в этом перечне нет. Авторы Концепции утверждают, что невключение представителя в этот список и посвящение представительству отдельной главы, не означает того, что он не относится к лицам содействующим правосудию. Такая правовая конструкция – следствие особенностей регулирования участия представителя по сравнению с иными участниками процесса. Также согласно концепции представитель не имеет самостоятельных прав, его права, их объем определяется выданной ему доверенностью.

ГЛАВА 2. ОСНОВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ОКАЗАНИЯ ЮРИДИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ КАК ВИДА ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРЕДСТАВИТЕЛЬСВА

2.1Качество представительских услуг.

В Российской Федерации гарантируется государственная защита прав и свобод человека и гражданина, право защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом (ст. 45 Конституции), право на судебную защиту (ч. 1 ст. 46 Конституции), важнейшей гарантией которого является право на получение квалифицированной юридической помощи (ч.1ст. 48 Конституции) —Морщакова Т.Г. Конституционные основы организации и реформирования системы квалифицированной юридической помощи в Российской Федерации //Сравнительное конституционное обозрение. 2015. № 5. С. 71..

Конституция не содержит указаний на критерии, соблюдение которых гарантировало бы оказание квалифицированной помощи в гражданском и арбитражном процессах. При этом положениями ч.2 ст. 48 Конституции закреплено право каждого заключенного, задержанного пользоваться помощью адвоката, что дает нам основания рассматривать норму, как отсылающую к законодательству об адвокатуре, которым может быть установлены указанные критерии.

Понятие «квалифицированной помощи» включает в себя квалификацию субъекта оказания таковой и требование качества самой оказанной помощи —Панченко В. Ю.   Профессиональное юридическое представительство в гражданском и арбитражном процессе // Современное право.  2013. № 4.  С. 102. . Хотя существуют и сторонники другого подхода. Гаврилов С.Н. доказывает, что ст. 48 Конституции гарантирует квалифицированную помощь, т.е. ее оказание субъектом с юридическим образованием, и следует разграничивать понятия «квалифицированная помощь» и «качественная юридическая помощь». Таким образом, государство качество помощи не гарантирует. Сам автор приходит к выводу, что квалифицированность помощи – необходимое, но недостаточное условие достижение должного уровня качества помощи —См.: Гаврилов С. Н. К вопросу о толковании отдельных терминов в контексте построения корпоративной системы менеджмента качества юридической помощи (услуг) в адвокатуре // Адвокатская практика. 2010. № 5. С. 4 - 19..

Принимая во внимание вышесказанное, представляется целесообразным рассмотреть составляющие квалифицированной помощи в отдельности.

Согласно действующим в настоящий момент редакциям Гражданского процессуального кодекса и Арбитражного процессуального кодекса представителем может быть любое дееспособное лицо, имеющее надлежащим образом оформленные полномочия на ведение дела в суде. При этом представителем не может быть судья, следователь и прокурор за исключением случаев законного представительства и представительства в интересах соответствующего органа. АПК распространяет запрет на арбитражных заседателей, помощников судей и работников аппарата суда. Согласно Концепции единого процессуального кодекса, перечень предлагается дополнить присяжными заседателями. Согласно нормам АПК, представителем не может быть лицо не обладающее полной дееспособностью или находящийся под опекой либо попечительством, ГПК таких ограничений не содержит. Отметим, что в теории право указанных лиц представлять интересы в суде подвергается сомнению, основанному на спорном вопросе о соотношении дееспособности в материальном и процессуальном плане. На в практике лица, не обладающие полной дееспособностью, выступают представителями, например, в порядке ст. 62 Семейного кодекса.

Также существует запрет для адвоката на оказание юридической помощи в случаях, предусмотренных пп. 2 п. 4 ст. 6 ФЗ  «Об адвокатуре и адвокатской деятельности в Российской Федерации»: адвокат имеет самостоятельный интерес по предмету соглашения с доверителем, отличный от интереса данного лица; участвовал в деле в качестве судьи, третейского судьи или арбитра, посредника, прокурора, эксперта, специалиста, переводчика, является свидетелем по данному делу; а также если он являлся должностным лицом в компетенции которого находилось принятие решения в интересах данного лица, состоит в родственных или семейных отношениях с должностным лицом, которое принимало или принимает участие в рассмотрении дела данного лица; оказывает юридическую помощь доверителю, интересы которого противоречат интересам данного лица. Согласно ст. 64 Семейного кодекса: родители не вправе представлять интересы ребенка, если органом опеки и попечительства установлено, что между интересами ребенка и родителей имеются противоречия. Нотариусы и государственные служащие также не могут быть процессуальными представителями (в силу ст. 6 Основ законодательств о нотариате, ст. 17 ФЗ «О государственной гражданской службе»).

Требований к квалификации представителей процессуальный закон не содержит. Не предусмотрены они и Концепцией единого процессуального кодекса —Концепция единого процессуального кодекса. // Доступ из СПС «КонсультантПлюс»..

Определенные требования к представителям содержатся в материальных нормативных правовых актах. В частности, согласно положениям пп. 6 п. 1 ст. 4 Федерального закона от 30.12.2008 №316-ФЗ «О патентных поверенных» патентный поверенный вправе осуществлять в интересах лица, заключившего с ним договор, представительство в суде по делам, связанным с правовой охраной результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации, защитой интеллектуальных прав, приобретением исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации и по делам, связанными с распоряжениями казанными правами. При этом, представительство должно осуществляться в соответствии со специализацией, указанной в Реестре. Ст. 2 установлены требования к патентному поверенному: наличие аттестации и регистрации в качестве патентного поверенного, достижение восемнадцатилетнего возраста, постоянное проживание на территории Российской Федерации наличие высшего образования, опыт работы в сфере планируемой специализации не менее четырех лет. Закон также устанавливает запреты для аттестации лиц в качестве поверенных и регистрации их как таковых.

Квалификацию в области российского права должны подтверждать адвокаты.

Отметим, что термин «квалификация» тоже не имеет однозначно определенного содержания. По мнению Панченко В.Ю. оно заключается в независимости представителя в определении средств, тактики помогающего воздействия, активной позиции при разработке правовой позиции по делу —Панченко В. Ю. Юридическая помощь (вопросы общей теории).  Красноярск: Сибирский федеральный университет, 2011. С. 109..

 Согласно правовой позиции, выраженной Конституционным судом в Постановлении от 28 января 1997 года № 2-П, право каждого на получение квалифицированной юридической помощи корреспондирует государству обязанность обеспечить условия для должной подготовки квалифицированных юристов и установить профессиональные и иные квалификационные требования и критерии. Более того, государство обязано создать надлежащие условия для реализации гражданами своего права, а судебным представителям – для эффективного осуществления их деятельности —Определение Конституционного Суда РФ от 8 ноября 2005 г. № 439-О По жалобе граждан С. В. Бородина, В. Н. Буробина, А. В. Быковского и других на нарушение их конституционных прав статьями 7, 29, 182 и 183 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации // Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. 2006. № 2..

Конституционное право на квалифицированную юридическую помощь можно считать неподлежащим ограничению. Такой логический вывод следует из системного анализа Конституции. Права и свободы гражданина могут быть ограничены исключительно в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства (ч. 3 ст. 55 Конституции), при этом само по себе реализация права на квалифицированную юридическую помощь не может посягать на указанные публичные ценности, и в этом смысле Конституция содержит запрет на ограничение законодателем права на квалифицированную юридическую помощь.

По положениям действующего законодательства особую роль в обеспечении права на квалифицированную юридическую помощь имеет адвокатура, на которую возложена публичная функции защиты прав, свобод и интересов физическим и юридическим лицам и обеспечения доступа к правосудию. При этом, юридическая помощь в виде судебного представительства в цивилистическом процессе не исчерпывается адвокатской деятельностью. Обращение за услугами в прочим юристам может рассматриваться как реализация конституционного права защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом. Обеспечение квалифицированной юридической помощи не может в частноправовой сфере гарантироваться государством в той же мере, в какой гарантируется в публичной. Теоретически, невыполнение государством обязанностей по обеспечению допуска к судебному представительству  лиц с соответствующей квалификацией может повлечь ситуацию, в которой представителем «окажется лицо, не обладающее необходимыми профессиональными навыками, что несовместимо с задачами правосудия и обязанностью государства гарантировать каждому квалифицированную юридическую помощь, что, по сути своей, равно нарушению конституционного права каждого на квалифицированную юридическую помощь» —Постановление Конституционного Суда РФ от 28.01.1997 № 2-П «По делу о проверке конституционности части четвертой статьи 47 Уголовно - процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами граждан Б.В. Антипова, Р.Л. Гитиса и С.В. Абрамова» //URL:http://doc.ksrf.ru/decision/KSRFDecision30366.pdf (дата обращения: 16.02. 2016 г.).. С другой стороны, механизмы обеспечения квалифицированной юридической помощи, вводимые законодателем не должны ущемлять конституционное право защищать свои права, свободы и законные интересы любым способом, в том числе и право обращаться за юридической помощью в виде судебного представительства к любому лицу по своему выбору.

Указанные выше противоречия являются первопричиной дискуссий в теории и практике цивилистического процесса. На настоящий момент теорией разработано несколько предложений по повышению профессионализма лиц, осуществляющих судебное представительство.

Некоторые авторы предлагают ввести образовательный ценз: наличие юридического образования или требование прохождения обязательной дополнительной подготовки —Богомолов М.В. Актуальные проблемы института процессуального представительства в гражданском и арбитражном процессе // Арбитражный и гражданский процесс. 2013. № 1. С. 35 , Богомолов М.В. Институт судебного (процессуального) представительства в гражданском и арбитражном процессе Российской Федерации : дис. ... к.ю.н. Саратов, 2014.  С. 116..

Такой подход реализован в законе о бесплатной юридической помощи, согласно нормативным положениям которого бесплатную юридическую помощь вправе оказывать только лица, имеющие высшее юридическое образование.Однако предполагается, что наличие юридического образования не является гарантом наличии достаточного количества знаний и высокого профессионализма. Такое требование не принесет желаемого результата, а лишь обеспечит лицам, имеющим юридическое образование, монополию на осуществление представительства —См.:МироновА.Л.Реализацияконституционногоправачеловекаи гражданинана получение квалифицированной юридической помощи при осуществлении правосудия: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2009. С. 12..

Предпочтительным называется способ, связанный со сдачей квалификационного экзамена. Для обеспечения качества оказываемых представительских услуг предлагается переаттестация, а для оправдания затрат государства, которое и должно разработать образовательные программы и проводить предварительное обучение перед сдачей экзамена, - пошлину за сдачу экзамена и оплату за курсы профессиональной подготовки —Богомолов М.В. Институт судебного (процессуального) представительства в гражданском и арбитражном процессе Российской Федерации : дис. ... к.ю.н. Саратов, 2014.  С. 117-118..

Богомолов М.В. полагает, что помимо подтверждения навыков и знаний в области процессуального права, представитель обязан иметь трудовой стаж. Автор предлагает ввести открытые региональные реестры профессиональных представителей, а функции по контролю за деятельностью представителей возложить на адвокатуру —Богомолов М.В. Институт судебного (процессуального) представительства в гражданском и арбитражном процессе Российской Федерации : автореферат дис. ... к. ю. н.  Саратов, 2014. С. 13-14.. Воплощение идеи применения регионарных реестров, на наш взгляд, в практике повлечет дополнительные неудобства и представителям, и доверителям, поскольку вынуждает юриста практиковать только на территории субъекте Федерации, что не отвечает потребностям современной практики юриспруденции, либо подтверждать свою квалификацию в каждом из субъектов, что едва ли можно признать разумным. Возложение функций контроля на адвокатское сообщество и вовсе не отвечает ни функциям самой адвокатуры, ни требованиям самостоятельности и независимости субъектов при осуществлении ими публичной функции по оказанию квалифицированной юридической помощи —Морщакова Т.Г. Конституционные основы организации и реформирования системы квалифицированной юридической помощи в Российской Федерации //Сравнительное конституционное обозрение. 2015. № 5. С. 72.. Требование о наличии определенного стажа также в настоящее время рассматривается теорией процессуального права как спорное с точки зрения обеспечения квалифицированности представителя.

Также справедливо будет заметить, что согласно ст. 60 ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» при успешном прохождении государственной итоговой аттестации лицу выдается документ об образовании. Таким образом, государство выдает лицу документ, подтверждающий, что уровень его квалификации соответствует уровню качества, установленному федеральному государственному образовательному стандарту. В этой связи предложение дополнительных экзаменов для выпускников выглядит неоправданным административным барьером и попыткой дискредитировать систему высшего образования.

Существует предложение вести единый реестр юристов, аккредитованных на осуществление процессуального представительства, а информацию о приостановленных или аннулированных аккредитациях публиковать в сети Интернет —См.: Выступление Председателя Высшего Арбитражного Суда РФ от 25 января 2012 года. URL: http://www.arbitr.ru/presscentr/news/speeches/42013.html (дата обращения: 01.11.2015); статья по материалам встречи «Перспективы введения обязательного участия юриста в качестве представителя в арбитражном процессе» (г. Москва, зал Пленума и Президиума ВАС РФ, 25 октября 2012 года) // Доступ из СПС «КонсультантПлюс» ,Панченко В.Ю., Шайхутдинов Е.М. Профессиональное юридическое представительство в гражданском и арбитражном процессе // Современное право. 2013. № 4. С. 104.. В данном случае включение в реестр предполагается без прохождения испытаний, но с предъявление документов подтверждающих соответствие определенным требованиям таким как образование, стаж, участие в судебных процессах. Таким образом, система разрабатывалась как носящая уведомительный характер, что стоит несомненно отнести к ее плюсам, более того, она не носит правопрекращающего характера, т.е. лишение аккредитации не препятствует ее получению повторно. Однако аргументы, приводимые авторами концепции, выглядят недостаточно убедительными, особенно для судов общей юрисдикции, и в частности и потому что она изначально оправдывалась спецификой и экономической направленностью дел, рассматриваемых арбитражными судами. Также дело в том, что система арбитражных судов характеризуется прозрачностью деятельности (для чего используетсяweb - сервис «Мой арбитр»), чего нельзя о системе судов общей юрисдикции. Соответственно и с ведением реестра ожидаются технические сложности. Так же возникает вопрос: необходимы ли отдельные реестры для судов общей юрисдикции и арбитражей или один общий, и насколько эффективными будут эти реестры при выборе одного из способов.

Некоторыми исследователями рассматривается целесообразной возобновление практики лицензирования деятельности судебного представительства, существовавшей во исполнение нормативных положенийПостановлении Правительства Российской Федерации от 15 апреля 1995 г. "Об утверждении Положения о лицензировании деятельности по оказанию платных юридических услуг —Постановление Правительства Российской Федерации от 15 апреля 1995 г. «О утверждении Положения о лицензировании деятельности по оказанию платных юридических услуг» // Собрание законодательства РФ. 1995. № 17. Ст. 1550."   —Плетень А. С. К вопросу о содержании понятия «квалифицированная юридическая помощь» // Современное право. М.:Новый индекс, 2009, № 5.-С.9 ,  Стецовский Ю. И. Адвокатура и государство. М., 2007. С. 382 - 383.. Однако лицензирование, действующее на территории Российской Федерации, на протяжении четырех лет, на практике доказало свою неэффективность —Гармышев Ярослав Владимирович К вопросу о квалифицированной юридической помощи в России // Сибирский юридический вестник. 2012. №1 С. 111..

По итогам анализа состояния законодательства о судебных представителях и практики его применения был сделан вывод о возможности добровольной регистрации представителей в Министерстве юстиции или специально созданной саморегулируемой организацией. Предложение не касается адвокатов и юристов, состоящих в штате организаций —Абросимова Е. А. Регулирование юридической профессии в странах СНГ // Российский и международный опыт регулирования юридической профессии Материалы конференции. — АВА Москва, 2010. С. 48 ,Регулирование юридической профессии в странах СНГ: Отчет / Московское представительство Американской Ассоциации юристов. М., 2010. С. 45-46.. Критика способа базируется на опасениях возникновения множества СРО с различными стандартами к квалифицированной юридической помощи, что не решает проблему разрозненности юридического сообщества —Шаров Г.К. Обеспечение квалифицированной юридической помощи и самоуправление адвокатуры. // Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ. 2011. № 3. C. 144-152..

Общим для всех концепций является стремление упорядочить организовать правоотношения. Полагается принципиально важным наличие системы формальных, официальных социальных институтов юридической помощи (инфраструктуры юридической помощи)  более или менее детализированного в зависимости от вида помощи, правового регулирования отношений, возникающих в сфере ее оказания —Панченко В. Ю. Юридическая помощь (вопросы общей теории).  Красноярск: Сибирский федеральный университет, 2011. С. 109..

Едина процессуальная доктрина и в требовании наличия именно юридического образования у представителя, что не всегда отвечает интересам доверителя —Туманова Л.В. Некоторые вопросы представительства в гражданском судопроизводстве// http://www.justicemaker.ru/view-article.php?art=658&amp;id=3..  Напомним, что закон о патентных поверенных, регулирующий институт, доказавший на практике свою эффективность, в качестве квалифицирующего критерия определяет наличие высшего образования  у патентного  поверенного без уточнения направления подготовки. По мнению судей Конституционного суда,допуск иностранных граждан к деятельности патентных поверенных «не только не может рассматриваться как нарушение статей 55 (часть 3) и 62 (часть 3) Конституции Российской Федерации, но, напротив, создает предпосылки к облегчению доступа граждан Российской Федерации к юридической помощи по вопросам приобретения, реализации и охраны прав на результаты интеллектуальной деятельности и распоряжения ими по праву иностранных государств и международному частному праву, <...> т.е. предоставляет им дополнительные гарантии реализации закрепленного в статье 48 (часть 1) Конституции Российской Федерации права на получение квалифицированной юридической помощи» —Постановление Конституционного Суда от от 9 июля 2012 г. № 17-П по делу о проверке конституционности не вступившего в силу международного договора Российской Федерации – Протокола о присоединении Российской Федерации к Марракешскому соглашению об учреждении Всемирной торговой организации  // URL: http://doc.ksrf.ru/decision/KSRFDecision104097.pdf. Чудиновская Н.А. утверждает, что требование о наличии высшего юридического образования целесообразно, поскольку знание процесса представителю потребуется неизбежно, а потребность в специальных знаниях можно восполнить привлечением специалиста —Чудиновская Н. А. Институт представительства в современном  цивилистическом процессе: некоторые

аспекты //Арбитражный и гражданский процесс. 2015. № 10.  С. 20.. На наш взгляд, такое предложение не бесспорно, поскольку специальные знания требуются и на досудебных стадиях, и, более того, привлечение специалиста существенно повышает судебные расходы сторон.

Перед тем как перейти к рассмотрению самого обсуждаемого из способов обеспечения квалифицированности юридической помощи – адвокатской монополии - , остановимся кратко на втором из обозначенных критериев – качестве юридической помощи.

Проблемным вопросом является незакрепление юридических гарантий осуществления качественной юридической помощи. Ответственность за оказание представительских услуг ненадлежащего качества может налагаться только организациями на своих работников (в рамках трудового законодательства) и на адвокатов (ст. 7 ФЗ «Об адвокатуре и адвокатской детальности в Российской Федерации). В таких условиях у процессуальных представителей нет особой мотивации для становления грамотными профессионалами. Т.к. закон очень мягок к непрофессионалам —Латыев А. Н. Ограниченная адвокатская монополия или относительная свобода судебного представительства //Закон. 2012.  № 9.  С. 99..  Однако введение такой ответственности для всех профессиональных представителей не повлечет улучшения качества осуществления представительства, поскольку не выработаны критерии, по которым деятельность представителя могла бы быть оценена —Панченко, В. Ю.   Указ. соч. С. 103. .

Теория процессуального права так же не имеет единого подхода к определению качества помощи. Высказываемые мнения настолько разрознены, что систематизировать их в группы или рассматривать как тенденции, подходы не представляется возможным.

Отдельно отметим, что рассмотренная дискуссия относится исключительно к оказанию юридической помощи, как к виду представительства и не относится к собственно представительству, что означает необязательность выполнения требований об оказании квалифицированной юридической помощи законными представителями.

Иной подход реализован в Кодексе административного судопроизводства (далее – КАС). О представляет интерес в рамках нашего научного исследования в силу высказанных предложений о распространении его положений и на иные виды судопроизводства.

По нормам КАС обязательное участие представителя предусматривается по некоторым категориям дел и при условии отсутствия высшего юридического образования у доверителя. Это должно было обеспечить большую объективность и обеспечение равных процессуальных возможностей гражданина и государства —Пояснительная записка "К проекту Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, проектам федеральных законов "О введении в действие Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации", "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с введением в действие Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации" и к проекту федерального конституционного закона "О внесении изменений в отдельные федеральные конституционные законы в связи с введением в действие Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации". Доступ из СПС «КонсультантПлюс».. Дискуссия, развернувшаяся по поводу этого нововведения, представляет интерес в рамках рассматриваемой темы —См. например Горяинова, В. Обсуждаем кодекс административного судопроизводства. Спорная глава // ЭЖ-Юрист. 2015. № 9. С. 4. ; Аргунов, В. В. О "бесспорных" моментах проекта Кодекса административного судопроизводства // Арбитражный и гражданский процесс. 2014. № 4. С. 39 - 44. ;  Дикажев, М. М. К вопросу о повышении эффективности организации гражданского и арбитражного судопроизводства в Российской Федерации // Административное право и процесс. 2014. № 4. С. 23 – 26..  Отметим, что в производстве Конституционного суда в настоящее время находится дело, по обращению Уполномоченного по правам человека, полагающего такие норма КАС нарушающими конституционное право граждан на судебную защиту. Решение Конституционного суда будет иметь значение не только для административного судопроизводства, но и предоставит дополнительный материал для дискуссии в гражданском и арбитражном судопроизводствах.

Так же считается, что квалификационные требования не должны затрагивать лиц, осуществляющих представительство однократно, на разовой основе. Ограничения должны вводиться только для лиц, оказывающих юридические услуги на платной и постоянной основе —Муранов А.И. Необходимость установления в российском праве квалификационных требований к лицам, профессионально оказывающим в России юридические услуги. Законопроект «О квалифицированной юридической помощи в Российской Федерации» // URL: http://moaur.ru/wp-content/uploads/2011/08/125.pdf..

2.2 Адвокатская монополия

Справедливо будет заметить, что идея введения адвокатской монополии не нова. Рассматривая ее историю, мы остановимся на рассмотрении только современных ее этапов.

В проекте Кодекса административного судопроизводства, внесенного Верховным Судом в Государственную Думу в 2006 г. предусматривалось обязательное наличие у представителя статуса адвоката —Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской ФедерацииО внесении в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации проекта Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации от 25 декабря 2000 г.  №37  . URL http://www.supcourt.ru/vscourt_detale.php?id=4663&w[]=%EF%F0%E5%E4%F1%F2%E0%E2%E8%F2%E5%EB%FC&w[]=%EF%F0%E5%E4%F1%F2%E0%E2%E8%F2%E5%EB%E8&w[]=%EF%F0%E5%E4%F1%F2%E0%E2%E8%F2%E5%EB%FF&w[]=%EF%F0%E5%E4%F1%F2%E0%E2%E8%F2%E5%EB%E5%E9&w[]=%EF%F0%E5%E4%F1%F2%E0%E2%E8%F2%E5%EB%FE&w[]=%EF%F0%E5%E4%F1%F2%E0%E2%E8%F2%E5%EB%FF%EC&w[]=%EF%F0%E5%E4%F1%F2%E0%E2%E8%F2%E5%EB%FF&w[]=%EF%F0%E5%E4%F1%F2%E0%E2%E8%F2%E5%EB%E5%E9&w[]=%EF%F0%E5%E4%F1%F2%E0%E2%E8%F2%E5%EB%E5%EC&w[]=%EF%F0%E5%E4%F1%F2%E0%E2%E8%F2%E5%EB%FF%EC%E8&w[]=%EF%F0%E5%E4%F1%F2%E0%E2%E8%F2%E5%EB%E5&w[]=%EF%F0%E5%E4%F1%F2%E0%E2%E8%F2%E5%EB%FF%F5. Но проект не приняли, и производство по делам, возникающим из публичных отношений, регулировалось Гражданским процессуальным кодексом и требование о наличии у представителя по этой категории дел статуса адвоката отсутствовало.

В 2008 году в распоряжении исследователей и СМИ оказался проект закона «Об оказании квалифицированной юридической помощи». В соответствие со ст. 3 указанного закона процессуальными представителями могли являться адвокаты, а также лица, имеющие степень кандидата или доктора наук. Проект вызвал шквал критики. Неудачное исполнение заслуживающей одобрение идеи грозило ограничить доступ малообеспеченным слоям населения доступ к юридической помощи, поскольку на тот момент ФЗ «О бесплатной юридической помощи в Российской Федерации» принят не был.

Постановлением Правительства РФ от 15 апреля 2014 г. №312 была утверждена государственная программа «Юстиция» —Постановление Правительства РФ от 15.04.2014 № 312 «Об утверждении государственной программы Российской Федерации «Юстиция». // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».. Ее разработка и принятие повлекли появление неоднозначных отзывов в научных кругах.

Цель подпрограммы 1 – повышение уровня защиты интересов, реализации прав граждан и организаций. В целом она предусматривает постепенных переход к адвокатской монополии на процессуальное представительство. В рамках этой программы предусматривается принятие ФЗ «О профессиональной юридической помощи в РФ» в течение 2015 г. На настоящее время, принятие закона стоит ожидать не ранее 2017 г. —Проект Постановления Правительства «О внесении изменений в государственную программу Российской Федерации «Юстиция» // URL:http://regulation.gov.ru/projects#npa=45128..

Особого внимания заслуживает проект Концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи в рамках государственной программы Российской Федерации «Юстиция» (далее – проект Концепции). Во-первых, Концепция будет утверждаться распоряжением Правительства, а не приказом Министерства юстиции, как это предусмотрено в действующей редакции государственной программы, что автоматически исключает возможность ее общественного обсуждения.

Во-вторых, сам текст проекта вызывает обоснованные сомнения, поскольку в настоящее время баланс между интересами адвокатуры, частного юридического бизнеса и публичными обязательствами государства перед своими гражданами не найден. При сохранении названий институтов кардинально меняется их содержание. Особенно стоит обратить внимание на следующие положения концепции: возможность адвокатов работать по трудовому договору (в частности это позволит адвокатам избегать ограничений на рекламу своих услуг, выдавая ее за рекламу организации), появление адвокатских партнерств (системный анализ действующего законодательства и нормативных предложений позволяет сделать вывод о возможной коммерциализации адвокатской деятельности, которая классически не рассматривается как предпринимательская).

Необходимость переходного периода очевидна, поскольку в 2015 году в суды первой инстанции поступило 15 920 893 дел —Основные статистические показатели деятельности судов общей юрисдикции за 2015 г. // URL::  http://www.cdep.ru/index.php?id=79&item=3383, в то время как в реестры внесены сведения о 76 768 адвокатах —Информационная справка о состоянии адвокатуры и адвокатской деятельности в 2015 году //URL: http://fparf.ru/documents/documents_forms/20838/.  Однако, предполагаемый план переходного периода не является хоть сколько-нибудь надежным гарантом включения в адвокатское сообщество исключительно квалифицированных специалистов, т.е. не гарантирует достижение цели, ради которой проводится реформа. Так же реформа не затронет корпоративных юристов («юристконсультов» по терминологии проекта Концепции). Вероятно, это возродит практику трудоуствойства в штат клиента на 1/40 ставки, как это было в период с принятия АПК до принятия Постановления Конституционного Суда от 16 июля 2004 г. №15-П —Минюст против мошенников – как адвокатская монополия повлияет на судпредставительство  //URL: http://pravo.ru/review/view/123419/.

Все вышесказанное справедливо исключительно для реализации идеи. Сама перспектива введения адвокатской монополии заслуживает более подробного изучения.

Введение адвокатской монополии имеет ряд существенных преимуществ.

Решетняк В.И. считает, что при отправлении электронного правосудия представитель должен иметь статус адвоката, для того, чтобы уравновесить положения сторон, поскольку не все граждане обладают достаточным уровнем технической грамотности. При этом адвокаты должны будут сдать квалификационный экзамен и получить аккредитацию — Решетняк В. И. . Электронное правосудие и судебное представительство в гражданском и арбитражном // Адвокат.  2011. № 5. -С. 19..

В качестве дополнительного аргумента авторы приводят зарубежную практику. В развитых странах романо-германской правовой системы (Франция и Германия) стороны должны действовать исключительно через адвокатов. Исследователи полагают, что повторение опыта положительно скажется на состоянии законности в стране —Елисеев Н.Г. Гражданское процессуальное право зарубежных стран. М.: Проспект, 2004. С. 523. ; Решетникова И.В. Доказательственное право Англии и США. М.: Городец, 1999. С. 23. ; Крымский Д.И. Упрощение гражданского судопроизводства: российский и зарубежный опыт. М.: Юриспруденция, 2008. С. 5. ; Елисеев Н.Г. Краткий комментарий к Гражданскому процессуальному уложению Германии // СПС "Гарант»..

Идея введения адвокатской монополии представляется перспективной еще и в связи с распространяющейся тенденцией, касающаяся осуществления представителем полномочий, не указанных в доверенности. Подробнее эта проблема будет рассмотрена в следующем параграфе.

Интересам доверителя отвечает широкий круг прав адвоката таких как адвокатская тайна, страхование ответственности, совершенствование адвокатского запроса (законопроект прошел первое чтение) —Законопроект № 993553-6 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части обеспечения права адвоката на сбор сведений, необходимых для оказания квалифицированной юридической помощи» //URL: http://asozd2.duma.gov.ru/main.nsf/(Spravka)?OpenAgent&RN=993553-6. Важнейшими гарантиями права на квалифицированную помощь являются возложение на адвокатов публичной обязанности обеспечивать защиту прав и свобод человека и гражданина и требования к организации адвокатской деятельности, гарантии независимости адвоката —ПостановлениеКонституционного Суда от 16.07.2004 № 15-П «по делу о проверке конституционности части 5 статьи 59 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросами Государственного Собрания - Курултая Республики Башкортостан, Губернатора Ярославской области, Арбитражного суда Красноярского края, жалобами ряда организаций и граждан» // URL: http://doc.ksrf.ru/decision/KSRFDecision30239.pdf.

Нельзя не подчеркнуть, что согласно буквальному толкованию п. 3 ст. 9 Кодекса профессиональной этики адвоката помощь, оказаннаяprobono, не является адвокатской деятельностью, а значит адвокат при ее оказании не пользуется вышеуказанной системой прав.

Нами уже была упомянута возможность привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности (ст. 7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре»). При этом Закон о защите прав потребителей на адвокатов не распространяется, поскольку адвокатская деятельность не является предпринимательской —Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2012 года № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей»  // Доступ из СПС «КонсультантПлюс» , Письмо Роспотребнадзора от 23 июля 2012 г. № 01/8179-12- 32 // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».. К представителям не имеющим адвокатского статуса указанный закон применяется —Апелляционное определение Московского городского суда от 10.01.2013 г. по делу № 11-1893 // Доступ из СПС «КонсутьтантПлюс».. Таким образом, довод о невозможности привлечения представителя, не имеющего статуса адвоката, к ответственности следует признать несостоятельным. Более того, в случае привлечения к гражданско-правовой ответственности представителя доверитель получает реальное возмещение (выполняется компенсаторная функции), чего нельзя сказать о дисциплинарной ответственности адвоката. При этом оба вида ответственности выполняют в равной степени функцию превенции  недолжного поведения.

Наличие адвокатского статуса и не является безусловной гарантией качества услуг и не свидетельствует о его квалификационном преимуществе перед лицом, не имеющим такого статуса —Панченко В. Ю. О моделях ответственности за ненадлежащее оказание юридической // История государства и права.2015.№ 3. С. 38-42..

Адвокатская монополия вызывает опасения возможности введения жесткого контроля со стороны государства и ликвидацию самоуправления адвокатуры и ее независимости и снижение конкуренции, что отразится на качестве и стоимости услуг —Мельниченко Р. Г. Нужна ли адвокатам монополия? // Рос. адвокат. 2008. № 5. С. 31. .

Особый интерес представляет анализ Постановления Конституционного Суда от 16 июля 2004 г. №15-П. Оно является главным аргументом противников введения адвокатской монополии. Предметом рассмотрения Конституционного Суда стало положение ч. 5 ст. 59 АПК, согласно которому процессуальным представителем юридического лица может быть исключительно адвокаты либо работники, состоящие в штате этой организации —Постановления Конституционного Суда «По делу о проверке конституционности части 5 статьи 59 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросами Государственного Собрания - Курултая Республики Башкортостан, Губернатора Ярославской области, Арбитражного суда Красноярского края, жалобами ряда организаций и граждан»от 16 июля 2004 г. №15-П. // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».. Положение было признано неконституционным, но лишь потому что ограничение возможности участия процессуальных представителей, не имеющих статуса адвоката, в суде было связано с организационно-правовой формой представляемого. При этом само Постановление выражало одобрение Конституционным Судом перспективу введения адвокатской монополии как наилучшего средства обеспечения квалифицированного процессуального представительства при соблюдении баланса публичных и частных интересов —Латыев А.Н. Указ. соч. С. 97. ;Муранов, А.И. Принципиальная допустимость так называемой адвокатской монополии в свете актов Конституционного суда РФ и Конституции РФ. Великий миф о Постановлении КС РФ от 16.07.2004 № 15-П  // Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ.  2010.  № 2.  С. 91-121..

При этом, по мнению Конституционного суда, обязанность государства обеспечить квалифицированную юридическую помощь корреспондированная правом, указанным в ст. 48 Конституции, не связывает доверителя обязанностью пользоваться помощью исключительно адвоката, поскольку иное нарушает его право, закрепленное в ст. 52 Конституции —Определение Конституционного суда  от 05.12.2003 N 446-О // URL:http://doc.ksrf.ru/decision/KSRFDecision32024.pdf ,  Определение от 5 февраля 2004 г. № 25-0// URL:http://doc.ksrf.ru/decision/KSRFDecision31026.pdf.

Анализ действующего законодательства и законопроектов показывает давнее стремление представителей юридических кругов обеспечить гарантированно высокое качество осуществления процессуального представительства. Наиболее разработанным способом такого обеспечения является постепенное введение адвокатской монополии. Это позволит создать реально действующий механизм привлечения процессуального представителя к ответственности за ненадлежащее или халатное исполнение взятых на себя обязательств, легализует деятельность представителя с точки зрения налогового законодательства, активизирует деятельность процессуального представителя как субъекта судебного процесса, способствующего наиболее правильному и скорому разрешению гражданского или арбитражного дела, но главное - существенно обезопасим субъектов, нуждающихся в квалифицированной юридической помощи, от некачественно оказанных юридических услуг.

2.3 Полномочия

Объем полномочий при договорном представительстве имеет существенное значение, что определяет подробное регулирование правоотношений процессуальным законодательством.

Полномочия представителя можно разделить на общие и специальные. Первая группа полномочий не носит распорядительного характера, т.е. реализуя общие права представитель не может существенно повлиять на ход дела. К этой группе можно отнести право знакомиться с материалами дела, делать из них выписки, представлять доказательства и принимать участие в их исследовании, задавать вопросы лицам, участвующим в деле и др. Более конкретизировано по сравнению с процессуальными кодексами общие полномочия адвоката закреплены ст. 6 Федерального закона «Об адвокатах и адвокатской деятельности» (в целом же ожидается имение указанного ФЗ в пользу расширения общих полномочий адвоката).  В силу закона, для реализации общих полномочий не требуется специального указания на них в доверенности.

Исходя из возникающих правовых последствий при реализации специальных полномочий, их делегирование допускается только путем прямого указания на них в доверенности. К специальным полномочиям относят право на подачу искового заявления в суд, его подписание и подписание отзыва на  исковое заявление,  изменения предмета и (или) основания иска, полный или частичный отказ от заявленных исковых требований, признание иска и др (ст. 54 ГПК, ст. 62 АПК). Специальные полномочия могут быть предусмотрены и в иных федеральных законах. Примером подобного специального права является право на представление интересов доверителя в рамках дел о несостоятельности (банкротстве) (ст. 39 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» от 26 окт. 2002 г №127-ФЗ) —О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве: постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 22 июня 2012 г. № 35 // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 2012. № 8. Полномочия носят явный распорядительный характер.

Однозначно не решен вопрос о возможности уплаты государственной пошлины представителем. Отметим, что уплата государственной пошлины лицом без полномочий влечет правовые последствия неуплаты пошлины – оставление искового заявления без движения, а в случае не устранения нарушения в указанный судом срок – возвращение искового заявления.

Существует мнение, что уплата государственной пошлины представителем не допускается —п. 18 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 25.05.2005 №91 // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».. Налоговым кодексом обязанность уплатить государственную пошлину как вид федерального сбор относится к личным обязанностям лица, а значит должна исполняться исключительно лицами, признанными плательщиками государственной пошлины (п. 10 ст. 13, п. 1 ст. 45, ч. 2 ст. 333.17 Налогового кодекса). При этом обязанность должна быть исполнена за счет личных средств плательщика. Это должно находить отражение в платежных документах —Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 22.01.2004 № 41-О // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».. В настоящее время, такой подход практически не применяется.

С другой стороны, по нормам процессуальных кодексов граждане и организации вправе вести свои дела через представителей, ст. 26 Налогового кодекса допускает участие представителей в налоговых правоотношениях. Таким образом, государственная пошлина может быть оплачена представителем от имени и за счет средств доверителя. При этом уплата госпошлины с банковского счета представителя прекращает обязанность представляемого уплатить ее —Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 29.05.2007 №118О // Доступ из СПС «КонсультантПлюс» ,Определение ВАС РФ от 11.04.2011 № ВАС-3950/11О // Доступ из СПС «КонсультантПлюс» ,Определение ВАС РФ от 09.03.2011 № ВАС-1953/11О // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».. К такому способу исполнения обязанности предъявляется некоторые требования. Уплата пошлины по-прежнему должна производиться за счет средств доверителя. Отметим, что иное не позволит суду применить нормы о взыскании государственной пошлины с противоположной стороны в случае удовлетворения заявленных исковых требований.

Интересен тот факт, что процессуальные кодексы по-разному регулируют оформление полномочий представителя при оплате им государственной пошлины. В буквальном смысле обоими кодексами не закреплено правомочие по уплате государственной пошлины в качестве общего или специального права, однако системный анализ норм позволяет прийти к следующему выводу. Согласно ГПК право на подачу искового заявление относится к специальным, АПК определяет право на подачу искового заявления как общее, поскольку не требует обязательного указания на право в доверенности как условие его реализации, а перечень специальных правомочий закрытый и расширительному толкованию не подлежит. При этом право на обращение в суд не может быть реализовано без исполнения обязанности по уплате государственной пошлины, такая обязанность является составным элементом права на обращение в суд. Таким образом, арбитражном судопроизводстве обязанность по уплате государственной пошлины может быть исполнена представителем без указания такого правомочия в доверенности и без указания в ней права на подачу искового заявления, в судах общей юрисдикции правомочие может быть передано представителю путем указания права на подачу искового заявления. Однако на практике иногда суды требуют отдельного указания в доверенности, что лицо вправе представлять интересы доверителя в отношениях, регулируемых законодательством о налогах и сборах —Постановление ФАС Дальневосточного округа от 29.09.2008 NФ03-А24/08-1/2842 по делу NА24-5801/06-09// Доступ из СПС «КонсультантПлюс»., в некоторых случаях суды относят право представителя уплачивать государственную пошлину от имени доверителя к общим правомочиям и признают его принадлежность представителю вне зависимости от содержания доверенности в силу закона —Апелляционное определение Забайкальского краевого суда № 33-476/2015 от 4 февраля 2015 г. по делу № 33-476/2015 // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».. Все вышесказанное не отменяет требование исполнить обязанность за счет средств доверителя —Постановления ФАС Поволжского округа от 10.08.2006 по делу NА55-6420/05-25// Доступ из СПС «КонсультантПлюс», Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 21.11.2006 NА58-2444/06-Ф02-6164/06-С1 по делу NА58-2444/06// Доступ из СПС «КонсультантПлюс»..

В доказательство того, что денежные средства на уплату госпошлины перечислены именно доверителем, платежные документы должны содержать об этом упоминание —Определение Верховного Суда РФ от 21.12.2010 №44-В10-7// Доступ из СПС «КонсультантПлюс», Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 27.08.2007 по делу №А43-11655/2006-10-214// Доступ из СПС «КонсультантПлюс» , Постановление Пленума ВАС от 11 июля 2014 «46 «О применении законодательсва о государственной пошлине при рассмотрении дел в арбитражных судах» // Доступ из СПС «КонсультантПлюс» ,Письмо Департамента налоговой и таможенно-тарифной политики Минфина РФ от 14 декабря 2012 г. № 03-05-04-03/99 // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».. Также доказательством может служить расходно-кассовый ордер, по которому физлицо получило денежные средства от организации на уплату госпошлины —ПисьмоМинфина России от 14.12.2012 № 03-05-04-03/99// Доступ из СПС «КонсультантПлюс» , Мисьмо Минфинаот 23.05.2011 № 03-05-04-03/32 // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

Постановление ФАС Поволжского округа от 10.08.2006 по делу №А55-6420/05-25// Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

.

Возвращаясь к рассмотрению тенденции осуществления представителем полномочий, не указанных в доверенности стоит отметить следующее. В п. 21 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда от 28.05. 2009 №36 «О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в арбитражном суде апелляционной инстанции» дано разъяснение «если после принятия апелляционной жалобы к производству будет установлено, что жалоба не подписана, или возникнут сомнения в наличии у лица, подписавшего жалобу, права на ее подписание, то суд апелляционной инстанции предлагает заявителю представить доказательства наличия у такого лица полномочий или последующего одобрения заявителем действий лица, подписавшего жалобу. В случае непредставления таких доказательств апелляционная жалоба оставляется без рассмотрения на основании п. 7 ч. 1 ст. 148 АПК РФ» —Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда от 28.05. 2009 №36 «О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в арбитражном суде апелляционной инстанции». Доступ из СПС «КонсультантПлюс».. Предложение введения такого положения и в гражданском процессе широко обсуждается. Крашенинников Е.А. считает необходимым внесение соответствующих поправок в ГПК. Свою позицию он обосновывает, обращаясь к документам времен Российской империи и практике Германии. По его мнению, такое нововведение ускорит процесс и наилучшим образом обеспечит защиту прав и законных интересов лиц, участвующих в деле —Крашенинников Е.А. Процессуальное представительство без полномочий // Очерки по торговому праву. Вып. 19. Ярославль, 2012. URL: http://lib.uniyar.ac.ru/edocs/iuni/20130901.pdf. Юдин А.В. также поддерживает идею распространения положений указанного разъяснения ВАС на гражданский процесс —Юдин А.В.Факторы «устойчивости» решений судов первой инстанции по гражданским делам и их «реабилитация» судами проверочных инстанций // Вестник гражданского процесса. 2012. № 1. С. 25–41.. Некоторые исследователи оправданно относятся к такому нововведению с меньшим энтузиазмом —Щербаков, Н. А.Последующее одобрение процессуальных действий , совершенных представителем без полномочия //Закон. 2014. - № 11. С. 104 -109.. Авторы опасаются злоупотреблений со стороны представителей, что повлечет увеличение затрат государства, перегруженность судов, нарушение прав значительного числа граждан. На наш взгляд, концепция вне сомнения интересна, но требует дальнейшей доработки. При этом внесение поправок в ГПК даже в таком виде умножит выгоду и минимизирует риски, если право будет предоставлено исключительно адвокатам. Такое предположение вытекает из положений ФЗ «Об адвокатуре и адвокатской деятельности в РФ» и  Кодекса профессиональной этики адвоката, предусматривающих для указанных субъектов ответственность.

Адвокат назначенный судом на основании статьи 50 ГПК РФ имеет некоторые ограничения в объеме полномочий по сравнению с представителем, имеющим договорные отношения с доверителем. На некоторые из этих ограничений указывается в пункте. 10 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации "О судебном решении": у адвоката нет права признавать иск или обстоятельства, на которых истец основывает свои требования. Такого рода действия в случае принятия их судом свидетельствуют о существенном нарушении процессуальных норм, что должно служить основанием к отмене судебного решения —Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2003 № 23 «О судебном решении» // «Бюллетень Верховного Суда РФ», № 2, 2004 г..

Адвокат, назначенный пост. 50 ГПК РФ, не вправе совершать и некоторые другие действия, направленные на распоряжение объектом спора, например заключать мировое соглашение, предъявлять встречный иск, так как он не располагает диспозитивным правом, принадлежащим ответчику, для осуществления этих функций —См. Научно-практический комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. В.М. Жуйкова, В.К. Пучинского и М.К. Треушникова. М: Городец, 2003. С. 177. Здесь обращается внимание на недопустимость заключения адвокатом мирового соглашения..

В отличие от адвоката, участвующего в процессе по договору, которому для обжалования судебного постановления необходимо иметь согласие доверителя, специально оговоренное в доверенности (ст. 54 ГПК РФ), такое правило не распространяется на адвоката, участвующего в процессе по назначению суда. В соответствии сп. 10 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации "О судебном решении" адвокат, назначенный судом на основаниист. 50 ГПК РФ, вправе обжаловать решение в кассационном (апелляционном) порядке и в порядке надзора, поскольку он имеет полномочия не по соглашению с ответчиком, а в силу закона и указанное право необходимо для защиты прав ответчика, место жительства которого неизвестно.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В работе были проанализированы действующие нормативные правовые акты, проекты нормативных правовых актов и исследования ведущих ученых процессуалистов. В ходе этого анализа были выявлены и изучены основные проблемы представительства в гражданском и арбитражном процессе. По результатам исследования можно сделать следующие выводы.

На сегодняшний день ни одно из существующих определений процессуального представительства нельзя признать безоговорочно истинным, что связано со сложностью природы изучаемого явления. В работе высказано мнение о том, что определение представительства как правоотношения является наиболее верным, оно наиболее конкретно характеризует особенности рассматриваемого правового явления, позволяет более глубоко изучить различные стороны представительства, исследовать права и обязанности сторон, помогает установить действительное место судебного представителя в процессе. В связи с этим можно сформулировать следующую дефиницию: процессуально представительство – это правоотношение, в силу которого одно лицо в пределах предоставленных ему полномочий представляет интересы другого лица в суде.

Нами было обосновано принципиальное отличие гражданского и арбитражного процессуального представительства от представительства в уголовном, гражданском праве процессе.

Рассматривая вопрос о процессуальном положении представителя, мы приходим к выводу, что действующая редакция Гражданского процессуального кодекса относит представителя к числу лиц, содействующих отправлению правосудия.

Представляется перспективной и аргументированной классификация представительства на собственно представительство и оказание юридической помощи в гражданском процессе. Указанная дифференциация более гибка и наилучшим образом коррелирует с происходящими изменениями в процессуальном законодательстве.

Классификация имеет значение и при обсуждении вопроса об обеспечении гарантий оказания квалифицированной юридической помощи. Определена разница между квалифицированной юридической помощью и качеством.

В ходе анализа способов обеспечения квалифицированности представителей была выявлена тенденция к ведению адвокатской монополии.

По нашему мнению, введение образовательного ценза незначительно повысит качество оказываемых юридических услуг, поскольку уже в настоящий момент юридические услуги оказывают лица с высшим юридическим образованием —Богомолов М.В. Институт судебного (процессуального) представительства в гражданском и арбитражном процессе Российской Федерации : дис. ... к.ю.н. Саратов, 2014.  С. 98..

Профессионализм представителей законодатель предлагает повысить за счет постепенного введения адвокатской монополии на осуществление представительства.  Обосновывая естественность такого подхода, адвокатскую монополию часто сравнивают с монополией медицинской. Баланс частных и публичных интересов предлагается соблюсти за счет возможности получения бесплатной юридической помощи.

Таким образом, цель исследования следует считать достигнутой.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

Нормативно-правовые акты

  1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) // СЗ РФ. 2014. № 9. Ст. 851.
  2. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 № 51-ФЗ (ред. от 06.04.2015) // СЗ РФ. 1994. № 32. Ст. 330.
  3. Семейный кодекс Российской Федерации от 29.12.1995 № 223-ФЗ (принят ГД ФС РФ 08.12.1995) (ред. от 30.06.2008) (с изм. и доп., вступающими в силу с 01.09.2008) // СЗ РФ. 1996.№ 1. ст. 16.
  4. Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ // СЗ РФ, 2002, № 23, Ст. 2102.
  5. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14.11.2002 № 138-ФЗ (ред. от 06.04.2015) (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.05.2015) // СЗ РФ 2002. № 46. Ст. 4532.
  6. Федеральный закон «О бесплатной юридической помощи в Российской Федерации» от 21.11.2011 №324-ФЗ // СЗ РФ, 28.11.2011, № 48, ст. 6725.
  7. Федеральный закон «Об образовании в Российской Федерации» от 29 декабря 2012 г. № 273-ФЗ // СЗ РФ, 2012, № 53, ст. 7598; 2013, № 19, ст. 2326; № 30, ст. 4036.
  8. Кодекс административного судопроизводства Российской Федерации от 08.03.2015 № 21-ФЗ // СЗ РФ, 09.03.2015, № 10, ст. 1391.
  9. Постановление Правительства РФ от 15.04.2014 № 312 "Об утверждении государственной программы Российской Федерации "Юстиция"// СЗ РФ, 05.05.2014, № 18 (часть II), ст. 2158.

Решения Конституционного Суда

  1. Определение Конституционного Суда «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы Ефимова Алексея Евгеньевича на нарушение его конституционных прав частью 2 статьи 186 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации» от 18.04.2000 г. №58-О. [Электронный ресурс]// Доступ из СПС "КонсультантПлюс".
  2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Аржанова Льва Яковлевича на нарушение его конституционных прав частями 1, 3, 4 и 8 статьи 299 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации» от 22 апреля 2004 года № 131-О [Электронный ресурс]// Доступ из СПС "КонсультантПлюс".
  3. Постановление Конституционного Суда «По делу о проверке конституционности части 5 статьи 59 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросами Государственного Собрания - Курултая Республики Башкортостан, Губернатора Ярославской области, Арбитражного суда Красноярского края, жалобами ряда организаций и граждан» от 16 июля 2004 года №15-П[Электронный ресурс]// Доступ из СПС "КонсультантПлюс".
  4. Определение Конституционного Суда Российской Федерации «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Башкирова Сергея Ивановича на нарушение его конституционных прав статьей 381 и частью второй статьи 382 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации» от 12 июля 2005 года № 314-О [Электронный ресурс]// Доступ из СПС "КонсультантПлюс".
  5. Определение Конституционного Суда Российской Федерации  «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Галаниной Елены Валерьевны на нарушение ее конституционных прав частью второй статьи 381 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации» от 25 февраля 2010 года № 232-О-О [Электронный ресурс]// Доступ из СПС "КонсультантПлюс".

Постановления Пленума Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда

  1. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25 декабря 2000 г. N37 О внесении в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации проекта Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации [Электронный ресурс]// URLhttp://www.supcourt.ru/vscourt_detale.php?id=4663&w[%EF%F0%E5%E4%F1%F2%E0%E2%E8%F2%E5%EB%FC&w[]=%EF%F0%E5%E4%F1%F2%E0%E2%E8%F2%E5%EB%E8&w[]=%EF%F0%E5%E4%F1%F2%E0%E2%E8%F2%E5%EB%FF&w[]=%EF%F0%E5%E4%F1%F2%E0%E2%E8%F2%E5%EB%E5%E9&w[]=%EF%F0%E5%E4%F1%F2%E0%E2%E8%F2%E5%EB%FE&w[]=%EF%F0%E5%E4%F1%F2%E0%E2%E8%F2%E5%EB%FF%EC&w[]=%EF%F0%E5%E4%F1%F2%E0%E2%E8%F2%E5%EB%FF&w[]=%EF%F0%E5%E4%F1%F2%E0%E2%E8%F2%E5%EB%E5%E9&w[]=%EF%F0%E5%E4%F1%F2%E0%E2%E8%F2%E5%EB%E5%EC&w[]=%EF%F0%E5%E4%F1%F2%E0%E2%E8%F2%E5%EB%FF%EC%E8&w[]=%EF%F0%E5%E4%F1%F2%E0%E2%E8%F2%E5%EB%E5&w[]=%EF%F0%E5%E4%F1%F2%E0%E2%E8%F2%E5%EB%FF%F5 (Дата обращения 15.05.2015)
  2. Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда от 28.05. 2009 №36 «О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в арбитражном суде апелляционной инстанции» [Электронный ресурс]// Доступ из СПС "КонсультантПлюс".

Докторские и кандидатские диссертации, авторефераты докторских и кандидатских диссертаций

  1. Богомолов, Михаил Валерьевич.Институт судебного (процессуального) представительства в гражданском и арбитражном процессе Российской Федерации : дис. ... кандидата юридических наук : 12.00.15 / Богомолов Михаил Валерьевич; [Место защиты: Рос. акад. нар. хоз-ва и гос. службы при Президенте РФ]. - Саратов, 2014. - 216 с.
  2. Бортникова, Н.А. Представительство по назначению суда в гражданском судопроизводстве : автореферат дис. ... кандидата юридических наук : 12.00.15 / Бортникова Надежда Александровна; [Место защиты: Сарат. гос. акад. права]. - Саратов, 2011. - 22 с.
  3. Войтович, Л.В. Ведение дел в гражданском и арбитражном процессе посредством действий представителя : диссертация ... кандидата юридических наук : 12.00.15. -Хабаровск, 2004. - 171 с.
  4. Евстифеева, Т.И..Гражданские процессуальные правоотношения : диссертация ... кандидата юридических наук : 12.00.15. - Саратов, 2001. - 154 с.
  5. Ивакин, В. Н. Представительство в советском гражданском процессе. Вопросы теории и практики [Текст] : дис. ... канд. юрид. наук : 12.00.03 / В. Н.Ивакин ; Всесоюз. юрид. заоч. ин-т. - М., 1981. - 205 с.
  6. Кожевников, А. В. Адвокат - представитель потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика в советском уголовном процессе :Автореф. дис. ... к.ю.н. Специальность 12.00.08 - Уголовное право и уголовный процесс /Министерство высшего исреднего специального образования РСФСР. Свердловский  юридический институт. -Свердловск,1974. -25 с.
  7. Королева,С.О.Представительство сторон и третьих лиц в арбитражном процессе : автореферат дис. ... кандидата юридических наук : 12.00.15 / Королева Светлана Олеговна; [Место защиты: Ин-т государства и права РАН]. - Москва, 2007. - 23 с.
  8. Матлин, Л. Б.Судебное представительство по советскому праву :Автореф. дис. ... к.ю.н. /Л. Б. Матлин ; Московский  государственный университет им. М. В. Ломоносова. -М.,1955.-31 с.
  9. Миронов, Артур Левонович. Реализация конституционного права человека и гражданина на получение квалифицированной юридической помощи при осуществлении правосудия : автореферат дис. ... кандидата юридических наук : 12.00.02, 12.00.11 / Миронов Артур Левонович; [Место защиты: Моск. ун-т МВД РФ]. - Москва, 2009. - 25 с.
  10. Рожецкая Э.Х.Судебное представительство в советском гражданском процессе. Автореф. дис. ... канд. юрид. наук / Рожецкая Э.Х. - Л., 1956. - 15 c.

Научные издания

  1. Антимонов, Б.С., Герзон С.Л. Адвокат в советском гражданском процессе: Пособие для адвокатов. - М.: Госюриздат, 1954. - 259 с.
  2. Ватман, Д. П. Адвокат в гражданском процессе [Текст] / Д.П. Ватман, В.А. Елизаров ; под ред. И.И. Склярского, Моск. обществ. науч.-исслед. ин-т судеб. защиты и усоверш. адвокатов. - М. : Юрид. лит., 1969. - 200 с.
  3. Власов, А.А. Адвокат как субъект доказывания в гражданском и арбитражном процессе. - М.: ООО Издательство «Юрлитинформ», 2000 - 240 с. - ISBN 5-93295-013-7.
  4. Диордиева, О.Н.Подготовка гражданских дел к судебному разбирательству в судах общей юрисдикции первой инстанции [Текст] : монография / О. Н.Диордиева. - Москва : Проспект, 2013. - 208 с.
  5. Елисеев, Н.Г. Гражданское процессуальное право зарубежных стран : учебник [Текст]  / Н. Г. Елисеев ; МГИМО(У) МИД РФ. – 2-е изд., перераб. и доп. – М. : ПРОСПЕКТ, 2004. – XVII, 602 с. – ISBN 5-98032-550-6.
  6. Елисеев, Н.Г. Краткий комментарий к Гражданскому процессуальному уложению Германии[Текст]  / Н.Г. Елисеев // Система Гарант. - 2006.
  7. Жилин Г.А. Комментарий к гл. 1 ГПК РФ[Текст]// Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под ред. Г.А. Жилина. М.: ТК Велби, 2004. С. 13
  8. Ильинская И.М., Лесницкая Л.Ф. Судебное представительство в гражданском процессе. - М.: Юрид лит., 1964. - 162 с.
  9. Крымский, Д. И.Упрощение гражданского судопроизводства :Российский и  зарубежный опыт[Текст] /Д. И. Крымский ; Под ред. Т. Г. Морщаковой, Е. В. Кудрявцевой. -науч. изд. М. :Юриспруденция,2008. -116 с. - ISBN: 978-5-9516-0409-5.
  10. Невзгодина, Е. Л. Представительство по советскому гражданскому праву. -Томск, 1980. -156 с.
  11. Решетникова, И.В. Доказательственное право Англии и США [Текст] / И. В. Решетникова ; Уральская гос. юридическая акад. - Екатеринбург : Изд-во Уральской гос. юридической акад., 1997. - 240 с. - ISBN 5-7845-0025-2.
  12. Халатов, С. А. Представительство в гражданском и арбитражном процессе. – М.: Издательство НОРМА, 2002. – 208 с. – (Современный гражданский и арбитражный процесс). -ISBN 5-89123-598-6.
  13. Чечот, Д.М. Участники гражданского процесса [Текст] / Д. М. Чечот. - М. : Госюриздат, 1960. - 190 с.
  14.  Шерстюк, В. М. Судебное представительство по гражданским делам [Текст] / В.М. Шерстюк. - М. : Изд-во МГУ, 1984. - 115 с.

Периодические издания

  1. Абрамов, С. Н. Некоторые вопросы советской кассации в  основах гражданского судопроизводства Союза ССР и союзных республик[Текст] /С. Н. Абрамов. //Правоведение. -1964. - № 2. - С. 73 – 85.
  2. Аргунов, В. В.  О "бесспорных" моментах проекта кодекса административного судопроизводства [Текст] / В. В. Аргунов // Арбитражный и гражданский процесс. - 2014. - № 4. - С. 39-44.
  3. Богомолов, М.В. Актуальные проблемы института процессуального представительства в гражданском и арбитражном процессе [Текст] // Арбитражный и гражданский процесс. 2013. № 1. С. 33-36. 
  4. Бортникова, Н. А.История и цели представительства по назначению суда в гражданском процессе /Н. А. Бортникова. [Текст]//Адвокатская практика. -2008. - № 4. - С. 43- 45.
  5. Булдакова, А.А. Положение органов, выступающих в суде от имени юридических лиц [Текст] // Арбитражный и гражданский процесс. 2010. № 6. С. 14. 
  6. Власов, А.А,Правовые основания и виды судебного представительства. [Текст] //Адвокатские вести. 2001. № 7. С. 18-19.
  7. Власов, А.Адвоката надо считать «лицом, участвующим в деле»[Текст]// РЮ. 2001. № 6. С. 30—31.
  8. Гаврилов, С.Н.  К вопросу о толковании отдельных терминов в контексте построения корпоративной системы менеджмента качества юридической помощи (услуг) в адвокатуре [Текст] / С. Н. Гаврилов // Адвокатская практика. - 2010. - № 5. - С. 4-19
  9. Горяинова, В. Обсуждаем кодекс административного судопроизводства. Спорная глава [Текст] // ЭЖ-Юрист.- 2015.- № 9. -С. 4-13.
  10. Гречкин, Н.С. Представительство в судопроизводства: сравнительно-правовой анализ [Текст] // Вестник ЮУрГУ. Серия: Право . 2014. №3. С.76-79.
  11. Гук, В.А. Представительство в гражданском процессе: правозащитная функция и актуальные вопросы совершенствования законодательства[Текст]// Юридическая наука и правоохранительная практика . 2014. №2 (28). С.22-28.
  12. Дикажев, М. М., Гагиев, А. К. К вопросу о повышении эффективности организации гражданского и арбитражного судопроизводства в Российской Федерации [Текст] / М. М. Дикажев, А. К. Гагиев.//Административное право и процесс. -2014. - № 4. - С. 23 – 26.
  13. Киминчижи, Е.Н. Осуществление права на защиту в гражданском процессе профессиональными представителями[Текст]// Юрист. 2007. № 6. С. 42.
  14. Крашенинников, Е. А. Представительство: понятие, виды, допустимость [Текст] / Е. А. Крашенинников, Ю. В. Байгушева // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. - 2009. - N 12. - С. 6-20 . - ISSN 0869-7426.
  15. Крашенинников, Е.А..  Представительство без полномочия [Текст] / Е. А. Крашенинников, Ю. В. Байгушева // Вестник ВАС. - 2014. - № 2. - С. 29-61. 
  16. Кублов, Р.М Сравнительная характеристика представительства в гражданском и арбитражном процессе [Текст] // Актуальные вопросы современной науки. 2011. № 18. С. 342-352.
  17. Ласкина, Н. В. Судебные представители - лица, участвующие в деле, или лица, содействующие правосудию? [Текст] / Н. В. Ласкина // Современное право. - 2010. - N 3. - С. 94-98.
  18. Латыев, А. Н. Ограниченная адвокатская монополия или относительная свобода судебного  представительства [Текст] /А. Н. Латыев.//Закон. -2012. - № 9. - С. 94 – 104.
  19. Муранов, А.И. Принципиальная допустимость так называемой адвокатской монополии в свете актов Конституционного суда РФ и Конституции РФ. Великий миф о Постановлении КС РФ от 16.07.2004 № 15-П [Текст] // Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ. – 2010. – № 2. – С. 91–121.
  20. Невзгодина, Е.Л. Юридическая сущность представительства как универсальной и уникальной формы посредничества [Текст]// Вестник ОмГУ. Серия. Право . 2012. №2 (31). С.121-129.
  21. Осокина, Г.Л. Некоторые проблемы правового регулирования представительства по новому АПК РФ[Текст]// Российский ежегодник гражданского и арбитражного процесса. 2002 – 2003. № 2 / под ред. В.В. Яркова. СПб., 2004. С. 57. 18
  22. Панченко, В. Ю.   Профессиональное юридическое представительство в гражданском и арбитражном процессе [Текст] / В. Ю. Панченко, Е. М. Шайхутдинов // Современное право. - 2013. - № 4. - С. 102-104.
  23. Попова, Д.Г. Законное представительство несовершеннолетних (межотраслевой аспект) [Текст]// Вестник КемГУ . 2013. №4 (56). С.297-302.
  24. Решетняк, В. И. .   Электронное правосудие и судебное представительство в гражданском и арбитражном процессах [Текст] / В. И. Решетняк // Адвокат. - 2011. - № 5. - С. 16-22.
  25. Саргсян, Н.Г. К вопросу о судебном представительстве в гражданском процессе [Текст] // Интеллектуальный потенциал XXI века : ступени познания. – 2011. - № 5-2. – С. 267-270.
  26. Тадевосян, В.С. Рецензия на книгу М.А. Гурвича «Лекции по советскому гражданскому процессу», изд. ВЮЗИ, М., 1950[Текст]// Советское государство и право. 1951. № 6. С. 79-84.
  27. Томилов, А.Ю. О соотношении понятий «представитель» и «оказание юридической помощи в гражданском процессе» [Текст] // Вестник ЧелГУ . 2011. №35. С.34-38.
  28. Туманова, Л. В.Некоторые вопросы представительства в гражданском судопроизводстве [Текст] /Л. В. Туманова.//Арбитражный и гражданский процесс. -2010. -№ 3. - С. 29 – 34.
  29. Щербаков, Н. А.Последующее одобрение процессуальных действий , совершенных представителем без полномочия [Текст] / Н. А. Щербаков, В. О. Маклаков.//Закон. -2014. - № 11. - С. 104 – 109.
  30. Юдин А.В.Факторы «устойчивости» решений судов первой инстанции по гражданским делам и их «реабилитация» судами проверочных инстанций [Текст]// Вестник гражданского процесса. 2012. № 1. С. 25–41.

Учебная литература

  1. Абрамов, С. Н. Советский гражданский процесс [Текст] : учебник / С. Н. Абрамов. - М. : Госюриздат, 1952. - 420 с.
  2. Арбитражный процесс. Учебник[Текст]/ Клеандров М.И. - Новосибирск: Наука, 2004. - 595 c.
  3. Гурвич, М. А. Лекции по советскому гражданскому процессу [] : курс лекций / М. А. Гурвич ; под ред. В. Н. Бельдюгина. - М. : Изд-во Всесоюзного юридического заочного ин-та, 1950. - 198 с
  4. Куник, Я. А. Основы трудового права и гражданского процесса [Текст] : [для торг. и экон. вузов] / Я.А. Куник. - 3-е изд., перераб. и доп. - М. : Юрид. лит., 1974. - 272 с.
  5. Розенберг, Я.А.   Представительство в советском гражданском процессе [Текст] : учебное пособие / Я. А. Розенберг ; Латвийский гос. ун-т. - Рига : Изд-во Латвийского гос. ун-та им. П. Стучки, 1974. – 106 с.
  6. Теория процессуального права. - 2-е изд., перераб. [Текст] / Лукьянова Е. Г. - М.: Норма, 2004. - 240 с. - ISBN 5-89123-791-1

Иные источники

  1. Пояснительная записка "К проекту Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, проектам федеральных законов "О введении в действие Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации", "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с введением в действие Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации" и к проекту федерального конституционного закона "О внесении изменений в отдельные федеральные конституционные законы в связи с введением в действие Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации".[Электронный ресурс] // Справочно-правовая система «КонсультантПлюс».
  2. Выступление Председателя Высшего Арбитражного Суда РФ от 25 января 2012 года. [Электронный ресурс]//  URL: http://www.arbitr.ru/presscentr/news/speeches/42013.html (дата обращения: 01.05.2015).
  3. Статья по материалам встречи "Перспективы введения обязательного участия юриста в качестве представителя в арбитражном процессе" (г. Москва, зал Пленума и Президиума ВАС РФ, 25 октября 2012 года) [Электронный ресурс]// Доступ из СПС "КонсультантПлюс".




Похожие работы, которые могут быть Вам интерестны.

1. Проблемы и перспективы применения упрощенного производства в арбитражном процессе

2. Правовое обеспечение участия военных организаций в гражданском и арбитражном процессе

3. УБИЙСТВО, СОВЕРШЕННОЕ ПРИ ПРЕВЫШЕНИИ ПРЕДЕЛОВ НЕОБХОДИМОЙ ОБОРОНЫ: ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ

4. Проблемы применения зачета требований как способа прекращения обязательств в гражданском праве России

5. Судебные извещения и надлежащее извещение в арбитражном процессе

6. Изучение теории и практики бухгалтерского учета движения материальных ценностей

7. ИСК В ГРАЖДАНСКОМ И УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ

8. Доказательства в гражданском процессе

9. Особое производство в гражданском процессе

10. Участие адвоката в гражданском процессе