Особенности японо-американского военного союза в начале XXI века и его перспективы



ФЕДЕРАЛЬНОЕ  ГОСУДАРСТВЕННОЕ АВТОНОМНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

«НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

«ВЫСШАЯ ШКОЛА ЭКОНОМИКИ»

Факультет Мировой Экономики и Мировой Политики

Кисляков Федор Кириллович

Особенности японо-американского военного союза в началеXXI века и его перспективы

Выпускная квалификационная работа - БАКАЛАВРСКАЯ РАБОТА                         по направлению подготовки 41.03.03 Востоковедение и Африканистика

образовательная программа «Востоковедение»

Рецензент                                                                  Научный руководитель

кандидат экономических наук                                кандидат исторических наук,

Саплин-Силановцикий Ю.В.                                   доцент

                                                                                  _________________________

                                                                                  Фесюн А.Г.

                                                                                                                    ________________________________

Кисляков Ф.К.

                                                       Москва, 2016

Содержание

Введение……………………………………………………………С. 3-7

Глава 1: Исторические предпосылки создания японо-американского военного союза. Проблема интерпретации Статьи 9 Конституции Японии……………………………………………………С. 8-16

Глава 2: Ключевые этапы развития японо-американского военного союза во второй половине XX и начале XXI веков…………………С. 17

2.1. История подписания Договора о безопасности и возникшие в связи с этим проблемы (первый этап военного союза)…………….С. 17-21

2.2. План «Три Стрелы» и попытка Японии обойти Статью 9 (второй этап военного союза)………………………………………….С. 21-25

2.3. Доктрина Никсона и ее влияние на усиление политики безопасности Японии (третий этап военного союза)……………….С. 25-32

2.4. Крушение биполярного мира и его влияние на японо-американский военный союз в начале XXI века (четвертый этап военного союза)…………………………………………………………..С. 32-37

Глава 3: Военное сотрудничество Японии и Соединенных Штатов на современном этапе и его перспективы…………………………….С. 38

3.1. Политическая обстановка в восточноазиатском регионе.С.38-49

3.2. Перспективы японо-американского военного союза……С. 50-54

Заключение………………………………………………………...С. 55-56

Список использованной литературы…………………………...С.57-58

Введение

Договор безопасности между Японией и Соединенными Штатами Америки являлся предметом многочисленных дискуссий с момента его подписания, как и военный союз этих двух стран в целом. Главными проблемными вопросами были зависимость Японии от американской военной поддержки, а также конституционность права создания японских сил самообороны. Исторически США не имели цели делать из Японии равноправного партнера, не говоря о военном союзе, но резкий разворот в отношениях с СССР кардинально поменял ситуацию, вследствие чего было принято решение внести поправки в Статью 9 конституции Японии, чтобы создать лазейку для создания сил самообороны. По прошествии второй половиныXX века Япония совершила огромный скачок в развитии, приблизившись к позиции супердержавы, ставя вопрос о военной зависимости все более остро. Несмотря на стагнацию в экономике на данный момент, Япония все еще удерживает позицию одной из самых сильных экономических держав. И нынешний премьер-министр, Абэ Синдзо, будучи консерватором, все чаще поднимает вопрос о внесении поправок в Конституцию, сначала для получения доступа к возможности участвовать в коллективной самообороне, а в перспективе и возможность создания собственных полноценных вооруженных сил. Его позиция особенно обусловлена тем, что Соединенные Штаты, на первый взгляд, показывают все меньше заинтересованности в защите Японии, ориентируясь на другого растущего экономического гиганта – Китай. Отношения между США и Японией, в частности договор о безопасности, претерпевают серьезные изменения, и их перспективы внесут сильные изменения в мировой порядок, что обуславливает актуальность данной темы.

Объектом данного исследования является международные отношения на Дальнем Востоке. Предметом исследования является военный союз между Японией и США в началеXXI века и его перспективы.

Данная проблема была широко изучена как в японских, так и зарубежных исследованиях. Однако военный союз Соединенных Штатов и Японии является объектом, подвергнутым постоянным правкам и изменениям ввиду стремительно меняющейся политической обстановкой в мире. Поэтому ежегодно выходят статьи, проблематика исследований которых затрагивает эти изменения, постоянно обновляя актуальную информацию. В данном проекте используются современные и старые работы японских и зарубежных специалистов и предлагаются новые подходы к раскрытию темы, что обуславливает его новизну.

Одним из основных источников будет являться статья Джеймса Оуэра «Статья 9 Конституции Японии: от Вечного Отказа от Вооруженных Сил до Третьего в Мире Бюджета Обороны» —Auer, James E. Article Nine of Japan`s Constitution: From Renunciation of Armed Forces “Forever” to the Third Largest Defense Budget in the World // Law and Contemporary Problems, vol. 53, № 2. – 1990.. Проблематикой исследования данной статьи является исторический анализ формирования государственного и политического строя послевоенной Японии. Особым пунктом выделяется Статья 9 японской Конституции, согласно которой Япония навсегда отказывается от возможности иметь собственную армию. Автор подчеркивает особые правовые лазейки, которые японская сторона оставила для возможности обладать Силами Самообороны, а также реализации права на коллективную самооборону. Автор приводит детальную информацию, касающуюся процесса написания Конституции и влияние на нее американских войск. Данная статья легла в основу исторических предпосылок создания Договора о безопасности 1960 года между Японией и Соединенными Штатами.

Другим важным источником является статья Ясухиро Идзумикава «Японский Антимилитаризм: Нормативные и Реальные Ограничения Политики Безопасности Японии» —Yasuhiro Izumikawa. Explaining Japanese Antimilitarism: Normative and Realist Constraints on Japan`s Security Policy // International Security, vol. 35, № 2. - The MIT Press, 2010.. Проблематикой исследования данной работы является история развития военного союза Японии и Соединенных Штатов в период с 1960-х годов по начало 2000-х годов. Автор анализирует ключевые события в истории военного сотрудничества двух стран и их влияние на изменения, которые стороны должны были вносить в свои политики безопасности для успешного существования в стремительно меняющейся обстановки в мире. Данная статья служит основой для анализа исторического развития военного союза США и Японии для оценки его дальнейших перспектив вXXI веке.

Среди источников японских исследователей следует выделить монографию «Оборона Японии» за авторством Масухара Кэйкити —増原惠吉. «日本の防衛». –東京, 1961. – Масухара Кэйкити, «Оборона Японии»,. Проблематикой исследования данной работы является создание политики безопасности Японии. Автор анализирует внутриполитические процессы, происходившие во время подписания Договора о безопасности, а также период уже после подписания, подробно описывая дебаты правящей партии и оппозиционеров. Данная работа позволяет подробно взглянуть на внутриполитическую ситуацию Японии во время поворотного момента ее истории.

Важным источником информации об общественном мнении касательно военного союза Соединенных Штатов и Японии являются социологические опросы газеты «Асахи —朝日新聞,世論四十年のながれ. –東京:朝日新聞, 1986. – Газета «Асахи», Общественное мнение на протяжении 40 лет.». В них приводится подробная информация о колебаниях мнений японских граждан касательно не только военного союза, но и идеи внесения поправок в Конституцию и реализацию права на самооборону.

Среди других исследователей важно отметить работы Хидэки Кана («Холодная Война и Японо-Американская Система Безопасности» —東條紀. «冷戦と日米安保体制» . –比較社会文化, 2003. – Хидэки Кан, Холодная Война и Американо-Японская Система Безопасности.), Томаса Хэйвенса (Огонь по Морю: Война во Вьетнаме и Япония —Havens, Thomas. Fire Across the Sea: the Vietnam War and Japan. – Princeton University Press, 1987.), Итиро Окада («Социалистическая Партия Японии: История Организации и Падения» —一朗岡田. «日本社会党:失敗と組織の歴史. –東京:新時代社, 2005. – Итиро Окада, Социалистическая Партия Японии: История Организации и Падения), а также многих других.

Цель данной работы – спрогнозировать перспективы военного союза США и Японии в XXI веке и выявить возможность или невозможность их дальнейшего сотрудничества в данной области. Для достижения этой цели потребуется выполнить следующие задачи:

- Выявить исторические предпосылки к созданию договора о безопасности между Японией и США и определить, насколько изменялась релевантность договора в течение XX века

- Определить политику Японии по отношению к военному договору

- Определить политику США по отношению к договору о безопасности и военному союзу.

- Установить, насколько военный союз необходим каждой из сторон.

Основами для написания данной работы станут материалы, представленные выше, а также многие другие. Данные работы предоставляют широкий спектр данных, начиная от исторических справок и заканчивающих статистическими данными прошлых лет и нашего времени. Данные работы были отобраны в связи со следующими критериями:

- В них содержится информация касательно всех аспектов внутренней и внешней политики Японии и США в их в военном союзе.

- Временные рамки, покрытые в работах, соответствуют необходимому периоду для исследования.

- Представленные данные являются как историческими, так и современными, подтверждающими актуальность выбранной темы.

Методология исследования заключается в нижеследующем:

        - Сравнении различных этапов военного союза США и Японии с целью выявления его дальнейших перспектив

       - Определении влияния современной политической обстановки в восточноазиатском регионе на военный союз

       - На основе полученной информации определить перспективы дальнейшего военного сотрудничества

Глава 1: Исторические предпосылки создания японо-американского военного союза. Проблема интерпретации Статьи 9 Конституции Японии.

Отношения между Соединенными Штатами Америки и Японией явились неожиданностью для обеих сторон. После капитуляции Японии 2 сентября 1945 года Америка взяла курс на полное разоружение и подчинение страны. Начался период оккупации Японии американскими войсками, а вместе с ним пришел процесс демократизации и полной демилитаризации. У союзных войск во главе с генералом Дугласом Мак-Артуром была одна цель: лишить Японию любой возможности реализации своих имперских амбиций. Была проведена аграрная реформа, полностью ликвидировавшая помещичью собственность. Также были упразднены монополии, известные как «дзайбацу». Но главной реформой, направленной на превращение японской империи в демократическую страну стала Конституция, промульгированная 3 мая 1947 года, созданная совместно японскими и американскими властями (хотя стоит отметить, написана она была американцами, а участие японцев было лишь формальностью). И здесь особое внимание нужно уделить Статье 9, первый Параграф которой гласит:Искренне стремясь к международному миру, основанному на справедливости и порядке, японский народ на вечные времена отказывается от войны как суверенного права нации, а также от угрозы или применения вооруженной силы как средства разрешения международных споров. Для достижения цели, указанной в предыдущем абзаце, никогда впредь не будут создаваться сухопутные, морские и военно-воздушные силы, равно как и другие средства войны. Право на ведение государством войны не признается» —https://www.loc.gov/law/help/japan-constitution/article9.php (дата обращения: 19.04.2016).Иными словами, Япония полностью отказалась от наличия собственной армии, превращаясь из агрессивной империи в пацифистскую державу. Стоит отметить, что это не первая попытка закрепить отказ от ведения боевых действий для достижения собственных целей. 27 августа 1928 года в Париже был подписан пакт Бриана-Келлонга, договор об отказе использования войны в качестве инструмента для ведения национальной политики —Auer, James E. Article Nine of Japan`s Constitution: From Renunciation of Armed Forces “Forever” to the Third Largest Defense Budget in the World, P. 172. Это был первый шаг к созданию коллективной безопасности в Европе, и Япония явилась одной из стран, подписавших данный пакт. Однако, как показала история, данный документ не предотвратил Вторую Мировую Войну. Конституция же должна была раз и навсегда обезопасить мир от агрессии Японии.

План о создании новой Конституции прозвучал из уст генерала Мак-Артура 4 октября 1945 года, чуть больше месяца спустя после капитуляции Японии. 11 октября он сообщил об этом премьер-министру Сидэхара, и был создан специальный комитет для написания документа. В начале февраля 1946 года кабинет Сидэхара представил первый драфт Конституции, который был подвергнут жесткой критике со стороны комитета. Основным предметом критики стал пункт о вооруженных силах, который гласил: «Система вооруженных сил остается. Главнокомандующие войсками не имеют права действовать независимо, за исключением особого разрешения правительства» —Ibid. P. 173.. Такое положение дел не устраивало американское правительство, и Мак-Артур лично составил определенные пункты, которые должны были быть включены в Конституцию. Один из них гласил: «Суверенное право нации на войну упразднено. Япония отказывается от войны в качестве инструмента для решения международных проблем, в том числе и собственной безопасности. Страна должна полагаться на высшие идеалы, которых придерживается весь мир, для своей защиты. Япония не имеет права на создание морских, сухопутных и военно-воздушных сил, а также право на агрессию со стороны каких либо сил —Ibidem.». Эта формулировка очень похожа на финальный текст статьи, за исключением фразы «в том числе и собственной безопасности». Это дает четкое представление о том, что американцы, и Мак-Артур в частности, первоначально вообще не рассматривали Японию в качестве будущего партнера. Дебаты о том, кто предложил идею о разоружении, продолжаются до сих пор. Мак-Артур говорил, что это была идея Сидэхара. Сигира Ёсида, министр иностранных дел на тот момент, сказал, что Мак-Артур предложил идею Сидэхара, и тот одобрил. —Auer, James E. Op. cit.  P. 173. А профессор Такаянаги, председатель комитета по расследованию создания Конституции, проводившегося с 1957 по 1964 года, заявил, что Мак-Артур предложил поправку —Ibidem. в ультимативной форме. И хотя потом часто говорилось, что японская сторона сама предложила идею разоружения, и в своих мемуарах Мак-Артур писал, что никогда не хотел лишать Японию способности защищаться, ранний текст поправок генерала говорит о том, что это была идея, даже требование, американцев.

Второй драфт Конституции лег на стол 13 февраля 1946 года, и фраза «в том числе и собственной безопасности» была исключена. Полный текст был такой: «Суверенное право нации на войну упразднено. Япония навсегда отказывается от применения силы в качестве инструмента для решения международных споров». И второй абзац: «Сухопутные, военно-морские и военно-воздушные силы, а также другие средства войны , никогда не будут созданы. Право на ведение войны государством не признается» —Ibid. P. 174.. Однако такой текст не устраивал японских консерваторов. И причины для недовольства были. К примеру, что если Китай или Корея решат напасть на Японию? Именно такой вопрос поднял посол Японии в США Китисабуро Номура в своем диалоге с премьер-министром Ёсида, получив на руки второй драфт Конституции —Ibid. P. 175.. 20 июля 1946 новый вариант документа был подан на рассмотрение в Палату Представителей. И в новый драфт были включены две фразы, на первый взгляд, ничего не значащие. Первая была добавлена к первому абзацу и гласила: «Искренне стремясь к международному миру, основанному на справедливости и порядке…» —Auer, James E. Op. cit.  P. 174. Вторая – ко второму абзацу: «Для достижения цели, указанной в предыдущем абзаце…» —Ibidem.. Официально было объявлены, что эти поправки были внесены с целью еще больше усилить пацифистскую идеологию Японии. В реальности же эти поправки носили строгий юридический смысл: они предоставляли лазейку Японии для создания сил самообороны. Поправка ко второму абзацу подчеркивает, что вооруженные силы не будут создаваться именно для решения международных споров, то есть для агрессивных действий. Но про создание армии для защиты страны в случае нападения извне там ничего не сказано. Именно благодаря этим двум поправкам начался период интерпретации и споров относительно Статьи 9.

Однако эти поправки действительно выглядели как формальность, созданная для того, чтобы придать более яркий окрас документу. Понимали ли американцы истинное значение поправок? Да, безусловно. Возможно, Мак-Артур со своим вариантом отказа от вооруженных сил даже для самообороны страны поторопился, и в его мемуарах есть доля правды. Американцы понимали, что настаивание на полном разоружении может затянуть подписание Конституции на неопределенный срок. А подобные поправки были умным вариантом решения проблемы: японцы гарантировали, что не будут использовать вооруженные силы для военных действий на территории других государств, при этом, неформально оставляя за собой право на создание сил самообороны. В итоге, новая Конституция, наконец, вступила в силу 3 мая 1947 года. Однако значило ли все это, что американцы рассматривают Японию как потенциального партнера и готовы идти им навстречу? Нет. В это время в Китае шла гражданская война между армиями Китайской республики и китайскими коммунистами. Республиканцев поддерживали американские силы, и как раз в 1947 году коммунисты начали склонять чашу весов в свою сторону. Поэтому американцам нужно было быстро разобраться с демократизацией Японии, чтобы перевести основное внимание на проигрывавших китайских республиканцев.

У американцев были особые планы касательно коллективной безопасности Европы и всего мира. В начале 1942 года президент США Франклин Рузвельт предложил план «Четырех Полицейских» —Kimball, Warren F. The Juggler: Franklin Roosevelt as Wartime Statesman. - Princeton University Press. – P. 85.. План подразумевал объединение 4 государств – США, Великобритании, СССР и гоминьданского Китая – для обеспечения безопасности и защиты стран мира от разного рода агрессоров. Самым значимым препятствием для воплощения этого плана был СССР. После окончания войны, находясь в разрухе, Советский Союз конечно согласился на подобный план, но американцы подозревали, что коммунистическая страна вряд ли уживется с тремя демократическими. Но, обладая плацдармом в Восточной Азии в виде Китая, а также Японией в качестве оккупированной страны, правительство США считало, что СССР вряд ли будет пускаться в авантюры. И план был безусловно хорош. Однако в 1949 году китайские коммунисты одержали победу в войне, таким образом эффективно лишая американцев плацдарма в Восточной Азии. А 25 июня 1950 года началась Корейская война, в которой коммунистический Китай, финансируемый СССР выступил в поддержку Северной Кореи. Конечно, официально Китай не имел никакого отношения к войне, а в боях участвовали так называемые «китайские народные добровольцы». Но факт остается фактом – в Восточной Азии произошел вооруженный конфликт между странами демократического и коммунистического блоков. И в США быстро поняли, что они теряют преимущество. Начало Корейской войны принято в некоторых источниках относить к началу Холодной Войны. И хотя по этому вопросу до сих пор нет единого мнения, Корейскую войну однозначно можно считать поворотным моментом в истории отношений США и Японии. Американцам срочно нужен был новый плацдарм в Восточной Азии, взамен утраченного Китая, и их взор устремился на страну, которая еще недавно считалась агрессором и преступником. Уже 8 июля Мак-Артур направил премьер-министру Ёсида письмо с требованием создать 75-тысячный Национальный Полицейский Резерв. Именно в этот момент генерал и начал говорить о том, что никогда не хотел лишать Японию возможности самообороны. Резерв был создан для обеспечения безопасности при переброски американских войск на территорию Кореи. В связи с этим в армии были восстановлены в звании некоторые младшие офицеры и полковники бывшей имперской армии для обеспечения командования новыми силами. Полковник армии США Фрэнк Ковальски в своих мемуарах уже описывал этот резерв как «прикрытие для создания новой японской армии» —Kowalski, F.  The Rearmament of Japan. – Tokyo: Shimui  Press, 1969. – P. 78.. Тем не менее, в марте 1952 года премьер-министр Ёсида заявил, что создание военного потенциала даже в целях самообороны влечет за собой перевооружение армии, и что это может привести к необходимости внесения поправок в Конституцию —増原惠吉. «日本の防衛». –東京, 1961. – Масухара Кэйкити, «Оборона Японии», С. 57.. В апреле того же года Национальный Полицейский Резерв был переименован в Национальные Силы Обороны Японии. Со стороны оппозиционеров начались критика и обвинения в неконституционности данных сил. Однако и тут была маленькая юридическая лазейка. Второй Параграф Статьи 9 говорит о том, что Конституция запрещает создание военного потенциала как для нападения, так и для самозащиты. Лазейка заключается в определении того, что есть «военный потенциал». Военный потенциал – это наличие у вооруженных сил оборудования и возможности использовать современные методы ведения боевых действий — Auer, James E. Op.cit. P. 177.. Новопровозглашенные Силы Обороны обладали лишь морскими и сухопутными силами для обеспечения безопасности, и военного потенциала у них не было, так как они не могли использовать современные методы ведения боевых действий.

8 сентября 1951 года был подписан Сан-Францисский Мирный Договор, завершивший оккупацию Японии.  Таким образом было положено начало различных интерпретаций Статьи 9. Здесь важно отметить следующее: Япония из побежденной и опозоренной страны начала превращаться в полноценного союзника Соединенных Штатов в Восточной Азии. И перед Японией встала сложная проблема. По Конституции, страна не имела права обладать собственной армией, по крайней мере для ведения полномасштабных боевых действий. С другой стороны, Япония встала на путь восстановления экономики и превращения в одну из ведущих держав. Хотя до статуса «мощной державы» ей было еще далеко, но именно такая цель в итоге встала перед японским правительством. Возникает логичный вопрос: как мощная держава может существовать без собственной, боеспособной армии? Американцы, создавая Конституцию 1947 года, просчитались и не учли возможности превращения Японии в своего союзника. И Статья 9 устарела в момент, когда американцы потребовали создания Национального Полицейского Резерва. Но менять Конституцию уже было поздно. Однако, американцы не препятствовали попыткам японского правительства обойти Статью 9 и нарастить военную мощь. Разумеется, публично японская сторона, в частности премьер-министр Ёсида, заявляли, что никакого перевооружения и наращивания военного потенциала не будет —Auer, James E. Op.cit. P. 178.. Но речь, конечно, шла о наступательном характере потенциала. 27 сентября 1953 года премьер-министр Ёсида заявил, что в связи с международной обстановкой в мире (говоря о Корее и Китае), Япония будет наращивать оборонную мощь. Было добавлено, что в связи с этим количество американских военных на территории страны уменьшится —Ibidem.. Это был умный политический ход. Япония одновременно обошла Статью 9 и получила поддержку народа, поселив в их умах мысль о том, что Япония становится самостоятельной страной, постепенно избавляясь от присутствия американских войск на своей территории. Позже было заявлено, что, в случае нападения на Японию с помощью управляемых ракет и неимения возможности защитить себя иными способами, контрудар по базам противника будет относиться к самообороне —Масухара, . Цит. соч. –P. 59.

19 января 1960 года был подписан Договор о взаимном сотрудничестве и гарантиях безопасности между США и Японией, являясь обновленной версией Сан-Францисского Мирного Договора. Теперь США и Япония становились относительно равноправными партнерами. США обладали практически неограниченными правами по эксплуатации своих баз на территории Японии¸ предоставляли «ядерный зонт» Японии. В случае нападения противника обе стороны должны были координировать свои действия друг с другом. Статья 5 Договора гласила о том, что американская сторона может использовать свои базы на территории Японии для защиты страны. Статья 6 гарантировала американцам права на использование баз в качестве инструментов для поддержания мира на территории Дальнего Востока.

В 1960-х и 1970-х часто поднимался вопрос о том, что Силы Самообороны Японии не могут быть эффективными без внесения изменений в Статью 9 или без изменения Договора о безопасности, чтобы Япония могла действовать и на территории других стран, как и все полноправные союзники США. В июне 1965 года премьер-министр Икэда заявил, что Силы Самообороны не должны измеряться цифрами и концепциями, а их боеспособность должна зависеть от внутриполитической ситуации, обстановкой на международной арене и технического прогресса —Auer, James E. Op.cit. P. 179.. Заявление было довольно неосторожным, так как фактически Икэда сказал, что Япония будет наращивать безграничный военный потенциал. Подобное заявление говорит о том, что японская сторона рассматривала Договор о безопасности как способ развязать себе руки в отношении наращивания военного потенциала. И после подписания данного Договора начался период полного обоюдного военного сотрудничества между США и Японией.

История становления военного союза говорит о том, что этот союз был заключен из-за непредвиденных обстоятельств, поставивших под сомнение правильность политики США по отношению к Японии в первые несколько лет после войны. И благодаря этому союзу Япония получила возможность превратиться в мощную державу, способную оказаться полноправным участником событий на международной политической арене. Однако этот же союз поставил под сомнение целесообразность Статьи 9, так как ее наличие существенно ограничивает роль Японии в данном союзе. Поэтому после подписания Договора начался долгий период попыток интерпретировать или даже обойти Конституцию.

Глава 2: Ключевые этапы развития японо-американского военного союза во второй половинеXX и началеXXI веков

2.1. История подписания Договора о безопасности и возникшие в связи с этим проблемы (первый этап военного союза)

Чтобы оценивать перспективы военного союза между Соединенными Штатами и Японией, нужно проанализировать, при каких обстоятельствах он возник и какие изменения он претерпевал в период между второй половинойXX века и началомXXI века. Целью данной главы является анализ ключевых событий в истории японо-американского военного союза, которые позволят установить, какие изменения в нем произошли на протяжении последних 50 лет.

Вторая половинаXX века стала для Японии новой эрой. Во-первых, это так называемое «экономическое чудо», начавшееся в 1950-х годах и позволившее стране подняться на лидирующие позиции в рейтинге экономически развитых стран. И во-вторых, это подписание Договора о безопасности, по которому Япония становилась военным союзником США. И здесь уже возникает противоречие: как страна, Конституция которой запрещает ей иметь армию, способную вести наступательные боевые действия в современных условиях, может становиться военным союзником? Разумеется, по Договору Япония не могла защищать интересы США вооруженным путем за пределами принадлежащих ей территорий. Но уже тогда оппозиционные силы левых партий, и даже некоторые члены правящей партии, а также граждане страны, понимали, чем может грозить такой договор: становясь полноправным партнером и военным союзником Соединенных Штатов, Япония рисковала стать мишенью для СССР и Китая в случае начала войны между коммунистическим и демократическим блоками стран. Правительство Японии явно намеревалось предпринять шаги к внесению поправок в Конституцию касательно Статьи 9, хотя публично об этом, разумеется, не говорилось. Однако подписание Договора в итоге привело к самым массовым протестам в послевоенной Японии, и руководству страны пришлось отложить в долгий ящик идеологические вопросы. Но, тем не менее, для антимилитаризма Японии 1960 год стал поворотным моментом —Yasuhiro Izumikawa. Explaining Japanese Antimilitarism: Normative and Realist Constraints on Japan`s Security Policy // International Security, vol. 35, № 2. - The MIT Press, 2010. – P. 134..

Однако стоит отметить, что пересмотр Сан-Францисского Мирного Договора в целом принимался публикой положительно. Все было потому, что до ноября 1959 года, когда Договор вынесли на обсуждение, никто толком не знал, что там будет прописано. Японцев беспокоили неравные условия Договора 1951 года. Американцы имели полное права вмешиваться, если на территории Японии происходят беспорядки и восстания, и в то же время не собирались защищать Японию в случае нападения извне. Согласно социологическому опросу газеты «Юмиури» в октябре 1959 года, 46 процентов опрошенных выступали за изменение Договора, в то время как против изменения проголосовало всего 12 процентов —Ibidem.. Поэтому в это время левые партии не могли выиграть поддержку у народа, даже несмотря на запуск кампании «Народный Совет по Предотвращению Пересмотра Договора о Безопасности» в марте 1959 года —Ibid.P. 134-135.. Вдобавок к этому, во время выборов в Верхнюю Палату в июне 1959 года победила Либерально-Демократическая Партия, одним из основных пунктов повестки дня которой был вопрос о внесении поправок в Сан-Францисский договор. В результате чего премьер-министр Киси сообщил послу США в Японии и генералу Мак-Артуру, что победа партии – это зеленый свет на пересмотр Договора —東條紀. «冷戦と日米安保体制» . –比較社会文化, 2003. – Хидеки Кан, Холодная Война и Американо-Японская Система Безопасности. -  С. 77..

Однако произошли два события, заставившие публику пересмотреть свое отношение к новому Договору. Первое – это удачная попытка пацифистов обратить внимание на пункт Договора, касающегося Дальнего Востока. Пункт гласил о том, что США получает возможность использования своих военных на территории Японии с целью поддержания стабильности и безопасности на Дальнем Востоке. Публика боялась, что этот пункт вовлечет страну в военные конфликты, и требовали разъяснения властей касательно этого пункта. 10 ноября 1959 года, министр иностранных дел Аитиро Фудзияма ответил, что в регион Дальнего Востока, где будет обеспечиваться безопасность, будут включены регионы Китая и Сибири —Yasuhiro Izumikawa. Op.cit. P. 135.. Таким образом, социалисты интерпретировали это пояснение как разрешение войскам США атаковать СССР и Китай в случае некой «дестабилизации». А 10 февраля 1960 года уже сам премьер-министр Киси заявил, что будут также включены острова Цзиньмэнь и Мацзу в Тайванском проливе, которые стали предметом конфликта между Соединенными Штатами и Китаем в 1954 и 1958 годах, чуть не закончившиеся вооруженным столкновением. Тактика социалистов сработала, и публика уже не была настроена столь оптимистично относительно пересмотра Договора. Согласно социологическому опросу газеты Асахи в январе 1960 года, 38 процентов опрошенных выразили мнение, что пересмотр Договора может вовлечь Японию в войну, в то время как лишь 27 процентов считало, что негативных последствий не будет —日新聞,世論四十年のながれ. –東京:朝日新聞, 1986. – Газета «Асахи», Общественное мнение на протяжении 40 лет. - С. 112..

Второе событие, подстегнувшее панику населения, произошло в начале мая 1960 года, когда над территорий Советского Союза был сбит американский разведывательный самолет U-2, пилотируемый Гэри Фрэнсисом Пауэрсом. Это событие стало прекрасной возможностью для оппозиционных сил склонить общественное мнение в свою пользу еще больше. Они заявили, что такие разведывательные самолеты находились на базе Ацуги в префектуре Канагава, и что американские войска не проинформировали японское правительство об их наличии. Оппозиционеры также поддержали свой аргумент 14 мая 1960 во время обсуждения Договора в парламенте, куда они вызвали Харухико Ниси, бывшего дипломата министерства иностранных дел. Он открыто заявил о том, что не поддерживает подписание нового Договора. Он также обвинил премьер-министра Киси в недальновидности, так как тот не учитывал опасность вовлечения Японии в войну в случае подписания договора, если между США и коммунистическим блоком возникнет вооруженный конфликт. После этого Киси окончательно утвердил интерпретацию Статьи 9, заявив, что, согласно ей, у Японии есть право на коллективную самооборону, но нет возможности этим правом воспользоваться. Таким образом, премьер-министр хотел подавить панику населения в связи с подписанием нового Договора о безопасности.

Однако Киси был серьезно настроен заключить новый Договор, поэтому 19 мая он решил «ускорить» его ратификацию, приказав полиции не пускать оппозиционные силы в Парламент, которые надеялись отложить ратификацию. Подобные действия вызвали массовые протесты, и Киси, чувствуя, что теряет контроль над ситуацией, приказал Силам Самообороны разогнать митингующих. Разумеется, подобный ход не мог обеспечить народную поддержку в ратификации Договора, и разгневанные граждане Японии устроили самый массовый протест в истории страны. По подсчетам, за день до вступления Договора в силу, 18 июня, вокруг парламента собралось 330,000 человек —真澄石川. «戦後政治資». –東京,:岩波書店, 1995. – Масуми Исикава, Послевоенная Политическая История,  С . 95.. Однако, несмотря на подписание Договора, премьер-министр взял на себя ответственность за учиненные беспорядки и подал в отставку.

Данный этап представляет собой самое начало военного союза США и Японии. Подписание Договора о безопасности служило правовой базой сотрудничества двух стран, однако уже вызвал всплеск недовольства со стороны оппозиционных партий. Однако, их протесты понятны: политика оппозиционной партии в принципе полагает несогласие с действиями правящей партии. Самое важное – это реакция народа. Самые массовые демонстрации в истории послевоенной Японии говорят сами за себя: жители полностью поддерживали новый, пацифистский политический курс страны, и встречали в штыки любые попытки отклонения от этого курса. Это говорит о том, что в 1960-х думать о поправках Статьи 9, или хотя бы возможности осуществлять коллективную самооборону, не имело никакого смысла. Действия премьер-министра же можно рассматривать с двух сторон. Со одной стороны кажется, будто его попытка «насильственного» подписания Договора была следствием паники. С другой стороны Киси, скорее всего, понимал, что после подобных действий его политической карьере придет конец. Но это была та цена, которую он был готов заплатить за подписание Договора о безопасности. Он также понимал, что, когда Договор вступит в силу, с ним уже ничего не сделаешь, и японские граждане свыкнутся с политикой страны, пусть на это и уйдет какое-то время. Все эти события показывают, что Япония уже тогда хотела найти способ полностью обойти Статью 9, однако, возможно, приняла слишком быстрые и непродуманные для этого меры. Тем не менее, подписание Договора вопреки мнению граждан, и цена которому была отставка премьер-министра, говорит о том, что это стало первым кирпичиком в фундаменте, на котором в будущем правительство будет продвигать идею о пересмотре Статьи 9.

2.2. План «Три Стрелы» и попытка Японии обойти Статью 9 (второй этап военного союза)

Вторая половина 1960-х знаменательна еще двумя событиями, вызвавшими недовольства у оппозиционеров. Первое – это так называемый план «Три Стрелы», означавший проведение учений совместно с американскими войсками на случай начала войны на Корейском полуострове. Второе – это три неядерных принципа Японии, провозглашенные премьер-министром Эйсаку Сато в 1967 году, согласно которым Япония: 1) не будет обладать ядерным оружием; 2) не будет производить ядерное оружие; 3) запрещает ввоз на свою территорию ядерного оружия. Казалось бы, что из этого могло бы не понравиться пацифистам? Дело в том, что американские войска располагали ядерным оружием на территории острова Окинава. По Сан-Францисскому Мирному Договору, эти территории юридически Японии не принадлежали. Однако по факту, это была японская территория, где проживали японские граждане, и размещение там ядерного оружия противоречило третьему принципу.

План «Три Стрелы» лег на стол парламента 10 февраля 1965 года и тут же вызвал массу возражений. Харуо Окада, «левый» социалист, был одним из самых ярых противников этого плана. Главным его аргументом было то, что, согласно плану, в случае войны Силы Самообороны полностью подавят левые партии, а правительство возьмет под полный контроль все секторы страны (экономика, транспорт, средства массовой информации и так далее). Окада ссылался на то, что подобные действия сильно напоминают времена Японской Империи, конкретно - 26 февраля 1936 года, когда войска Японии попытались свергнуть шаткое демократическое правительство —Yasuhiro Izumikawa. Op. cit. P. 139.. Окаде удалось убедить публику, что в случае утверждения такого плана есть риск потерять контроль над военными и вернуться во времена Японской Империи, чего жители не хотели. Свою роль также сыграло начало Вьетнамской войны. План «Три Стрелы» был представлен примерно в то же время, когда американские войска усилили бомбардировку Северного Вьетнама. Окада пытался выяснить позицию правительства по отношению к этим бомбардировкам, пытаясь довести до них риск оказаться вовлеченным в войну. И риск действительно был: Седьмой Флот США, отплывший во Вьетнам, базировался на военно-морской базе в Йокосуке. Соответственно, войска коммунистического лагеря вполне могли нанести удар по этой базе в качестве ответных мер.

В феврале 1965 года во Вьетнам, через аэропорт Ханэда, отправилось примерно 100,000 военных —Havens, Thomas. Fire Across the Sea: the Vietnam War and Japan. – Princeton University Press, 1987. – P. 159.. А американские базы на Окинаве играли огромную роль в этом конфликте. Примерно три четверти материалов и запасов провизии были высланы именно оттуда, а где-то 9000 зеленых беретов, участвовавших в войне, там тренировались —Havens, Thomas. Op. cit. P. 84-88.. Подобная активизация американских военных сил вызвали панику в Японии. Согласно социологическому опросу, проводившемуся в августе 1965 года, 60 процентов опрошенных заявили, что Япония оказалась косвенно втянута во Вьетнамскую войну, и что кризис будет разгораться и дальше —Газета «Асахи». Цит. соч. С. 160.

Подобные действия со стороны американских военных заставили поднять вопрос о возвращении острова Окинавы Японии. Волна антивоенных демонстраций прокатилась по Японии, среди которых выделяется забастовка самого большого профсоюза Японии, Сохё, 21 октября 1966 года. С 1968 по 1969 года социологический опрос показал, что количество людей, считавших, что новый Договор о безопасности подвергает Японию, как ни парадоксально, опасности, увеличилось с 15 до 30 процентов —Yasuhiro Izumikawa. Op.сit. P. 141.. Эдвин Рэйшауер, посол США в Японии, предупреждал Вашингтон о последствиях войны во Вьетнаме для японцев. В своем письме 14 июля 1965 года, он писал, что если бы конфликт не усилился, продление Договора, которое должно было состояться в 1970 году, не натолкнулось бы на серьезные препятствия со стороны оппозиции. Однако теперь даже консерваторы примкнули к пацифистам, и Соединенные Штаты утрачивали свои позиции относительно военного союза с Японией.

В результате, чтобы подавить панику и антиамериканские настроения, в ноябре 1967 года, президент Соединенных Штатов Линдон Джонсон и премьер-министр Японии Сато заключили соглашение в Вашингтоне, по которому острова Окинавы вернутся под контроль Японии в течение 3 лет. Однако это соглашение не смягчило агрессивного настроя граждан по отношению к союзу Японии и США. 7 декабря 1967 года лидер Японской Социалистической Партии Сеити Кацумата обвинил премьер-министра в том, что он не оправдал даже самые скромные ожидания японской стороны —Yasuhiro Izumikawa. Op. сit. . P. 142.. Он обвинял Сато в том, что он все больше усугублял положение Японии, все дальше и дальше вовлекая ее в агрессивную политику Америки на Дальнем Востоке, поддерживая войну во Вьетнаме. Также Кацумата требовал объяснений по поводу того, что делать с ядерным оружием на территории островов, особенно в случае возвращения их под контроль Японии, подчеркивая тот факт, что одно их наличие может спровоцировать ядерный удар со стороны стран коммунистического блока. Вряд ли, конечно, кто-то бы стал наносить ядерный удар лишь потому, что другая страна имеет на своей территории ядерное оружие. Кацумата скорее хотел получить общественную поддержку, делая такие заявления. И ему это удалось. В сентября 1967 года, согласно социологическому опросу газеты «Асахи», 67 процентов опрошенных заявили, что американцы должны вывезти ядерное оружие с территории Окинавы, когда острова вернутся под контроль Японии —Газета «Асахи». Цит. соч. С. 299.. При этом 19 процентов из этих опрошенных были против наличия в Японии ядерного оружия в принципе, а 17 процентов боялись, что их наличие вовлечет Японию в войну. Возможно, ядерную —Тамже..

Третье же событие, которое не затронуло Японию напрямую, но которое могло бы подставить ее под удар в случае неразрешения конфликта – это знаменитый Карибский кризис. Недальновидная политическая игра Никиты Хрущева поставила весь мир перед угрозу ядерной войны. Однако, данный конфликт разрешился мирно, несмотря на моменты, когда президент Кеннеди едва не утратил контроль над военными, рвавшимися начать военные действия против Советского Союза. Эти события, произошли очень «не вовремя» для Японии, с ее попытками расширить свою роль в военном союзе с Соединенными Штатами, вопреки оппозиции и общественному мнению. Правящая партия Японии продолжала идти на определенные политические риски, стремясь вывести страну на новый уровень и усилить ее политическое влияние. Карибский кризис, война во Вьетнаме, ядерное оружие на Окинаве вопреки трем неядерным принципам – в такой политической обстановке шансы на то, чтобы склонить общественное мнение на свою сторону, у правящей партии стремились к нулю. Однако правительство продолжало придерживаться своего политического курса. В правящей партии понимали, что если поддаться и уступить оппозиции, они рискуют потерять политическое влияние, что приведет к приходу к власти социалистов, которые уж точно не будут активно содействовать американским войскам, и вопрос о расширении роли Японии будет если не закрыт, то приостановлен на неопределенный срок. Однако на период 1970-х годов настал период политики международной разрядки, когда США и страны коммунистического блока пошли на сближение, что в итоге позволило Японии продвигать свою позицию касательно военного союза с США в более спокойной политической обстановке.

2.3. Доктрина Никсона и ее влияние на усиление политики безопасности Японии (третий этап военного союза)

В 1969 году, выступая перед военнослужащими на военной базе острова  Гуам, президент Соединенных Штатов Ричард Никсон выдвинул Доктрину, позже названную его именем, согласно которой союзники США должны были сами себя защищать, за исключением случаев, когда нападение осуществляет крупная держава вроде Китая или СССР. Связано это было с затянувшейся войной во Вьетнаме, в которой Америка несла серьезные потери: к 1969 году там погибло 30,000 американских солдат —McNamara, Robert. In Retrospect: The Tragedy and Lessons of Vietnam. – Vintage Books, 1996. – P. 321.. Японская сторона тут же отреагировала, подняв вопрос об усилении мер политики собственной безопасности. В январе 1970 года главой министерства обороны Японии был назначен Ясухиро Накасонэ, который предложил план «автономной защиты» страны.

Накасонэ был сторонником необходимости внести поправки в Конституцию, чтобы позволить Японии осуществлять более эффективную политику безопасности, снижая зависимость от сил армии Соединенных Штатов, в том числе сокращая количество военных баз на территории страны. План был довольно прост в своей идее: начать производство наступательной военной техники, например подводных лодок и истребителей. Бюджет этого плана составлял 5.2 миллиарда йен. И в этот раз такой план не был принят в штыки японскими гражданами. Разумеется, социалисты задавали ему вопросы касательно того, как можно осуществить такой план, не нарушив идеологические принципы и Конституцию Японии. Однако, в этот раз у них не получилось вызвать такую же бурную реакцию в обществе. Хотя план Накасонэ и носил противоречивый характер, его имплементация гарантировала снижение присутствия американских войск на территории страны. Нападки оппозиционеров также носили слабый характер потому, что их партия проиграла на выборах в 1969 году, в результате чего ЛДП могла проводить более агрессивную политику —一朗岡田. «日本社会党:失敗と組織の歴史. –東京:新時代社, 2005. – Итиро Окада, Социалистическая Партия Японии: История Организации и Падения, С. 132-135..

Однако 25 ноября 1970 года случилось событие, которое позволило придать голосу социалистической партии былую мощь. В этот день писатель Юкио Мисима с группой людей проник восточный командный центр Сил Самообороны, и пытался организовать некое подобие военного переворота. Попытка провалилась, но экстремальное поведение Мисимы вкупе с его ритуальным самоубийством путем сэппуку шокировали японскую общественность. Действия его группировки, Татэ но Кай, или Общества Щита, начали приписывать Силам Самообороны и Накасонэ. И не без оснований: Накасонэ и Силы Самообороны симпатизировали группировке Мисимы. Последние часто проводили тренировки вместе, а Мисима был лично знаком с Накасонэ. И хотя все эти обвинения не были доказаны, правительство Японии решило повременить с имплементацией плана «автономной защиты».

Однако стоит отметить, что планы Накасонэ были обречены еще до инцидента. Президент Никсон дал четко понять, что собирается вывести войска из Вьетнама. И хотя страх Японии перед вовлечением в войну начал спадать, на смену ему пришла другая тревога, связанная с тем, с какой скоростью Соединенные Штаты начали выводить свои войска из Вьетнама.  В январе 1970 года, во время визита американских сенаторов в Японию  премьер-министр Сато выразил беспокойство относительно сворачивания операций во Вьетнаме, мотивируя это тем, что американцы таким образом смягчают свою политику обеспечения безопасности в восточноазиатском регионе —Yasuhiro Izumikawa. Op. сit. P. 145. Ко всему прочему, в июле того же года США объявили о частичном выводе своих войск с территории Южной Кореи, что еще больше усилило беспокойство японской стороны. Таким образом, усиление политики безопасности Японии могли бы ускорить решение о выводе американцами своих войск с территории Японии. Возникла парадоксальная ситуация. С одной стороны, Япония бы, в перспективе, хотела  достигнуть военной независимости. С другой стороны, не такими быстрыми шагами. В итоге план Накасонэ не был утвержден.

Уже в ноябре 1970 года американское правительство заявило, что сократит присутствие своих войск на территории Японии с 36,000 до 24,000 человек —Ibidem.. Вдобавок к этому, они собирались вернуть под контроль Японии многие объекты, в том числе военно-морскую базу в Йокосуке. Японская сторона тут же выразила беспокойство относительно этого решения, мотивируя его тем, что возвращение этой базы японцам сильно понизит уровень безопасности страны. Самое интересное то, что сам Накасоне выступил противником этого плана.

Узнав о позиции Токио относительно своих планов, в марте 1971 года Вашингтон проинформировал японскую сторону о том, что эти планы отменены, и на территории базы в Йокосуке будет продолжать размещаться Седьмой Флот США —Yasuhiro Izumikawa. Op. сit. . P. 146..

Однако, несмотря на отмену плана Накасонэ, Япония продолжила курс на усиление своей безопасности, просто более умеренно. В 1972 году японское правительство начало исследование, которое должно было показать, какого уровня безопасности необходимо достичь Японии в период международной разрядки. В результате этого исследования, в 1976 году, был создан План Национальной Защитной Программы, первая стратегия защиты Японии со времен Второй Мировой Войны. А в августе 1975 года министры обороны Японии и Америки генерал Митита Саката и Джеймс Шлезингер пришли к соглашению о создании японо-американской тактической группы, чтобы обсудить возможные совместные операции двух стран. В итоге это привело к созданию в 1978 году Директив Японо-Американского Военного Сотрудничества. Задача Защитной Программы состояла в том, чтобы обозначить свою военную роль и создать собственные механизмы самообороны для укрепления военного союза с Соединенными Штатами. А Директивы ушли еще глубже, обозначая разделение обязанностей в операциях между США и Японией. Например, эти Директивы обозначили совместную защиту военно-морских коммуникаций, чего не было обозначено в Защитной Программе. Иными словами, Защитная Программа была своего рода скелетным остовом, а Директивы – мышцами и нервной системы.

Получается, что эти планы являлись прямыми последователями «автономной защиты». Так почему же они не вызвали волну протестов по территории Японии, особенно учитывая тот факт, что внешние угрозы, которые могли бы служить основанием для реализации подобных планов, были невысоки в тот период? Во-первых, это авторитет Такэо Мики, премьер-министра, на чье правление пришлись данные изменения. Он был умеренным консерватором, и японский народ видел, что он не собирается пытаться напрямую вносить изменения в японскую демократию и Конституцию. Также он имел репутацию строго и дисциплинированного человека. Его предшественник, Какуэй Танака, был обвинен в получении взяток, и Мики, несмотря на сильное давление со стороны ЛДП, не приостановил судебный процесс над ним —Yasuhiro Izumikawa. Op. сit. P. 147.. Генерал Саката сыграл не менее важную роль. Он убедил общественность, что весь процесс координации действий японских и американских вооруженных сил будет проходить под гражданским контролем —Ibid. P. 148..

  Вторая причина отсутствия волн протеста – это снижение страха оказаться в ловушке и быть вынужденными участвовать в войне. С одной стороны, на это повлияло окончание Вьетнамской войны. Вышло так, что ее окончание – палка о двух концах. С одной стороны, японцы боялись, что такой скорый вывод американских войск станет предпосылкой для столь же быстрого вывода войск с территории Японии. С другой стороны, прекращение войны означало снижение уровня внешних угроз со стороны стран коммунистического блока. Еще одно событие, уменьшившее страх общественности – это возобновление дружественных отношений с Китаем в 1972 году. Связано это событие со знаменитым внезапным визитом президента Никсона в Пекин, перезагрузивший отношения Америки и Китая. Власти Китая формально поддержали военный союз США и Японии, таким образом нивелировав заявления левых партий о том, что данный союз провоцирует эскалацию конфликта с Китаем.

Снижение чувства опасности позволило японским властям вывести политику безопасности на новый уровень. Японская сторона считала, что лучший способ добиться от американцев гарантии помощи в случае войны – это усиления военного союза с ними —Yasuhiro Izumikawa. Op. сit.P. 148.. Хотя здесь скорее имелось ввиду то, что для удержания американцев на своей территории японцы готовы были пойти на многое, так как до сих пор боялись того, что американские войска их бросят. Особенным шоком для них пришло заявление президента Соединенных Штатов Джимми Картера о том, что Америка планирует полный вывод войск с территории Южной Кореи. В марте 1978 года, во время визита в Вашингтон, премьер-министр Такэо Фукуда призвал президента не нарушать баланс военных сил на территории Южной Кореи —幸次村田. «大統領の失敗:カーター政権の在韓米軍撤退計画» . –東京:有斐閣, 1998. – Ко:дзи Мурата, Ошибка Президента США: План Президента Картера по Выводу Войск из Южной Кореи, С. 172.. Япония даже пошла на неслыханные меры: правительство предложило полностью оплачивать размещение на своей территории американских войск. Вот как далеко Япония была готова зайти, лишь бы сохранить контингент американских войск на своей территории.

Однако пацифисты продолжали нападать на действия правительства. Например, были представлены секретные документы, по которым планы сотрудничества Японии и Соединенных Штатов были составлены втайне от граждан. Таким образом, Силы Самообороны пытаются взять власть в свои руки —Там же. С. 149.. Однако все эти нападки не смогли изменить общественное мнение. Социологический опрос 1975 года показал, что 54.3 процента опрошенных поддерживают и политику Японии по усилению собственной безопасности, и военный союз с США —YasuhiroIzumikawa.Op. сit. P. 150.. А согласно опросу газеты «Асахи» в 1978 году, 70 процентов опрошенных выступили за продолжение военного сотрудничества США и Японии —Ibidem..

В итоге становится интересной важная деталь: уже всего 9 лет спустя после подписания Договора о безопасности, США хотели уменьшить военную поддержку Японии, как и других своих союзников. Военный союз им был необходим, чтобы сдерживать коммунистический блок от излишне агрессивных действий на территории Дальнего Востока. Японии же союз был необходим, чтобы обеспечивать собственную безопасность. При этом японское правительство уже с начала подписания договора, в довольно накаленной атмосфере внешней политики, пытались пойти в обход Конституции и усилить собственную армию. А в 1970-х годах они так опасались ухода американских войск со своей территории, что любыми средствами пытались их удержать, в том числе оплатой расходов на содержание американских войск и военных объектов. Американцы же все больше и больше старались снизить свое присутствие в восточноазиатском регионе. Напрашивается очень интересный вывод: Договор о безопасности в том виде, в котором он был подписан, утратил свою актуальность меньше чем через 10 лет после подписания. Нужен ли был Америке плацдарм в восточноазиатском регионе в тот период? С одной стороны, факты говорят о том, что если и нужен, то уже не в тех масштабах, что был в начале 1960-х годов. Создается впечатление, что Договор был больше нужен японцам, и они всеми силами старались усилить сотрудничество. Однако японская сторона не могла не понимать, что со смягчением международных отношений они уже не могли рассчитывать на 100 процентов на американские войска в качестве защитной силы. Поэтому вопрос об обладании собственной армией должен был появиться уже тогда. И особенно остро этот вопрос должен был встать в 1990-х годах, когда развалился СССР и закончился период Холодной Войны. Однако с другой стороныдоктрина Никсона могла являться своего рода дымовой завесой с целью снизить дестабилизацию региона и улучшить внутриполитическую атмосферу в Японии. Япония для американцев служила основным плацдармом для размещения контингента своих войск, и вряд ли они бы собрались оттуда уходить. Однако заявления американской стороны о выводах войск на деле оказались просто словами. Подобная политика помогла им осуществить две вещи. Первое – это стабилизация азиатского региона. Конец войны во Вьетнаме и перезагрузка отношений с Китаем помогли значительно понизить вероятность вооруженных столкновений. Второе – это укрепление военного союза с Японией. Ведь именно после доктрины Никсона японцы, во-первых, мобилизовались и начали активно менять свою политику безопасности, а во-вторых, из-за снижения напряженности в азиатском регионе их правительство не встретило сильного сопротивления. Вдобавок к этому они даже взяли на себя расходы по содержанию американских войск и военных объектов, чем американцы с радостью воспользовались. Доказательством в поддержку этой теории служит то, что, несмотря на заявления американцев о выводе войск из Южной Кореи, к примеру, их войска до сих пор там находятся. В любом случае, единственным способом Японии укрепить свой союз с США был курс на укрепление собственных сил безопасности.

2.4. Крушение биполярного мира и его влияние на японо-американский военный союз в началеXXI века (четвертый этап военного союза)

Под руководством премьер-министра Коиздуми Дзюнитиро Япония вышла на небывалый уровень военного сотрудничества с Соединенными Штатами. После терактов 11 сентября, японская сторона направила Силы Самообороны, чтобы они помогали американским войскам в дозаправке техники, а также других вспомогательных задачах. А в декабре 2002 года Япония совершила беспрецедентную операцию: отправила свой флот на помощь американцам, несмотря на опасения, что подобное действие нарушит прописанное в Конституции право страны на коллективную самооборону. Это была первая зарубежная военная операция Японии со времен ее независимости с 1952 года. Вдобавок к этому, в ноябре 2002 года, когда американцами еще даже не была объявлена война Ираку, Японское правительство начало готовить проект, согласно которому страна сможет высылать войска в Ирак после завершения войны. По окончании крупномасштабных военных операций Япония отправила в декабре 2003 года в Ирак войска Сил Самообороны. Сухопутные войска были отправлены в южную часть страны, город Эс-Самава в январе 2004 года . Военно-воздушные силы обеспечивали транспортировку солдат в период с декабря 2003 года по декабрь 2008 года. Эти миссии были одними из самых опасных, так как при перелете между Кувейтом и Ираком транспортировочные самолеты С-130 попадали под обстрел вражеских ПВО. Это был первый случай в истории послевоенной Японии, когда войска страны были посланы в зоны боевых действий, хотя японская страна, разумеется, не признает этого факта.

Подобные действия стали возможными по двум причинам. Первое – это совсем угаснувшее чувство страха японцев перед вовлечением в крупномасштабную войну и нападением противника извне. Тут стоит отметить то, что японцы не то чтобы совсем не боялись войны: они были встревожены внезапным экономическим подъемом своего соседа, Китая, а также развитием ядерной программы Северной Кореи. То есть, японцы боялись войны не из-за возможности быт вовлеченными в боевые действия, начатые Соединенными Штатами, а из-за возможного нападения Китая или Северной Кореи. В этом ключе, японские граждане пересмотрели свое отношение к военному союзу  США. Согласно опросу 2003 года, 43 процента респондентов заявили, что риск вовлечения в войну из-за растущей угрозы со стороны Китая и Кореи высок  —Yasuhiro Izumikawa. Op.сit. P.151.. В том же году уже другой опрос показал, что 41.7 процентов респондентов не бояться быть вовлечены в войну по вине США —Ibidem.. Среди тех, кто боялся вовлечения в войну, только 18.3 процента высказались, что это может произойти из-за союза с Америкой, в то время как количество тех, кто голосовал за напряженные отношения с Китаем и Северной Кореей, составляло 79.5 процентов —Ibidem. . Теракты 11 сентября также сыграли свою роль: японская общественность видела в Соединенных Штатах жертву, поэтому их действия против Талибана в Афганистане считала оправданной. В результате, 70 процентов респондентов поддержало план премьер-министра по поддержке Америки —Yasuhiro Izumikawa. Op.сit. P.152. . 51 процент также поддержали принятие Особого Антитеррористического Акта, согласно которому Япония выслала на помощь США флот в Индийский океан —Ibidem.. Касательно войны в Ираке, японцы не столь яро поддерживали американцев, считая, что их действия не обоснованы. Японию можно понять: заявления американской стороны о том, что Ирак располагает в своем арсенале химическим оружием, казались слишком расплывчатыми, особенно учитывая то, что, в ходе проверки, было подтверждено, что никакого химического оружия там нет. Тем не менее, многие считали, что Япония должна поддержать Соединенные Штаты, чтобы поддержать союз и не оказаться «брошенными». Согласно опросу газеты «Юмиури» от 25 марта 2003 года, 76 процентов респондентов одобрили действия правительства, при этом 63 процента заявили, что у Японии нет выбора. Этот же опрос показал, что 90 процентов респондентов обеспокоены действиями Северной Кореи, 60 процентов из которых полагали, что эти действия представляют серьезную угрозу. Эти данные показывают интересную тенденцию изменения общественного мнения Японии. Жители страны теперь четко понимали, почему так важно сохранять военный союз с Соединенными Штатами и идти на полномасштабное сотрудничество.

Вторая причина, по которой Японии удалось осуществлять такие военные действия, была фигура самого премьер-министра Коидзуми и его политика относительно оппозиции. Во-первых, он был первым премьер-министром, который пришел к власти строго демократическим путем, то есть по воле народа. Обычно премьер-министр избирался из членов фракционных партий ЛДП. То есть, согласно избирательным законам Японии, народ голосовал исключительно за правящую партию, премьер-министр же избирался членами парламента. Таким образом, новым премьер-министром должен был стать Рютаро Хасимото, который уже занимал эту должность. Однако многие японцы видели в нем символ старого политического курса, а многим уже надоела политическая и экономическая стагнация. Коидзуми же поддерживало большинство граждан за его активную позицию и обещания перемен. В итоге члены парламента начали активно голосовать за Коидзуми, опасаясь, что, если выберут Хасимото, ЛДП придет конец. В итоге жители настолько воодушевились тем, насколько их голоса повлияли на решение, что рейтинг одобрения назначения Коидзуми на должность премьер-министра составил 80 процентов . Таким образом, действия Коидзуми вызвали бы одобрения у народа в любом случае. Таку Ямадзаки, один из главных лидеров ЛДП и ярый сторонник того, что в Статью 9 нужно вносить поправки, сказал: «Хотя публика смотрит на меня скептически, когда я говорю о поправке конституции, стоит об этом начать говорить Коидзуми, и зал взрывался аплодисментами» .

Премьер-министру также удавалось не провоцировать оппозицию на нападки на себя путем, как бы иронично не звучало, именно провокациями. К примеру, Коидзуми часто наносил визиты в храм Ясукуни, где чтят погибших во Второй Мировой Войне японских солдат, в том числе и тех, которые считаются военными преступниками. В результате этого, японские лидеры стараются воздерживаться от подобных визитов. Коидзуми же, помимо провокации в адрес оппозиционеров, таким образом демонстрировал, что не поддается давлению со стороны Китая и Северной Кореи. Также премьер-министр предложил идею позволить женщине из императорского рода иметь возможность стать императрицей Японии, что являлось строгим табу. Оппозиционеры подобные «выходки» рассматривали как исключительную театральность .

Но под маской бунтаря скрывался опытный стратег. Коидзуми своими действиями убил двух зайцев: не вызвал серьезных действий со стороны оппозиционеров и получил огромную популярность у народа. Но, разумеется, пацифисты старались дискредитировать действия правительства, заявляя, что это может спровоцировать войну, и все это противоречит Конституции. Однако правительство умело парировало такие выпады заявлениями о том, что необходимо поддерживать военный союз с Соединенными Штатами, особенно ввиду усиления проблемы Китая и Северной Кореи.

Однако нельзя отрицать очевидное: действия правительства действительно противоречили Конституции, в частности Статье 9. Если рассматривать действия Японии относительно поддержки Соединенных Штатов, то это открытое оказание помощи в ведении боевых действиях, как бы правительство не старалось это оправдать и какие бы интерпретации Конституции они не придумывали. Даже факт коллективной самообороны здесь сложно признать. Ведь на Америку не было совершено нападение непосредственно государством во главе с правительством – это США объявили войну Ираку. То есть получается, что Япония поддержала агрессивные действия со стороны союзника и отправила войска самообороны в зону боевых действий. В том, что Японии удалось провести подобные действия, замешан не только фактор Китая и Северной Кореи. Важно еще то, что поколение людей, которое пережило войну и поддерживает пацифизм, постепенно исчезает, а на смену ему приходит более либерально-настроенное поколение, более рациональное. Совокупность этих факторов подразумевает создает крайне благоприятную почву для того, что японцы пытались достигнуть с 1960-х годов: право на коллективную самооборону и, в будущем, изменения Статьи 9.

По итогам данной главы можно с уверенностью сказать, что военный союз между Соединенными Штатами и Японией претерпел значительные изменения в течениеXX века. В условиях постоянно меняющейся политической обстановки обеим странам приходилось искать эффективные пути для взаимодействия, причем больше всего это было необходимо японской стороне. Однако напрашивается вывод, что Америке все также был необходим союзник в виде Японии. Только для эффективного сотрудничества двух стран требовалось улучшить политическую обстановку в регионе, для чего и послужила Доктрина Никсона. Так называемый возможный «уход» американских войск из Японии являлся стимулом для последней более активно продвигать идею о наращивании боевого потенциала в будущем. И этот страх действовал на Японию вплоть доXXI века, когда они также использовали этот же довод для усиления военной поддержки США, действуя вопреки конституции. И это же показывает тот факт, насколько остро встал вопрос о внесении поправок в Статью 9 для эффективного сотрудничества двух стран.

Глава 3: Военное сотрудничество Японии и Соединенных Штатов на современном этапе и его перспективы.

3.1. Политическая обстановка в восточноазиатском регионе

Военный союз Соединенных Штатов и Японии на современном этапе представляет собой сложную систему многоуровневых отношений, причем не только между этими двумя странами, но и Китаем, Южной и Северной Кореей. И для успешного функционирования этого союза необходимо странам необходимо найти способ эффективного обеспечения безопасности в азиатском регионе. Целью данной главы является определить политическую ситуацию в восточноазиатском регионе и выявить перспективы японо-американского военного союза.

Для начала сразу стоит отметить, что военный союз США и Японии до сих пор является основной опорой для обеспечения безопасности в восточноазиатском регионе. С одной стороны, да, США явно присматривается к Китаю ввиду резкого экономического и военного роста последнего. Однако с Японией у Америки договорные отношения относительно безопасности с 1960-го года, на протяжении которых стало ясно, что Япония, несмотря на определенные правовые трудности, может наращивать военный потенциал для укрепления собственных позиций и равного сотрудничества, в котором страна выступает не только в роли придатка для размещения баз, но и в роли полноценного партнера, способного оказывать военную поддержку. Также Япония является одной из ведущих экономик в мире, после Китая и США. Несмотря на то, что страна находится в экономической стагнации, эта стагнация закрепилась на очень высоком уровне. Япония также является одной из ведущих стран по производству технологий. Иными словами, военный союз с Японией для Америки логичен и необходим. Да, Китай является объектом интереса для США ввиду своей растущей мощи, но заключение какого-либо союза с Китаем, особенно военного – вопрос слишком расплывчатый. Китай и США являются слишком разными по своим идеологиям странами, и хотя в современном мире такое понятие стараются не учитывать при построении отношений, гораздо проще их строить со страной, которая развилась непосредственно при участии Америки, и с которой уже существуют давно согласованные отношения. Вопрос состоит в другом: какие конкретно задачи стоят перед этим военным союзом.

Главным вопросом является проблема Северной Кореи. Эта страна открыто заявила, что будет разрабатывать ядерное оружие и средства его доставки для поражения как соседних, так и дальних стран. Недавние испытания баллистических ракет дальнего действия, вызвавшие резонанс во всех странах мира, есть прямое доказательство правдивости этих слов. Более того, Северная Корея ясно дала понять, что в ходе переговоров вопрос о ядерном разоружении страны подниматься не будет. И с учетом того, что испытания ядерных ракет прошли успешно, Япония и США оказываются под ударом, и вопрос Северной Кореи становится для военного союза США и Японии первостепенным.

Однако несмотря на заверения Пхеньяна, Америка понимает, что Ким Чен Ын не настолько глуп, чтобы не понимать выгоды, которая Северная Корея получит, если откажется или хотя бы снизит темпы развития своей ядерной программы, особенно в условиях новых санкций, наложенных на нее из-за ядерных испытаний. Поэтому в переговорах между Вашингтоном и Токио неоднократно поднимается вопрос о том, как склонить Пхеньян к сотрудничеству в данном вопросе дипломатическим путем. Однако до сих пор резолюций по этому вопросу не было.

Важным аспектом в вопросе разрешения конфликта с Северной Кореей является Китай. Как известно, китайские власти всегда выступали в поддержку режима Ким Чен Ына. Однако, ввиду последних действий, Китай высказал свои опасения относительно ситуации на Корейском полуострове. Лидер КНР Син Цзинь Пин лично заявил, что Китай «не позволит дебоширить около своих границ» —Revere, Evans J.R. The United States and Japan in East Asia: Challenges and Prospects for the Alliance // American Foreign Policy Interests, vol.35, № 4. - 2013. – P. 4. URL:http://www.brookings.edu/~/media/research/files/papers/2013/08/19-us-japan-alliance-east-asia-revere/19-us-japan-alliance-east-asia-revere.pdf  (дата обращения: 25.04.2016). Данное заявление было принято мировой общественностью как прямое предупреждение в адрес Северной Кореи, что руководство страны заходит слишком далеко в своем внешнеполитическом курсе. Китайские ученые и эксперты выразили более прямые опасения касательно вопроса Северной Кореи. Например, майор Лю Юань, известный своей критикой в адрес отношений Японии и Соединенных Штатов и их военного союза. Вот, что он заявил: «Китай не собирается расплачиваться за поспешность и неосторожность Северной Кореи своими возможностями, которые с таким трудом удалось реализовать, и корейская сторона должна это знать» —Ibidem..

Однако несмотря на заявления китайской стороны, не совсем ясно, как далеко они на самом деле готовы зайти. Готовы ли они надавить на режим Ким Чен Ына или вообще прекратить с ним сотрудничество. Позиция Китая такова: Северная Корея, пусть и обладающая ядерным арсеналом, не так опасна, как ситуация, при которой режим развалится, и у границ Китая возникнет хаос. Таким образом, Китай скорее пытается играть на два поля: поддерживать диалог с США и не разрывать отношения с Северной Кореей. Особенно это подчеркивает позиция Си Цзинь Пина относительно резолюции совета безопасности ООН № 2094, согласно которой на Северную Корею наложили санкции в качестве ответной меры за испытание ядерных ракет в феврале 2013 года. Китайская сторона подписала резолюцию, однако министр иностранных дел Китая на то время, Ян Цзечжи, заявил, что есть четкая разница между подписанием Китаем санкций и общими отношениями с Северной Кореей, а также то, что санкции не являются эффективной мерой для решения проблемы —Ibid. P. 5.. Однако в то же время Центральный Банк Китая заявил, что прекращает сотрудничество с Центральным Банком Северной Кореи в марте 2013 года, так как последний попал под санкции министерства финансов США. Многие стороны сочли такое действие очень полезным в качестве рычага давления на северокорейскую сторону. Таким образом, политика Китая относительно режима Ким Чен Ына остается неоднозначной, и трудно сказать, стоит ли рассчитывать ни их серьезную помощь. Хотя следует отметить, что во время переговоров Токио и Вашингтона обе стороны выражали мнение, что содействие Китая в данном вопросе, предполагаемо, усилится.

Но наиболее важной задачей на данный момент относительно Северной Кореи в вопросе военного союза США и Японии является создание средства защиты от возможного ракетного удара. В связи с растущей угрозой Соединенные штаты должны продемонстрировать свои способность и готовность защищать своих союзников. Америка решила «предупредить» Северную Корею о том, что, в случае нападения с их стороны, реакция будет незамедлительной. Американцы продемонстрировали всему миру наличие бомбардировщиков Б-52 и Б-2, тем самым подчеркивая, что в случае конфронтации с Пхеньяном эта техника будет задействована надлежащим образом —Revere, Evans J.R. Op. cit. P. 5. И в случае, если Ким Чен Ын решит и дальше накалять ситуацию, американская и японская стороны будут обсуждать дополнительные меры воздействия на северокорейскую сторону. Однако следует отметить, что политика США и Японии по отношению к Северной Корее носит довольно мягкий характер. Прямых угроз в адрес Пхеньяна не было. США лишь подавали сигнал о том, что они будут защищать своих союзников в случае нападения, и этим все ограничивалось. Более того, стороны постоянно говорили, что, в случае, если Пхеньян захочет вернуться к переговорам по ядерному разоружению, то двери для них открыты —Ibid.P. 6..

Однако подобные методы кажутся слишком мягкими. В 2013 году в США были уверены, что Пхеньян под давлением мирового сообщества будет искать пути дипломатического решения ситуации. Но недавние испытания баллистических ракет дальнего радиуса действия дали четко понять, что Ким Чен Ын не собирается возвращаться к теме ядерного разоружения своей страны.

Во всей этой ситуации возникает еще одно препятствие, затрудняющее разрешение конфликта с Северной Кореей: отношения Японии и Южной Кореи. Текущее положение дел с режимом Ким Чен Ыны могло бы послужить отличным поводом для формирования мощного тройственного союза между Соединенными Штатами, Японией и Южной Кореей. Ведь японская сторона выступает союзником в защите Южной Кореи в случае нападения Пхеньяна. Однако, сложности в отношениях двух стран мешают стремлению сформировать прочный тройственный союз. Подобное положение дел играет на руку Северной Корее. Пока японская и южнокорейская сторона не придут к соглашению, не о каком повышении уровня стабильности на Корейском полуострове речи быть не может. Ситуацией также не доволен Китай, который не меньше других заинтересован в урегулировании конфликта.

Истоки конфликта Японии и Южной Кореи восходят к годам оккупации последней Японской Империей. Южная Корея, как и многие другие страны Восточноазиатского региона, осуждают действия Японии в те годы. Главной проблемой в отношении двух стран являются спорные территории, а именно – острова Такэсима (корейское название Токто). Существовала также проблема так называемых «станций утешений», или борделей, где японцы использовали корейских женщин в качестве секс-рабынь для японских солдат во времена оккупации. По этому вопросу долго не могли достигнуть соглашения, так как Япония отказывалась брать на себя ответственность за эти действия, ограничиваясь лишь редкими публичными извинениями, которые корейская сторона не считала искренними. В 2007 году премьер-министр Японии Синдзо Абэ заявил, что доказательств касательно эксплуатирования корейских женщин нет, чем вызвал бурную реакцию корейской общественности, закончившейся скандалом. После этого палата представителей США и Европарламента призвали японскую сторону взять на себя ответственность за свои действия путем принятия особых резолюций. В итоге, 28 декабря 2015 года министр иностранных дел Южной Кореи Юн Бён Сэ заявил, что между странами достигнуто соглашение по данному вопросу, а премьер-министр Абэ выразил глубокое соболезнование всем, кто пострадал от действий японской стороны —http://www.rbc.ru/politics/28/12/2015/5680e6e19a7947daa6ff00a9 (дата обращения: 26.04.2016).

С островами Токто же проблема до сих пор остается нерешенной. Главным камнем преткновения является то, что этот наличие территориального спора признается только одной стороной – Японией. Южная Корея заявляет, что никакого спора нет. Территориальный спор возник из-за того, что, по решению американцев в 1946 году, контроль над островами переходил к южнокорейской стороне, которая их потеряла в результате японской оккупации. Но в Сан-Францисском мирном договоре право на управление островами Такэсима прописано не было, в результате чего японцы до сих пор имеют на них территориальные претензии. Для японской стороны этот спор является вопросом престижа, а также расширением экономической зоны, так как на самих островах ничего особенного нет. И можно с уверенностью сказать, что в ближайшее время этот спор урегулирован не будет. Премьер-министр Абэ является традиционалистом, активно пропагандирующего рост национализма в стране. Его визиты в храм Ясукуни являются ярким тому подтверждением. Подобные действия вызывают возмущение со стороны как Южной Кореи, так и других стран восточноазиатского региона. Поэтому политика, проводимая кабинетом Абэ, мешает процессу налаживания отношений с Южной Кореей и формирования тройственного союза, способного сдерживать Северную Корею.

            Другим фактором, влияющим на военный союз соединенных Штатов и Японии, является Китай. Рост экономики и военной мощи китайской стороны может изменить баланс сил в восточноазиатском регионе и повлиять на расстановку сил в случае военной конфронтации в регионе. Как и в случае с Южной Кореей, напряженные отношения Китая и Япония восходят корнями к Японской Империи, а именно к 1930-м годам, когда Япония проводила военную экспансию на территории Китая. Однако, если в случае с Южной Кореей Япония хоть и виновата в определенных деяниях, они не носили такой страшный характер, как те, что империя совершила во время войны в Китае. Самым серьезным преступлением Китай, как и мировое сообщество, считает Нанкинскую резню 1938 года, когда японская армия захватила без боя китайскую столицу, город Нанкин, и убила примерно 300 тысяч гражданских —Levene, Mark; Roberts, Penny. The Massacre of History. – Oxford, Berghahan Books, 1999. – P. 223-224.. И хотя японская сторона принесла официальные извинения, Китай до сих пор напоминает правительству Японии об этом событии. В Китае долгое время проводилась так называемая «патриотическая кампания», а также в головах его жителей четко сформировался образ страны как жертвы Запада, а также Японии, и в итоге китайская сторона считает, что пришло время «вырваться из оков унижения» —Revere, Evans J.R. Op. cit. P. 7.. Масла в огонь также подливает премьер-министр Абэ, продвигающий политику национализма в стране и старающийся избегать темы японской агрессии. Например, в предварительном тексте доклада от 14 августа августа 2015 года, приуроченного к семидесятилетию окончания войны, хоть и присутствуют слова извинения, но нет никакого упоминания «агрессии» и «колониальной политики —http://www.ng.ru/world/2015-08-14/3_kartblansh.html (дата обращения: 25.04.2016)». Документ был тут же раскритикован китайской и южнокорейской стороной, которые назвали этот документ «выхолащиванием» —Ibidem.. И хотя премьер-министр в итоге включил доклад слова об агрессии и колониализме, подобная ситуация ярко показывает, насколько страны далеки от налаживания отношений друг с другом, и существующий режим правящей партии Японии не предвещает сдвижек в сторону урегулирования конфликтов.

В центре современных напряженных отношений с Китаем стоит территориальный вопрос островов Сэнкаку, расположенных к северо-востоку от Тайваня. Япония заполучила эти острова 14 января 1895 года, руководствуясь принципом «ничей земли», так как острова были необитаемы —Revere, Evans J.R. Op cit. P. 8. В 1945 году Япония потеряла все земли, полученные в ходе военных экспансий, и острова Сэнкаку отошли под управление Соединенных Штатов. Однако острова были возвращены японской стороны в первой половине 1970-х, вместе с островом Окинава. Территориального спора не возникало до 1992 года, когда в ходе исследований было обнаружено большое количество запасов нефти и газа в Восточно-Китайском море. Однако Япония не признает наличия территориальной проблемой, ставя урегулирование данного вопроса в тупик.

Говоря о претензиях Китая, следует отметить, что его цель не только расширить экономическую зону, но и «проучить» Японию за ее действия во время Второй Мировой Войны. Поэтому, даже если Токио признает наличие территориальной проблемы, это не сильно облегчит положение дел. В 2013 году китайские эксперты даже высказали свои сомнения относительно прав Японии на остров Окинава, чем вызвали бурную реакцию в Токио —Ibidem..

Позиция Соединенных Штатов в отношении данного спора весьма проста. Вашингтон не поддерживает японскую сторону в самом споре, но в случае, если Китай решит действовать вооруженными методами, американские войска встанут на защиту японской стороны. Во время визита госсекретаря США Джона Керри в Токио в апреле 2013 года, он заявил, что призывает Китай действовать осторожно в отношении данной проблемы, так как эскалация конфликта может вызвать проблемы в административном управлении Японии, и Америка будет вынуждена вмешаться —Revere, Evans J.R. Op.cit. P. 9..

Однако Китай всячески преследует попытки лишний раз высказать свои претензии касательно островов Сэнкаку весьма провокационными методами. Например, 5 февраля 2013 года китайский фрегат взял под прицел японский эсминец —Ibidem.. Подобные действия подчеркивают опасность присутствия военных сил около островов, так как любой инцидент, даже если он случайный, может спровоцировать вооруженный конфликт. При этом происходят локальные инциденты, связанные со «случайными» заплывами китайских рыболовных судов в территориальные воды Японии.

Таким образом, в центре внимания японо-американских отношений стоит Северная Корея и Китай. Однако является Северная Корея столь ключевым фактором, влияющим на безопасность в восточноазиатском регионе? В средствах массовой информации режим Ким Чен Ына всегда преподносят как «варварский», вплоть до выдумывания истории о сжигании собственного дяди из огнемета вождем лично. В принципе, режим Северной Кореи действительно является тоталитарным, жители страны стран находятся под постоянным наблюдением, и там до сих пор существуют лагеря. Среди гражданских существуют группы под названием «инминбан», или «народные группы», главной задачей которых – следить за своими соседями и докладывать в случае нарушения ими закона. Еда раздается по специальным талонам, и количество ее серьезно ограничено. Связь с внешним миром также ограничена, а поток информации подвергается строгой цензуре. И с точки зрения Запада, подобное устройство государства кажется полностью устаревшим. История показала, что изоляция и командный вид экономики – тупиковая модель развития (например, Советский Союз). Тогда почему все—таки правительство Северной Кореи придерживается такого курса? Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо взглянуть на Северную Корею через призму политологического анализа, главным образом через структурализм и рационализм.

Сначала речь пойдет о том, каким образом функционирует Северная Корея, то есть анализ с помощью метода структурализма. Государственный и политический строй Северной Кореи основан на модели коммунистического обществ Советского Союза, а если говорить точнее – сталинской модели, где правительство полностью контролирует все сферы государства и избавляется от элементов, угрожающих строю. При этом модель Пхеньяна значительно более жесткая, чем модель Сталина. Например, в Советском Союзе совхозам было позволено пользоваться участками, достигающими по размерам более тысячи квадратных метров, в то время как в Северной Корее размер участка не мог превышать 100 квадратных метров. И это при том, что не все совхозы вообще могли иметь участок даже такого размера —A.Lankov. The Real North Korea: Life and Politics in the Failed Stalinist Utopia. – Oxford University Press, 2013. P. 38.. Но зачем так ужесточать же существующую модель? Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо взглянуть на главный идеологический принцип, на который опирается Пхеньян – принцип чучхе. Это слово можно перевести как «самообеспеченность», «полагание на собственные силы». Согласно этому принципу, Северная Корея позиционирует себя как уникальную страну, которая должна иметь исключительно свой политический курс. Также это означает, что обеспечения ресурсами должно происходить за счет самой страны. Таким образом, правительство страны не могло просто перенять советскую модель, и пришлось вносить в нее изменения, чтобы она выглядела собственной идеей. Со одной стороны, можно было бы эту модель либерализировать а не ужесточать. Но здесь важную роль играет образ Сталина, который всегда представлялся всему миру жестким тираном, поэтому, если брать за основу его модель, то, с точки зрения идеологии, ее можно было только ужесточить. Либерализация бы означала предательство идеалов Сталина, которого семья Ким воспринимала как наставника.

Однако не все в Северной Корее было доведено до такого жесткого уровня. К примеру, лагеря. Всего их существует два типа. Первый – это так называемые «зоны революциинизации», второй – «зоны тотального контроля». Последние представляли собой лагеря с жесточайшим режимом, и подразумевалось, что люди заключены туда навсегда —Lankov A. Op. cit. P. 50.. Первый же тип имел гораздо более мягкие условия, особенно по сравнению с ГУЛАГом. Люди на территории этих лагерей вели обычную жизнь —Ibidem.. Единственное условия – нельзя было ее покидать. Это показывает то, что образ Северной Кореи, преподносящийся в средствах массовой информации, не совсем соответствует действительности.

Второй метод анализа – рационализм. То есть, речь идет о влиянии на страну непосредственно лидеров. Что движет правителем Северной Кореи? Почему нельзя полностью реформировать устройство государства? Здесь необходимо рассмотреть еще один идеологический фундамент Северной Кореи – культ личности ее правителей, семьи Ким. Он похож на культ личности Сталина или Мао Цзедуна, но на самом деле он намного более обширен. Мао и Сталин хоть и являлись обожествленными фигурами, но все равно считались последователями учений Маркса и Энгельса. То есть, в них оставался некий элемент человечности. Ким Ирл Суен, первый лидер Северной Кореи, считается «величайшим человеком, который ступал по этой земле» —Ibid. P. 53., а также «создателем бессмертной идем чучхе» —Ibidem.. То есть, образ членов семьи Ким преподносится как божественный. Таким образом, страна держится на двух идеологических принципах – культе личности и чучхе. При этом чучхе был создан непосредственно Ким Ил Суном, и получается, что эти два принципа неразрывно связаны друг с другом. Отказ от одного означает крушение другого. Это приведет страну к полному хаосу с неизвестным результатом. Есть вероятность, что в случае падения режима Ким Чен Ына власть могут захватить военные, и вот тогда действительно можно говорить о фактической угрозе со стороны Северной Кореи. Поэтому Пхеньян не может просто отказаться от существующего режима. Эта ситуация очень напоминает Японскую Империю после поражения в войне. Культ личности императора там был настолько же значителен. И американцы прекрасно понимали, что без него ни о какой демократизации речи быть не может. Поэтому он не попал под трибунал в качестве военного преступника и до сих пор занимает символическую позицию в японском обществе. По этой причине Пхеньян не может отказаться от своей политики. Он влечет за собой полное крушение существующего режима, который приведет к непредвиденным последствиям.

Подводя итоги, можно сказать, что Северная Корея представляет значительно меньшую угрозу, чем ее расписывают. Пробные запуски ракет, угрозы в адрес других стран – это скорее поигрывание мышцами, направленное на поддержание идеологии внутри самой страны, нежели реальные угрозы. Пхеньян понимает, что в случае нападения Северная Корея будет раздавлена, так как против нее выступит Южная Корея, Соединенные Штаты и Япония, как минимум. Ключевым фактором также является то, что основная военная техника и оборудование – давно устаревшие образцы Советской армии, а экономика страны находится в упадке В этом свете гораздо более значимым объектом для тревоги является Китай, упорно наращивающий  военную и экономическую мощь. Поэтому японской и американской стороне в рамках своего военного союза следует обратить внимание именно на него, особенно учитывая напряженные отношения Китая с Японией.

3.2. Перспективы японо-американского военного союза.

Военный Союз Соединенных Штатов до сих пор является одним из ключевых факторов гарантии безопасности в восточноазиатском регионе. Политика японской стороны о поддержании этого союза, направленная на укрепление собственных позиций, оставалась неизменной со времен Доктрины Никсона 1969 года. Однако в концеXX и началеXXI века произошло кардинальное изменение в расстановке сил, требующее новых инициатив со стороны Японии и Соединенных Штатов. Америка сейчас пытается играть на два фронта. С одной стороны, Вашингтон старается сблизиться в отношениях с Китаем. 22 сентября 2015 года Си Цзинь Пин нанес семидневный государственный визит в США, в ходе которого лидеры двух стран обсудили возможные перспективы развития отношений —https://lenta.ru/articles/2015/09/22/xiinusa/ (дата обращения: 27.04.2016). С другой стороны, Китай является слишком непредсказуемым союзником, поэтому США также стараются поддерживать военный союз с Японией. В июне 2012 года Центр Стратегических и Международных Исследования опубликовал доклад, в котором говорилось, что Япония и США организовали совместное командование вооруженными силами в случае нападения —Bertau, David J., Green, Michael J. U.S. Force Posture Strategy in the Asia-Pacific Region: an Independent Assessment. – Washington D.C., Center For Strategic and International Studies, 2012. – P. 26.. В июне 2013 года Япония провела первые совместные морские военные учения с Соединенными Штатами в Калифорнии —Chantlet-Avery, Emma; Rinehard, Ian E. The U.S.-Japan Alliance. – Congressional Research Service, 2016. – P. 15.. В результате двусторонних соглашений 2009 года, у Японии есть доступ к тренировочным комплексам на острове Гуам и Марианских островах —Ibidem.. Из самых последних событий стоит отметить выпуск новой редакции Совместных Оборонительных Директив в конце апреля 2015 года. В обновленную версию вошли положения о двустороннем сотрудничестве касательно в отношении кибербезопасности, использования космоса для оборонительных целей. Особенно примечательно развитие совместной программы противоракетной обороны. Эти пункты не обговаривались в оригинальном тексте Директив с 1997 года —Chantlet-Avery, Emma; Rinehard, Ian E. Op.cit. P. 44.. Все эти события показывают то, что, несмотря на попытки налаживания отношения с Китаем, Соединенные Штаты продолжают развивать военное сотрудничество с Японией, подтверждая тот факт, что последняя до сих пор является основным плацдармом для обеспечения безопасности в восточноазиатском регионе.

Однако важно понимать тот факт, что напряженные отношения Японии и Китая являются сильным ограничивающим фактором для США. Пытаясь поддерживать отношения, особенно военные, с Японией, Вашингтон рискует испортить отношения с Китаем. И самое интересное то, что сближение с Китаем вряд ли испортит отношения США и Японии, ввиду сильной зависимости последней. Максимум, что могут вызвать диалоги Си Цзинь Пина и Барака Обамы – это тревогу и недовольство, и то на внутреннем уровне.  Это ставит Японию в очень неприятное положение. С одной стороны, Токио необходимо поддерживать отношения с США, чтобы Вашингтон не слишком сильно склонялся к Китаю. С другой стороны, в случае возникновения новых форм сотрудничества Америки и Китая, Японии необходимо усилить собственную политику безопасности. Оба варианта ведут к одному развитию событий – усиление роли Японии на международной арене. В частности, Япония бы хотела занять постоянное место в Совете Безопасности ООН, вместо временной позиции, которую она получила с 1 января 2016 года по итогам 70-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН —http://www.unic.ru/event/2015-10-15/v-oon/egipet-senegal-ukraina-urugvai-i-yaponiya-izbrany-nepostoyannymi-chlenami-sov (дата обращения: 27.04.2016).

Подобная обстановка вынуждает японское правительство на радикальные перемены. Именно поэтому премьер-министр Абэ активно проталкивает идею о праве на коллективную самооборону. Хотя, по факту, Япония уже оказывала содействие США за пределами своей территории, однако правительство всегда это оправдывало. Сейчас Японии нужно твердое право на оказание помощи своим союзникам в случае войны, которое не будет порицаться общественностью и оппозиционными силами. И 25 сентября 2015 года соответствующие изменения в законодательстве были переданы в Верхнюю Палату Парламента. Изменения позволяют Силам Самообороны Японии защищать своих ближайших союзников в случае нападения, а также расширяют спектр взаимодействий США и Японии. Однако стоит заметить, что эти изменения не означают, что Токио будет посылать свои силы для ведения полномасштабных боевых действий. Скорее всего, дело все равно ограничится видами поддержки вроде тех, что Япония осуществляла Соединенным Штатам во время войны в Ираке. Но сам факт того, что Токио внес такие изменения в законодательство говорит об очень большом шаге вперед относительно усиления политики собственной безопасности. Велика вероятность того, что принятие Японии во временные члены Совета безопасности ООН связано именно с этим событием, что говорит о маленькой победе Японии  в борьбе за укрепление своей позиции на мировой арене.

Важным вопросом по прежнему остается проблема Статьи 9. Премьер-министр Абэ твердо намерен если не изменить ее во время своего срока, то заложить фундамент для изменений для следующих руководителей. И стоит отметить, что сейчас Токио близок к тому, чтобы начать склонять общественное мнение на свою сторону в этом вопросе. Во-первых, как уже писалось ранее, поколение консерваторов среди японской общественности сменяется поколением более либерально настроенных людей. Во-вторых, изменения политической обстановки в мире вынуждают Японию обеспечить себя возможностью самостоятельной защиты, снизив свою зависимость от Соединенных Штатов. Успех данного курса во многом будет зависеть от того, кто занимает кресло премьер-министра. При кабинете Коидзуми японцы поддерживали его даже тогда, когда он заговаривал о внесении поправок в Статью 9. Разумеется, говорить о том, что Конституцию поправят в ближайшее время, не приходится. До этого гипотетического момента должно пройти немало времени. Однако движение в этом направлении наметилось очень серьезное, и можно с уверенностью сказать, что японская сторона придет к этой цели.

Также для укрепления сотрудничества с США Японии необходимо предпринять серьезные шаги к улучшению отношений с Южной Кореей. Эти действия сейчас важнее, чем право на коллективную самооборону, и проще достижимы. Раз вопрос о «женщинах для утешения» был урегулирован, то остается лишь проблема островов Такэсима. Она носит гораздо менее напряженный характер, нежели территориальный спор с Китаем. Разумеется, это не значит, что вопрос можно урегулировать за короткое время. Политически здесь важно сделать свою позицию умереннее, чтобы можно было рассчитывать на переговоры с Сеулом, и при этом не потерять лицо перед общественностью и оппозиционными партиями. Это непросто, но тройственный союза Сеула, Вашингтона и Токио мог бы в значительной мере укрепить позиции Японии, обеспечив тем самым возможность надавить на Китай и уменьшить напряженность их отношений.

Подводя итоги, перспективы японо-американского военного союза зависят в большей степени от Японии. Америке этот союз необходим, но степень взаимодействия и его эффективность здесь зависят от действий Токио. Шаг к коллективной самообороне является верным направлением, но еще более верным шагом является налаживание отношений с Южной Кореей. Фактор Китая тревожит как Японию, так и Соединенные Штаты, и в интересах Японии бросить Америке такую кость, чтобы укрепление союза с ней Вашингтону казалось более приоритетной задачей, и что этот союз сможет сдерживать Си Цзиньпина в его амбициях. Однако Японии необходимо быть острожными в своей политике. Во-первых, общественное мнение по-прежнему больше за пацифизм. Во-вторых, изменение Статьи 9 может вызвать негативную реакцию как в Китае, так и в Южной Корее. Поэтому Токио лучше сконцентрироваться на улучшении отношений с этими двумя странами, а потом переходить к усилению политики безопасности. Соединенным Штатам же необходимо определиться, на чьем поле вести активную игру: Китая или Японии. И хотя Япония представляется для них проверенным союзником, стремительно развивающийся Китай не может обойти стороной внешнюю политику США. Таким образом, будущее военного союза в большей степени зависит от японской стороны.

                                     Заключение

Военный союз Соединенных Штатов и Японии является одной из основ поддержания безопасности в восточноазиатском регионе. Возникший в результате образования биполярного мира, Договор о безопасности, заключенный в 1960 году положил начало абсолютно новой мировой расстановке сил. Претерпевая значительные изменения на протяжении второй половины XX века, подстраиваясь под новые, постоянно меняющиеся политические реальности, он не утратил своей актуальности и по сей день. Япония и США заключают все новые соглашения в рамках Договора, поддерживая стабильность в регионе. Если в XX веке это был в основном Советский Союз, то сейчас это Китай и, в меньшей степени, Северная Корея.

Япония пытается найти путь усиления своей позиции в данном военном союзе путем получения права на коллективную самооборону и, впоследствии, попытки изменения Статьи 9. Подобные действия на данный момент встречают меньше сопротивления, чем раньше, однако внутренняя и внешняя политическая обстановка пока не предполагает такие радикальные изменения. Тем не менее, японская сторона умеренно движется в данном направлении, и внесение изменений в законы с целью проведения расширения роли Японии в военной помощи своим союзникам и ее временное назначение в Совет Безопасности ООН говорит о том, что вектор выбран верно. Еще большем достижением являлось бы налаживание отношений с Южной Кореей для создания тройственного союза, однако при кабинете Абэ Синдзо с его националистическими настроениями это вряд ли будет достигнуто в ближайшее время.

Соединенные Штаты до сих пор активно полагаются на Договор о безопасности, так как это обеспечивает им крепкого союзника в восточноазиатском регионе. Однако Вашингтон также пытается строить отношения быстро развивающимся Китаем. Тем не менее, это больше похоже на стимулирование Японии к активным действиям в плане усиления политики безопасности, так как Китай для США пока слишком неоднозначный союзник, в то время как Япония таковым является вот уже 56 лет.

В ходе анализа всех факторов, приведенных в данной работе, можно сказать, что военный союз США и Японии будет продолжать развиваться дальше. Он по-прежнему является основным плацдармом для США в восточноазиатском регионе, а для Японии – источником выгодного сотрудничества с экономическим и военным гигантом.

                     Список использованной литературы

  1. Auer, James E. Article Nine of Japan`s Constitution: From Renunciation of Armed Forces “Forever” to the Third Largest Defense Budget in the World
  2. Kimball, Warren F. The Juggler: Franklin Roosevelt as Wartime Statesman. - Princeton University Press.
  3. Kowalski, F. The Rearmament of Japan. – Tokyo: Shimui  Press, 1969
  4. Yasuhiro Izumikawa. Explaining Japanese Antimilitarism: Normative and Realist Constraints on Japan`s Security Policy // International Security, vol. 35, № 2. - The MIT Press
  5. Havens, Thomas. Fire Across the Sea: the Vietnam War and Japan. – Princeton University Press, 1987.
  6. McNamara, Robert. In Retrospect: The Tragedy and Lessons of Vietnam. – Vintage Books, 1996.
  7. Revere, Evans J.R. The United States and Japan in East Asia: Challenges and Prospects for the Alliance // American Foreign Policy Interests, vol.35, № 4. - 2013.
  8. Levene, Mark; Roberts, Penny. The Massacre of History. – Oxford, Berghahan Books, 1999.
  9. A.Lankov. The Real North Korea: Life and Politics in the Failed Stalinist Utopia. – Oxford University Press, 2013.
  10. Bertau, David J., Green, Michael J. U.S. Force Posture Strategy in the Asia-Pacific Region: an Independent Assessment. – Washington D.C., Center For Strategic and International Studies, 2012.
  11. Chantlet-Avery, Emma; Rinehard, Ian E. The U.S.-Japan Alliance. – Congressional Research Service, 2016.
  12. 増原惠吉. «日本の防衛». –東京, 1961. – Масухара Кэйкити, «Оборона Японии»
  13. 東條紀. «冷戦と日米安保体制» . –比較社会文化, 2003. – Хидеки Кан, Холодная Война и Американо-Японская Система Безопасности.
  14. 朝日新聞,世論四十年のながれ. –東京:朝日新聞, 1986. – Газета «Асахи», Общественное мнение на протяжении 40 лет.
  15. 真澄石川. «戦後政治資». –東京,:岩波書店, 1995. – Масуми Исикава, Послевоенная Политическая История
  16. 一朗岡田. «日本社会党:失敗と組織の歴史. –東京:新時代社, 2005. – Итиро Окада, Социалистическая Партия Японии: История Организации и Падения
  17. 幸次村田. «大統領の失敗:カーター政権の在韓米軍撤退計画» . –東京:有斐閣, 1998. – Ко:дзи Мурата, Ошибка Президента США: План Президента Картера по Выводу Войск из Южной Кореи
  18. Сайт библиотеки Конгресса США.URI:https://www.loc.gov/law/help/japan-constitution/article9.php
  19. Новостной сайт РБК.URL:http://www.rbc.ru/politics/28/12/2015/5680e6e19a7947daa6ff00a9
  20. Сайт Независимой Газеты.URL:http://www.ng.ru/world/2015-08-14/3_kartblansh.html
  21. Сайт Лента.ру.URL:https://lenta.ru/articles/2015/09/22/xiinusa
  22. Сайт информационного центра ООН в Москве.URL:http://www.unic.ru/event/2015-10-15/v-oon/egipet-senegal-ukraina-urugvai-i-yaponiya-izbrany-nepostoyannymi-chlenami-sov




Похожие работы, которые могут быть Вам интерестны.

1. Трансформация концепции журнала «Наука и жизнь» во второй половине XX века – начале XXI века

2. Основные перспективы интеграционного развития Евразийского экономического союза в современных условиях

3. Востоковедение Казани в начале XX века

4. Педагогическая мысль в России в начале ХХ века

5. США НА МИРОВОМ РЫНКЕ ВООРУЖЕНИЙ В НАЧАЛЕ XXI ВЕКА

6. РОССИЙСКО-ИСПАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В НАЧАЛЕ XXI ВЕКА

7. Политические партии России в конце ХIX в начале ХХ века

8. Развитие Амурского предпринимательства в конце XIX – начале ХХ века

9. ДИНАМИКА ПОЛИТИЧЕСКИХ ПРОЦЕССОВ НА БЛИЖНЕМ ВОСТОКЕ В НАЧАЛЕ 21 ВЕКА

10. Локальные центры чернигово-северской земли в XV- начале XVI века