Факторы влияния на электоральную активность



ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ3

ГЛАВА 1. Изучение электорального поведения: западные и российские исследования10

1.1. Зарубежный опыт изучения10

1.2. Российские исследования и специфика случая25

ГЛАВА 2. Факторы влияния на электоральную активность34

ЗАКЛЮЧЕНИЕ50

СПИСОК ИСТОЧНИКОВ54

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ55

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность.Участие в выборах депутатов представительных органов муниципальных районов и городских округов, как и в остальных типах выборов, является значимой частью любого демократического государства. Право на участие в выборных процессах имеют всеграждане Российской Федерации и является свободным и добровольным [Конституция РФ, гл. 1, ст. 3, п.3].

За последние несколько лет проведения реформ было сформировано представление о том, как должны проводиться демократические выборы и что представляет собой система электоральных предпочтений граждан [Чуров, 2014]. Российские избиратели воспринимают выборы как способ участия в принятии тех или иных политических решений. Исходя из этого, можно утверждать, что исследования электорального поведения интересны для значительного числа участников политического процесса и имеют особое значение для стабильного развития российского общества.

В данной работе под термином «электоральное поведение» мы понимаем участие в осуществлении власти, которое проявляется через голосование на выборах в органы власти [Морозова, 2013].

Изучение электорального поведения обусловлено также тем, что оно дает возможность выявить степень политической активности населения, характер взаимодействия государства и общества и формирования демократических институтов. Значимость проведения исследований электорального поведения избирателей на выборах местного уровня заключается в том, что результаты выборов выступают показателями процессов (социально-экономические, демографические, политические и т.д.), имеющих место в российской практике и отличаются от выборов на региональном и федеральном уровне.

В последние годы наблюдается повсеместный подъем электоральной активности на выборах на региональном и федеральном уровне [Кынев, Итоги выборов-2014], однако на уровне муниципальных образований [Таблица №1]. Таким образом, изучение электорального поведения россиян, а именно активность участия населения в выборах является значимым для изучения и понимания, какие факторы оказывают существенное влияние на активность избирателей.

Исходя из этого, научно-исследовательская проблема заключается в том, связана ли электоральная активность с демографическими и социально-экономическими показатели или на активность избирателей оказывают влияние факторы иного характера.

Целью настоящей работы является построение модели электорального поведения избирателей на выборах депутатов представительных органов муниципальных районов и городских округов.

Задачи:

  1. Проанализировать подходы к исследованию связей активности избирателей и факторов, связанных с поведением социальных групп;
  2. Выделить основные демографические и социально-экономические показатели;
  3. Выявить степень влияния вышеупомянутых показателей на явку избирателей в представительные органы муниципалитетов и городских округов.

Таким образом,объект исследования – выборы депутатов представительных органов муниципалитетов и городских округов.Предмет исследования – электоральное поведение избирателей на выборах.

Методология.В основе второй главы лежит социологический  подход, фундамент которого был заложен исследованиями группы ученых под руководством Пола Лазерсфельда. Данный подход заключается в рассмотрении голосования избирателей, основанного не на осознанных политических предпочтениях, а на личностных установках и принадлежности к определенной социальной группе, которая является источников электоральной поддержки партии или кандидата [Голосов, 2001, с. 224-225]. Стоит отметить, что использовать партийную идентификацию в качестве фактора, влияющего на электоральную активность, не является необходимым, поскольку такое явление не характерно для выборов на местном уровне[Шевченко, 2000, с. 117].

Классической работой, которая раскрывает основные положения этого подхода, - статья С. Липсета и С. Роккана. Статья посвящена объяснению влияния социально-групповых конфликтов на дифференциацию общества, которые вызваны существующими различиями между социальными группами. Липсет и Роккан выделили несколько таких различий (социальных расколов): классовый, религиозный и поселенческий раскол, а также различие между центром и периферией [Политический процесс…].

В данном подходе под ведущими переменными понимаются социальные группы, возраст, пол, уровень жизни и другие социально-экономические характеристики [Хамутовская, 2011, с.264].

Первая глава основана на методе качественного контент-анализа. Данный метод позволяет сопоставить и проанализировать результаты и основные выводы фундаментальных исследований зарубежных и российских политологов и социологов, посвященных электоральному поведению [Пашинян, Контент-анализ…].

Во второй главе, посвященной обработке и анализу собранных электоральных и статистических данных, в качестве методов исследования используются корреляционный ирегрессионный анализ.

Корреляционный анализ служит вспомогательным средством не только для выявления связи между исследуемыми признаками, но и определить насколько тесно связаны данные показатели с помощью коэффициента корреляции [Крыштановский, 2006, с. 78].

В свою очередь регрессионный анализ позволяет измерять связь между зависимой переменной и одной или несколькими независимыми. Регрессионный анализ бывает двух видов – парный (связь зависимой и одной независимой переменной) и множественным, в котором выявляется степень связи нескольких независимых предикторов на объясняемую [Дорогонько, 2010, с. 42].

Анализ источников.В качестве источников для написания данной работы послужили данные, представленные на сайте Центральной избирательной комиссии Российской федерации и Федеральной службы государственной статистики.

На сайте ЦИК РФ (официальном интернет-представительстве Центральной избирательной комиссии РФ) представлены данные о состоявшихся выборах и кампаниях, о деятельности избирательных комиссий на территории РФ и иная информация. В рамках нашего исследования были собраны данные о численности зарегистрированных избирателей, количеству бюллетеней в стационарных и переносных ящиков для голосования, которые позволили посчитать общую явку избирателей.

Основываясь на информации, предоставленной на сайте Федеральной службы государственной статистики, а именно из базы данных показателей муниципальных образований [База данных показателей…] была получена общая картина о различных демографических и социально-экономических показателей, например, численность населения, среднемесячная заработная плата, естественный прирост или убыль населения, численность сельского и городского населения и т.д. На основании собранных данных формировалась база данных по муниципальным районам и городским округам.

Анализ литературы.В процессе исследования были использованы различные работы зарубежных и российских политологов и социологов, которые стали источником формирования переменных для дальнейшего анализа влияния на электоральную активность и позволили сформулировать основные гипотезы исследования.

Ключевой работой для исследования является «Выбор народа: как избиратель делает свой выбор на президентских выборах», которая собрала в себе результаты исследований группы ученых под руководством Пола Лазерсфельда. В данном труде представлены мотивы голосования за кандидата или партию, исходящие из принадлежности к определенному социальному классу, возраста, пола, уровня жизни и т.д.

Также в работе представлены основные моменты исследований, продолживших логику работы «Выбор народа», а также и критиковавших П. Лазерсфельда и его коллег. Например, работы К. Льюис-Бека, Л. Ваврек, Э. Даунса и М. Фиорино, в которых исследователи рассматривали проявление интереса к политике и к выборам в частности через экономическое благополучие избирателей, что доказывает обоснованность использования экономических показателей. Труды представителей Мичиганской школы политических исследований, в особенности «Американский избиратель», авторами которого являются Э. Кэмпбелл, П. Конверс, У. Миллер и Д. Сток, которые объясняли интерес к политической жизни страны через партийную идентичность, учитывая социально-экономические интересы избирателей. Опираясь на данную работу, мы делаем предположение, что в обществе может существовать заинтересованность граждан во власти, что ведет к повышению участия в политической жизни страны.

Кроме того, в качестве литературы использовались статьи и монографии российских политологов и социологов, касающиеся изучения электорального поведения в России. Особо значимыми для нашего исследования стали работы некоторых из них. Например, статьи А. Е. Любарева, подтверждают значимость изучения электорального поведения избирателей в муниципальных районах и городских округах, поскольку они отличаются от избирательных кампаний на региональном уровне. А. В. Кынев в работе «Выборы и состояние гражданского общества» на первый план выводит важность места проживания электората, и различий между голосованием села и города, это позволило рассматривать сельское и городское население как отдельную социальную группу, влияние которых на политическую ситуацию является неоднозначным. Ю.В. Гудина и О.В. Захаров в своих исследованиях делают акцент на таком факторе как возраст, который выступает как один из основных факторов влияния на электоральную активность. Исследование С.Г. Айвазовой, считающейся одной из основателей «гендерной политологии», посвящено гендерному анализу избирательных кампаний 2007-2008 годов. Данное исследование также позволяет обосновать выделение такой переменной как пол, т.к. отмечается значительный разрыв между голосованием женщин и мужчин.

Также в качестве литературы были использованы материалы справочников для анализа статистических данных и нормативно-правовая база, в частности, Конституция Российской Федерации и Федеральный закон от N 138-ФЗ «Об обеспечении конституционных прав граждан РФ избирать и быть избранными в органы местного самоуправления»[N 138-ФЗ].

Структура работы.В соответствии с задачами данная работа состоит из двух глав. В первой главе приводятся основные подходы к изучению связей явки и демографических и социально-экономических факторов, разработанные зарубежными и российскими исследователями и представлен анализ основных демографических и социально-экономических факторов, которые, по нашему мнению и, по мнению ученых, которые разработали подходы к исследованию связей явки и факторов. Следовательно, вторая глава полностью отражает эмпирическую часть исследования, а именно выявление степени влияния факторов на явку избирателей путем проведения корреляционного и регрессионного анализов.

Хронологические и географические рамки работы.В качестве единиц анализа в исследовании выступают выборы. Для формирования единиц анализа были собраны данные по всем выборам в муниципальных районах и городских округах Российской Федерации за 2010-2015 годы. В дальнейшем из них случайным образом отобраны 150 районов и городских округов, по которым собраны детальные электоральные, демографические и социально-экономические данные.

ГЛАВА 1. Изучение электорального поведения: западные и российские исследования

1.1. Зарубежный опыт изучения

Электоральное поведение – неотъемлемая часть электорального процесса. Данное понятие можно определять как форму участия населения в политической жизни государства, которое проявляется в избирательных кампаниях и выборах в представительные органы.

На сегодняшний день изучение электорального поведения имеют прямую отсылку к методологическому фундаменту западных теорий, посвященных данной теме. Это факт объясняется накопленным опытом электоральных исследований в западных странах, в частности, во второй половинеXX века, т.к. институт свободных выборов имеют значительно более богатую историю по сравнению с Россией.

В данной главе представлены и проанализированы основные подходы к исследованию такого вида политического участия как электоральное поведение и российские исследования, которые позволяют понять специфику российского случая, а также выявлены критерии для эмпирической части исследования.

Исследователь Охременко И.В.  отмечает три основных теоретических подхода к изучению электорального поведения, разработанные зарубежными исследователями:

  1. социологический;
  2. социально-психологический;
  3. рационально-инструментальный [Охременко, 2011, с. 40].

Для нашего исследования основным из них является социологический подход, однако сегодня применение этого «классического подхода» почти невозможно ввиду серьезного видоизменения общества и политических систем. Для этого рассмотрим основные пункты остальных выделенных подходов для формирования полного списка факторов, которые не включаются в поле зрения социологического подхода.

В социологическом подходе главную роль играет принадлежность избирателя к той или иной социальной группе. Фундамент подхода был заложен в 40-х годахXX века, когда группа ученых Колумбийского университета под руководством социолога Пола Лазерсфельда, используя данные опросов, попытались представить механизмы электорального поведения. Результаты данного исследования представлены в работе «Выбор народа: как избиратель делает свой выбор на президентских выборах» [Lazarsfeld, 1944,p. 318]. Позже, в 1948 году, практически аналогичное исследование было проведено на территории города Эльмире штата Нью-Йорк, результаты которого дополнили предыдущие исследования группы ученых Колумбийского университета работой «Голосование: изучение формирования мнения в ходе президентской кампании» [Berelson,Lazarsfeld,McPhee, 1954,p. 216].

Исследования Лазерсфельда были разработаны для измерения изменений в индивидуальных предпочтениях во время голосования на президентских выборах. Обращая внимание на изначальный замысел исследования, ученые Колумбийского университета были удивлены полученными результатами. В ходе исследования было выявлено, что тщательного изучения медиа-контента недостаточно, т.к. избиратели руководствуются «привязанностью к бренду», которая неразрывно связано с социальным классом, а также с мнением знакомых и возрастными факторами (по мнению ученых, старшее поколение более активно, независимо от других факторов) [Lazarsfeld, 1944,p.318].

Помимо этого, в своем исследовании Лазерсфельд и Берельсон отметили несколько особенностей. Во-первых, важную роль для избирателя играет социальный статус, который определяется уровнем дохода и образования. Люди с высокими доходами или получившие престижное образование проявляют больший интерес к выборам, а, следовательно, и активность, по сравнению с другими избирателями, чей статут значительно ниже. Во-вторых, по их наблюдениям, городские жители находятся в центре политических процессов в отличие от жителей сельских местностей. Кроме того, они подчеркнули разницу между голосованием женщин и мужчин – мужчины больше вовлечены в политическую жизнь и принимают в ней активное участие [Lasarsfeld,Berelson, 1969, p. 44].

Таким образом, Лазерсфельд и команда ученых под его руководством, изначально, а именно на момент начала исследований в 1948 году, в значительной степени преуменьшали влияние роли партии и средств массовой информации на выбор избирателей. Как результат, исследователи Колумбийского университета пришли к выводу, что для большинства избирателей огромное значение при принятии решения имеет принадлежность к социальному классу [Berelson,Lazarsfeld,McPhee, 1954,p. 310]. Еще один значимый вывод исследователей заключался в том, что, по их мнению, люди с большей вероятностью будут голосовать за ту партию, члены которой относятся к такому же социальному классу, что и  избиратели [Там же,p. 311].

Работы ученых Колумбийского университета показали направление избирательных исследований для понимания избирательных кампаний и самих выборов. В течение следующих 10 лет изучение выборов приобрело национальный характер и привлекало все большее число исследователей. Следовательно, изменился и угол зрения на такой аспект как электоральное поведение [Bartels, 2008 ,p. 10].

В качестве подтверждения того, что избиратели проявляют лояльность к кандидатам или партиям, члены которой принадлежат к определенному социальному классу, что и голосующие, следует добавить экономические аспекты голосования.

Например, Лин Ваврек, опираясь на временные ряды, исследовала другой аспект экономического голосования, а именно степень, в которой принятие решений подчеркивает или приуменьшает роль экономических вопросов, меняющих поведение во время голосования [Vavreck, 2008,p. 12]. Ваврек утверждала, что действующие кандидаты правящей партии в благополучные годы проведения выборов, как правило, ориентированы, прежде всего, на экономику, в то время как кандидаты, находящиеся в неблагоприятном положении по причине экономических условий должны запускать «повстанческие» или «мятежные» кампании, подчеркивающие другие, более выгодные для них вопросы [Vavreck, 2008,p. 15]. Объединив данные опросов с подробным анализом содержания речей, новостных лент и агитационных объявлений, исследователь пришла к выводу, что кандидаты, которые преследуют стратегии в соответствии с политическими обстоятельствами, являются более успешными в формировании повестки дня кампании в более благоприятную для себя сторону [Там же,p. 19].

Работа Майкла Льюиса-Бека «Экономика и выборы» в наибольшей степени близка к теме нашего исследования. По мнению Льюиса-Бека, экономика страны непосредственно влияет на выборы. Однако, в это же время, он, на основании исследователей других ученых, утверждает, что макроэкономические показатели не позволяют сказать, почему избиратели поддерживают или же, напротив, не поддерживают ту или иную партию. Именно поэтому Льюис-Бек утверждает, что лучше брать «индивидуальную» модель, а не национальную, обосновывая это тем, что первая модель более близка к пониманию выбора избирателей. Данная модель, по мнению исследователя, может применяться только к западным странам, в частности, к США. Кроме того, в 2008 году Льюис-Бек и другие исследователи предприняли репликацию «Американского избирателя», не только применяя основную аналитическую основу предшествующей работы, но добавляя десятки конкретных таблиц и рисунков с использованием данных исследования организации американских национальных политических исследований [Bartels, 2008 ,p. 39].

Несмотря на то, что социологический подход к изучению электорального поведения имел огромную значимость для исследований того времени, область его применения является слишком узкой и далеко не универсальна. Отсутствие универсальности заключается в том, что принадлежность к определенному социальному классу не дает ответы на вопросы, касающиеся внеклассовых отношений [Голосов, 2001, с. 226].

Именно этот недостаток социологического подхода привел к формированию социально-психологического подхода, основы которого были заложены группой исследователей из Мичиганского университета, значительное внимание которых было посвящено сбору и анализу информации об электоральном поведении американцев.

Однако изначально разработки Мичиганской школы не были посвящены прямым исследованиям электорального поведения: Ангус Кэмпбелл и Роберт Кан проводили исследование, основанное на опросе населения и связанное только с выяснением отношения избирателей к внешнеполитическим вопросам [Campbell, Kahn, 1952,p. 3].

После выборов, Кэмпбелл и Кан решили провести повторный опрос тех же респондентов с целью анализа голосования – записывались личные данные, демографические характеристики избирателей и тех, кто не голосовал. Это позволило оценить «влияние различных психологических, социологических и политических факторов на исход голосования» [Там же,p. 3].

В отличие от своих коллег из Колумбийского университета, Кэмбелл, Миллер, Купер, Конверс и Сток ставили своей главной целью понять, по какому принципу происходит голосование на национальных выборах. Согласно исследованиям, с одной стороны, «лишь немногие факторы имеют значение для национальных выборов по сравнению с лояльностью к одной из сторон» [Campbell, Converse, Miller, Stokes, 1960,p. 121]. Однако, с другой стороны, по мнению исследователей, отношение к некоторым элементам политики не являются лишь отражением партийной лояльности или иных факторов. Отношение к объектам политики, изменяющееся с течением времени, можно объяснить социальными и психологическими характеристиками [Там же,p. 65].

Таким образом, исследователи Мичиганской школы представляют электорат, чьи ориентации при принятии решения находились под сильным влиянием популярности того или иного кандидата (на примере личной популярности Эйзенхауэра) и ограниченностью знаний партийной идеологии и политической программы. Исследователями особо подчеркивалась значимость психологической идентификации избирателя с партией или кандидатом и вызванная данной идентификацией поддержка на выборах [Campbell, Converse, Miller, Stokes, 1960, p. 66].

В течение почти пятидесяти лет, данная работа подвергалась критике и переоценке, однако, в конечном счете, основные выводы ученых университета штата Мичиган получили название «Мичиганская модель электоральных исследований».

Исследования политологов Мичиганского университета повлекли за собой волну изучения электорального поведения в русле социально-психологического подхода и в Западной Европе. По мнению Охременко, огромное значение для Мичиганской школы внесли английские исследователи-политологи Иен Макалистер и Ричард Роуз. Согласно их исследованию, для анализа и дальнейшего обоснования мотивов голосования необходимо учитывать модель «обучения в течения жизни». Ученые выдели пять категорий, которые объединяют 18 объясняющих переменных, например, социально-экономические интересы, обеспеченность жильем, доход и т.д. [Охременко, 2011, с. 10].

Охременко также значимость распространения данного подхода: рост интереса к опросам, анализ результатов которых позволял выявить электоральные предпочтения населения.

На протяжении 1960-х мичиганская модель электоральных исследований подверглась многократной критике за то, что «пытается отбросить тень на демократические компетенции обычных граждан» на фоне имевших в то время место движений за гражданские права, городских беспорядков и войны во Вьетнаме [Bartels, 2008 ,p. 13] Кроме того, работа «Американский избиратель» критиковалась по двум другим причинам. Во-первых, с годами снизилось влияние лояльности к той или иной партии в ходе голосования. Во-вторых, по мнению критиков Мичиганской модели, произошло изменение структуры политического мышления у избирателей [Bartels, 2008 ,p. 13].

К середине 70-х годов отмечался значительный уклон от «мичиганской модели» в связи с изменением отношения масс к вопросам государственной политики и подчеркиванием важности лидерского поведения, которое оказывало влияние на общественность после анализа выборов 1972 года. Это привело к новой волне усиления интереса к «вопросу голосования» [Miller, 1976,p. 754].

Новый этап в электоральных исследованиях неразрывно связан с появлением теории рационального выбора, которая, используя гипотезу о максимизации полезности в экономике, плавно перешла в область принятия политических решений [Bartels, 2008 ,p. 18]. Теория рационального выбора также сыграла значительную роль в трудах Стока, Кия, Крамера, имеющих отношение к избирательной значимости «восприятия и оценки политики и эффективности» [Там же,p. 19]. Таким образом, теория рационального выбора подняла новые вопросы в исследовании электорального поведения, стимулировала открытия и «реорганизовала» полученные до этого знания [Там же,p. 25].

Значимой работой в этой области считается статья Энтони Даунса «Экономическая теория политического действия в демократии», выпущенная в 1957 году (продолжает логику рассуждения «Экономической теории демократии»). Даунс попытался изложить обобщенное правило поведения «рационального правительства» аналогично правилам, традиционно присущим производителям и потребителям в экономической теории [Downs, 1957,p. 136]. Поскольку «рациональное правительство» образуется рациональными политическими партиями, конкурирующими за место в парламенте, теория демократии Даунса стала теорией избирательной политики [Там же,p. 137].

Значительный вклад Даунса заключался во введение пространственных моделей электоральной конкуренции в область политической науки. В главе «Статика и динамика партийных идеологий» исследователь изложил на сегодняшний день уже знакомую модель, в которой избиратели, объединенные в массивы по идеологическому принципу, выбирают партию или кандидата на основе идеологической близости. Даунс утверждает, основываясь на этой модели, что конкурирующие партии в двухпартийной системе должны «сходиться в центре» распределения избирателей в случае, если большинство избирателей сами являлись относительно умеренными [Downs, 1957,p. 138]. Также Даунс подчеркивает, что избиратель, исходя из рациональности, голосует именно за ту партию, которая предоставит больше выгод по сравнению с другими партиями [Там же,p. 141].

Таким образом, «Экономическая теория демократии» Даунса стала отправной точкой для появления различных исследований, в том числе, развития теоремы медианного избирателя.

Стоит также отметить, что другой аспект влияния Даунса на изучение электорального поведения заключается в его наблюдении, что «для большинства граждан в демократическом обществе рациональное поведение исключает любые инвестиции о политической информации как таковой, т.к. их индивидуальный выбор никак не влияет на исход выборов» [Downs, 1957,p. 142].

Продолжая логику размышлений Энтони Даунса, Морис Фиорино в работе «Ретроспективное голосование на американских национальных выборах», пришел к заключению, что даже граждане, далекие от политики как таковой, как правило, обладают хоть и незначительным, но объемом информации о действующей власти. Однако, чем меньше граждане знают о деталях политики, тем больше вероятность, что они будут полагаться на «ретроспективное голосование» в качестве снижения затрат элемента [Bartels, 2008,p. 20]. Он подчеркивал важность ретроспективного голосования путем добавления переменных, касающихся оценки в обществе экономических условий, президентской производительности, внешней политики и другие соответствующие критерии в моделях электорального поведения, к которым также добавил такую традиционную переменную как партийная идентификация [Там же,p. 20].

Теоретические аспекты электорального поведения, изложенные в «Американском избирателе», в значительной степени опирались на таком явлении как «воронка причинности» [Там же,p. 23]. «Воронка причинности» создает впечатление, что историко-географические условия способствуют социально-экономическому составу региона, что способствует массовому политическому поведению, которое определяет судьбу сторон – ивсе три объединяются с правительственными учреждениями [Cairney, 2014].

К середине 60-х годов методологические разработки, фильтруемые через политологию на волне бихевиоральной революции, начинают трансформировать «воронку причастности» из концептуальной основы в более конкретную причинную модель с проверяемыми статистическими последствиями. Артур Колдберг рассмотрел различные альтернативные модели, касающиеся социальных характеристик и отношения к партия во время голосования. В то время как анализ Колдберга ограничивался причинными моделями, исследователи стали обращать внимание на вероятность взаимных влияний между различными предшествующими случаями в изучении электорального поведения [Coldberg, 1966,p. 918].

Американские политологи Сеймур Липсет и Стейн Роккан дополнили изучение электорального поведения «генетической моделью». В соответствии с данной моделью выбор граждан объясняется следующими факторами: местом жительства, уровнем доходов, уровнем образования, религиозной принадлежностью и социальным положением [Lipset, Rokkan, 1967, p. 50].

Особенность их исследования заключается в том, что они выделили четыре типа конфликтов:

  1. между городом и селом;
  2. центром и периферией;
  3. собственниками и рабочими;
  4. государством и церковью [Хамутовская, 2011, с. 265].

Эти конфликты возникали ввиду различий, существовавших между социальными группами.

Как результат, исследователи в ходе наблюдений заключили, что в обществе, которое разделено по религиозному или этническому принципу, на голосование влияют конфессиональные и этнические факторы, а самым распространенным типов раскола считается конфликт между собственниками и рабочими[Lipset, Rokkan, 1967, p. 52].

Так, например, исследователи Броуди и Пейдж предостерегали от признания корреляции между воспринимаемыми проблемами близости и вариантами голосования в качестве первоочередного доказательства «вопроса голосования», по той причине, что проблема близости может отражать психологическую проекцию собственных позиций избирателей на их предпочтительных кандидатов [Page, Brody, 1972].

Несколько лет спустя, Джексон опубликовал первый анализ электорального поведения на основе причинно-следственной модели, в которой принимались во внимание взаимные влияния оценки партии и партийной принадлежности. Джексон заключил, что партийная идентификация находится под влиянием оценок населения о том, какая политика проводится той или иной партией. Кроме того, он подчеркнул, что партийная принадлежность не имеют непосредственного влияния на решение за кого голосовать для избирателей, которые видят никакой разницы между позициями сторон [Bartels, 2008,p. 24]. Это было основным вызовом для теоретического статуса партийной идентификации в Мичиганской модели и методологической проблемой для более традиционных статистических анализов, которые все время игнорировали возможность взаимных влияний между различными аспектами электорального поведения.

Следующим заметным событием в поисках причинного порядка в изучении электорального поведения являлись появившиеся сомнения в плодотворности всей программы «причинного моделирования». Несмотря на многочисленные различия в спецификации модели, в основе каждого из этих анализов было уравнение (имеются в виду рассуждения Маркуса и Конверса и Броуди и Пейдж), в котором общие оценки кандидатов были связаны с тремя основными факторами: партийной идентификации, личных качеств кандидата и позиции по спорным вопросам. Однако структурное сходство двух способов анализов было недостаточным для того, чтобы прийти к одинаковым выводам. Возможно, не удивительно, что расхождения между двумя наборами результатов были наиболее сильными в случае партийной идентификации, основной переменной в Мичиганской модели и главной мишенью критиков на протяжении нескольких десятилетий [Markus, Converse, 1979,p. 164].

Некоторые исследователи избирательных процессов продолжили проводить поиски причинного порядка с использованием моделей и методов четко указывающие на связь с Маркусом и Конверсом и Пейджем и Джонсом [Bartels, 2008 ,p. 27].

Например, Горан использовал панельные данные и структурные модели для того, чтобы предположить, оказывает ли влияние партийность, но не зависит от лояльности избирателей и «основных ценностей», таких как равные возможности и моральной терпимости [Bartels, 2008 ,p. 28].

Другие аналитики обошли все сложности причинного моделирования, возрождая предположение о рекурсивной причинно-следственной связи, воплощенной в «воронке причинности», разработанной авторами «Американского избирателя». Например, Миллер и Шанкс разработали сложную рекурсивную модель, выстроив большинство важных факторов, выявленных в предыдущих исследованиях поведения избирателей в семи различных причинных этапах. Предполагая, что факторы, присвоенные каждой из этих стадий, могли бы повлиять на более поздних стадиях, а не наоборот, Миллер и Шанкс провели детальный учет прямых и косвенных эффектов каждого фактора на голосование [Miller, Shanks, 1996].

Несмотря на взгляд в прошлое, лишь немногие исследователи электорального поведения занимались переработкой теорий и методов прошлых исследований. Вместе с тем, некоторые из них в равной степени надеялись, что новые теории помогут разобраться в причинных сложностях, которые имели место в 60-70-х годах. Вместо этого, наиболее распространенный импульс среди избирательных аналитиков последней четверти века заключался в стремлении сменить предмет исследований – для того, чтобы строить более сложные и комплексные модели индивидуального поведения избирателей, они сосредоточились на более простых вопросах [Bartels, 2008 ,p. 36].

Как результат, современные электоральные исследования стали более разнородными. Исследователи опирались на более широкий спектр данных – множество других  больших и малых исследований и лабораторных экспериментов. Также важно еще то, что исследователи привлеки большее число респондентов, дополняя данные индивидуального уровня о взглядах и представлениях с систематическим измерением в политическом контексте электорального поведения.

Выборы в Конгресс предоставили видимые возможности для изучения влияния политических контекстов на электоральное поведение. Передовые исследования Крамера, Мэйхью, Якобсона и других основывались исключительно на данных районного уровня. Франклин использовал данные исследований организации американских национальных политических исследований о выборах в Сенат в пятидесяти штатах для анализа влияний кампаний и стратегий кандидатов в ходе их проведения, для понимания представлений избирателя. Кан и Кинни объединели одинаковые данные исследования с подробным анализом содержания рекламы и новостей для того, чтобы исследовать, как кампании влияют на поведение при голосовании на выборах в Сенат. Они пришли к выводу, что более интенсивные кампании побуждали избирателей в большей степени полагаться на партийности, проблемные вопросы и одобрение президента, нежели в менее «рекламированных» кампаниях [Bartels, 2008 ,p. 41].

Даже на президентском уровне рычаги для контекстуального анализа были значительно дополнены растущей длиной временных рядов исследований организации американских национальных политических исследований, которые в настоящее время охватывают более чем полвека американской политической истории. К примеру, Маркус разработал временные измерения в национальных экономических условиях из восьми последовательных исследований для объединения уровня агрегирования и анализа голосования по экономическим мотивам. Анализ уровня агрегирования Крамера показал, что результаты выборов напрямую зависят от состояния экономики, но это не дает ответ на вопрос – голосуют люди, исходя из своего личного экономического опыта, или руководствуются коллективным восприятием экономических условий. Анализ данных опросов, проведенный Кайндером и Киветом, продемонстрировал, что коллективная оценка экономических условий гораздо более косвенна, по сравнению с личными экономическими обстоятельствами [Bartels, 2008,p. 30]. Но так как реальное состояние национальной экономики в любой момент времени является константой, изменение в оценках национальных экономических условий в рамках единого избирательного исследования должны отражать предубеждения общественности. Объединив данные исследования из восьми выборов, Маркус мог бы обойтись без оценки национальных экономических условий и вместо этого связать электоральное поведение с реальными национальными экономическими условиями (которые варьируются по выборам) и индивидуальными экономическими обстоятельствами, которые присущи каждой стране и имеют различия внутри опросов [Там же,p. 30]. Он обнаружил существенные последствия как коллективных, так и личных экономических условий. Также он сделал вывод, что избиратели с хорошим экономическим фундаментом (около 8%) голосовали за кандидата в президенты от правящей партии чаще, чем те избиратели, экономические условия которых не улучшились на момент выборов. Рост доходов у избирателей увеличивал долю голосов за правящую партию примерно на 2% [Там же,p. 31].

Что касается возраста избирателей, то многие ученые говорят о разрыве поколений, который сказывается на электоральной активности. Например, Бхатти и Хансен утверждают, что если и существует действительная разница между поколениями, то именно она объясняет зависимость явки от возраста. Они отмечают, что люди среднего возраста не отличаются электоральной активностью, в то время как молодежь активно голосует на выборах, поскольку они относятся к поколению с более высоким уровнем явки избирателей на протяжении всего жизненного цикла [Bhatti, Hansen, 2012, 264].

Кроме экономического благополучия, места проживания, возраста, можно выделить и пол, как фактор, влияющий на активность. Например, Ванг в своем исследовании приводит четыре набора теорий для обоснования влияния гендерных различий на электоральную активность. Первый  набор предполагает, что существуют различия в процессе политической социализации, которая сказывается на голосовании и их общественной деятельности. Второй предполагает растущую автономию женщин-избирателей к изменению представлений о браке. Третья часть теорий склоняется к повышению феминистского сознания среди женщин с 1960 года. Четвертая теория указывает на важность расширения прав женщин, в том числе, работать, голосовать и т.д., в качестве фактора, влияющего на электоральные ориентации женщин [Wang, 2012,p.167].

В результате исследования путем проведения регрессионного анализа Ванг подтвердил, что влияние личностных качеств на явку варьируются в зависимости от пола и, таким образом, учитывать исследования без влияния гендера и личных качеств избирателя невозможны [Wang, 2012,p.174].

Помимо качественных методов исследования западные политологи и социологи использовали количественные методы обработки и анализа данных. Например, в исследовании  А.В. Захарова иФ. Деана, которые применили вероятностную модель голосования на примере Великобритании, Израиля и Нидерландов, отображена интерпретация ответов респондентов с помощью факторного анализа. В результате исследователи пришли к выводу, что социально-демографические факторы играют не последнюю роль для электоральной активности [Захаров, Деан, 2009, с. 71].

Подводя итог, стоит отметить, использование подходов к изучению электорального поведения, выдвинутых западными исследователями, по мнению политологов и социологов, не всегда является уместным, поскольку каждое государство отличается по социальным, экономическим и наконец, политико-культурным параметрам. Вызывает сложности также и тот факт, что при обращении к классическим теориям в исследованиях выборов могут возникнуть ситуации упрощения, которые влекут за собой неправильную трактовку и пропуск основных пунктов той или иной теории.

1.2. Российские исследования и специфика случая

Очевидно, что фундаментальные работы западных исследователей, касающиеся электорального поведения, в основном посвящены поисками ответа на вопрос «почему люди голосуют за того или иного кандидата или партию?», но в отечественной политической науке акцент делается на том, что российский электорат не особо активен.

Кроме того, исходя из логики вышеупомянутых подходов к изучению электорального поведения, следует отметить, что в большинстве случаев исследования основывались на опросных интервью, в то время как в России, таких исследований в разы меньше.

Опираясь на фундаментальные работы зарубежных исследователей, которые отмечают, что возраст, состояние экономики страны, образование и лояльность к той или иной партии являются основными факторами электоральной активности. Однако, учитывая специфику российского случая и в особенности то, что в основе нашего исследования лежат выборы в муниципальных образованиях, следует обратить внимание и на иные факторы.

Кроме того, следует отметить, что большинство работ, посвященных исследованию электорального поведения российского избирателя, основываются на анализе политических предпочтений электората, в то время как вопрос электоральной активности россиян остается без особого рассмотрения.

И.В. Охременко определяет понятие «поведение электората» как «изменение в численности и удельном весе голосов, отданных партиям или кандидатам на выборах» [Охременко, 2002, с. 40].

С.М. Савченко в работе «Особенности электорального поведения граждан современной России» делает акцент на молодом возрасте демократии в РФ, что непосредственно влияет на политическую систему государства, и, соответственно, на электоральное поведение россиян [Савченко, 2012].

Любарев А.Е. отмечает, что исследователи уделяют меньше внимания рассмотрения активности  избирателей выборах в муниципалитетах, поскольку муниципальные образования  «сильно различающихся по размеру, степени урбанизации, составу населения, культурным и политическим традициям» [Любарев, 2008]. Кроме того, Любарев утверждает, что низкая явка на выборах в муниципальных образованиях, является нормальным явление и часто встречаются примеры выборов, явка на которые ниже 20% [Любарев, 2008].

Исходя из этого, возникает вопрос – чем вызвана такая тенденция? Низкая явка демонстрирует безразличие или же, напротив, удовлетворенность населения действующей властью. Причинами низкой явки могут являться различные факторы, например, экономические, социальные, демографические, институциональные и другие [Яук, 2014].

К примеру, опыт проведения исследований с сопоставлением демографических показателей и электоральной статистики берет начало в 2000 году, «когда численность зарегистрированных избирателей подскочила на 1,3 миллиона человек всего за 3 месяца между думскими и президентскими выборами» [Орешкин, Козлов, 2008, с. 56]. Иными словами, исследователи связали численность избирателей с демографическим показателем – приростом или убылью населения, а также подчеркнули влияние миграционных потоков, характерных для России конца 90-х годов [Там же, с. 58].

Прирост или убыль населения соответственно связан с таким фактором как миграция. Миграционный прирост или убыль также оказывает влияние на явку на выборах, поскольку убыль населения покрывается, пусть и частично, миграционными притоками [Там же, с. 59].

Также многие российские исследователи, продолжая логику ученых под руководством Лазерсфельда, утверждают, что возраст избирателей оказывает влияние на явку на выборах. Например, по мнению А.Бузина, молодые граждане составляют менее активный электорат по сравнению с избирателями пожилого возраста [Бузин]. На основании проведенного статистического исследования на примере президентских выборов 2014 года, Бузин подтверждает, что электоральная активность российского населения повышается с возрастом, т.к. более половины избирателей до 45 лет отказываются голосовать, в то время как люди пожилого возраста охотно участвуют в голосовании не только путем прямого голосования (на избирательных участков), но и путем голосования «на дому» [Там же].

Ю.В. Гудина, рассматривая проблему абсентеизма в России, также отмечает, что с ростом числа избирателей старше трудоспособного возраста одновременно увеличивается явка на выборах. [Гудина, 2003, с. 115]

Данную мысль поддерживает и О.В. Захаров, утверждая что «наиболее активным оказались лица предпенсионного и пенсионного возраста, что проявилось в высказывании своего мнения, в стремлении поделиться опытом, в готовности обменяться мнениями» [Захаров, 2012].

Помимо возраста электората, некоторые исследователи подчеркивают значимость и такого специфического фактора как пол. Согласно результатам исследования С.Г. Айвазовой, которое основано на анализе итогов парламентских выборов 2007 года, очевидно, для российского электората характерен «гендерный разрыв». «Понятие «гендерный разрыв» в применении к политическим процессам означает существенные различия в поведении избирателей – мужчин и женщин на выборах, а также расхождения в их политических взглядах, убеждениях, ценностях, политических предпочтениях» [Айвазова, 2008, с. 103]. Кроме того, Айвазова подчеркивает, что женщины голосуют больше, чем мужчины. В подтверждение этого автор приводит две причины такого явления. Во-первых, в России наблюдается значительный перевес числа женщин – «53% жителей страны – женщины, поэтому женская часть электората перевешивает мужскую» [Там же, с. 105]. Во-вторых, по мнению автора, женщины – более дисциплинированные избиратели по сравнению с мужчинами [Там же, с. 106].

Другим характерным фактором, влияющим на явку на выборах, по мнению исследователей, является место проживания – город или село. Самой известной работой, в котором разделяется поведение городского и сельского населения является исследования А. Кынева «Выборы и состояние гражданского общества». В ней автор предоставляет различия между двумя типами населения. По мнению Кынева, сельское население проживает в условиях отсутствия разнообразия средств массовой информации, например, в селах обычно издается одно-два печатных издания, размер заработной платы значительно ниже, чем у людей, проживающих в городах. Также Кынев делает акцент на том, что в сельских местностях наблюдается значительный отток молодого населения, что непосредственно ведет к отсутствию рабочей силы и сказывается на экономике района. Однако он утверждает, что сельское население охотно участвует в выборах [Кынев, 2005].

Городское население отличается более высоким уровнем образованности и финансовой обеспеченности в сравнении с сельским. Также Кынев подчеркивает широкое распространение средств массовой информации, что позволяет населению быть в курсе происходящих  событий в политической жизни города. Но в это же время, подчеркивается значительно низкая явка на выборах, например, в представительные органы [Там же].

Кроме того, существует мнение, что городское население получило больше выгод от проведения реформ, чем сельское, а следовательно их экономическое благосостояние выше, как и уровень лояльности к власти и активности на выборах [Мау, Кочеткова, Жаворонков, 1999, с. 76]

Некоторые исследователи подчеркивают важность рассмотрения вопроса о голосовании сельского населения, как специфическую особенность для изучения электорального поведения в России. Например, Л.В. Базаржапова рассмотрела тенденции политической активности сельского населения, аргументируя это тем, что в ходе изучение массового политического поведения электоральное поведение сельского населения отодвигается на второй план, в то время как сельское населения, являясь социальной группой российского общества, представляет собой существенную социальную базу [Базаржапова, 2006].

Исследователь делает акцент на высокой электоральной активности данной категории населения (65-68%) и значительно низкой вовлеченности жителей сельских местностей в деятельность образований и структур гражданского общества. Кроме того, отмечается высокий уровень лояльности сельского населения к власти, который выражается в отказе участвовать в акциях протеста (на основании опросов протестный потенциал сельского населения составил 25-30%, когда в реальных акциях протеста принял только 1,5% от жителей сел) [Там же.].

Следующий фактор – уровень жизни населения, выделяемый в российских исследованиях электорального поведения, который измеряется такими показателями как занятость населения и размер заработной платы. Данные показатели в значительной степени являются критериями для определения уровня жизни населения [Мау, Кочеткова, Жаворонков, 1999, с. 79].

О.В. Захаров указывает на прямое влияние уровня жизни избирателей на их электоральную активность и утверждает, что чем ниже данный уровень, тем, соответственно, будет ниже и явка на выборах. Он аргументирует то тем, что люди, неудовлетворенные своим финансовым положением, заинтересованы в участии в политической жизни государства и как следствие принимают активное участие в выборах. Однако Захаров не опровергает и возможность «неучастия» в голосовании избирателей, имеющих высокий доход [Захаров, 2012].

Приведенные работы российских ученых подчеркивают специфику изучения электорального поведения в России. Это позволяет сделать вывод, что в случае исследования поведения российского электората можно выделить два направления. Первое – вопрос явки или неявки на выборы. Когда как второе – рассмотрение политических предпочтений.

Стоит подчеркнуть, что выше представленные исследования проведены на результатах выборов федерального уровня и на конкретных региональных выборах. С этой точки зрения, не происходит объяснение электоральной активности на выборах депутатов представительных органов муниципальных районов.

Кроме того, мы можем сделать общие выводы о специфике электорального процесса в России, в частности, на территориях муниципальных образований. Во-первых, исследователи подчеркивают, что низкая явка на выборах депутатов представительных органов в муниципалитетах и городских округах характерная для выборов данного типа. Во-вторых, выявляется «разрыв» между сельским и городским населением, который проявляется через такие факторы как, например, размер заработной платы и образование. В-третьих, самыми активными избирателями являются люди пенсионного возраста, в то время как трудоспособное население предпочитает игнорировать выборы. Кроме того, ученые акцентируют внимание на половой принадлежности избирателя как особого, специфического фактора, влияющего на явку на выборах в России,  поскольку наблюдается преобладание женского населения над числом мужчин.

Основываясь на специфике электоральной, демографической и социально-экономической статистике по муниципальным районам и городским округам, следует изначально обозначить факторы, которые не могут быть рассмотрены в нашей работе. Таким образом, принимая во внимание основные выводы зарубежных и российских исследований, мы не имеем возможности определить уровень образования  и этническую принадлежность населения. Это объясняется тем, что выявить уровень образования населения и этническую принадлежность того или иного избирателя на уровне муниципальных районов и городских округов крайне сложно в том плане, что отсутствуют статистические данные, которые бы отражали общую картину.

Проанализировав логику проведения предыдущих исследований, в которых представлены мотивы голосования, с учетом специфики российского случая, следует выделить некоторые  факторы, оказывающие влияние на политическое участие населения России.

Первый фактор – пол, аргументируемый тем, что исследователи подчеркивают значительную разницу между голосованием женщин и мужчин. Например, американцы Лазерсфельд и Берельсон и российский исследователь Айвазова. В США более активными на выборах являются мужчины, в то время как в России большую часть электората представляют представительницы женского пола. Кроме того, особо подчеркивается и вводится понятие «женский электорат», в котором женщины ввиду своей дисциплинированности, выработанной сразу после получения избирательных прав, и зависимости от государства, которая понимается в содействии в воспитании детей (детские сады, школы, больницы), образуют значительный кластер активных избирателей. В то время как мужчины, полагающиеся на свои силы, не интересуются политикой.

Следующий фактор – лояльность избирателей. Употребляя слово лояльность в данном контекста, мы исходим из предположения, что более лояльными к власти, а следовательно и активно участвующими в выборах гражданами, являются лица, находящиеся под «защитой» государства. Данный фактор можно представить в качестве таких переменных как трудоспособное население и пенсионеры (старше трудоспособного возраста), место проживания, в котором следует выделить сельское и городское населения. Исследователи подчеркивают, что возраст и территория проживания играют огромную значимость в проявлении лояльности к тому или иному кандидату или партии. Трудоспособное население отличается безразличием к политическим процессам, в частности, к избирательным кампаниям, когда как представители пенсионного возраста стремятся удовлетворить свои интересы и составляют значительную часть активного электората. К вопросу о месте проживания – сельское население отличается лояльностью к власти и тем действиям, которые она совершает. Для них выборы способ демонстрации согласия с проводимой политикой, в то время как городское население голосует значительно реже и неохотнее.

Третий фактор – экономическое благосостояние, которое связано с численностью работников организаций и среднемесячной заработной платой. Согласно приведенным в теоретической части исследованиям, люди с высоким уровнем жизни, чаще оказываются лояльными к власти, и, следовательно, принимают активное участие в политической жизни страны, в том числе, являются активным электоратом.

На основании выделенных факторов, которые, по нашему предположению, оказывают влияние на явку, мы может выдвинуть несколько гипотез. Данные гипотезы, возможно касающиеся электорального поведения избирателей на выборах депутатов представительных органов и городских округов и которые в дальнейшем будут проверены путем регрессионного анализа и построения моделей.

Основные гипотезы:

  1. Уровень активности избирателей связан с гендерной принадлежностью;
  2. Активность избирателей связана с лояльностью электората;
  3. Экономическое благосостояние населения связано с их активностью избирателей.

Данные выводы сделаны, основываясь на результатах исследований, где главными методы выступали опросы, которые были посвящены выборам в органы государственной власти и не уделяли внимания на выборы на уровне местного самоуправления, а именно выборы в муниципальных районах и городских округах. Впрочем, некоторые исследователи отмечают, что электоральная активность избирателей на региональных и федеральных выборах могут не совпадать с наблюдаемой явкой на местном уровне [Шевченко, 2000, с. 122].

ГЛАВА 2. Факторы влияния на электоральную активность

Выборы на уровне таких административно-территориальных единиц, как муниципальные районы и городские округа, относятся к местному самоуправлению и регламентируются федеральным законом №131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации [N 131-ФЗ]. По данным Росстата на 1 января 2015 года в состав Российской Федерации входит 22923 муниципальных образований, среди которых 1823 муниципальных района и 535 городских округов [СайтФедеральной службы государственной статистики].

В данной главе представлены результаты обработки ианализа электоральных и статистических данных, которые имеют отношение к выборам депутатов представительных органов муниципальных районов и городских округов.

За единицу анализа были взяты данные по 150 выборам депутатов представительных органов муниципальных образований Российской Федерации, которые проходили с 2010 по 2015 год. За данный период в муниципалитетах и городских округах было проведено 2664 избирательные кампании. Методом простой случайной выборки, были отобраны 150 единиц, по которым и были собраны и проанализированы данные. Под единицей анализа в данном контексте понимается «это элементарная, единичная часть объекта исследования». [Крыштановский, 2006, с. 10].

Переменная – признак или показатель, который характеризует одно свойство единицы измерения. Важным принципом переменной считается то, что для каждой единицы анализа она обладает неким определенным значением, но «не все единицы анализа  имеют одинаковое значение переменной» [Там же, с. 10].

Демографические и социально-экономические данные был «разбиты» на следующие переменные: электоральная активность, пол, возраст, место жительства, численность населения, уровень жизни населения.

Электоральная активность представлена таким предиктором как явка, который характеризуется числом бюллетеней, опущенных в стационарные и переносные ящики избирателями. Пол избирателя представлен двумя предикторами – женщины и мужчины. Переменную «возраст» представляют такие два показателя как «трудоспособный возраст» и «старше трудоспособного возраста». Предикторы, определяющие переменную «место жительство», представлены числом жителей в сельских населенных пунктах и городов. Численность населения, которая непосредственно влияет на процент явки на выборах, включает в себя такие переменные как естественный прирост или убыль населения, общий коэффициент естественного прироста или убыли, а также миграционный прирост или убыль. Уровень жизни, исходя из результатов исследований, относящихся к изучению электорального поведения, измеряется показателями среднесписочная численность работников организаций и среднемесячная заработная плата работников организаций.

Рассмотрение и анализ этих факторов необходимо для того, чтобы проверить, влияют ли перечисленные социально-экономические факторы на зависимую переменную в нашем исследовании, т.е. электоральную активность. Исходя из этого, формируются следующие гипотезы, которые в дальнейшем должны быть подвергнуты проверке:

  1. Уровень активности избирателей связан с гендерной принадлежностью;
  2. Активность избирателей связана с лояльностью электората;
  3. Экономическое благосостояние населения связано с их активностью избирателей.

Таблица №1. Описательные статистики переменных.

N

Минимум

Максимум

Среднее значение

Стандартное отклонения

Явка

150

0,16

0,96

0,5106

0,19237

Женщины

150

0,00

0,61

0,5062

0,09061

Мужчины

150

0,00

0,56

0,4582

0,08250

Естественный прирост (убыль)

150

-0,02

0,02

-0,0021

0,00543

Общий коэффициент прироста (убыли)

150

0,00

0,00

-0,0001

0,00058

Миграционный прирост (убыль)

150

-0,04

0,07

-0,0028

0,01431

Среднесписочная численность работников организаций

150

0,04

0,67

0,1975

0,08338

Среднемесячная заработная плата работников организаций

150

0,00

66902,5

19019,02

9029,63

Старше трудоспособного возраста

150

0,00

0,57

0,2281

0,07869

Трудоспособный возраст

150

0,00

0,67

0,5395

0,14175

Городское население

150

0,00

1,00

0,4401

0,37895

Сельское население

150

0,00

1,00

0,5595

0,37855

N валидных (по списку)

150

Как уже отмечалось, зависимой переменной в нашем исследовании является явка на выборах депутатов представительных органов муниципальных районов и городских округов. В свою очередь, предикторами являются следующие переменные, которые входят в критерии гендерного разрыва, лояльности и экономического благосостояния:

  1. пол (женщины, мужчины);
  2. возраст (трудоспособное население и пенсионеры); место проживания (городское и сельское население).
  3. среднесписочная численность работников организаций и среднемесячная заработная плата; естественный прирост или убыль населения и общий коэффициент естественного прироста, миграционный прирост или убыль.

Описательные статистики – это набор вычисляемых показателей, которые характеризуют распределение значений переменных [Дорогонько, 2010, с. 24].

Из данных, представленных в таблице №1, мы видим, что минимальный процент явки избирателей на выборах депутатов представительных органов муниципальных образований в период с 2010 по 2015 год составил 16%, в то время как максимальная отметка этой же переменной составила 96%.

Максимальный процент числа женщин больше, чем процент мужчин. Этот вывод также подтверждает среднее значение. Предикторы объединены «естественный прирост/убыль», «общий коэффициент естественного прироста/убыли» и «миграционный прирост/убыль» отрицательным средним значением, что свидетельствует об уменьшении численности населения и оттока граждан из населенных пунктов.

Максимальное число работников организаций составляет 67%, что является хорошим показателем для уровня жизни населения. Минимальное значение – 4%, может быть объяснено тем, что в случайную выборку попали районы и городские округа, которые изначально не рассматривались как похожие, и, следовательно, имеют разную численность населения. В среднем, в 150 муниципальных образованиях работниками организаций является почти 20% населения.

Продолжая рассмотрение уровня жизни населения, стоит отметить, что максимальная заработная плата, которая выплачивается работникам организаций, составляет около 67 тысяч рублей, что также является неплохим показателем. Однако если обратить внимание на среднее значение, которое равно19019,02 рублей, то с учетом числа членов среднестатистической семьи (2,6 человека на 2010) [Число и состав домохозяйств], этот показатель сложно назвать удовлетворительным для достойного уровня жизни, основываясь на установленной норме прожиточного минимума.

В категории «возраст» преобладающим числом обладают люди трудоспособного возраста (средний процент пенсионеров в случайно отобранных районах составляет 22%, а процент лиц старше 18 и моложе пенсионного возраста в среднем равен 54%).

Переходя от возраста к месту проживания, очевидно, что в среднем число сельского населения (56%) преобладает над численностью жителей городов (44%).

Отдельного внимания требует такая мера разброса как стандартное отклонение, которое делает возможным задать диапазон разброса отдельных переменных. Удвоенное стандартное отклонение, т.е. ширина, которой оно равно, включает в себя 67% всех значений выборки (учитывая нормальное распределение переменных), удвоенное – 95%, а утроенное стандартное отклонение – почти 99%.

Регрессионный анализ позволяет выявить не только наличие связи между критериальной переменной и предикторами, но и определить вид этой связи.

Первый этап проведения регрессионного анализа – построение линейной регрессии, которая подтверждает или отрицает наличие связи между такой переменной как явка и социально-экономическими факторами. Следовательно, второй этап заключается в проверке полученных данных.

В ходе проведения регрессионного анализа выделенных переменных особое внимание уделяется коэффициенту регрессии и его значимости (на уровне доверия 0,05), который характеризует значимость влияния одного предиктора на зависимую переменную, т.е. явку.

Таблица №2. Результаты пошагового проведения регрессионного анализа.

№1

№2

№3

№4

№5

№6

№7

№8

№9

№10

Женщины

1,408 (0,048)

1,420 (0,043)

1,448 (0,037)

1,413 (0,040)

1,454 (0,031)

1,106 (0,077)

0,747 (0,110)

0,722 (0,120)

-

-

Мужчины

1,313 (0,141)

1,313 (0,139)

1,329 (0,133)

1,197 (0,142)

1,124 (0,161)

-

-

-

-

-

Старше трудоспособного возраста

-1,907 (0,014)

-1,918 (0,012)

-1,943

(0,011)

-1,852 (0,010)

-1,866 (0,009)

-1,193 (0,022)

-0,845 (0,010)

-0,641 (0,017)

-0,484 (0,061)

-

Трудоспособный возраст

-1,117 (0,117)

-1,126 (0,110)

-1,137 (0,105)

-1,026 (0,109)

-1,023 (0,105)

-0,360 (0,386)

-

-

-

-

Городское население

1,120 (0,708)

1,149 (0,698)

-

-

-

-

-

-

-

-

Сельское население

1,267 (0,672)

1,294 (0,663)

0,143 (0,006)

0,144 (0,005)

0,140 (0,005)

0,175 (0,000)

0,178 (0,000)

0,170 (0,000)

0,165 (0,000)

0,176 (0,000)

Естественный прирост (убыль), человек

-11,894 (0,054)

-11,945 (0,051)

-12,117 (0,047)

-11,637 (0,050)

-8,186 (0,084)

-4,384 (0,259)

-3,036 (0,392)

-

-

-

Общий коэффициент

45,906 (0,303)

46,334 (0,294)

46,408 (0,292)

43,463 (0,314)

-

-

-

-

-

-

Миграционный прирост/убыль

0,527 (0,672)

0,523 (0,673)

0,485 (0,694)

-

-

-

-

-

-

-

Среднесписочная численность работников

0,028 (0,916)

-

-

-

-

-

-

-

-

-

Среднемесячная заработная плата

-0,005 (0,025)

-0,005 (0,019)

-0,005 (0,015)

-0,005 (0,16)

-0,004 (0,017)

-0,004 (0,036)

-0,004 (0,029)

-0,004 (0,010)

-0,004 (0,019)

-0,004

(0,027)

Значимость

0,000

0,000

0,000

0,000

0,000

0,000

0,000

0,000

0,000

0,000

R2

0,259

0,259

0,258

0,257

0,250

0,239

0,234

0,221

0,198

0,179

Полученные результаты, представленные в таблице №2, позволяют рассмотреть, какие предикторы влияют на зависимую переменную. Для получения данных, которые отображены в таблице, проводится пошаговый регрессионный анализ. Основной идеей пошагового исключения является изменение влияния независимой переменной на критерий при появлении других независимых переменных [Наследов, 2011, с. 257]. Таким образом, мы наблюдаем исключение тех предикторов, которые незначимы для переменной «явка» и, следовательно, никаких образом не оказывают на нее влияние.

В ходе поэтапного исключения предикторов, мы получаем 10 моделей, которые являются значимыми и имеют различные коэффициенты. Однако, в нашем случае, особое внимание привлекает значимость того или иного регрессора.

Модель №1. В данной модели представлены коэффициенты регрессий и значимость предикторов по отношению к зависимой переменной – явке. Основываясь на полученных данных, следует исключить такой фактор как среднесписочная численность работников организаций с коэффициентом регрессии 0,028, поскольку его значимость составляет 0,916 (значимость не должна быль больше 0,05).

Модель №2. Действуя по аналогии построения предыдущей модели, исключается переменная «среднесписочная численность работников организаций», и проводится регрессионный анализ по оставшимся переменным. Менее значимой является переменная «городское население» с коэффициентом 1,149, значимость которого равна 0,698.

Модель №3. На основании данной модели, самым незначимым предиктором для переменной «явка» является миграционный прирост или убыль. Коэффициент регрессии данного показателя равен 0,485 при уровне значимости 0,694.

Модель№4. В случае данной модели, делаем вывод, что также незначимым предиктором для зависимой переменной является общий коэффициент естественного прироста (убыли) с коэффициентом 43,463 (на уровне значимости 0,314).

Модель №5. Следующей переменной, не влияющей на явку, является доля мужчин с коэффициентом 1,124, уровень значимости которого составляет 0,161.

Модель №6. Незначимой также является переменная «трудоспособный возраст», коэффициент которой равен – 0,360, а уровень значимости – 0,386.

Модель №7. Основываясь на регрессионном анализе оставшихся переменных, в данной модели самой незначимой является переменная «естественный прирост или убыль населения», коэффициент которой равен -3,036 на уровне значимости 0,392.

Модель №8. Переменной, не оказывающей влияние на явку на этом шаге регрессионного анализа, можно считать долю женщин, поскольку коэффициент регрессии равен 0,722  на уровне значимости 0,120.

Модель №9. Основываясь на коэффициенте регрессии -0,484 (на уровне значимости 0,061), следующим исключаемым предиктором является населения старше трудоспособного возраста.

Модель №10. В результате, мы получаем модель, в который особо значимыми для явки на выборах депутатов представительных органов муниципальных образований являются такие факторы как доля сельского населения и среднемесячная заработная плата работников организации.

Ниже будет представлена регрессионная статистика, которая подтверждает, что такие предикторы как «сельское население» и «среднемесячная заработная плата» являются значимыми и оказывающие влияние на зависимую переменную.

Таблица №3 отображает значения коэффициента регрессии (R), коэффициент детерминации (R-квадрат), скорректированный R-квадрат и стандартную ошибку оценки.

Таблица №3. Сводная таблица для модели.

Модель

R

R-квадрат

Скорректированный R-квадрат

Стандартная ошибка оценки

1

0,423

0,179

0,168

0,17581

Таблица №4. Дисперсионный анализ модели.

Модель

Сумма квадратов

ст.св.

Средний квадрат

F

Знач.

Регрессия

Остаток

Всего

0,979

4,482

5,461

2

148

150

0,489

0,031

15,835

0,000

Таблица №5.Коэффициенты переменных «Сельское население» и «Среднемесячная заработная плата работников организаций»

Модель

Нестандартизованные коэффициенты

Стандартизованные коэффициенты

т

Знач.

B

Стандартная Ошибка

Бета

1

(Константа)

0,481

0,045

10,586

0,000

Сельское население

0,176

0,040

0,345

4,436

0,000

Среднемесячная заработная плата работников организаций

-0,004

0,002

-0,174

-2,238

0,027

Коэффициент регрессии, равный 0,423, показывает связь предикторов с критериями. Коэффициент детерминации позволяет сделать вывод о том, что объяснительная сила данной модели составляет почти 18%.

ЗначениеR-квадрат часто бывает завышенным, в то время как скорректированный R-квадрат ближе к реальной величине. В нашем исследовании разница междуR2и скорректированнымR2почти 2%, что также подтверждает слабую степень точности описания модели.

В таблице №4 представлены результаты дисперсионного анализа, который позволяет оценить достоверность представленной модели по уровню значимости критерия Фишера. Согласно данным, значимость критерия меньше, чем 0,05, следовательно, это говорить о ее достоверности.

Результаты регрессионного анализа (или, другими словами, анализа нестандартизированных коэффициентов), представленные в таблице №5,  анализа нестандартизированных коэффициентов позволяют получить уравнение регрессии, которое имеет следующий вид:

Y = 0,481+ 0,176x1– 0,004x2+ Ɛ,

где:  0,481 – константа;

Y – зависимая переменная;

x1,x2– независимые переменные;

Ɛ – случайные ошибки.

Полученные результаты в таблице №5 и уравнении можно проинтерпретировать следующим образом:

  1. при увеличении доли голосующего на выборах сельского населения на 1 единицу, уровень явки повышается на 1,7%;
  2. с увеличением среднемесячной заработной платы на 1 единицу, уровень явки будет снижаться на 4%.

Второй этап проведения регрессионного анализа состоит из проверки допущений. В основании всех статистических анализов лежат допущения, например, нормальность, нормально распределенная ошибка, гомоскедастичность и т.д. Нарушение этих допущений может стать причиной снижения надежности полученных результатов в ходе анализа данных и скажется на неправильности интерпретации. Для того, чтобы избежать подобных ситуаций, следует провести следующие проверки:

  1. проверка на нормальность переменных;
  2. проверка модели на гетероскедастичность;
  3. проверка переменных на мультиколлинеарность.

Самым простым способом доказательства нормальности используемых переменных является построение гистограммы стандартизированных остатков, представленной на примере гистограмме №1. Гистограмма необходима для анализа и точности данных, по которым были выявлены получившиеся модели.

Мы видим, получившаяся гистограмма практически полностью совпадает с нормальной кривой распределения, но положение пика на гистограмме свидетельствует о том, что процесс нецентрирован, что говорит о возможных выбросах в данных. Однако учитывая, что выборка представлена значительным числом предикторов и что большая часть данных находится близко к линии регрессии, то можно полагаться на достоверность представленной гистограммы, т.е. на надежность выбранных данных.

Следующим способом проверки надежности полученной модели является равенство дисперсии распределения остатков или гетероскедастичность. Под гетероскедастичностью понимается неоднородность дисперсий нестандартизированных остатков.

На примере графика №2 представлена проверка модели на гетероскедастичность. В качестве зависимой переменной выступают нестандартизованные значения регрессионных остатков, в то время как независимой является процент сельского населения.

Получившийся график можно интерпретировать следующим образом. Разброс наблюдений на всем диапазоне является одинаковым. Данный факт означает, что стандартные ошибки коэффициентов регрессии тоже будут совпадать. Также дисперсии оценок параметров не рассчитываются со смешением. Этот факт позволяет говорить о невозможности смещении итогов анализа по отношению, как минимум, к данным. Следовательно, это свидетельствует об однородности остатков и подтверждает надежность используемых данных.

Гистограмма №1. Гистограмма стандартизированных остатков

Данное наблюдение свидетельствует о противоположном явлении гетероскедастичности – гомоскедастичности, т.е. о нормальном характере дисперсии распределения остатков. Таким образом, численность сельского населения является самостоятельной переменной, которая оказывает влияние на такую переменную как явка.

Следуя логике исследования, подобная процедура проверки модели на гетероскедастичность проводится и для предиктора «среднемесячная заработная плата работников организаций». В качестве зависимой переменной также выступают нестандартизованные значения регрессионных остатков, независимой на этот раз является размер среднемесячной заработной платы.

График №1. Проверка модели на гомоскедастичность (сельское население).

График №2 практически аналогичен графику №1. Кроме того, данный график показывает, что модель также гомоскедастична, и, следовательно, и не подтверждает наличие некой пропущенной переменной, которая не вошла в наше исследование. Это также подтверждает, что такой предиктор как «среднемесячная заработная плата работников организации» является самостоятельной переменной и его не следует рассматривать вместе с другими переменными, к примеру, с показателями места жительства или полом.

Следующим важнейшим пунктом при работе с множественной регрессии является проверка на мультиколлинеарность.

Мультиколлинеарность – высокий уровень корреляции между независимыми переменными, который вызывает технические трудности, влекущие за собой неточности в оценивании значения переменных и даже невозможность выявления влияния той или иной переменной [Фёрстер, Рёнц, 1983, с. 214].

График №2. Проверка модели на гомоскедастичность (Среднемесячная заработная плата работников организаций).

Мультиколлинеарность является очевидной, в нескольких случаях. Во-первых, коэффициент регрессии является отрицательным. Во-вторых, регрессионный коэффициент значительно меняется при увеличении или уменьшении выборки. Кроме того, подозрительным для модели является отсутствие значимости у коэффициентов регрессии. И, наконец, регрессионный коэффициент не является значимым, когда теоретически он влияет на зависимую переменную.

Для полного подтверждения того, что модель не имеет мультиколлинеарности между переменными, необходимо проверить их на наличие корреляции.

Результаты проведения корреляционного анализа (таблица №6) подтверждают, что между предикторами «сельское население» и «среднемесячная заработная плата» существует слабая связь (находится близко к значению 0) и отрицательная (коэффициент корреляции Пирсона равен -0,251).

Таблица №6. Корреляционный анализ.

Сельское население

Среднемесячная заработная плата работников организаций

Сельское население

Корреляция Пирсона

1

-0,251**

Знач. (двухсторонняя)

0,002

N

150

150

Среднемесячная заработная плата работников организаций

Корреляция Пирсона

-0,251**

1

Знач. (двухсторонняя)

0,002

N

150

150

**. Корреляция значима на уровне 0,01 (двухсторонняя).

Подводя итог, следует отметить, что проведение регрессионного анализа на основании электоральных и статистических данных по случайно отобранным муниципальным районам и городским округам, показывает, что значимыми переменные, оказывающими влияние на переменную «электоральная активность», являются предикторы «сельское население» и «среднемесячная заработная плата». Также в ходе регрессионного выявлено влияние каждого из предикторов и получены ответы на вопрос – как зависит процент явки на выборах от доли сельского населения и размера заработной платы. Таким образом, увеличение доли сельского населения, принимающего участие в голосовании, на 1 единицу, влечет повышение явки почти на 0,2%. Однако обратная ситуация наблюдается с другим предиктором – среднемесячной заработной платы работников организаций. В этом случае, увеличение размера среднемесячной заработной платы на 1 единицу не приводит к росту электоральной активности, напротив, процент явки снижается на 0,004%.

Коэффициент детерминации, отражающий меру качества полученной в ходе анализа регрессионной модели, которая описывает связь между зависимой переменной и независимыми переменными, составил 0,179. Это показывает, что только примерно 18% отобранных данных, включенных в модель, могут объяснить зависимую переменную, в нашем случае, явку.

Однако  проведенные проверки модели на надежность (допущения) показали, что выбранные данные являются показательными и могут быть взяты в расчет для объяснения зависимой переменной. Построенная гистограмма остатков (отклонений наблюдаемых от ожидаемых значений), не отображает значительные выбросы и свидетельствует о хорошем согласовании с нормальным распределением. Проведенная проверка на наличии гетероскедастичности в модели показала, что модель является гомоскедастичной, т.е. подтверждается однородность и надежность используемых данных. Кроме того, проверка на мультиколлинеарность подтвердила предполагаемое отсутствие линейной связи между независимыми переменными.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

На основании исследований, объясняющей через социологический подход электоральное поведение избирателей, были выделены факторы, которые оказывают влияние на поведение избирателей, в их числе пол, лояльность электората и экономическое благосостояние населения.

Такой фактор как пол избирателя позволяет выявить различия между голосованием женщин и мужчин на местном уровне. Голосование граждан разных возрастов и мест проживания также различается не только между собой, но и на разных уровнях проведения избирательных кампаний. Экономическое благосостояние дает представление о том, в каком положении находится общество и есть ли возможность влияния избирателей на государство и наоборот.

Полученные факторы позволяют выделить следующие гипотезы изучения электоральной активности избирателей в муниципальных районах и городских округах:

  1. Уровень активности избирателей связан с гендерной принадлежностью;

Исследования демонстрируют, что женщины проявляют больше политического участия, в основном, во время избирательных кампаний по сравнению с мужчинами ввиду своей дисциплинированностью и заинтересованностью в поддержке власти.

  1. Активность избирателей связана с лояльностью электората;

Под понятием лояльность, в контексте нашего исследования, мы понимаем понимание «зависимости» от государства, выраженные в социальных выплатах (пенсии, стипендии), создании свободных рабочих мест в городах и селах, финансировании тех или иных проектов, проводимых на территории муниципального района или городского округа.

  1. Экономическое благосостояние населения связано с их активностью избирателей.

В данном контексте экономическое благосостояние электората, определяемое занятостью и размером заработной платы. Кроме того, численность населения (в частности, например, прирост населения и миграционные потоки) также являются показателем уровня жизни граждан. Согласно исследованиям, чем выше уровень благосостояния, тем более активное политическое участие проявляет население.

Исходя из цели нашего исследования, которая заключается в построении модели электорального поведения избирателей на выборах депутатов представительных органов и городских округов, проводится пошаговый регрессионный анализ по выявленным факторам, каждый из которых включает в себя несколько предикторов.

Проведение регрессионного и корреляционного анализа на основании электоральных и статистических данных по случайно отобранным муниципальным районам и городским округам, позволило нам выявить показатели, которые оказывают непосредственное влияние на процент явки на выборах местного уровня. Особо значимое влияние на процент явки на данном уровне выборов оказывает процент сельского населения и размер среднемесячной заработной платы.

Кроме того, мы пришли к выводу, что увеличение доли сельского населения на 1 единицу, принимающего участие в выборах, влечет за собой хоть и незначительное, но повышение явки почти на 0,2%. Однако увеличение среднемесячной заработной платы работников организаций 1 единицу не приводит к росту электоральной активности, напротив, процент явки снижается на 0,004%.

Коэффициент детерминации, отражающий меру качества полученной в ходе анализа регрессионной модели, которая описывает связь между зависимой переменной и независимыми переменными, составил 0,179. Другими словами, только примерно 18% отобранных данных, включенных в модель, объясняют процент явки.

Однако  проведенные проверки модели на надежность (допущения) показали, что выбранные данные являются показательными и могут быть взяты в расчет для объяснения зависимой переменной.

Таким образом, не отвергаются гипотезы о влиянии на активность избирателей со стороны таких факторов как лояльность и экономическое благосостояние.

Исходя из этого, получается, что сельское население заинтересовано в представительстве своих интересов на уровне муниципальных образований и, следовательно, активно голосует на выборах. В этом случае наблюдается прямая связь.

Обратная связь наблюдается в случае экономического благосостояния. Влияние экономической составляющей на электоральную активность, свидетельствует о том, что с увеличением размера заработной платы среди избирателей наблюдается спад электоральной активности на выборах в муниципальных районах и городских округах, в то время как в регионах наблюдается обратная тенденция.

Кроме того, было опровергнута гипотеза о связи пола с показателями электоральной активности. Данный факт означает, что «женский электорат» не распространен на уровне местного самоуправления в отличие от выборов глав регион.

Исследование электорального поведения избирателей на примере выборов депутатов представительных органов муниципальных районах и городских округов показало, что электорат на данном территориальном уровне является в среднем активным и вовлеченным в политическую жизнь государства (среднее значение явки составляет 55%, на выборах губернаторов в среднем по стране 51%). Также очевидно, что полученные результаты во многом не совпадают с результатами приведенных исследований на региональных и федеральных выборах, что позволяет говорить о специфике выборов на местном уровне.

СПИСОК ИСТОЧНИКОВ

  1. Сайт Центральной избирательной комиссии Российской Федерации. URL:http://www.cikrf.ru/ [Электронный ресурс] (дата обращения: 29.04.2016).
  2. База данных показателей муниципальных образований / Сайт Федеральной службы государственной статистики[Электронный ресурс]URL:http://www.gks.ru/free_doc/new_site/bd_munst/munst.htm(дата обращения: 29.04.2016).

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Айвазова С.Г. Российские выборы: гендерное прочтение. М.: Консорциум женских неправительственных объединений; Институт социологии РАН, 2008.[Электронный ресурс]. URL: http://www.isras.ru/files/File/Publication/Aivazova_gender_election_ru.pdf (дата обращения: 18.05.2016).
  2. Базаржапова Л.Б.Политическая активность сельского населения в современной России: состояние, тенденции: автореф. дисс. … канд. соц. наук:23.00.02. – М., 2006.
  3. Бузин А.Ю. О возрастном составе избирателей [Электронный ресурс]. URL: http://www.votas.ru/vozrast.html (дата обращения: 29.04.2016).
  4. Голосов Г.В. Поведение избирателей в России: теоретические перспективы и результаты региональных выборов //Полис. М. 1997. № 4. С. 44-56.  URL: http://www.studfiles.ru/preview/3152499/(дата обращения: 21.05.2016).
  5. Голосов Г.В. Сравнительная политология. Издательство Европ. ун-та в С. – Петербурге. 2001. [Электронный ресурс]. URL: http://pavroz.ru/files/golosovcp.pdf (дата обращения: 21.05.2016).
  6. Гудина Ю. В. Активность российских избирателей: теоретические модели и практика // Полис. Политические исследования. 2003. № 1. С. 112.
  7. Дорогонько Е.В. Обработка и анализ социологических данных с помощью пакета SPSS: учебно-методическое пособие. – Сургут.: Изд. центр СурГУ, 2010. 60 с.
  8. Захаров А.В., Деан Ф. Экономические факторы в модели голосования: пример Нидерландов, Великобритании и Израиля // Прикладная эконометрика. 2009. №2. [Электронный ресурс]. URL: http://cyberleninka.ru/article/n/ekonomicheskie-faktory-v-modeli-golosovaniya-primer-niderlandov-velikobritanii-i-izrailya (дата обращения: 25.05.2016).
  9. Захаров О.В. Социальные механизмы воздействия на электоральное поведение:автореф. дисс. … канд. соц. наук: 22.00.08. ― М., 2012.
  10. Конституция Российской Федерации [принята всенародным голосованием 12.12.1993][Электронный ресурс]. URL:http://pravo.gov.ru/proxy/ips/?docbody=&nd=102027595 (дата обращения: 5.04.2016).
  11. Крыштановский А.О. Анализ социологических данных с помощью пакета SPSS: учеб. пособие для вузов. – М.: Изд. Дом ГУ ВШЭ, 2006. 281 с.
  12. Кынев А.В. Выборы и состояние гражданского общества в регионах России [Электронный ресурс]. URL: http://www.democracy.ru/article.php?id=983 (дата обращения: 29.04.2016).
  13. Кынев А.В. Итоги выборов-2014: единый день ритуального голосования [Электронный ресурс]. URL:  https://slon.ru/russia/kynev_vybory-1157457.xhtml (дата обращения: 17.05.2016)
  14. Любарев А.Е. Активность избирателей на федеральных, региональных и муниципальных выборах в Российской Федерации // Проблемы 1политики и общества. 2013. №8. [Электоронный ресурс]. URL: http://e-notabene.ru/pr/article_8778.html  (дата обращения: 21.05.2016).
  15. Мау В.А., Кочеткова О.В., Жаворонков С.В.Экономические факторы электорального поведения (Опыт России 1995-1996 годов) [Электронный ресурс]. URL: http://iep.ru/files/text/usaid/23-new.pdf (дата обращения: 23.05.2016).
  16. Морозова О.С. Абсентеизм как тип электорального поведения // Культура и образование. 2013. № 2 [Электронный ресурс]. URL: http://vestnik-rzi.ru/2013/10/1007  (дата обращения: 10.12.2013).
  17. Наследов А. Д. SPSS 19: профессиональный статистический анализ данных. Издательский дом «Питер», 2011 г. 400 с.
  18. Охременко И.В. Электоральное поведение: теория вопроса: Учеб. пособие: В 2 ч. Ч. 1. – Волгоград: Издательство ВолГУ, 2002. 52 с.
  19. Пашинян И.А. Контент-анализ как метод исследования: достоинства и ограничения [Электронный ресурс].URL:  http://cyberleninka.ru/article/n/kontent-analiz-kak-metod-issledovaniya-dostoinstva-i-ogranicheniya (дата обращения: 15.05.2016).
  20. Орешкин Д.Б, Козлов В.Н.Выборы и демография: конфликт статистик // Свободная мысль, № 4,2008, C. 55-64[Электронный ресурс]. URL: http://www.ebiblioteka.ru/browse/doc/17608322 (дата обращения: 18.05.2016).
  21. Политический процесс: основные аспекты и способы анализа: сборник учебных материалов / Под ред. Мелешкиной Е.Ю. М.: Издательство «Весь Мир», 2001. 304 с.
  22. Савченко С.М. Особенности электорального поведения граждан современной России // Вестник Адыгейского государственного университета. Регионоведение: философия, история, социология, юриспруденция, политология, культурология. 2012. №2. [Электронный ресурс] . URL: http://cyberleninka.ru/article/n/osobennosti-elektoralnogo-povedeniya-grazhdan-sovremennoy-rossii (дата обращения: 25.05.2016).
  23. Федеральный закон от 26 ноября 1996 г. N 138-ФЗ (ред. От 04.07.2014) «Об обеспечении конституционных прав граждан Российской Федерации избирать и быть избранными в органы местного самоуправления»[принят Гос. Думой 23 октября 1996 г. : одобр. Советом Федерации 26 ноября 1996 года] [Электронный ресурс]. URL:http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_12527/ (дата обращения: 26.05.2016).
  24. Федеральный закон от 06.10.2003 N 131-ФЗ (ред. от 15.02.2016) «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» [принят Гос. Думой 16 сентября 2003 г. : одобр. Советом Федерации 24 сентября 2003 г]. [Электронный ресурс]. URL:http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=LAW;n=194039(дата обращения: 26.05.2016).
  25. Фёрстер Э., Рёнц Б. Методы корреляционного и регрессионного анализа. Руководство для экономистов. перевод с нем. и предисловие В. М. Ивановой. М.: «Финансы и статистика», 1983 г. 304 с.
  26. Хамутовская С.В. Конкретно-социологический подход к изучению электорального поведения населения: сущность и особенности // Социологический альманах №2. 2011. [Электронный ресурс]. URL: http://cyberleninka.ru/article/n/konkretno-sotsiologicheskiy-podhod-k-izucheniyu-elektoralnogo-povedeniya-naseleniya-suschnost-i-osobennosti (дата обращения: 20.05.2016).
  27. Шевченко Ю.Д. Поведение избирателей в России: основные подходы // Политическая наука. 2000. №3. С. 112-129.
  28. Число и состав домохозяйств // об итогах Всероссийской переписи населения 2010 года. Сообщение Росстата[Электронный ресурс]. URL: http://demoscope.ru/weekly/2011/0491/perep01.php (дата обращения: 29.05.2016).
  29. Чуров В.Е.Материалы к лекции«Избирательная система России: история, уроки, современность, задачи». 2014[Электронный ресурс]. URL: http://www.cikrf.ru/news/relevant/2014/10/17/01.html (дата обращения: 29.05.2016).
  30. Яук Ю.К. Явка избирателей как характеристика электоральной активности // Культура и образование. 2014. № 5.  [Электронный ресурс]. URL: http://vestnik-rzi.ru/2014/05/1807 (дата обращения: 27.05.2014).
  31. Bartels L.M. The Study of Electoral Behavior // The Oxford Handbook of American Elections and Political Behavior.2010. [Электронный ресурс].URL:http://proxylibrary.hse.ru:2258/view/10.1093/oxfordhb/9780199235476.001.0001/oxfordhb-9780199235476-e-14?rskey=9uFjKY&result=2 (дата обращения: 15.05.2016).
  32. Berelson  R., Lazarsfeld P., McPhee W. Voting: A Study of Opinion Formation in a Presidential Campaign. Chicago: University of Chicago Press, 1954. 416 p.
  33. Bhatti Y., Hansen K.M. The effect of generation and age on turnout to the European Parliament – How turnout will continue to decline in the future // Electoral Studies 31.2012.P. 262–272. [Электронный ресурс].URL:http://www.kaspermhansen.eu/Work/ES_Bhatti&Hansen2012.pdf (дата обращения: 29.05.2016).
  34. Brody R., Page B. The Assessment of Policy Voting // American Political Science Review. 1972. Vol. 66. P. 450-458.
  35. Cairney P. Policy Concepts in 1000 Words: Context, Events, Structural and Socioeconomic Factors [Электронныйресурс]. URL:https://paulcairney.wordpress.com/tag/funnel-of-causality/ (дата обращения: 16.05.2016).
  36. Coldberg A. Discerning a Causal Pattern Among Data on Voting Behavior // American Political Science Review. 1966. Vol. 60. P. 913-922.
  37. Converse Ph., Campbell A., Miller W., Stokes D. Stability and Change in 1960: A Reinstating Election // American Political Science Review. 1961. Vol. 55. P. 269-280.
  38. Downs A. An Economic Theory of Political Action in a Democracy // Journal of Political Economy Vol. 65.135-150 P.[Электронный ресурс]. URL: http://www.jstor.org/stable/1827369 (дата обращения: 18.05.2016).
  39. Fiorina M.P. Economic Retrospective Voting in American National Elections: A Micro-Analysis // American Journal of Political Science. Vol. 22.No. 2. 1978.P. 426-443 [Электронный ресурс].URL:https://proxylibrary.hse.ru:2876/eds/pdfviewer/pdfviewer?vid=30&sid=060a5cb6-cd2c-4c31-9035-a733a57fd6fb%40sessionmgr4005&hid=4113 (дата обращения: 29.05.2016).
  40. Vavreck L. The Massage Matters: The Economy and Presidential CampaignsPrinceton, N.J.: Princeton University Press. 2010.[Электронный ресурс].URL:http://www.sscnet.ucla.edu/polisci/cpworkshop/papers/vavreck.pdf (дата обращения: 15.05.2016).
  41. Wang C.H. Gender differences in the effects of personality traits on voter turnout // Electoral Studies. Volume 34. 2014.P. 167–176. [Электронный ресурс].URL:http://proxylibrary.hse.ru:2052/science/article/pii/S0261379413001613 (дата обращения: 24.05.2016).




Похожие работы, которые могут быть Вам интерестны.

1. МАТЕРИАЛЬНЫЕ ЗАПАСЫ И ФАКТОРЫ ВЛИЯНИЯ НА УПРАВЛЕНИЕ ИМИ

2. Двигательная активность детей старшего дошкольного возраста

3. ИННОВАЦИОННАЯ АКТИВНОСТЬ И РАЗВИТИЕ ВЫСОКИХ ТЕХНОЛОГИЙ КАК СОСТАВЛЯЮЩАЯ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ РЕГИОНА

4. ВЕСЕННЯЯ АКУСТИЧЕСКАЯ АКТИВНОСТЬ И ИНДИВИДУАЛЬНАЯ ИЗМЕНЧИВОСТЬ ТЕРРИТОРИАЛЬНОГО КРИКА У САМЦОВ УШАСТОЙ СОВЫ (ASIOOTUSL.)

5. Результаты применения метода электроэнцефалографии для контроля действия пульсирующего светового потока на биоэлектрическую активность мозга

6. Влияния СМИ на общественное мнение. Анализ влияния спортивных публикаций на общественное мнение

7. Влияние растворов сульфатов меди (II) и кадмия на удельную активность каталазы проростков амаранта сорта Крепыш и щирицы обыкновенной (запрокинутой)

8. Ревматоидный артрит, серопозитивный, развернутая стадия, активность II, эрозивный (R стадия IIa)

9. Анализ влияния ковенантов на доходность облигаций

10. ИДЕНТИФИКАЦИЯ ФАКТОРОВ И ИХ ВЛИЯНИЯ НА ЭФФЕКТИВНОСТЬ СДЕЛКИ