Приобретение более тридцати процентов акций: проблемы законодательного регулирования и правоприменительной практики



Оглавление

Введение ……………………………………………………………………..

3

Глава 1. Становление и развитие института приобретения более тридцати процентов акций акционерного общества……………….......

1.1. Развитие института приобретения более тридцати процентов акций акционерного общества: сравнительно-правовой аспект……….

1.2. Законодательство, регулирующее институт приобретения более тридцати процентов акций общества…………………………………..

Глава 2. Приобретение более тридцати процентов акций: проблемы законодательного регулирования и правоприменительной практики……………………………………………………………………..

2.1. Проблемы законодательного регулирования защиты прав акционеров при приобретении более тридцати процентов акций……..

2.2. Проблемы правоприменительной практики по вопросу приобретения более тридцати процентов акций общества…………….

2.3. Тенденции по совершенствованию правового регулирования защиты прав акционеров при приобретении более тридцати процентов акций общества……………………………………………….

7

 7

19

26

26

 35

 59

Заключение …………………………………………………………………

68

Список источников и литературы ……………………………………...

73

Введение

Согласно данным, размещенным на сайте Федеральной налоговой службы РФ по состоянию на первое декабря 2015 года в Едином государственном реестре юридических лиц зарегистрировано 127 208 акционерных обществ.

Акционерные общества, как публичные, так и непубличные имеют разветвленную сложную структуру органов управления, и, как правило, большое количество акционеров. Успех осуществления деятельности акционерного общества зависит не только от возможности органов управления осуществлять слаженную и бесконфликтную деятельность, от прозрачности информации о деятельности общества, но и от того, на сколько гарантированы права акционеров.

Нарушения прав акционеров могут возникнуть на любом этапе деятельности акционерного общества, например, при принятии решений о составе органов управления или нарушении права в доступе на информацию о деятельности общества. Наиболее актуальным представляется защита прав акционеров при приобретении более тридцати процентов акций акционерного общества. В такой ситуации могут нарушаться как права лица, которое осуществляет покупку более тридцати процентов акций, так и миноритарных акционеров. Глава 11. 1 ГК РФ была введена в Гражданский кодекс в 2006 году с целью защиты прав акционеров, в частности, благодаря институту обязательного предложения, согласно которому акционеры могли решить остаться им в обществе, в котором появился контролирующий акционер или покинуть общество посредством продажи акций такому акционеру, получив при этом соответствующую выкупную цену.

Указанные новеллы законодательства подтвердили то, насколько сконцентрированы акционерные капиталы российских компаний в руках одного акционера или небольшого количества акционеров. И хотя в литературе неоднократно указывается на недоработки этих положений Федерального закона «Об акционерных обществах», а многие акционеры на практике сталкивались со случаями, например, того, что их права нарушаются при осуществлении процедуры направления обязательного предложения. Что же касается акционеров, которые обладают крупными пакетами акций, их права также могут быть нарушены при приобретении более тридцати процентов акций общества. В результате того, что в законодательстве были предприняты попытки защиты прав миноритарных акционеров, существует риск злоупотребления их своими правами, тем самым ограничивая возможность реализации акционером своего права, который намерен приобрести более тридцати процентов акций общества.

В связи с указанными доводами, представляется, что институт защиты прав акционеров при приобретении более тридцати процентов акций общества требует изучения, а также совершенствования.

В части научной разработанности темы исследования необходимо назвать такого автора как С.В. Гомцян, который исследовал  институт приобретения более тридцати процентов акций общества в рамках проблемы поглощения акционерных обществ. Кроме этого, А.П. Шихвердиев, А.Н. Усачев обратили внимание, что проблемы института приобретения более тридцати процентов акций общества могут стать переходным этапом к дальнейшему поглощению общества. Также следует отметить, что А.А. Бегаева, М.А. Рогалева, Д.В. Бурачевский в своих исследованиях проанализировали судебную практику разрешения споров, связанных с направлением обязательного и добровольного предложения. А.А.  Глушецкий, Ф.А. Махмутов, А.Е. Молотников исследуют проблемы аффилированности лиц при приобретении крупных пакетов акций. А.В. Ерофеев, Ю.Б. Шевела, А.Е. Попов, О.А. Терновая, А.В. Корольков, А.В. Бычков также обращались к проблеме защиты прав акционеров.

Объектом исследования являются корпоративные отношения, складывающиеся в процессе приобретения более тридцати процентов акций общества.

Предметом исследования являются правовые способы защиты прав акционеров при приобретении более тридцати процентов акций общества.

Целью работы является исследование способов защиты прав акционеров при приобретении более тридцати процентов акций.

Исходя из указанной цели можно сформулировать следующие задачи:

- проанализировать становление и развитие института приобретения более тридцати процентов акций акционерного общества;

- определить проблемы законодательного регулирования защиты прав акционеров при приобретении более тридцати процентов акций;

- определить проблемы правоприменительной практики по вопросу защиты прав акционеров при приобретении более тридцати процентов акций;

-  выявить тенденции по совершенствованию правового регулирования защиты прав акционеров при приобретении более тридцати процентов акций общества.

В работе применяются следующие общенаучные методы:

В работе применяются специальные методы, среди них можно выделить следующие:

Предложенные в ходе исследования выводы будут иметь практическую значимость для определения основных проблем защиты прав акционеров при приобретении более тридцати процентов акций общества в России, а также для совершенствования законодательства в части внесения изменений в главуXI.1 Федерального закона «Об акционерных обществах» для усиления гарантий защиты прав акционеров.

В ходе исследования будут сформулированы конкретные предложения совершенствования правового регулирования защиты прав акционеров при приобретении более тридцати процентов акций общества.

Работа состоит из введения, главы один, состоящей из двух параграфов, главы два, состоящей из трех параграфов, заключения, списка источников и литературы.

Глава 1. Становление и развитиеинститута приобретения более тридцати процентов акций акционерного общества.

1.1. Развитие института приобретения более тридцати процентов акций акционерного общества: сравнительно-правовой аспект.

Наиболее раннее регулирование процессов «слияния» и «поглощения» возникло в Англии в 1920-е годы вместе с волной слияний и поглощений. На тот момент слияния и поглощения в Англии были дружественными и осуществлялись по договоренности. Основной пик недружественных поглощений возник в Англии только в 1950-е годы и спровоцировал быстрое развитие законодательства и судебной практики, которые могли урегулировать отношения по слиянию и поглощению в рамках правового поля. В частности, в 1959 году была предпринята попытка создания Кодекса делового оборота по инициативе Банка Англии. Данный документ был призван регулировать отношения по «слиянию» и «поглощению». В то же время была создана Инструкция о слияниях и поглощениях, которая стала одним из первых актов, регулирующих процессы «слияния» и «поглощения» в Англии. В 1967 году Ассоциация эмиссионных домов создала рабочую группу по разработке проекта Кодекса Сити, вступившего в силу в 1968 г [Кокорин, 2012, с. 98].

Институт обязательного предложения в современной форме берет свое начало в 1972 г. Первоначальная редакция Кодекса Сити 1972 г. содержала только положения о поглощениях. В 1976 году в силу вступила новая редакция Кодекса Сити, которая регулировала ситуации, связанные с приобретением более тридцати процентов акций компании или с владением таким количеством акций в совокупности. Так, "в случае если компания-цель владеет акциями другой компании, которые в совокупности с акциями такой другой компании, которыми владеет оферент, дают оференту владение более тридцати процентами или, если оферент уже владеет более тридцати процентами, и увеличивает владение более чем на 2 процента, то Комитет по поглощениям и слияниям обычно не требует направления предложения согласно правилу 34. Однако предложение будет необходимо сделать в случае, если акции другой компании составляют существенную часть активов компании-цели, или в случае, если основной целью приобретения компании-цели являлось приобретение пакета акций другой компании, которым владела компания-цель" [CityCodeonTakeoversandMergersof 1976]. Необходимо отметить, что приобретение более тридцати процентов акций рассматривается отдельно от прямого поглощения, кроме того законодатель устанавливает иной подход, в частности, устанавливает количественный критерий, критерий цели и существенности. Содержание двух последний названных критериев в Кодексе Сити 1976 года не раскрывалось.

В 1985 году вступила в силу новая редакция Кодекса Сити, в которой критерий цели понимался как случай, когда "одной из основных целей приобретения контроля над первой компанией являлось получение контроля над второй компанией" [Там же].

В 1985 году в новой редакции Кодекса Сити существенному изменению подвергнут количественный критерий. Он стал двухуровневым. Таким образом приобретатель должен получить статутный контроль. Под статутным контролем понимается владение более чем пятьюдесятью процентами голосующих акций или иных акций, дающих возможность определять решения компании. В 2002 году количественный критерий был изменен со статутного владения, на владение более пятьюдесятью процентами голосующих акций. Также в редакции Кодекса Сити 2002 года был раскрыт критерий существенности. Существенной считалась относительная стоимость активов и прибыли соответствующей компании в размере пятидесяти процентов и более [Бендилюк, Яцишин, 2012].

Последние предложения о внесении в Кодекс Сити изменений были направлены на повышение защиты прав акционеров второй компании путем усиления требования о необходимости делать обязательное предложение. Серьезные возражения вызвало снижение стоимостного порога с пятидесяти до тридцати процентов.

Комитет по поглощениям учитывал то, что снижение стоимостного порога приведет к увеличению случаев обязательного предложения, что может привести к снижению стоимости акций первой компании, пришел к выводу о том, что стоимостной порог уменьшать не имеет смысла. Изначально такое предложение было внесено для защиты прав акционеров второй компании в случае завуалированного приобретения контроля над ней.

Предложение об изменении критерия цели и учета рыночной стоимости оценки компании при определении критерия существенности были закреплены законодательно [Алехина, 2012].

В России указанный институт появился сравнительно недавно. Статья 80 Федерального закона «Об акционерных обществах» в редакцииФедерального закона от 07.08.2001 N 120-ФЗ, устанавливала лишь общие правила приобретения крупных пакетов акций. В частности, указанной статьей предусматривалось наличие обязательного предложения в случае, если лицо самостоятельно или во взаимодействии с аффилированными лицами намерено приобрести тридцать и более процентов акций общества. При этом статья 80 Федерального закона «Об акционерных обществах» применялась исключительно к акционерным обществам с количеством акционеров-владельцев обыкновенных акций более тысячи, с учетом количества акций, принадлежащих лицу, которое намерено приобрести тридцать и более процентов акций общества.

Таким образом, указанной статьей не регулировались аналогичные отношения, возникающие в акционерных обществах с количеством акционеров менее тысячи. Соответственно, акционеры таких обществ не были ничем защищены от недружественных поглощений их обществ, могли понести убытки, в результате размывания акций, которые принадлежали им [Никулина и др., 2013, с. 44].

По вопросу конституционности такого положения высказался Конституционный суд РФ в Определении от 06.12.2001 № 255-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы граждан Ежова Владимира Николаевича и Варзугиной Юлии Александровны на нарушение их конституционных прав статьей 80 Федерального закона "Об акционерных обществах"» [Щегельский, Филимонова, 2014].

В жалобе на не конституционность положений статьи 80 Федерального закона «Об акционерных обществах» граждане В.Н. Ежова, Ю.А. Варзугина обратили внимание Конституционного суда РФ на несоответствие статьи положениям Конституции РФ о равенстве всех перед законом и судом, содержащимся в статье 19 Конституции РФ. По мнению Конституционного суда РФ в равных условиях должны находится только те субъекты права, которые находятся в равном положении. В случае если субъекты права находятся в неравном положении, то, законодатель может предусмотреть для них различный правовой статус. Кроме того, Конституционный суд РФ обратил внимание на то, что статьей 80 Федерального закона «Об акционерных обществах» предусмотрен особый порядок для акционерных обществ с количеством акционеров более тысячи в связи с меньшей вероятностью того, что в таких обществах акционеры-владельцы минимальных пакетов акций смогут объединиться самостоятельно чтобы противостоять лицу, намеревающемуся приобрести более тридцати процентов акций. Такое регулирование не противоречит конституционному принципу равенства. Вместе с тем, статьей 80 Федерального закона «Об акционерных обществах» установлено, что акционерные общества с количеством акционеров менее одной тысячи могли предусмотреть аналогичные механизмы защиты своих прав в Уставе.

В 2006 году статья 80 Федерального закона «Об акционерных обществах» утратила силу. На смену указанной статье пришла глава, посвященная приобретению более тридцати процентов акций общества.

Пояснительная записка "К проекту Федерального закона "О внесении изменений в Федеральный закон "Об акционерных обществах" и некоторые другие законодательные акты Российской Федерации" содержит позицию законодателя о том, что в редакции статьи 80 Федерального закона «Об акционерных обществах» отсутствуют эффективные механизмы реализации требований об обязательном предложении. Кроме того, отсутствует регулирование прав и обязанностей приобретателей крупных пакетов акций, а также какие-либо ограничения действий общества по противодействию приобретения лицом крупного пакета акций. Редакция статьи 80 Федерального закона «Об акционерных обществах» содержала недостаточное регулирование положений о цене обязательного предложения, таким образом, акционеры не всегда могли рассчитывать на рыночную стоимость их акций.

В первую очередь законопроект был направлен на то, чтобы отказаться от отдельного регулирования акционерных обществ с числом акционеров более тысячи. Предлагалось распространить нормы закона на все акционерные общества.

Проектом определялись четыре процедуры:

- направление лицом, намеренным публично приобрести более тридцати процентов обыкновенных акций и привилегированных акций, предоставляющих право голоса открытого акционерного общества, добровольного предложения акционерам о продаже принадлежащих им акций;

- направление лицом, которое приобрело более тридцати процентов обыкновенных акций и привилегированных акций, предоставляющих право голоса, открытого акционерного общества, обязательного предложения акционерам, а также владельцам эмиссионных ценных бумаг, конвертируемых в такие акции, о продаже принадлежащих им ценных бумаг;

- выкуп лицом, которое приобрело более девяносто пяти процентов обыкновенных акций и привилегированных акций, предоставляющих право голоса, открытого акционерного общества, остальных акций и ценных бумаг, конвертируемых в акции, у владельцев этих ценных бумаг по их требованию;

- выкуп лицом, которое приобрело более девяносто пяти процентов обыкновенных акций и привилегированных акций, предоставляющих право голоса, открытого акционерного общества, остальных акций и ценных бумаг, конвертируемых в такие акции, у владельцев этих ценных бумаг по требованию этого лица.

Количество акций определялось с учетом акций, которые принадлежат лицу намеренному приобрести крупный пакет акций, а также его аффилированным лицам.

Проектом предлагалось внести изменения в Федеральный закон "О рынке ценных бумаг", связанные с установлением правил раскрытия информации в процессе приобретения контроля над обществом. Таким образом, была установлена обязанность общества, ценные бумаги которого публично обращаются на организованном рынке, раскрывать информацию о поступившем к нему добровольном или обязательном предложении, адресованном владельцам эмитированных им ценных бумаг.

Федеральным законом от 05.01.2006 N 7-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "Об акционерных обществах" и некоторые другие законодательные акты Российской Федерации" была признана утратившей силу ст. 80 Федерального закона «Об акционерных обществах», а также введена в действие глава XI.1, регулирующая приобретение более тридцати процентов акций открытого общества.

При разработке проекта Федерального закона "О внесении изменений в Федеральный закон "Об акционерных обществах" и некоторые другие законодательные акты Российской Федерации" были учтены международный опыт и законодательство других государств по данному вопросу. В частности, регламентирована процедура направления обязательного и добровольного предложения, внесены положения о конкурирующем положении, о выкупе акций, о государственном контроле за приобретением акций. Тем не менее часть проблем, не были решены вновь принятым законодательным актом.

Например, Гомцян С.В. обратил внимание на несколько аспектов, с помощью которых можно повлиять на приобретение корпоративного контроля общества.

Во-первых, определение порогового значения, то есть количества процентов, при приобретении которых покупатель обязан сделать обязательное предложение. Таким образом, чем выше такой уровень, тем дешевле приобретение остальных акций для покупателя.

Во-вторых, определение цены предложения. Цена предложения определяет баланс интересов между акционерами-миноритариями и владельцами крупных пакетов акций. Автор выделяет два элемента, которые могут повлиять на защиту прав акционеров: порядок определения цены и количество времени, которое понадобится для расчета цены [Гомцян, 2009, с. 207].

Для порядка определения цены используются рыночные цены. Но, в связи с тем, что приобрести большой пакет акций на фондовых биржах практически невозможно, возможны варианты покупки акций посредством переговоров с акционерами. Поэтому существуют различные способы определения рыночной цены, например, средняя между рыночной ценой и ценой, уплаченной посредством переговоров.

Что касается отрезка времени необходимого для расчета цены предложения, можно обратить внимание на то, чем временной интервал больше, тем цена может оказаться менее актуальной. При этом слишком маленький отрезок времени может не позволить составить действительную цену продаваемых акций. В обоих случаях существует риск нарушения прав акционеров. Гомцян С.В. отмечает, что временной отрезок должен находится в балансе с показателями развитости фондового рынка в той или иной стране. Чем выше развит фондовый рынок, тем более короткий срок является предпочтительным [Гомцян, 2010, с. 11].

Также общепринятым является установление минимальной цены обязательного предложения. В частности, в Директиве ЕС 2004/25 указывается справедливая цена обязательного предложения, которая должна составлять наибольшую цену, уплаченную за аналогичные ценные бумаги оферентом или лицами, которые действую совместно с ним в сделках в течение срока, установленного странами-участницами, но не менее шести и не более двенадцати месяцев до даты направления обязательного предложения [Гомцян, 2009].

Но, в соответствии с абз. 2 § 4 ст. 5 Директивы ЕС 2004/25 страны-участницы могут уполномочивать свои надзорные органы корректировать цену обязательного предложения (и в сторону увеличения, и в сторону уменьшения).

С учетом предписания Директивы ЕС 2004/25, Кодекс Сити требует установления цены предложения не ниже наивысшей цены, уплаченной оферентом или любым другим лицом, действующим совместно с ним, за акции соответствующего класса в течение 12-месячного периода, предшествующего объявлению предложения. При этом предложение должно содержать обязанность оплаты денежными средствами или предусмотреть альтернативу оплаты денежными средствами по меньшей мере равной стоимости. Комиссия по поглощениям обладает также правом снижения или увеличения наивысшей цены, учитывая ряд обстоятельств, например, в целях спасения компании, испытывающей временные трудности. Более короткий период определения цены предложения установлен в Германии. Согласно Закону о торговле ценными бумагами и поглощениях Германии 2002 г. цена акций в рамках предложения должна быть не ниже наибольшей цены, уплаченной за такие акции оферентом, лицами, действующими с ним совместно, или их дочерними предприятиями в течение 6 месяцев, предшествующих опубликованию предложения [Гетьман-Павлова и др., 2009].

В соответствии с правилом невмешательства ограничиваются полномочия членов советов директоров (исполнительных органов) на принятие ряда решений после направления в акционерное общество публичной оферты о приобретении акций и компетенция на принятие решения по этим вопросам передается акционерам, т.е. общему собранию акционеров. Важное значение при применении правила невмешательства имеет определение временных рамок, в течение которых правило применяется. Этот момент зависит от того, какой уровень раскрытия информации о публичном предложении является достаточным для активизации правила невмешательства. Если достаточно объявления лицом своего намерения сделать публичную оферту, без уточнения отдельных условий оферты, тогда покупатель имеет преимущества, поскольку он может ограничить действия компании-цели без взятия на себя каких-либо существенных обязательств. С другой стороны, если правило невмешательства начинает применяться после того, как все существенные условия были сформированы и опубликованы в оферте, временной отрезок между объявлением всех существенных условий и моментом, когда рынку стали известны планы о публичном поглощении, может оказаться достаточным для принятия советом директоров (исполнительным органом) защитных мер [Гетьман-Павлова, Левинская, 2010, с. 22].

Российское законодательство устанавливает максимально возможно поздний момент, с наступлением которого начинает применяться правило невмешательства - получение обществом публичной оферты.

В Германии и до принятия Директивы ЕС 2004/25, и после ее принятия (так как Директива ЕС 2004/25 предоставляет право странам-участницам не применять правило невмешательства) придерживаются несколько иного подхода, который имеет в своей основе правило невмешательства, но предоставляет правлению больше свободы при принятии защитных мер против публичных поглощений. С одной стороны, Закон о поглощениях 2002 г., как и в Великобритании, запрещает принятие защитных мер правлением без одобрения акционеров в период после опубликования решения о направлении публичной оферты до опубликования ее результатов, а с другой - предоставляет правлению (Vorstand) право принимать в течение указанного периода защитные меры по одобрению наблюдательного совета (Aufsichtsrat). Более того, законодатель предоставляет акционерам компании право заранее предоставлять правлению возможность принятия защитных мер после направления оферты. В предварительном разрешении должна быть точно указана каждая конкретная защитная мера, которая может быть принята правлением. Разрешение должно быть принято общим собранием акционеров большинством голосов в 75% и действует максимум в течение 18 месяцев. При этом перед применением защитных мер правление должно получить одобрение наблюдательного совета [Гомцян, 2010, с. 302].

Система раннего оповещения действует во многих развитых странах мира. В США раздел 13(d) Закона о торговле ценными бумагами 1934 г. устанавливает, что любое лицо после приобретения более 5% акций публичной компании обязано в течение 10 дней после такого приобретения сообщить об этом эмитенту ценных бумаг, всем фондовым биржам, на которых обращаются эти ценные бумаги, и Комиссии по ценным бумагам и биржам США [SecuritiesExchangeActof 1934]. В дополнение к этой информации покупатель обязан также сообщить причины приобретения акций и будущие планы или намерения в отношении корпорации, чьи акции были приобретены. В ЕС согласно ст. 89(1) Директивы 2001/34/EC лицо, которое приобретает или продает прямо или косвенно доли в публичных компаниях, и в результате этой сделки доля голосующих акций указанного лица достигает, превышает или падает ниже одного из пороговых значений в 10%, 20%, 1/3 50% и 2/3, обязано уведомить о размере принадлежащих ему голосующих прав с учетом результатов сделки компанию, чьи акции были приобретены, и компетентные органы стран-участниц. Уведомление должно быть направлено адресатам в течение 7 дней со дня, когда лицо узнало о покупке или продаже акций, или должно было узнать об этом [European Parliament and Council Directive 2001/34/EC of 28 May 2001]. При этом страны-участницы могут установить более строгие правила, чем те, которые установлены Директивой ЕС 2004/25, что часто имеет место на практике. Например, во Франции установлен 5% порог, а в случае не раскрытия информации собственник акций теряет на два года право голоса по акциям, превышающим пороговое значение. При приобретении больше 20% акций требуется также раскрытие информации о том, собирается ли лицо в течение последующих 12 месяцев продолжить скупку акций, установить контроль над компанией или требовать места в совете директоров [Berglöf,Burkart, 2003].

В Великобритании порог раскрытия установлен на уровне 3%. Более того, любое лицо, доля которого превышает этот уровень, обязано уведомить о любом изменении своей доли свыше одного процента. Аналогичное пороговое значение действует также в Германии [Гомцян, 2009].

Таким образом, вопрос о защите прав акционеров при приобретении более тридцати процентов акций организации был отчасти разрешен внесенными в 2006 году изменениями в Федеральный закон «Об акционерных обществах». В частности, законодательство стало единообразно регулировать отношения по приобретению более тридцати процентов акций общества акционерными обществами вне зависимости от численности акционеров. Кроме того, были внесены более детальные положения об обязательном и добровольном предложении. Статья 80 Федерального закона «Об акционерных обществах» лишь упоминала об обязанности направить обязательное предложение. Нормы, которые были внесены изменениями 2006 года, содержали детально проработанную процедуру заявления обязательного и добровольного предложения. Указанные нормы были частично заимствованы из аналогичных положений Кодекса Сити. Например, положение, касающееся установления рыночной цены акций, конкурирующего предложения. Также в 2006 году внесены положения об обязанности общества по раскрытию информации при поступлении обязательного или добровольного предложения. Кроме того, предусмотрены положения формировании цены обязательного предложения. Аналогичные предложения изначально содержались в Кодексе Сити, а также в Директиве ЕС.

При этом, внося изменения в Федеральный закон «Об акционерных обществах» законодатель стремился к наибольшей открытости и независимости проведения процедуры приобретения более тридцати процентов акций, тем самым защищая права акционеров.

При рассмотрении аналогичных институтов зарубежных стран, было выявлено наличие иных, дополнительных эффективно действующих механизмов защиты прав акционеров. Например, под раскрытием информации во Франции, Германии и Великобритании понимается не только сообщение о намерении купить определенный пакет акций, но и также последующее даже незначительное увеличение пакета акций. Таким образом, акционер, намеренный приобрести акции сверх порогового значения обязан сообщить о том, планирует ли он в дальнейшем скупать акции. В случае отказа раскрывать указанную информацию акционер несет ответственность в виде невозможности голосовать акциями выше порогового значения в течении двух лет.

1.2. Законодательство, регулирующее институт приобретения более тридцати процентов акций общества.

Знакомый российскому законодательству институт приобретения более тридцати процентов акций общества предстает в зарубежном законодательстве как часть процедуры слияния и поглощения. Например, в США законом предусмотрено также обязательное уведомление при покупке пакета акций свыше 5 % от размещенных акций. Такая обязанность по раскрытию информации существует не только у лица, намеревающегося приобрести акции, но и у совета директоров компании.

Отдельные штаты как правило разрабатывают противозахватные законы. Например, законодательство штата Пенсильвания предусматривает существенные ограничения голосования инвестора или группы лиц, которые приобрели 20 % и более акций поглощаемой компании. Кроме того, законом предусмотрена возможность компании подать иск в отношении лиц, владеющих 20% и более акций с целью лишить их права на краткосрочные инвестиции по приобретенным акциям [Рид, Лажу, 2007, с. 250].

Законодательство штата Делавэр позволяет защитить акционеров компании от недружественных поглощений путем запрета лицу, которое приобрело более 15 % акций компании, совершить поглощение компании в течение следующих трех лет.

Похожее положение содержится и в законодательстве штата Висконсин. Лицо, которое приобрело более 10 % акций компании должно получить согласие большинства акционеров или завершить процедуру только по прошествии трехлетнего срока [Бегаева, 2010, с. 152].

Законодательство РФ напрямую слияния и поглощения не регулирует. В России не существует законов, исключительно посвященных процедурам слияния и поглощения, какие присутствуют в английском праве, а также в праве США на федеральном уровне и уровне субъектов. Но, в России отдельно существуют нормы, направленные на регулирование института приобретения более тридцати процентов акций, принудительного выкупа акций, положения об отчуждении акций, о правах акционеров.

Федеральный закон от 26 декабря 1995 года № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» содержит положения об учреждении, реорганизации и ликвидации акционерных обществ, о порядке приобретения акций, в частности крупного пакета акций, правовое положение акционеров.

Федеральный закон от 26 июля 2006 года № 135-ФЗ «О защите конкуренции», согласно которому установлена необходимость осуществления процедуры уведомления или получения предварительного согласия антимонопольного органа на совершение определенных сделок с акциями или долями, имуществом организаций.

Глава 11.1 федерального закона «Об акционерных обществах» устанавливающая правила приобретения более 30 процентов акций открытого общества, близка по смыслу к положениям законов о «слиянии» и «поглощении» Англии и США.

Указанная глава содержит требования о случаях, когда возможно заявить добровольное и обязательное предложение, условия, которые оно должно содержать. Вместе с тем, законом предусмотрены отчасти положения по защите акционеров.

Также предусмотрен государственный контроль за приобретением акций общества. Такой контроль осуществляется Банком России.

Иных норм, кроме указанных в федеральном законе «Об акционерных обществах», норм, которые можно назвать начальными шагами по регулированию процессов «слияния» и «поглощения», в российском законодательстве не содержится.

Основной особенностью института приобретения более тридцати процентов акций в России является возможность направить акционером, желающим приобрести акции общества, на ряду с обязательным, добровольное предложение.

Положения о добровольном предложении закреплены в статьях 84.1, 84.3 Федерального закона «Об акционерных обществах».

Добровольное предложение представляет собой публичную оферту лица, намеренного приобрести более тридцати процентов акций общества с учетом акций, которые принадлежат такому лицу и его аффилированным лицам.

Добровольное предложение адресуется всем акционерам, и считается сделанным с момента поступления в общество.

При этом, добровольное предложение, в отличие от обязательного,  может быть направлено в любое время. Обязательное предложение должно быть направлено в течение 35 дней с момента внесения соответствующей приходной записи по лицевому счету.

В соответствии с абзацем 1 пункта 2.1, 2.5 Положения Банка России от 05.07.2015 N 477-П "О требованиях к порядку совершения отдельных действий в связи с приобретением более 30 процентов акций акционерного общества и об осуществлении государственного контроля за приобретением акций акционерного общества" добровольное предложение о приобретении ценных бумаг, обращающихся на организованных торгах, до направления его в общество представляется в Банк России. Такое предложение может быть направлено в общество по истечении 15 дней с момента его представления в Банк России, если регулирующий орган в этот срок не направил предписание о приведении данного предложения в соответствие с требованиями законодательства. Если добровольное предложение касается приобретения эмиссионных ценных бумаг, не обращающихся на организованных торгах, оно направляется в Банк России не позднее даты его направления в общество.

Добровольное предложение должно содержать данные о количестве приобретаемых акций. Представляется, что такое положение введено для защиты прав акционеров, чтобы у потенциального приобретателя акций не было возможности в одностороннем порядке отказаться от части акций, и приобрести меньшее их количество. При этом, в добровольном предложении возможно указать как минимальное количество приобретаемых акций, так и максимальное, например, не превышающее определенный указанный в предложении лимит.

Таким образом, исходя из положений о добровольном предложении, акционер может купить любое количество акций с ограничением только количеством, указанным в предложении. При направлении обязательного предложения напротив, акционер вынужден купить все акции, в отношении которых поступили заявления о их продаже.

Добровольное предложение должно содержать срок для его принятия, который не может быть менее 70 и более 90 дней с момента получения добровольного предложения акционерным обществом. Обязательное предложение содержит срок для его принятия не менее чем 70 и более чем 80 дней с момента получения предложения обществом.

Добровольное предложение должно содержать указанную цену или порядок ее определения. При этом, для определения цены, в отличие от обязательного предложения, не нужно обращаться к оценщику для определения рыночной стоимости акций или определять такую цену, которая не будет ниже средневзвешенной цены, определенной по результатам торгов организатора торговли на рынке ценных бумаг за шесть месяцев, предшествующих дате направления обязательного предложения. То есть лицо, направляющее добровольное предложение может указать любую цену или порядок ее определения.

В добровольном предложении также должна быть указана форма оплаты приобретаемых ценных бумаг. При этом, в обязательном порядке должна быть установлена возможность оплаты приобретаемых акций денежными средствами, а также может быть предусмотрена наравне с денежной формой оплата ценными бумагами. Стоит отметить, что аналогичное требование действует и для обязательного предложения, но с одним исключением – необходимо, чтобы ценные бумаги, используемые в качестве средства оплаты, были оценены. Стоимость таких ценных бумаг не должна быть ниже рыночной стоимости приобретаемых акций или ниже средневзвешенной цены, определенной по результатам торгов организатора торговли на рынке ценных бумаг за шесть месяцев, предшествующих дате направления обязательного предложения.

Общим требованием как для направления обязательного, так и для направления добровольного предложения является необходимость приложить  безотзывную банковскую гарантию с целью обеспечения исполнения обязательства.

Для требований о добровольном предложении предусмотрена необходимость раскрытия информации в части сообщения имени или наименования лица в чьих интересах действует приобретатель.

Существенной является возможность акционерам защитить свои права в судебном порядке при направлении добровольного предложения. В частности, на практике возникают ситуации, когда лицо, приобретшее акции после получения обществом добровольного предложения, не может принять его, так как не получало соответствующего предложения. В связи с этим указанное лицо может обратиться в суд с требованием приобрести акции в соответствии с добровольным предложением. На практике суды исходят из содержания абзаца 3 пункта 1 ст. 84.1 Закона об акционерных обществах, в соответствии с которыми добровольное предложение считается сделанным всем владельцам соответствующих ценных бумаг с момента его поступления в открытое общество [Гохан П.А., 2010, с. 309].

Положения о добровольном предложении устанавливают, что оферент не вправе приобретать акции, в отношении которых сделано добровольное предложение, на условиях, отличных от условий добровольного предложения, до истечения срока его принятия. Аналогичные положения существуют и для обязательного предложения.

В.И. Добровольский в своем исследовании поднимает вопрос о том, что в случае, если акционер в рамках действия добровольного предложения превышает тридцати процентный порог владения акциями, он обязан в течение 35 дней направить обязательное предложение в общество. По мнению автора в таком случае акционеры встают перед выбором между двумя разными предложениями [Добровольский, 2007].

С.В. Гомцян критикует такую точку зрения. По мнению автора, такое обязательное предложение начинает действовать только с момента истечения срока принятия добровольного предложения [Гомцян, 2010, с. 327].

Стоит согласиться с высказанным С.В. Гомцяном мнением по указанному вопросу. Законодательством установлены определенные сроки для акцепта направленной оферты, соответственно, каждое последующее направленное предложение должно рассматриваться только после того, как срок на принятие предыдущего предложения истек.

Некоторые авторы, например, Н.А. Шевченко [Шевченко, 2012, с. 10], С.В. Гомцян [Там же] указывают на то, что не смотря на все различия обязательного и добровольного предложений, на практике добровольное предложение составляется в соответствии с требованиями закона об обязательном предложении. Так происходит для того чтобы впоследствии избежать необходимости направления обязательного предложения или получить возможность осуществить на основании этого добровольного предложения выкуп акций у миноритарных акционеров.

Исходя из изложенного, возникает вопрос о том, с какой целью законодателем закреплены положения о добровольном предложении.

Законодательством не предусмотрен запрет на приобретение лицом акций у конкретного акционера, избежав процедуры направления добровольного предложения. При этом, с каждым акционером можно договориться без публичной оферты в зависимости от размера пакета акций, информированности о рыночной стоимости акций, материального положения сторон [Боталова, 2013, с. 80].

Но, не смотря на указанное выше, преимуществом лица, направившего добровольное предложение, будет являться то, что общество, получившее предложение, обязано разослать его всем акционерам. Кроме того, представляется, что, внося норму о добровольном предложении, законодатель стремился понудить потенциальных оферентов делать публичные предложения открыто, тем самым, защищая права акционеров. Таким образом, акционеры самостоятельно смогут отследить появление крупных акционеров в обществе [Марков, 2010, с. 60].

Таким образом, можно сделать вывод о том, что предусмотренные законодательства положения о добровольном и обязательном предложении отчасти повторяют друг друга. В частности, информация о приобретателе ценных бумаг, обязанность приложить к направляемому предложению безотзывную банковскую гарантию.

При этом, существуют и различия между добровольным и обязательным предложением.  Такие различия обусловлены сущностью направляемых предложений.

Добровольное предложение может быть направлено оферентом в любой момент, цена добровольного предложения определяется оферентом самостоятельно, как и количество приобретаемых акций, приобретаемые ценные бумаги могут быть оплачены как денежными средствами, так и иными ценными бумагами, в отношении которых не установлено обязательного требования о их оценке, срок принятия добровольного предложения не может быть менее 70 и более 90 дней с момента получения добровольного предложения акционерным обществом.

Глава 2. Приобретение более тридцати процентов акций: проблемы законодательного регулирования и правоприменительной практики

2.1. Проблемы законодательного регулирования защиты прав акционеров при приобретении более тридцати процентов акций

Заимствованные из зарубежных правопорядков нормы касающиеся приобретения более тридцати процентов акций общества отчасти позволяют защитить права акционеров, но некоторые проблемы указанными нормами в настоящий момент не разрешены.

Статья 84. 1 федерального закона «Об акционерных обществах» предусматривает порядок направления добровольного предложения о приобретении акций.

В соответствии с указанной нормой лицо, которое желает приобрести тридцать и более процентов акций, направляет в общество добровольное предложение о намерении приобрести все акции общества либо определенное количество акций. Для приобретения акций необходимо определить их выкупную цену. И в этом случае возникает возможность нарушения прав акционеров при занижении реальной стоимости акций. Акционеры, которые не участвуют в торгах, могут не знать рыночной стоимости своих акций, соответственно, продать акции по более низкой цене [Ерофеев, 2012, с. 45].

Пункт 4 статьи 84.2 федерального закона «Об акционерных обществах» устанавливает критерии определения цены, которую оферент должен указать в обязательном предложении. Так, в соответствии с указанным положением закона цена в обязательном предложении должна быть не ниже рыночной стоимости, а также максимальной цены акций, приобретенных оферентом или его аффилированными лицами за последние шесть месяцев до направления оферты. Аффилированные лица могут действовать в своем интересе, поэтому,  могут также влиять на цену обязательного предложения, а именно завысить ее в разы. Для этого, достаточно совершить несколько сделок в предыдущие шесть месяцев до направления обязательного предложения по более высокой цене. В данном случае, риск оказаться в неблагоприятном положении возникает у оферента. Положения закона не предусматривают возможности получить информацию о сделках, совершаемых аффилированными лицами с акциями общества и о ценах по таким акциям. Соответственно, оферент может узнать о том, что цена была завышена значительно позже направления обязательного предложения [Шихфердиев, Усачев, 2014].

Нормы, касающиеся обязательного предложения, в отличие от добровольного предложения, предусматривают обязанность лица сделать предложение ввиду приобретения им более тридцати, пятидесяти, семидесяти пяти процентов акций общества. Для акционеров затруднительным может оказаться выявление лица, обязанного сделать предложение, если он владеет указанным количеством акций совместно со своими аффилированными лицами [Шевела, 2014, с. 59].

Понятие аффилированных лиц не содержится в федеральном законе «Об акционерных обществах». Положения указанного закона отсылают к определению, которое закреплено в ст. 4 Закона РСФСР от 22.03.91 № 948-1 «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках». Таким образом под аффилированными лицами понимаются физические и юридические лица, способные оказывать влияние на деятельность юридических и (или) физических лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность. Такое определение аффилированных лиц направлено на недопущение доминирования и регулирования конкуренции на рынке, то есть подходит в первую очередь для узких целей административного регулирования, а не для регулирования корпоративных отношений. Но, в связи с отсутствием иного определения, правоприменители вынуждены пользоваться указанным определением.

Федеральных законом «Об акционерных обществах» закреплено, что в некоторых случаях действия лица, намеренного приобрести более тридцати процентов акций, могут повлиять на правовое положение его аффилированных лиц, также возможна и обратная ситуация. Таким образом, указанное правовое положение не вписывается в определение антимонопольного законодательства [Махмутов, 2014, с. 19].

В соответствии с частью 2 статьи 84. 2 федерального закона «Об акционерных обществах» приобретатель крупного пакета акций обязан указывать своих аффилированных лиц в обязательном предложении. При этом, закон не содержит случаев того, как акционеры могли бы определить, указал ли потенциальный приобретатель крупного пакета акций всех своих аффилированных лиц и кто ими является.

Аффилированные лица могут также оказаться в уязвимом положении. Пункт 6 статьи 84.2 федерального закона «Об акционерных обществах» устанавливает правило, что с момента приобретения более тридцати процентов акций общества и до момента направления обязательного предложения, лицо, намеренное приобрести крупный пакет акций и обязанное в связи с этим сделать публичную оферту, а также его аффилированные лица имеют право голоса только по акциям, число которых составляет тридцать процентов. Остальные акции не считаются голосующими и не учитываются при определении кворума.

Таким образом, аффилированные лица, не совершая никаких сделок с акциями, несут неблагоприятные последствия в виде признания части их акций не голосующими за действия другого лица. А значит, часть корпоративных прав, принадлежащих таким аффилированным лицам, являются утраченными. Однако, неблагоприятные последствия для аффилированных лиц могут возникнуть только в случае, если они владели более тридцати процентами акций общества. Такие положения закона могут привести к злоупотреблением со стороны лица, которое приобрело более тридцати процентов акций общества и не направило обязательного предложения. В таком случае, аффилированные лица лишаются своих корпоративных прав. Вместе с тем, правило, указанное в пункте 6 статьи 84.2 федерального закона «Об акционерных обществах», применяется только в части вновь приобретенных акций, превышающих пятьдесят и семьдесят пять процентов. Значит, в этом случае, действия другого лица не повлияют на аффилированных лиц, и они не потеряют свои корпоративные права. В указанных случаях, непонятна логика законодателя. В связи с чем в зависимости от принадлежащего лицам количества процентов акций в обществе, нарушаются или нет права акционеров, которые являются аффилированными лицами.

Аффилированность может быть использована и в случаях, когда акционер, намеренный приобрести крупный пакет акций общества, хочет избежать  направления обязательного предложения другим акционерам [Молотников, 2011, с. 10]. Такая ситуация возможна в связи с наличием в федеральном законе «Об акционерных обществах» нормы, касающейся случаев, когда обязательное предложение направлять не нужно. Часть 8 статьи 84.2 федерального закона «Об акционерных обществах» предусматривает изъятие из общего правила о направлении обязательного предложения в частности в случае передачи акций лицом своим аффилированным лицам, либо передаче акций лицу его аффилированными лицами. Таким образом, приобретатель может использовать свое аффилированное лицо или использовать лиц, аффилированных с конечным владельцем, как «посредников». Возможность осуществления такой схемы, очевидно направленной на действия в обход закона, определенно влияет на степень защищенности прав акционеров в обществе [Глушецкий, 2012].

Кроме того, в литературе упоминаются процедурные проблемы направления обязательного предложения. В частности, в статье 84.2 федерального закона «Об акционерных обществах» установлена необходимость использования банковской гарантии. В данном случае возникает несколько проблем.

В первую очередь, стоит оговориться, что законодатель предусматривает необходимость приложить банковскую гарантию к оферте, чтобы обеспечить обязательство по оплате акций. Соответственно, необходимо определить размер обязательства именно в момент направления обязательного предложения. Хотя, размер обязательства будет известен только по истечении срока, отведенного акционерам для принятия обязательного предложения. Кроме того, круг бенефициаров также не определен [Попов, 2012, с. 153].

Отчасти перечисленные выше проблемы разрешены внесенными в 2015 году изменениями в Гражданский кодекс РФ.

Новая редакция Гражданского кодекса РФ содержит положения о независимой гарантии, разновидностью которой является банковская гарантия. Независимая гарантия может выдаваться не только банками и иными кредитными организациями, но и коммерческими организациями. Указание в федеральном законе «Об акционерных обществах» не независимой гарантии, а банковской гарантии, говорит о том, что законодатель настаивает на том, чтобы обязательное предложение сопровождала именно банковская гарантия, то есть выданная непосредственно банком. Пункт 5 статьи 368 Гражданского кодекса РФ говорит о том, что правила о независимой гарантии применяются к случаям, когда обязательство представляет собой передачу акций. Тем самым законодатель подтверждает, что положения о независимой гарантии могут применятся при направлении обязательного и добровольного предложения.

Пункт 4 статьи 368 Гражданского кодекса РФ устанавливает, что независимая гарантия может содержать условие о возможности при наступлении определенных событий или определенного срока изменить сумму гарантии, то есть как уменьшить, так и увеличить.

Таким образом, в настоящий момент возможно предусмотреть в банковской гарантии условия, которые могут возникнуть до истечения срока, отведенного акционерам для принятия предложения, и повлиять на цену.

Но, проблема неопределенного круга бенефициаров новой редакцией положений Гражданского кодекса о независимой гарантии не решена.

Так, статья 368 Гражданского кодекса РФ императивно определяет содержание независимой гарантии. А именно независимая гарантия, а соответственно и банковская гарантия, должны содержать: дату выдачи, принципала, бенефициара, гаранта, основное обязательство, денежная сумма, подлежащая выплате или порядок ее определения, срок действия гарантии, обстоятельства, при наступлении которых сумма гарантии подлежит выплате.

Законодатель вводит конструкцию банковской гарантии,  сопровождающей предложение о покупке акций, с целью гарантировать оплату передаваемых в первую очередь акций [Корольков, 2012, с. 10].

При этом, банковская гарантия является дорогостоящим способом обеспечения обязательства, поэтому акционеры могут искать иные пути, в том числе и обхода положений о направлении обязательного предложения [Кузнецов, 2014, с. 17]. Банковская гарантия выдается под еще не возникшее обязательство, размер которого не определен [Алексеев, 2012].

Таким образом, представляется, что банковская гарантия не подходящий способ обеспечения обязательств.

Следующая проблема в первую очередь касается защиты прав миноритарных акционеров.

В случае неисполнения обязанности крупным акционером при приобретении более тридцати процентов акций направить обязательное предложение, федеральный закон «Об акционерных обществах» предусматривает ответственность, выраженную только в невозможности голосовать определенным количеством акций. Такая ответственность не всегда мотивирует приобретателей крупных пакетов акций в связи с тем, что соблюдение нормы закона оказывается дороже, сложнее и дольше, чем несение минимальной ответственности [Бычков, 2014, с. 12].

Акционеры нередко пытаются в судебном порядке понудить приобретателя крупного пакета акций направить обязательное предложение другим акционерам. Но, в связи с тем, что такой способ защиты не предусмотрен законодательством, акционерам в таких требованиях отказывают [Рогалева, 2014, с. 51].

Попытки внести норму о возможности понуждения к направлению обязательного предложения лица, которое приобрело более тридцати процентов акций, предпринимались неоднократно. В частности, проект Информационного письма президиума ВАС РФ «О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами главы Х1.1 Федерального закона «Об акционерных обществах» содержал аналогичное предложение. Но, проект не был принят.

В процессе реализации процедуры направления обязательного предложения акционеры также сталкиваются с несогласованностью законодательства Российской Федерации - акционерного, антимонопольного и банковского. Например, законодателем предусмотрено получение предварительного согласия антимонопольного органа или Банка России на приобретение крупного пакета акций, что значительно затрудняет реализацию акционером-приобретателем своей обязанности по направлению обязательного предложения как в части сроков, так и в части объема приобретаемого пакета акций [Шиткина, 2011, с. 15].

Кроме того, иностранный инвестор или лицо, находящееся под его контролем, вправе приобретать акции акционерного общества, имеющего стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства, только при наличии решения о предварительном согласовании таких сделок в соответствии с Федеральным законом от 29.04.2008 г. № 57-ФЗ «О порядке осуществления иностранных инвестиций в хозяйственные общества, имеющие стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства» [Еременко, 2014].

Несовершенство законодательного регулирования, а также несогласованность законодательных актов между собой влекут возникновение нарушений прав акционеров. В частности, появляется возможность нарушения прав акционеров при определении рыночной цены акций, а именно, положения закона устанавливают критерии определения цены, которую оферент должен указать в обязательном предложении. Таким образом, цена в обязательном предложении должна быть не ниже рыночной стоимости, а также максимальной цены акций, приобретенных оферентом или его аффилированными лицами за последние шесть месяцев до направления оферты. При этом, закон не предусматривают возможности получить информацию о сделках, совершаемых аффилированными лицами с акциями общества и о ценах по таким акциям. Соответственно, оферент может узнать о том, что цена была завышена значительно позже направления обязательного предложения. Кроме того, применение положений о банковской гарантии как обеспечительных мер при направлении обязательного предложения вызывает в литературе вопросы. Например, не разрешенным остается вопрос о неопределенном круге бенефициаров по такой банковской гарантии. Кроме того, банковская гарантия, которую необходимо приложить к предложению о покупке акций, выдается под еще не возникшее обязательство, размер которого не определен. Внесенные в 2015 году изменения в Гражданский кодекс РФ отчасти решили, возникающие противоречия, но не все. Основными причинами нарушения прав акционеров предположительно могут стать закрепленные в законодательстве нормы о минимальной ответственности акционеров за нарушения процедуры направления обязательного предложения. В частности, если акционер нарушает обязанность по направлению обязательного предложения, он и его аффилированные лица лишаются права голосовать тем количеством акций, которое превышает тридцать процентов.  Вместе с тем, в законодательстве отсутствует возможность понудить акционера к исполнению обязанности по направлению обязательного предложения в судебном порядке. При этом, в уязвимом положении могут находится не только акционеры, обладающие минимальным количеством акций (миноритарные акционеры), но и крупные акционеры, а также акционеры, которые являются аффилированными лицами акционера, обладателя крупного пакета акций. В частности, аффилированные лица могут пострадать при применении указанного выше правила о невозможности голосовать частью принадлежащих им акций. В результате этого, аффилированные лица не совершая никаких действий лишаются части своих корпоративных прав, например, голосовать всеми принадлежащими им акциями.

2.2. Проблемы правоприменительной практики по вопросу приобретения более тридцати процентов акций общества

Судебные решения, выносимые по результатам рассмотрения споров, возникающих при приобретении более тридцати процентов акций общества, являются отчасти проводником мнения законодателя на сложившиеся проблемы института. Кроме того, разрешая спор по существу суд приходит к определенным выводам, которые впоследствии могут стать толчком для совершенствования законодательства.

Для анализа судебной практики представляется необходимым рассмотреть решения арбитражных судов различных округов по спорным ситуациям, возникшим при приобретении более тридцати процентов акций общества. В рамках исследования проанализированы 327 судебных актов: решений, апелляционных определений и постановлений Арбитражных судов за период с 2011-2016 гг. Все судебные акты касались споров по положениям статей 84.1-84.5 Федерального закона «Об акционерных обществах».

В Постановлении Арбитражного суда Центрального округа [Постановление от 14.09.2015 № Ф10-3180/2015] рассмотрена значимая для данного исследования ситуация.

Суть спора заключается в следующем.

Общество с ограниченной ответственностью "МИРИАД РУС" (далее - ООО "МИРИАД РУС", истец) обратилось в арбитражный суд с иском к открытому акционерному обществу "Газпром газораспределение Воронеж" (далее - ОАО "Газпром газораспределение Воронеж", ответчик) о признании недействительным решения годового общего собрания акционеров ОАО "Газпром газораспределение Воронеж" от 18.06.2014 г.

Решением Арбитражного суда Воронежской области от 20.03.2015 г. (с учетом определения об исправлении опечатки от 20.03.2015 г.) исковые требования удовлетворены частично. Суд признал недействительным решение годового общего собрания акционеров ОАО "Газпром газораспределение Воронеж" от 18.06.2014 г. в части вопроса повестки дня N 9 об утверждении устава ОАО "Газпром газораспределение Воронеж" в новой редакции. В удовлетворении остальной части иска судом отказано.

Постановлением Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 16.06.2015 решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Ссылаясь на незаконность и необоснованность принятых судебных актов, открытое акционерное общество "Газпром газораспределение Воронеж", общество с ограниченной ответственностью "МИРИАД РУС", открытое акционерное общество "ГАЗПРОМ" обратилось в суд округа с кассационной жалобой, в которой просили состоявшиеся судебные акты отменить, принять новый судебный акт. Суд кассационной инстанции не нашел оснований для отмены обжалуемых судебных актов в связи со следующим.

Как следует из материалов дела, 18.06.2014 г. состоялось годовое общее собрание акционеров ОАО "Газпром газораспределение Воронеж", оформленное протоколом от N 1 от 18.06.2014 г., на котором приняты решения по 17 вопросам повестки дня из 18 вопросов.

На указанном собрании акционеры общества - ОАО "ГАЗПРОМ" и его аффилированное лицо ОАО "Газпром газораспределение" голосовали 75,5019% акций общества, что подтверждается протоколом общего собрания акционеров и не отрицается участвующими в деле лицами. Выпиской из реестра акционеров ОАО "Газпром газораспределение Воронеж" подтверждается, что ООО "МИРИАД РУС" является акционером ОАО "Газпром газораспределение Воронеж", в частности истцу принадлежит 100 акций ответчика.

В обоснование заявленного иска о признании недействительными решений, принятых на годовом общем собрании акционеров ОАО "Газпром газораспределение Воронеж" 18.06.2014 г., истец ссылался на то обстоятельство, что принятие оспариваемых решений осуществлено с нарушением требований к кворуму собрания. По мнению истца, ОАО "ГАЗПРОМ" и его аффилированное лицо ОАО "Газпром газораспределение" должны были голосовать в совокупности тридцатью процентами акций, а остальные акции не должны были участвовать в голосовании и, соответственно, учитываться при определении кворума. По мнению суда кассационной инстанции, суд обоснованно пришел к выводу о том, что обременение, касающиеся обязанности акционеров - держателей более тридцати процентов акций акционерных обществ, и предусматривающее их обязанность сделать другим акционерам предложение о выкупе акций, существовало и на момент приобретения ОАО "Газпром газораспределение" 50,002% акций ОАО "Газпром газораспределение Воронеж".

Суд кассационной инстанции также указал в Постановлении, что из смысла п. 6 ст. 84.2 закона "Об акционерных обществах" следует, что норма запрещающая голосовать акциями, превышающими тридцати процентный порог, не представляет собой нового обременения права собственности акционера на акции, которое существовало на момент ее введения и, соответственно, не регулирует отношения, возникшие до ее введения, поскольку указанная норма не предусматривает имущественных обременений в случае неисполнения акционером, которому принадлежит более тридцати процентов акций общества, обязанности по направлению предложения о выкупе акций у других акционеров. Правовое регулирование данной нормы представляет собой ограничение права голосовать на собрании акционеров, которое возникнет в будущем, после ее принятия. Соответственно, указанное ограничение представляет собой способ правового регулирования правоотношений, которые возникнут в будущем.

Правовое регулирование п. 7 ст. 84.2 Федерального закона "Об акционерных обществах" не заменяет, а следует за правовым регулированием п. 6 ст. 84.2 настоящего Федерального закона. Таким образом, при приобретении акционером первоначально более тридцати акций акционерного общества, независимо от размера приобретенного пакета акций, в отношении такого акционера действует тридцати процентное ограничение при голосовании на собрании акционеров до направления предложения о выкупе акций у других акционеров. При этом положения п. 6 ст. 84.2 Федерального закона "Об акционерных обществах" подлежат применению независимо от количества приобретенных акций, превышающих порог в тридцать процентов. В последующем, если количество первоначально приобретенных акций не превышало пятидесяти процентов или семидесяти пяти процентов, и акционер сделал другим акционерам предложение о выкупе их акций, то установленные п. 7 ст. 84.2 Федерального закона "Об акционерных обществах" ограничения для участия в голосовании будут применяться в случае приобретения акционером дополнительно пакета акций, превышающего пятьдесят процентов и семьдесят пять процентов всех акций, соответственно.

Иное толкование поименованных выше правовых норм, приведет к необоснованному ограничению сферы правового регулирования одной нормы, за счет увеличения сферы правового регулирования другой нормы.

Из указанного следует, что акции, превышающие тридцати процентный порог, не являются голосующими и не могут учитываться при определении кворума, кворум надлежит определять без учета указанных акций.

Таким образом, названное ограничение будет действовать только после вступления в силу вне зависимости от срока приобретения пакета акций, который превышает тридцать процентов акций.

Кроме того, судебная практика вносит определенные уточнения в понимание положений закона «Об акционерных обществах».

В частности, в Постановлении Арбитражного суда Уральского округа [Постановление от 04.06.2015 № Ф09-3469/15] уточняется момент возникновения обязанности направить обязательное предложение.

Суть спора заключается в том, что ОАО "Газпром" обратилось в Арбитражный суд Свердловской области с заявлением к Управлению Службы по защите прав потребителей финансовых услуг и миноритарных акционеров в Уральском федеральном округе Центрального банка Российской Федерации о признании недействительным предписания от 26.05.2014 N с 59-8-3-1/14417.

Решением суда от 26.10.2014 в удовлетворении заявленных требований отказано. Постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 16.02.2015 решение суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе общество "Газпром" просило указанные судебные акты отменить и принять новый судебный акт об удовлетворении заявленных требований. По мнению заявителя жалобы, оспариваемое предписание вынесено в нарушение Федерального закона от 10.07.2002 N 86-ФЗ "О Центральном банке Российской Федерации", управление не вправе выдавать предписания о понуждении направить обязательное предложение о выкупе акций, поскольку в случае нарушения обязанности по направлению акционерам обязательного предложения о выкупе акций права акционеров не нарушаются.

Заявитель жалобы отмечал, что общество "Газпром" и общество "Роснефтегаз" являются аффилированными лицами, что освобождает заявителя от обязанности направлять оферту о выкупе акций в силу п. 8 ст. 84.2 Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ "Об акционерных обществах" (далее - Федеральный закон "Об акционерных обществах"). Заявляя данный довод, общество "Газпром" ссылается на ст. 4 Закона РСФСР от 22.03.1991 N 948-1 "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках".

Общество "Газпром" также считало, что у него отсутствовала обязанность по направлению обязательного предложения в отношении ценных бумаг обществу "Тюменоблгаз", поскольку это лицо не отвечает признакам публичного акционерного общества, указанным в п. 1 ст. 66.3 Гражданского кодекса Российской Федерации. Суд отказал в удовлетворении требования о признании недействительным предписания об устранении нарушения требований законодательства Российской Федерации об акционерных обществах путем направления в порядке, предусмотренном пунктом 1 статьи 84.2, пунктом 2 статьи 84.9 Закона N 208-ФЗ, акционерам обязательного предложения о приобретении у них акций. При этом суд указал, что из положений пункта 1 статьи 84.2 Закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ следует, что возникновение спорной обязанности связывается не только с моментом фактического приобретения акций (зачисления их на лицевой счет), но и с моментом, когда это лицо узнало или должно было узнать о том, что оно самостоятельно или совместно с его аффилированными лицами владеет определенным количеством таких акций.

Судебная практика также придерживается положений закона и не расширяет позицию законодателя о возможности защиты прав акционера определенным образом.

Так, в Постановлении Арбитражного суда Московского округа от 22.05.2015 N Ф05-5669/2015 по делу N А40-132281/14-22-1117 указано, что Емельянов А.В. обратился в Арбитражный суд города Москвы с иском к ОАО "Газпром" об обязании выкупить принадлежащие Емельянову А.В. на праве собственности обыкновенные акции ОАО "Газпром газораспределение Калуга" в количестве 200 шт. за 8 135 415 руб. 30 коп., исходя из стоимости 40 677 руб. 08 коп. за одну акцию.

Решением от 17 ноября 2014 года Арбитражного суда города Москвы по делу N А40-132281/14-22-1117, оставленным без изменения постановлением от 16 февраля 2015 года Девятого арбитражного апелляционного суда, в удовлетворении заявленных исковых требований было отказано.

По делу N А40-132281/14-22-1117 поступила кассационная жалоба от истца (Емельянова А.В.), в которой он просит отменить решение суда первой инстанции, постановление суда апелляционной инстанции и направить дело на новое рассмотрение. В обоснование кассационной жалобы истец указывает на то, что, по его мнению, суды первой и апелляционной инстанций не в полном объеме исследовали все имеющиеся в деле доказательства, не установили фактические обстоятельства, имеющие значение для принятия законных судебных актов, неправильно применили нормы материального права и нарушили нормы процессуального права, что выводы, содержащиеся в обжалуемых судебных актах, не соответствуют фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам.

Суд отказал в удовлетворении требования об обязании выкупить принадлежащие на праве собственности обыкновенные акции, указав, что в качестве правового последствия неисполнения обязанности направить обязательное предложение в соответствии с положениями статьи 84.2 Закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ лицом, которое приобрело более 30, 50 и 75 процентов общего количества акций открытого общества, Закон N 208-ФЗ предусматривает ограничение количества акций, которыми такое лицо и его аффилированные лица вправе голосовать до даты направления обязательного предложения (пункты 6 и 7 статьи 84.2 Закона N 208-ФЗ). Кроме того, КоАП РФ предусмотрена административная ответственность в виде штрафа за нарушение лицом, которое приобрело более 30 процентов акций открытого акционерного общества, правил их приобретения. Иных последствий неисполнения обязанности, закрепленной в пункте 1 статьи 84.2 Закона N 208-ФЗ, в том числе возможности предъявления акционером требования об обязании ответчика направить обязательное предложение либо выкупить принадлежащие истцу акции на определенных условиях, действующее законодательство не предусматривает.

Аналогичная позиция содержится в Постановлении Девятого арбитражного апелляционного суда [Постановление от 28.04.2015 № 09АП-13882/2015], в Постановлении Арбитражного суда Московского округа [Постановление от 06.08.2014 № Ф05-7573/2014].

Суд, отказывая в удовлетворении требований акционера к ОАО об обязании выкупить акции, указал, что в силу пункта 1 статьи 84.2 Закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ возможности предъявления акционером требования об обязании ответчика направить обязательное предложение либо выкупить принадлежащие истцу акции на определенных условиях действующее законодательство не предусматривает.

Императивно установленное законом ограничение количества акций, которыми уклоняющееся от направления обязательного предложения лицо и его аффилированные лица вправе голосовать до даты направления такого обязательного предложения, непосредственно направлено на защиту прав миноритарных акционеров.

Также в судебной практике отмечается необходимость того, чтобы аффилированность лиц возникла на момент передачи акций.

В Постановлении Арбитражного суда Дальневосточного округа [Постановление от 26.01.2015 № Ф03-5961/2014] указано, что открытое акционерное общество "Газпром" обратилось в Арбитражный суд Приморского края с заявлением о признании недействительным предписания Межрегионального управления службы Банка Российской Федерации по финансовым рынкам в Дальневосточном федеральном округе от 19.02.2014 N 20-14-МА-05/653.

Решением от 17.07.2014, оставленным без изменения постановлением Пятого арбитражного апелляционного суда от 08.10.2014, в удовлетворении заявленного требования отказано.

Не согласившись с решением и постановлением апелляционного суда, ОАО "Газпром" обратилось с кассационной жалобой (с учетом дополнительных пояснений), в которой просит их отменить и принять по делу новый судебный акт об удовлетворении заявленных требований.

В обоснование кассационной жалобы заявитель приводит, в том числе следующие доводы: Банк России не вправе выносить предписание, предметом которого является обязанность направить обязательное предложение акционерам о выкупе акций, поскольку права указанных акционеров не нарушены; Банком России пропущен срок для вынесения предписания; в числе представленных документов отсутствует обязательное разрешение на проведение проверки, по результатам которой было вынесено предписание; на дату приобретения акций ОАО "Газпром" (покупатель) и ОАО "РОСНЕФТЕГАЗ" (продавец) являлись аффилированными лицами, что в силу пункта 8 статьи 84.2 Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ "Об акционерных обществах" (далее - Закон об акционерных обществах) освобождает Газпром от обязанности по направлению обязательного предложения; поскольку открытое акционерное общество "Биробиджаноблгаз" (далее - ОАО "Биробиджаноблгаз") является непубличным акционерным обществом, то в соответствии с пунктом 3 Письма Банка России от 01.12.2014 N 06-52/9527, в отношении его акций не может быть направлено обязательное предложение о выкупе.

ОАО "РОСНЕФТЕГАЗ" в отзыве на кассационную жалобу, его представитель в судебном заседании, не согласились с доводами заявителя относительно аффилированности ОАО "Газпром" и ОАО "РОСНЕФТЕГАЗ", сославшись на то, что указанные организации не могут составлять одну группу лиц и выступать единым хозяйствующим субъектом.

Как установлено арбитражными судами из материалов дела, в Межрегиональное управление Службы Банка России по финансовым рынкам в Дальневосточном федеральном округе (далее - МУ СБР в ДФО) поступило обращение относительно нарушения ОАО "Газпром" правил приобретения более 30% акций ОАО "Биробиджаноблгаз".

Согласно справке ОАО "Газпромбанк" об операциях с ценными бумагами по счету депо акционера ОАО "Биробиджаноблгаз" - ОАО "Газпром", представленной в МУ СБР в ДФО, 23.04.2013 проведена операция по зачислению 839 000 обыкновенных именных акций ОАО "Биробиджаноблгаз". Указанные акции приобретены ОАО "Газпром" у ОАО "РОСНЕФТЕГАЗ". В результате данной операции ОАО "Газпром" стало владельцем 839 000 обыкновенных именных акций ОАО "Биробиджаноблгаз", что составляет 57,6% от общего количества размещенных обществом обыкновенных акций.

В ходе осуществления государственного контроля за приобретением акций ОАО "Биробиджаноблгаз" контролирующий орган установил, что в нарушение пункта 1 статьи 84.2, пункта 2 статьи 84.9 Закона об акционерных обществах ОАО "Газпром" после приобретения более 30% общего количества акций ОАО "Биробиджаноблгаз" не исполнило в течение 35 дней с момента внесения соответствующей приходной записи по счету депо обязанность по направлению акционерам - владельцам остальных обыкновенных акций общества обязательного предложения о приобретении у них таких ценных бумаг, а также не представило обязательное предложение в МУ СБР в ДФО не позднее даты направления данного предложения в ОАО "Биробиджаноблгаз".

С целью устранения допущенных нарушений правил приобретения более тридцати процентов акций открытого акционерного общества, установленных законодательством Российской Федерации, МУ СБР в ДФО в адрес ОАО "Газпром" направило предписание об устранении нарушений законодательства Российской Федерации от 19.02.2014 N 20-14-МА-05/653.

Полагая, что указанное предписание не соответствует нормам действующего законодательства и нарушает его права и законные интересы в сфере предпринимательской деятельности, ОАО "Газпром" обратилось в арбитражный суд с настоящим заявлением.

Отказывая в удовлетворении заявленных требованиях, суд первой инстанции пришел к выводам, что обжалуемое предписание выдано уполномоченным органом, соответствует действующему законодательству, не нарушает прав и законных интересов заявителя.

Апелляционный суд согласился с данными выводами суда первой инстанции.

Пунктом 1 статьи 84.2 Закона об акционерных обществах предусмотрено, что лицо, которое приобрело более 30 процентов общего количества акций открытого общества, указанных в пункте 1 статьи 84.1 настоящего Федерального закона, с учетом акций, принадлежащих этому лицу и его аффилированным лицам, в течение 35 дней с момента внесения соответствующей приходной записи по лицевому счету (счету депо) или с момента, когда это лицо узнало или должно было узнать о том, что оно самостоятельно или совместно с его аффилированными лицами владеет указанным количеством таких акций, обязано направить акционерам - владельцам остальных акций соответствующих категорий (типов) и владельцам эмиссионных ценных бумаг, конвертируемых в такие акции, публичную оферту о приобретении у них таких ценных бумаг (далее - обязательное предложение).

Перечень случаев, когда требование о направлении обязательного предложения не применяются, закреплен в пункте 8 указанной статьи, к которым относится, в том числе передача акций лицом его аффилированным лицам или передаче акций лицу его аффилированными лицами.

Судами установлено, что ОАО "РОСНЕФТЕГАЗ" и ОАО "Газпром" не образуют группу лиц, исходя из смысла положений пунктов 1 и 2 статьи 9 Закона о защите конкуренции, поскольку Густов С.В. является единоличным исполнительным органом в двух юридических лицах (ОАО "Газпром газораспределение" и ОАО "Тувагаз"), каждое из которых контролируется самостоятельно разными юридическими лицами (ОАО "Газпром" и ОАО "РОСНЕФТЕГАЗ", соответственно), в связи с чем, у Густова С.В. отсутствует возможность определять условия ведения предпринимательской деятельности названных контролирующих юридических лиц.

Отклоняя довод заявителя о его вхождении в одну группу лиц с ОАО "Дальтрансгаз", а ОАО "РОСНЕФТЕГАЗ" - с ОАО "Камчатгазпром" по основаниям принадлежности более чем 50% голосующих акций данных обществ ОАО "Газпром" и ОАО "РОСНЕФТЕГАЗ", суд первой инстанции исходил из того, что несмотря на наличие самостоятельных признаков группы лиц между ОАО "Газпром", ОАО "Дальтрансгаз" и ОАО "Камчатгазпром" отдельно и ОАО "РОСНЕФТЕГАЗ", ОАО "Дальтрансгаз" и ОАО "Камчатгазпром" отдельно, по основаниям, предусмотренным пунктами 1, 4 части 1 статьи 9 Закона о защите конкуренции, совпадающие члены коллегиального исполнительного органа в двух юридических лицах (ОАО "Дальтрансгаз" и ОАО "Камчатгазпром"), каждое из которых контролируется самостоятельно разными юридическими лицами (ОАО "РОСНЕФТЕГАЗ" и ОАО "Газпром"), не имеют возможности определять условия ведения предпринимательской деятельности названных контролирующих юридических лиц.

Из системного толкования положений статьи 84.2 Закона об акционерных обществах Суд пришел к выводу, что аффилированность должна иметь место на момент передачи акций.

В данном случае приобретение ОАО "Газпром" пакета акций ОАО "Курскгаз" произошло в один день с приобретением ОАО "Газпром" акций ОАО "Биробиджаноблгаз".

Вместе с тем, наличие формальных признаков группы лиц между ОАО "Газпром" и ОАО "Роснефтегаз" в связи с передачей пакета акций ОАО "Курскгаз" до момента переизбрания состава Совета Директоров, не свидетельствует об аффилированности ОАО "Роснефтегаз" и ОАО "Газпром".

Также аналогичные вопросы при определении аффилированности лиц затрагивались в Постановлении Семнадцатого арбитражного апелляционного суда [Постановление от 26.08.2013 № 17АП-8836/2013-ГК].

Согласно материалам дела общество с ограниченной ответственностью "Интербосс-холдинг" (далее - заявитель, ООО "Интербосс-холдинг") с заявлением к Региональному отделению Федеральной службы по финансовым рынкам в Уральском федеральном округе (далее - заинтересованное лицо, РО ФСФР России в УрФО) о признании незаконным предписания от 20.02.2012 N 62-13-СК-06/2215.

Решением Арбитражного суда Свердловской области от 07.06.2013 в удовлетворении заявленных требований отказано.

Не согласившись с принятым судебным актом, заявитель обратился с апелляционной жалобой, в которой просит решение суда отменить и принять по делу новый судебный акт. Оспаривая решение суда, заявитель ссылается на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела, неправильное применении норм материального права. В подтверждение данного довода заявитель указывает, что предписание было составлено в связи с приобретением ООО "Интербосс-холдинг" пакета акций более 30% путем присоединения к нему ООО "Турсервис" в июле 2012 года, в то время как аффилированность появилась между названными обществами в феврале 2012 года, данной информацией РО ФСФР России в УрФО располагало, однако ФСФР вопрос об аффилированности не рассматривался. С учетом изложенного, ООО "Интербосс-холдинг" полагало, что факт аффилированности между юридическим лицами в соответствии с п. 8 ст. 84.2 ФЗ "Об акционерных обществах" исключает необходимость направления обязательного предложения. При этом, заявитель отмечал, что заинтересованное лицо в суде указало иное фактическое основание для вынесения предписания, а именно - аффилированность между юридическими лицам.

Как следует из материалов дела, 19.11.2012 в РО ФСФР России в УрФО поступила жалоба Потанина В., перенаправленная центральным аппаратом ФСФР России для рассмотрения по существу. В жалобе сообщалось, что ООО "Интербосс-холдинг" увеличило свою долю в ОАО "Уральский завод резиновых технических изделий" с 27,8% до 47,64% 29.08.2012, при этом не направило обязательное предложение о приобретении ценных бумаг в соответствии с Федеральным законом от 26.12.1995 N 208-ФЗ "Об акционерных обществах".

При рассмотрении жалобы ОАО "Уральский завод резиновых технических изделий" в ответ на запрос РО ФСФР России в УрФО подтвердило, что ему не поступало обязательного предложения от ООО "Интербосс-холдинг". Также ОАО "Уральский завод резиновых технических изделий" сообщило, что в результате реорганизации, проведенной путем присоединения, ООО "Турсервис" присоединено к ООО "Интербосс-холдинг", в результате чего акции ОАО "Уральский завод резиновых технических изделий", принадлежавшие ООО "Турсервис", перешли к ООО "Интербосс-холдинг"; ООО "Турсервис" и ООО "Интербосс-холдинг" являлись аффилированными лицами, поскольку Овсянников В.В. являлся генеральным директором ООО "Интербосс-холдинг" и директором ООО "Турсервис", согласно ежеквартальному отчету ОАО "Уральский завод резиновых технических изделий".

По результатам проверки ООО "Интербосс-холдинг" выдано предписание, согласно которому в течение 45 календарных дней с даты получения предписания ООО "Интербосс-холдинг" надлежало выполнить требования п. 1 ст. 84.2 и п. 2 ст. 84.9 Федерального закона "Об акционерных обществах" от 26.12.1995 г. N 208-ФЗ путем представления в РО ФСФР России в УрФО обязательного предложения ООО "Интербосс-холдинг" о приобретении акций ОАО "Уральский завод резиновых технических изделий"; направления в адрес ОАО "Уральский завод резиновых технических изделий" обязательного предложения ООО "Интербосс-холдинг" о приобретении акций ОАО "Уральский завод резиновых технических изделий".

Полагая предписание отделения от 20.02.2013 N 62-13-СК-06/2215 об устранении нарушений законодательства Российской Федерации незаконным и нарушающим его права, ООО "Интербосс-холдинг" обратилось в арбитражный суд с настоящим заявлением.

Отказывая в удовлетворении требования заявителя, суд первой инстанции признал законным и обоснованным предписание Регионального отделения Федеральной службы по финансовым рынкам в Уральском Федеральном округе от 20.02.2013 N 62-13-СК-06/2215 об устранении нарушений законодательства Российской Федерации.

Поскольку судом при рассмотрении дела установлено и не оспаривалось заявителем, что ООО "Интербосс-холдинг" в результате присоединения к нему аффилированного лица - ООО "Турсервис" приобрело более 30 процентов акций ОАО "Уральский завод резиновых технических изделий" и при этом обязательное предложение о приобретении акций как до так и после реорганизации ООО "Турсервис" не направлялось, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о законности оспариваемого предписания.

Довод апелляционной жалобы о том, что судом необоснованно не применены положения п. 8 ст. 84.2 ФЗ "Об акционерных обществах" был отклонен.

Согласно указанному пункту требования ст. 84.2 ФЗ "Об акционерных обществах" не применяются при передаче акций лицом его аффилированным лицам.

Из материалов дела следует также, что аффилированность у ООО "Интербосс-холдинг" и ООО "Турсервис" возникла в феврале 2012, в связи с назначением на должность директора ООО "Турсервис" Овсянникова Вадима Валентиновича, являвшегося директором ООО "Интербосс-холдинг" в результате чего указанные аффилированные лица приобрели контроль над более 30 процентами акций ОАО "Уральский завод резиновых технических изделий".

При наличии указанных обстоятельств у данных аффилированных лиц в силу положений п. 1 ст. 84.2 ФЗ "Об акционерных обществах" возникла обязанность по направлению обязательного предложения о приобретении акций.

Поскольку доказательств направления такого предложения в материалы дела не представлено, суд первой инстанции пришел к верному выводу о том, что последующая передача акций ООО "Турсервис" аффилированному лицу - ООО "Интербосс-холдинг" не освобождает последнего от обязанности по направлению обязательного предложения.

Оспариваемое предписание не содержит указания на конкретные обстоятельства приобретения заявителем более 30 процентов акций. При этом из материалов дела следует, что РО ФСФР России в УрФО в результате проверки установлены как обстоятельства перехода к заявителю прав на акции, так и обстоятельства связанные с возникновением у ООО "Турсервис" и ООО "Интербосс-холдинг" аффилированности.

Таким образом, суд установил являлись ли лица аффилированными на момент передачи акций, а также о том, может ли это обстоятельство повлиять на освобождение одного из лиц от обязанности направить обязательное предложение.

Суды приходят к выводу об аффилированности лиц друг другу. Но, не разрешенным в судебной практике остается вопрос о  применимости к публично-правовым образованиям норм Закона РСФСР о конкуренции, касающихся аффилированности лиц, существует две позиции судов [Бурачевский, 2011, с. 140].

Анализируя судебную практику можно выделить две основных позиции по указанному вопросу.

Так в приведенном ниже Постановлении Президиума ВАС РФ от 06.12.2011 N 11523/11 положения норм Закона РСФСР о конкуренции, касающихся аффилированности, не применяются к публично-правовым образованиям.

Нормы Закона РСФСР о конкуренции, касающиеся аффилированности лиц, не применимы к публично-правовым образованиям.

Открытое акционерное общество "Объединенная авиастроительная корпорация" (далее - корпорация) обратилось с заявлением о признании недействительным предписания Федеральной службы по финансовым рынкам.

ФСФР России установила, что корпорация в нарушение пункта 1 статьи 84.2 Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ "Об акционерных обществах" не направила акционерам общества обязательное предложение о выкупе акций, в связи с чем ФСФР России вынесла в отношении корпорации предписание об устранении допущенных нарушений.

Корпорация создана Указом Президента Российской Федерации путем внесения в качестве вклада Российской Федерации в уставный капитал корпорации находящихся в федеральной собственности акций открытых акционерных обществ, в том числе рассматриваемого общества, а также об обеспечении доли Российской Федерации в уставном капитале корпорации в размере не менее 75 процентов акций.

Доводы заявителя об отсутствии указанной обязанности ввиду передачи акций общества между аффилированными лицами суды апелляционной и кассационной инстанций отклонили, исходя из того, что Российская Федерация как публичное образование не может быть отнесена к аффилированным лицам. В данном случае суды поддержали позицию ФСФР России, согласно которой в силу статьи 4 Закона РСФСР от 22.03.1991 N 948-1 "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках" аффилированными лицами являются физические и юридические лица, способные оказывать влияние на деятельность юридических и (или) физических лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность, однако Российская Федерация не относится к физическим или юридическим лицам. Президиум согласен с этой позицией, поскольку отнесение Российской Федерации к аффилированным лицам привело бы к неопределенности в отношении учета таких лиц каждым юридическим лицом, относящимся к аффилированным лицам Российской Федерации.

Кроме того, корпорация в 2008 и 2009 годах дополнительно приобретала акции общества, в результате чего доля голосующих акций общества, принадлежащих корпорации на момент вынесения оспариваемого предписания, превысила 50 процентов общего количества акций общества, что является самостоятельным основанием для применения пункта 7 статьи 84.2 Закона об акционерных обществах".

Вторая позиция состоит в том, что положения норм Закона РСФСР о конкуренции, касающихся аффилированности, применяются к публично-правовым образованиям.

Так, в Постановлении ФАС Восточно-Сибирского округа [Постановление от 17.05.2011 № А33-13675/2010] установлено следующее.

В РО ФСФР России в ЦСР поступило уведомление о приобретении ОАО "ОЗК" 16 430 обыкновенных именных акций ОАО "Хакасхлебопродукт", что составляет 51% от общего количества размещенных (находящихся в обращении) обыкновенных акций.

Основанием такого приобретения является Указ Президента Российской Федерации от 20.03.2009 N 290 "Об открытом акционерном обществе "Объединенная зерновая компания".

В силу названного Указа в качестве вклада Российской Федерации в уставный капитал ОАО "ОЗК" в девятимесячный срок предписано внести находящиеся в федеральной собственности акции открытых акционерных обществ в порядке оплаты размещаемых этим акционерным обществом дополнительных акций в связи с увеличением его уставного капитала, в том числе 51% акций ОАО "Хакасхлебопродукт".

Приобретение ОАО "ОЗК" 16 430 акций ОАО "Хакасхлебопродукт" подтверждено записью от 19.02.2010 N 17 в реестре владельцев именных эмиссионных ценных бумаг ОАО "Хакасхлебопродукт".

Поскольку по данным ОАО "Хакасхлебопродукт" от ОАО "ОЗК" не поступило обязательное предложение акционерам ОАО "Хакасхлебопродукт" о приобретении у них остальных ценных бумаг, РО ФСФР России в ЦСР направило в адрес ОАО "ОЗК" предписание об устранении нарушения законодательства.

Как следует из предписания от 18.08.2010 N 19-10-ВГ-02/3102, обществу, в частности, следует в течение 90 дней с даты получения предписания направить в ОАО "Хакасхлебопродукт" обязательное предложение владельцам остальных акций ОАО "Хакасхлебопродукт" о приобретении у них таких ценных бумаг.

Удовлетворяя заявление ОАО "ОЗК" о признании предписания от 18.08.2010 недействительным, суды двух инстанций исходили из того, что оно не соответствует абзацу 2 пункта 8 статьи 84.2 Закона об акционерных обществах и нарушает права общества.

Проверив законность и обоснованность обжалуемых судебных актов в пределах доводов кассационной жалобы в соответствии с полномочиями, предоставленными статьей 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа считает кассационную жалобу не подлежащей удовлетворению по следующим основаниям.

Как усматривается из оспариваемой части предписания, ОАО "ОЗК" допустило нарушение требований пункта 1 статьи 84.2 Закона об акционерных обществах.

Согласно данной норме лицо, которое приобрело более 30 процентов общего количества акций открытого общества, указанных в пункте 1 статьи 84.1 настоящего Федерального закона, с учетом акций, принадлежащих этому лицу и его аффилированным лицам, в течение 35 дней с момента внесения соответствующей приходной записи по лицевому счету (счету депо) или с момента, когда это лицо узнало или должно было узнать о том, что оно самостоятельно или совместно с его аффилированными лицами владеет указанным количеством таких акций, обязано направить акционерам - владельцам остальных акций соответствующих категорий (типов) и владельцам эмиссионных ценных бумаг, конвертируемых в такие акции, публичную оферту о приобретении у них таких ценных бумаг (далее - обязательное предложение).

Между тем в силу абзаца второго пункта 8 статьи 84.2 Закона об акционерных обществах требования настоящей статьи не применяются при передаче акций лицом его аффилированным лицам или передаче акций лицу его аффилированными лицами.

Суды посчитали, что в данном случае подлежат применению положения абзаца второго пункта 8 статьи 84.2 Закона об акционерных обществах, поскольку Российская Федерация в лице Росимущества имеет право распоряжаться более чем 20% общего количества голосов, приходящихся на голосующие акции как в ОАО "ОЗК", так и в ОАО "Хакасхлебопродукт".

Данный вывод судов является правильным в силу следующего.

Пунктом 1 статьи 93 Закона об акционерных обществах установлено, что лицо признается аффилированным в соответствии с требованиями законодательства Российской Федерации.

Согласно статье 4 Закона РСФСР от 22.03.1991 N 948-1 "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках" аффилированные лица - физические и юридические лица, способные оказывать влияние на деятельность юридических и (или) физических лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность; аффилированными лицами юридического лица являются лица, которые имеют право распоряжаться более чем 20 процентами общего количества голосов, приходящихся на голосующие акции либо составляющие уставный или складочный капитал вклады, доли данного юридического лица.

В соответствии с пунктом 1 Постановления Правительства Российской Федерации от 03.12.2004 N 738 "Об управлении находящимися в федеральной собственности акциями открытых акционерных обществ и использовании специального права на участие Российской Федерации в управлении открытыми акционерными обществами" и пунктом 5.3 Положения о Федеральном агентстве по управлению государственным имуществом, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 05.06.2008 N 432, права акционера открытых акционерных обществ, акции которых находятся в собственности Российской Федерации, от имени Российской Федерации осуществляет Федеральное агентство по управлению государственным имуществом (Росимущество).

При таких условиях следует согласиться с выводами судов о возможности применения к правоотношениям по приобретению обществом акций ОАО "Хакасхлебопродукт" абзаца второго пункта 8 статьи 84.2 Закона об акционерных обществах.

Довод административного органа о внесении изменений в пункт 8 статьи 84.2 Закона об акционерных обществах как подтверждающей обоснованность его доводов о том, что Российская Федерация в лице Росимущества не может признаваться аффилированным лицом, проверен, однако признан не влияющим на правильность выводов судов по делу. Из материалов дела усматривается, что соответствующие изменения внесены в Закон об акционерных обществах Федеральным законом от 03.11.2010 N 292-ФЗ, вступили в силу 21.11.2010, тогда как предписание выдано ранее этой даты - 18.08.2010.

Аналогичная позиция содержится в Постановлении ФАС Московского округа [Постановление от 26.07.2011 № КГ-А40/5956-11].

Кроме того, суды приходят к выводу о том, что само по себе не выполнение акционером обязанности по направлению обязательного предложения может повлечь нарушение прав акционеров в результате того, что они лишатся права получить справедливую цену за акции [Бегаева, 2010, с. 15]. Например, аналогичный вывод содержится в Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 11.11.2014 N 09АП-43146/2014 по делу N А40-53352/14.

В указанном Постановлении Судом отказано в удовлетворении требования ОАО к Центральному банку Российской Федерации в лице Межрегионального управления Службы Банка России по финансовым рынкам в федеральном округе о признании недействительным предписания.

Суд разъяснил, что обязательное предложение о приобретении акций открытого общества осуществляется в порядке, предусмотренном статьей 84.2 Закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ.

В составе такой обязательной информации при обязательном предложении есть пункты, предусматривающие наличие предлагаемой цены сделки, которая должна быть обоснована (пункты 2, 4 статьи 84.2 Закона N 208-ФЗ).

Однако при не выполнении акционером обязанности по направлению обязательного предложения миноритарный акционер фактически лишается возможности реализовать акции по цене, контроль определения которой предусмотрен на законодательном уровне.

Суд пришел к выводу, что защите подлежит, в том числе, право миноритарных акционеров получить справедливую цену за свои акции, определяемую по правилам, установленным в пункте 4 статьи 84.2 Закона N 208-ФЗ.

По вопросам касающимся банковской гарантии, суды однозначно высказываются о том, что она должна быть выдана на сумму стоимости всех акций, которые могут быть предложены к приобретению в рамках обязательного предложения, независимо от имеющихся соглашений с акционерами об отказе от продажи акций по такому предложению. Например, такой позиции суд придерживался в Постановлении ФАС Московского округа от 03.10.2007, 10.10.2007 N КГ-А40/9123-07 по делу N А40-77840/06-17-491.

По мнению судов, лицо признается исполнившим обязанность по направлению обязательного предложения независимо от факта признания недействительными сделок, заключенных на основании такого предложения

Так, в Определении ВАС РФ от 15.03.2012 N ВАС-2797/12 по делу N А82-6543/2010-47 установлено следующее.

В протоколе общего собрания акционеров общества зафиксированы решения, принятые собранием, в котором участвовали акционеры, обладающие 53,16% голосов.

Полагая, что указанное собрание проведено в отсутствие кворума в связи с неправомерным учетом голосов общества "Корес Инвест" и его аффилированных лиц, истцы обратились в суд с требованием о признании недействительными принятых на нем решений.

Исследовав обстоятельства дела и представленные доказательства, суд пришел к выводам о том, что голосование компаний "Клирстрим Бэнкинг С.А.", "Медвежонок Холдингз Лимитед" и Баукина В.А. не могло повлиять на результаты голосования; допущенные нарушения не являются существенными; оспариваемые решения не повлекли причинения убытков данным акционерам. В отношении требований общества с ограниченной ответственностью "Кром" суд указал на отсутствие в деле доказательств, подтверждающих его статус как акционера общества.

Суд пришел к выводу о том, что голосование общества "Корес Инвест" не было ограничено 30% акций ввиду направления им обязательного предложения обществу со ссылкой на пункт 6 статьи 84.2 Федерального закона "Об акционерных обществах".

В надзорной жалобе заявитель указывает на неверное применение судом указанной нормы, согласно которой с момента приобретения более 30 процентов общего количества акций и до даты направления в открытое общество обязательного предложения, соответствующего требованиям настоящей статьи, лицо, которое приобрело более 30 процентов общего количества акций, и его аффилированные лица имеют право голоса только по акциям, составляющим 30 процентов таких акций. При этом остальные акции, принадлежащие этому лицу и его аффилированным лицам, голосующими акциями не считаются и при определении кворума не учитываются.

Заявитель указывает на то, что только сам факт направления обществом "Корес Инвест" обязательного предложения не может служить основанием для возникновения у него права на голосование всеми принадлежащими акциями ему и его аффилированным лицам, поскольку оно не исполнено (по причине признания судом по другим делам ничтожными сделок купли-продажи акций общества).

Данные доводы подлежат отклонению как основанные на неверном толковании законодательства, поскольку применение названной нормы не обусловлено будущими обстоятельствами, в связи с чем эти доводы не свидетельствуют о нарушении судами применения норм права.

Изучив содержащиеся в заявлении доводы и принятые по делу судебные акты, коллегия судей сделала вывод об отсутствии оснований, предусмотренных статьей 304 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, по которым дело может быть передано в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации для пересмотра в порядке надзора оспариваемых судебных актов.

Таким образом, судебная практика по вопросу приобретения более тридцати процентов акций общества затрагивает узкий круг вопросов. В основном, проблемы, которые разрешаются судами связаны с определением аффилированности лиц и момента возникновения аффилированности, вопросами ответственности за нарушение процедуры направления обязательного предложения, а также связаны с вопросами, касающимися размера банковской гарантии.

Но, в результате рассмотрения значимых решений судебной практики можно сделать вывод также и о том, что акционеры в настоящее время имеют всего несколько способов защиты своих прав при приобретении более тридцати процентов акций общества, в частности, обратиться в суд или подать жалобу в территориальное управление Банка России.

Обращение в Арбитражный суд не всегда эффективный способ решения проблемы, в связи с тем, что акционерам необходимо либо оспаривать, признавать недействительными решения органов управления, принявших нелегитимные решения, либо обращаться в суд за возмещением ущерба, причиненного незаконным внесением записи в реестр акционерного общества о продаже акций. В случае же нарушения процедуры направления обязательного предложения или в случаях, если акционер не выполняет возложенную обязанность по направлению обязательного предложения, акционеры не могут защитить свои права обращением непосредственно в Арбитражный суд. В таком случае необходимо обращаться с жалобой в территориальное управление Банка России, который, проведя расследование, вынесет предписание о направлении обязательного предложения. Такая процедура может растянуться по времени, что в любом случае нарушит права акционеров на справедливую цену продаваемых акций.

2.3. Тенденции по совершенствованию правового регулирования защиты прав акционеров при приобретении более тридцати процентов акций общества.

В настоящий момент права акционеров при приобретении более тридцати процентов акций защищены лишь отчасти.

В Банк России направляются все обязательные и добровольные предложения с необходимым пакетом документов до направления их в общество. Таким образом, контролируя процедуру направления обязательного предложения, Банк России имеет право выносить обязательные для исполнения предписания об устранении нарушений положений федерального закона «Об акционерных обществах», а также принимать меры, в случае нарушения законодательства в рамках своих полномочий [Степанов, 2009, с. 149].

В частности, непредставление лицом, направившим обязательное предложение, отчета об итогах его принятия в Банке России в установленный законодательством срок может являться основанием для привлечения лица к административной ответственности по ст. 15.28 КоАП РФ.

В абзаце 1, 2 п. 2.10 Положения Банка России предусмотрено, что не позднее чем через тридцать дней с даты истечения срока принятия обязательного предложения лицо, его направившее, обязано передать в общество и Банк России отчет об итогах принятия такого предложения. Если на указанную дату не истек срок оплаты приобретаемых ценных бумаг, то данное лицо обязано направить в общество и Банк России отчет об итогах принятия предложения с уточненными сведениями. Он направляется не позднее чем через тридцать дней с даты, когда истек срок оплаты приобретаемых ценных бумаг. В силу абзаца 3 данного пункта отчет составляется в соответствии с Приложением 3 к Положению Банка России [Положение Банка России от 05.07.2015 № 477-П].

В случае, если лицо не согласно с вынесенным предписанием, оно имеет право обжаловать предписание в Арбитражный суд. Большая часть судебных споров, касающихся вопросов приобретения более тридцати процентов акций общества, составляют споры об оспаривании предписаний Банка России.

Кроме того, в случае необходимости признания решений руководящих органов общества недействительными, а также в случае, заявления требований о возмещении убытков. Но, при рассмотрении таких категорий дел, лица, как правило, ограничены в сборе доказательств или имеют незначительное количество акций, которое не позволяет повлиять им на принятие решения руководящих органов общества. В таких случаях, решения выносятся не в пользу заявителей.

Ранее обращалось внимание на то, что в литературе сформировались основные проблемы института приобретения более тридцати процентов акций общества. Но, как правило, называя, какую-либо проблему, рассматривая и изучая ее, авторы не всегда приходят к какому-либо предложению по совершенствованию данного института.

В частности, в работе была рассмотрена проблема определения понятия аффилированности, а также проблемы, которые возникают у аффилированных лиц в результате действий других лиц, и тех злоупотреблений, которые в результате таких действий могут последовать.

Что касается понятия аффилированности, как в литературе, так и в судебной практике применяется определение, которое содержится в Законе РСФСР «О конкуренции…», которое по своей сути подходит к административным отношениям, и только отчасти к гражданским.

Судебная практика изменяет, содержащееся в законе понятие. Так, по вопросу о том, применяются ли в целях установления аффилированных лиц приобретателя более тридцати процентов голосующих акций общества критерии, предусмотренные в ст. 4 Закона РСФСР о конкуренции, с учетом и без учета признака осуществления таким акционером предпринимательской деятельности. Наиболее интересным в данной ситуации является позиция судов касающаяся применения критериев аффилированности без учета осуществления предпринимательской деятельности. По мнению судов, требования статьи 84.2 Закона об акционерных обществах распространяются на лиц, приобретающих более тридцати процентов общего количества акций открытого общества, вне зависимости от их правового статуса (являются или нет субъектами предпринимательской деятельности), то для целей установления их аффилированных лиц подлежат применению критерии статьи 4 Закона РСФСР от 22.03.1991 N 948-1 "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках" без учета того занимаются ли предпринимательской деятельностью лица или нет [Постановление от 12.08.2013 № А33-8082/2012].

Таким образом, есть необходимость в том, чтобы федеральный закон «Об акционерных обществах» содержал определение аффилированных лиц, основываясь на определении, которое дано в Законе РСФСР «О конкуренции», но с необходимым уточнением, касающимся игнорирования критерия осуществления предпринимательской деятельности.

Федеральный закон «Об акционерных обществах» содержит правило, которое действует с момента приобретения более тридцати процентов акций общества и до момента направления обязательного предложения, лицо, намеренное приобрести крупный пакет акций и обязанное в связи с этим сделать публичную оферту, а также его аффилированные лица имеют право голоса только по акциям, число которых составляет тридцать процентов. Остальные акции не считаются голосующими и не учитываются при определении кворума. Такая мера ответственности затрагивает права акционеров, которые не совершали никаких неблагоприятных действий.

Указанное положение предусмотрено законодателем для защиты прав акционеров общества, так как априори считается, что аффилированные лица действуют в общем интересе.

Тем не менее, представляется, что такое ущемление прав акционеров не допустимо. Считаем необходимым внести изменения в федеральный закон «Об акционерных обществах» в части закрепления ответственности по ограничению голосующих акций только за лицом, которое не соблюдает правила, касающиеся направления обязательного предложения.

Федеральный закон «Об акционерных обществах» устанавливает двухступенчатую процедуру определения цены ценных бумаг, приобретаемых в рамках обязательного предложения:

1) расчет средневзвешенной или рыночной цены акций;

2) сравнение указанной цены с наибольшей ценой, уплаченной оферентом (его аффилированными лицами) при приобретении акций поглощаемого общества до направления оферты.

Большая из двух цен и будет ценой обязательного предложения.

При этом суды указывают, что такой подход фактически основывается на принципе уплаты наивысшей цены и направлен на защиту прав миноритарных акционеров как слабой стороны в корпоративных отношениях. Применение иного подхода может привести к злоупотреблениям со стороны лица, которое должно сделать обязательное предложение [Решение от 19.01.2012 № А67-3097/2011].

При этом, указанная норма уравновешивается тем, что судебная практика исходит из того, что лицо, не принявшее обязательное предложение или не направившее заявление о его принятии, не вправе оспаривать цену данного предложения [Постановление от 10.03.2015 № А56-2561/2014].

В связи с быстро изменяющейся экономической обстановкой в стране, реальные рыночные цены могут не соответствовать, а зачастую серьезно отличаться от средневзвешенной цены акций [Андреев, 2010]. Поэтому, считаем необходимым внести в федеральный закон «Об акционерных обществах» положение о том, что при любом определении цены обязательного предложения необходимо заключение независимого оценщика. Данная норма будет способствовать соблюдению баланса интересов сторон, определению справедливой цены акций.

Что касается независимой гарантии, и ее составляющей банковской гарантии, которую акционеру необходимо приложить при направлении предложения о покупке акций с целью обеспечения исполнения обязательства, этот способ является наиболее затратным для акционеров. Кроме того, институт банковской гарантии отчасти был изменен для целей главы ХI.1 федерального закона «Об акционерных обществах». В частности, банковская гарантия для целей главы ХI.1 федерального закона «Об акционерных обществах» должна быть направлена неопределенному кругу бенефициаров.

В литературе предлагается применить к таким отношениям процедуру, которая применяется при выкупе акций обществом, и установлена статьей 76 федерального закона «Об акционерных обществах». В частности, обеспечить запрет акционеру распоряжаться, то есть обременять каким-либо образом либо отчуждать акции третьим лицам с момента согласия такого акционера на выкуп его акций и до момента перехода права собственности на акции. Оплачивать акции предлагается предварительно, с момента получения требования о выкупе акций [Алексеев, 2012].

Такое предложения представляется разумным. Таким образом, не один из участников такой сделки не сможет уклониться от ее исполнения.

Как в судебной практике, так и в литературе ставится вопрос о том, что в случае нарушения обязанности по направлению обязательного предложения принудить акционера к его направлению в судебном порядке невозможно.

Но, такой способ защиты акционеров способствовал бы скорейшему восстановлению их прав. Стоимость акций определяется на день направления обязательного предложения. В сложившихся экономических реалиях стоимость акций в зависимости от потраченного на понуждение акционера к направлению обязательного предложения времени может зависеть разница стоимости акций.

Таким образом, необходимость закрепления такого способа защиты прав акционеров очевидна.

5 апреля 2016 года в Государственную Думу внесен проект федерального закона "О внесении изменений в Федеральный закон "Об акционерных обществах" и некоторые другие законодательные акты Российской Федерации (в части совершенствования правового регулирования приобретения крупных пакетов акций публичных акционерных обществ)"

Предметом законопроекта являются отношения, возникающие в связи с приобретением крупного пакета голосующих акций общества, создание системы действенных мер, защищающих интересы инвесторов от недобросовестных поглощений. В частности, предлагаемые изменения затрагивают положения закона о добровольном и обязательном предложении.

Законопроектом предлагается распространить обязанность по направлению обязательного предложения, а также последствия, связанные с неисполнением такой обязанности, на всех лиц, которые получают высокий уровень корпоративного контроля, независимо от того, каким образом  такие лица распоряжаются голосами, приходящимися на голосующие акции публичного акционерного общества.

Также предлагается пересмотреть правила определения количества голосов, приходящихся на голосующие акции, которыми вправе голосовать соответствующее лицо до направления обязательного предложения, с целью недопущения превышения такого количества предела тридцать процентов от общего числа голосов, которыми обладают иные лица. Кроме того, срок действия указанного ограничения предлагается продлить до представления оферентом отчета об итогах принятия обязательного предложения, поскольку одно лишь направление обязательного предложения не может служить надлежащим подтверждением исполнения оферентом обязанности по приобретению ценных бумаг акционерного общества у их владельцев, которые принимают обязательное предложение.

Такие предложения являются обоснованными.  Лица, обладающие возможностью влиять на принятие решений в обществе, могут своими действиями нарушить права акционеров, обладающих малыми пакетами акций.

Законопроектом предложено увеличить срок до пятидесяти дней для направления обязательного предложения.

В литературе также упоминалось аналогичное предложение, но каких-либо комментариев по данному поводу авторами не приводилось. Смысл увеличения срока направления обязательного предложения, возможно,  кроется в иных предложенных изменениях в федеральный закон. В частности, возникновение необходимости получения предварительного разрешения Банка России.

Кроме того, также предлагается увеличить предельный срок оплаты ценных бумаг с пятнадцати до семнадцати дней. Представляется, что никаких предпосылок к такому незначительному увеличению срока законопроект не содержит.

Роль Банка России по контролю соответствия направляемых в общество предложений в соответствии с рассматриваемым законопроектом значительно выросла. В случае принятия указанного законопроекта, законодатель пойдет по пути передачи Банку России большего количества инструментов для защиты прав акционеров.

Федеральный закон «Об акционерных обществах» содержит определенное количество инструментов для защиты прав акционеров, но, их недостаточно для осуществления полной всесторонней защиты акционеров. Остаются вынужденно применяемые понятия, такие как, например, «аффилированные лица», содержащиеся в Законе РСФСР «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках». Данное определение направлено на недопущение доминирования и регулирования конкуренции на рынке, то есть подходит в первую очередь для узких целей административного регулирования. В связи с этим, судебная практика вынуждена трактовать это определение «аффилированные лица» для целей корпоративного права иначе, а именно, распространяя указанное определение на лиц, приобретающих более тридцати процентов общего количества акций открытого общества, вне зависимости от их правового статуса, то есть того, являются они или нет субъектами предпринимательской деятельности. Но, в связи с тем, что судебная практика по данному вопросу неоднородна, права акционеров могут быть нарушены в результате того, что при определении аффилированных лиц, будет исключена категория лиц, не осуществляющая предпринимательскую деятельность.

Кроме того, закон использует институт банковской гарантии, который является мало эффективным и дорогостоящим. Кроме того, институт банковской гарантии отчасти был изменен для целей главы ХI.1 федерального закона «Об акционерных обществах». Банковская гарантия для целей главы ХI.1 федерального закона «Об акционерных обществах» должна быть направлена неопределенному кругу бенефициаров.

Также при применении норм о приобретении более тридцати процентов акций общества возникают и иные проблемы. В частности, отсутствует возможность понудить акционера направить обязательное предложение, если он уклоняется от исполнения такой обязанности. Такой способ защиты акционеров способствовал бы скорейшему восстановлению их прав, в связи с тем, что стоимость акций определяется на день направления обязательного предложения, а в сложившихся экономических реалиях стоимость акций в зависимости от потраченного на понуждение акционера к направлению обязательного предложения времени может зависеть разница стоимости акций. Кроме того, ответственность акционера и его аффилированных лиц за не выполнение акционером требований по направлению обязательного предложения, которая предусмотрена законом, нарушает права аффилированных лиц. В результате применения указанной нормы аффилированные лица несут ответственность за действия, которые не совершали. Также положения об определении цены обязательного предложения могут нарушать права акционеров. В связи с быстро изменяющейся экономической обстановкой в стране, реальные рыночные цены могут не соответствовать, а зачастую серьезно отличаться от средневзвешенной цены акций. Вместе с тем, суды указывают, что такие положения фактически основываются на принципе уплаты наивысшей цены.

При этом, внесенный в Государственную Думу проект федерального закона "О внесении изменений в Федеральный закон "Об акционерных обществах" и некоторые другие законодательные акты Российской Федерации (в части совершенствования правового регулирования приобретения крупных пакетов акций публичных акционерных обществ)" в определенной мере способен улучшить положение акционеров.

Роль Банка России по контролю соответствия направляемых в общество предложений в соответствии с рассматриваемым законопроектом значительно увеличивается. В частности, законопроектом предлагается распространить обязанность по направлению обязательного предложения, а также последствия, связанные с неисполнением такой обязанности, на всех лиц, которые получают высокий уровень корпоративного контроля.

В случае принятия указанного законопроекта, законодатель пойдет по пути передачи Банку России большего количества инструментов для защиты прав акционеров.

Внесенный в Государственную думу законопроект в очередной раз подчеркивает необходимость в настоящее время защиты прав акционеров, в частности, при приобретении более тридцати процентов акций.

Но, будут ли приведенные в законопроекте нормы действительно защищать права акционеров, можно будет с уверенностью сказать по прошествии нескольких лет.

Заключение

В ходе работы исследованы проблемы института защиты прав акционеров при приобретении более тридцати процентов акций общества. Проанализированы изменения внесенные в 2006 году в Федеральный закон «Об акционерных обществах». Исходя из анализа указанных новелл был сделан вывод о том, что законодательство стало единообразно регулировать отношения по приобретению более тридцати процентов акций общества акционерными обществами вне зависимости от численности акционеров. Кроме того, были внесены более детальные положения, регламентирующие процедуру направления обязательного и добровольного предложения. Также в 2006 году внесены положения об обязанности общества по раскрытию информации при поступлении обязательного или добровольного предложения. Кроме того, предусмотрены положения по определению цены обязательного предложения. Аналогичные предложения изначально содержались в Кодексе Сити, а также в Директиве ЕС.

При этом, внося изменения в Федеральный закон «Об акционерных обществах» законодатель стремился к наибольшей открытости и независимости проведения процедуры приобретения более тридцати процентов акций, тем самым защищая права акционеров.

При рассмотрении аналогичных институтов зарубежных стран, было выявлено наличие иных, дополнительных эффективно действующих способов защиты прав акционеров. Например, более строгая ответственность акционера, нарушившего обязанность по раскрытию информации. В частности, акционер, намеренный приобрести акции сверх порогового значения обязан сообщить о том, планирует ли он в дальнейшем скупать акции. В случае отказа раскрывать указанную информацию акционер несет ответственность в виде невозможности голосовать акциями выше порогового значения в течении двух лет.

В ходе исследования выявлены основные пробелы законодательного регулирования института защиты прав акционеров при приобретении более тридцати процентов акций. В частности, существует возможность нарушения прав акционеров при определении рыночной цены акций, а именно, положения закона устанавливают критерии определения цены, которую оферент должен указать в обязательном предложении. Таким образом, цена в обязательном предложении должна быть не ниже рыночной стоимости, а также максимальной цены акций, приобретенных оферентом или его аффилированными лицами за последние шесть месяцев до направления оферты. При этом, закон не предусматривают возможности получить информацию о сделках, совершаемых аффилированными лицами с акциями общества и о ценах по таким акциям. Соответственно, оферент может узнать о том, что цена была завышена значительно позже направления обязательного предложения. Поэтому, в ходе исследования сформулировано предложение о внесении в федеральный закон «Об акционерных обществах» положения о том, что при любом определении цены обязательного предложения необходимо заключение независимого оценщика. Данная норма будет способствовать соблюдению баланса интересов сторон, определению справедливой цены акций.

Кроме того, применение положений о банковской гарантии как обеспечительных мер при направлении обязательного предложения содержит некоторые проблемы. Например, не разрешенным остается вопрос неопределенного круга бенефициаров по такой банковской гарантии. Кроме того, банковская гарантия, которую необходимо приложить к предложению о покупке акций, выдается под еще не возникшее обязательство, размер которого не определен. С целью решения указанного противоречия в работе предложено заменить меры по обеспечению исполнения обязательства в виде банковской гарантии на иной способ. А именно, применить к таким отношениям процедуру, которая применяется при выкупе акций обществом, и установлена статьей 76 федерального закона «Об акционерных обществах». В частности, обеспечить запрет акционеру распоряжаться, то есть обременять каким-либо образом либо отчуждать акции третьим лицам с момента согласия такого акционера на выкуп его акций и до момента перехода права собственности на акции.

Также в ходе исследования отмечается, что причинами нарушения прав акционеров могут стать закрепленные в законодательстве нормы о минимальной ответственности акционеров за нарушение процедуры направления обязательного предложения. В частности, если акционер нарушает обязанность по направлению обязательного предложения, он и его аффилированные лица лишаются права голосовать тем количеством акций, которое превышает тридцать процентов.  При этом, в уязвимом положении могут находится не только акционеры, обладающие минимальным количеством акций (миноритарные акционеры), но и акционеры-обладатели крупных пакетов акций, а также акционеры, которые являются аффилированными лицами акционера, обладателя крупного пакета акций. В частности, аффилированные лица могут пострадать при применении указанного выше правила о невозможности голосовать частью принадлежащих им акций. В результате этого, аффилированные лица, не совершая никаких действий, лишатся части своих корпоративных прав, например, голосовать всеми принадлежащими им акциями. Представляется, что такое ущемление прав акционеров не допустимо. В ходе исследования предложено внести изменения в федеральный закон «Об акционерных обществах» в части закрепления ответственности по ограничению голосующих акций только за лицом, которое не соблюдает правила, касающиеся направления обязательного предложения.

Вместе с тем, в законодательстве отсутствует возможность понудить акционера к исполнению обязанности по направлению обязательного предложения в судебном порядке.Но, такой способ защиты акционеров способствовал бы скорейшему восстановлению их прав. Стоимость акций определяется на день направления обязательного предложения. В сложившихся экономических реалиях стоимость акций в зависимости от потраченного на понуждение акционера к направлению обязательного предложения времени может зависеть разница стоимости акций. Таким образом, необходимость закрепления такого способа защиты прав акционеров очевидна.

Кроме того, в ходе работы выявлена необходимость законодательного закрепления определения понятия «аффилированные лица» для целей корпоративного законодательства,с необходимым уточнением, касающимся игнорирования критерия осуществления предпринимательской деятельности.

В рамках рассмотрения вопроса о совершенствовании законодательного регулирования, проведен анализ внесенного в Государственную Думу проекта федерального закона "О внесении изменений в Федеральный закон "Об акционерных обществах" и некоторые другие законодательные акты Российской Федерации (в части совершенствования правового регулирования приобретения крупных пакетов акций публичных акционерных обществ)". Указанный законопроект в какой-то мере способен улучшить положение акционеров.

Роль Банка России по контролю соответствия направляемых в общество предложений на основании положений рассматриваемого законопроекта значительно увеличивается. В частности, законопроектом предлагается пересмотреть правила определения количества голосов, приходящихся на голосующие акции, которыми вправе голосовать соответствующее лицо до направления обязательного предложения, с целью недопущения превышения предела тридцати процентов от общего числа голосов, которыми обладают иные лица, а также продлить срок таких ограничений.

В случае принятия указанного законопроекта, законодатель пойдет по пути передачи Банку России большего количества инструментов для защиты прав акционеров.

Предложенные в ходе исследования выводы имеют практическую ценность для определения основных проблем защиты прав акционеров при приобретении более тридцати процентов акций общества, а также для совершенствования законодательства в части внесения изменений в главуXI.1 Федерального закона «Об акционерных обществах» для усиления защиты прав акционеров.

В заключении можно отметить, что данное исследование не исчерпывает проблему защиты прав акционеров в корпоративных отношениях, поэтому есть основания полагать, что полученные в работе результаты могут стать отправной точкой для дальнейших исследований в этой области.

Список источников и литературы

Литература:

  1. Алексеев Г.В. Приобретение 30 и более процентов акций акционерного общества (обязательное предложение) // Акционерное общество. 2012. URL:http://www.ao-journal.ru/ (дата обращения 01.03.2016)
  2. Алехина А.В. Правовое регулирование слияний и поглощений по законодательству Европейского союза / Юридическая техника № 6, 2012 URL: http://cyberleninka.ru/article/n/pravovoe-regulirovanie-sliyaniy-i-pogloscheniy-po-zakonodatelstvu-evropeyskogo-soyuza (дата обращения 30.01.2016).
  3. Андреев Ю.Н. Механизм гражданско-правовой защиты. М.: Норма, Инфра-М, 2010. 464 с
  4. Бегаева А. А. Судебная практика разрешения споров, связанных с направлением обязательного, добровольного предложения, а также принудительным выкупом акций / Налоги N 9. 2010, N 9. С. 11-19.
  5. Бегаева А.А. Корпоративные слияния и поглощения: проблемы и перспективы правового регулирования / отв. ред. Н.И. Михайлов. М.: Инфотропик Медиа, 2010. 256 с.
  6. Бенедисюк С., Яцишин И. Защита от недружественных поглощений. URL: http://www.pwc.com/ua/ru/publications/publication056.jhtml (дата обращения 09.12.2015).
  7. Боталова В.В. Теоретические основы слияния и поглощения в России и зарубежом / Российское предпринимательство № 10 (232). 2013. С. 79-90.
  8. Бурачевский Д.В. Процессуальные средства защиты прав акционеров в арбитражном суде / науч. ред. В.В. Ярков. М.: Инфотропик Медиа, 2011. Серия "Гражданский и арбитражный процесс: новые имена & новые идеи". Кн. 2. 303 с.
  9. Бычков А.В. О миноритарном акционере замолвите слово // ЭЖ-Юрист. 2014. N 27. С. 12.
  10. Веселков К.В. Международный опыт противодействия рейдерским захватам / Российская юстиция № 11, 2010. С. 30.
  11. Гетьман-Павлова И.В., Левинская И.Н. Защита прав миноритарных акционеров при слияниях и поглощениях в российском и зарубежном законодательстве // Безопасность бизнеса. 2010. N 3. С. 20.
  12. Гетьман-Павлова И.В., Цыганкова Е.В., Шахова В.В. Меры защиты от враждебных поглощений. Электронный ресурс. URL: http://www.kmcon.ru/articles/jurist/jurist_2797.html (дата обращения 09.12.2015)
  13. Глушецкий А.А. Аффилированность и приобретение крупных пакетов акций // Корпоративные стратегии. 2012. Электронный ресурс. URL:http://www.eg-online.ru/ (дата обращения 20.01.2016).
  14. Гомцян С.В. Правила поглощения акционерных обществ: сравнительно-правовой анализ: монография. – М.: Волтерс Клувер, 2010. С. 233-234.
  15. Гомцян С.В. Урегулирование конфликтов интересов в российском праве в рамках публичных поглощений // Предпринимательское право, 2009, № 1. С. 8-13.
  16. Гомцян С.В. Пути совершенствования правового режима приобретения крупных пакетов акций открытых акционерных обществ. 2010. Электронный ресурс. URL:http://pravo.news/finansovoe-pravo-rossii-kniga/pravila-dobrovolnogoobyazatelnogo-14698.html (дата обращения 19.02.2016).
  17. Гохан П.А. Слияния, поглощения и реструктуризация компаний /пер. с англ. – М.: Альпина Паблишерз, 2010. 700 с.
  18. Добровольский В.И. Анализ и комментарий корпоративного законодательства и судебной практики. 2007 Электронный ресурс. URL:https://www.lawmix.ru/commlaw/865  (дата обращения 20.02.2016).
  19. Кокорин, А. С. Правовая сущность слияний и поглощений компаний // Пробелы в российском законодательстве. - 2012. - № 3. - С. 96 – 100.
  20. Еременко Ю.В. Сделки с крупными пакетами акций. Практические аспекты.// Акционерное общество № 4. 2014. Электронный ресурс: http://www.ao-journal.ru/
  21. Ерофеев А.В.  Как акционеру защитить свои права при выкупе акций? // Акционерный вестник. 2012. N 8. С. 44 - 47.
  22. Кокорин, А. С. Правовая сущность слияний и поглощений компаний // Пробелы в российском законодательстве. - 2012. - № 3. - С. 96 – 100.
  23. Корольков А.В. Некоторые вопросы защиты прав акционеров // Административное право. 2012. N 2. С. 7 – 12
  24. Корчагин А.Г., Черторинский Э.А. Интерес юридического лица как один из способов защиты прав акционеров // Актуальные проблемы российского права. 2014. N 8. С. 1664 - 1672.
  25. Кузнецов А.А. Оспаривание крупных сделок и сделок с заинтересованностью: общие замечания // Вестник ВАС РФ. 2014. N 2. С. 4 - 28.
  26. Ломакин Д.В. Корпоративные правоотношения как составная часть системы гражданско-правовых отношений: на примере хозяйственных обществ. 425 с.
  27. Марков П.А. Недружественное поглощение. Теория, практика, правовое регулирование: монография. – М.: Юнити-Дана: Закон и право, 2010. 309 с.
  28. Махмутов Ф. Проблемы толкования понятия аффилированных лиц в судебной практике // Административное право. 2014. N 4. С. 15 - 22.
  29. Молотников А.Е. Особенности приобретения крупных пакетов акций // Юрист. 2011. N 2. С. 3 - 12.
  30. Никулина Н.Н., Суходоева Л.Ф., Березина С.В. Организационно-методические мотивы слияния и поглощения в страховом предпринимательстве // Страховые организации: бухгалтерский учет и налогообложение. 2013. N 6. С. 40 – 50.
  31. Попов А.Е. Обязательное предложение: защита прав и интересов акционеров при поглощении. М.: Инфотропик Медиа, 2012. 224 с.
  32. Рид С.Ф., Лажу А.Р. Искусство слияний и поглощений.-М.: Альпина Бизнес Букс, 2007. 400 с.
  33. Рогалева М.А. Иски о возмещении убытков, причиненных инвесторам в сфере рынка ценных бумаг // Арбитражный и гражданский процесс. 2014. N 10. С. 51 - 56.
  34. Степанов, Д. И. Феномен корпоративного контроля //Вестник гражданского права . -2009. - № 3. - С. 143 – 206 КонсультантПлюс
  35. Суханов Е.А. Сравнительное корпоративное право. 2-е изд.,- М.: Статут, 2015. – 456 с.
  36. Терновая О.А. Защита прав акционеров на получение дивидендов // Законы России: опыт, анализ, практика. 2012. N 6. С. 28 – 33.
  37. Шевела Ю.Б. Защита прав участников хозяйственных обществ //Консультант плюс
  38. Шевченко А.В. Направить и успеть или уклониться и сэкономить. 2012. Электронный ресурс. URL:http://www.nsplaw.com/uploads/media/NSP_l_Legal_Insight_l_Shevchenko_l_Buy out.pdf  (дата обращения 15.02.2016).
  39. Шиткина И.С. Правовое регулирование корпоративных прав и обязанностей // Хозяйство и право. 2011. N 1 (Приложение). С. 3 - 26.
  40. Шихвердиев А.П., Усачев А.Н. О проблемных аспектах реализации механизмов «поглощения» и «вытеснения» в практике российского корпоративного управления // Вестник научно-исследовательского центра копоративного права, управления, и венчурного инвестирования Сыктывкарского государственного университета. 2014. Электронный ресурс. URL:http://koet.syktsu.ru/ (дата обращения 17.02.2016).
  41. Щегельский Д.В., Филимонова С.М. Особенности финансирования российского рынка слияний и поглощений // СПС Консультант плюс.
  42. Berglöf, E., M. Burkart, “European takeover regulation”, 18 Economic Policy 36 (2003).

Источники:

1.Гражданский кодекс Российской Федерации от 30.11.1994 N 51-ФЗ (ред. от 30.12.2015) // "Собрание законодательства РФ", 05.12.1994, N 32, ст. 3301Федеральный закон от 26.12.1995 N 208-ФЗ (ред. от 29.06.2015) "Об акционерных обществах" // Собрание законодательства РФ", 01.01.1996, N 1, ст. 1.

2.Федеральный закон от 26.07.2006 N 135-ФЗ (ред. от 05.10.2015) "О защите конкуренции" // Собрание законодательства РФ", 31.07.2006, N 31 (1 ч.), ст. 3434.

3.Федеральный закон от 22.04.1996 N 39-ФЗ (ред. от 30.12.2015) "О рынке ценных бумаг" // "Собрание законодательства РФ", N 17, 22.04.1996, ст. 1918.

4.Закон РСФСР от 22.03.1991 N 948-1 (ред. от 26.07.2006) "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках" // "Бюллетень нормативных актов", N 2-3, 1992.

5. Положения Банка России от 05.07.2015 N 477-П "О требованиях к порядку совершения отдельных действий в связи с приобретением более 30 процентов акций акционерного общества и об осуществлении государственного контроля за приобретением акций акционерного общества" // Вестник Банка России, N 77, 11.09.2015.

6. Кодекс Сити. Электронный ресурс URL: http://www.thetakeoverpanel.org.uk/wp-content/uploads/2008/11/code.pdf (дата обращения 30.11.2015).

7. Директива ЕС 2004/25 Электронный ресурс URL: http://old.minjust.gov.ua/file/32694(дата обращения 29.11.2015).

8. Директива ЕС Электронный ресурс URL: http://base.garant.ru/2570049/ (дата обращения 15.12.2015)

9. Закон о торговле ценными бумагами Электронный ресурс URL: https://www.sec.gov/about/laws/sea34.pdf (дата обращения 15.12.2015)

Судебная практика:

  1. Определение Конституционного суда от 06.12.2001 № 255-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы граждан Ежова Владимира Николаевича и Варзугиной Юлии Александровны на нарушение их конституционных прав статьей 80 Федерального закона "Об акционерных обществах"» // СПС Консультант Плюс.
  2. Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 14.09.2015 N Ф10-3180/2015 по делу N А14-12224/2014. Электронный ресурс http://kad.arbitr.ru/.
  3. Постановлении Арбитражного суда Уральского округа от 04.06.2015 N Ф09-3469/15 по делу N А60-29827/2014.
  4. Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 28.04.2015 N 09АП-13882/2015 по делу N А40-147287/14.
  5. Постановлении Арбитражного суда Московского округа от 06.08.2014 N Ф05-7573/2014 по делу N А40-97919/13
  6. Постановлении Арбитражного суда Дальневосточного округа от 26.01.2015 N Ф03-5961/2014 по делу N А51-9717/2014.
  7. Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 26.08.2013 N 17АП-8836/2013-ГК по делу N А60-13893/2013.
  8. Постановлении ФАС Восточно-Сибирского округа от 17.05.2011 по делу N А33-13675/2010.
  9. Постановление ФАС Московского округа от 26.07.2011 N КГ-А40/5956-11 по делу N А40-112392/10-94-641.
  10. Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 11.11.2014 N 09АП-43146/2014 по делу N А40-53352/14
  11. Постановлении ФАС Восточно-Сибирского округа от 12.08.2013 по делу N А33-8082/2012.
  12. Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 10.03.2015 по делу N А56-2561/2014
  13. Решение Арбитражного суда Томской области от 19.01.2012 по делу N А67-3097/2011.




Похожие работы, которые могут быть Вам интерестны.

1. Примирительные процедуры в разрешении коллективных трудовых споров: правовые аспекты и проблемы правоприменительной практики

2. РЕГУЛИРОВАНИЕ БЛОГЕРСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ: АНАЛИЗ РОССИЙСКОЙ ПРАВОПРИМЕНИТЕЛЬНОЙ ПРАКТИКИ

3. Изучение проблем нормативного регулирования и правоприменительной деятельности учреждений и органов, предназначенных для исполнения наказаний

4. Ответственность за незаконное приобретение, хранение, перевозку, изготовление, переработку наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, а также незаконное приобретение, хранение, перевозку растений, содержащих наркотические средства или пс

5. АНАЛИЗ ПРАКТИКИ РЕГУЛИРОВАНИЯ РЫНКА ТРУДА И ЗАНЯТОСТИ НАСЕЛЕНИЯ В РЕСПУБЛИКЕ МОРДОВИЯ

6. Представительство в гражданском и арбитражном процессе: проблемы теории и практики применения

7. УБИЙСТВО, СОВЕРШЕННОЕ ПРИ ПРЕВЫШЕНИИ ПРЕДЕЛОВ НЕОБХОДИМОЙ ОБОРОНЫ: ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ

8. ПРОБЛЕМЫ РЕГУЛИРОВАНИЯ ТРУДА АРТИСТОВ БАЛЕТА

9. Проблемы правового регулирования кластерной политики региона

10. Местный референдум: проблемы правового регулирования и практическая реализация