ОСОБЕННОСТИ РАССЛЕДОВАНИЯ УБИЙСТВ, СОВЕРШЕННЫХ ИЗ ХУЛИГАНСКИХ ПОБУЖДЕНИЙ



СОДЕРЖАНИЕ

  • СОДЕРЖАНИЕ
  • ВВЕДЕНИЕ
  • Глава I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕСТУПЛЕНИЯ (УБИЙСТВА) ИЗ ХУЛИГАНСКИХ ПОБУЖДЕНИЙ
  • 1.1. Правовая природа, понятие «хулиганских побуждений» как проблема в доктрине уголовного права
  • 2.1 Особенности признаков объективной стороны убийства из хулиганских побуждений
  • 3.1 Особенности признаков субъективной стороны убийства из хулиганских побуждений
  • Глава II ОСОБЕННОСТИ РАССЛЕДОВАНИЯ УБИЙСТВ, СОВЕРШЕННЫХ ИЗ ХУЛИГАНСКИХ ПОБУЖДЕНИЙ
  • 1.2 Основные процессуальные действия на стадии предварительного расследования
  • 2.2 Проблемы сбора доказательств
  • 3.2 Проблемы уголовно-правовой квалификации и отграничение убийств из хулиганских побуждений от смежных составов преступлений
  • 4.2 Роль полиции в предупреждении преступлений, совершаемых из хулиганских побуждений
  • ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  • СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность выбранной темы.В исследовании рассматриваемых нами проблем мы различаем необходимость изучения хулиганства как теоретической предпосылки исследования преступлений, совершаемых из хулиганских побуждений. При таком подходе можно обеспечить цельное исследование такого понятия, как преступления из хулиганских побуждений. Исходя из этого необходимо помнить о единстве исследования хулиганства и сопряженных с ним преступлений.

Криминологи давно уже обращают внимание на необходимость изучения преступления, совершенного из хулиганских побуждений. Практика нуждается в соответствующих научных разработках. Необходим научный подход к решению проблем борьбы и вопросов защиты личности и общества от преступлений из хулиганских побуждений.

Убийство из хулиганских побуждений в судебной практике встречается часто. Однако квалификация его сопряжена со многими трудностями, главная из которых связана со спецификой побуждений, обуславливающих преступные действия виновного, которые необходимо отграничивать от иных мотивов.

Настоящая тема, по мнению автора, особенно актуальна для правоприменительной практики. Исследования в этой области необходимы для обеспечения эффективного правового регулирования участия сторон в процессе доказывания.

Степень научной разработанности проблемы. Во время написания дипломной работы, в качестве информационной базы были использованы различные современные учебные пособия, периодические издания по теме, законодательные акты. Криминолого-криминалистические аспекты хулиганства и убийств, совершенных из хулиганских побуждений, нашли отражение в трудах Н.И. Бойцова, Я. Бугайского, А.И. Долговой, Б.В. Волженкина, В.Н. Кудрявцева, С.К. Питерцева, И.П. Портнова, В.В. Шимановского, В.В. Шубина, В.Д. Филимонова и других ученых.

Цель исследования: анализ проблем квалификации убийства, совершенного из хулиганских побуждений.

Для достижения указанной в работе цели, необходимо решение следующихзадач:

- исследовать правовую природу, понятие «хулиганских побуждений» как проблему в доктрине уголовного права;

- дать определение понятию мотива преступного поведения из хулиганских побуждений;

- исследовать понятие убийства из хулиганских побуждений из хулиганских побуждений;

- изучить роль полиции в предупреждении преступлений, совершаемых из хулиганских побуждений;

- проанализировать проблемы уголовно-правовой квалификации и отграничение убийств из хулиганских побуждений от смежных составов преступлений;

- изучить основные процессуальные действия на стадии предварительного расследования;

- изучить проблемы сбора доказательств;

- изучить виды экспертиз при расследовании убийств из хулиганских побуждений.

Объектом исследования являются природа и причины убийств из хулиганских побуждений.

Предметисследования - комплекс мероприятий, осуществляемых в целях предупреждения убийств из хулиганских побуждений.

Методологическую основу исследования составляют общенаучные методы познания, такие как сравнение, анализ, синтез, логические приемы индукции и дедукции. В процессе разработки разных аспектов темы использовались также частно-научные методы: системно-структурный, сравнительно-правовой, сравнительно-исторический, формально-юридический и другие методы.

Нормативную основу исследования составили Конституция России, уголовное законодательство Российской Федерации, нормативно-правовые акты, регулирующие деятельность адвокатуры в Российской Федерации и зарубежных странах, а также ряд федеральных законов, некоторые международно-правовые акты.

Эмпирическую базу исследования составили официальная статистика МВД России, количественно-качественные сведения об убийствах, совершаемых из хулиганских побуждений. Изучались устно-отчетные документы (обзоры, оперативные сводки и т.д.), а также сведения, опубликованные в литературе. Изучен и обобщен практический опыт.

Теоретическая и практическая значимость работызаключается в том, что исследована криминологическая природа преступлений, совершенных из хулиганских побуждений, их объем и содержание, что позволяет считать ВКР определенным вкладом в теорию криминологии в части понимания и объяснения природы этих преступлений, их причин, а также совершенствования практики борьбы с ними.

Структура работы. Данная работа состоит из введения, двух глав, каждая из которых содержит 4 параграфа, заключения, библиографии, приложения.

ГлаваI. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕСТУПЛЕНИЯ (УБИЙСТВА) ИЗ ХУЛИГАНСКИХ ПОБУЖДЕНИЙ

1.1. Правовая природа, понятие «хулиганских побуждений» как проблема в доктрине уголовного права

В научной литературе встречается достаточно много аргументированных точек зрения на происхождение слов «хулиган» и «хулиганство». Одни авторы связывают слово «хулиган» с наименованием клана американского индейского племени, кочевавшего между Техасом и Калифорнией - хулиганов, которым за их упорное сопротивление завоеватели приписывали самые отрицательные качества —См.: Люблинский П. И. Хулиганство и его социально-бытовые корни // Хулиганство и хулиганы. – Москва: Изд-во НКВД РСФСР. 1929. – С. 38.. Другие видели происхождения термина «хулиган» в древнерусском слове «хула», т.е. то, что порочит, и французскому «gens» - люди. Кличку хулиган давали крепостным крестьянам, слугам и другим лицам, которых хотели опорочить, унизить —См.: Векленко С. В. Уголовно-правовые меры борьбы с хулиганством. – Москва, 2009. – С. 4.. Однако большинство исследователей считают, что термины «хулиган» и «хулиганство» произошли от английского «Hooligan» - фамилии ирландской семьи, жившей в конце 18 века в Лондоне и отличавшейся своей грубостью и буйством. Впоследствии хулиганами стали называть уличных грабителей и иных преступников —См.: Калмыков В. Т. Ответственность за хулиганство по советскому законодательству. Минск, 1970. – С. 5..

В России слова «хулиган» и «хулиганство» получили распространение в 90-х годах XIX века. Впервые в литературном обороте они были употреблены в одной из статей популярного московского корреспондента Дионео, напечатанной в «Русском богатстве» —См.: Бугайский Я. Хулиганство как социально-патологическое явление. – Москва, Изд-во «Молодая гвардия», 1927. – С. 9.. По другим сведениям названные слова первоначально упоминались в приказе Петербургского градоначальника фон Валя, который в 1892 году распорядился принять решительные меры против бесчинствующих в столице «хулиганов», подразумевая при этом действовавшие тогда шайки уличных насильников. Полиция, взявшаяся за «изловление хулиганов», внедрила это новое слово в широкие массы населения —См.: Даньшин И. Н. Ответственность за хулиганство по советскому уголовному праву. – Харьков, 1971. – С. 8..

По мере развития правовой системы Российского государства в дальнейшем все большее внимание со стороны государства уделялось правовой охране общественного спокойствия. В Воинском Артикуле Петра I от 1715 г., в артикуле 141 под страхом наказания шпицрутенами запрещались "учинение драк вмиру без вызова, хоть никто умерщвлен или поражен не будет" —Артикул Воинский Петра I от 1715 г. // Российское законодательство X-XX веков. Законодательство периода становления абсолютизма. Том 4. Москва: Юридическая литература, 1986. С. 140..

В документе "Устав благочиния, или полицейский", который был утвержден Императрицей Екатериной II 8 апреля 1782 г., в ст. 230 содержался прямой запрет "учинить уголовныя преступления противу народной тишины". В части 4 ст. 261 Устава более полно обозначены действия, которые подпадают под признаки хулиганства в его современном понимании: Буде кто во время общенародной игры или забавы или театрального представления, в том месте или близ зрителей во сто сажен, учинит кому обиду, или придирку, или брань, или драку, или вынет шпагу из ножен или употребит огнестрельное оружие, или кинет камень, или порох, или иное что подобное, чем кому причинить может рану или вред или убыток или опасение, того отдать под стражу и отослать к суду.

Несмотря на вышеизложенное, все же на территории Российской империи понятие «хулиганство» стало широко употребляться в 19 веке. Данное деяние и вопросы борьбы с ним обсуждались в научных кругах, на страницах популярных журналов, но конкретного решения о целесообразности его криминализации в качестве самостоятельного преступления не было принято —См.:  Исаев М. // Хулиганство и хулиганы/ под ред. В. Н. Толмачева. Изд-во НКВД РСФСР. Москва, 1929. – С. 16..

В этот период различными правовыми актами были закреплены сходные по сути, противоправные деяния. Так, в Уставе о предупреждении и пресечении преступлений Российской империи 1832 г., в ст. 373, гл. 5, разд. 6 запрещались собрания, нарушающие общую тишину и спокойствие —См.: Свод законов Российской империи. Законы уголовные. СПб., 1833. – С. 126., а в Уложении о наказаниях уголовных и исправительных Российской империи 1845 г. в разд. 8 предусматривалось наказание за совершение преступлений и проступков против общественного благоустройства и благочиния —См.:Уложение о наказаниях уголовных и исправительных. СПб., 1845. В 1864 г. в Уставе о наказаниях, налагаемых мировыми судьями, в гл. 3 перечислялись проступки против благочиния, порядка и спокойствия, а в гл. 11 предусматривались наказания за оскорбление чести, угрозы и насилие —См.: Российское законодательство X-XX веков: в 9 т. / отв. ред. Б. В. Виленский. Т. 8. Судебная реформа. Юрид. Лит. Москва, - 2011. – С. 400.. Статьи отд. 2 гл. 3 Устава о наказаниях, налагаемых мировыми судьями, принятого в 1885 г., предусматривали ответственность за нарушения порядка в общественных местах —См.: Свод законов Российской Империи. Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями. СПб., 1885..

Несколько статей Уголовного уложения 1903 г. закрепляли похожие виды преступного поведения. Так, ст. 75 гл. 2 предусматривала ответственность за непристойный крик, шум или иное бесчинство, учиненные в церкви, часовне или препятствующие отправлению общественного христианского богослужения. В ст. 154 гл. 6 была установлена ответственность за оказание неуважения к власти учинением явно неприличного поступка в правительственном или общественном установлении, а ст. 262, гл. 12 закрепляла ответственность за учинение шума, крика или иного бесчинства в публичном месте, или общественном собрании, или хотя и вне оных, но с нарушением общественного спокойствия или порядка. Статья 280, гл. 13 предусматривала ответственность за нарушение благопристойности бесстыдным поступком или произнесением бесстыдных слов —См.: Российское законодательство X-XX веков: в 9 т. / под.общ. ред. О. И. Чистякова. Т. 9. Законодательство эпохи буржуазно-демократической революции. Юрид. Лит. Москва, - 1994. – С. 264-265.

Таким образом, перечисленные действия: непристойный крик, шум или иное бесчинство, учиненные в церкви, часовне или препятствующие отправлению общественного христианского богослужения; неуважение к власти учинением явно неприличного поступка в правительственном или общественном установлении; учинение шума, крика или иного бесчинства в публичном месте, или общественном собрании, или хотя и вне оных, но с нарушением общественного спокойствия или порядка: нарушение благопристойности бесстыдным поступком или произнесением бесстыдных слов по своей сути могут быть отнесены к хулиганству в современном его понимании —См.: Яскевич А.В., Пашута И. В. Анализ развития взглядов на правовую природу хулиганства // Академия МВД Республики Беларусь. Вестник №1(17) – Минск, 2009. – С. 138. На собрании русской группы Международного союза криминалистов 1914 г. обсуждался вопрос об определении уголовно-правового понятия хулиганства и о соответствующем дополнении закона. Но прийти к единому мнению тогда так и не удалось. Одни юристы считали, что хулиганство - явление совершенно особого типа, которое требует специального законодательства —См.: Иванов В. Что такое хулиганство? – Оренбург, 1915. – С. 9-10. Другие, наоборот, полагали невозможным сделать из хулиганства наказуемый единый деликт. В частности, А.Н. Трайнин считал вообще логической ошибкой попытку дать уголовно-правовое определение хулиганства —См.: Каменская Н. И. Уголовно-правовой и криминологический анализ хулиганства: Учебное пособие. Домодедово: ВИПК сотр-в МВД России, 2015. – С. 6..

Если же условно попытаться определить периоды развития взглядов на правовую природу хулиганства, то рассмотренный промежуток времени можно отнести к первому периоду.

К новым подходам в законодательном определении хулиганства не могли не привести изменения в социальной жизни общества после Октябрьской революции. В декрете «О революционных трибуналах» от 4 мая 1918 г. наряду со шпионажем, взяточничеством и государственными преступлениями было выделено хулиганство —См.: Декрет Совета Народных Комиссаров о революционных трибуналах, 4 мая 1918г. // Собрание узаконений и распоряжений рабочего и крестьянского правительства. №35. 1918.. В Уголовном кодексе 1922 г. дальнейшее развитие правовых институтов привело к определению данного преступного деяния в следующем виде: «озорные, бесцельные, сопряженные с явным проявлением неуважения к отдельным гражданам или обществу в целом действия», а также к помещению его в главу о преступлениях против жизни, здоровья, чести и достоинства личности —См.:  Хрестоматия по истории отечественного государства и права. 1917-1991гг. Зерцало. Москва,- 2014. – С.101.. В соответствии с изменениями, внесенными в Уголовный кодекс в 1926 г., хулиганство было отнесено к преступлениям против порядка управления. В уголовном кодексе 1926 года статья 76 определяла хулиганство как «озорные, сопряженные с явным неуважением к обществу действия».

Впоследствии из УК было исключено данное определение хулиганства. Президиум Верховного Совета СССР в Указе от 26 июля 1966 года «Об усилении ответственности за хулиганство» дал новое определение этому явлению, квалифицировав его как «умышленные действия, грубо нарушающие общественный порядок и выражающие явное неуважение к обществу». Такое же определение хулиганства стала содержать статья 206 Уголовного Кодекса РСФСР 1960 года после издания вышеуказанного Указа Президиума Верховного Совета СССР20. Данная статья была расположена в гл. 10 УК РСФСР "Преступления против общественной безопасности, общественного порядка и порядка управления". Такое законодательное определение более точно соответствовало содержательной стороне хулиганства, вернее определяло хулиганский мотив.

Серьезные изменения в уголовное законодательство были внесены Указом Президиума Верховного Совета СССР от 26 июля 1966 г. «Об усилении ответственности за хулиганство» —См.: Указ Президиума Верховного Совета СССР N 5362-VI от 26 июля 1966 г. «Об усилении ответственности за хулиганство». [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.mamt74.ru/zakonnie-soveti/025488pravovie.html. Указ установил, что такое мелкое хулиганство, а также определил уголовную ответственность за простое и квалифицированное хулиганство.

С целью разграничения хулиганских проявлений по степени общественной опасности содеянного, то есть в зависимости от тяжести причиненного ущерба охраняемым государством общественным отношениям, законодательство Российской Федерации выделяло (до изменений и дополнений, внесенных Федеральным законом № 162 от 08.12.2003 года) три вида уголовно наказуемого и один вид административно наказуемого хулиганства.

К первому виду уголовно наказуемого хулиганства относилось так называемое простое хулиганство. Термин «простое» в законе не содержится. Однако в юридической литературе и судебной практике он получил широкое распространение. Этот термин был удобен тем, что позволял провести грань между тремя видами хулиганства, за которые была установлена уголовная ответственность —См.: Ведомости Верховного Совета СССР. - 1981. - № 23. - Ст. 782..

К типичным видам мелкого хулиганства, за которое была установлена административная ответственность, относились нецензурная брань в общественных местах, оскорбительное приставание к гражданам и иные подобные действия, нарушающие общественный порядок и спокойствие граждан, под которыми правоприменители понимали самые разнообразные отклонения от общепринятых норм поведения. Действия, подпадающие под признаки мелкого хулиганства, не были сопряжены с посягательствами на здоровье и телесную неприкосновенность граждан, а также повреждение или уничтожение чужого имущества.

К признакам мелкого хулиганства, за которое установлена административная ответственность (ст. 20.1 КоАП РФ), в соответствии с данными изменениями, относится нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, сопровождающееся нецензурной бранью в общественных местах, оскорбительным приставанием к гражданам, а равно уничтожением или повреждением чужого имущества, то есть практически все признаки бывшей ч. 1 ст. 213 УК РФ до изменений, внесенных вышеуказанным законом.

В действующем Уголовном кодексе РФ в ст. 213 "Хулиганство" располагается в разделе IX "Преступления против общественной безопасности и общественного порядка" в гл. 24 "Преступления против общественной безопасности".

Сравнительный анализ ст. 213 УК РФ в первоначальной редакции и в редакции Федерального закона от 1мая 2016 г. позволяет выделить внесенные в данную статью изменения.

Во-первых, часть первая ст. 213 УК РФ лишилась таких альтернативных признаков объективной стороны деяния как «применение насилия к гражданам либо угроза его применения» и «уничтожение или повреждение чужого имущества».

Во-вторых, из ч. 2 ст. 213 УК РФ исключены следующие квалифицирующие признаки: совершение хулиганства группой лиц и совершение данного деяния лицом, ранее судимым за хулиганство; оставшиеся же признаки изложены путем простого перечисления без отнесения их к определенным пунктам.

В-третьих, в связи c ужесточением санкций обеих частей ст. 213 УК деяние, предусмотренное частью первой данной статьи, стало относиться к преступлениям средней тяжести (ранее - к преступлениям небольшой тяжести), а посягательство, предусмотренное ч. 2 ст. 213 УК РФ, - к тяжким преступлениям (ранее - к преступлениям средней тяжести).

Если ст. 213 УК РФ в первоначальной редакции позволяла хотя бы обозначить грани соприкосновения с другими составами преступлений, то в настоящее время таковые приходится выводить на основе анализа Федерального закона «Об оружии», определяющего функциональное назначение оружия. Необходимость обращения к указанному закону при применении ст. 213 УК РФ определяет бланкетную природу последней —См.:  Борисов С. В. Хулиганство как обобщающее понятие для ряда уголовно наказуемых деяний. Московский университет МВД России. Новеллы уголовного законодательства. – Москва, 2014. – С. 45..

Действующая редакция ч. 1 ст. 213 определяет хулиганство как грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, совершенное: а) с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия; б) по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти, или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы.

Объединенными в одной норме оказались фактически два состава, отличающихся, с одной стороны, по мотивам: хулиганскому и мотиву ненависти или вражды, а с другой - по объективной стороне: в первом случае грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, должно сопровождаться применением оружия, во втором случае этого не требуется.

Особенностью и обязательным признаком хулиганства является применение оружия или предметов, используемых в качестве оружия. Под признаки этой нормы подпадает любое оружие, которое будет признано таковым экспертным заключением.

«Угроза заключается в выраженном словесно или действиями намерении применить физическое насилие». К сожалению, в новом УК РФ законодатель не дал никакого определения понятию "угроза применения насилия". В связи с этим возникает ряд вопросов. В частности, подпадает ли под понятие "угроза" ситуация, когда во время хулиганских действий субъект угрожает человеку на словах, но при этом никаких практических действий, направленных на осуществление этой угрозы, не предпринимает; либо, высказывая угрозу на словах, делает угрожающие жесты, однако на практическое осуществление угроз не идет. Разумеется, во втором случае можно точнее определить факт угрозы. Однако в обоих случаях обычно можно с достаточной уверенностью предвидеть поведение хулигана и особенно оценить реальность осуществления угрозы. Главным фактором, характеризующим отличие "угрозы насилия" от реального насилия, является отсутствие реальных действий хулигана, нанесение ран, увечий и т.д., если же они имеют место - это уже не угроза, а само насилие: даже если он просто взял за руку и удерживает, несмотря на просьбы отпустить. Вместе с тем "угроза" в смысле ч. 1 ст. 213 УК РФ - это не одно только высказывание о намерении, например, "проучить", а совершение предварительных, подготовительных поступков, направленных на реализацию такого намерения.

Бесконтактная психическая блокировка, ограничивающая свободу граждан и исключающая для них возможность уйти, сопровождающаяся одновременным высказыванием в их адрес угрозы применить насилие, вполне может рассматриваться как психическое насилие над человеком.

Аналогичным образом можно оценить и действия в случаях высказывания угроз с одновременным заряжением оружия, направлением его в сторону людей, прицеливанием в них либо подготовкой предмета для использования в качестве оружия - отбитие горлышка у бутылки, отрыв доски от забора, поднятие камня и т.п.

Насилие как необходимый признак уголовно наказуемых хулиганских действий выражается в нанесении ударов, побоев, причинении боли или легкого вреда здоровью —См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Особенная часть. Под общей редакцией проф. Ю.И. Скуратова и В.М. Лебедева. - М., Издательство Группа ИНФРА М - НОРМА. Москва,2011. - С. 213.

Под насилием понимается (как минимум) умышленное причинение побоев или телесных повреждений. Причинение в процессе хулиганства тяжкого или средней тяжести вреда здоровью квалифицируется соответственно по ст. ст. 111 и 112 УК РФ (по признаку совершения этих действий "из хулиганских побуждений"). Надо учитывать, что в диспозиции ч. 1 ст. 213 УК РФ все же нет прямого указания на степень вреда здоровью, причиненного в результате хулиганских действий.

В свое время С. Мокринский справедливо утверждал, что хулиганство «не есть действие, но лишь свойство действия» —См.: Мокринский С. Озорство и хулиганство// Еженедельник советской юстиции, 1924. № 37. С. 879.. Такое свойство деянию придают проявившиеся в нем хулиганские побуждения. Поэтому закрепление указания на хулиганские побуждения в статьях УК РФ, предусматривающих ответственность за наиболее типичные формы их проявления, в противовес искусственному созданию самостоятельной нормы о хулиганстве, следует признать более правильным и прогрессивным.

Нельзя не согласиться с Н. И. Коржанским в том, что деяния, охватываемые нормой об ответственности за хулиганство, содержат или должны содержать самостоятельные составы преступлений, совершаемых из хулиганских побуждений, поэтому квалификация по любой из частей рассматриваемой нормы в известной мере нивелирует эти деяния, а, следовательно, не обеспечивает эффективности борьбы с ними средствами уголовного наказания —См.: Коржанский Н. И. Объект и предмет уголовно-правовой охраны в СССР // Автореф. дисс. докт. юрид. наук. Всесоюзный научно-исследовательский институт МВД СССР. – Москва, 1981. – С. 17..

Несмотря на то, что российское уголовное законодательство более 80 лет предусматривает ответственность за хулиганство, в теории уголовного права нет единого мнения по вопросу об объекте данного преступления. Это связано с тем, что в разные периоды развития уголовного законодательства хулиганство относилось к разным видам преступлений, а диспозиция статьи всегда имела достаточно сложную юридическую конструкцию.

Чтобы дать уголовно-правовое определение хулиганства, необходимо знать, что же такое объект преступления в целом.

Объект в семантическом значении (от лат. objectum«предмет») – это предмет, явление, процесс или их отдельные стороны, существующие в реальной действительности; предмет, явление, процесс на который направлена какая-либо деятельность, мысль, чувство и т.д.; то, что противостоит субъекту в его предметно-практической и познавательной деятельности —См.: Сидоренко Э.Л. Объект уголовно-правовых отношений в контексте современного правопонимания // Публичное и частное право. 2012. № 3. С.142.

Представители классической и социологической школ признавали объектом преступления правовые блага, жизненные интересы и т.п. Например, С. Мокринский считал, что описать состав преступления значит, прежде всего, определить объект последнего - социальное благо, страдающее или подвергающееся опасности от преступления —См.: Мокринский С. Озорство и хулиганство //Еженедельник советской юстиции. – 1924. - № 38. - С.898..

Б. С. Никифоров, определяя объект преступления как общественный интерес, против которого направлено преступление, считал, что интерес входит в структуру общественного интереса —См.:  Никифоров Б.С. Объект преступления по советскому уголовному праву. Госюриздат. - Москва, 1960. С. 29-121.. Сходную позицию занимал Я. М. Брайнин. Он считал, что в состав общественного отношения наряду с другими элементами входят охраняемые законом интересы субъектов общественных отношений —См.: Брайнин Я.М. Уголовная ответственность и ее основание в советском уголовном праве. - Москва, 1963. - С. 167.. Е.А. Фролов в структуру общественного отношения ввел интерес в качестве ядра —См.: Фролов Е.А. Спорные вопросы общего учения об объекте преступления // Сб. науч. тр. Свердловского юрид. ин-та. - 1969. - Вып. 10. - С. 198..

Н. И. Коржанский полагал, что тесная связь между интересами и общественными отношениями дает основание назвать общественные отношения общественными интересами в действии —См.: Коржанский Н.И. Объект и предмет уголовно-правовой охраны. Изд-во Акад. МВД СССР, Москва, 1980. - С. 41, а по мнению Е.К. Каиржанова, общим объектом всех преступлений являются интересы народа, родовым - группа однородных либо по характеру, либо по принадлежности к определенному субъекту интересов, непосредственным - конкретный интерес, имеющий не менее конкретного своего носителя с его социально-индивидуальными признаками —См.: Каиржанов Е.К. Интересы трудящихся и уголовный закон. - Алма-Ата, 1973. - С. 56-57..

А.В. Пашковская определяла объект преступления как охраняемые уголовным законом социально значимые ценности, интересы, блага, на которые посягает лицо, совершающее преступление, и которым в результате совершения преступного деяния причиняется или может быть причинен существенный вред —См.: Никифоров Б.С. Объект преступления. - Москва, 1960. С. 29-121..

Н.С. Таганцев, дискутируя по этой проблеме с В. Спасовичем, который считал объектом преступления субъективные права, отмечал, что жизненным проявлением нормы может быть только то, что вызывает ее возникновение, придает ей содержание, служит для нее оправданием, - это интересы жизни, интересы человеческого общежития в широком обобщенном значении всего, что обусловливает бытие и преуспевание отдельной личности, общества, государства и всего человечества в их физической, умственной и моральной сферах. Посягательство на норму права в ее реальном бытии является посягательством на правоохраняемый интерес жизни, на правовое благо —См.: Брайнин Я.М. Уголовная ответственность и ее основание в советском уголовном праве. - Москва, 1963. - С. 167.. Сходную позицию занимали Франц Лист, С.Б. Гавриш, А.В. Наумов —См.: Фролов Е.А. Спорные вопросы общего учения об объекте преступления // Сб. науч. тр. Свердловского юрид. ин-та. - 1969. - Вып. 10. - С. 198.

Оригинальная точка зрения была высказана Г.П. Новоселовым, который предложил такое определение: Объект преступления - тот, против кого оно совершается, то есть отдельные лица или какая-то множественность лиц, материальные или нематериальные ценности которых, будучи взяты под уголовно-правовую охрану, поддаются преступному воздействию, в результате чего этим лицам причиняется вред или создается угроза причинения вреда —См.: Ляпунов Ю.И. Основные теоретические проблемы уголовно-правовой охраны природы в СССР: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. – Москва,. 1976. - С. 15..

Е. А. Фесенко считает, что именно ценности (личные, общественные, государственные) должны признаваться объектом преступления —См.: Еропкин М.И. Управление в области охраны общественного порядка.- Москва: Юрид. лит., 1951. - С. 7..

Однако господствующее положение в науке уголовного права занимает следующее определение: объектом преступления признаются общественные отношения. К ключевым понятиям в определении объекта хулиганства является понятие общественного порядка, без чего невозможно решить вопрос об объекте хулиганства.

Справедливо еще в 80-х годах заметил В. Тихий, общественная безопасность, общественный порядок и народное здоровье хотя и взаимосвязаны между собой, но не могут отождествляться, поскольку они обладают определенной самостоятельностью —См.: Тихий В.П. Уголовно-правовая охрана общественной безопасности. - Харьков, 1981.

В общей теории права под общественным порядком принято понимать определенные качества системы общественных отношений, состоящие в такой упорядоченности социальных связей, которая обеспечивает согласованность и ритмичность общественной жизни, беспрепятственное осуществление участниками общественных отношений своих прав и обязанностей и защищенность их обоснованных интересов, общественное и личное спокойствие. Правопорядок - составная часть, определенное количество общественного порядка —См.: Бошко СВ. Правоведение: Учеб.пособие для студентов неюридических вузов. - Москва, 2012. - С. 196..

Говоря о хулиганстве, мы приходим к выводу, что оно посягает на общественный порядок, жизнь, здоровье, честь и достоинство человека, его имущество, не абстрактный, не виртуальный, а реальный, установленный законом и моралью порядок в нашем быту, на улицах и площадях, стадионах, в парках и т.д. —См.: Мокринский С. Озорство и хулиганство // Еженедельник советской юстиции. 1924. N 38. С. 898. Таким образом, хулиганство посягает на охраняемые уголовно–правовым законом общественное отношения, на которые направленно общественно опасное деяние и которым причиняется вред либо создается реальная угроза его причинения.

Характерной чертой индивидуального преступного поведения является то, что наряду с внешними факторами (причинами и условиями) его обусловливают в основном и внутренние (психологические) факторы.

Мотивация (как процесс) всегда входит в структуру механизма преступного действия или преступной деятельности лица. В зависимости от механизма действия, наличия или отсутствия в нем этапа мотивации различают рефлекторные, импульсивные, инстинктивные и волевые действия. Рефлекторные и инстинктивные действия не требуют мотивации, осознания цели и регуляции поведения в соответствии с ней, а совершаются автоматически. Правонарушения с подобными действиями не встречаются.

Большинство психологов считают, что в основе человеческой активности, а, следовательно, и мотивации поведения человека лежат его потребности. Потребность - это отражение в психике человека его нужд в определенных условиях жизни и развития. Но сама потребность в большинстве случаев не выступает еще в качестве мотива. Для того чтобы она стала мотивом, необходимо отражение в психике человека объекта, являющегося предметом потребности —См.: Рубинштейн С.Л. Бытие и сознание. Москва, 1957. – С.265.. Мотив возникает в процессе мотивации, т. е. в процессе осознания и сопоставления потребности с ее объектом, осознания и сопоставления субъективной и объективной сторон деяния по ее удовлетворению. Причем в основу мотивации может лечь несколько потребностей —См.: Ковалкин А.А., Котов Д.П. Мотивы хулиганства. Вопросы борьбы с преступностью. Вып.18. Москва, 1973. – С.39..

Далеко не все мотивы бывают достаточно четко выражены и ясно осознаны, особенно при совершении хулиганских действий. В отдельных случаях они вообще могут быть не осознаны. Неосознанность мотивов, побуждающих антиобщественное поведение, может быть обусловлена различными причинами, в том числе эмоциональным состоянием. Необходимо иметь в виду, что мотивация поступка, в том числе и общественно опасного поведения, сопровождается сложным психологическим процессом, в котором побудительные, интеллектуальные, волевые, эмоциональные и другие психологические признаки находятся в тесной взаимосвязи и взаимообусловленности.

Современная психология рассматривает бессознательное как неосознаваемые личностью психические явления и процессы, как один из факторов, оказывающих существенное влияние на поведение и образ жизни человека, его отдельные поступки, активно участвующих в формировании мотивов —См.: Кудрявцев В.Н. Криминальная мотивация. Наука. Москва, 1986. – С. 158.

В целом можно сказать, что роль бессознательной мотивации преступного поведения определяется степенью зависимости индивида от конкретных условий существования. Чем более жесткой является эта зависимость, тем более вероятным оказывается совершение преступления. Актуализировавшееся состояние зависимости индивида от каких-то условий, факторов начинает управлять его поведением ровно в той степени, в которой он не осознает этой зависимости; с другой стороны, чем ниже степень осознания этой зависимости, тем сильнее она как детерминирующий поведение фактор. Известно, что сознание возникает как результат выделения человека из среды, вычленения себя сначала как автономного физического объекта, а затем и как личности. Уровень осознания человеком себя как действующего индивида определяется мерой автономизации себя от объектов окружающего мира. Чем ниже эта автономизация, тем более бессознательный характер носит детерминация поведения и состояний личности, тем в большей власти ситуаций он находится. Индивид не может осознавать того, от чего он себя не отделяет, по отношению к чему он не может занять рефлексивной позиции —См.: Кудрявцев В.Н. Криминальная мотивация. Наука. Москва, 1986. – С. 168.

Вышеизложенное приводит к мысли о том, что личность может рассматриваться как целостная независимо от возможностей самоуправления поведением. Возможности же самоуправления зависят от степени выделенности из окружения, от степени автономности от ситуации, т. е. в конечном счете от уровня развития сознания.

Часто под хулиганством скрывается отстаивание своего мужского статуса, особенно в ситуациях предпочтения. Самоутверждение и утверждение в глазах ближнего, утверждение путем учинения хулиганских действий. Об этом писал, например, Ю. М. Антонян, Е. М. Самовичев.

Немаловажное значение в этом отношении имеет и эмоциональное состояние человека в момент совершения преступления. Эмоции могут затруднять или уменьшать осознание им мотивов своего поведения, социального смысла содеянного, предвидения последствий своих действий.

Понятие «мотив преступления» законом не раскрывается. Мотив происходит от термина motum и дословно означает «двигатель», т. е. то, что движет человеком в его деятельности. Однако это понятие не является однозначным. Одни авторы считают мотивами любые побудительные силы, любой источник активности человека. Другие понимают мотив лишь как осознанную потребность, а все иные психические феномены рассматривают в качестве производных от потребностей. Третья точка зрения выводит мотив за пределы психического, именуя мотивом объективный предмет потребности. Ряд психологов, таких как: А. Н. Леонтьев, М. И. Бобнева, К. Обуховский, П. М. Якобсон считают, что мотивом является не каждое побуждение, а лишь побуждение, порожденное ценностью (значимостью) предмета (явления, лица, ситуации и т. д.), способного удовлетворять какую-либо потребность личности —См.: Механизм преступного поведения / Антонян Ю.М., Барановский Н.А., Дагель П.С., Дубовик О.Л., и др.; Отв. ред.: Кудрявцев В.Н. - Москва: Наука, 1981. – С. 46..

Все же, несмотря на различия, содержание мотива раскрывается в достаточно сходных понятиях: побуждение, побуждающая причина, внутренне побуждение, внутренняя сила и т.д.

В. В. Лунеев указывает, что мотив – побуждение внутреннее, субъективное, идеальное; в конечном итоге он детерминирован внешней средой, т. е. социально обусловлен; его функцию в виде актуального желания выполняют потребности и связанные с ними интересы, чувства и другие детерминанты; в нем отражено единство интеллектуальных, эмоциональных и волевых средств личности, взаимодействующих с социальной средой —См.: Лунеев В.В. Мотивация преступного поведения. Наука. – Москва, 1991. – С. 48..

Мотив преступления из хулиганских побуждений - это внутренний смысл такого поведения, которое вызывает у лица решимость совершить преступление и руководит им при его осуществлении. Это - то ради чего совершаются хулиганские действия. Побуждения являются формой отношения лица к окружающей среде как к источнику их удовлетворения. Будучи стимулирован побуждением, мотив всегда направлен на тот или иной объект (лицо, предмет), который выступает в качестве средства его удовлетворения.

Серьезное место в мотивации преступного поведения занимают потребности личности. Потребности – это социально-психологическая категория, которая формируется в ходе жизнедеятельности личности через общение с другими людьми, через иные каналы – под воздействием объективных факторов социальной среды и во взаимодействии с природной организацией индивида. Формирование системы потребностей происходит, преломляясь через конкретные формы жизнедеятельности индивидов: их жизненные условия, жизненный опыт, ближайшее окружение, контакты, совместную деятельность в малых социальных группах и т. д.

Среди потребностей преступления, значительный вес занимают ложные потребности (квазипотребности). Но они являются ложными по оценке общества, а не действующего субъекта. Для субъекта они – истинные. Людьми с ярко выраженными ложными потребностями, которые нередко становятся мотивом совершения преступления, являются алкоголики, наркоманы, любители иных возбуждающих средств, лица, для которых совершение преступлений является потребностью.

Некоторые юристы считают, что роль мотива могут выполнять только чувства (эмоции). Б. В. Харазишвили пишет: «мотив – это эмоциональное состояние лица, выражающееся в проявлении воли, связанной с пониманием необходимости данного поведения и хотением его осуществления —См.: Харазишвили Б. В. Вопросы мотива поведения преступника в советском праве. Тбилисси. 1963. – С. 44.. Такой же позиции придерживается Я. М. Брайнин: Мотив с точки зрения уголовного права есть чувство (переживание), превратившееся в стимул к виновному поведению —См.: Брайнин Я. М. Основания уголовной ответственности и важнейшие вопросы учения о составе преступления в советском уголовном праве. Автореф. дисс. Харьков. 1963. – С. 17.. Л. И. Петражицкий тоже придерживался подобного взгляда. Он считал эмоции «истинными мотивами, двигателями нашего поведения» —См.: Петражицкий Л. И. О мотивах человеческих поступков. СПб. 1904. – С. 37.. Однако, на наш взгляд, все же чувства не исчерпывают всех побуждений, выступающих в качестве мотивов преступлений.

Ряд авторов ошибочно сводят мотивы преступлений к двум видам побуждений – потребностям и чувствам, так как даже взятые вместе потребности и чувства не исчерпывают всего многообразия мотивов преступлений.

Мотив всегда является идеальным основанием совершенного преступления, так как он обусловливает сознательную, целенаправленную деятельность преступника, является субъективной необходимостью любого волевого акта. Тем самым он выступает и оправданием преступления в глазах самого действующего субъекта. Эти черты полностью относятся и к мотивам хулиганства.

В криминологии под мотивом принято понимать внутренний, психический стимул, побуждение к совершению преступления, его смысл. Представляется, что именно такого понимания и следует придерживаться в уголовном праве и криминалистике.

2.1 Особенности признаков объективной стороны убийства из хулиганских побуждений

В пункте 9 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» от под общеопасным способом убийства понимается такой способ умышленного причинения смерти, который заведомо для виновного представляет опасность для жизни не только потерпевшего, но хотя бы еще одного лица (например, путем взрыва, поджога, производства выстрелов в местах скопления людей, отравления воды и пищи, которыми помимо потерпевшего пользуются другие люди).

В указанном Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации речь идет только о способе причинения смерти. Однако по смыслу уголовно-правовой нормы и с учетом приведенного определения способа совершения преступления фактически при решении вопроса о квалификации убийства общеопасным способом требуется учитывать ряд обстоятельств, таких как средства (орудия, предметы) совершения преступления, приемы, порядок, последовательность и обстановка их применения, а также наличие реальной опасности для жизни какого-либо лица кроме потерпевшего. Исходя из анализа изученных нами научных работ и судебной практики, представляется, что ВС РФ в своем Постановлении, раскрывая понятие «способ», имел в виду именно вышеперечисленные признаки.

Не затрагивая субъективную сторону рассматриваемого нами преступления, остановимся на объективных признаках, свидетельствующих о совершении убийства общеопасным способом.

Во-первых, под общеопасным способом убийства подразумевается, помимо физической силы человека, использование каких-либо дополнительных средств, орудий или предметов.

Во-вторых, эти средства (орудия, предметы), выбранные субъектом преступления для совершения преступления, должны соответствовать определенным условиям, а именно создавать опасность для жизни, т. е. реальную возможность причинения смерти хотя бы еще одному лицу кроме потерпевшего.

Отсюда закономерно вытекает третий признак: нахождение на месте происшествия помимо потерпевшего еще не менее одного человека, в зависимость от опасности для жизни которого и ставится наличие общеопасного способа убийства.

Средства совершения убийства должны обладать такими поражающими свойствами, которые в силу своих специфических особенностей способны представлять опасность для жизни еще не менее одного человека помимо потерпевшего, а для квалификации убийства общеопасным способом должны не абстрактно, а реально представлять ее в момент совершения преступления. Чаще всего виновными из-за относительной простоты и доступности используются лишь такие способы, как поджог, взрыв, применение огнестрельного оружия. Но этим не исчерпывается перечень способов, которые могут расцениваться как общеопасные. Исходя из содержания ряда статей УК РФ, можно сделать предположение, какие способы совершения убийства при определенных условиях будут относиться к общеопасным, поскольку используемые в этих случаях средства обладают достаточно высокими поражающими свойствами. При этом учитываются как поражающие свойства самого используемого средства (орудия, предмета), так и конкретный способ его применения или, в более широком смысле, обстоятельства его применения, когда об опасности для жизни свидетельствуют не только поражающие свойства применяемых средств, но и конкретная обстановка.

Состав убийства материальный. Его объективная сторона включает общественно опасное деяние в форме действия или бездействия, общественно опасные последствия в виде смерти другого человека и причинно-следственную связь между общественно опасным деянием и общественно опасными последствиями.

Наиболее часто убийство совершается в форме активных действий (нанесение огнестрельного ранения, удушение, сожжение и т.п.). Однако возможно совершение этого преступления в пассивной форме путем бездействия. Например, как убийство следует рассматривать случаи, когда виновный с целью лишения жизни не осуществляет медицинский или иной уход за потерпевшим, который сам не имеет возможности о себе позаботиться (например, виновный намеренно не дает необходимые для жизни лекарства потерпевшему, который парализован и сам не может их принять; мать не кормит грудного ребенка и т.п.).

Анализ следственной и судебной практики выявляет неоднозначное понимание правоприменителем признака хулиганского мотива в преступлении, предусмотренном п. "и" ч. 2 ст. 105 УК РФ, - убийство из хулиганских побуждений.

В соответствии с п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. "О судебной практике по делам об убийстве (статья 105 УК РФ)" хулиганское поведение виновного характеризуется как совершенное на почве явного неуважения к обществу и общепринятым нормам морали, являющееся открытым вызовом общественному порядку и обусловленное желанием противопоставить себя окружающим, продемонстрировать пренебрежительное к ним отношение.

В Постановлении Пленума приводятся примеры преступной хулиганской мотивации - совершение убийства без видимого повода или с использованием незначительного повода.

В п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15 ноября 2007 г. "О судебной практике по уголовным делам о хулиганстве и иных преступлениях, совершенных из хулиганских побуждений" разъясняется, что при грубом нарушении общественного порядка учитываются такие объективные признаки противозаконного деяния, как способ, место их совершения, а также интенсивность и иные обстоятельства.Указанные признаки предполагают характеристику преступлений, совершенных из хулиганских побуждений, как "публичных", т.е. совершающихся в районах сосредоточения людей: местах массового отдыха - парках, концертных площадках, пляжах, точках общественного питания и др.

Признаки хулиганских побуждений при убийстве принято делить на внешние, объективные, которые характеризуют осознаваемую убийцей обстановку в момент его совершения (публичность), и внутренние, относящиеся к субъективной оценке виновным повода для убийства (незначительный повод) либо состоящие в отсутствии видимого повода —См.:  Яни П.С. Хулиганский мотив убийства // Законность. 2011. N 7.

Убийства из хулиганских побуждений чаще совершаются в обстановке публичности, т.е. в общественном месте, посещаемом многими лицами, не являющимися соучастниками преступника либо потерпевшими, что тем не менее не является обязательным для вменения п. "и" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Обстановку публичности усматривают также, например, в коммунальной квартире, внутреннем дворике частного домовладения и т.д., т.е. хотя и не в общественном месте, но в присутствии окружающих людей, открыто наблюдающих за событием преступления.

Верховный Суд РФ неоднократно четко и недвусмысленно обозначал позицию, в соответствии с которой публичность деяния не является обязательным обстоятельством, необходимым для установления хулиганского мотива посягателя. Так, в приведенных ниже следственных ситуациях смерть причинялась без видимого повода в малопосещаемых местах и в отсутствие окружающих, т.е. лиц, не являющихся ни соучастниками убийства, ни потерпевшими, что тем не менее явилось достаточным основанием для характеристики судами таких убийств как совершенных из хулиганских побуждений.

Д., в безлюдном месте, на берегу реки увидел ранее ему незнакомого одинокого рыбака М., поблизости от которого отсутствовали люди. Д. скрытно приблизился к М. на расстояние арбалетного выстрела, после чего беспричинно, проявляя безразличие к жизни человека, произвел в того выстрел из арбалета, причинив последнему телесные повреждения, послужившие причиной смерти потерпевшего —См.: Уголовное дело N УК-2-12/11 // Архив Вологодского областного суда.

Г., войдя в заброшенный дом, посветил фонариком и, увидев, как кто-то справа зашевелился, выстрелил в этого человека, затем произвел выстрелы влево, где лежал матрац. Из показаний свидетеля К. следует, что Г., объясняя ему убийство одного из бомжей, пояснил, что он напился и решил повеселиться.

Следствием и судом установлено, что «15, 18 и 28 августа 2011 г. в ночное время, при отсутствии окружающих лиц, П. беспричинно совершал убийства ранее незнакомых мужчин. Нападая на своих жертв, он избивал их руками, ногами, палками, камнями, наносил удары ножом и топором» —Определение Верховного Суда РФ от 19.03.2013 N 44-О13-15сп.

И в другом случае при сходных обстоятельствах Верховный Суд РФ прямо указал, что отсутствие на месте совершения преступления посторонних лиц, на что ссылается адвокат в своей жалобе, не исключает совершение убийства из хулиганских побуждений —См.: Определение Верховного Суда РФ от 20.06.2006 N 4-о06-68.

Напротив, в случаях, когда убийство происходило публично, например, в обстановке открытости, в присутствии окружающих, однако смерть причинялась по "значительному" поводу, например, из ненависти, такие преступления не признавались совершенными из хулиганских побуждений. Верховный Суд РФ неоднократно указывал, что убийства, совершенные в связи с личными неприязненными отношениями, независимо от места их совершения, не должны квалифицироваться как совершенные из хулиганских побуждений —См.: Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда РФ. 2014. С. 16.

Так, К., в нетрезвом состоянии, после конфликта с Б. взял охотничье ружье, пришел к дому последнего. Увидев Б. стоящим спиной к окну, К. произвел в него два выстрела сквозь окно, после чего ушел домой. Судом действия К. квалифицированы как покушение на убийство из хулиганских побуждений. Президиум Верховного Суда РФ переквалифицировал содеянное с ч. 3 ст. 30, п. "и" ч. 2 ст. 105 на ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ, признав наличие личных неприязненных отношений между виновным и потерпевшим. В частности, Президиум Верховного Суда РФ указал на то обстоятельство, что в день совершения преступления у К. и потерпевшего Б. дважды возникали личные конфликты, послужившие поводом для покушения на убийство, что исключает в данной ситуации наличие хулиганских побуждений.

Убийство из хулиганских побуждений часто является продолжением ранее возникших хулиганских действий. Так, в приведенном ниже примере действия О., которые впоследствии суд квалифицировал как хулиганство, "переросли" в покушение на убийство из хулиганских побуждений.

«О., находясь в состоянии алкогольного опьянения, подошел в кафе к незнакомым ему Я. и С., где между ними по незначительному поводу возникла ссора. Используя незначительный повод для предлога для последующих действий, О. произвел в указанных лиц, а также сидевших рядом за столиком Л. и Д. выстрелы боевыми патронами из пистолета, после чего покинул кафе. Увидев на улице незнакомого ему З., виновный выстрелил и в него из того же пистолета. Верховный Суд РФ согласился с квалификацией действий О. по совокупности преступлений - по ч. 3 ст. 30, п. "а", "и" ч. 2 ст. 105, ч. 1 ст. 213 УК РФ» —Определение Верховного Суда РФ от 19.01.2012 N 48-Д11-25.

В некоторых случаях хулиганский мотив на убийство возникает внезапно, без "перерастания" из ранее проявившихся хулиганских действий.

«Ш. и К., отмечая день рождения знакомой Л., употребили спиртное. Знакомая ушла в соседнюю комнату спать, К. заснул на диване, а Ш. продолжил употреблять спиртное. Через некоторое время Ш. взял закупоренную бутылку с вином и с криком "Пусть все проснутся" ударил этой бутылкой по голове К. От полученных повреждений черепа последний через непродолжительное время скончался» —Определение Верховного Суда РФ от 19.05.2014 N 51-Д17-26.

На практике часто возникают трудности в отграничении убийства в ссоре (драке) и убийства из хулиганских побуждений. Как неоднократно отмечал Верховный Суд РФ, если зачинщиком конфликтной ситуации явился сам потерпевший, а также в случае, когда драка возникла в связи с неправомерным поведением потерпевшего, - содеянное нельзя рассматривать как убийство из хулиганских побуждений. Так, по уголовному делу по обвинению С. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ, Верховный Суд РФ указал: В том случае, когда поводом к конфликту послужило противоправное поведение потерпевшего, виновный не может нести ответственность за его убийство из хулиганских побуждений.

Также, давая оценку убийству, как совершенному из хулиганских побуждений, суды зачастую ссылаются на установление факта отсутствия личного знакомства подсудимого с потерпевшим.

«Л. зашел в помещение летней кухни, где находились ранее незнакомые ему Н., Б. и Т., с которыми он пытался завести разговор. После этого Л. стал наносить ножом удары в шею Н. и Б. и один удар в голову Т. Потерпевшие Н. и Б. повалили Л. на пол, препятствуя ему в доведении им преступления до конца. Потерпевший Н. от полученных колото-резаных ран скончался. Верховный Суд РФ, рассматривая кассационную жалобу, указал, что Л. до совершения преступления не был знаком с потерпевшими и никаких противоправных действий в отношении его не предпринимал» —Определение Верховного Суда РФ от 11.01.2012 N 59-О11-27. Указанные фактические обстоятельства позволили суду сформулировать правильный вывод о том, что побудительным мотивом действий Л. явились хулиганские побуждения (- документ опубликован не был).

Напротив, установление судом фактических обстоятельств убийства, свидетельствующих о предварительном знакомстве виновного и потерпевшей, наряду с иными признаками в ряде случаев предопределяют его вывод об отсутствии в преступлении хулиганских побуждений.

Действия Н., убившего ранее знакомую ему престарелую Н., отказавшую в даче денег в долг, квалифицированы судом первой инстанции по п. "в" и "и" ч. 2 ст. 105 УК РФ. Президиум Верховного Суда РФ исключил из приговора п. "и" ч. 2 ст. 105 УК РФ и указал нижеследующее. Н. в ходе следствия и суда утверждал, что "попросил" у Н. в долг деньги, но она отказала и стала упрекать его в попрошайничестве и злоупотреблении спиртными напитками. Он обиделся, взял молоток и убил ее. Эти доводы судом не опровергнуты, при таких обстоятельствах действия виновного были вызваны личными неприязненными отношениями, что является основанием для исключения указания о его осуждении по п. "и" ч. 2 ст. 105 УК РФ —См.:  Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 28.06.2006 N 164-П06.

В соответствии с материалами судебной статистики большинство убийств из хулиганских побуждений совершается в состоянии алкогольного опьянения. Сам факт совершения убийства виновным в состоянии алкогольного опьянения не является доказательством хулиганского мотива, однако такое состояние в какой-то степени является объяснением "необычности", "парадоксальности" такого поведения. Можно говорить об отсутствии повода либо о незначительности, ничтожности повода "хулиганского" убийства, с точки зрения нормального человека. Однако этот же повод для убийцы, находящегося в состоянии алкогольного опьянения, может являться важным и значимым. Так, в одном случае виновный в убийстве из хулиганских побуждений показал, что совершил преступление из-за того, что незнакомая ранее гражданка отказалась показать ему ребенка. Данное обстоятельство представилось ему крайне оскорбительным, из-за чего он очень "разозлился".

Как следует из показаний С., «он полностью признавал свою вину в убийстве ранее незнакомой ему К. и ее малолетнего сына, поясняя, что был пьян и зол на потерпевшую, поскольку она отказалась показать ему ребенка. Верховным Судом РФ его действия квалифицированы по п. "а", "в", "и" ч. 2 ст. 105 УК РФ как умышленное причинение смерти двум лицам, в числе которых был малолетний, и из хулиганских побуждений, поскольку какого-либо повода для совершения убийства у него не было» —Определение Верховного Суда РФ от 14.02.2013 N 4-О13-6.

Убийство из хулиганских побуждений иногда называют "безмотивным", объясняя такую позицию отсутствием причин для убийства. Данное утверждение следует считать неверным, ошибочным, даже вредным для процесса квалификации преступлений. Любое умышленное преступление совершается по какому-либо мотиву или с какой-либо целью. Неустановление в ходе предварительного расследования или судебного заседания причин для убийства не является основанием для вменения хулиганского признака. Если убийство совершается при наличии незначительного повода, часто присутствуют проявления мести, виновный мстит потерпевшему, ошибочно признавая ничтожный повод значительным для убийства. Месть в таком случае является элементом хулиганских побуждений, так как преступник стремится жестоко отомстить по незначительному поводу, проявив особую дерзость и цинизм по отношению к интересам других людей.

К незначительному поводу в некоторых случаях может быть отнесено и проявление ревности. Например, комплимент, высказанный в публичном месте одному из супругов в присутствии другого, может быть воспринят виновным как "достаточный" для убийства повод. Практика показывает, что многие случаи "бытовых убийств" были вызваны ненавистью и озлоблением убийцы к потерпевшему по совершенно ничтожному поводу, который, однако, был для них исключительно серьезным и достаточным для причинения смерти. Убийство без видимого повода или по незначительному поводу признается хулиганским, если содержит признаки явного неуважения к обществу, циничного пренебрежения общественными интересами, характеризуется дерзостью, цинизмом, озорством. Если такие признаки отсутствуют, то преступление признать хулиганским нельзя даже при отсутствии видимых причин для убийства.

Органам следствия и судам необходимо осознавать, что не отсутствие видимых причин для убийства позволяет квалифицировать убийство, как совершенное из хулиганских побуждений, а доказанность именно хулиганского мотива.

Так, Определением Верховного Суда РФ приговор изменен, «исключено осуждение Н. по п. "и" ч. 2 ст. 105 УК РФ. Как указал суд, само по себе отсутствие видимой причины в отношениях матери с ребенком, побудивших ее к совершению убийства, не является основанием для оценки этих действии, как совершенных из хулиганских побуждений. Поэтому "хулиганский" признак убийства подлежит исключению» —Определение Верховного Суда РФ от 25.07.2013 N 47-АПУ13-13СП.

3.1 Особенности признаков субъективной стороны убийства из хулиганских побуждений

По представлению М. И. Бажанова и В. В. Сташиса, субъективная сторона рассматриваемого преступления может выражаться как в прямом, так и в косвенном умысле. Виновный может действовать либо с прямым умыслом на убийство определенного лица, сознательно допуская опасность для жизни многих людей, либо с косвенным, сознательно допуская возможность гибели нескольких лиц, не имея цели убить конкретное лицо —См.:Бажанов М.И., Сташис В.В. Уголовное право. – Москва: Право, 2008. – С.125.

Данная характеристика субъективной стороны убийства, совершенного способом, опасным для жизни многих лиц, не предусматривает определение минимального количества потерпевших, могущих пострадать в результате действий виновного лица. Кроме того, она страдает некоторой неполнотой. Непонятно, включают ли авторы отношение виновного к возможной гибели иных лиц в характеристику его умысла или это отношение находится за рамками умысла виновного лица.

А.Н. Поповым —См.:Попов А.Н. Убийства при отягчающих обстоятельствах. СПб.: Юридический центр Пресс, 2013. – С.185. была предложена следующая классификация видов средств, используемых виновным при совершении убийства общеопасным способом, в зависимости от их поражающих свойств и обстоятельств применения:

1) ситуативно опасные средства, использование которых опасно для жизни как потерпевшего, так и иных лиц в момент их применения: обладают достаточными поражающими свойствами для того, чтобы в данной ситуации — в обстановке совершения преступления — создавать реальную опасность для жизни иных, кроме потерпевшего, лиц, которые попадают в зону их действия. Например, выстрелы из огнестрельного оружия на оживленной улице или в лесу: поражающие свойства оружия одинаковые, но от обстановки производства выстрелов зависит наличие или отсутствие общеопасного способа;

2) долговременно опасные средства, использование которых опасно для жизни неопределенного круга лиц длительное время с момента их применения: обладают такими поражающими свойствами, которые создают опасность в течение длительного времени, когда под их воздействие может попасть неопределенный круг лиц. Например, отравление воды или пищи, к которым имеет доступ еще хотя бы одно лицо, помимо потерпевшего, и существует возможность их употребления им. Такое убийство, несомненно, квалифицируется как совершенное общепасным способом;

3) ограниченно опасные средства, использование которых создает опасность для жизни только одного потерпевшего из многих людей в момент применения. Вопрос признания в данном случае общеопасного способа является дискуссионным. Более аргументированной представляется следующая позиция: если при совершении убийства опасные свойства средства (предмета, орудия) преступления используются в условиях, при которых невозможно причинить вред другим лицам, то такой способ преступления не будет общеопасным —См.: Попов А. Н. Убийства, совершаемые с особой жестокостью, а также общеопасным способом. СПб.:Санкт-Петербургский юридический институт, 2011. - С. 146..

Мотив является обязательным признаком субъективной стороны состава преступления. Субъективную сторону состава преступления следует отличать от субъективной стороны преступления. Эти два понятия неодинаковы по объему и содержанию. «Субъективная сторона преступления» шире и включает в себя второе понятие «субъективная сторона состава преступления», которое является элементом состава преступления, обусловливает его наличие и квалификацию деяния.

Образуя психологическое содержание общественно опасного деяния, субъективная сторона преступления является его внутренней (по отношению к объективной) стороной —См.: Хомутова Т. В. Мотив и цель как субъективные признаки хулиганства. Уральский институт МВД России. Правоохранительные органы: теория и практика. – Екатеринбург, 2006. №3-4. – С. 28.. Субъективная сторона преступления образуется из совокупности признаков, которые выражают психическое отношение виновного к совершенному преступлению. Их принято делить на две группы – обязательные и факультативные. Первую группу образует лишь один признак -  вина, вторая группа включает в качестве признаков мотив, цель и эмоциональное состояние лица. Указанные признаки в совокупности характеризуют процессы, которые протекают в психике виновного лица, позволяя проследить и оценить связь сознания и воли субъекта с совершенным преступлением —См.:  Уголовное право России. Общая часть: Курс лекций / Под ред. С. Н. Сабанина. Екатеринбург, 2015. - С. 120..

В теории уголовного права выделяются два условия отнесения мотива к обязательными признакам субъективной стороны конкретных составов преступлений: 1) указание на мотив непосредственно в диспозиции статьи Особенной части УК РФ; 2) необходимость наличия мотива следует из юридической природы конкретного состава преступления и определяется путем сопоставления данной нормы с другими нормами Особенной части УК РФ —См.:  Гаухман Л. Д. Квалификация преступлений: закон, теория, практика Москва, 2003. С. 165; Рарог А. И. Субъективная сторона и квалификация преступлений. Москва, 2011. С. 102..

Согласно ч. 1 ст. 213 УК РФ, Хулиганство, то есть грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, совершенное с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия.

Хулиганские побуждения являются квалифицирующим признаком во многих преступлениях, таких как: убийство, побои, причинение вреда здоровью различной степени тяжести, уничтожение или повреждение чужого имущества. Законодательного определения хулиганского мотива (хулиганских побуждений) нет. Однако понятие хулиганских побуждений дается в разъяснениях высшего судебного органа России. Так, в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. № 1 "О судебной практике по делам об убийстве", убийство из хулиганских побуждений характеризуется как убийство, совершенное на почве явного неуважения к обществу и общепринятым нормам морали, когда поведение виновного является открытым вызовом общественному порядку и обусловлено желанием противопоставить себя окружающим, продемонстрировать пренебрежительное к ним отношение —См.: Кунашев А. Хулиганство как преступление с двумя основными мотивами // Законность. – 2014 - №2. – С.45.. Аналогичные признаки хулиганских побуждений раскрыты в новом Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 15.11.2007 № 45 "О судебной практике по уголовным делам о хулиганстве и иных преступлениях, совершенных из хулиганских побуждений". В нем указано, что под уголовно наказуемыми деяниями, совершенными из хулиганских побуждений, следует понимать умышленные действия, направленные против личности или его имущества, которые совершены без какого-либо повода или с использованием незначительного повода. Где повод – это субъективная категория для воспринимающего. Исходя из этого, особенностью хулиганских побуждений является явная недостаточность повода или несоразмерность его с учиненными действиями. Эту особенность некоторые криминалисты много лет назад определяли термином "ничтожность мотива" —См.: Чубинский М.П. О хулиганстве. В сб.: «Отчет общего собрания русской группы Международного союза криминалистов». Пг., 1916. – С. 142, когда хулиганские действия совершаются при незначительном поводе, а то и вовсе без него. Сейчас никто не сомневается, что безмотивных преступлений не существует. Малейшее раздражение, ничтожное неудобство для хулигана (например, потерпевший отказался ответить на какой-либо вопрос или не дал прикурить) провоцируют совершение противоправных поступков, что выражается в неадекватном ответном действии виновного. Для хулиганских побуждений свойственна скоротечность их формирования и действия. Зачастую хулиган совершает правонарушение неожиданно, "вдруг", без какой-либо длительной психологической подготовки.

Мотив по своей природе являются психологической категорией. Поэтому в юридической литературе не первый год ведутся дискуссии о том, применять ли для целей уголовно-правового регулирования понятие «мотива», выработанное психологией, или же в рамках уголовно-правовой науки разрабатывать свое понимание мотивов, что представляется совершенно неверным.

Традиционно под мотивом понимают то, что, отражаясь в голове человека, побуждает его совершить какое-то действие, т.е. внутренняя причина, побудительный стимул совершения общественно опасного деяния. Иногда мотив образно называют «руководителем», «стратегом» человеческого сознания —См.: Даньшин И.Н. О мотивах хулиганства. Известия высших учебных заведений. Правоведение. 1965 - №2. – С. 170.. Некоторые юристы называют мотивом внутреннее побуждение, толкающее человека на совершение преступления, вызывающее решимость совершить такой поступок. Другие считают, что мотив – это внутренняя сила, порождающая волевой процесс и движущая индивидом в его сознательной деятельности. Однако выделяют и бессознательный мотив. Бессознательный характер мотивы почти всегда носят при совершении так называемых замещающих действий, они часто стимулируют и преступления из хулиганских побуждений. Суть этих замещающих действий заключается в том, что если первоначальная цель становится недостижимой, то лицо стремится заменить ее другой - достижимой. Например, если действие, при помощи которого лицо рассчитывало добиться осуществления своей цели, является нереальным, оно выполняет иные действия, могущие привести к той же цели. Благодаря ―замещающим действиям происходит разрядка (снятие) нервно-психического напряжения. Нападение на другого или учинение хулиганских действий тоже дают такую разрядку.

«Замещение действий», т. е. смещение в объекте действия, может проходить разными путями. Во-первых, путем «растекания» поведения, когда бесчинства направлены не только против лиц, которые являются источником недовольства, но и против близко связанных с ним родственников, знакомых и т. д. В этих случаях правонарушитель, поссорившись с одним человеком, переносит свои враждебные чувства на близких и друзей этого человека. Во-вторых, путем выражения так называемых смежных ассоциаций. Например, лицо, находящееся в неприязненных отношениях с каким-то конкретным лицом, наносит повреждения его автомобилю. В-третьих, путь «замещающих» действий состоит в том, что они направлены против лица или неодушевленного предмета, которые первыми «попались под руку». В этом случае объект нападения беззащитен, а нападающий уверен в своей безнаказанности.

Выявить мотивы так называемых замещающих действий всегда достаточно сложно, и, к сожалению, следствие и суд не всегда в состоянии с этим справиться, так как, анализируя действия виновного, должностные лица не выходят за пределы той ситуации, в которой было совершено преступление.

В.Н. Кудрявцев указывает, что мотив представляет собой отражение в сознании правонарушителя объективных признаков содеянного и характерное отношение к ним. Исходя из этого, субъективная сторона преступления определяется через психику человека.

В юридической литературе дается еще ряд определений: «мотив преступления – это осознанное побуждение (стремление) к совершению конкретного целенаправленного поступка (волевого акта), представляющего общественную опасность и предусмотренную уголовным законом в качестве преступления»; мотив преступления – это обусловленное определенными потребностями осознанное побуждение, стимулирующее субъекта к совершению преступления и проявляющееся в нем —См.: Торхашев Т.А. К вопросу о содержании понятия «мотив преступления // Российский следователь. - 2008 - № 18. - С. 39. Л.Д. Гаухман под мотивом преступления понимает побудительный стимул, источник активности человека —См.:  Гаухман Л.Д. Квалификация преступлений: закон, теория, практика. - Москва, 2007. - С. 312. На наш взгляд мотив – это смысл побуждения, то ради чего действие реализуется.

Для правильного употребления термина «мотив» и его определения применительно к характеристике хулиганских действий следует обратить внимание на то, что само слово «мотив» употребляется в русском языке в основном втрояком значении: 1) как стимул, побуждение, а иногда и повод к чему-либо; 2) как доказательство, обоснование чего-либо (отсюда - «мотивированное постановление»); 3) как сущность, основное содержание чего-либо (например, «основной мотив статьи» и т. п.).

Глава II ОСОБЕННОСТИ РАССЛЕДОВАНИЯ УБИЙСТВ, СОВЕРШЕННЫХ ИЗ ХУЛИГАНСКИХ ПОБУЖДЕНИЙ

1.2 Основные процессуальные действия на стадии предварительного расследования

При расследовании убийств из хулиганских побуждений особое значение приобретают вопросы, касающиеся полноты выдвигаемых версий о расследуемом событии, что оказывает значительное влияние на планирование работы следователя.

По делам об убийстве из хулиганских побуждений исходную информацию для выдвижения версий и дальнейшего планирования следователь, как правило, получает из различных источников. Так, получив сообщение об обнаружении трупа, следователь еще до выезда на место происшествия предполагает, чем можно объяснить смерть человека, т.е. выдвигает в этом отношении типичные версии: убийство, самоубийство, несчастный случай или естественная смерть.

Другими источниками для выдвижения версий, особенно на первоначальном этапе расследования, являются осмотр места происшествия, допросы свидетелей, потерпевших, материалы оперативно-розыскной деятельности —См.: Дубягин Ю.П. Особенности методики расследования убийств. Москва: Юрлитинформ, 2014..

Осмотр места происшествия, являющийся по делам данной категории исходным следственным действием, обладает значительными познавательными возможностями, что позволяет уже непосредственно в ходе его проведения выдвинуть и начать проверку ряда взаимосвязанных обстоятельств: о характере происшествия и причинах смерти, о месте совершения убийства, о способе и орудиях убийства, о личности убийцы, о числе лиц, совершивших убийство, и т.п.

Для обоснованного выдвижения версий чрезвычайно важно личное восприятие обстановки места происшествия следователем и другими участниками следственно-оперативной группы.

Протокол осмотра места происшествия нередко страдает существенными недостатками и в силу этого не дает необходимой информации для обоснованного выдвижения версий. Даже при удовлетворительном протоколе на его основе не всегда можно составить полное и всестороннее представление об обстановке места происшествия и выдвинуть для проверки необходимые версии. Иногда особое значение имеют именно те обстоятельства, которые не были отражены в протоколе, но в то же время они были восприняты следователем и могут явиться базой для выдвижения версий и дальнейшего планирования работы.

На начальном этапе расследования убийств, совершенных из хулиганских побуждений, при выдвижении версий необходимо:

1. После проведения следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий на месте происшествия выдвинуть все реально обоснованные версии о мотиве преступления и личности преступника.

2. Исследование этих версий проводить параллельно, помня о том, что субъективная уверенность следователя о реальности основной версии в отношении определенного лица не исключает необходимости тщательной проверки и других версий.

3. Исключать не подтвердившиеся версии с целью оставления той, которая окажется истин ной.

4. Иметь в виду, что установление личности подозреваемого не означает окончание работы по выдвижению и проверке версий, поскольку возникает надобность в проверке частных версий, а также объяснений подозреваемого и обвиняем ого.

5. Каждая версия не должна противоречить установленным фактам, для объяснения которых она выдвинута, должна быть принципиально простой, т.е. пригодной для объяснения широкого круга установленных явлений, не прибегая при этом к искусственным и произвольным построениям, должна быть принципиально проверяемой.

Приступая к расследованию убийстваиз хулиганских побуждений, перед следователем в первую очередь стоит вопрос, зачем совершено данное преступление, кому оно выгодно. То есть необходимо определить мотив преступления. К числу версий о мотиве убийства, по нашему мнению, можно отнести: корыстный; бытовой (месть, ревность, зависть и т.д.); хулиганский; половой; национальный (расовый). После установления вероятного мотива преступления необходимоустановить, знакомым или незнакомым потерпевшему лицом совершено преступление. Установление мотива и факта знакомства преступника и погибшего позволяет сузить круг лиц, проверяемых на причастность к совершению преступления, создать схему построения версий —См.: Антипов В.П. Планирование расследования нераскрытых преступлений. Москва, 2002..

Так, в лесопарковой зоне был обнаружен труп мужчины с множественными телесными повреждениями, личность которого не была установлена. Для установления возможных мотивов преступления следователем были исследованы следующие факторы:

- личность потерпевшего, его поведение,

маршрут движения перед преступлением;

- характер, количество и локализация повреждений на теле погибшего, орудие преступления;

- отсутствие вещей, принадлежащих потерпевшему;

- место и время совершения преступления;

- способ сокрытия трупа;

- внезапность нападения, исходя из обстановки совершения преступления.

В ходе анализа информации, полученной в ходе осмотра места происшествия и трупа, было установлено, что погибший относится к категории лиц без определенного места жительства; перед совершением преступления происходило распитие спиртных напит ков; телесные повреждения погибшему были нанесены хаотично. В результате были выдвинуты следующие версии о мотивах преступления:

а) преступление совершено знакомым потерпевшего по бытовому мотиву;

б) преступление совершено незнакомым потерпевшего по хулиганскому или бытовому мотиву;

в) преступление совершено из корыстных побуждений.

Таким образом, во всех случаях более удобно строить версии исходя из отношений знакомства потерпевшего и преступника, т.к. это позволяет правильно построить и спланировать работу одновременно по нескольким направлениям, в сфере связей погибшего и среди лиц, не входящих в круг его знакомых. Количество и состав версий в процессе расследования может изменяться в зависимости от поступающей информации, что влечет за собой корректировку существующих и составление дополнительных планов —См.: Степанов Г.С. Расследование убийств при отсутствии трупа // Следственная практика. 2012.Вып. 2 (1 56)..

После установления ряда конкретных лиц, возможно причастных к совершению преступления, как правило, выдвигаются следующие типовые версии:

а) расследуемое преступление совершено данным лицом;

б) сведения, лежащие в основе выдвижения версии о совершении преступления именно этим лицом, ошибочны в силу некоего стечения случайных обстоятельств либо в связи с созданием заинтересованными лицами искусственных данных о причастности этого человека к совершенному преступлению.

Версия о том, что расследуемое преступление совершено определенным лицом, влечет за собой как минимум необходимые следствия:

а) данное лицо в момент совершения преступления находилось на месте преступления. Исключением здесь могут являться лишь преступления против личности, для совершения которых исполнителю не было необходимости в момент наступления желаемого результата находиться на месте преступления (например, использование подрыва дистанционно);

б) как минимум на момент совершения преступления данное лицо располагало орудием преступления;

в) у данного лица был мотив для совершения преступления;

г) данное лицо в силу своих психофизиологических качеств могло совершить указанное преступление.

Версия о совершении расследуемого преступления данным лицом станет истинной лишь тогда, когда каждое из перечисленных необходимых следствий будет бесспорно и достоверно установлено, например, путем выявления и допросов лиц, видевших предполагаемого убийцу на месте происшествия до, в момент или непосредственно после совершения преступления, или тех, кому подозреваемое лицо рассказывало о наличии у него мотива для совершения преступления, о его подготовке, орудии преступления либо о самом факте его совершения, а также выявлении на его одежде, теле, в занимаемом помещении следов, предметов, подтверждающих то или иное необходимое следствие.

2.2 Проблемы сбора доказательств

На процесс раскрытия и расследования убийств из хулиганских побуждений значительное влияние оказывает время, прошедшее с момента его совершения. Ни для кого не является секретом, что чем больше проходит времени с момента совершения преступления, тем сложнее идет процесс его раскрытия и расследования. Ошибки и просчеты, допущенные на начальных этапах, напрямую влияют на последующий ход работы по раскрытию убийств прошлых лет. Как точно отмечает профессор А.Р. Ратинов, в качестве одного из основных препятствий на пути к истине стоит объективный ход времени, который сглаживает или уничтожает материальные следы и человеческие воспоминания —См.: Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей. Москва: ВШ МООП СССР, 1967..

Согласимся с мнением профессора В.П. Лаврова о том, что время влияет на все этапы возникновения, существования и использования доказательственной информации: на возникновение и исчезновение доказательств как «отпечатков», отражений преступления, на обнаружение этих доказательств, их собирание, исследование, оценку и использование.

Практика раскрытия убийств из хулиганских побуждений показывает, что чем больше проходит времени с момента его совершения до получения оперативно-значимой информации, тем процент вероятности ее установления становится меньше.

Фактор времени истекшего после совершения убийства служит основной причиной, осложняющей расследование по «старым» делам об убийствах.

Работа по раскрытию убийств из хулиганских побуждений, как правило, осложняется тем, что по истечении времени многие источники информации утрачиваются, отдельные из них изменяются и теряют доказательственную ценность. Видоизменяется личность преступника, становится другим его внешний облик. Изменяются объекты, которые могут быть использованы для его установления – уничтожаются документы, имеющие доказательственную ин формацию, изменяются признаки орудий, использованных при совершении преступлений и т.п. Происходят изменения в обстановке места преступления – зарастают или застраиваются пустыри, сносятся ветхие постройки, прокладываются дороги, теплотрассы, газопроводы и т.п. Время стирает в памяти людей детали, имеющие значение для раскрытия преступления.

Процесс забывания усиливается, в частности, по отношению к тем фактическим данным, о которых очевидцы не допрашивались в ходе первоначального расследования.

Иногда получение оперативно-значимой информации по нераскрытому убийству затрудняется в связи с тем, что из района совершения преступления выезжают свидетели, подозреваемые, негласные сотрудники ОВД, имеющие подходы к лицам, представляющим оперативный интерес по данному делу.

Кроме того, не прекращается и деятельность самого преступника. Все это время он всячески препятствует раскрытию преступления, а иногда и влияет на его ход: склоняет свидетелей к изменению показаний, уничтожает доказательства, умышленно изменяет внешность, приобретает фиктивные документы, переезжает в другой район, регион, государство и т.д.

Не следует забывать и о влиянии времени на членов следственно-оперативной группы, участвующих в раскрытии и расследовании убийств прошлых лет. Отрицательные результаты работы по делу накладывают нежелательный отпечаток на дальнейшие ОРМ и следственные действия.

При раскрытии и расследовании преступлений данной категории наряду с трудностями появляются и некоторые дополнительные возможности, которых не было раньше. В отдельных случаях истечение длительного срока со дня совершения преступления может положительно сказаться на раскрытии убийств прошлых лет —См.: Фирсов Г.Е., Коханов В.А., Слободин Б.З. Организационно-тактические особенности раскрытия убийств прошлых лет. Москва: ВНИИ МВД СССР, 1980.. Нередко со временем возникают новые возможности для раскрытия данных преступлений.

Прежде всего, это связано с проявлением психологических и иных закономерностей поведения преступника, свидетелей, потерпевших. Снижение бдительности преступника, хвастовство, бравада перед знакомыми ранее совершенными преступлениями, демонстрация орудий преступления и т.п., возвращение в район совершения преступления и т.д. – все это создает благоприятные условия для получения дополнительной оперативно-значимой информации по нераскрытому убийству.

Со временем могут измениться отношения преступника с информированными о преступлении лицами – соучастниками, свидетелями, которые ранее дали ложные показания либо скрыли факт своей осведомленности о совершенном преступлении, однако с учетом изменившихся обстоятельств согласились сотрудничать с правоохранительными органами и свидетельствовать по нераскрытому преступлению, а в случае соучастия – явиться с повинной.

Иногда в положительную сторону меняется отношение к содеянному и самого преступника.

С чем это может быть связано, с угрызениями совести или по другим причинам – не имеет принципиального значения. Важно то, что произошедшие изменения способствуют получению полной и достоверной информации о совершенном преступлении. Как бы ни показалось цинично, но раскрытию убийств прошлых лет способствует и продолжение преступником противоправной деятельности. Оставленные следы на месте нового преступления, безусловно, должны оказать существенную помощь в его установлении и изобличении.

В этой связи необходимо отметить, что сотрудники правоохранительных органов обязаны в полной мере использовать дополнительные возможности, которые дает им для раскрытия преступлений прошлых лет работа по новым делам.

При этом большое значение имеет организация работы по делам данной категории в тесном взаимодействии с оперативными подразделениями ГУФСИН России. Работа с осужденными, отбывающими наказание в местах лишения свободы, является одним из важнейших направлений, т.к. другие возможности зачастую уже исчерпаны. Все сказанное показывает, насколько велика роль времени, прошедшего с момента совершения убийства. Сопоставляя отрицательное и положительное его влияние, нельзя не признать тот факт, что трудности, возникающие в процессе раскрытия и расследования убийств прошлых лет, прогнозируемы и преодолимы.

3.2 Проблемы уголовно-правовой квалификации и отграничение убийств из хулиганских побуждений от смежных составов преступлений

Определяющим фактором для решения вопроса о квалификации действий преступника должна выступать их мотивация, при этом наличие драки или ссоры само по себе еще не говорит о наличии хулиганского мотива в действиях лица, совершившего убийство.

Вместе с этим, нередко мотивом убийства в ссоре или драке служит хулиганский мотив, а сама ссора рассматривается виновным лишь как повод для начала насильственных действий и причинения в конечном итоге смерти потерпевшему.

Так, действия К., который пристал к Н., спровоцировал драку, вопреки просьбам потерпевшего прекратить свои действия начал наносить ему удары ножом и умышленно причинил ему смерть, были правильно квалифицированы по п. «и» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Однако следует признать, что убийства и причинение телесных повреждений в драке происходят в основном для разрешения межличностных конфликтов, возникших на почве личностных неприязненных отношений. Пленум Верховного Суда РФ в этой связи указывает, что для правильного отграничения убийства из хулиганских побуждений от убийства в ссоре либо драке следует выяснить, кто явился их инициатором, не был ли конфликт спровоцирован виновным для использования его в качестве повода к убийству.

Если зачинщиком ссоры или драки явился потерпевший, а равно в случае, когда поводом к конфликту послужило его противоправное поведение, виновный не может нести ответственность за убийство из хулиганских побуждений. Подобные действия надлежит квалифицировать по ч. 1 ст. 105 УК РФ. Так, справедливо были признаны простым убийством действия А., поводом для которого явились неправомерные приставания к нему К.

В приговоре суда указано, что А. и К., работая на одном предприятии, во время совместного распития вина в столовой подрались между собой, но находившиеся там рабочие разняли их. К., будучи недоволен тем, что А. нанес ему удары, позднее в нетрезвом состоянии явился на предприятие и, встретившись с А., затеял с ним ссору, перешедшую в драку, во время которой А. нанес К. смертельные ранения ножом. Подобные примеры нередко встречаются и в более поздних источниках судебной практики —См., Архив Вологодского районного суда Вологодской области Дело № А1224-2015-7 .

Сложным является и вопрос об отграничении убийства по мотивам мести от убийства, совершенного из хулиганских побуждений. Под местью принято понимать акт возмездия, расплаты, воздаяния за причиненный физический, материальный или моральный вред —См.: Коробеев А. Простое убийство и сложности его квалификации // Уголовное право. 2001. № 2. С. 17. . Поводом для возникновения мотива мести может служить, в частности, причинение вреда здоровью, оскорбление, отказ от прекращения дальнейших супружеских или дружеских отношений, отказ вступить в интимную связь, невыполнение обязательств, халатное отношение к трудовым обязанностям, недостойное, аморальное или противоправное поведение, дискриминация в служебной деятельности, шантаж и т.п.

Из этого перечня видно, что мотив мести, как и мотив ревности, возникает на почве личных неприязненных отношений между убийцей и его жертвой, в результате чего месть персонифицируется и обретает ярко выраженный личностный характер —См.: Боер А.Л. Месть в мотивационной структуре преступного поведения (Криминологический и уголовноправовой аспекты): Автореф. дис. … канд. юрид. наук. СПб., 2012. С. 10.. В отличие от убийства из мести, в убийстве из хулиганских побуждений потерпевшим оказывается случайный человек, поэтому конфликт с ним не носит личностного характера.

А. Коробеев указывает, что в науке уголовного права выделяются и так называемые безмотивные убийства.

Ими в следственной и судебной практике признаются убийства, мотив которых не установлен. Безмотивные убийства в следственной практике принято квалифицировать как убийства по хулиганскому мотиву, так как в правосознании следователей и судей отсутствие более или менее ярко выраженных мотивов поведения преступника зачастую воспринимается как хулиганский мотив. Однако в последнее время Верховный Суд РФ подобный подход нижестоящих судов стал справедливо признавать натяжкой в квалификации и, как следствие, отменять и изменять приговоры —См.: Бюллетень ВС РФ. 2010. № 9. С. 25.

Эта позиция была поддержана и С.В. Бородиным, который полагает, что во всех случаях, когда фактические мотивы убийства остались невыясненными, нет оснований для квалификации убийства как убийства, совершенного по хулиганскому мотиву. В случае не установления мотивов убийства его следует квалифицировать по ч. 1 ст. 105 УК РФ —См.: Бородин С.В. Преступления против жизни. Москва, 2009. С. 85..

Вместе с тем следует обратить внимание следственных работников и судей на необходимость скрупулезного анализа действий, с виду кажущихся безмотивными, для того чтобы избежать судебных и следственных ошибок, так как зачастую лишь в кассационном или даже в надзорном порядке, т.е. уже после осуждения лица и начала отбытия им наказания, устанавливается отсутствие в его действиях хулиганского мотива.Так, лишь определением Военной коллегии Верховного Суда РФ действия С. были признаны совершенными в связи с упущениями по службе, а не из хулиганских побуждений —См.: Бюллетень УВС и ВК ВС РФ.1995. № 4.С.31.. В другом случае справедливо не были признаны убийством, совершенным по хулиганскому мотиву, действия Б. и Б., так как причиной деяния послужили оскорбительные действия потерпевшего, предложившего совершить акт мужеложства.

Следует отметить, что, поскольку в ст. 105, 111, 112, 115, 116 УК РФ предусмотрен такой квалифицирующий признак этих преступлений, как их совершение из хулиганских побуждений, подобная конструкция этих статей устраняет необходимость квалификации содеянного по совокупности с хулиганством при отсутствии признаков объективной стороны хулиганства.

Все вышесказанное об отграничении убийства от убийства из хулиганских побуждений в полной мере относится и к составам преступлений, предусмотренных этими статьями УК РФ. Поскольку применение насилия в соответствии с действующей редакцией ст. 213 УК РФ более не является одной из форм выражения хулиганских действий (конструктивным и альтернативным признаком хулиганства), следует признать, что убийство, причинение тяжкого, средней тяжести или легкого вреда здоровью человека в процессе совершения хулиганских действий будет образовывать совокупность преступлений. Поэтому такие действия требуют дополнительной квалификации по соответствующим статьям: п. «д» ч. 2 ст. 111 и ч. 1 или 2 ст. 213, п. «д» ч. 2 ст. 112 и ч. 1 или 2 ст. 213, п. «а» ч. 2 ст. 115 и ч. 1 или 2 ст. 213, п. «а» ч. 2 ст. 116 и ч. 1 или 2 ст. 213 УК РФ.

По делам об убийствах из хулиганских побуждений довольно часто производятся экспертизы для установления фактов контактного взаимодействия, подозреваемого с потерпевшим, предметами его одежды, другими принадлежащими ему вещами, элементами вещной обстановки места преступления — по следам наслоений в виде различного рода микрочастиц.

Довольно распространенной является криминалистическая экспертиза, в рамках которой трасологи решают вопрос о тождестве целого по частям. Чаще всего объектами сравнения являются бумажные пыжи с мест происшествий и листы бумаги, от которых отрывался материал для пыжей и которые удавалось обнаружить при обысках у подозреваемых. Устанавливалась принадлежность единому целому и других фрагментов — обломка клинка, застрявшего в трупе, и сохранившейся части лезвия ножа обвиняемого; части пуговицы, утерянной на месте происшествия, и другой ее Части, сохранившейся на одежде подозреваемого; куска ткани, послужившего упаковочным материалом при сокрытии трупа новорожденного, и ткани, оставшейся у детоубийцы, и т.д.

Нередко проводиласьсудебно-баллистическая экспертиза, благодаря которой по следам на преградах, иных материальных объектах по вещественным доказательствам выстрела устанавливались система, модель, образец, а по пулям, гильзам в благоприятных случаях и конкретный экземпляр оружия, примененного преступником. В некоторых случаях устанавливались направление и дистанция стрельбы, факт производства или непроизводства выстрела из определенного оружейного ствола, возможность или невозможность самопроизвольного выстрела (без нажатия на спусковой крючок) при определенных условиях (в частности, при падении оружия на пол), возникновение повреждения вследствие поражения прямо летевшим или срикошетировавшим снарядом.

Реже приводятся криминалистические экспертизы для решения других вопросов. Их решение сводится в основном к установлению тождества: потерпевшего — по следам рук в его жилище; обвиняемого — по следам укусов на теле жертвы; орудий и инструментов — по следам взлома, транспортных средств — по следам шин.

По делам об убийствах могут проводиться и другие виды криминалистической экспертизы, решаться иные вопросы, помимо перечисленных выше. Так, при версии об убийстве посредством взрыва могут возникнуть вопросы, касающиеся факта, обстоятельств взрыва; его действительных или возможных последствий; особенностей устройства взрывного механизма; характера взрывчатых веществ, применяемых для производства взрыва; возможности самопроизвольного взрыва при определенных условиях.

При наличии сомнений в психической полноценности подозреваемого или обвиняемого назначается судебно-психическая экспертиза. Повод для таких сомнений могут дать рассказы свидетелей о странностях в поступках подозреваемого, явная бессмысленность убийства и связанных с ним действий (снятие и сокрытие одежды потерпевшего, не представляющей существенной ценности, попытка поджога трупа с помощью негодных средств, бесцельное перемещение его с одного хорошо заметного места на такое же другое и пр.). Основные задачи данной экспертизы сводятся к установлению психического заболевания или временного болезненного состояния подозреваемого в момент преступления и его способности отдавать отчет в своих действиях и руководить ими, а также психического заболевания сомнительного свидетеля, его способности правильно воспринимать и воспроизводить обстоятельства дела.

Помочь в прояснении картины убийства, в поисках доказательств и уличений виновного может судебно-техническая экспертиза. Не раз с помощью технического эксперта выявлялись важные обстоятельства расследовавшихся убийств или решался вопрос о наличии объективной возможности какого-либо явления. Так, по делу об убийстве на строительном объекте эксперт установил место, с которого упал потерпевший. По делу об убийстве электрическим током эксперт опроверг объяснения обвиняемого, дав заключение, что утечки тока на корпусе электроприбора нет. Не менее значима роль технического эксперта в решении таких следственных задач, как поиск вещественных доказательств и уличение с их помощью виновного. Этому способствует, например, установление, от какого прибора происходит деталь, утерянная, вероятно, преступником на месте происшествия. Обнаружение у обвиняемого соответствующего прибора, лишенного такой детали, приобретает доказательственное значение.

Осуществить логическую «привязку» подозреваемого к месту преступления помогает иной раз товароведческая экспертиза. Эту функцию реализуют, например, ответы эксперта на вопросы: однородны ли сравниваемые материалы — предмета с места происшествия и найденного при обыске у обвиняемого, если да, то по признакам какой группы наименьшего объема (с учетом вида материала, его компонентов, способа изготовления, степени изношенности, наличия специфических загрязнений и т.д.); соответствует ли фабричный ярлык, обнаруженный на месте происшествия, артикулу изделия, изъятого при обыске у обвиняемого; составляли ли ранее предметы — с места происшествия и обнаруженные у подозреваемого (пуговицы, гвозди, папиросы и др.) одну производственную партию; не произведены ли подлежащие сравнительному исследованию изделия на одном и том же предприятии, судя по их материалу, способу изготовления и маркировке'; составляют ли единый комплект куртка, обнаруженная на месте происшествия, и брюки, изъятые у подозреваемого.

Расследование убийства не обходится без проведения судебно-химической экспертизы. К ее компетенции относится установление химической природы различных веществ, а также однородности или неоднородности сравниваемых объектов по химическому составу. Типичен для нее вопрос — однородны ли подлежащие сравнению химические вещества, обнаруженные на месте происшествия, в том числе непосредственно с трупа, и обнаруженные при обыске у обвиняемого. При расследовании убийств, совершенных путем отравления, приходится с помощью данной экспертизы устанавливать, является ли ядом вещество, обнаруженное на месте происшествия либо у лица, заподозренного в убийстве, и если да, то каковы его наименование, состав, назначение. Подобная задача решается и применительно к ядовитым веществам, снотворным препаратам, обнаруженным в трупе или его выделениях. По результатам судебно-химической экспертизы можно косвенно судить о причастности к расследуемому убийству определенного предмета, а через него — и о причастности его обладателя. Допустим, что при расследовании убийства, совершенного посредством технического электричества, у подозреваемого обнаружен металлический предмет, предположительно послуживший электродом, а эксперт-химик делает заключение, что частицы металлического сплава с электрометки и материал обнаруженного предмета относятся к одному и тому же сплаву, к тому же специфического состава. Очевидно, что версия следователя при этом получит убедительное подкрепление —См.: Гракович О.И. Органы внутренних дел в борьбе за укрепление общественного порядка. Минск, 2006. – С.24.. Известно немало случаев выявления методом электрографии на участках травм у убитых следов металлизации с последующим установлением однородности частиц металлических сплавов и состава, обнаруженных у подозреваемых металлических предметов, которые, как выяснялось впоследствии, и применялись в качестве орудий убийства.

Объектами судебно-медицинской экспертизы трупа являются трупы, трупные материалы, следообразующие выделения человеческого организма, живые лица (подозреваемый,обвиняемый). С помощью этой экспертизы решаются в основном три серии вопросов — касающиеся потерпевшего, обстоятельств убийства и преступника. Одним из приоритетных вопросов первой серии является установление причины смерти — была она естественной или насильственной, а в последнем случае — чем была вызвана: последовала ли в результате нанесения ударов тупым предметом или поражения режущим, колющим, колюще-режущим орудием либо вследствие удушения (петлей, руками, закрытием дыхательных отверстий мягким предметом, сдавливаем груди, живота); не вызвана ли она отравлением, утоплением, сбрасыванием человека с высоты, воздействием технического электричества, слишком высокой или чрезмерно низкой температуры, радиоизлучения.

Таким образом, можно сделать вывол, что в одних случаях заключение эксперта подтверждает факт борьбы между преступником и потерпевшим во время убийства, в других — опровергает версию заподозренного о нападении на него и, следовательно, совершении им убийства в состоянии необходимой обороны. Проверка этой версии часто исключает постановку перед экспертом вопроса, мог ли сам заподозренный причинить себе повреждение.

4.2 Роль полиции в предупреждении преступлений, совершаемых из хулиганских побуждений

При выявлении хулиганских действий и совершенных преступлений из хулиганских побуждений, нарушающих общественный порядок, сотрудники полиции обязаны проводить работу по предупреждению новых таких правонарушений, а именно принимать решительные меры в отношении лиц, которые нарушают, моральны нормы, правила общежития, пьянствуют, недостойно ведут себя в быту и т.д.

Если своевременно не предупредить и не пресечь подобные отклонения от норм общественного поведения, то виновные в этом лица, как показывает практика, могут стать на путь повторного совершения таких общественно опасных уголовно наказуемых действий. Поэтому сотрудники полиции призваны должным образом воздействовать на подобные явления, проводить с такими лицами разъяснительную работу, о фактах их антиобщественного поведения информировать общественные организации предприятий, учреждений, а также в отношении лиц, допускающих нарушения правил общежития, принимать установленные законом меры принудительного воздействия —См.: Гракович О.И. Органы внутренних дел в борьбе за укрепление общественного порядка. Минск, 2006. – С.29..

Органы полиции призваны выявлять нарушения закона и причины, а также предлагать устранить их должностным лицам, в компетенцию которых входит решение таких вопросов.

Каждый из правоохранительных органов осуществляет предупреждение преступлений, а конкретно и насильственных хулиганских проявлений в пределах своей компетенции, конкретных целей и задач. Меры направленные на коррекцию личности, а также предупреждение преступлений, совершаемых из хулиганских побуждений, осуществляются самими правоохранительными органами с использованием в необходимых случаях помощи других субъектов.

Из всех органов, ведущих борьбу с преступностью, органам внутренних дел чаще других приходится иметь дело с непосредственной реализацией соответствующих предупредительных мер. Это связано, прежде всего, с тем, что первоначальные сведения о преступлениях, как правило, поступают в органы полиции, которые выполняют основной объем работы по предупреждению преступлений со стороны конкретных лиц. Органы внутренних дел, раскрывая и расследуя преступления, принимая меры по обеспечению сохранности собственности, опираются в своей деятельности на помощь других государственных органов, коллективы трудящихся и общественность.

Важное значение в предупредительной деятельности полиции придается их связи с общественностью, а также опоре на общественные организации по месту жительства и в трудовых коллективах. Именно в этом состоит главный источник наращивания усилий в деле повышения эффективности деятельности по предупреждению преступлений из хулиганских побуждений.

В общественном сознании растут сомнения в способности государственных институтов, и прежде всего правоохранительных органов, обеспечить безопасность населения, защитить личность и имущество от хулиганских проявлений. Многие Россияне считают, что полиция не в состоянии полностью обеспечить надлежащий общественный порядок и личную безопасность граждан. Нередко сами сотрудники правоохранительных органов, особенно полиции, ставят под сомнение возможность обеспечения высокого уровня выявления преступлений и реализации уголовной ответственности за противоправные деяния. В отношении хулиганства и преступлений из хулиганских побуждений это проявляется, прежде всего, в неудовлетворительной работе по принятию и регистрации поступающих от граждан заявлений о фактах грубых нарушений общественного порядка со стороны так называемых «бытовых хулиганов».

Однако нельзя оставить незамеченным и отношение самих граждан к преступным проявлениям. В благопристойных городских районах США никто не разрешает себе ночью нарушить покой налогоплательщиков даже распеванием песен на улице, так как знает, что за этим последует не один и не два звонка в полицию, которая незамедлительно арестует нарушителя правопорядка. Люди убеждены: платим налоги, часть из которых идет на содержание полицейских, так пусть будут любезны ограждать нас от любых посягательств хулиганов на наше спокойствие —См.: Иванова Н.С. С кодексом на хулигана // Ваше право. №23 – 2014.- С.15.. Однако нам до этого еще далеко, так как заявление на соседа-дебошира многими гражданами, отвыкшими за долгие годы от защиты, воспринимается как донос или желание насолить. Да и сами правоохранительные органы не проявляют должной заинтересованности в пресечении подобных противоправных действий. Нам известны случаи, когда участковые инспектора отговаривают пострадавших заявителей, объясняя – «ну человек пошумел, ударил кого-то, не убил же». Правоохранительным органам гораздо престижнее заниматься организованной преступностью, расследовать захват заложников или «раскручивать» налоговые махинации, но все же эти преступления по количеству нарушенных прав и интересов значительно уступают хулиганским посягательствам. Исходя из этого одной из первоначальных задач повышения эффективности уголовно-правовой борьбы с преступлениями, совершаемыми из хулиганских побуждений, является поднятие ее престижа.

В нашей стране для осуществления целенаправленной борьбы с насильственными хулиганскими действиями существует целая система мер уголовно-правового воздействия, которая представляет собой основанную на законе деятельность правоохранительных органов по предупреждению и пресечению преступлений данной категории, а также по реализации ответственности лиц их совершивших. В эту систему входят следующие меры: пропаганда уголовного законодательства, предостережение потенциальных правонарушителей, побуждение к добровольному отказу от завершения начатых преступлений, побуждение правонарушителей к деятельному раскаянию, содействие социальной адаптации лиц, отбывших наказание, пресечение преступления, задержание хулигана, выявление и регистрация хулиганских действий, возбуждение уголовных дел, раскрытие преступлений, возмещение причиненного преступлением вреда, квалификация хулиганства, обеспечение судебной индивидуализации наказания, обеспечение назначения принудительных мер медицинскогохарактера судом алкоголикам и наркоманам, исполнение наказания, обоснованное представление осужденных к смягчению наказания —См.: Векленко С.В. Задачи повышения эффективности борьбы с преступлениями, совершаемыми из хулиганских побуждений / Подходы к решению проблем законотворчества и правоприменения. Межвузовский сборник научных трудов - Омск: Изд-во Ом. ВШМ МВД России, 2015. – С.45.. Многие сотрудники органов внутренних дел, следователи, оперативники, участковые инспектора, работники патрульно-постовой службы и другие сотрудники полиции, осуществляющие борьбу с нарушениями общественного порядка из хулиганских побуждений, не применяют или даже не знают большинства из существующих мер уголовно-правового воздействия на лиц, совершивших хулиганские действия.

Вышеизложенное позволяет сделать вывод о низком уровне использования правоохранительными органами возможностей уголовно-правовой борьбы с хулиганскими проявлениями. Следовательно, на наш взгляд, повышение этого уровня будет способствовать оздоровлению обстановки в обществе и укреплению общественного порядка.

В целях повышения эффективности деятельности правоохранительных органов в борьбе с насильственными хулиганскими действиями необходимо рассмотреть побуждение к деятельному раскаянию. Однако следует уточнить, что институт деятельного раскаяния может применяться не во всех случаях, в частности при квалификации по ч.2 ст. 105 УК РФ применение данного института невозможно. Большое количество преступлений данной категории совершается в состоянии алкогольного опьянения, а лица их совершившие, в полной мере отдают себе отчет и до конца понимают тяжесть совершенного только когда протрезвеют. Побуждение к деятельному раскаянию – это предоставление одуматься, раскаяться в содеянном, а также своими силами устранить причиненный вред и тем самым смягчить свою участь.

Применение правоохранительными органами такой меры уголовно-правового воздействия как деятельное раскаяние на лиц, совершивших преступления из хулиганских побуждений, позволяет говорить о ее существенном вкладе в дело борьбы с этим видом преступлений. Большинство сотрудников органов внутренних дел применяют к хулиганам побуждение к деятельному раскаянию, но все же пока далеко не все резервы в этом направлении использованы. В соответствии с действующим законодательством стимулирующее воздействие уголовного закона, побуждающее виновного добровольно заявить о факте грубого нарушения общественного порядка и возместить причиненный материальный ущерб либо компенсировать физический и моральный вред, осуществляется посредствам статьи 75 УК РФ (применяется освобождение от уголовной ответственности, если имеет место совершенное впервые преступление небольшой тяжести, при совершении преступления иной категории, освобождение от уголовной ответственности возможно только в случаях, специально предусмотренных соответствующими статьями Особенной части Уголовного Кодекса), а так же п.п. «и», «к» ч.1 ст. 61 УК РФ, предусматривающей данные действия в качестве обстоятельств, смягчающих ответственность. Однако так как законом не определена степень влияния названных обстоятельств на размер наказания, практика в этом отношении не стабильна и в целом характеризуется недостаточным их учетом. Следовательно, применение указанной меры уголовно-правовой борьбы сотрудниками правоохранительных органов было бы гораздо более эффективным, если бы закон содержал четкие размеры смягчения наказания в случае его деятельного раскаяния.

Основными силами, участвующими в охране общественного порядка и обеспечении общественной безопасности, являются строевые подразделения патрульно-постовой службы полиции (ППС).

Ежегодно нарядами ППС, обеспечивающей порядок на улицах, объектах транспорта и в других общественных местах, предотвращается более 50% и раскрывается более 40% преступлений, но и здесь имеются внутренние резервы повышения эффективности деятельности —См.:  Нечевин Д.КДеятельность патрульно-постовой службы милиции в современных условиях: план единой дислокации // Материалы научно-практической конференции «Совершенствование управления силами и средствами по планам единой дислокации».- Москва, 2011. С. 24.. Добиться более полного и своевременного пресечения грубых нарушений общественного порядка из хулиганских побуждений возможно путем рационального размещения патрульно-постовой службы.

Необходимо призвать сотрудников органов внутренних дел к совершенствованию специальной (физической, психологической и правовой) подготовки, так как наблюдается нехватка правовых знаний по отдельным отраслям права: уголовному процессу, гражданскому праву и др. На наш взгляд, необходимо увеличить количество часов по изучению тех отраслей права, которые влияют на формирование профессиональных качеств сотрудников ППС. Низкая заработная плата является еще одной проблемой успешного осуществления возложенных задач, возложенных на сотрудников ППС, так как по этой причине осуществляется ненужная частая ротация кадров. Несмотря на то, что в настоящее время по сравнению с предыдущими годами улучшилось состояние автопарка полицейской службы и все основные маршруты обеспечены автотранспортом, для успешного осуществления возложенных задач на силы ППС, необходимо все же усилить обеспечение техническими средствами и служебными животными. К числу применяемых технических средств относятся патрульные автомашины, мотоциклы, велосипеды и т.п. На наш взгляд, сотрудники ППС нуждаются обеспечении автоматизированной навигационной системы, что значительно позволит повысить мобильность и эффективность службы, а, следовательно, будет способствовать быстрому реагированию при совершении хулиганских действий.

В качестве служебных животных в патрульно-постовой службе полиции используются служебные собаки. В целях предупреждения преступлений из хулиганских побуждений их привлечение необходимо в ночное время суток на мало освещенных улицах, в жилых районах, при осмотре дворовых и парковых территорий для существенного повышения эффективности работы нарядов полиции по предупреждению рассматриваемых правонарушений и задержанию преступников.

Следует помнить, что в подавляющем большинстве случаев уже сам факт нахождения сотрудника полиции в установленной форме одежды в общественном месте оказывает сдерживающее воздействие на нарушителей общественного порядка, способствуя предупреждению нарушений и вселяя в граждан уверенность в безопасности и надежной защите их прав и личного достоинства. Однако для полной реализации профилактической функции этого недостаточно. В целях предотвращения правонарушений наряды ППС с помощью сил ГИБДД обязаны: осуществлять активное наблюдение мест возможного появления и укрытия преступников; своевременно предостерегать граждан от совершения противоправных действий; разъяснять им недопустимость антиобщественного поведения; принимать меры к устранению правонарушений —См.:  Шкляева Г.А., Шушкова Ю.Е. Комплексное использование сил и средств в обеспечении правопорядка в общественных местах / Роль органов внутренних дел в профилактике правонарушений, преступлений, совершаемых в общественных местах. Ижевск. - 2010. – С.9.

Наружные наряды (наряды ППС) в целях более эффективного использования сил и средств по предупреждению преступлений из хулиганских побуждений должны более активно использовать следующие формы взаимодействия с оперативными службами:

- непосредственная совместная охрана общественного порядка и предупреждение преступлений, осуществление мероприятий по розыску и задержанию преступника;

- оказание содействия при решении задач каждой службы;

- оперативный обмен информацией;

- участие в инструктажах, ориентирование нарядов на приметы разыскиваемых лиц.

Наружные наряды полиции сообщают работникам уголовного розыска, подразделениям по делам несовершеннолетних и участковым уполномоченным полиции полученную ими информацию о появлении лиц, которые интересуют работников этих служб, выявляют причины и условия, способствующие совершению правонарушений, оказывают содействие данным службам в проведении мероприятий по охране общественного порядка и борьбе с преступностью.

Особое место среди сотрудников органов внутренних дел полиции занимают участковые уполномоченные, которые в пределах своей компетенции отвечают за состояние охраны общественного порядка на обслуживаемом участке и принимают непосредственное участие в организации и контроле за несением патрульно-постовой службы на его территории. Они постоянно взаимодействуют с нарядами в поддержании общественного порядка на участке, периодически осуществляют совместное патрулирование с ними, информируют об оперативной обстановке на обслуживаемом участке, о лицах с антиобщественным поведением, в том числе состоящих под административным надзором, о приметах разыскиваемых преступников, местах и времени возможного совершения правонарушений, скопления антиобщественных элементов, обеспечивает взаимодействие нарядов полиции с общественными формированиями и т.п.

Как бы хорошо не были подготовлены и оснащены сотрудники правоохранительных органов, все же без помощи граждан борьба с ними не может быть успешной. Сравнительно недавно на территории Советского Союза существовала мощная система участия общественности в профилактике и пресечении правонарушений, которая включала 50 тысяч общественных пунктов охраны порядка в жилых микрорайонах, 149 тысяч советов профилактики правонарушений на предприятиях, а 282 тысячи добровольных дружин насчитывали 13 миллионов человек. Конечно, в деятельности подобных формирований имели место и негативные моменты – низкая материальная заинтересованность, принудительный характер участия, однако оказываемая ими помощь была довольно существенной. В последние годы качественное изменение политических и экономических условий жизнедеятельности нашего общества диктуют необходимость поиска новых подходов к проблеме участия населения в охране общественного порядка. Создание и функционирование принципиально новых общественных формирований с надежной материальной базой и с качественной правовой, физической и психологической подготовкой их членов окажет значительное предупредительное воздействие на количественные и качественные показатели хулиганских проявлений.

Действенную помощь в повышении эффективности выявления и регистрации фактов преступных нарушений общественного порядка из хулиганских побуждений способно оказать активное разъяснение населению сотрудниками полиции положений уголовного закона по борьбе с хулиганством и его проявлениями в сфере быта.

Следует продумать более доступный для граждан порядок сообщений о ставших им известными преступлениях и виновных лицах, а также механизм морального и материального стимулирования социально-правовой активности населения. Следует обратить внимание на международный опыт. Например, в Нью-Йорке разработана система учета анонимных звонков. Любой гражданин может набрать определенный номер телефона и сообщить все, что ему известно, не называя своего имени. Полиция в таких случаях присваивает ему кодовое имя, и если информация оказалась полезной, он получает вознаграждение —См.: Горяйнов К.К., Исиченко А.П., Кондратюк Л.В. Латентная преступность в России: опыт теоретического и прикладного исследования. – Москва, - 2014. – С. 106..

Изучение судебной практики позволило выявить ряд нарушений, допускаемых правоохранительными органами при оформлении и рассмотрении материалов дела. Характерными нарушениями, являются:

а) несвоевременное принятия мер к нарушителям, совершившим насильственные хулиганские действия;

б) поверхностное рассмотрение материалов, что в ряде случаев влечет необоснованное применение административных мер к лицам, которые должны по характеру совершенных действий нести уголовную ответственность.

Иногда при наличии достаточных оснований для привлечения виновного лица к уголовной ответственности оно подвергается лишь административной ответственности за мелкое хулиганство, что является неправильным и, конечно же, недопустимым.

Помимо вышеизложенного, следует заметить, что в настоящее время следственные аппараты правоохранительных органов перегружены.

В целом недостатки в деятельности правоохранительных органов на пути снижения уровня тяжких насильственных преступлений из хулиганских побуждений все еще являются заметным препятствием. Особенно нетерпимы такие явления, как: а) сокрытие от учета или непринятие мер по заявлениям и сообщениям о преступлениях и иных антиобщественных правонарушениях. б) слабая борьба (а подчас и отсутствие какой-либо борьбы) с менее тяжкими насильственными преступлениями, в первую очередь с истязаниями, угрозами убийством, квартирным и иным хулиганством. Существует прямая зависимость между снижением активности в борьбе с хулиганством и ростом убийств и тяжких телесных повреждений. Одной из проблем борьбы с хулиганскими проявлениями является низкий уровень как профессиональной, так и психолого-педагогической, подготовленности многих работников полиции, сказывающийся в их неумении разбираться в сложных жизненных коллизиях, тактично смягчать или решительно нейтрализовывать конфликтные ситуации.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В результате изложенного мы пришли к следующим выводам:

1. Господствующее положение в науке уголовного права занимает следующее определение: объектом преступления признаются общественные отношения. К ключевым понятиям в определении объекта хулиганства является понятие общественного порядка, без чего невозможно решить вопрос об объекте хулиганства.

2. Справедливо еще в 80-х годах заметил В. Тихий, общественная безопасность, общественный порядок и народное здоровье хотя и взаимосвязаны между собой, но не могут отождествляться, поскольку они обладают определенной самостоятельностью.

3. В общей теории права под общественным порядком принято понимать определенные качества системы общественных отношений, состоящие в такой упорядоченности социальных связей, которая обеспечивает согласованность и ритмичность общественной жизни, беспрепятственное осуществление участниками общественных отношений своих прав и обязанностей и защищенность их обоснованных интересов, общественное и личное спокойствие. Правопорядок - составная часть, определенное количество общественного порядка.

4. Говоря о хулиганстве, мы приходим к выводу, что оно посягает на общественный порядок, жизнь, здоровье, честь и достоинство человека, его имущество, не абстрактный, не виртуальный, а реальный, установленный законом и моралью порядок в нашем быту, на улицах и площадях, стадионах, в парках и т.д. Таким образом, хулиганство посягает на  охраняемые уголовно–правовым законом общественное отношения, на которые направленно общественно опасное деяние и которым причиняется вред либо создается реальная угроза его причинения.

5. Признаки хулиганских побуждений при убийстве принято делить на внешние, объективные, которые характеризуют осознаваемую убийцей обстановку в момент его совершения (публичность), и внутренние, относящиеся к субъективной оценке виновным повода для убийства (незначительный повод) либо состоящие в отсутствии видимого повода.

6. Убийства из хулиганских побуждений чаще совершаются в обстановке публичности, т.е. в общественном месте, посещаемом многими лицами, не являющимися соучастниками преступника либо потерпевшими, что тем не менее не является обязательным для вменения п. "и" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

7. Убийство из хулиганских побуждений иногда называют "безмотивным", объясняя такую позицию отсутствием причин для убийства. Данное утверждение следует считать неверным, ошибочным, даже вредным для процесса квалификации преступлений. Любое умышленное преступление совершается по какому-либо мотиву или с какой-либо целью. Неустановление в ходе предварительного расследования или судебного заседания причин для убийства не является основанием для вменения хулиганского признака. Если убийство совершается при наличии незначительного повода, часто присутствуют проявления мести, виновный мстит потерпевшему, ошибочно признавая ничтожный повод значительным для убийства. Месть в таком случае является элементом хулиганских побуждений, так как преступник стремится жестоко отомстить по незначительному поводу, проявив особую дерзость и цинизм по отношению к интересам других людей.

8. В целом недостатки в деятельности правоохранительных органов на пути снижения уровня тяжких насильственных преступлений из хулиганских побуждений все еще являются заметным препятствием. Особенно нетерпимы такие явления, как: а) сокрытие от учета или непринятие мер по заявлениям и сообщениям о преступлениях и иных антиобщественных правонарушениях. б) слабая борьба (а подчас и отсутствие какой-либо борьбы) с менее тяжкими насильственными преступлениями, в первую очередь с истязаниями, угрозами убийством, квартирным и иным хулиганством. Существует прямая зависимость между снижением активности в борьбе с хулиганством и ростом убийств и тяжких телесных повреждений. Одной из проблем борьбы с хулиганскими проявлениями является низкий уровень как профессиональной, так и психолого-педагогической, подготовленности многих работников полиции, сказывающийся в их неумении разбираться в сложных жизненных коллизиях, тактично смягчать или решительно нейтрализовывать конфликтные ситуации.

9. Сложным является и вопрос об отграничении убийства по мотивам мести от убийства, совершенного из хулиганских побуждений. Под местью принято понимать акт возмездия, расплаты, воздаяния за причиненный физический, материальный или моральный вред. Поводом для возникновения мотива мести может служить, в частности, причинение вреда здоровью, оскорбление, отказ от прекращения дальнейших супружеских или дружеских отношений, отказ вступить в интимную связь, невыполнение обязательств, халатное отношение к трудовым обязанностям, недостойное, аморальное или противоправное поведение, дискриминация в служебной деятельности, шантаж и т.п.

10. Мотив мести, как и мотив ревности, возникает на почве личных неприязненных отношений между убийцей и его жертвой, в результате чего месть персонифицируется и обретает ярко выраженный личностный характер. В отличие от убийства из мести, в убийстве из хулиганских побуждений потерпевшим оказывается случайный человек, поэтому конфликт с ним не носит личностного характера.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

I. Нормативные правовые акты и официальные документы

  1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г. (ред. от 21 июля 2014 г.) – Москва:Юрайт-Издат. – 2015. – 49 с.
  2. Уголовный кодекс РФ: Федеральный закон от 13.06.1996, № 63-ФЗ (ред. от 30.03.2015). – Москва: Проспект, КноРус. – 2015. – 256 с.
  3. Уголовно-процессуальный кодексРФ: Федеральный закон от 18.12.2001 N 174-ФЗ (ред. от 30.03.2016). – Москва: Проспект, КноРус. – 2015. – 225 с.
  4. О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации: Федеральный закон от 07.12.2011 N 420-ФЗ (ред. от 28.12.2013) // Собрание законодательства РФ. – 2013. - № 55. – ст. 4155
  5. О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ// Собрание законодательства РФ. – 2003. - № 51. – ст. 4251
  6. Об усилении ответственности за хулиганство: Указ Президиума ВерховногоСовета СССР N 5362-VI от 26 июля 1966 г. // Ведомости ВС РСФСР – 1967. - № 45. – ст. 591.
  7. О революционных трибуналах: Декрет Совета Народных Комиссаров, 4 мая 1918г. // Собрание узаконений и распоряжений рабочего и крестьянского правительства. –№35. –1918.

II.Учебники, монографии, статьи, диссертации

  1. Андреева Л.А. Квалификация убийств, совершенных при отягчающих обстоятельствах: учеб.пособие/ Л.А. Андреева. СПб.:Литера, 2014. – 211 с.
  2. Антипов В.П. Планирование расследования нераскрытых преступлений/ В.П. Антипов. Москва:Литкон, 2002. – 144 с.
  3. Артикул Воинский Петра I от 1715 г. // Российское законодательство X-XX веков. Законодательство периода становления абсолютизма. Том 4. М.: Юридическая литература, 1986. С. 140.
  4. Боер А.Л. Месть в мотивационной структуре преступного поведения (Криминологический и уголовноправовой аспекты): Автореф. дис. … канд. юрид. наук/ А.Л. Боер. СПб., 2012. С. 10.
  5. Борисов С.В. Хулиганство как обобщающее понятие для ряда уголовно наказуемых деяний. Московский университет МВД России. Новеллы уголовного законодательства /С.В. Борисов. – Москва: Юрлитинформ, 2014. – С. 45.
  6. Бородин С.В. Преступления против жизни/С.В. Бородин. – Москва: Эксмо, 2009. С. 85.
  7. Бошко С.В. Правоведение: Учеб.пособие для студентов неюридических вузов / С.В. Бошко. –Москва: Юрлитинформ, 2012. - С. 196.
  8. Брайнин Я. М. Основания уголовной ответственности и важнейшие вопросы учения о составе преступления в советском уголовном праве. Автореф. дисс. / Я.М. Брайнин. –Харьков. – 1963. – С. 17.
  9. Брайнин Я.М. Уголовная ответственность и ее основание в советском уголовном праве/ Я.М. Брайнин. – Москва:Юрлитинформ. – 1963. - С. 167.
  10. Бугайский Я. Хулиганство как социально-патологическое явление/Я. Бугайский. – Москва: Изд-во «Молодая гвардия», 1927. – С. 9.
  11. Ведомости Верховного Совета СССР. – 1981. – № 23. – Ст. 782.
  12. Векленко С. В. Уголовно-правовые меры борьбы с хулиганством/ С.В. Векленко, М.:Литкон, 2009. – С. 4.
  13. Векленко С.В. Задачи повышения эффективности борьбы с преступлениями, совершаемыми из хулиганских побуждений / С.В. Векленко / Подходы к решению проблем законотворчества и правоприменения. Межвузовский сборник научных трудов – Омск: Изд-во Ом. ВШМ МВД России, 2015. – С.45.
  14. Гаухман Л. Д. Квалификация преступлений: закон, теория, практика/ Л.Д. Гаухман. – Москва: Вече, 2003. С. 165
  15. Гаухман Л.Д. Квалификация преступлений: закон, теория, практика/ Л.Д. Гаухман.– Москва: Вече, 2007. – 312 с.
  16. Горяйнов К.К. Латентная преступность в России: опыт теоретического и прикладного исследования/ К.К.Горяйнов. – Москва: АСТ, 2014. – С. 106.
  17. Гракович О.И. Органы внутренних дел в борьбе за укрепление общественного порядка/ О.И. Гракович. – Минск: Амфора, 2006. – С.29.
  18. Даньшин И. Н. Ответственность за хулиганство по советскому уголовному праву/ И.Н. Даньшин. – Харьков: Литиздат, 1971. – С. 8.
  19. Даньшин И.Н. О мотивах хулиганства. Известия высших учебных заведений. Правоведение/ И.Н. Даньшин. – 1965 - №2. – С. 170.
  20. Дубягин Ю.П. Особенности методики расследования убийств/ Ю.П, Дубягин. –Москва:Юрлитинформ, 2014.– С. 125.
  21. Еропкин М.И. Управление в области охраны общественного порядка/ М.И. Еропкин.- Mосква: Юрид. лит.,1951. - С. 7.
  22. Иванов В. Что такое хулиганство?/ В.Иванов – Оренбург: Юридик, 1915. – С. 9-10
  23. Иванова Н.С. С кодексом на хулигана / Н.С. Иванова// Ваше право. – №23 – 2014.- С.15.
  24. Исаев М. // Хулиганство и хулиганы/ под ред. В. Н. Толмачева. Изд-во НКВД РСФСР. Москва – 1929. – С. 16.
  25. Каиржанов Е.К. Интересы трудящихся и уголовный закон/Е.К. Каиржанов. - Алма-Ата: Мектел, 1973. –  С. 56-57.
  26. Калмыков В. Т. Ответственность за хулиганство по советскому законодательству/В.Т. Калмыков. – Минск: Амфора, 1970. – С. 5.
  27. Каменская Н. И. Уголовно-правовой и криминологический анализ хулиганства: Учебное пособие. Домодедово: ВИПК сотр-в МВД России, 2015. – С. 6.
  28. Ковалкин А.А. Мотивы хулиганства. Вопросы борьбы с преступностью/ А.А. Ковалкиг, Д.П. Котов. Вып.18. Москва, 1973. – С.39.
  29. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Особенная часть. Под общей редакцией проф. Ю.И. Скуратова и В.М. Лебедева. – Москва: Издательство Группа ИНФРА М. – 2011. - С. 213
  30. Коржанский Н. И. Объект и предмет уголовно-правовой охраны в СССР / Н.И Коржанский// Автореф. дисс. докт. юрид. наук. Всесоюзный научно-исследовательский институт МВД СССР. – Москва. – 1981. – С. 17.
  31. Коробеев А. Простое убийство и сложности его квалификации / А.Коробеев// Уголовное право. –2001. –  № 2. – С. 17.
  32. Кудрявцев В.Н. Криминальная мотивация. Наука/ В.Н. Кудрявцев.–  Москва: Вечер. – 1986. – 311 с.
  33. Кунашев А. Хулиганство как преступление с двумя основными мотивами / А. Кунашев// Законность. – 2014 - №2. – С.45.
  34. Лунеев В.В. Мотивация преступного поведения. Наука/ В.В. Лунеев. – Москва: Вече – 1991. – С. 48.
  35. Люблинский П. И. Хулиганство и его социально-бытовые корни // Хулиганство и хулиганы/ П.И. Люблинский. – Москва: Изд-во НКВД РСФСР. – 1929.
  36. Механизм преступного поведения / Антонян Ю.М., Барановский Н.А., Дагель П.С., Дубовик О.Л., и др.; Отв. ред.: Кудрявцев В.Н. - Москва: Наука, 1981. – С. 46.
  37. Мокринский С. Озорство и хулиганство / С. Мокринский// Еженедельник советской юстиции. - 1924. - N 38. - С. 898.
  38. Нечевин Д.КДеятельность патрульно-постовой службы милиции в современных условиях: план единой дислокации / Д.К. Нечевин// Материалы научно-практической конференции «Совершенствование управления силами и средствами по планам единой дислокации». – Москва. – 2011. – С. 24.
  39. Никифоров Б.С. Объект преступления по советскому уголовному праву/ Б.С. Никифоров– Москва: Госюриздат,1960. – С. 29-121.
  40. Петражицкий Л. И. О мотивах человеческих поступков/ Л.И. Петражицкий.– СПб. 1904. – С. 37.
  41. Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 28.06.2006 N 164-П06
  42. Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей/ А.Р. Ратинов. Москва: ВШ МООП СССР, 1967.– С. 121.
  43. Российское законодательство X-XX веков: в 9 т. / отв. ред. Б. В. Виленский. Т. 8. Судебная реформа. Юрид. Лит. М., - 2011. – С. 400.
  44. Свод законов Российской Империи. Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями. СПб., 1885.– С. 300.
  45. Сидоренко Э.Л. Объект уголовно-правовых отношений в контексте современного правопонимания/ Э.Л. Сидоренко// Публичное и частное право. – 2012. – № 3.– С.142
  46. Степанов Г.С. Расследование убийств при отсутствии трупа /Г.С.Степанов// Следственная практика. – 2012.–С.156.
  47. Тихий В.П. Уголовно-правовая охрана общественной безопасности/ В.П. Тихий. – Харьков: Литература, 1981. – 311 с
  48. Торхашев Т.А. К вопросу о содержании понятия «мотив преступления / Т.А. Торхашев// Российский следователь. – 2008 – № 18. – С. 39
  49. Уголовное право России. Общая часть: Курс лекций / Под ред. С. Н. Сабанина. Екатеринбург: Миктел, 2015. - С. 120.
  50. Уложение о наказаниях уголовных и исправительных. СПб., 1845
  51. Фирсов Г.Е., Коханов В.А. Организационно-тактические особенности раскрытия убийств прошлых лет/ Г.Е.Фирсов,В.А.Коханов. Москва: ВНИИ МВД СССР, 1980.
  52. Фролов Е.А. Спорные вопросы общего учения об объекте преступления/Е.А.Фролов // Сб. науч. тр. Свердловского юрид. ин-та. - 1969. - Вып. 10. - С. 198.
  53. Фролов Е.А. Спорные вопросы общего учения об объекте преступления /Е.А.Фролов // Сб. науч. тр. Свердловского юрид. ин-та. - 1969. - Вып. 10. - С. 198
  54. Хомутова Т.В. Мотив и цель как субъективные признаки хулиганства. Уральский институт МВД России. Правоохранительные органы: теория и практика/ Т.В. Хомутова. – Екатеринбург: Юрлит, 2006. №3-4. – С. 28.
  55. Хрестоматия по истории отечественного государства и права. 1917-1991гг.. Москва:Зерцало,- 2014. – С.101.
  56. Чубинский М.П. О хулиганстве/ М.П. Чубинский. В сб.: «Отчет общего собрания русской группы Международного союза криминалистов». Пг., 1916. – С. 142
  57. Шкляева Г.А. Комплексное использование сил и средств в обеспечении правопорядка в общественных местах/Г.А.Шкляева, Ю.Е.Шушкова // Роль органов внутренних дел в профилактике правонарушений, преступлений, совершаемых в общественных местах. Ижевск. - 2010. – С.9
  58. Яни П.С. Хулиганский мотив убийства /П.С.Яни// Законность. – 2011. – N 7. – С.48
  59. Яскевич А.В. Анализ развития взглядов на правовую природу хулиганства/А.В.Яскевич, И.В.Пашута // Академия МВД Республики Беларусь. Вестник №1(17) – Минск, 2009. – С. 138

ІІІ Юридическая практика

  1. Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда РФ. 2014. С. 16 // СПС Консультант Плюс: справочно-правовая система (дата обращения: 10.04. 2016).
  2. Определение Верховного Суда РФ от 11.01.2012 N 59-О11-27 [Электронный ресурс]. - Режим доступа:http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=ARB;n=45454 (дата обращения: 10.04. 2016).
  3. Определение Верховного Суда РФ от 14.02.2013 N 4-О13-6 [Электронный ресурс]. - Режим доступа:http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=ARB;n=48964 (дата обращения: 10.04. 2016).
  4. Определение Верховного Суда РФ от 19.01.2012 N 48-Д11-25 [Электронный ресурс]. - Режим доступа:http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=ARB;n=478556 (дата обращения: 10.04. 2016).
  5. Определение Верховного Суда РФ от 19.03.2013 N 44-О13-15сп [Электронный ресурс]. - Режим доступа:http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=ARB;n=43664 (дата обращения: 10.04. 2016).
  6. Определение Верховного Суда РФ от 20.06.2006 N 4-о06-68 [Электронный ресурс]. - Режим доступа:http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=ARB;n=154866 (дата обращения: 10.04. 2016).
  7. Определение Верховного Суда РФ от 25.07.2013 N 47-АПУ13-13СП [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=ARB;n=12566 (дата обращения: 10.04. 2016).

ПРИЛОЖЕНИЕ 1

Распределение убийств взависимости отспособов исредств их совершения (% от общего числа)

Применены

При разбойном нападении

Сопряженные изнасилованием

Из хулиганских побуждений

На почве ревности, ссоры и др. бытовых причин

Огнестрельное оружие

13,6

-

24,3

13,2

Холодное оружие

18,2

6,7

26,2

21,7

Иные орудия и способы

68,2

93,3

49,5

65,1

ПРИЛОЖЕНИЕ 2

Соотношение проблем применения УК, возникающих у судей

ПРИЛОЖЕНИЕ 3

Статистика зарегистрированных фактов хулиганства




Похожие работы, которые могут быть Вам интерестны.

1. Вопросы квалификации серийных сексуальных убийств, ритуальных убийств, «криминального каннибализма»

2. Особенности расследования уголовных дел связанных с незаконным оборотом наркотиков

3. Понятия и виды международных преступлений совершенных индивидами

4. Убийство, которое было совершено из корыстных побуждений

5. Проведение административного расследования

6. Изучение особенностей расследования налоговых преступлений

7. Неотложные следственные действия в структуре предварительного расследования

8. Возмещение вреда, причиненного преступлением. Приостановление и возобновление предварительного расследования

9. Комплексная характеристика порядка расследования и учета несчастных случаев на производстве

10. Возбуждение уголовного дела. Предварительное расследование. Общие условия предварительного расследования