Становление политики соседства и основных форматов взаимодействия с соседями в рамках неё



Контрольная работа

Становление политики соседства и основных форматов взаимодействия с соседями в рамках неё

Содержание

1 Причины создания ЕПС

2 Дифференциация ЕПС:

2.I Союз для Средиземноморья

2.II Восточное партнёрство

Литература

1 Причины создания ЕПС

К началу 1990-х годов у европейской интеграционной группировки не имелось случаев коллективного взаимодействия со странами Восточного блока. Холодная война сдерживала контакты Комиссии ЕЭС со странами социализма, а государства — члены ЕЭС имели с ними только двусторонние отношения. 1950–1980-х годы были ознаменованы приоритетностью «дальнего зарубежья» во внешних связях Европейских Сообществ.

В 1992 году в рамках ЕС появились разговоры о необходимости налаживать тесные связи с «ближним зарубежьем», но тогда он был занят институциональными преобразованиями внутри себя. Взаимоотношения с соседями тогда нашло свое отражение в соглашениях о партнерстве и сотрудничестве (СПС), в период с 1997 по 1999 год ЕС подписал восемь СПС. Подобное соглашение представляет собой общие принципы сотрудничества Союза и конкретного государства по вопросам экономического сотрудничества, культурного, политического и др. Фактически, СПС представляет собой некий рамочный документ, который получает свое наполнение в каждой конкретной стране.

В 2002 г., когда “большое расширение» ЕС было неотвратимым, выработка концепции «нового соседства» вошла в европейские дискуссии. Изначально, идея нового соседства появилась в Великобритании и обращалась в основном к странам на восточных границах Союза – Беларуси, Молдавии, Украине, однако дальнейшие дискуссии в рамках ЕС расширили их применение на весь регион Черного моря и Средиземноморья (Smith,p. 759 —Smith K. The Outsiders: The European Nighborhood Policy // International Affairs, 2005 / vol. 81, no. 4, P. 757-773.).

Так или иначе, изначально целью инициативы была новая восточная периферия Союза, при этом страны Юго-Восточной Европы уже были вовлечены в процесс Стабилизации и Ассоциации и рассматривались отдельно. Как раз тогда Проди, в то время Председатель Европейской комиссии, озвучил предложение о создании кольца друзей вокруг ЕС, которые разделят с ЕС«все,кроме институтов» —Prodi R. Peace, Security and Stability International Dialogue and the Role of the EU // Sixth ECSA-World Conference. Jean Monnet Project /Brussels, 5-6 December 2002. Speech..

«Все, кроме институтов» — это политическая и экономическая интеграция соседей с ЕС и принятие имиacquis. Экономическая интеграция включает в себя распространение на соседей «четырех свобод» ЕС (свободного движения товаров, услуг, капиталов и людей). Политическая интеграция подразумевает участие стран-соседей в мероприятиях ОВПБ и в области внутренних дел и юстиции. Главное в такой формуле интеграции — отсутствие полноценного членства, т.е. страны берут на себя ряд обязательств, без возможности участия в принятии решений в рамках ЕС.

15 апреля 2002 года Европейский Совет поручил Европейской комиссии, и Хавьеру Солана, верховному представителю ЕС по общей внешней политике и политике безопасности ЕС, проработать дальнейшие взаимоотношения Союза и его новых восточных соседей в рамках концепции «Большой Европа» («Wider Europe») – Европы без разделительных линий и блокового противостояния —2421st Council meeting General Affairs. // Luxembourg, 15 April 2002/ Official web-site of the Council of the European Union, P. 10.

7 августа 2002 г. Х. Солано и К. Паттен, комиссар по внешним связям Союза, представили свой ответ, содержавший принципы новой восточной политики ЕС, который был направлен в Совет.Главной идеей выступало формирование отношений ассоциации (сам термин ассоциация не употреблялся в письме), что привело бы в итоге к полной интеграции соседей ЕС в европейские механизмы без возможности членства в Союзе или же создания общих институтов.Предлагалось перевести Соглашения о партнерстве и сотрудничестве (СПС) в статус «соглашения о европейском соседстве», расширить экономическую помощь, расширить на страны соседства программы ЕС в области науки, культуры, образования, защиты окружающей среды.Экономическая либерализация увязывалась со вступлением в ВТО и внедрением норм и стандартов ЕС —Joint letter on Wider Europe by Commissioner Chris Patten and High Representative Solana // 8 August 2002/ Official web-site of the European Commission..

Особый интерес в развитии политики соседства проявляла Польша, тогда только страна-кандидат на вступление в ЕС. Еще в марте 1998 года, когда проходил официальный запуск переговоров о вступлении стран ЦВЕ в ЕС, министр иностранных дел Польши Б. Геремек выступил с предложением сформировать особую политику ЕС по отношению к соседям. В декабре 2002 года МИД Польши представил свое видение взаимоотношений с восточными соседями, которое во многом повторяло письмо Солано – Паттена, однако настаивало на гарантиях интеграции соседей в Союз, при условии выполнении ими критериев ЕС —The Eastern policy of the European Union in the run-up to the EU’s enlargement to include the countries of Central and Eastern Europe (Poland’s viewpoint, Warsaw, 13 June, 2001) // Ungarisches Institut München..

На саммите 12-13 декабря 2002 года в Копенгагене страны ЕС приняли решение расширить новую политику соседства на страны Средиземноморья. Данное решение было продиктовано давлением со стороны южных стран Союза, которые опасались, что итогом новой инициативы станет перераспределение финансовых средств внешней политики ЕС на Восток, в ущерб Средиземноморью. И это в момент когда специальный формат взаимоотношений ЕС с южными соседями – «Барселонский процесс» находился в кризисе, нарастали миграционные потоки из Северной Африки, возникла проблема воинственных исламистов, находился на новом витке арабо-израильский конфликт (LynchP. 17-18 —Lynch D. The New Eastern Dimension of the Enlarged EU // Partners and Neighbours: a CFSP for a Wider Europe / Paris : EU Institute for Security Studies, 2003. P. 34–59.). Совет в июне 2003 года одобрил создание Европейской политики соседства, а на Комиссию было возложено подготовить планы действий для стран в рамках новой политики (V–VII2518th Council meeting External Relations // Luxembourg, 16 June 2003/ Official web-site of the Council of the European Union.).

Предполагалось, что принятие 12 мая 2004 года Комиссией стратегии «Европейской политики соседства» станет точкой в формировании ЕПС. В нем определялось различные вариации развитие намеченных сфер сотрудничества —Communication from the Commission: European Neighbourhood Policy: Strategy Paper. COM(2004) 373 final. Brussels, 12 May 2004 // Official web-site of the European Commission.. Однако «революция роз» в Грузии в ноябре 2003 года внесла на повестку дня тему участия южнокавказских стран в ЕПС, а 14 июня 2004 года Совет одобрил их участие – несмотря на их расположение примерно в 1000 км от ближайшего члена ЕС (Румыния).

Внутренние нюансы также влияли на общий подход ЕС. Романо Проди, например, говорил о "кольце друзей" вокруг расширенного ЕС. При этом комиссар по внешним связям Крис Паттен и Высокий представитель по ОВПБ Хавьер Солана, напротив, говорили скорее о «кольце хорошо управляемых стран» (goodgovernance) —Joint letter on Wider Europe by Commissioner Chris Patten and High Representative Solana. 8 August 2002 // Official web-site of the European Commission.. Разница очевидна - страна может считаться и действовать в качестве «друга», но не отличаться хорошим управление. При этом высшие лица в Брюсселе тогда сходились в необходимости создать вокруг границ Союза «зону процветания и дружественного соседства — с которыми у ЕС будут близкие, мирные и взаимовыгодные отношения» —Communication From The Commission. European Neighbourhood Policy. Strategy Paper // COM (2004) 373 final, Brussels 12.05.2004..

Новая инициатива позволила произвести пересмотр структуры Комиссии. Так должные лица, включенные в процесс подготовки «Большого расширения» были постепенно - в 2003 и 2004 годах - переведены из DG Enlargement в созданный под нужды ЕПС новый департамент DG RELEX. Осенью 2004 года с новой Комиссией Баррозу, DG RELEX был переименован в «DG по внешним связям и европейской политике соседства» - тем самым давая ЕПС определенный статус в общем спектре политики ЕС, а также новый мандат для члена комиссии. По сути, такие перестановки в то время воспринимались как работа на перспективу. Тогда ЕС был уверен, что страны соседи, не имея альтернативы, в конце концов выберут ЕС как главную точку притяжения и подражания.

В ЕПС вошли 16 соседних стран. При этом самый большой сосед в нее не был включен: Россия отказалась быть ее частью и предпочла развитие двустороннего сотрудничества с Союзом на более «равной» основе, основанном на установлении стратегического партнёрства и отдельных общих пространств. Второй по величине сосед, Турция, также осталась вне рамок ЕПС в силу своего собственного процесса присоединения к ЕС, который, в то время (2003-04) был на грани крупного прорыва - с открытием официальных переговоров в конце 2005 года.

Статья 49 ДЕС прямо говорит, что членами Союза могут стать только европейские страны, что делает формат ЕПС единственно возможным путем институционального сближения для стран Средиземноморья. При этом, европейские страны, имевшие стремление вступить в Евросоюз, могли воспринимать ЕПС как слабую альтернативу полноценного членства. Для избежания этого, ЕС скорректировал формулу Р. Проди («все, кроме институтов»): политика соседства и политика расширения — это две разные политики; участие европейских государств в ЕПС не предрешает их будущие отношения с Союзом.

Центральным элементом Европейской политики соседства являются двусторонние Планы действий ЕПС (Action Plan -AP), согласованные между ЕС и каждым партнером. В них намечается программа политических и экономических реформ, с краткосрочными и среднесрочными приоритетами. В рамках этого происходит совместный мониторинг через подкомитеты и комиссии, которые внимательно рассматривают регулярные доклады о прогрессе страны-партнера в проведении реформ. Первые планы начали появляться с 2004 года. ПервымиAP получили семь стран: Украина, Молдова, Иордания, Палестинская автономия, Израиль, Тунис и Марокко. В 2006 г. были представленыAP для стран Южного Кавказа: Азербайджана, Армении и Грузии —ENP Action Plans and Country Reports 2004-2005..

Как в Соглашении о партнерстве и сотрудничестве, так и в Плане действий нашли свое отражение вопросы, связанные с приведением национального законодательства в соответствие со стандартами ЕС. В связи с этим предполагается внести некоторые необходимые изменения в национальном законодательстве, разработать государственную программу, предусматривающую реализацию различных мер. Кроме того, она предусматривает необходимость принятия важных шагов для поддержки развития бизнеса, финансового и банковского секторов, упростить таможенные и налоговые процедуры, повысить прозрачность судебной системы. В целом реализацияAP - это длительный и последовательный процесс, и шаги, сделанные в первые годы, были призваны создать основу для мероприятий, намеченных на будущее.

Сразу отметим ряд проблемных пунктов, который были в ЕПС при её создании:

1. Очевидным является диссонанс между заявленными амбициозными целями ЕПС и сформулированными в среднесрочной перспективе и очень ограниченными по содержанию планами действий. Сравнение механизмов ЕПС для Средиземноморья и стран Восточной Европы также показывает парадоксальность ситуации: восточные соседи, будучи европейскими странами, получали меньше преимуществ от участия в ЕПС. В то время, как с рядом стран Средиземноморья Союз подписал соглашения об ассоциации, восточные страны изначально не получили официального ассоциированного статуса. В то время, как либерализация торговли с Востоком все еще оставалось предметом для обсуждения, по отношению к Средиземноморью задача состояла в расширении свободной торговли на другие секторы экономики в дополнение к промышленности. Также, ЕПС не отменял многосторонний формат «Барселонского процесса», в то время как восточные соседи могли рассчитывать только на двусторонние отношения.

2. В планах действий были выработаны программы долгосрочных реформ, реализация которых неизбежно связывалась с определенными рисками для правящих элит. Исследователи единодушно признают, что ЕПС была разработана в значительной степени на основе опыта политики расширения ЕС. Это относится к модели планов действий, инструментам мониторинга и оценки реформ (подготовка страновых докладов Европейского союза), принципу политической обусловленности, а также другим аспектам, таким как кадрово-организационный компонент планирования ЕПС (Gebhard,P.91 —Gebhard C. The ENP’s Strategic Conception and Design Overstretching the Enlargement Template? // The European Neighbourhood Policy in Perspective: Context, Implementation and Impact / Basingstoke : Palgrave Macmillan, 2010. 288 P.). В то же время, вопрос о перспективе членства в ЕС для восточных соседей, который выступал стимулирующим для реформ в странах Центральной и Восточной Европы, был отложен на неопределенный срок. Ограниченные обязательства ЕС в ЕПС и отсутствие заявленной перспективы членства первоначально отмечались критиками, справедливо ставящими под сомнение эффективность ЕПС, а в частности осуществление реформ без перспективы членства.

3. В этой связи можно предположить, что значительно более мягкий принцип политической обусловленности и отсутствие четного перечня критериев оценки (benchmarks) и итоговых ожиданий в стратегии ЕПС и планах действий, по сравнению с политикой расширения, объясняется как раз разрывом в декларируемых целях и реальным наполнением ЕПС.

Уже на первых этапах новой политики возникло ряд сложностей. Например,AP составили длинный список самых разнообразных пунктов без какой-либо видимой иерархии. Кроме того, некоторые из обязательств, принятых в ЕС в этом контексте, такие как либерализация торговли и преференции на внутреннем рынке были тяжело выполнимы. Союз неохотно открывал свой сельскохозяйственный и трудовой рынки, в то время как соседи были в основном не в состоянии (а иногда и не желали) привести свое законодательство к европейскому, а также не могли соответствовать высоким стандартам, предъявляемым к ввозимым в ЕС товарам.

Уже имевшиеся двусторонние соглашения с ЕС со странами-соседями так же являлись препятствием для успешного развертывания ЕПС: соглашениями о партнерстве и сотрудничестве с Восточной Европой и странами Южного Кавказа, а также соглашений об ассоциации с Израилем, Египтом и Ливаном. Новые проекты в рамках ЕПС пересекались с проектами в рамках былых двусторонних отношений, что приводило к задержкам и неразберихе, и в конечном счете влияло на общее положительное восприятие новой политики.

С самого начала ЕПС страдала от того, что она не являлась частью ни политики расширения, ни внешней политики и политики безопасности. В то же время, она охватывает элементы обоих. В её рамках принцип обусловленности или кондициональности (conditionallity) не мог быть столь же эффективен как при расширении, отсюда и периодические намеки на ЕПС как «облегченное» расширение, равно как и отсутствие отчетливых политических задач. Кроме того, сохраняющаяся неясность по части окончательных «границ» Союза (что особенно возмущало восточных соседей) и конкуренция за ресурсы между восточными и южными соседями (и их соответствующими наставниками внутри Союза) вряд ли цементирует ЕПС в отчетливую политику как таковую. Наконец, финансовые ресурсы, выделяемые на ЕПС через специализированный инструменты (в общей сложности € 12 млрд за период 2007-13) вряд ли могут быть существенными для выполнения амбициозных целей, поставленных в различных планах действий, которые разрабатывались в рамках ЕПС.

Подход и позиционирование ЕПС отражал дух времени, который нашел выражение также и в Европейской стратегии безопасности (ESS) —A secure Europe in a better world: European security strategy //Brussels, 12 December 2003., разработанной примерно в то же время - а именно, уверенный в себе ЕС, который уже успешно интегрировал своих предыдущих соседей из Центральной Европы, открывал двери своим новым соседям для того, чтобы заложить основы для неизбежного их сближения с ЕС и ее нормами. При этом ЕПС распространялась на широкий спектр очень разных стран - некоторые из которых действительно являются соседями ЕС, но не Европы, а другие же страны, европейские, но не члены ЕС, наоборот могут обоснованно претендовать на бренд Европы, который присвоил ЕС. Такое упущение привело к ряду проблем ЕПС, решение которых ЕС искал в реформировании этой политики. Таким образом причины для формирования Новой политики соседства в 2015-2016 годах имеет свои глубинные причины еще в начальном формировании ЕПС.

2 Дифференциация ЕПС

Учитывая различия между соседними с ЕС государствами, Европейская политика соседства, уже изначально предстояло идти в направлении дифференциации – для стран Восточной Европы, для которых сохраняется потенциальная перспектива присоединения к ЕС, хотя и отдалённая, было образовано Восточное партнёрство, для южных же соседей было образован Союз для Средиземноморья, у которых подобной перспективы нет. Значение имеет и заинтересованность отдельных стран-членов в реализации политических проектов – т.е. каждая страна продвигает ту инициативу, в которой она имеет наибольшую заинтересованность.Рассмотрим эти форматы подобнее:

2.I. «Союз для Средиземноморья»:

Предшественником ЕПС в этом регионе стал так называемый Барселонский процесс или же Евро-Средиземноморское партнерство, которое было запущенно учредительной конференцией в Барселоне в ходе встречи министров иностранных дел региона 27-28 ноября 1995 года. В рамках Барселонского процесса диалог между ЕС и Северной Африкой получил свою институционализацию, установлено приграничное сотрудничество, которое до этого момента было ограничено подписанием двусторонних соглашений между отдельными странами. —Bicchi F., Martin M. Talking tough or talking together? European security discourses towards the Mediterranean //Mediterranean Politics. – 2006. – Т. 11. – №. 2. – С. 189-207. Он стал площадкой двусторонних и многосторонних отношений между руководством 15 стран-членов ЕС и 12 средиземноморских стран (Алжир, Кипр, Египет, Израиль, Иордания, Ливан, Мальта, Марокко, Сирия, Тунис, Турция, Палестина).

В нем были определены три корзины на которых фокусировалось евро-средиземноморского партнерство: политическая стабильность и безопасность, экономическое и финансовое сотрудничество, а также сотрудничество по социальным, культурным и гуманитарным вопросам. Эти цели должны были быть отражены в рабочей повестке Процесса. ЕС оказывал финансовую и техническую помощь для ее реализации посредством программыMEDA и за счет кредитов Европейского инвестиционного банка, все это подкреплялось принципом обусловленности, т.е. в обмен на преобразования.

ПрограммойMEDA финансировались образовательные проекты в области прав человека и демократии, информационно-просветительских кампании, средства массовой информации. Однако, политическая составляющая Барселонского процесса стала главной проблемой. В частности, ЕС отказался финансировать группы, которые считались исламскими, несмотря на то, что по крайней мере, некоторые из этих групп являются краеугольным камнем гражданского общества в арабском мире (Bicchi 2006 —Bicchi F., Martin M. Talking tough or talking together? European security discourses towards the Mediterranean //Mediterranean Politics. – 2006. – Т. 11. – №. 2. – С. 189-207.). Кроме того, трудности ЕС с продвижением демократии на Ближнем Востоке и его внутренние противоречия стали особенно очевидными, когда террористическая организация ХАМАС выиграла демократические выборы в Палестине в 2006 году.

В дальнейшем, этот формат стал основой для другой инициативы. В мае 2007 года французский президент Николя Саркози выдвинул идею охвата всех прибрежных государств Средиземноморья в едином политическом сообществе (только стран, имеющих прямой выход на Средиземное море). Такая идея возникла несмотря на уже существующий Барселонский процесс, и отражала, в первую очередь, устремления Франции на роль ведущей региональной державы в обозначенном регионе. С таким подходом не была согласнаяГермания, которая настояла на включении в этот формат всех стран ЕС, так как каждая страна ЕС должна иметь право голоса в проектах, которые спонсируются через инструменты ЕПС —Schumacher T. Germany: A Player in the Mediterranean / Mediterranean Politics, 2009..

В дальнейшем, Европейская комиссия приложила значительные силы по переносу французской инициативы на уровень ЕС на основе уже стагнирующего на тот момент Барселонского процесса и встраиванию новой инициативы в общую согласованную логику ЕС —Barcelona Process: Union for the Mediterranean // Communication from the European Comission to the European Parliament and the Council / Brussels, 20/05/08..Так или иначе, идея была принята на вооружение и получила свою реализацию в «Союзе для Средиземноморья» (СДС), би-региональной международной организации, охватывающей 43 страны-члена, которая базируется в Барселоне и имеет собственный персонал и ресурсы для выполнения конкретных проектов в различных областях. Для сотрудничества с СДС были приглашены также другие страны, не входящие в ЕСП и не являющиеся членами Союза: Албания, Босния, Герцеговина, Хорватия, Черногория, а также Мавритания и Монако.

Официальное открытие Союза произошло 13 июля 2008 года в Париже.Уже на следующий день, Саркози, совместно с лидерами ряда стран Средиземноморья Беном Али, Хосни Мубараком, Муаммаром Каддафи и Башаром Асадом, принимал традиционный военный парад на Елисейских полях в честь дня взятия Бастилии.

Говоря о содержании СДС, в отличии от Барселонского процесса в новом образовании вопросы политического характера стали отклонятся по разным основаниям и перешли на роль вторичных задач.В парижской декларации по итогам саммита Союза, было обозначено 4 направления деятельности:

– политическое сотрудничество;

– торгово-экономическая интенсификация отношений;

– социально-культурное взаимодействие;

– миграционные вопросы и безопасность —Joint Declaration of the Paris Summit for the Mediterranean // Union for the Mediterranean. Paris, 13July

2008.

Так как основным проблемным местом Барселонского процесса являлось отсутствие реального партнерства, было введено специальное понятие –«co-ownership» (некое чувство совместного участия). Т.е. ЕС прилагал усилия придать новому формату сотрудничества элементы реального партнерства, хотя бы на уровне риторики и политического лексикона —Латкина В. А. Политика Европейского Союза в Средиземноморье в контексте «арабской весны» //ВЕСТНИК МГИМО УНИВЕРСИТЕТА. – 2014. – №.2 (35)..

ДляCДС была использована формула«ЕС-28+1», и фактически ЕС отходил от многостороннего формата Барселонского процесса в сторону двусторонних отношений в рамках Средиземноморского Союза:

- появился институт двойного председательства – один председатель от страны ЕС и второй от партнеров по СДС;

- предполагалось проводить саммиты высших должностных лиц стран участниц (изначально раз в 2 года, но следующим после Парижского в 2008 году стал Вильнюский в 2013);

– был учрежден Секретариат организации.

Арабская весна стала сложным испытанием для средиземноморской политики Евросоюза. На фоне возросших миграционных потоков в Италию из охваченных революцией арабских стран, ярко проявила себя проблема согласования общего ответа стран ЕС на изменившуюся ситуацию в странах соседства. Промежуточным ответом стало развертывание операцию по пограничному контролю с Ливией на итальянском острове Лампедуза - FRONTEX Joint Operation Hermes 2011 —Council Decision 2011/210/CFSP of 1 April 2011 on a European Union military operation in support of humanitarian assistance operations in response to the crisis situation in Libya (EUFOR Libya) // Official Journal of the European Union..

Поворотными же стали кризис в Ливии весной 2011 г. и ответная реакция ЕС. По итогам саммита ЕС в марте 2011 году, была определена дальнейшая стратегия взаимодействий со странами СДС.ЕС использовал возможность ввести экономические санкции против режима Каддафи, начал активную поддержку повстанческих сил, одобрил резолюции Совета Безопасности ООН № 1970 и № 1973 и единогласно проголосовал за отставку М. Каддафи. При этом, Евросоюз все же не смог прийти к консолидированной позиции участия в военной операции в Ливии.

В марте 2011 года была объявлена программа «Партнёрства для демократии и общего процветания с южным Средиземноморьем», а в дальнейшем подходы, озвученные в ней, стали основой для обновленной политики соседства – его текущей версии, которая вновь оказалась в процессе трансформации —A Partnership for Democracy and Shared Prosperity with the Southern Mediterranean // European Commission. High Representative of the EU for Foreign Affairs and Security Policy/ Brussels, 08.03.2011..

2.II. Восточное Партнерство:

С середины 1990-х годов ЕС принял двуединый подход к бывшим социалистическим государствам Центральной и Восточной Европы. Некоторым из них были предложена перспектива вступления в ЕС и «европейские соглашения», призванные приблизить эти страны в лоно ЕС, в то время как другим было предложено сближаться с ЕС, но не вступление в Союз. Это предложение приняло форму партнерства и соглашения о сотрудничестве, подписанного между 1994 и 1996 годах с Украиной, Молдовой, Беларусью, Грузией, Азербайджаном и Арменией, Россией.за

Вслед за инициативой по созданию Союза для Средиземноморья для южных соседей, возникла идея формата для восточных соседей – Восточного партнерства (ВП), которую в 2008 году представили министры иностранных дел Швеции и Польши – Карл Бильдт и Радослав Сикорский.

Идея ВП уходит корнями в более ранний документ «Восточное измерение общей внешней политики и политики в области безопасности Европейского союза» (EU Common Foreign & Security Policy), который когда-то продвигала Польша во время подготовки ко вступлению в ЕС в 2002–2004 гг. Польская сторона в данном случае перенимала опыт Финляндии, которая вскоре после вступления в ЕС, предложила в 1997 году идею «Северного измерения». По замыслу финской стороны, новое «измерение» политики ЕС должно было перехватить инициативу в отношениях Европы с Россией, что сделало бы Финляндию значимым игроком на данном направлении внешней политики Союза. Польша также желала усилить свое значение для ЕС, будучи неким посредником во взаимоотношениях с новой восточной периферией Евросоюза —Lynch D. The New Eastern Dimension of the Enlarged EU // Partners and Neighbours: a CFSP for a Wider Europe / Paris : EU Institute for Security Studies, 2003. P. 34–59..

Начало Восточному партнерству было положено в мае 2009 года в Праге. В рамках ВП стали проводиться регулярные саммиты на высоком уровне. В ходе первой министерской встречи участников Восточного партнерства (8 декабря 2009 г.) был сделан акцент на двусторонние отношения стран Восточного партнерства. В ВП вошли страны-члены Союза, а также Армения, Азербайджан, Грузия, Украина, Беларусь, Молдова. ВП полностью полагалось на ресурсы ЕПС, но сообщение было ясно - шесть восточноевропейских стран имеют право на специальный форум и диалог, отличный от других, неевропейских соседей, включенных в Средиземноморье.

ВП стало инструментом активного продвижения интересов и влияния ЕС на постсоветском пространстве как пространстве «общего соседства» ЕС с Россией. Опираясь на опыт европеизации государств Центральной и Восточной Европы (трансформации этих стран по образу стран ЕС) —Шульга М. Европеизация: некоторые особенности одного концепта //Век глобализации. – 2015. – №.1.С.88-95, ЕС предполагал сформировать новые субрегионы в рамках заявленной в 2003 году «Большой Европы» - т.е. новую Восточную Европу (Белоруссия, Молдавия, Украина) и Южный Кавказ (Азербайджан, Армения, Грузия). Здесь ЕС намеревался выстроить новую идентичность посредством горизонтальных связей в многостороннем формате взаимодействия, чтобы связать их с ЕС —Lünemann F. European Neighbourhood Policy «light» – why a step back might be a step forward in Eastern Europe/ Centre for Geopolitics and Security in Realism studies..

Основная цель партнерства – формирование условий для укрепления политической и экономической интегрированности восточных соседей с ЕС, что станет залогом безопасности и стабильного развития в Европе. Главная задача партнерства - глубокое вовлечение восточных соседей ЕС в его региональную модель управления —Joint Declaration of the Prague Eastern Partnership Summit // Prague, 7 May 2009..

Расширение двустороннего сотрудничество ЕС и стран партнерства осуществляется посредством Соглашений об ассоциации с ЕС, которое дополняется созданием углублённой и всеобъемлющей зоны свободной торговли (DCFTA). При этом, данные соглашения включают не только отраслевое сотрудничество, но также юридически обязывают страны ВП осуществлять демократизацию государства и заниматься структурными реформами. И это при прямом контроле со стороны ЕС, с конкретными сроками и в соответствии критериям, заданных Союзом.

Соглашения ассоциации позиционируются как адекватная замена полноправного членства в Союзе для стран партнерства. Фактически, ЕС, настаивая на демократических реформах, еще и с внешним управлением, взамен предлагает относительную небольшую финансовую помощь. При этом размер финансовой помощи рассчитывается в соответствии с оценками и возможностями ЕС, а не реальными потребностями соседей при проведении ими структурных реформ государственного управления и секторов экономики. К примеру, Грузия, Армения и Молдова получили грант по 87 млн.евро в 2013 на проведение реформ —EU Neighborhood Info Centre http://www.enpi-info.eu/eastportal/news/latest/35569/‘More-for-more’-principle-in-action-–-EU-rewards-Moldova,-Georgia-and-Armenia-with-€87-million-to-boost-reforms.

В дальнейшем выяснилось, что шесть стран постсоветского пространства могут иметь отличные от ЕС взгляды на дальнейшее развитие отношений. Если Грузия, Молдова и Украина в конечном счете связывают своё будущее с объединённой Европой, то руководство Азербайджана, Армении и Беларуси декларировали отличную позицию.В таких условиях, ЕС расширил, изначально предназначавшеюся для южных стран, программу нового подхода и на ВП, что и составило общую реформу ЕПС в 2011 году.

Уже во время третьего саммита ВП в Вильнюсе в ноябре 2013 стал очевидным внутренний раскол стран в рамках формата —Joint Declaration of the Eastern Partnership Summit, Vilnius, 28-29 November 2013 //Eastern Partnership: the way ahead.. Страны Восточного партнерства оказались на пересечении двух интеграционных трендов – евразийского и европейского. Учитывая, что ЕС или ТС / ЕАЭТ не имели механизмов взаимодействия и регулирования между собой и их зоной свободной торговли. В таких условиях эти страны были вынуждены выбирать между двумя интеграциями.

Четвертый саммит Восточного партнерства в Риге 2015 года проходил на фоне украинского кризиса и общем негативном фоне, а его итогом стало осознание того, что ВП находится в глубоком кризисе, который требует более широких реформ, что и нашло отражение в развертывании новой ревизии ЕПС – new ЕПС —Joint Declaration of the Eastern Partnership Summit, Riga, 21-22 May 2015..

Литература

A New Response to a Changing Neighbourhood. // Joint Communication by the High Representative of The Union For Foreign Affairs And Security Policy and the European Commission, Brussels 25 May 2011.http://eeas.europa.eu/enp/pdf/pdf/com_11_303_en.pdf (accessed 12 May 2016).

A Partnership for Democracy and Shared Prosperity with the Southern Mediterranean // European Commission. High Representative of the EU for Foreign Affairs and Security Policy/ Brussels, 08.03.2011. Available at: http://ec.europa.eu/commission_2010-2014/president/news/speeches-statements/ pdf/20110308_en.pdf

A secure Europe in a better world: European security strategy //Brussels, 12 December 2003. Available at http://www.consilium.europa.eu/uedocs/cmsUpload/78367.pdf

A strong European neighbourhood policy // COM(2007)774, European Commission 2007.

Barcelona Process: Union for the Mediterranean // Communication from the European Comission to the European Parliament and the Council / Brussels, 20/05/08. Available at: http://www.eeas.europa.eu/ euromed/docs/com08_319_en.pdf

Commission proposal for a Regulation laying down general provisions establishing a European neighborhood and partnership Instrument // Com(2004)628 final, 2004. 29.09. (accessed 12 May 2016).

http://ec.europa.eu/world/enp/pdf/strategy/strategy_paper_en.pdf

Council Decision 2011/210/CFSP of 1 April 2011 on a European Union military operation in support of humanitarian assistance operations in response to the crisis situation in Libya (EUFOR Libya) // Official Journal of the European Union. Available at:http://www.europarl.europa.eu/meetdocs/2009_2014/documents/sede/dv/sede240511cd2102011_/sede240511cd2102011_en.pdf

Delivering on a new European Neighbourhood Policy // European Commission. High Representative of the EU for Foreign Affairs and Security Policy/ Brussels, 15.05.2012. Available at: http://ec.europa.eu/world/enp/docs/2012_enp_pack/delivering_new_enp_en.pdf

EEAS review / Brussels: European External Action Service, 2013 http://eeas.europa.eu/library/publications/2013/3/2013_eeas_review_en.pdf

ENP Action Plans and Country Reports 2004-2005 http://eeas.europa.eu/enp/documents/action-plans/index_en.htm

EU-Commission. Press Release: Review of the European Neighbourhood Policy (ENP): Stronger Partnerships for a Stronger Neighbourhood, 18 Nov. // Brussels: European Commission, 2015

European Neighbourhood Policy // European External Action Service/ Brussels, 2016.

European Neighbourhood Policy: Working towards a Stronger Partnership // European Commission. High Representative of the EU for Foreign Affairs and Security Policy/ Brussels, 20.03.2013. Available at: http:// ec.europa.eu/world/enp/docs/2013_enp_pack/2013_comm_conjoint_en.pdf

Füle S., 2011. Speech on the recent events in North Africa// Committee on Foreign Affairs (AFET)/ Brussels: European Parliament. 28 February 2001, Speech. Available at:http://europa.eu/rapid/press-release_SPEECH-11-130_en.htm

Hahn J. European Union - key partner for all countries in our neighbourhood // European Commission, March 18, 2015. Available at: http://europa.eu/rapid/press-release_SPEECH-15-4623_en.htm?locale=en

Joint Declaration of the Eastern Partnership Summit, Riga, 21-22 May 2015. Available at: http://www.consilium.europa.eu/workarea/downloadAsset.aspx?id=40802196824

Joint Declaration of the Eastern Partnership Summit, Vilnius, 28-29 November 2013 //Eastern Partnership: the way ahead. Available at:http://static.eu2013.lt/uploads/documents/Programos_12/131129%20Vilnius%20Summit%20Declaration.pdf

Joint Declaration of the Paris Summit for the Mediterranean // Union for the Mediterranean. Paris, 13 July 2008. Available at: http://ufmsecretariat.org/wp-content/uploads/2012/09/ufm_paris_declaration1.pdf

Joint Declaration of the Prague Eastern Partnership Summit // Prague, 7 May 2009. Available at: http://www. consilium.europa.eu/uedocs/cms_data/docs/pressdata/en/er/107589.pdf (access date 12.05.2016).

Joint communication to the European parliament, The Council, The European economic and social committee and The Committee of the regions // JOIN (2015) 50 final, Brussels 18.11.2015. Available at: http://eeas.europa.eu/enp/documents/2015/151118_joint-communication_review-of-the-enp_en.pdf (accessed 12 May 2016).

Joint letter on Wider Europe by Commissioner Chris Patten and High Representative Solana // 8 August 2002/ Official web-site of the European Commission. URL: http://ec.europa.eu/world/enp/pdf/_0130163334_001_en.pdf (access date: 12.05.2016).

Joint press conference by High Representative/Vice-President Federica Mogherini and Commissioner Johannes Hahn on European Neighbourhood Policy Review // European Commission, March 4, 2015. Available at: http://europa.eu/rapid/press-release_SPEECH-15-4553_en.htm

On strengthening the European neighbourhood policy // COM(2006)726, European Commission, 2006.

Situation in Egypt //European Parliament, P7_TAPROV(2011)0064/ Brussels: European Parliament Resolution, 7 April 2011. Available at: http://www.europarl.europa.eu/sides/getDoc.do?type=TA&reference=P7-TA-2011-0154&language=EN

The EU’s neighbouring economies: coping with new challenges // Occasional Papers 86. November, European Commission. 2011.




Похожие работы, которые могут быть Вам интерестны.

1. Разработка модуля программируемых сценариев взаимодействия устройств в рамках интеграционной платформы интернета вещей

2. Специфика внешней политики Пергамского царства в III-II вв. до н.э. (в рамках международных отношений)

3. Причины отсутствия единой политики ЕС в Минском Процессе: Анализ подходов, интересов и целей в рамках ес

4. АНАЛИЗ ОСНОВНЫХ АСПЕКТОВ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ МАЛОГО БИЗНЕСА С МЕСТНЫМ САМОУПРАВЛЕНИЕМ В Г. СТАВРОПОЛЕ

5. Разбор основных этапов построения моделей взаимодействия породы и инструмента, крепи с боковым городами

6. Влияние основных инструментов денежно-кредитной политики на объем инвестиций

7. Модели взаимодействия акторов социальной политики на локальном уровне мегаполиса на примере муниципальных образований Санкт-Петербурга

8. Европейская политика соседства

9. Процессы в финансовом секторе экономики России и деятельность Банка России по реализации основных направлений единой государственной денежно-кредитной политики

10. АДАПТАЦИЯ ТЕЛЕВИЗИОННЫХ ФОРМАТОВ НА РОССИЙСКОМ И ЗАРУБЕЖНОМ ТЕЛЕВИДЕНИИ