Описание потенциала применения теории лексического прототипа для обучения разграничению синонимов на примере английских синонимичных глаголов «to damage», «to destroy», «to ruin» при изучении иностранного языка



СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ6

ГЛАВА 1 ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИЗУЧЕНИЯ СЛОВА НА УРОВНЕ ЯЗЫКА И РЕЧИ 11

  1. Возникновение языка и его сущность11
  2. Природа слова 24
  3. Структура лексического значения слова 27
  4. Теория лексического прототипа 31
  5. Типы лексического переноса значений слова 36
    1. Понятие и механизм метафоры 37
    2. Понятие и механизм метонимии 44
    1. Понятие синонимии 46

Выводы по главе 1 51

ГЛАВА 2 ПРАКТИЧЕСКОЕ ПРИМЕНЕНИЕ ТЕОРИИ ЛЕКСИЧЕСКОГО ПРОТОТИПА 53

  1. Основы анализа языковых и речевых значений синонимичных глаголов «todamage», «todestroy», «to ruin» 53
    1. Анализ языковых и речевых значений глагола

«to damage»54

  1. Анализ языковых и речевых значений глагола

«to destroy» 60

  1. Анализ языковых и речевых значений глагола «to ruin»66
  1. Способы применения теории лексического прототипа в обучении иностранному языку 71
  2. Анализ учебно-методического комплекса «Starlight» 75
  3. Практическое применение лексического прототипа английских синонимичных глаголов «to damage», «to destroy», «to ruin» при обучении английскому языку 79

Выводы по главе 2 88

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 91

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ 93

ПРИЛОЖЕНИЕ 1 98

ПРИЛОЖЕНИЕ 2 100

ПРИЛОЖЕНИЕ 3 102

ВВЕДЕНИЕ

В выпускной квалификационной работе «Проблема разграничения синонимов при обучении иностранному языку (на примере английских многозначных глаголов «to damage», «to destroy», «to ruin»)» рассматриваются прототипические значения многозначных синонимичных глаголов. Это позволяет провести границу между значениями лексических единиц. Кроме того, в работе описываются возможности применения результатов исследования при обучении синонимам в процессе овладения иностранным языком в школе.

На современном этапе развития науки о языке существует две основных точки зрения на природу и сущность языка. Традиционная точка зрения состоит в том, что язык воспринимается как замкнутая система, появившаяся в обществе и существующая только в нем. Другая точка зрения опирается на то, что язык создается каждой конкретной личностью, исходя из реакций тела в ответ на раздражители, знаний о мире и опыта. Это направление продолжает развиваться, поскольку отражает принцип антропоцентризма, широко распространенный в современной науке.

Актуальность данной работы определяется, во-первых, тем, что когнитивная лингвистика, в рамках которой проводилось исследование, является одним из перспективных направлений в современной науке. Многие вопросы в этой сфере остаются дискуссионными на современном этапе развития языкознания. Когнитивизм предполагает изучение человека как системы переработки информации. В рамках одного из направлений когнитивизма – теории биологии познания – поведение человека, понимание им языковых значений и построение нового сообщения объясняется через изменения его внутреннего состояния, которые имеют физические проявления. Теория биологии познания также представляет большой интерес для современной науки, поскольку предлагает новый взгляд относительно проблемы возникновения и сущности языка. Во-вторых, в процессе изучения иностранного языка и применения его в речи, в частности при изучении и использовании синонимичных лексических единиц, возникают затруднения при выборе необходимой единицы, которая бы могла наиболее полно и точно передать содержание мысли говорящего. Эта проблема возникает в связи с тем, что толковые словари не приводят явного различия между синонимичными единицами, зачастую интерпретируя одну лексическую единицу через ее синоним. Поэтому применение теории лексического прототипа и изучение прототипической семантики при исследовании значений поможет уточнить значения выбранных синонимичных глаголов. В данной работе исследуется возможность применения теории лексического прототипа при обучении в школе, поскольку данная теория может существенно облегчить и оптимизировать процесс изучение новой лексики, в частности синонимичных лексических единиц.

Новизна работы заключается в:

1.рассмотрении природы и сущности языка, а также его функционирования с точки зрения теории биологии познания;

2.исследовании значений многозначных глаголов на основе теории лексического прототипа как учения о содержательном ядре слова, которое может применяться в ходе анализа дефиниций различных лексических единиц;

3.оценке эффективности применения теории лексического прототипа при обучении иностранному языку.

Целью данного исследования является описание потенциала применения теории лексического прототипа для обучения разграничению синонимов на примере английских синонимичных глаголов «to damage», «to destroy», «to ruin» при изучении иностранного языка в школе. В соответствии с целью работы были сформулированы следующиезадачи:

  1. изучить научную литературу и сформулировать выводы по проблеме природы и сущности языка и речи, содержательного ядра слова, сущности лексического прототипа, видов переноса значений слов, а также синонимичных лексических единиц;
  2. изучить языковые и речевые значения синонимичных глаголов «tdamage», «to destroy», «to ruin»;
  3. сформулировать лексические прототипы исследуемых глаголов;
  4. проанализировать учебно-методический комплекс «Starlight» и особенности упражнений на усвоение синонимов;
  5. разработать альтернативный комплекс упражнений, основанных на теории лексического прототипа, который может быть использован в процессе обучения синонимам в школе;
  6. изучить потенциал применения теории лексического прототипа в процессе обучения иностранному языку в школе.

Объект исследования – речевые и языковые значения синонимичных лексических единиц «to damage», «to destroy», «to ruin».

Предмет исследования – возможность применения теории лексического прототипа для разграничения синонимов при обучении иностранному языку.

Методы исследования обусловлены спецификой цели и задач, а также объекта исследования. В данной работе применялись как общенаучные методы исследования, включая анализ, синтез, так и частные  методы: метод сплошной выборки, дефиниционный, описательный, элементы количественного метода, а также метод реконструкции актуального семиозиса и метод метафорического анализа.

Материаломисследованияпослужилидефиницииглаголов «to damage», «to destroy», «to ruin»иихречевыеупотребления,представленныевангло-английскихтолковыхсловарях: The New Oxford Dictionary of English, Chambers’s 20th Century Dictionary, Oxford Advanced Learner’s Dictionary of Current English, Collins Cobuild Advanced Dictionary, Longman Dictionary of Contemporary English, Cambridge Advanced Learner’s Dictionary, The Living Webster Encyclopedic Dictionary of the English Language, The American Heritage Dictionary of the English Language, Macmillan English Dictionary for Advanced Learners, Longman New Universal Dictionary.

Теоретическая значимость работы состоит в изучении и обобщении теоретических сведений по проблемам когнитивной лингвистики, в частности, проблемам возникновения языка, его сущности и соотношения с речью, таких понятий, как содержательное ядро слова, лексический прототип и способы его функционирования при разграничении синонимичных значений; а также описание возможности применения теории лексического прототипа при обучении иностранному языку.

Практическая значимость проведенного исследования заключается в том, что его результаты могут в дальнейшем применяться при обучении иностранному языку в школах и высших учебных заведениях, а также в лексикографической практике, поскольку создание словарей, в которых помимо актуальных значений лексических единиц даются лексические прототипы, многими учеными-лингвистами считается перспективным направлением лексикографии.

Данная работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованных источников и трех приложений.

Во введении содержится общее описание работы с обоснованием актуальности темы, цели и задач исследования, а также предмета и объекта.

В первой главе освещаются основные теоретические положения, взятые за основу исследования. Особое внимание уделено рассмотрению нетрадиционной точки зрения на происхождение и сущность языка; таких понятий, как содержательное ядро слова, лексический прототип, метафорический перенос и синонимы.

Вторая глава посвящена практическому применению теории лексического прототипа в процессе исследования языковых и речевых значений синонимичных глаголов «to damage», «to destroy», «to ruin». Анализ языковых значений проводится на материале словарных дефиниций с выявлением интегральных и дифференциальных признаков. Речевые значения анализируются с помощью метода реконструкции мыслительной деятельности человека при построении высказывания. Кроме того, в данной главе демонстрируются способы использования полученных выводов в педагогической деятельности.

В заключении подводятся итоги исследования значений синонимичных глаголов «to damage», «to destroy», «to ruin», отражающие эффективность применения теории лексических прототипов в целом и в процессе обучения иностранному языку в школе.

В приложениях представлены упражнения из учебников серии «Starlight», а также ответы учеников, полученные в рамках проведенного опроса во время прохождения производственной практики в МОУ СОШ №1 с углубленным изучением английского языка в период с 7 сентября по 17 октября 2015 года.

ГЛАВА 1 ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИЗУЧЕНИЯ СЛОВА НА УРОВНЕ ЯЗЫКА И РЕЧИ

  1. Возникновение языка и его сущность

Зарождение языка – одна из древнейших проблем лингвистики, которой и по сей день продолжают заниматься ученые-языковеды. По-разному рассматривался этот вопрос на разных этапах развития человечества, поэтому существует множество точек зрения относительно того, что же такое язык и какова его природа.

Одна из первых теорий происхождения языка относится еще к древним египтянам. Они придерживались взгляда о божественном происхождении языка: в одном из египетских текстов, относящихся к серединеIII тысячелетия до н. э., сообщается, что творец языка – верховный бог Птах. Хотя по ходу истории религии в Древнем Египте менялись, создание языка и дарование его людям всегда приписывалось главному из богов. Несмотря на то, что у египтян были различные слова, обозначающие понятие «язык» как физический орган и как способность, они были уверены, что язык непосредственно производит речь, а если необходимо выучить другой язык, то нужно просто поменять положение языка во рту (История Лингвистических учений. Древний мир / под ред. А. В. Десницкой, С. Д. Кацнельсона. Ленинград: Наука, 1980. 263 с.).

Однако с такой теорией не могли согласиться последующие исследователи. Зарождению современных теорий происхождения языка мы обязаны древнегреческим философам. Они разделились на две научные школы, высказывавшие противоположные точки зрения относительно природы языка. Сторонником первой теории, получившей название «теории фюсей» (от греч.fusei – «по природе»), был Гераклит Эфесский, который отстаивал мнение о природном характере языка, структура и происхождение которого обусловлена биологически. Приверженцы этой точки зрения считали, что названия предметам даны от природы и звуки отражали суть вещи. Имя считалось отражением предмета, его тенью (Языкознание. Большой энциклопедический словарь. М., 1998. С. 400).

Второй теории «тесей» (от греч.thesei – «по установлению») придерживались Демокрит из Абдер, а также Аристотель из Стагиры. Суть ее заключалась в том, что язык возникает в обществе сознательно и не связан с сущностью предметов. А наименования предметов возникают по договоренности между людьми либо согласно обычаю. В качестве обоснования своей теории философы указывали на некоторые несоответствия названия и вещи, на то, что одно и то же явление может быть названо разными словами (Языкознание. Большой энциклопедический словарь / гл. ред. В. Н. Ярцева. М.: Большая Российская энциклопедия, 1998. 685 с.).

В серединеXVIII века с появлением «Теории общественного договора», опирающейся на некоторые воззрения античности, в частности идеи Демокрита и Платона, возникло предположение о том, что договор – это первая возможность зарождения языка (Адам Смит). Один из основоположников этой теории Жан-Жак Руссо (1762 г.), выделявший две стадии жизни человека, считал, что на первом этапе, когда человек был связан с природой, язык происходил от чувств. Позднее, при переходе на второй «цивилизованный» этап, он уже был результатом договоренности между членами коллектива. Но эта теория не может считаться состоятельной, поскольку, чтобы договориться, необходимо уже владеть языком (Реформатский А. А. Введение в языковедение / под ред. В. А. Виноградова. М.: Аспект Пресс, 1996. 536 с.).

Рассуждая о затронутом вопросе, особо следует обратить внимание наXX век, так как в это время появляется еще больше различных теорий. Например, представитель марксизма Ф. Энгельс в своем труде «Диалектика природы» (1925 г.) говорит о том, что основа способности к речи у человека возникает как результат расширения сознания в результате физиологических изменений, становления прямохождения. Дальнейшее развитие людей сформировало у них потребность «что-то сказать друг другу». Таким образом, Ф. Энгельс приходит к тому, что нельзя изучать возникновение языка без учета этапов происхождения человека. Следовательно, язык рождался вместе с человеком (Маркс К. Сочинения в 39 т. Т. 20. / К. Маркс, Ф. Энгельс. М.: Государственное издательство политической литературы, 1961. 858 с.).

Одним из первых исследователей, кто привлек внимание к идее народного характера языка, был крупнейший немецкий лингвист-теоретик В. фон Гумбольдт в одной из своих ранних работ «О сравнительном изучении языков применительно к различным эпохам их развития». В ней он описывает, что есть язык. Основой его концепции являлась идея о коллективном характере языка. «Язык не является произвольным творением отдельного человека, а принадлежит всегда целому народу; позднейшие поколения получают его от поколений минувших», - писал В. фон Гумбольдт (Алпатов В. М. История лингвистических учений: учебное пособие / В. М. Алпатов. М.: Языки славянской культуры, 2005. 367 с.).

Важным для объяснения природы языка лингвист считает вопрос о духовном начале.  Он видит в духовной силе народа главное отличие языков друг от друга, поскольку эта сила является самостоятельным явлением, от которого зависит язык (Приводится по: Матезиус В. Попытка создания теории структурной грамматики / В. Матезиус // Пражский лингвистический кружок. М.: Прогресс, 1967. С. 196-209).

Язык, по мнению В. фон Гумбольдта, представляет форму выражения народного духа, поэтому строение языков у человеческого рода различно в силу различных духовных особенностей наций. Дух – это то самое качество, которое отличает человека от других живых существ. Его основными характеристиками лингвист называет творческую деятельность, присущую человеку, свободу разума от внешних раздражителей, стремление разума к творческой переработке впечатлений, поступающих из окружающей среды. Но все это возможно лишь через язык (Амирова Т. А. История языкознания: учебное пособие / Т. А. Амирова, Б. А. Ольховиков, Ю. В. Рождественский / под ред. С. Ф. Гончаренко. М.: Академия, 2005.  671 с.).

«Язык всеми тончайшими фибрами своих корней связан с народным духом, и чем соразмернее этот последний действует на язык, тем закономернее и богаче его развитие», – заключает В. фон Гумбольдт (Приводится по: Маркс К. Сочинения в 39 т. Т. 20. М., 1961. С. 69).

Наряду с В. фон Гумбольдтом к идее о народном характере языка обратился И. А. Бодуэн де Куртене. В своих «Избранных трудах по общему языкознанию» (1901-1930 гг.) он дает следующее определение: «язык есть комплекс членораздельных и знаменательных звуков и созвучий, соединенных в одно целое чутьем известного народа … и подходящих под ту же категорию, под то же видовое понятие, на основании общего им всем языка. Язык есть одна из функций человеческого организма в самом обширном смысле этого слова» (Алпатов В. М. История лингвистических учений: учебное пособие. М., 2005. С. 121).

Идея языка как коллективного явления была достаточно распространенной. Дальнейшее развитие она получила в одной из наиболее известных теорийXX века, описанной швейцарским лингвистом Фердинандом де Соссюром. Будучи неудовлетворенным состоянием лингвистической науки того времени, он стал первым, кто осознал многообразие свойств языка, а, следовательно, и то, что он должен описываться с разных сторон и может иметь несколько определений. С точки зрения своей функции в обществе язык рассматривается как средство общения и оформления мысли; с точки зрения условий существования язык является культурно-исторический фактом. При исследовании, исходя из его внутреннего устройства, язык определяется Соссюром как строго организованная устойчивая система, имеющая свои собственные законы построения (Алпатов В. М. История лингвистических учений: учебное пособие. М., 2005. С. 133).

В своей работе «Курс общей лингвистики» (1916 г.) Ф. де Соссюр определяет язык как «систему знаков, в которой единственно существенным является соединение смысла и акустического образа, причем оба эти элемента знака в равной мере психичны» (Соссюр Ф. де Курс общей лингвистики / под ред. А. А. Холодовича. М.: Прогресс, 1977. 695 с.). Он особо подчеркивает, что язык – явление психического характера.

Ф. де Соссюр строго разграничивал язык (la langue) и речь (la parole), которые являются составными частями речевой деятельности (le langage). Как уже упоминалось, главной чертой языка является то, что он психичен, речь же, в свою очередь, псхофизична. Именно поэтому лингвист считает необходимым различать эти два явления. Речевая деятельность охватывает и язык, и речь, но относится к индивидуальной и социальной сферам  (Амирова Т. А. История языкознания: учебное пособие. М., 2005. С. 509). Связывая все три понятия, Ф. де  Соссюр говорит о том, что язык – это только часть речевой деятельности, хотя и самая важная, это «речевая деятельность минус сама речь» (Соссюр Ф. де Курс общей лингвистики. М., 1977. С. 47).

Большое значение в своем учении Ф. де Соссюр придает теории знаков, поскольку считает основной единицей языка – знак. Определяя знак как двустороннюю сущность, он говорит о том, что знак «связывает не вещь и ее название, а понятие и акустический образ» (Алпатов В. М. История лингвистических учений: учебное пособие. М., 2005. С. 135). Соответственно, акустический образ – это психический отпечаток звучания, полученный при помощи имеющихся у нас органов чувств.

В своей теории Фердинанд де Соссюр высказывает мнение о том, что язык является общественным явлением и принадлежит коллективу. Эта система находится в сознании группы индивидов и в полной мере может существовать лишь в обществе. Поэтому все в языке социально обусловлено. Индивид, по мнению Ф. де Соссюра, не способен ни создавать язык, ни изменять его (Соссюр Ф. де Курс общей лингвистики. М., 1977. С. 39). Существование языка возможно только благодаря своего рода договору, заключенному между членами коллектива. Будучи достоянием общественности, язык формируется и существует веками. Однако пользоваться языком индивид может, только предварительно этому обучившись.

Речь, наоборот, является индивидуальным актом воли и понимания. В ней нет ничего коллективного, а проявления ее индивидуальны и мгновенны. Под речью Ф. де Соссюр понимает сумму всего сказанного людьмии среди ее основных признаков выделяет индивидуальные комбинации, непосредственно связанные с волей говорящих и зависящие от нее, а также акты говорения, необходимые для выполнения этих комбинаций (Соссюр Ф. де Курс общей лингвистики. М., 1977. С. 42-43).

Теория Ф. де Соссюра находит отклик у отечественных лингвистов, в том числе у А. А. Реформатского. Он поддерживает идею о том, что язык – это система знаков, без которой невозможно человеческое общение, а, кроме того, и идею о том, что язык, являющийся достоянием коллектива, общественным явлением, необходимо рассматривать отдельно от других явлений языковой деятельности. А. А. Реформатский также соглашается с тем, что язык не может принадлежать индивиду, так как объединяет различные группы людей, которые впоследствии могут совершенно по-своему использовать общий язык. Соответственно, речевой акт принадлежит индивиду и является самостоятельным воплощением языка как средства общения (Реформатский А. А. Введение в языковедение. М., 1996. С. 24).

В рамках данной концепции язык рассматривается как принадлежащее коллективу орудие общения. Он играет важную роль в процессе передачи мыслей коммуникантов друг другу, а также позволяет сохранять необходимую информацию о любых событиях жизни человека. Приверженцы теории о языке Ф. де Соссюра полагают, что значение слов существуют в сознании людей в виде уже готовых отпечатков, которые передаются между коммуникантами (Румянцева А. С. Соотношение системных и речевых значений многозначных прилагательных в истории английского языка (на материале прилагательных strong, hard, tough): автореф. дис. канд. фил. наук: 10.02.04 / А. С. Румянцева. СПб. 21 с.).

Несомненно, теория, описанная Фердинандом де Соссюром в его труде «Курс общей лингвистики», содержит новаторские для того времени идеи. Он стал одним из первых, кто привлек внимание лингвистов к проблеме происхождения языка, а также к проблеме соотношения языка и речи. Его идея о том, что язык – это система знаков получила развитие во многих странах, таких как Германия (Э. Гуссерль), Австрия (К. Бюлер), Дания (Л. Ельмслев). Высказанные им положения послужили ориентиром для дальнейшего решения многих вопросов лингвистики в последующие десятилетия. Однако даже сторонники его концепции указывают на некоторые недостатки. В частности А. А. Реформатский не соглашается с тем, что язык психичен. Если язык – это система знаков, то, чтобы эти знаки существовали, а, соответственно, вместе с ними и язык, они должны быть материальны и доступны чувственному восприятию. Кроме того, ошибочным считается объединение швейцарским лингвистом речевого акта, всегда принадлежащего только индивиду, и речи как системы навыков общения, обусловленной социально (Реформатский А. А. Введение в языковедение. М., 1996. С. 24).

Г. В. Колшанский также подверг критике идею Ф. де Соссюра об индивидуальном характере речи. Он считал, что отношение к речи как к индивидуальному акту в противоположность социальному акту возможно, только если удастся доказать, что индивид существует вне общества, а общество не предполагает наличия индивидов. Однако такое утверждение неверно в рамках диалектики, из чего следует необходимость признать невозможность отдельного существования языка и речи (Колшанский Г. В. О правомерности различения языка и речи / Г. В. Колшанский // Иностранные языки в школе. М., 1964. № 3. С. 18).

Кроме того, Э. Косериу указывал на недопустимость различия между языком и речью и подверг критике идею о том, что в речи нет ничего коллективного. По его мнению, язык представлен в речи и обнаруживается в каждом отдельном акте речи. Следовательно, язык и речь представляют собой различные степени формализации одной и той же объективной реальности (Приводится по: Серебренников Б. А. Общее Языкознание. Формы существования, функции, история языка / Б. А. Серебренников. М.: Наука, 1970. 598 с.).

Но, несмотря на выделенные другими учеными недочеты, фундаментальное исследование Ф. де Соссюра дало толчок для дальнейших исследований в области языка и речи.

В свою очередь, дальнейшие исследования, проводимые не только в области лингвистики, но также психологии, биологии, антропологии, дали основания для противоположного взгляда на язык и его природу. Соответственно, если приверженцы первой теории настаивают на общественном характере языка, никоим образом не принадлежащем индивиду, то сторонники второй теории, наоборот, признают важность личностного фактора в создании значений речевых высказываний. Эта идея все чаще возникает в современных исследованиях вопроса о природе языка, тем не менее, уже вXIX веке некоторые ученые начинают развивать антропоцентрическое направление в подходе к изучению языка. Среди них были русско-украинский языковед А. А. Потебня, французский лингвист Г. Гийом и др.

А. А. Потебня большое внимание уделяет взаимосвязи языка и мышления, а также, интерпретируя идеи В. фон Гумбольдта в его учении о внутренней форме слова, пытается дать более точное определение этому лингвистическому явлению. С развитием своего учения понимание внутренней формы слова А. А. Потебни менялось. В написанном в 1862 г. труде «Мысль и язык» он представляет внутреннюю форму слова как отношение сознания человека к содержанию мысли, то есть своего рода самоанализ собственных мыслей. В более поздней работе «Из записок по русской грамматике» (1958—1985 гг.) он пишет о том, что благодаря внутренней форме слова становится возможным разделить значение слова (денотата) и его смысл (Потебня А. А. Полное собрание трудов: Мысль и язык / А. А. Потебня. М.: Лабиринт, 1999. 300 с.).

В процессе обмена информацией с различными субъектами коммуникации, человек выделяет наиболее существенные, с его точки зрения, признаки предметов, процессов, явлений и т.д. Эти признаки образуют внутреннюю форму слова. Она является объективным отражением окружающей действительности, позволяющим коммуникантам понимать мысли друг друга (Потебня А. А. Полное собрание трудов: Мысль и язык. М., 1999. С. 124). Таким образом, в теории появляются первые идеи учения, которое позднее станет теорией лексического прототипа.

Внутренняя форма слова способствует познанию мира и наделению его смыслом, так как в ее основе лежит творческая мыслительная деятельность человека, выделяющего наиболее существенные признаки предметов, явлений. Благодаря внутренней форме слова человек способен наделять слова множеством значений (Салимгареева Г. Р. Онтологические основания языка в учении А. А. Потебни / Г. Р. Салимгареева // Молодой ученый. 2014. № 5. С. 229-231).

Проблему возникновения языка А. А. Потебня решает через установление связи и соотношения языка и мышления. Если многие его предшественники отождествляли эти два явления, то А. А. Потебня рассматривал их лишь как тесно связанные, но не равные. Он считает язык формой мысли. Он полагал, что умственная деятельность не может осуществляться без языка, так как основана именно на нем. Язык является необходимым условием появления мысли, а также посредством его человек способен выражать и сохранять свою мысль. Язык не просто воспроизводит мысль, делая ее достоянием других людей, но порождает ее (Салимгареева Г. Р. Онтологические основания языка в учении А. А. Потебни. 2014. С. 230).

Кроме того, происхождение языка А. А. Потебня связывает с чувственным образом, возникающим в результате разнообразных сменяющих друг друга восприятий различными органами чувств. Все накопленные ощущения человек сохраняет с тем, чтобы потом уже имеющимися ощущениями объяснять и дополнять новые, то есть «апперциптировать» (Потебня А. А. Полное собрание трудов: Мысль и язык. М., 1999. С. 99). Все эти накопленные восприятия заставляют человека выражать свои чувства с помощью звуков. Поскольку главным отличием человека от животных служит способность к членораздельной речи, членораздельные звуки становятся инструментом выражения мысли (Потебня А. А. Полное собрание трудов: Мысль и язык. М., 1999. С. 102).

Таким образом, А. А. Потебня отличается своим подходом к пониманию природы человека, говоря о том, что для возникновения языка важно творчество человека в процессе мыслительной деятельности. Кроме того, он подчеркивает необходимость учета уже накопленного человеком собственного опыта взаимодействия с внешним миром при производстве речи и ее восприятии.

О важности учета имеющейся у человека картины мира в изучении природы языка говорит и французский лингвист Гюстав Гийом. В труде «Принципы теоритической лингвистики» (1973 г.) он продолжает идею А. А. Потебни о связи языка и мышления, говоря о том, что язык рождается в тот момент, когда человек мыслит. Во время мышления человек находится в процессе самопознания, основанного в первую очередь на отношениях человека с окружающим его миром («универсумом»), а не на более узких отношениях с социумом (Гийом Г. Принципы теоретической лингвистики / Г. Гийом. М.: Издательская группа «Прогресс» «Культура», 1992. 220 с.).

При таком подходе одной из задач лингвистики он видит описание этого универсума, который, особо подчеркивается, в себе может создать только человек. Этот универсум постоянно расширяется, приближается к идеальному для каждого человека по мере того, как он мыслит. По мнению Г. Гийома, «этот идеальный универсум, который человеческий разум содержит в себе в свернутом виде, и представляет собой язык» (Гийом Г. Принципы теоретической лингвистики. М., 1992. С. 158-159).

Г. Гийом видит недостаток теории Ф. де Соссюра в том, что в ней не учитывается такой важный фактор, как время. Он, в свою очередь, вводит понятие «оперативное время». Оперативное время представляет собой мгновение, которое нельзя измерить и которое имеет место в  моменты, предшествующие актуализации любого вводимого нами в речь слова. На пространстве этого оперативного времени происходят различные ментальные операции, и в нем заключается вся схема порождения слова (Гийом Г. Принципы теоретической лингвистики. М., 1992. С. 181).

Французский лингвист представляет речевую деятельность как переход языка, постоянно находящегося в говорящем (вне конкретного момента и времени), к речи, принадлежащей говорящему в конкретный момент высказывания (оперативное время). Таким образом, переход от языка к речи осуществляется только через виртуальное говорение, основанное на различных психических механизмах языка (Гийом Г. Принципы теоретической лингвистики. М., 1992. С. 37-38).

Большое внимание Г. Гийом уделяет творческому потенциалу человека и его интуиции в процессе использования языка.  «Мы познаем истину не только умом, но и  сердцем, именно так мы постигаем первоосновы, и напрасно  рассуждение, которое в этом не участвует, пытается с ним бороться... Нужно, чтобы именно на эти знания сердца и инстинкта опирался разум и основывал бы на них свою речь», – пишет он (Гийом Г. Принципы теоретической лингвистики. М., 1992. С. 23).

По его словам, человеческая интуиция лучше всего проявляется именно в языке. Язык рождается в самом человеке не только в ходе его использования, но и в процессе размышления, в которое погружены мыслящие люди, к коим могут быть отнесены все люди или их подавляющее большинство. В языке записаны как потребности мышления в сам момент выражения, так и потребности «молчаливого мышления», когда происходит самосозерцание вне речетворчества и выбор оптимальных способов перехвата происходящего в нем (Гийом Г. Принципы теоретической лингвистики. М., 1992. С. 68).

Следуя этой линии, он подвергает критике идею Ф. де Соссюра об общественном характере языка. Согласно Г. Гийому, неправильно признавать язык социальным в силу того, что он используется для обмена информацией между коммуникантами, и игнорировать в нем индивидуальное, заключенное в мыслящем человеке. Это ведет к невозможности исследовать структуру языка, возникшую не в результате взаимодействия одного человека с другим, а в результате противостояния человека окружающей его действительности (универсума) (Гийом Г. Принципы теоретической лингвистики. М., 1992. С. 162).

Идею необходимости учета знаний личности об окружающем мире и использование этих знаний в процессе создания и понимания значений речевых высказываний продолжали также Г. Пауль, М. В. Никитин, А. В. Кравченко и другие. Эти взгляды, в частности зависимость языкового поведения от состояния сознания, способствовали развитию такого направления в науке, как теория биологии познания. Идеи данного направления впервые были описаны в труде У. Матурана «Биология познания» (Матурана У. Биология познания / У. Матурана. М.: Издательская группа «Прогресс», 1996. 142 с.)..

В рамках данной концепции каждый человек является неповторимой замкнутой системой. Он постоянно вступает в различные взаимодействия с окружающей средой. Множество этих взаимодействий У. Матурана определяет как область взаимодействий. Эти взаимодействия невозможно понять, рассматривая их вне связи с окружением, с которым они взаимодействуют, то есть вне связи с нишей. У каждой живой системы есть своя уникальная ниша, определяемая классом взаимодействий, в которые она вступает.(Матурана У. Биология познания / У. Матурана. М.: Издательская группа «Прогресс», 1996. 142 с.).

Каждая живая система обладает нервной системой, распространенной во всем организме. Нервная система воспринимает различные сигналы, поступающие организму извне, то есть из его ниши. Изменения активности нервных клеток приводят к изменениям в нервной системе в целом. В свою очередь, на состояние нервных клеток влияют отношения, возникающие в результате взаимодействия организма с окружающей средой, при этом изменения состояния активности одних клеток влияют на изменение активности других. Следовательно, отношения человека с его нишей определяют его поведение (Матурана У. Биология познания. М., 1996. С. 15).

У. Матурана говорит также о том, что любое совершаемое человеком действие (от ходьбы до философского размышления) захватывает полностью все тело, поскольку совершаются эти действия через структурные взаимодействия (Матурана У. Древо познания / У. Матурана, Ф. Варела. М.: Прогресс-Традиция, 2001. 224 с.).

Вся жизнедеятельность любого организма в целом, а также его познавательная деятельность направлена на адаптацию к постоянно меняющимся условиям окружающей среды за счет способности нервной системы принимать и интерпретировать поступающие извне сигналы (Матурана У. Биология познания. М., 1996. С. 33).

По мнению У. Матурана, язык также оказывает влияние на активность нервных клеток живого организма, поскольку он является одной из областей взаимодействия организма в своей нише. Ученый видит функцию языка в том, чтобы «ориентировать ориентируемого в его когнитивной области». При этом когнитивная область самого ориентирующего в расчет не берется. Исходя из такого понимания значения языка, У. Матурана приходит к выводу о том, что между коммуникантами не происходит обмена информацией через язык. Выбор области ориентации предоставляется самому ориентируемому и определяется его собственным состоянием (состоянием нейронов), тем самым о