Феномен коллекционирования в провинции на рубеже XX-XXI веков



СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ……………………………………………………………….3

  1. ПОНЯТИЕ И ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ КОЛЛЕКЦИОНИРОВАНИЯ…………………………………………..5
    1. Понятие коллекционирования……………………………………...5
    2. Виды коллекционирования………………………………………..18
    1. АНАЛИЗ КОЛЛЕКЦИОНИРОВАНИЯ В ВОЛОГОДСКОЙ ОБЛАСТИ……………………………………………………………...26
      1. История Вологодского коллекционирования…………………….26
      2. Анализ коллекции Г. П. Белинского……………………………...31
      3. Анализ коллекции Е. М. Лунина………………………………….37

2.4.  Анализ коллекции Б. П. Малоземова………………………………46

ВЫВОДЫ………………………………………………………………….58

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ………………………………………………...62

ВВЕДЕНИЕ

Представленная дипломная работа раскрывает тему: «Феномен коллекционирования в провинции на рубеже XX-XXI веков».

Актуальность представленной темы обусловлена тем, у современного человека появляется множество способов реализации хобби и увлечений, направлений организации своего досуга. Несмотря на все это многообразие увлечений, существуют люди, которым не безразлична история родного края, которая находит своё проявление в культурном наследии Вологды и Вологодской области. Поэтому многие люди в наши дни занимаются коллекционированием предметов культуры и искусства. Хотя предметом коллекционирования могут стать не только эти вещи, а все, что угодно.

В Вологодской области наиболее распространены такие направления коллекционирования как нумизматика (коллекционирование монет), филателия (коллекционирование почтовых марок) и коллекционирование антиквариата. Каждое направление уникально в своем роде и каждая коллекция несет в себе отпечаток истории и культурного достояния Вологодчины.

При написании дипломной работы ставилась цель – проанализировать феномен современного коллекционирования в Вологде и Вологодской области.

Для достижения поставленной цели был решен ряд следующих задач:

Предметом курсовой работы выступает феномен современного коллекционирования в Вологодской области. Почему люди до сих пор коллекционируют предметы культуры и искусства? Почему им интересен данный процесс либо его результат?

Объектом курсовой работы являются коллекции выдающихся вологодских коллекционеров – Юрия Малоземова, Геннадия Белинского и Евгения Лунина. Работа данных коллекционеров представляет немалый интерес для культурного наследия нашего края и является первой фазой для создания музейной базы. Заслуга этих людей состоит в том, что они помогают сохранить культурные истоки нашего края и нашей страны.

Дипломная работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка литературы и приложений. В первой главе рассмотрены теоретические аспекты формирования коллекционирования и становления коллекционирования в Вологодском крае. Во второй главе проводится анализ коллекций современных коллекционеров Вологодской области.

  1. ПОНЯТИЕ И ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ КОЛЛЕКЦИОНИРОВАНИЯ

  1. Понятие коллекционирования

Коллекционирование (от латинского «collectio» - собирание, собирательство сбор) – разнообразная деятельность, в основе которой лежит сбор коллекции, то есть систематизированный сбор и изучение каких-либо объектов (как правило, однородных или объединённых единой темой). Коллекционирование как деятельность предполагает выявление, сбор, изучение, систематизацию материалов, чем оно принципиально отличается от простого собирательства.

Коллекция - это собрание однородных предметов, объединенных общей темой. Предметом коллекционирования может быть что угодно: от старинных полотен, утюгов и самоваров, до камней, монет и даже самолетов. Подлинное коллекционирование основано не только на собирании и пополнении предметов для уникальной коллекции, но и на изучении и систематизации коллекционных материалов. Это делает коллекционирование уникальным в своем роде направлением человеческой деятельности. Ни одна коллекция не похожа на другую. Нет людей, собравших абсолютно идентичные коллекции, даже если они коллекционируют одни и те же предметы.

Коллекция - систематизированное собирание чего-либо, объединённое по какому-то конкретному признаку, имеющее внутреннюю целостность и принадлежащее конкретному владельцу - частному лицу, организации либо государству. Человека, занимающегося коллекционированием, называют коллекционером. —История России / А.С. Орлов, В.А. Георгиев. Н.Г. Георгиева, Т.А. Сивохина. - М., 2012. 514 с.

Коллекционеры обычно имеют коллекции одного вида, несколько разных либо межвидовые тематические коллекции. Некоторые виды коллекционирования предполагают большие финансовые затраты, некоторые - нет. Часто коллекционирование ставит перед коллекционером задачу нахождения очень редких экземпляров, которых ни у кого нет, или тираж которых существенно ограничен. Часто также ставится задача сбора всех возможных предметов коллекционирования. Коллекционеры избирательны в своем стремлении к пополнении коллекции, и относятся к этому искусству с большой ответственностью и трепетом.

Коллекционирование предметов искусства и торговля ими были знакомы еще античности, но сведений об этом немного.

В Средние века коллекционирования в привычном нам смысле не было. Средневековые предметы искусства служили в основном религиозным целям. Это были предметы культа, предназначавшиеся для церковной службы и отвечавшие потребностям мессы, причастия, крещения, праздничных шествий. Благосостояние и богатство церквей, храмов и монастырей выражалось в качестве и количестве литургических сосудов и орудий, алтарей, риз, мебели и рукописей. Но наряду с этими монастырскими кладами обнаруживались и мирские сокровищницы. В замках феодалов постепенно накапливались разнообразные ценные предметы: дорогая утварь, монеты, драгоценности, фамильные украшения и оружие. Появлялись ценные вещи, привезенные из Крестовых походов. Но пока что это были скорее клады, нежели целесообразно формируемые коллекции, конкретные направления собирательства чего-либо определнного.

Переход от накопительства к собраниям происходил постепенно. При дворах европейских правителей начинают упорядочивать накопленное, постоянно дополняя его специальными закупками.

Первые шаги от дорогой сокровищницы, где только хранят предметы искусства, к собранию, для которого специально приобретают что-либо,  происходят во Франции и Бургундии. Одним из первых в этой области стал герцог Берри Иоанн Французский (1340-1416). До наших дней дошли описи его имущества, составленные Робине д'Эстампом в 1416 году, причем наряду с драгоценностями, утварью, мебелью и разными заморскими диковинами в них значатся монеты, медали и резные камни античного происхождения, приобретавшиеся, видимо, за большие деньги. У герцога Берри был даже свой агент, Джованни Алкерио. Это был торговец художественными ценностями, различными произведениями искусства, перемещавшийся с целью приобретения уникальных вещей между Бургундией и Италией.

В эпоху Возрождения возникают новые основы для деятельности коллекционеров. В это время начинается «обмирщение» мировой культуры и частичное ее «обуржуазивание». Так же, в связи с развитием научных интересов, появляется понятие исторической значимости предметов, отбор идет уже под определенным углом зрения, подчиняясь определенным интересам и направлениям. Здесь и начинают зарождаться уже настоящие коллекции в подлинном их понимании.

С середины пятнадцатого столетия, под влиянием гуманизма, знатные и богатые люди Италии начинают интересоваться античностью и своим собственным предполагаемым прошлым. Появляются меценаты, которые не только поощряют художников в своей работе, но и собирают коллекции. Знаменитое семейство Медичи, оставившее кровавый след в политической истории, в истории искусства предстает щедрыми меценатами, благодаря которым появились и дошли до наших дней замечательные произведения искусства, мировое культурное наследие нескольких эпох.

В великую эпоху Возрождения становится заметной и экономическая сторона коллекционирования. Зарождается торговля художественными произведениями и изделиями в современном понимании. Появляются весьма образованные агенты, часто занимающие высокое положение в обществе, вхожие в дома европейских правителей и патрициев. Именно с эпохи Возрождения быть коллекционером означает сохранять художественное достояние прошлого, приумножая тем самым современную культуру.

Во Франции и Германии новые основы коллекционирования начинают распространяться с началом шестнадцатого столетия. Достойны внимания кабинеты двух жителей Нюрнберга - Валлибальда Имхоффа (1519-1580) и Пауля Прауна (1548-1616). Одним из самых знаменитых является семейное собрание Амербахов в Базеле. Особый интерес представляет то, что оно пережило время почти в полном составе, и, не будучи расформировано и потеряно либо разграблено. Сейчас данное собрание относится к числу важнейших собраний в Базельском музее.

Иоганнес Амербах (1430-1513), который зарабатывал себе на жизнь печатанием, скопил до сотни графических образцов, а также коллекцию монет. Бонифациус Амербах собрал коллекцию серебряной парадной утвари, различные украшения, и он же стал хранить у себя произведения художников своего времени. Наконец, Базилиус Амербах (1533-1591) довёл семейное собрание до высшей точки. Его интересовали практически все виды художественных изделий, достойные коллекционирования. Он собирал античные монеты наряду с картинами и графикой современных ему художников. Базилиус Амербах, достаточно образованный и пресвященный человек, был знатоком уже в том духе, который присущ коллекционерскому движению восемнадцатого века.

В эпоху Абсолютизма (XVIIXVIII века) позднесредневековое коллекционирование выливается в так называемую форму княжеских кунсткамер, служащих преимущественно целям экстраординарного воспроизведения ранее увиденного и услышанного, считавшегося абсолютно необходимым. Самые знаменитые кунсткамеры находились в замке Амбраз в Тироле, в Мюнхенской резиденции, в Дрезденском дворе и на Градчанах в Праге. Все эти кунсткамеры были частями жилищ знатных вельмож.

У Альбрехта V Баварского в собрании было до трех с половиной тысяч предметов, включая около восьмисот картин. Причем наравне с изображениями представителей знатных родов были портреты «замечательных» убийц. Таким образом, кунсткамера представляла собой выставку, на которой географические, исторические, естественнонаучные, технические и экзотические сведения того времени можно было получить на примере вещей и картин. Это было время соединения достопримечательностей с искусством, когда коллекционирование доставляло не только эстетическое, но и в прямом смысле слова физическое удовольствие и удовлетворение, возбуждало сверхъестественную  дрожь, сеяло тайный ужас и распространяло знания.

Одна из самых известных кунсткамер была организована в Дрездене в 1560 году Августом I Саксонским. Занимала она семь комнат его дворца. Помимо картин и скульптур там были ландкарты (географические карты), носовые украшения кораблей, рога меч-рыбы, точеные пули, табакерки и кубки из слоновой кости, мрамора и серпентина, а также многочисленные книги и гравюры с изображением античных руин и с видами разных городов.

Особенно стоит отметить кунсткамеру императора Рудольфа II на Градчанах в Праге. В 1605 году этот монарх приобрел Амбразскую коллекцию, а в пражской придворной мастерской заказал регалии дома Габсбургов - корону, скипетр и державу, которые и по сей день украшают Венскую сокровищницу. В собрание на тот момент входило около восьмиста картин. Часть из них была создана в придворных мастерских, другую часть император выкупил. В частности, его интересовали произведения Дюрера, Гольбейна и Тициана. В 1587 году в Венеции он приобрел «Праздник четок» Дюрера. Хлопотал Рудольф II и о знаменитом Изенгеймском алтаре Грюневальда —Сальникова И. И. Государственное и частное собирательство произведений русского искусства в России в XVIII - первой половине XIX веков // Памятники культуры: Новые открытия - М., 2008. – 347 с.

.

Собрания самых значительных музеев Европы происходят из крупных коллекций королей и знати (собрания Колоннов, Дория Памфили и Паллавичини в Риме, Гаррахская коллекция в Вене, собрания Фюрстенбергов в Донауэшингене, Девонширов в Четсворте, Альба в Мадриде, Чарторыйских в Кракове).

В России коллекционирование появляется в эпоху великого императора Петра I. Вернувшись из Европы, наш император основал первый в России музей - Кунсткамеру в Санкт-Петербурге, созданную по образцу европейских. Последующие Романовы вносят свой вклад. Елизавета Петровна, а особенно Екатерина II заказывали и закупали огромное количество произведений искусства. Именно Екатерина Великая основала Эрмитаж. В это же время (конецXVIII-началоXIX веков) появляются коллекционеры и меценаты среди русского дворянства. Огромный вклад внесли Шереметевы, Юсуповы, Строгановы, не только приобретавшие предметы искусства, но и помогавшие развивать русскую школу живописи и ваяния. Они посылают художников, часто крепостных, учиться в Италию, и благодаря этому у нас есть произведения Александра Иванова, Карла Брюллова, Сильвестра Щедрина и других.

Коллекционирование считается некоторыми учеными одним из основных рефлексов человека и важной характеристикой развития человеческого общества. Как процесс систематизации окружающего мира начинает определяться в государствах древнего Востока, в Древней Греции и Риме. В России коллекционирование становится известно сX -XI вв. Это, прежде всего, собирание книжных и рукописных собраний в храмах и монастырях, сакральных и мемориальных памятников в ризницах, оружия в арсеналах. В средние века благодаря собирательской деятельности начинается формирование великокняжеской и царской сокровищницы. ВXVI -XVII вв. берет свое начало собирание коллекций растений в оранжереях и садах. Интерес к животному миру проявился в создании коллекций зверей и птиц в зверинцах.

Расцвет коллекционирования начинается вXVIII веке, когда Россия встала на путь освоения европейских культурных форм. Появляется множество универсальных и специализированных собраний, как частных, так и государственных (Петербургская кунсткамера, музей Академии художеств, коллекции Академии наук), отражающих эстетические приоритеты, развитие науки и культуры в стране. ВXVIII веке коллекционирование в стране проходит путь от модной забавы до серьезного увлечения, сопряженного с научными интересами коллекционера (Г.А. Демидов, Н.Б. Юсупов, Н.П. Румянцев). Создаются первые объединения коллекционеров, например, Румянцевский кружок объединял любителей и собирателей книг.

В началеXIX века расширяется тематика коллекционирования, социальный состав коллекционеров: кроме дворянства в процесс вовлекаются представители купечества, духовенства, разночинцы и другие менее богатые и знатные люди.

ВXIX веке коллекционирование становится заметным фактом культурной жизни страны, многие коллекции составляют основу для создания музеев (коллекция А.Д. Черткова - книжного собрания Исторического музея, коллекция Н.Н. Демидова - музея естественной истории Московского университета и т.д.) Результаты коллекционирования начинают использоваться в учебных целях (создание коллекций и музеев в университетах, гимназиях). Научное направление в коллекционировании связано преимущественно с музеями, которые активно включаются в процесс пополнения своих фондов; здесь же разрабатывается научная систематизация объектов коллекционирования, проводится их классификация.

ВXIX - началеXIX веков в России действуют знаменитые коллекционеры-меценаты. Это, конечно же Павел и Сергей Третьяковы – основатели великой Третьяковской галереи, Иван Морозов, братья Щукины. Тонкие ценители искусства, они поддерживают художников, выкупают целые выставки. Их собрания из частных, закрытых, становятся публичными. Так появляются в России Третьяковская галерея, Русский музей и Музей Изобразительных Искусств имени Александра Сергеевича Пушкина.

ВXX веке коллекционирование продолжает активно развиваться, расширяются его виды и тематика. Среди новых объектов музейного коллекционирования - формирование фондов артефактаминематериального наследия. В частном коллекционировании различают демократическое и элитарное направления. К демократическому относятся, например, филателия (коллекционирование марок), филокартия (коллекционирование открыток), филумения (коллекционирование спичечных этикеток, спичечных коробков и самих спичек). Одним из наиболее популярных направлений является книжное коллекционирование. —Саверкина И.В. История частного коллекционирования в России: Учеб.пособие.- СПб.: СПБГУКИ, 2014.- 208с.

Во все времена коллекционирование вносило значимый и весомый вклад в культурную жизнь государства. Возможно, и многие современные частные коллекции пополнят собрания существующих музеев и лягут в основу новых.

Может создаться впечатление, что коллекционер - это человек, собирающий исключительно старинные, антикварные и, как правило, очень дорогие предметы. Но это не так. Во-первых, многие коллекции начинались с приобретения не имеющих в свое время особой ценности вещей. Во-вторых, в сегодняшнем мире предметом интереса коллекционера может быть почти что угодно. Помимо картин, скульптуры, монет, марок и открыток можно собирать и совсем, казалось бы, обыденные вещи: фантики от конфет, фигурки из «Киндер-Сюрприза», билеты на общественный транспорт и многое-многое другое. Все, что вам нравиться, все, что не оставляет вас равнодушным. Случайно найденный на бабушкином чердаке старый утюг, сохранившееся мамино красивое платье или чашка, купленная в обычном магазине, иногда становятся первыми «экспонатами». И будет ли это собирательство серьезным хобби или просто «для души» неважно. В любом случае это доставит вам удовольствие и будет психологической разгрузкой. А станет ли ваша коллекция ценной, покажет время.   

Всех нас в жизни окружает огромное количество вещей. Но к некоторым предметам душа тянется особенно. Кто-то не может оторвать глаз от картины или постера, кого-то восхищают милые фарфоровые статуэтки, а кто-то не может удержаться, чтобы не приобрести еще один новый магнитик на домашний холодильник. Почти в каждом из нас живет коллекционер, даже если мы и не догадываемся об этом или не можем сами себе в этом признаться.

Приобретая любую старинную вещь, становясь счастливым обладателем предмета искусства, человек оказывается в кругу коллекционеров, приобщается к удивительному миру коллекционирования. Это захватывает, интригует, возбуждает. Коллекционирование - это общественный феномен, который сопровождает человека, по крайней мере, со времен Античности и до наших дней.

Коллекционер - это уникальный человек, который в рамках своего места обитания заботиться о сохранении унаследованных от прошлого предметов и исторических ценностей. Соответственно, коллекционирование служит скорее сохранению, а не хранению. Сохранению и передаче истории, наследии своей страны. Публичные собрания значительно превосходят частные по объему, но уступают им в численности, тем более что музеев намного меньше, чем коллекционеров. Исходя из этого факта, можно судить о том, что значит небольшая коллекция для сохранения всего мирового фонда старинных вещей.

В ряде исследований причины возникновения коллекций нередко ограничиваются категориями индивидуальной психологии, которая все объясняет с помощью таких понятий, как «вкусы» или «интересы». Среди мотиваций создания первичных предмузейных собраний А.С. Виттлин перечислила следующие направления мотивации:

Кшиштоф Помян подчеркивал, что понимание сосуществования различных мотиваций предмузейного и музейного собирательства - престижной, экономической, познавательной и эстетической - не должно отрицать важность каждой из них и сводить все к единой мотивации, признаваемой наиболее важной.

Подразумевая под собирательством «свойственное человеку как отдельному индивидууму и человечеству как целостному культурному организму стремление к присвоению, накоплению, хранению и, в большинстве случаев, демонстрации семиофоров разного рода», Т.П. Калугина выделяет разнообразные сферы мотиваций собирательства:

Сакральная мотивация – стремление человека выйти за пределы удовлетворения своих бытовых нужд, биологического существования, стремиться к общению с высшей силой, управляющей миром (женские статуэтки, наскальные изображения, христианские реликвии).

Экономическая мотивация – переход человечества от присваивающих форм хозяйства к производящим (налоги, пожертвования, увеличение богатства).

Мотивация социального престижа – со времен первобытного общества (захоронения с ценностями).

Мотивация групповой принадлежности – собирание предметов, связанных с осознанием группой людей своей общности (со времен первобытного общества).

Доказательство родства с легендарными предками – греки и римляне хранили инструменты, с помощью которых якобы был сооружен троянский конь, ископаемые останки животных, считая их своими предками. Культурная сила, вносящая ощущение единения в обществе.

Патриотического характера – предметы, свидетельствующие об общности и патриотических традициях (трофеи, личные вещи исторических персон). В феодальную эпоху трудно было отделить родовые патриотические или общенациональные собрания.

Закрепление связей между людьми с помощью архивов, библиотек и предмузейных собраний – закрепление социальной информации с помощью исторических источников (шумерские библиотеки).

Выражение единства средиземноморского и переднеазиатского мира – римляне выставляли материальные предметы греческой культуры.

Средство возбуждения любознательности – диковинные предметы из других стран (по мере распространения христианства роль таких собраний стала уменьшаться).

Средство исследовательской деятельности – целенаправленный сбор по определенному плану (угасает в период средневековья, возвращается в период Возрождения).

Средство эстетического переживания - наскальная живопись, античные скульптуры и картины. Они заключают в себе эмоции и переживания творца, воплощают его скрытые мысли и желания. В средневековье эстетические чувства и переживания ушли на второй план. Августин рассматривал эстетический подход как противоречащий красоте праведности. Через 800 лет Фома Аквинский оправдал эстетические эмоции.

Существуют различные варианты этого увлечения, которые определяются материалом коллекций и задачами, которые ставит перед собой коллекционер

Первый мотив собирательства обычно бывает связан с основной творческой деятельностью коллекционера. Ведь любая коллекция – это своего рода произведение искусства, отпечаток культуры конкретной эпохи, конкретного времени. Любая коллекция уникальна по своей принадлежности и своему составу. В этом случае коллекция рассматривается как важное подспорье для такого творчества. «Пригодность» для него того или иного объекта собирания является побудительным мотивом его приобретения.

Второй мотив собирательства носит протестно-прогностический характер. В этом случае коллекционер словно предвидит, что некие объекты его интереса, не волнующие его современников, либо откровенно не принимаемые, преследуемые официальной властью, рано или поздно, но будут востребованы в будущем. В России до недавнего времени это был очень опасный для коллекционеров мотив собирательства. Разорванная на мельчайшие клочки, она была похоронена в дворовом мусорном баке, обезопасив незадачливого собирателя и продемонстрировав его пренебрежение протестно-прогностическим мотивам собирательства.

Третий мотив собирательства - меркантильно-прагматические соображения коллекционера. Объекты своего интереса он может частично рассматривать как отложенные вложения на «черный день» для себя и своих близких, которые он может реализовать на соответствующем рынке в случае, если будет в этом необходимость и нужда. С другой стороны, коллекционер может что-то собирать из случайно оказавшегося в его поле зрения «про запас», в надежде на перепродажу или обмен ради получения основного объекта своих главных интересов.

В тоже время, исследователи отмечают, что на различных этапах истории коллекционирования преобладают те или иные социокультурные мотивации. При этом «некоторые побудительные мотивы собирательства остаются неизменными, другие меняются, утрачивают свой приоритет, но в каждом конкретном случае одна из мотиваций всегда будет определяющей» —Калугина Т.П. Общественное сознание и художественный музей// Музееведение. Музеи мира. - М., 2010. – 320 С.

.

Интересные мысли о психологической природе коллекционирования высказывал академик И.П. Павлов. Известный физиолог говорил: «беря коллекционерство во всем объеме, нельзя быть не пораженным тем фактом, что со страстью коллекционируются часто совершенно пустые, ничтожные вещи, которые не представляют решительно никакой ценности ни с какой точки зрения, кроме единственной, коллекционерской, как пункт влечения. А рядом с ничтожностью цели, всякий знает ту энергию, то безграничное подчас самопожертвование, с которым коллекционер стремится к своей цели. Сопоставляя все это, необходимо придти к заключению, что это есть темное, нервное, неодолимое влечение, инстинкт или рефлекс. Всякий коллекционер, захваченный его влечением и вместе с тем не потерявший способности наблюдать за собой, сознает отчетливо, что его также непосредственно влечет к следующему номеру его коллекции, как после известного промежутка в еде, влечет к новому приему пищи».

Современные исследователи также полагают, что феномен художественного собирательства как особой культурной формы выявляется более полно с учетом психологических, антропологических, этнографических аспектов. Антропологические и этнографические аспекты коллекционирования важны для понимания человеческого поведения, связанного с созданием коллекций, которое зависит от традиций и общественных ритуалов, поведения человека в обществе.  —Каган М.С. Философия культуры / М.С. Каган; Акад. гуманит. наук и др.- СПб.: Петрополис, 2016. - 415 с.

  1. Виды коллекционирования

Понятие «коллекционирование» было введено в обиход более 2000 лет назад самим Цицероном. Первыми коллекционерами историки считают правителей Пергамского царства в 3 в. до н.э.

Наиболее популярным видом коллекционирования считается художественное коллекционирование, которое заключается в сборе и систематизации различных произведений культуры и искусства, будь то картины или скульптуры.  Среди традиционных коллекций стоит вспомнить и оригинальные. Здесь предметом коллекционирования может выступать любой объект, начиная от бутылочных пробок и этикеток, заканчивая самолетами и автомобилями.

Первым известным русским собирателем коллекционных материалов был император Петр Великий. Государь с юных лет любил собирать оружие, редкие монеты и минералы. Знаменитая Санкт-Петербургская Кунсткамера, которая является первым российским общедоступным музеем, родилась из личной коллекции русского царя и полководца.

Так, знаменитый кардинал Ришелье был ярым и азартным собирателем курительных трубок. Канцлер Бисмарк коллекционировал градусники, а французский президент Эдуард Эррио собирал варианты ресторанного меню тех заведений общественного питания, в которых ему удавалось побывать. Рональд Рейган собирал пословицы и поговорки народов мира, а его супруга Нэнси – пасхальные яйца.

Страстными коллекционерами были многие писатели. У Гёте была крупнейшая коллекция минералов, а Вальтер Скотт собирал холодное оружие разных стран и народов.

Великий русский писатель Иван Сергеевич Тургенев – заядлый шахматист – оставил после себя в коллекции 14 комплектов шахмат. Николай Алексеевич Некрасов собрал 64 вида охотничьих ружей. Александр Сергеевич Пушкин незадолго до смерти увлекся собиранием газет. Анатоль Франс владел крупнейшей коллекцией настольных колокольчиков. Страстным собирателем курительных трубок был Илья Эренбург, а Михаил Булгаков собирал билеты от всех спектаклей, которые он посетил в то или иное время. Космонавт Юрий Гагарин одним из первых в стране стал коллекционировать такие вроде бы странные растения как кактусы, что совсем не является мужским занятием и увлечением. —Грицкевич В.П. История музейного дела в мире (До конца XVIII в.) : Автореф. дис. ... д-ра культурол. наук .- Санкт-Петербург, 2012 – 23с.

Коллекционирование – интересное, распространенное и порой дорогостоящее хобби. Всем известны некоторые разновидности такого увлечения: филателия (собирание марок), нумизматика (коллекционирование монет); меньшее количество людей осведомлено, как называется собирание наград (между прочим, фалеристика) и бумажных денежных знаков (бонистика). Богатые люди собирают картины, иконы, дорогие вина и редкие книги. Существуют коллекции моделей: автомашин, самолетов, кораблей.

Однако большинство людей даже не представляют, что можно коллекционировать еще.

Некоторые люди всерьёз увлекаются собирательством этикеток со спичечных коробков. Данная страсть  носит имя филумении.

И, конечно же, автографы знаменитостей – одно из глобальных направлений коллекционирования, заставляющее многих людей тратить не только крупные суммы денег, но и свое время и даже здоровье.

Разные люди собирают также фигурки нэцке, колокольчики, свечи, флаеры, билеты и транспортные наклейки, плакаты и афиши. Но это более или менее стандартные увлечения, которые еще вписываются в определенные рамки.

Куда больше люди удивляются, узнавая, что можно коллекционировать обертки от мороженого (и это называется гелатофилией), жвачки (филогамистика) или упаковки от бритвенных лезвий (ксирофилия), сахарные пакетики (глюкофилия). А некоторые виды собирательства пока еще даже не получили названия.

В целом и в общем можно выделить следующие направления коллекционирования:

Янтарофилия - изделия из янтаря. —Фролов А. И. Русские коллекционеры и формирование музейного фонда России // Шахматовский вестник. -2013. -№3.- С. 9-16.

В настоящее время и по сей день коллекционирование продолжает активно развиваться, расширяются его виды и тематика. Среди новых объектов музейного коллекционирования - формирование фондов артефактами нематериального наследия. В частном коллекционировании различают демократическое и элитарное направления. К демократическому относятся, например, филателия, филокартия, филумения. Одним из наиболее популярных направлений коллекционирования является книжное коллекционирование.

Потребности коллекционирования удовлетворяет рынок произведений искусства и предметов науки и культуры, в структуру которого входят аукционы, салоны, антикварные лавки, специализированные издания.

Разницу в подходах к коллекционированию отметил в начале XX в. Д. Шмидт. Условно все существующие коллекции он разделил на научные и любительские. «Научные собрания, «коллекция» в строгом смысле, основана на систематических, абстрактных предпосылках, она составляется в виду возможности полноты работ известного исторического периода или известного рода производства; так собираются монеты или гравюры, русские древности и голландские картины. Коллектор-любитель, напротив, собирает, руководствуясь исключительно своей личной эстетической оценкой, то есть своим личным вкусом».

Так же определяет эти понятия известный современный культуролог А. И. Фролов: «Разница между собирательством и коллекционированием - это разница между случайной и ничем не связанной совокупностью вещей и некоей группой предметов, строго подобранных по какому-либо основанию. И хотя сказанное выше довольно ясно, провести четкую грань между коллекционерством и собирательством совсем непросто. Многие впоследствии искушенные коллекционеры начинали с бессистемного собирательства».

Собирательство, по мнению некоторых исследователей, как деятельность является неотъемлемой чертой «человека разумного». Это оригинальное пространство для его самовыражения - своеобразный акт самоутверждения и самореализации. А также коллекционирование - это неотъемлемая часть культурного и исторического наследия нации, народа.

Изучение самого явления коллекционирования в историческом, культурном и художественном контексте связано с определенными трудностями:

Основной секрет собирательства и его притягательная сила - создание целого из множества, превращение разного в единое целое. Коллекции, как правило, формируют собственный мир собирателя и окрашены его интеллектом, темпераментом, душой, отмечены печатью его вкусов и предпочтений, пристрастий.

Схема зарождения частных коллекций выглядит следующим образом. Интерес к нормам и ценностям предшествующих эпох заставляет отдельного человека обращать внимание на их источники. Есть источники (раритеты, древние рукописи, монеты и др.) и есть их получатель - коллекционер. Данная схема замыкается на удовлетворение потребности и интереса коллекционера, но он не может ограничиться только своим собранием раритетов и стремится пополнить его за счет нового приобретения или обмена. Так возникает последовательная цепь людей, вовлеченных в систему, связанную с интересами коллекционера, и начинает действовать механизм, который, пользуясь термином из социальной психологии, можно охарактеризовать как «канал движения сообщений».

Формирование частной коллекции вызывает познавательный интерес у окружающих, и в систему вовлекаются любознательные люди и исследователи-специалисты. Таким образом, частное коллекционирование, родившееся из желания человека удовлетворить собственные потребности в получении информации об предшествующих исторических эпохах, «побуждает окружающих к сохранению и тиражированию эстетического эталона». От простого собирания древностей интересы коллекционеров перемещаются к явлениям культуры, у них возникает стремление осознать особенности эпохи, с которой эти древности связаны, а также особенности эпохи, в которой они живут. Рождаются качественно новые отношения между коллекционером и мастером-творцом. Появляются меценаты - покровители изящных искусств, собиратели творений современников, нередко поддерживающие творца не только кругом общения, но и материально.

Таким образом, коллекционирование – это не только хобби, увлечение для человека, это огромный вклад в развитие культурно-исторического наследия страны, мировой истории. На основе частных и любительских коллекций рано или поздно возникают великие галереи и исторические музеи. Любой коллекционер – это историк, который вносит свой вклад в сохранение современных реалий для нашего потомства, нашего будущего. —Клубков П.А. Коллекционирование // Российский Гуманитарный Энциклопедический Словарь. 2002. 3 с. (Рус.). URL: http://www.slovari.yandex.ru/dict/rges/article/rg2/rg2-0823.html [29 января 2010].

2. АНАЛИЗ КОЛЛЕКЦИОНИРОВАНИЯ В ВОЛОГОДСКОЙ ОБЛАСТИ

  1. История Вологодского коллекционирования

В Вологодской губернии коллекционирование развивалось наряду с развитием данного направления и в других областях и губерниях. Собранные коллекции передавались по наследству, а затем принимались в дар вологодскими музеями.

Собрание нумизматики Вологодского государственного историко-архитектурного и художественного музея-заповедника насчитывает около 95 тыс. единиц хранения. Это одна из самых крупных (вторая после археологии) коллекций данного музея. Она включает клады, единичные монеты, бумажные денежные знаки, ценные бумаги, а также памятные и наградные медали, жетоны, знаки и даже простые значки. Значительный вклад в развитие данной коллекции внесли вологодские собиратели-коллекционеры.

Итак, мода на собирание (в том числе и нумизматики) пришла в Россию из Европы в период петровских преобразований. Известно, что всяческими древностями были увлечены и сам император Петр I (1672 - 1725), и некоторые его сподвижники (например, князь Александр Меншиков (1673 - 1729). Со второй половины XVIII в. коллекционирование в нашей стране становится явлением все более распространенным, прежде всего в крупных городах - в Петербурге и Москве. Провинция же пока остается в стороне.

В эпоху Екатерининских преобразований пристрастие к коллекционированию докатилось и до далеких уголков нашей страны. Предметами коллекционирования становятся в основном антиквариат, предметы искусства, картины, а так же монеты. —Сальникова И. И. Государственное и частное собирательство произведений русского искусства в России в XVIII - первой половине XIX веков // Памятники культуры: Новые открытия - М., 2008. – 347 с.

Именно благодаря императрице зарождаются и развиваются музеи, поощряется развитие коллекций среди богатых и знатных людей Российской империи. Екатерина «спонсирует» стремление дворян к собирательству диковинных вещей, поощряет коллекционирование предметов искусства. Тогда же коллекционирование появляется и развивается в Вологодской области, именно как собирательство предметов искусства, книг, картин, монет и церковной утвари.

В настоящее время в Вологодской области среди коллекционеров широкий разброс предметов коллекционирования.

Вот уже 30 лет вологодские коллекционеры и им соответствующие собираются в парке ДКЖ каждое воскресенье. Как они сами уверяют, они приходят только ради общения.

В настоящее время у вологодских коллекционеров есть общество, свой собственный сайт, свой журнал «Вологодский коллекционер». Проходят даже здесь аукционы. В гости к вологодским коллекционерам приезжают коллеги из Череповца, Ярославля, Москвы и других городов.

В советское время в Вологодской области, да и не только,  звание «коллекционер» было не в цене – КГБ очень интересовалось любителями старины, которые состояли в переписке с коллегами со всех стран мира.

Особенно опасно было коллекционировать оружие и монеты, за которые можно было отсидеть срок.

Сегодня отношение к коллекционерам по-прежнему пристальное. Интерес к оружию контролируется государством, а кладоискателей, которые так же состоят в обществе вологодских коллекционеров, многие считают черными археологами и берут на заметку, если человек попал в поле зрения с металлоискателем. Поэтому наши вологодские коллекционеры не стремятся афишировать свои богатства – многие из них даже коллег стараются держать на расстоянии, не допуская в святая святых – домой или туда, где они хранят находки.

Вологодский журналист и экономист Сергей Птухин коллекционирует марки с 5 лет. По его словам, государство должно поддерживать коллекционеров, потому что именно ведь из таких коллекций вырастают музеи. Зачастую именно коллекционерам удается собрать более полное собрание, чем государственным галереям. По словам коллекционеров, один юный вологжанин собрал отличную коллекцию детских портретовXVIII века, которая, по сравнению с музейной, многочисленнее и интереснее.

Как считает вологодский коллекционер Сергей Птухин, если раньше люди начинали заниматься коллекционированием, чтоб занять время, то теперь стариной интересуются в основном обеспеченные люди. Хотя их этого правила тоже есть исключения. Например, редактор-издатель журнала «Вологодский коллекционер» Юрий Малоземов – бывший пожарный. Среди его увлечений – пломбы, которые очень сложно оценить. Ученые не обращают внимания на такие, по их мнению, мелочи, а вот коллекционеры с интересом пополняют свои коллекции, анализируя затем историю и происхождение предмета.

В Вологодском «Клубе коллекционеров» представлены все разновидности и интересы: от книг, монет, медалей до пробок и афиш. Многие приходят в клуб просто похвастаться и назначить неподъемную цену, чтоб никто не купил, и вещь осталась в их коллекции. Проблема в том, что на многие вещи нет покупателя. Продавец бывает очень самонадеян, очень сильно накручивая стоимость.

Например, стоимость пломб мало кем обсуждалась – на них нет каталогов, и соответственно нет представления о том, сколько они могут стоить.

По общему мнению вологодских коллекционеров, вопрос – как заработать на продаже или перепродаже антиквариата – не касается настоящих вологодских коллекционеров. Большинство из них собирается ради общения, так как только они могут понять друг друга в их стремлении к коллекционированию самых разных предметов. Но порой случаются и неожиданные находки, которые заставляют задуматься об истинной ценности вещей. Однажды с клубом вологодских коллекционеров произошел такой случай: членам клуба предложили приобрести старые постановочные листы с чердака ДКЖ. Оказалось, что там были наброски Василия Васильевича Кандинского – великого русского живописца, графика и теоретика изобразительного искусства, одного из основателей абстракционизма. Эти наброски были проданы за 30 000 евро.

По словам членов клуба вологодских коллекционеров, интерес к старине формирует и расширяет кругозор. Даже если посмотреть на монеты российские и западноевропейские, то становится понятно, насколько Европа тогда в своем развитии опережала нашу страну. У нас были монеты размером с рыбью чешуйку, а в Европе – уже огромные, как блюдца, талеры.

Вологодского коллекционера Юрия Малоземова приглашают рассказывать о своих коллекциях в вологодские школы. По его словам, коллекционирование – это образ жизни. Интересно и обладание предметом, и его изучение. Юрию еще интересно и то, что малоизученно, поэтому он видит поэзию не только в пломбах, но и в печатях и пуговицах. Он с удовольствием вчитывается в надписи и пытается представить историю вещи – вот скандинавские пломбы, которыми пломбировались товары, а вот крестьянские пуговицы, удивляющие красотой  и стилем. Такую пуговице можно вполне себе представить на дизайнерской одежде «высокой моды».

Вологодские коллекционеры уверены, что еще немного, и их будут уважать так же, как и уважают коллекционеров на западе. А пока, во время эпохи конспираций и Большой тайны, больше всего страдают не сами любители старины, а их семьи, которые каждое воскресенье по нескольку часов проводят, разглядывая монеты, марки, значки и прочие следы прошлого.

По словам Юрия Малоземова, у частных коллекционеров есть гораздо более редкие вещи: книги, автографы, личные вещи, страницы рукописей. Но не все демонстрируют свое богатство - некоторые боятся, некоторые стесняются, а иные не считают нужным бахвалиться. Например, глава города Алексей Якуничев бережно хранит автограф Николая Рубцова, подаренный ему одним из вологодских поэтов, но предпочитает об этом не распространяться.

Кстати, рукописные странички блокнотов и замусоленные газетные обрывки с пометками нашего знаменитого земляка в последнее время невероятно поднялись в цене. Последняя известная сделка (продавец пожелал остаться неизвестным), когда рубцовское четверостишие, написанное его рукой, ушло за 9 тысяч рублей, тогда как раньше оно стоило не более 23 тысяч российских целковых. Коллекционер был вынужден расстаться с раритетом, чтобы купить новый телевизор взамен сломанного. В Москве такой автограф стоит в два раза больше, а за рубежом счет идет уже на доллары и евро - смотря на какой аукцион попадешь.

В Вологде в разное время бывали знаменитые поэты и литераторы, художники, политики. Кое-кто любил раздавать автографы направо и налево - в этом случае и сегодня цена такой «истории» невелика. А некоторые либо вообще не делали дарственных надписей, либо прожили так мало и так мало успели, что любая написанная их рукой строка сейчас представляет большую ценность, - поясняет коллекционер Юрий Малоземов. - Возьмите, например, Сашу Башлачева. В наше время его автограф представляет ценность едва ли не большую, чем рубцовские заметки. Или сравните Горбачева и Ельцина. Ельцин - дороже.

По словам другого не менее известного коллекционера старины Михаила Сурова, не только исторические и политические персонажи представляют ценность в кругу истинных собирателей раритетов, но и росписи ныне здравствующих актеров советских времен:

«Автограф Нонны Мордюковой или Михаила Пуговкина доходит до 500 долларов!»

Сам Михаил Васильевич является счастливым обладателем рукописных заметок Игоря Северянина и Николая Рубцова, причем тайны из своей сокровищницы не делает.

Кстати, некоторые знаменитые в наше время личности и сами понимают, что после их ухода из этой жизни память о них будет оценена в денежном эквиваленте. Известный факт: Булат Окуджава, например, продавал свои автографы по 40 долларов за штуку. Они и сейчас стоят не больше. Но это в России, а в Америке среди советских эмигрантов за такую подпись можно получить больше 100 долларов США.

  1. Анализ коллекции Г. П. Белинского

Геннадий Петрович Белинский (18.09.1935г - 20.06.2012г)  выдающийся вологодский коллекционер.

Этот человек – целая эпоха в истории нашего города, известный коллекционер, собиратель старинных предметов – Геннадий Петрович Белинский. Коллекционеров старины можно по праву сравнить с историками, которые по крупицам собирают факты и доказательства событий, деятельности человека, его образа жизни, занятий, научных разработок.

«Коллекционеры – счастливые люди», - писал когда-то Иоганн Гете. Действительно, за каждой новой находкой стоит интересная и насыщенная событиями страница вологодской истории с судьбами людей.

В разрушенных деревянных домах, на свалках, на развалинах после пожарищ он искал истинные сокровища: книги, картины, иконы, лампадки – всего не перечесть. Геннадий Петрович знал историю Вологды не только снаружи, но и с изнанки. Он умел рассказывать необыкновенные  истории про самые обыкновенные дома, улицы, пустыри. Он считал, что город – это не только культура, история, архитектура, но и его жители. Со многими ветеранами, старожилами нашего города Геннадий Петрович был знаком лично. Много общался с историками, художниками, поэтами, писателями, журналистами, краеведами, коллекционерами Вологодчины.

Вот как рассказывает Геннадий Петрович о том, с чего всё начиналось:

- Сколько себя помню, собирал, коллекционировал. Сначала  собирал книги, их много осталось на Севере от репрессированных, потом старинные книги, иконы - признается Геннадий Петрович.- В 60-70-е годы, работая железнодорожником, проездом бывал в Вологде. Меня поразило, сколько здесь великолепных деревянных домов, роскошных настолько, что дух захватывало. Резные палисады, каждый как произведение искусства, а в домах иконы, картины, антикварная мебель, уникальные росписи стен, утварь 19 века.

Геннадий Петрович вместе с семьей  переехал в Вологду в середине 80-х г 20 века из Воркуты, где работал на железной дороге: сначала кочегаром на паровозах, потом помощником машиниста, а затем диспетчером локомотива.

Геннадий Петрович вспоминает:

-Когда перебрался с семьей в Вологду, наблюдал печальное зрелище: брошенные деревни, «вымершие» кварталы городской деревянной застройки, предназначенные под снос. Люди покидали дома своих предков и переселялись в благоустроенные квартиры. Это были годы хрущевского строительного бума. Они брали с собой лишь самое ценное – конечно, с их житейской точки зрения, оставляя резные шкафы, иконы, не говоря уже о содержимом чердаков.

Почти четверть века провел Геннадий Петрович на чердаках и в подвалах, просевая тонны земли и извлекая на свет божий всё, что должно было погибнуть вместе с обреченными под снос домами. Медна лампадка и фотографии, иконы и продуктовая карточка 1943-го года, старинная книга или дневник военного корреспондента для Геннадия Петровича имеют равную ценность.

За многие годы Геннадий Петрович собрал огромную богатейшую коллекцию из 1 000 православных лампад мещанского и купеческого  сословия. Фарфоровые, медные, бронзовые, стеклянные лампады и лампадки различных расцветок и форм, среди которых вы никогда не найдете двух одинаковых, развешаны у Белинских и на кухне и в гостиной. Некоторые редкие экземпляры он выменивал или покупал. В результате получилась уникальная коллекция, которой нет аналогов в мире.

Однажды в Вологду приехал архиепископ Дальневосточный Михаил, он был наслышан об уникальной коллекции лампадок в Вологде. После встречи  с Геннадием Петровичем, на память  у него осталась  лампадка из коллекции Белинского. К слову, в Вологде, пожалуй,  не осталось ни одного храма, где  не было бы  икон, плащанищ, крестов, подсвечников, переданных в дар Геннадием Петровичем Русской православной  церкви.

Владыка Вологодский и Великоустюгский Максимилиан при встрече как-то  благословил собирателя на дальнейшие поиски и находки, и это заслуженно. Доподлинно известен ещё один факт, когда  Белинский в тайнике обветшалого старого деревянного дома на окраине Вологды нашел уникальные документы, некогда принадлежавшие семье священнослужителя и передал их в духовную семинарию.

Дело было так. Под трубой, в небольшом тайнике старого дома  лежала целая кипа бумаг: дореволюционные фотографии, газеты, школьные прописи, открытки, нотные тетради. На одной из поздравительных  открыток еле-еле читалась запись, сделанная красивым почерком: «Отцу Дiакону Богородско-Кладбищенской церкви Николаю Ивановичу Мальцеву. Поздравляю дорогого племянника с Новым 1905 годом. Подпись Александр Мальцев».

-Богородско-Кладбищенская церковь – это наш кафедральный собор, расположенный возле железнодорожного вокзала, - уточняет Геннадий Петрович, - Скорее всего, именно Николаю Мальцеву и его семье и принадлежат все эти вещи, найденные под трубой.

Среди старых потрепанных бумаг много ученических тетрадей, а если точнее, тетрадей по предметам, которые изучали в Вологодской духовной семинарии. Из находок становиться понятно, какие дисциплины изучали семинаристы: святое писание, математика, литература, греческий, латинский, французские языки. Имелась и справка об успехах и поведении ученика семинарии 4 класса Ивана Мальцева за 1908/1909 год, при отличном поведении он имел следующие отметки: святое писание – «5», латынь – «3», общее богословие – «4». В библиотеке юного семинариста обнаружились тетради с произведениями известных композиторов.

Часть найденных документов вологодский коллекционер планирует отдать в музей  Вологодского духовного училища, а сам планирует найти следы семьи священнослужителя Николая Мальцева, чье имя упоминается в бумагах.

-Мне кажется, что его постигла участь многих церковных деятеля, которые в послереволюционное время были расстреляны или сосланы в лагеря, - предполагает Белинский и в доказательство своей версии достает маленькую фотографию женщины с печальными глазами, также хранившуюся в тайнике. На обратной стороне карточки написано: «1937 год – год великих скорбей».

Каждая находка для Геннадия Петровича – это часть истории.  Иногда вологодская история тесно переплетается  с историей страны, с судьбами  её великих известных людей.

В одном из домов Белинский обнаружил редкий фотоснимок. Среди выпускников и преподавателей пастырской богословской школы был изображен священник Тихон Николаевич Шаламов – самая яркая личность Вологды начала 20 века, отец знаменитого писателя Варлама Шаламова.

В другом доме Г. П. нашел  отлично сохранившееся воззвание другого Тихона, Патриарха Московского и Всея Руси, датированное 19 января 1918 года.

 Удивительная находка Белинского – литография с иконы «Божья Матерь всех скорбящих», отправленная Иосифу Джугашвили (Сталину) в то время, когда он находился в вологодской ссылке.

Очень важная находка попалась однажды Геннадию Петровичу – список запрещенной литературы времен сталинских репрессий.

-Даже про Шерлока Холмса читать считалось преступлением, - разводит руками Геннадий Петрович.

Эти бумаги был найдены им в одном из разрушенных деревянных домов рядом со стадионом «Динамо».

-Там была такая перегородка между двумя комнатами, и она вся была утеплена газетами двадцатых-тридцатых годов. Они были прибиты гвоздями, среди газет оказался этот список, - рассказывает Геннадий Петрович.

 Исторический документ называется «Список литературы, подлежащей изъятию». В нем дается не только подробный список книг, подлежащих уничтожению, но и основания для этого в десяти пунктах. К примеру, «Приключения Шерлока Холмса» расценивались как «уголовщина», произведения Дюма отца ка «историческая беллетристика, идеализирующая прошлое, приукрашивающая самодержавный строй», произведения  Тэффи – «пошлая юмористика», рассказы Андрея Белого, Михаила Кузьмина, Федора Сологуба – «литература надрыва».

 Белинский – человек не скаредный, великодушный. Очень многое из своих находок он передавал безвозмездно. Вот лишь несколько примеров:

 Около сотни дореволюционных аптекарских пузырьков и бутылочек, форфоровых и стеклянных, стройных и пузатеньких аптекарских скляночек, пилюльниц и  фанфуриков, маленьких и размером с напольную вазу  передал Белинский в аптечный музей, который открылся в 2005 году на ул. Ленина, в честь 300-летия истории аптечного дела в Вологде.

 В силу своей профессиональной привязанности и заинтересованности, Геннадий Петрович  нашел множество предметов связанных так или иначе с железной дорогой. В Вологодском железнодорожном техникуме создан музей из предметов, переданных Белинским: ретроручебники, старинные пассажирские билеты, расписания поездов.

 Геннадий Петрович Белинский очень щедро делиться найденной информацией  с неравнодушными вологжанами. О его находках и безвозмездных подарках часто пишут  СМИ,  газеты -  «Красный Север», «Премьер», «Гудок». Информация или найденный документ служит «пищей» для журналистского расследования,  изучения, написания статьи.

Однажды  Г.П. пришел в редакцию газеты «Красный Север» и принес три маленькие записные книжки, которые нашел накануне в заброшенном доме. Две из них – подарки коллектива «Красный Север» бойцам  и  офицерам Красной Армии. Их титульный лист открывает простой и грозный призыв: «Смерть немецким захватчикам!». Третья книжка – дневник корреспондента газеты «Красный Север» Андрея Иванова. Перечитав внимательно ценный документ,  журналисты нынешнего «Красного Севера» написали трогательную, откровенную статью, в которой передали поразительно откровенные,  искренние  чувства обычного человека на войне. Они смогли точно описать тихое, сосредоточенное состояние, попытки и неудачи в трудном деле собрать себя, которые описывает в своем дневнике Андрей Иванов.

Сам Геннадий Петрович каждый год организовывал  около 10 собственных выставок.  Он очень тщательно подбирал  материл  из своей коллекции к каждой из них.

К примеру, на выставке «Купечество Вологды» были представлены не только фотографии представителей третьего сословья, но и любопытнейшие торговые документы, записки, упаковочные пакеты, вывески. Выставка «Репрессированные священники Вологды» проливает свет на трагические судьбы вологодского духовенства. Но самое большое количество материалов собралось у Геннадия Петровича по теме «Вторая мировая война в фотографиях и документах» . Трогательные и пронзительные письма солдат и блокадников, фронтовые открытки, дневники, фото, похоронки. Грамоты и благодарности за подписью Главнокомандующего. Есть даже фашистские листовки – «пропуска» на ту сторону,  для желающих перейти к  немцам.

Самая заветная мечта Белинского – отдельное помещение, где он смог бы разместить и систематизировать свои находки, показать их людям во всей красе. Геннадию Петровичу ещё ни разу не удавалось выставить свою главную коллекцию лампадок полностью.

Известно, что ещё на заре собирательства Геннадия Петровича, в 70-е годы, энтузиазм диспетчера железной дороги по достоинству оценивала творческая элита   нашей страны, он нём многие знали. С Белинским завязал переписку Михаил Шолохов, родные Сергея Есенина, поэтесса Вера Инбер прислала книгу с надписью:

Диспетчеру Белинскому

Книголюбу воркутинскому

Пусть нет мебели шикарной

Он спит на книгах антикварных.

Частенько к нему наведываются иностранцы. Они готовы купит у него коллекции за огромные деньги. Но он ничего не продает.

Геннадий Петрович – образец истинного патриота своей Родины. Он горячо и искренне любил Россию, старался своим личным участием  помочь в изучении истории края. Он бескорыстно передавал  свои находки  корреспондентам  в газеты, в музеи, церкви.

  1. Анализ коллекции Е. М. Лунина

Примеров коллекционирования, у истоков которого стоял мотив - «по случаю», является коллекция  Евгения Михайловича Лунина.

Е. М. Лунин – родился 18 мая 1949 года в г. Вологда, кандидат экономических наук, действительный член «Академии проблем безопасности», член-корреспондент «Международной академии информатизации», действительный член «Национальной академии туризма», Председатель «Ассоциации частных музеев и картинных галерей России», входящей в ИКОМ («Международный Союз Музеев») при ЮНЕСКО, член Попечительского Совета Ярошенко (г. Кисловодск), Министерством России объявлен «Лучшим меценатом России 2002 года», кавалер «Ордена милосердия», медалями «Лучший меценат культуры (г. Кисловодск 2003 год), «В честь 200-летия основания курортного региона РФ Кавказские минеральные воды», «Хранитель традиций Кавказа», «За личный вклад в отечественную культуру», в память 190-летия со дня рождения великого поэта, патриота и воина М.Ю. Лермонтова награжден медалью Российского Лермонтовского Комитета.

Евгений Михайлович - строитель, предприниматель, изобретатель. Его личность – очень многогранна. Президент ООО "Норд-Вест-Экология" (с 1991 г.), начальник отдела Института новых технологий и технических систем РАЕН (г. Череповец, с 1998 г.);с  1983 по 1990 – работал на различных руководящих должностях в управлении "Металлургпрокатмонтаж" Минмонтажспецстроя; с 1990 г. - работал в горкоме КПСС; написал 10 научных трудов и изобретений.

Городскую культуру города Череповца  Евгений Михайлович поддерживал многие годы, ярче других показав, что меценат – это не устаревшее понятие из книжек. По праву, он был главным меценатом Вологодчины в области культуры в 90-е и нулевые годы. Лунин добровольно и единолично  финансировал народный ансамбль «Прялица», который  насчитывает более ста человек. И его содержание, конечно, обходиться дорого. Об этом Евгений Михайлович говорить не любит, но с гордостью рассказывает о его успехах. Вспоминает, как в юности сам пел в этом хоре и там же познакомился со своей будущей супругой. Еще он  ежегодно выделял  по 30 стипендий лучшим учащимся Череповецкого художественного училища имени В.В. Верещагина, основывал ежегодные  стипендии для музейщиков , издавал  книги о местных художниках, финансировал создание документальных фильмов об их жизни  и творчестве, покупал их картины. На его средства были отреставрированы шедевры древнерусской иконописи для Череповецкого музейного объединения и Вологодского государственного музея-заповедника.

Вот что рассказывает сам Евгений Михайлович о мотивах своего коллекционирования:

— Начал я собирать картины случайно. Построил коттедж, гляжу — стены какие-то пустые. Вспомнил, что у друга сын художник, Юрий Волков зовут. Познакомился, посмотрел картины, понравились. Попросил несколько продать. А у Юры манера такая своеобразная — точками рисует. Я картины развесил, смотрю — все стены опять стали какие-то одинаковые. Были белые, стали в точках. Надо чем-нибудь разбавить. Попросил Юру с другими художниками познакомить. Так и втянулся постепенно. Стал интересоваться тем, что у людей искусства вообще в голове творится, почему они «видят» именно так, а не иначе. Сначала я покупал картины беспорядочно. Когда кончились стены в моем доме, стал складывать их просто в подвал. Но когда и его не хватило, пришлось привозить их сюда, в этот дом — здесь я живу, а там у меня дача. В какой-то момент кто-то из искусствоведов сказал мне: «А ты не хочешь сформировать коллекцию?» От простого набора картин коллекцию отличает наличие какой-то концепции и идеи. Пришлось определиться — и с тем, и с другим.

Е.М. признается, что сам никогда  ничего не рисовал и не разбирался в живописи ранее, но как только, с помощью художников,  начал понимать в живописи , принял для себя решение – познакомить как можно большее количество людей с произведениями замечательных творцов Земли Вологодской.

Может показаться несовременным и даже странным то, что можно содержать галерею, которая не приносит дохода. Евгений Михайлович – предприниматель и  по профессии – экономист, инженер-механик. Он строит основные фонды, т.е. торговые и производственные помещения в г. Череповце и за пределами области. Второе направление предпринимательской деятельности – строительство жилья и завода по производству строительной (сотоструктурной) продукции – цековит. Открытие галереи стало для него важным решением. Он считал, что с её помощью удастся поддержать многих художников, познакомить с их творчеством, а также помочь им жить и работать. Он очень быстро понял основную проблему художников – не востребованность в сфере искусства, что в высшей степени касается российской провинции, где в отличие от Москвы не существует даже «дикого» художественного рынка  и картины продать невозможно. Более 30 только членов Союза художников России, проживающий в Череповце, остались в 90-е годы без средств к существованию.

- В трудные годы многим череповецким художникам Евгений Михайлович помог выжить. Ни больше ни меньше, - говорит председатель местного отделения Союза художников России Виталий Смирнов.- Покупая картины, он давал нам хлеб. Торговаться с ним было немыслимо. – Какую цену назначите, столько и ладно, - говорили мы ему. Но с ценой он никогда не обижал.

-Он ведь мог покупать антиквариат по примеру многих обеспеченных людей, но стал собирать коллекцию местных художников, - рассказывала Татьяна Сергеева, многие годы возглавлявшая Череповецкое музейное объединение. – И ту галерею, которую он собрал, сегодня было бы невозможно собрать. Она останется людям. Поразительный человек.

В коллекции Лунина входят  только реалисты, и только вологжане: современники и живущие ранее, работающие на Вологодской земле или  где-нибудь в столицах, а некоторые и за рубежом. Есть несколько весьма громких имен. Такой узкотерриториальный принцип Лунин объясняет соображениями  патриотическими и прагматическими.

-На Вологодчине сейчас более 170 членов Союза художников, а во времена Третьякова их по всей стране было меньше. Понимаете? И сегодня если мне начинать собирать картины художников России, то жизни не хватит… Я оцениваю очень высоко их мастерство… Есть просто потрясающие произведения…, -говорит Евгений Михайлович

Почему реализм? На этот счет Лунин честно признается, что собирает только то, что понимает.

— Моя коллекция — это срез одного периода истории изобразительного искусства Вологодской области, — говорит Лунин с таким достоинством, будто Вологодская область — это как минимум Фламандия. — А что? Чем мы хуже?

Самое удивительное, что, несмотря на казалось  бы наивный подход к искусству, нельзя сказать, что Лунин совсем не угадал. Во всяком случае, его  хвалят специалисты, и не только местные.

— Главное достоинство коллекции Лунина — она цельная, — объясняет мне искусствовед Татьяна Сергеева. Она много лет руководила Череповецким музейным объединением. Потом вышла на пенсию, и Лунин пригласил ее работать директором его галереи. — Раньше, в советское время, были специальные художественные фонды, закупавшие у художников их работы. Теперь в нашей области эту функцию взял на себя Лунин.

Во что говорит о Е. М. Лунине череповецкий художник-реалист Николай Федосов:

— Мне нравится, что он очень простой, настоящий мужик. Никогда не разговаривает кверху носом. Правда, поговорить с ним по душам обычно не удается: все время торопится куда-то, он же бизнесмен. Приходит сюда, в мастерскую, посмотрит, скажет: «Я вот эту беру и вот эту», — и убежит. — У меня самое лучшее отбирает. Даже жалко бывает отдавать. Это ж как дочь выдать замуж — навсегда с картиной расстаешься. Так-то денежных людей у нас много в Череповце, но помогает только Лунин. Пленэры делает для художников — в Кисловодск возит. Или вот иногда приглашает нас с женами в ресторан — посидим, покушаем, потанцуем.

Евгений Михайлович закупал работы не только своих череповецких художников, но и тех, кто когда-либо был связан с  Вологодской землей. Характер комплектования галереи Е. М. Лунина строится по монографическому принципу, что соответствует научному подход. Все картины и предметы разделены на два главных отдела: графика – печатная и оригинальная, и живопись, где картины подобраны по жанрам: натюрморт, пейзаж, жанр портрета, и т.д., всё, что отображает многообразие художественной культуры. В галерее выделены разделы таких художников, как Владимир Ветрогонский, Валерий Пименов, Владимир Корсаков, Владимир Сергеев, Анатолий Наговицын, Алексей Шепелкин, Алексей Шебулин, Владимир Пасхин, Олег Бороздин, Юрий Волков, Михаил Копьев и и других ведущих вологодских живописцев, пользующихся наибольшей известностью.

Особенной чертой музея является работа с творческим наследием из архивов  уже ушедших мастеров живописи и графики: Н. Гришачева, М. Ларичева, С. Теленкова, С. Хрусталевой. Евгений Михайлович охотно покупает в свою коллекцию произведения ещё мало известных, не заявивших о себе, но талантливых художников: А. Новгородцева, В. Константинова,  О. Карпачева, В. Копылова, Р. Зубкова.

Преобладающей  в  коллекции считается пейзажная, портретная и сюжетно-тематическая линия, в том числе большой ряд сюжетных полотен 60-90- х годов конца 20 века выполненных в стиле соц реализма,  и картины посвященные Великой Отечественной войне 1941-45 гг.

Наиболее ценными в  картинной галерее  Евгения Михайловича считаются «Портрет В.И. Белова» - великое произведение в иконографии великого поэта Вологодского края и  «Ледоход в Тотьме» В. Страхова, картина, которая произвела огромное впечатление на Третьей Всероссийской выставке «Образ Родины»  в 2006 году, посвященной пейзажной живописи.

Сегодня в коллекции насчитывается около  4 тыс. произведений живописи, графики, скульптуры Вологодских художников всех поколений. В собрании представлено более 100 авторов, из которых – 5 мастеров удостоены звания народный художник РФ, 15 – заслуженный художник РФ. Постепенно собралась большая, почти музейная по количеству и художественному смыслу коллекция современного искусства.

Встал остро вопрос,  где надежно и правильно  хранить картины? Нашелся в Череповце заброшенный полуразрушенный и никому не нужный выставочный зал на ул. Юбилейной. Евгений Михайлович сделал качественный ремонт, получил лицензию для размещения картинной галереи и в феврале 2002 года распахнул двери своей галереи, для всех желающих познакомится с творчеством вологодских художников второй половины 20- начала 21 веков. Такой картинной галереи как галерея Е. М. Лунина нет даже в российской столице, потому что представленная в ней живопись, графика и скульптура предназначены не для продажи, а для бесплатного всеобщего обозрения. Таковым было желание Евгения Михайловича и основная цель создания коллекции.

Со слов работников выставочного зала, Е.М. очень охотно предоставляет работы Вологодских художников из своей коллекции для оформления тематических выставок на любую тему – про женщин, про весну, про  историю Вологодского края. Работники выставочного зала подчеркиваю доброжелательный характер Е.М., готовность всегда прийти на помощь в  вопросах организации мероприятий по освещению деятельности Вологодских художников.

Необходимо отметить, что деятельность картинной галереи не ограничивается только приобретением художественных и графических работ. С самого начала деятельности галереи Е. М. активно финансирует  создание фильмов о любимых и великих вологодских художниках, написание книг об их творчестве, оформление иллюстрированных каталогов их работ. Он считал, что искусствоведы навязывают свое мнение, а посетители галереи должны создать свое мнение о произведении и авторе на основе лишь биографических данных. Уже  в 2005 году вместе с режиссером, Лауреатом Государственной премии Михаилом Ильичом Резцовым, Евгений Михайлович снимает цикл документальных фильмов «Художники земли Вологодской», цикл включает в себя 18 картин, на его  создание уходит  5 лет. За время работы галереи создано  уже около 30-ти фильмов и серия книг о Вологодских  художниках.

Следуя традициям передвижников, Лунин  организовывает за границей  области и страны выставки «Художники Земли Вологодской». Основная цель со слов Е.М. – «показать хоты бы  толику собранных им произведений вологодских художников вдали от «тихой родины». Е. М. считает, что Вологодские художники «не только показывают красоту родной земли и её людей – они душу Русского Севера раскрывают».

Если сравнить цели и задачи классических передвижников конца 19 века с целями Е. М. Лунина, то наблюдается небольшое отличие. Передвижники того времени были  художниками. Их имена и картины известны каждому россиянину: Крамской «Неизвестная», Шишкин «Утро в сосновом бору», Перов «Охотники на привале», Суриков «Боярыня Морозова», Саврасов «Грачи прилетели», Репин «Бурлаки на Волге». Стремясь сделать искусство общедоступным, они собирали выставки (коллекции) своих работ, и из столиц  везли их в провинцию, в самые отдаленные, глухие углы, туда, где десятки тысяч людей не видели никогда произведений искусства.

Евгений Михайлович, напротив, сам - не был художником, и  организовывал выставки художников не из столицы, а  из провинции – Вологодского края в столицы и другие города страны. Часть работ одновременно могла  находиться в Ставрополе, другая часть – в Калининграде, третья– на Северном Кавказе…  Всего организовано и  проведено около 150 выставок. Он охотно предоставляет работы художников из своей коллекции потому, что уверен, что Вологодские художники – очень талантливые,  они пишут потрясающие работы и вся страна должна это видеть и знать. Со слов Евгения Михайловича, «прикоснуться к этому – как живой воды напиться». В этом могли убедиться москвичи, побывавшие на выставке «Художники Земли Вологодской» в московском Представительстве  Вологодской области, и в московском Российском Фонде культуры, и в филиале Государственного музея Л.Н. Толстого на Пятницкой. Восторженно принимали коллекцию в Болгарии, Германии, Финляндии, Эстонии…  Передвижническая деятельность Е. М. Лунина стала своего рода народной дипломатией.

Е. М. считает: «Начинается всё с культуры, сохраняющий и умножающий духовный опыт поколений, и только через неё будет развиваться Россия»

Для самого Евгения Михайловича – это не риторика. Вход в его частную галерею – бесплатный для всех желающих, написанные фильмы о художниках, изданные книги и буклеты он бесплатно передает школам, изостудиям, музеям, библиотекам. Он финансирует издания сочинений местных композиторов, спонсирует многочисленные музыкальные фестивали, помогает восстанавливать храмы.

Известный череповецкий художник и скульптор Александр Шебунин причислил Евгения Михайловича к «редкому типу людей, формирующих судьбу».

«От него и от всего, что он делал, расходились круги, и сейчас мы даже не можем предположить, как и где скажутся его дела и свершения», - сказал он.

2.4.  Анализ коллекции Б. П. Малоземова

Предметом анализа данной дипломной работы выступает коллекция вологодского журналиста и экономиста – Юрия Полиэктовича Малоземова.

Юрий Малоземов  - бывший пожарный, редактор-издатель журнала «Вологодский коллекционер».  Основное его увлечение – коллекционирование различных пломб, которые очень сложно оценить.

Помимо пломб Юрий Малоземов коллекционирует так же различные жетоны, древние монеты, советские и российские карточки, а так же марки и «целые вещи» (конверт с наклеенной маркой или без нее).

Проанализируем коллекцию Ю. П. Малоземова, которая по праву считается одной из самых богатых и разносторонних в городе Вологда.

Рассмотрим одну из самых необычных коллекций Ю. П. Малоземова – коллекцию пломб и жетонов.

Впервые свинцовые пломбы на российских таможнях начали применять в первой половинеXVIII столетия. По своему внешнему виду эти пломбы мало чем отличаются от печатей того, и, более раннего, периодов, имеющих большое разнообразие в оформлении, и в содержании поясняющих надписей. Уже а началеXIX века пломбы российских таможен имеют общий тип, а к началу 1840-х гг. два общих размера (11 и 17 мм), применяемых при опломбировании грузов различной величины. Лицевые стороны этих пломб имеют изображение двуглавого орла – государственного герба России. В течение всегоXIX столетия образцы герба неоднократно менялись в деталях, что соответственно отражалось на монетах, печатях и пломбах. Иногда на щите, на груди орла, вместо святого Георгия, изображался вензель действующего императора НиколаяI. Оборотные стороны пломб придерживались общего рисунка, но имели большое разнообразие в деталях. В коллекции Ю. П. Малоземова можно выделить три условных типа по расположению года на пломбах, применявшихся в разные периоды.

Тип А: цифры года расположены крестообразно. К этому типу принадлежат большие пломбы до 1885 года и  малые пломбы до 1860 года.

Тип Б: цифры года расположены по одной окружности с названием таможни. К этому типу принадлежат пломбы малого размера 1861, 1863 гг. и 1865  - 1884 год.

Тип В: цифра года расположены по горизонтальной линии в центре. Этот тип малых пломб просуществовал два года (1862, 1864). Вероятно, в этот короткий период происходил поиск устойчивого типа: пломбы 1863 года Санкт-Петербурга и Вержболово, имеющиеся в авторской коллекции Ю. П. Малоземова, принадлежат к типу «Б».

В центральной части оборотных сторон пломб располагались изображения различных символов: крестов, российской императорской короны, кадуцея, а, также, геометрических фигур, виньеток, точек и пр. На малых пломбах Сорокской и Кемской таможен Архангельского таможенного округа1870 года в центре расположены буквы «З. Ш».

Наиболее часто встречающийся на пломбах православный символ – крест, в большом разнообразии форм, но преобладает форма трёхлистного креста, который впоследствии становится единым изображением для всех пломб.

С 1885 года пломбы всех российских таможен имеют усложненную ступенчатую форму, единый тип и два вида размеров – большой и малый. Пломбы большого размера (30мм) использовались для опломбирования дверей, люков, брезентов платформ и пр. Пломбами малого размера  (13 мм) пломбировали тюки, ящики, коробки и посылки. На лицевой стороне пломбы располагались: изображение российского государственного герба и надпись «ТАМОЖНЯ», а с 1895 года – и номер пломбировочного устройства. На оборотной стороне – название таможни, год и, в углублении, крест. В особых случаях крест подменен буквами : «Ф» (таможенные учреждения Петербургско-Финляндской железной дороги); «П» (привоз); «О» (отвоз); «ЧК». Ступени пломб имеют рубчатую насечку.

После государственного переворота в октябре 1917 года российская таможня была признана «пережитком царского режима», однако уже скоро новая власть была вынуждена восстановить таможенную службу. В марте 1922 года были сформированы таможенные округа с соответствующими структурными подразделениями. В этом же году было восстановлено обязательное клеймение привозных товаров. Новые пломбы были тех же типоразмеров, что и имперские, изменилась лишь символика. Вместо двуглавого орла  теперь изображались серп и молот, а вместо креста – пятиконечная  звезда. Известен экземпляр пломбы Минской таможни 1925 года с буквой «К» вместо звезды. Эти пломбы применялись в СССР до 1940 года.

Стоит отметить, что ныне действующее таможенное законодательство позволяет использовать в качестве идентификации пломбы отправителей, перевозчиков и железных дорог.

Ю. П. Малоземова  помимо таможенных пломб, собирает и пломбы другого вида. Так же в его коллекции есть пломбы рижского бальзама.

По преданию, чудо-бальзам на основе старинных рецептов изготовил рижский аптекарь Абрахам Кунце в серединеXVIII в. В 1789 году «Бальзам Кунце» был предложен в качестве лекарства императрице ЕкатеринеII, которая, оценив по достоинству целебные качества бальзама, даровала Кунце привилегию на его изготовление. Первоначально «Рижский Кунце» имел крепость 16 % об. В 1845 году промышленник Альберт Волшмидт основал в Риге завод по производству бальзама. Рецептура напитка, усложненная и засекреченная, повысилась до 45 градусов крепости. В годы Великой Отечественной войны рецепт бальзама был утерян, и только в 1954 году восстановлен. Производители бальзама в дореволюционный период: Вольфшмидты, Ионы, Шустовы, Смирновы, Штритеры, Бекманы, Натусы, Цезари, Швабе. Бальзам производился не только в Риге, но и в Москве и Санкт-Петербурге. Напиток, разлитый в оригинальные глиняные бутылки, имел дополнительную защиту – свинцовую пломбу. Бальзам был очень популярен в России, поэтому находки пломб именно от него встречаются нередко. Пломбы рижского бальзама, благодаря многочисленным их разновидностям – отдельная тема в коллекционировании. Ниже приведены описания таких пломб из коллекции Юрия Малоземова.

1.  Пломба диаметром 22 мм. Односторонняя. В центре – герб России (двуглавый орел). Текст по окружности: СТЕМПЕ:РIЖ:ПОРТО:ТАМОЖ:БАЛЗА:

Находки пломб этого типа наиболее многочисленны. Из десяти одинаковых экземпляров коллекции две имеют на реверсе даты: 1786 и 1789. Реверсы остальных восьми – гладкие. Расшифровка текста аверса: ШТЕМПЕЛЬ (или ШТЕМПЕЛЬМЕЙСТЕР) РИЖСКОЙ ПОРТОВОЙ ТАМОЖНИ БАЛЬЗАМ.

2. Пломба диаметром 24 мм. Односторонняя. В центре герб России (двуглавый орел), более поздний, чем в предыдущем случае. Текст по окружности: БАЛЗАМН:РИГ:ПОР:ТАМОЖ:СТЕМП:

3. Пломба диаметром 18 мм. Односторонняя. Текст аверса: ВОДОЧНЫЙ ЗАВОДЪ/ И.ЮНА. пломба не имеет прямого отношения к рижскому бальзаму, а только к заводу, его производящему.

4. Пломба диаметром 17 мм. Двухсторонняя. Аверс: малый герб Риги (ключи, крест) с российской императорской короной. Реверс: РИЖСКИЙ БАЛЬЗАМЪ/ТРАВ-/НОЙ.

Помимо пломб Ю. П. Малоземов коллекционирует также жетоны. Рассмотрим его новые находки в этой коллекции.

1. Увольнительный жетон младшего командного состава 4-й батареи Сибирской стрелковой артиллерийской бригады.

Односторонний. Изготовлен из листовой меди толщиной 0,8 мм. Диаметр 45 мм. В верхней части отверстие (Д – 3 мм). Текст в три строки: 4б./4 Сиб.Стр.ар.бр./287.

2. Инструментальная марка Ф.К.З. 1936 г.

Односторонний жетон в форме равностороннего треугольника (32х37 мм) с усеченными углами из листового алюминия толщиной 1,5 мм с отверстием (Д – 4 мм) в верхней части. Изготовлен методом штамповки. Текст в рамке, аналогичной жетону формы, расположен по периметру: ИНСТРУМЕНТ МАРКА Ф.К.З./1936/94.

Инструментальная марка относится к малоинформативным, так как отсутствует информация о ее принадлежности и о месте находки, что не дает возможности точной атрибуции. В данной аббревиатуре (Ф.К.З.) можно расшифровать только третью букву «З» - завод. Что же касается первых двух букв, то населенных пунктов с названиями на букву «Ф» в бывшем Союзе сотни. Если не тысячи.

3. Личный жетон работника Северной железной дороги.

Односторонний круглый жетон изготовлен методом штамповки из листовой меди. Диаметр 48 мм. В верхней части отверстие (диаметр – 5 мм). Толщина кружка – 1мм. Текст: 1047/СЪВ.Д. нижняя строчка в овальной рамке.

Особо Юрием Малоземовым ценится различная филателия. В его коллекции есть дровяная карточка. Дадим ее характеристику.

Из четырех основных периодов вынужденного нормирования товаров в Советской России период Гражданской войны (1918 – 1921 гг.) был особенно жестким. Причем получить по карточкам минимум продовольствия могли только работающие на государственных предприятиях. В большом дефиците были практически все товары и даже дрова, а точнее, их доставка в город. В качестве подтверждения тому рассмотрим дровяную карточку из личной коллекции Ю.П. Малоземова.

Карточка, выданная центральной дровяной комиссией Северной железной дороги, агенту службы подотдела народного просвещения на 1920 год, имела отрезные купоны по месяцам года с «номиналом» - 1 сажень. На оборотной стороне карточки отпечатаны правила «о продаже дров служащим, мастеровым и рабочим Северных ж.д. со складов дороги по заготовительной цене», содержание 9 пунктов:

Право на получение дров со складов дороги предоставляется всем служащим, мастеровым и рабочим, не пользующихся казенными квартирами.

Получаемые со складов догори дрова, предназначены исключительно для собственного помещения служащего. За передачу дров постороннему лицу виновные подлежат увольнению со службы.

Количество дров обусловливается занимаемым служащим помещением. Норма потребления дров в то время была такова: снимающим квартиры со своим отоплением – 9 саж в год; снимающим помещение с паровым, центральным отоплением – 6 саж в год; снимающим комнаты – 3 саж. Номинал устанавливается управлением дороги.

На одного работника выдается одна карточка, так что служащий, снимающий комнату у железнодорожника (хотя бы и чужой дороги), получающего дрова, карточки не получает и имеет право требовать от хозяина квартиры отапливать помещение.

За указание неправильных сведений о характере занимаемого помещения, виновные подлежат увольнению со службы.

Каждый талон карточки должен иметь штемпель Местного Комитета, который ставится перед уплатой денег за дрова.

Касса по приему денег открыта с 9.00 до 12.30 часов дня с 1-е по 25-е число каждого месяца, кроме субботы и праздничных дней; склад – в те же дни с 8.30 часов до 2.30 часов дня.

Дрова должны быть вывезены  со склада в течение 1 месяца, в противном случае они считаются собственностью дороги.

Виновные в подделке, передаче, перепродаже, в указании неправильных сведений и пр., подлежат увольнению со службы с преданием дела суду.

Карточка заверена печатью Отдела народного Образования Вологодской губернии.

Хотя Ю.П. Малоземов в основном и увлекается пломбами, страсть его к филателии никто не отменял.

В филателии существует понятие «целая вещь». По определению, это может быть конверт с наклеенной маркой, либо без нее, если он относится к домарочному периоду, телеграмма, открытка, письмо без конверта, сложенное определенным образом, но при обязательном условии – предмет должен пройти почту.

Письмо из коллекции Б.П. Малоземова, о котором пойдет речь, не отмечено почтовыми штемпелями (вероятно, было отправлено с курьером), тем не менее, его вполне можно назвать «целой вещью», относящейся, впрочем, к филателии лишь по касательной. А, учитывая тот факт, что и отправитель и адресат являются известными историческими личностями, письмо можно назвать мемориальным.

Отправитель, Николай Иванович Суворов (1816 – 1896 гг.) – известный историк, археолог. Основоположник вологодского краеведения. Родился в Никольском уезде в семье священника. Окончил Вологодскую духовную семинарию и Московскую духовную академию. Свыше сорока лет преподавал в вологодской семинарии. Был инициатором основания газеты «Вологодские епархиальные ведомости», и с первого номера до самой своей кончины был бессменным ее редактором. Труды Н. И. Суворова по истории Вологодского края и епархии сложно переоценить. Список этих работ, подробнейших и тщательно выверенных, занял бы целый номер популярного журнала.

Адресат письма, протоирей Василий Степанович Карпов (1850 – 1913), так же был довольно яркой в Вологде личностью. Протоиерей Спасовсеградского собора, председатель Совета Вологодского Братства во имя Всемилостивого Спаса, почетный член епархиального училищного совета, активный член многих других благотворительных обществ, преподаватель догматического основного и нравственного богословия и еврейского языка. Был награжден орденами св. СтаниславаIII  иII степени и св. АнныIII степени, а так же церковными наградами до палицы включительно.

В рассматриваемом письме содержатся статистические сведения по Вологодской епархии:

«Его высокоблагородию Василию Степановичу Карпову. По новому распределению церквей Вологодской епархии на благочиннические округи, сделанному в 1882 году, всех церквей в Вологодской епархии и в настоящее время 728; вероятно столько же, или немного меньше, и приходов, если взять во внимание приписные церкви.

В частности в уездах:

Яренском церквей – 34

Сольвычегодском – 62

Устьсысольском – 45

Н. Суворов».

Особый интерес представляет хорошо сохранившийся сургучный оттиск печати Н. И. Суворова для личной корреспонденции. Перед отправкой лист письма был сложен вчетверо, верхний левый угол загнут и припечатан к задней стороне письма. Сломанный при распечатывании сургуч утрат почти не имеет, и при складывании письма части печати почти совпадают, образуя полный круг оттиска с изображением.

Печать круглая, диаметром 22 мм, на которой изображен вензель, состоящий из инициалов владельца: «НС». Элементы буквы «»Н» явно заимствованы из вензеля императора НиколаяI с медной российской монеты. Простота и лаконичность изображения традиционны. Именно такие печати, состоящие из инициалов, чаще всего использовались гражданами для запечатывания частной корреспонденции. Атрибутация таких малоинформативных печатей возможна только благодаря дополнительным данным (текстам, подписям и пр.), как, например, в данном случае. Время использования вышеописанной печати, исходя из текста письма, - 1882 – 1883 гг.

В собрании автографов Ю. П. Малоземова хранится фотография Сергея Лемешева в сценическом костюме и гриме, предположительно в роли «Ромео». В нижней части карточки надпись: «На память Ниночке. С. Лемешев. 24.IV.33 г.».

Сергей Яковлевич Лемешев (1902 – 1977) – выдающийся представитель русского вокала (лирический тенор), народный артист.

«Ниночка» - Нина Витальевна Железняк-Боруцкая,  подарившая Юрию Малоземову описываемую карточку, известная вологодская художница, а в то время 18-летняя студентка изостудии Павлинова в Москве, незаурядная личность. О которой стоит сказать отдельно. Она родилась в Москве в 1915 году. Отец и мать Нины – представители старинных дворянских родов. О линии матери в роду были декабристы, а так же герой войны 1812 года генерал-лейтенант Е. И. Властов. Прабабушке Нины, графине Скарбек, юный Фредерик Шопен посвятил свое первое напечатанное произведение «Полонез Г-молль». Совершенной ясно, что с такой родословной, рассчитывать на спокойную жизнь в стране победившей революции не приходилось. В 1937 году был арестован отец, а сама Нина Витальевна отправлена в ссылку в Вологду, где и жила до своей кончины в 1996 году. В 1944 году она вышла замуж за ссыльного Владимира  Степановича Железняка (1904 – 1984), сына расстрелянного сенатора Степана Петровича Белецкого. Фамилия «Железняк» была взята Владимиром Степановичем не только в качестве литературного псевдонима, но и в целях безопасности, что, возможно спасло его от новых репрессий.

С 1960-х гг. жизнь супругов стала налаживаться. Владимир Степанович – признанный известный писатель, искусствовед. В 1980-е гг. – заслуженный работник культуры РСФСР, почетный гражданин г. Вологды. Нина Витальевна – член союза художников России.

Возвращаясь к фотографии Лемешева, приведем текст воспоминаний Нины Витальевны, из которого понятно, каким образом был получен автограф. «Лично с Лемешевым я была чуть знакома, так как он ходил смазывать носоглотку к моему дяде, Гаре Дубинскому, и дружил с его сыном Вовой. Семья их жила тогда на Дмитровке (сейчас улица Пушкинская). Тогда поклонницы теноров делились на «лемешисток» и «козловитянок» (козловитянки – поклонницы Ивана Семеновича Козловского, известного оперного певца, народного артиста СССР). Это было какое-то ненормальное обожание, когда девчонки старались забраться в их машины, подписывали карточки-фотографии, вопили. Хотя я считала себя «лемешисткой», но не уходила, скажем, со спектакля, если заканчивал петь «Он» (например, Ленского в «Евгении Онегине» после сцены дуэли)».

Уходят кумиры. На сцене мелькают, меняясь, другие. Автор этих строк неоднократно имел возможность взять автографы у известных представителей попкультуры. Но не взял, не захотел. А автограф Лемешева хранит бережно, с любовью. И дело здесь не в сравнении «попсы» с классическим вокалом. Многие нынешние «звезды» с их снобизмом и развязностью более заслуживают называться «звездунами». Этому потворствуют желтая пресса, телепередачи «Ты не поверишь!», «Точь в точь», «Один в один» и прочие. Ю.П. Малоземов уверен, что во времена Лемешева и Козловского популярные исполнители не вызывали раздражения у слушателей – цензуре подвергались не только репертуар, но и стиль поведения.

Коллекции автографов, открыток с фотографиями актеров и киноактеров, спортсменов и прочее не могут быть беспристрастными, но это не снижает их ценности и значимости. Коллекционер всегда прав.

В коллекции Ю. П. Малоземова имеется фотография визитного размера с Владимиром Маяковским. На обороте надпись карандашом, сделанная рукой поэта: «На память Маше от Влодимера». К сожалению, проследить путь карточки из под карандаша поэта до нынешнего времени невозможно.

Писатель-краевед Зоя Сергеевна Кочина, подарившая Юрию Малоземову эту фотографию, не смогла объяснить ее происхождение. Карточка много десятилетий пролежала в семейном альбоме, фотографии попадали в него из разных мест и городов.

После внимательного сравнения подписи с опубликованными автографами Маяковского, нет сомнения в ее подлинности, хотя, последнее слово всегда остается за экспертами. В имени «Влодимер» две ошибки, однако, это легко объяснимо, если принять во внимание большое чувство юмора поэта. Вероятно, автограф был получен на одном из поэтических многочисленных выступлений, во время гастролей Владимира Маяковского по городам России. Об этих гастролях живо и интересно писал в своей книге Павел Ильич Лавут  «Маяковский едет по Союзу», организатор выступлений поэта. После чтения своих стихов Владимир Владимирович много общался со слушателями, отвечал на многочисленные вопросы. И конечно же давал автографы. Воображение рисует провинциальную девушку машу, взволнованную и раскрасневшуюся, робко попросившую: «Влодимер Влодимерович, подпишите». Ясно, что ошибки в имени допущены намеренно, ведь даже малограмотный человек знает, как правильно написать свое имя.

Многие люди бережно хранят у себя автографы известных людей, книги с дарственными подписями авторов, вовсе не считая себя коллекционерами. Но, думается, соответствующая искорка теплится в душе каждого и ждет своего часа.

Однажды Юрий Малоземов попросил автограф у известного барда Юрия Кукина, очень любимого и уважаемого коллекционером. Юрий Алексеевич подписал пластинку, а потом вдруг спросил: «Не понимаю. Зачем это? Собирать, хранить…». Малоземов ответил вопросом на вопрос: «А Вы бы стали хранить автограф Блока?». Кукин на некоторое мгновение задумался, потом улыбнулся и ответил утвердительно.

В числе любопытных находок Юрия Малоземова заслуживает внимания предмет, который в первую очередь заинтересовал бы филуменистов. Это клише для печатания спичечных этикеток, отлитое из цинкового сплава. Размеры 55х35 мм, толщина – 1 мм. Размеры внутренней рамки 50х30 мм. Текст надписи, как и требуется для последующей печати – в зеркальном отображении, текст расположен в четыре строки: Безопасныя спички / Т-во БЪЛОЗЕРСКОЙ / Спичечной Фабрики / «СВЪТЪ». Слово «СВЪТЪ» вписано в солнечную сферу с лучиками.

Попытки коллекционера разузнать что-либо о спичечной фабрике «Свет» успехом не увенчались. Ни в Вологодской областной библиотеке, ни в интернете информации не нашлось. Что удивительно, даже стары и опытный сотрудник Белозерского краеведческого музея не смог пролить свет на одноименную фабрику. Правда, имеются сведения о спичечной фабрике «Звезда» в Чуриновской волости недалеко от города Белозерска, основанной в 1900 году. Вполне вероятно, что это одна и та же фабрика, впоследствии возможно переименованная. Но так или иначе, находка достаточно информативная, содержащая полное название фабрики, и являющаяся фактическим подтверждением ее бывшего существования. Возможно, филуменистам-исследователям известна эта спичечная фабрика и ее этикетки.

И это далеко не полная коллекция собраний Юрия Малоземова!

По праву можно сказать, что Юрий Малоземов – один из выдающихся коллекционеров города Вологды, основатель клуба коллекционеров и главный редактор альманаха «Вологодский коллекционер». Ю. П. Малоземов душой болеет за свою деятельность и свои коллекции. Он – настоящий патриот своего дела, а значит, и истории родного края.

ВЫВОДЫ

Каждый человек в своей жизни чем-нибудь увлекается, что-то собирает - это может быть все что угодно: пуговицы, автографы, монеты, открытки. Причем многие коллекции со временем будут представлять большую ценность, а этих увлеченных людей, без сомнения, можно назвать музейщиками в душе.

Вот уже 30 лет вологодские коллекционеры и им соответствующие собираются в парке ДКЖ каждое воскресенье.

В настоящее время у вологодских коллекционеров есть общество, свой собственный сайт, свой журнал «Вологодский коллекционер». Проходят даже здесь аукционы. В гости к вологодским коллекционерам приезжают коллеги из Череповца, Ярославля, Москвы и других городов.

В Вологодском «Клубе коллекционеров» представлены все разновидности и интересы: от книг, монет, медалей до пробок и афиш.

По словам членов клуба вологодских коллекционеров, интерес к старине формирует и расширяет кругозор.

В дипломной работе были проанализированы коллекции трех известных вологодских коллекционеров – Геннадия белинского Евгения Лунина и Юрия Малоземова.

Этот человек – целая эпоха в истории нашего города, известный коллекционер, собиратель старинных предметов – Геннадий Петрович Белинский. Коллекционеров старины можно по праву сравнить с историками, которые по крупицам собирают факты и доказательства событий, деятельности человека, его образа жизни, занятий, научных разработок.

Почти четверть века провел Геннадий Петрович на чердаках и в подвалах, просевая тонны земли и извлекая на свет божий всё, что должно было погибнуть вместе с обреченными под снос домами. Медна лампадка и фотографии, иконы и продуктовая карточка 1943-го года, старинная книга или дневник военного корреспондента для Геннадия Петровича имеют равную ценность.

За многие годы Геннадий Петрович собрал огромную богатейшую коллекцию из 1 000 православных лампад мещанского и купеческого  сословия. Фарфоровые, медные, бронзовые, стеклянные лампады и лампадки различных расцветок и форм, среди которых вы никогда не найдете двух одинаковых, развешаны у Белинских и на кухне и в гостиной. Некоторые редкие экземпляры он выменивал или покупал. В результате получилась уникальная коллекция, которой нет аналогов в мире.

Сам Геннадий Петрович каждый год организовывал  около 10 собственных выставок.  Он очень тщательно подбирал  материл  из своей коллекции к каждой из них.

Примеров коллекционирования, у истоков которого стоял мотив - «по случаю», является коллекция  Евгения Михайловича Лунина.

Городскую культуру города Череповца  Евгений Михайлович поддерживал многие годы, ярче других показав, что меценат – это не устаревшее понятие из книжек. По праву, он был главным меценатом Вологодчины в области культуры в 90-е и нулевые годы. Лунин добровольно и единолично  финансировал народный ансамбль «Прялица», который  насчитывает более ста человек. И его содержание, конечно, обходиться дорого. Об этом Евгений Михайлович говорить не любит, но с гордостью рассказывает о его успехах. Вспоминает, как в юности сам пел в этом хоре и там же познакомился со своей будущей супругой. Еще он  ежегодно выделял  по 30 стипендий лучшим учащимся Череповецкого художественного училища имени В.В. Верещагина, основывал ежегодные  стипендии для музейщиков , издавал  книги о местных художниках, финансировал создание документальных фильмов об их жизни  и творчестве, покупал их картины. На его средства были отреставрированы шедевры древнерусской иконописи для Череповецкого музейного объединения и Вологодского государственного музея-заповедника.

Сегодня в коллекции насчитывается около  4 тыс. произведений живописи, графики, скульптуры Вологодских художников всех поколений. В собрании представлено более 100 авторов, из которых – 5 мастеров удостоены звания народный художник РФ, 15 – заслуженный художник РФ. Постепенно собралась большая, почти музейная по количеству и художественному смыслу коллекция современного искусства.

Следуя традициям передвижников, Лунин  организовывает за границей  области и страны выставки «Художники Земли Вологодской». Основная цель со слов Е.М. – «показать хоты бы  толику собранных им произведений вологодских художников вдали от «тихой родины». Е. М. считает, что Вологодские художники «не только показывают красоту родной земли и её людей – они душу Русского Севера раскрывают».

Юрий Малоземов  - бывший пожарный, редактор-издатель журнала «Вологодский коллекционер».  Основное его увлечение – коллекционирование различных пломб, которые очень сложно оценить.

Помимо пломб Юрий Малоземов коллекционирует так же различные жетоны, древние монеты, советские и российские карточки, а так же марки и «целые вещи» (конверт с наклеенной маркой или без нее).

Ю. П. Малоземова  помимо таможенных пломб, собирает и пломбы другого вида. Так же в его коллекции есть пломбы рижского бальзама.

Особо Юрием Малоземовым ценится различная филателия. В его коллекции есть дровяная карточка.

По праву можно сказать, что Юрий Малоземов – один из выдающихся коллекционеров города Вологды, основатель клуба коллекционеров и главный редактор альманаха «Вологодский коллекционер». Ю. П. Малоземов душой болеет за свою деятельность и свои коллекции. Он – настоящий патриот своего дела, а значит, и истории родного края.

Таким образом, коллекционирование – это не только хобби, увлечение для человека, это огромный вклад в развитие культурно-исторического наследия страны, мировой истории. На основе частных и любительских коллекций рано или поздно возникают великие галереи и исторические музеи. Любой коллекционер – это историк, который вносит свой вклад в сохранение современных реалий для нашего потомства, нашего будущего.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Алиев А. Вологодские ребята / А.Алиев, Б.Ковалев //Пожарное дело. - N 7. - 2001. - С.44: ил
  2. Ананьева Светлана. Визитная карточка еврея Гитлера //Русский Север. - Среда. - 24 марта. - 1999. - С.11
  3. Булдаков Василий. Глава- коллекционер / Василий Булдаков //Советская мысль. - Великий Устюг. - 21 февраля. - 2014. - С. 2
  4. Веселова Н. А. Сафо, Яков Свердлов и военлет / Веселова Н. А. //Вологодский коллекционер. - 2003. - С.26-28
  5. Владимиров В. Глухим тараканам звон не помеха //Вологодские новости. - N 43 (28 окт.-3 нояб.). - 1999. - С.3
  6. Воропанов Владимир. Вологодский клуб коллекционеров / В. Воропанов //Ступени вологодские. - 28 окт., N 42. - 2004. - С.12
  7. Воропанов Владимир. Коллекция Маргариты Колосовой / В. Воропанов //Красный Север. - 26 февр.. - 2003. - С.6
  8. Воропанов Владимир. Настоящий интеллигент и его реликвии //Русский СЕвер. - Пятница. - 25 сент.. - 1998
  9. Воропанов Владимир. Собиратели автографов / В. Воропанов //Вологодские новости. - 30 нояб.-6 дек.. - 2005. - С.15
  10. Грицкевич В.П. История музейного дела в мире (До конца XVIII в.) : Автореф. дис. ... д-ра культурол. наук .- Санкт-Петербург, 2012 – 23с.
  11. Губина Е. Тайны старых домов //Красный Север (Зеркало). - 1 января. - 1998
  12. Губина Елена. Каменный век козопаса //Красный Север. - Зеркало. - Вологда. - 9 февр.. - 2000. - С.9,14
  13. Губина Елена. Кронид-богатырь //Красный Север. - Зеркало. - 23 февр.. - 2000. - С.8
  14. Демидова Тамара. Их союз скреплен Богом / текст и фот. Тамары Демидовой //Северная новь. - Устье. - 26 июля (№ 84). - 2012. - С. 3
  15. Дьяконцына Н. М. Театральная жизнь Вологды в значках / Дьяконцына Н. М. //Вологодский коллекционер. - Вологда. - № 22. - 2008. - С. 8-9
  16. Иванов Андрей. Потерянный рай : Отвергнутые Вологдой сокровища ржавеют на балконе знаменитого чердачника... //Премьер. - Вологда. - № 44 (3 нояб.). - 1999. - С.13
  17. История России / А.С. Орлов, В.А. Георгиев. Н.Г. Георгиева, Т.А. Сивохина. - М., 2012. 514 с.
  18. Каган М.С. Философия культуры / М.С. Каган; Акад. гуманит. наук и др.- СПб.: Петрополис, 2016. - 415 с.
  19. Калугина Т.П. Общественное сознание и художественный музей// Музееведение. Музеи мира. - М., 2010. – 320 С.
  20. Калугина Т.П. Художественный музей как феномен культуры. - СПб.: Петрополис, 2012. - 224 с.
  21. Клубков П.А. Коллекционирование // Российский Гуманитарный Энциклопедический Словарь. 2002. 3 с. (Рус.). URL: http://www.slovari.yandex.ru/dict/rges/article/rg2/rg2-0823.html
  22. Кульневская Ольга. Кукла Маша, кукла Даша / Ольга Кульневская //Советская мысль. - Великий Устюг. - 13 ноября. - 2013. - С. 6
  23. Кульневская Ольга. Хрупкая коллекция / Ольга Кульневская //Советская мысль. - Великий Устюг. - 7 февраля. - 2014. - С. 2
  24. Лаврова Юлия. История одного пистолета... //Хронометр-Вологда. - N 1 (3 янв.). - 2001. - С.6: ил
  25. Леушканов Александр. Пособие для диверсантов //Русский Север. - Пятница. - Вологда. - 10 сент.. - 1999. - С.14
  26. Лисицын Виктор. Петровский домик. Новая выставка //Красный Север. - 27 июня. - 1998
  27. Малашина С. Торговля была сильна словом чести : Это подтвердили новые находки Геннадия Белинского //Русский Север. - Вологда. - 14 окт.. - 1997. - С.16
  28. Малоземов Ю.П. Жетоны (новые находки) //Вологодский коллекционер. 2014. №32. С. 10-11.
  29. Малоземов Ю.П. Жетоны 9новые находки) //Вологодский коллекционер. 2014. №37. С.17-19
  30. Наша марка- туристам //Советская мысль. - Великий Устюг. - 19 марта. - 2014. - С. 1
  31. Основы музееведения: Учеб.пособие/ Отв. ред. Э.А.Шулепова. – М.: Едиториал УРСС, 2015. -504с.
  32. Павлинова Александра. Билет в детство / А. Павлинова //Премьер. - 18-24 дек., (N 50). - 2007. - С.44
  33. Подольный Исаак. Кто вы, доктор Шадрин? / И. Подольный //Красный Север. - 16 мая. - 2006. - С.9
  34. Романов Владимир. Почему туфтологи невзлюбили скрипофилистов? / В. Романов //Вологодская неделя. - 7 июля, № 24. - 2005. - С.11
  35. Романов Владимир. Туфтологи невзлюбили скриптофилистов : коллекционировать можно все. И даже коллекционеров / В. Романов //Российская газета. - 6 окт.. - 2006. - С. 26
  36. Рябов Роман. Магистр чердаковедения //Хронометр. - Вологда. - № 36 (14 дек.). - 1999. - С.6
  37. Саверкина И.В. История частного коллекционирования в России: Учеб.пособие.- СПб.: СПБГУКИ, 2015.- 208с.
  38. Сальникова И. И. Государственное и частное собирательство произведений русского искусства в России в XVIII - первой половине XIX веков // Памятники культуры: Новые открытия - М., 2010. – 347 с.
  39. Губина Е. Всю жизнь он учился и искал неприятностей на свою голову //Красный Север. - 3 апр.. - 1997
  40. Седелков Юрий. А не взять ли бутылочку? / Подготовил Юрий Седелков //Устюжаночка. - Великий Устюг. - 3 июля. - 2014. - С. 25
  41. Сергеева Наталья. Визитки ушедшего века / Н. Сергеева //Красный Север. - 18 февр.. - 2003
  42. Смирнова В. Космос как средство гордости за державу //Красный Север. - 11 апр.. - 1998
  43. Снегов Кирилл. Владимир Берсенев: В коллекционировании главное - поиск / К.Снегов //Красный Север. - 24 янв.. - 2004. - C.6
  44. Снегов Клим. Пропавшая коллекция / К.Снегов //Красный Север. - 29 марта. - 2003. - С.5
  45. Трофимова Н. Как Евгений Алфеевич Иванов шел, шел и денежку нашел... с островов Кука //Красный Север. - 20 апр.. - 1996
  46. Фролов А. И. Русские коллекционеры и формирование музейного фонда России // Шахматовский вестник. -2013. -№3.- С. 9-16.
  47. Чебыкина Г. Яков Долбышев: имя в истории Великого Устюга / Г. Чебыкина //Советская мысль. - Великий Устюг. - 8 января. - 2014. - С. 5
  48. Чернова М. Мужские тайны //Премьер. 2007.26 июня – 2 июля. С.31.
  49. Шпаковская Л.Л. Социологический подход к антиквариату // Социс. 2000. № 2. С. 101-107.
  50. Юренева Т.Ю. Музей в мировой культуре. – М.: «Русское слово –РС», 2013.- 536с.
  51. Юшкова Елена. Автограф для провинциального любовника //Вологодская неделя. - 5-12 сент.. - 1998




Похожие работы, которые могут быть Вам интерестны.

1. Каким предстает театр на рубеже веков

2. Студенческое движение в России на рубеже XIX –XX веков

3. РОЛЬ НЕПРАВИТЕЛЬСТВЕННЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ В ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЕ РОССИИ НА РУБЕЖЕ ХХ-ХХI ВЕКОВ

4. Влияние тайных обществ на политическую жизнь Китая на рубеже XIX-XX веков

5. Национальное территориальное устройство Кубы, провинции и муниципии

6. Влияние коллекционирования на развитие познавательной активности детей старшего дошкольного возраста в семье

7. Петербургская университетская корпорация на рубеже XIX-XX вв

8. РАЗВИТИЕ КИТАЕВЕДЕНИЯ В СИБИРЕ НА РУБЕЖЕ XVIII - НАЧАЛЕ XX ВВ.

9. Шпаргалка по истории средних веков

10. Историография и источники по истории КазахстанаXVIII - XX веков