Методологические подходы к исследованию электронной книги



2

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение

4

Глава 1. Книга как предмет книговедческого знания –

25

методологическая основа познания сущности электронной книги

1.1.  Электронная  книга  и  проблемы  еѐ  функционирования  в

25

современной информационной среде

1.2. Книговедческие подходы к анализу понятия «книга» как научная

36

основа изучения электронной книги

1.3. Категориальный подход к определению понятия «книга»

60

1.4. Типология книги в книговедческих исследованиях

68

Глава 2. Методологические подходы к исследованию

96

электронной книги

2.1. Проблема определения понятия «электронная книга» в трудах

96

по книговедению

2.2. Документологический подход к изучению книги –

111

методологическая основа определения сущностных свойств

электронной книги

2.3. Анализ структуры книги как типа документа

156

2.4. Общая группировка объектов внутри типа «книга»

196

Глава 3. Электронная книга в системе книжной коммуникации

218

3.1.Электронная книга как тип электронного документа

218

3.2. Статус электронной книги в классификации электронных

243

документов

3.3. Электронная книга как категория книговедения

275

Глава 4. Сруктура электронной книги как типа электронного

294

документа

  1. Спецификареализациипринциповсистемностии294

эргономичности в структуре электронной книги

3

4.2. Материальная составляющая электронной книги

297

4.3 Семантивная  составляющая электронной книги

303

4.4. Сигнативная составляющая электронной книги

321

4.5. Синтактивная составляющая электронной книги

334

4.6. Прагмативная составляющая электронной книги

349

4.7. Темпоральная составляющая электронной книги

355

Глава 5. Методические аспекты создания электронной книги в

364

контексте взаимодействия с читательским восприятием

5.1.  Методика  и  содержание  эмпирического  исследования  по

364

созданию электронной книги

5.2. Реализация методических аспектов создания электронной книги

380

на примере электронного учебного издания

Заключение

402

Библиографический список

417

Приложение 1

451

Приложение 2

452

4

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность исследования.Возникновение новых информационныхтехнологий, широкое распространение электронных средств коммуникации в конце XX - начале XXI века, возрастающая глобализация информационных процессов стали причиной зарождения новой информационной среды,

кардинально изменившей коммуникативную систему и оказавшей значительное влияние на развитие всех структур общества. В этих условиях период глубокой трансформации переживают все явления социокультурной среды, в том числе и книга.

Многообразие форм электронной коммуникации, стремительное увеличение электронного контента1 на книжном рынке вызвали к жизни множество проблем, касающихся идентификации, учѐта, хранения,

распространения электронной книжной продукции, открытого доступа к еѐ содержанию, а также вопросов авторского права. В настоящее время эти проблемы отличаются особой актуальностью и требуют скорейшего решения.

Компьютерные технологии оказали существенное влияние на процессы восприятия информации. Единственной интеллектуальной технологией освоения накопленного человечеством знания до сих пор остаѐтся чтение вне зависимости от того, как оно осуществляется: с листа, с экрана, на слух и т. д.2. Но нельзя не принимать во внимание и тот факт, что в современных социокультурных условиях меняется сама парадигма чтения, оно всѐ более становится «экранным»3. Это вызывает необходимость поиска новых способов представления информации, которые способствовали бы эффективному восприятию содержания книги с экрана.

1В самом общем значении термин «контент» обозначает «содержание, информационное наполнение» (См.: Толковый словарь русского языка начала XXI века. Актуальная лексика / Под ред. Г.Н. Скляревской. М. : Эксмо, 2006. С. 494). Здесь и далее в диссертационной работе термин употребляется в значении «информационное наполнение книги».

2Мелентьева, Ю.П. О чтении (Размышления о теоретических аспектах чтения). М. : Канон+, 2014. С. 164.3Загидуллина, М.В. Современное читателеведение и чтениеведение в западных Social Studies и проблемы изучения чтения в отечественной науке XXI века // Чтение. XXI век: коллективная монография. Челябинск, 2014. С. 57.

5

Существенные перемены происходят и в российской системе образования. Государственная политика в этой сфере предполагает широкую компьютеризацию общего и профессионального образования, что диктует необходимость развития новых методов обучения, содействующих максимальной эффективности усвоения знаний на качественно новом уровне.

Исходя из этого, возникает потребность в разработке электронных учебных пособий, соответствующих новым реалиям развития общества и использующих все преимущества информационных технологий.

  1. условиях кризисных явлений, наблюдаемых в современной книгоиздательской отрасли, вектор еѐ дальнейшего развития всѐ больше определяется продажей электронного контента. Востребованность этой продукции среди читательской аудитории в течение последних 5 лет динамично растѐт как в России, так и за рубежом4. Внедрение новейших компьютерных технологий в издательский процесс позволяет создать качественно новый электронный продукт, где наилучшим образом могут быть учтены трансформации, происходящие в восприятии и порождении книжного текста. Медиатекст, отличающийся многомерностью, уровневой организацией информационной среды, соответствует модели информационного сознания современного пользователя. Структура такого текста позволяет реализовать качественно иной уровень взаимодействия читателя с книгой, что обусловливает кардинальные изменения в распределении ролей автора и читателя. Однако эти явления характеризуют эволюцию книжной системы, а не смену еѐ парадигмы.

  1. этом контексте электронная коммуникация расширяет возможности выбора знакового разнообразия, структурного представления текста, его шрифтового и иллюстративного оформления, способов взаимодействия читателя с текстом и т.д. Это свидетельствует о том, что практические разработки в области электронной книжной коммуникации необходимо

4Книжный  рынокРоссии:состояние,тенденциииперспективы:  отраслевойдоклад/Б.В.Ленский,

А.Н. Воропаев, А.А. Столяров ; под ред. В.В. Григорьева. URL:fapmc.ru›mobile/activities/reports/2014/.Дата обращения: 15.08.2015.

6

осуществлять на основе методов и принципов, обеспечивающих эффективное применение теории и практики книжной культуры,

разработанных по отношению к традиционной книге, в компьютерной среде.

Решение этой проблемы позволило бы снять остроту вопросов, касающихся качества электронной книги, но реалии таковы, что практика в этой сфере опережает теорию, а применение культуры книги в электронной среде теоретически не изучено.

Перечисленные факты свидетельствуют о том, что электронная книга,

всѐ более распространяясь в системе социальной коммуникации, требует осмысления теоретических аспектов, связанных с выявлением еѐ сущностных свойств. Ответ на вопросы «что есть электронная книга»,

«можно ли отнести еѐ к книжной коммуникации»? – позволил бы определить место электронной книги в информационной среде, ограничить круг объектов, которые могут быть причислены к этому понятию,

типологизировать и классифицировать их, эффективно осуществлять процессы их хранения и распространения, стандартизировать основные термины и понятия в области электронной книжной коммуникации, а также эффективно использовать преимущества компьютерной среды в процессе создания электронного книжного продукта. Всѐ это оказало бы существенное влияние на сохранение и развитие коммуникативной культуры в электронной среде, а значит, и на интеллектуальное развитие личности в современном обществе.

Однако в книговедении термин «электронная книга» до сих пор используется как метафора. Несмотря на то, что в настоящее время в научном сообществе созрело понимание длительной перспективы существования электронной книги, а содержание научных дискуссий смещается в сторону анализа различных еѐ аспектов5, исследований,

5Лютов, С.Н. Традиционная книга и электронные издания: проблемы и перспективы сосуществования // Книжная культура: опыт прошлого и проблемы современности: к 90-летию Научно-исследовательского института книговедения в Петрограде : материалы международной конференции (Москва, 24-25 ноября

2010). М., 2010. С. 208.

7

имеющих отношение к проблеме сущностных (типологических) свойств электронной книги, пока недостаточно.

Электронная коммуникация, в которой стало возможным создание смыслового континуума, стирающего различия между жанрами и группами текстов, и в которой постепенно утрачиваются традиционные критерии,

позволяющие различать и классифицировать их, а также выстраивать их иерархию6, поставила под вопрос само понятие «книга» в его традиционном значении. Существующие в современном книговедении дефиниции этого термина не в полной мере соответствуют изменившимся условиям книжной коммуникации, так как в большинстве случаев позволяют включить в систему «книга» только одну еѐ форму – книгу-«кодекс», что необоснованно сужает круг предметов, которые могут быть представлены в книжной системе. Это свидетельствует о необходимости искать новые методологических подходов к анализу феномена «книга», которые в книговедении пока не определены.

Перспективным в решении этих вопросов и, как следствие, проблем,

касающихся сущностных особенностей электронной книги, является документологический подход, позволяющий рассмотреть понятия «книга», «электронная книга» с позиции «метанаучного» знания7. В рамках этого подхода содержатся положения, позволяющие проанализировать книгу как частный случай документа, что в свою очередь даѐт возможность рассмотреть электронную книгу в качестве типа электронного документа8. В

научных работах по документологии разработана классификация электронных документов, в которую вписывается электронная книга,

6 Шартье, Р. Письменная культура и общество / Пер. с фр. И.К. Стаф. М., 2006. С. 235.

7Соколов, А.В. Документология как метатеория документной коммуникации // Книга: исследования и материалы. 2009. Сб. 91. С. 43-50.

8Соколов, А.В. Общая теория социальной коммуникации: учебное пособие. СПб.: Изд-во Михайлова А.В., 2002. 461 с.; Столяров Ю.Н. Документология: учебное пособие. Орѐл: Горизонт, 2013. 370 с.; Швецова-Водка, Г.Н. Общая теория документа и книги: учебное пособие. М. : Рыбари ; К. : Знання, 2009. 487 с.

8

определены свойства, присущие электронной книге9, но еѐ книговедческие аспекты не изучены.

Актуальность диссертационного исследования обусловлена рядом противоречий, возникших относительно электронной книги в современной информационно-коммуникационной среде и в системе научного знания:

между необходимостью осуществлять учѐт, хранение, распространение электронной книжной продукции, предоставлять свободный доступ пользователей к еѐ содержанию, обеспечивать действие Гражданского кодекса в части авторского права в электронной коммуникации и отсутствием дефиниции понятия «электронная книга» в государственных стандартах;

между существующими в книговедении подходами к исследованию книги и условиями развития современной книжной коммуникации;

между назревшей общественной потребностью в качественной электронной продукции и отсутствием достаточного изучения книговедческих аспектов электронной книги;

между необходимостью интегрировать культуру книги в компьютерную среду и отсутствием теоретических принципов, на основе которых в электронной коммуникации может осуществляться преемственность традиций книжной культуры.

диссертационом исследовании производится поиск путей преодоления этих противоречий, что и определяет его актуальность.

Степень разработанности темы исследования.Прямойпредшественник в изучении темы в такой еѐ постановке отсутствует, однако в научной литературе созданы предпосылки для исследования электронной книги как категории книговедения.

9Земсков, А.И., Шрайберг, Я.Л. Электронная информация и электронные ресурсы: публикации и документы, фонды и библиотеки. М. : Издательство «Фаир», 2007. 528 с.; Электронные документы: создание и использование в публичных библиотеках: справочник. СПб.: Профессия, 2007. 664 с.; Елисина, Е.Ю. Электронные услуги библиотек. СПб. : Профессия, 2010. 304 с.; Майстрович, Т.В. Электронный документ как компонент библиотечного фонда: дис. …д-ра пед. наук. М., 2005. 437 с.

9

Осмысление проблем, касающихся понятийного аппарата электронной

книги,еѐвзаимосвязискнигойтрадиционной,содержатсявработах

Р.С. Гиляревского, О.В. Барышевой, где частично обоснована необходимость рассматривать электронную книгу как объект системы «книга», а также сформулировано определение понятия «электронная книга»10. В трудах

В.Н. Агеева, А.Б. Антопольского, К.В. Вигурского, С.В. Бушуева, В.А. Вуля,

А.И. Земскова, Я.Л. Шрайберга даны дефиниции понятий «электронная книга», «электронное издание», определены преимущества и недостатки электронной книги по отношению к книге печатной, а также еѐ общие признаки как объекта коммуникации11. Обобщение имеющихся в книговедении подходов к исследованию электронной книги содержится в работах С.Н. Лютова12. Необходимость рассматривать электронную книгу в контексте традиций книжной культуры определена в трудах В.И. Васильева,

Б.В. Ленского, В.П. Леонова, А.А. Беловицкой, С.Н. Лютова, Н.В. Вдовиной, М.А. Ермолаевой13.

Анализ этих работ позволил определить степень изученности в современном книговедении вопросов, касающихся электронной книги как

10Гиляревский, Р.С. Электронная книга: современное состояние и перспективы развития // Книга: исследования и материалы. 1997. Сб. 74. С. 52-60; Барышева, О.В., Гиляревский, Р.С. Книга в паутине. М. : НТИ-КОМПАКТ, 2003. 304 с.

11Агеев, В. Н. Электронная книга: новое средство социальной коммуникации. М., 1997. 230 с.; Антопольский, А.Б., Вигурский, К.В. Электронные издания: проблемы и решения // Информационные ресурсы России. 1998. № 1. С. 19-23; Бушуев, С.В. Электронная книга сегодня // Мир библиографии. 2007. № 5. С. 39-40; Вуль, В.А. Электронные издания. БХВ-Петербург, 2003. 352 с.; Земсков, А.И., Шрайберг, Я.Л. Электронная информация и электронные ресурсы: публикации и документы, фонды и библиотеки. М., 2007. 528 с.

12Лютов, С.Н. Электронная разновидность книги: опыт понятийного анализа // Труды ГПНТБ СО РАН. Вып. 2. Книга в медиапространстве. Новосибирск : ГПНТБ СО РАН, 2011. C. 19-30; Лютов, С.Н. Традиционная книга и электронные издания: проблемы и перспективы сосуществования // Книжная культура: опыт прошлого и проблемы современности: к 90-летию научно-исследовательского института книговедения в Петрограде: материалы международной конференции. М. : Наука, 2010. С. 208-210.

13Васильев, В.И., Ермолаева, М.А. Книжная культура как составляющая системы социогуманитарного знания (На примере деятельности Научного центра исследований истории книжной культуры) // Книга: исследования и материалы. 2014. Сб. 100. С. 11-29; Васильев, В.И., Ленский, Б.В., Воропаев, А.Н. Книга. Книгоиздание. Книговедение. Книжная культура (История и современность) // Материалы XIII международной научной конференции по проблемам книговедения. Ч.3. М., 2014. 53 с; Лютов, С.Н. Книжная культура в формирующемся информационном обществе // Книжная культура: опыт прошлого и проблемы современности: Материалы V международной научной конференции. В 2 т. М., 2012. Т 2. Научная книга и проблемы книжной культуры на пространстве СНГ. С. 127-130; Беловицкая, А.А. Информация и книга // Наука о книге. Традиции и инновации: К 50-летию сборника «Книга: исследования и материалы»: материалы XII Международной научной конференции по проблемам книговедения. М., 2009. Ч. 1. С. 215-220; Леонов, В.П. О гравитации печатной и электронной книги // Книга: исследования и материалы. 2014. Сб. 100. С. 61-69.

10

объекта современной системы коммуникации, и сформулировать проблему исследования.

Логика изучения проблемы потребовала обращения к вопросу о сущностных свойствах книги, которые нашли отражение в книговедческих работах, где представлены методологические подходы к анализу понятия

«книга». Философские основы изучения книги как научной категории разработаны в трудах М.Н. Куфаева, С.П. Омилянчука, А.А. Беловицкой,

А.А. Гречихина14. Исследование еѐ функциональных аспектов представлено в работах А.М. Иоффе, А.И. Барсука, И.Е. Баренбаума, М. Червинского,

Т.Зберского15.ЗнаковаяприродакнигиописанаЕ.Л.Немировским,

А.А. Гречихиным16. Феноменологический подход к исследованию книги нашѐл отражение в работах М.П. Ельникова, Е.П. Шеметовой17. Проблемы соотношения книги и издания, структуры книги, ставшие основой технологического подхода, изучены в трудах В.Н. Ляхова, А.Я. Черняка,

И.Г. Моргенштерна, , В.Ф. Кравченко, А.А. Беловицкой18. Использование системного подхода с целью определения сущности книги представлено в

14Куфаев, М.Н. Проблемы философии книги. Книга в процессе общения. М., 2004; Беловицкая, А.А., Омилянчук, С.П. К содержанию понятия «советская книга». (Книга в процессе движения) // Советская историография книги. М., 1979. С. 138.; Гречихин, А.А. Библиотипология как научное направление. Особенности становления и развития в российском книговедении: монография. М., 2004. 422 с.

15Иоффе, А.М. Введение в книговедение. М., 1984. 74 с; Баренбаум, И.Е. Функциональный подход и его применение в книговедении // Книга и социальный прогресс. М., 1986. С. 122-131; Барсук, А.И. К определению понятия «книга» // Издательское дело. Книговедение: научно-информационный сб. ЦБНТИ по печати. 1970. № 6 (12); Червинский, М., Зберский, Т. Система книги. Семиотика книги. М., 1981. 127 с.

16Немировский, Е.Л. К вопросу об определении книги как знаковой системы // История книги. Теоретические и методологические основы. М., 1977; Гречихин, А.А. Библиотипология как научное направление. Особенности становления и развития в российском книговедении: монография. М., 2004. 422 с.

17Ельников, М.П. Феномен книги // Книга: исследования и материалы. Сб. 71. М., 1995. С. 55-68; Ельников, М.П. Понятие научного метода в книговедении // Книжный мир сегодня и завтра: 10-я международ. науч. конференция по проблемам книговедения: тезисы докладов. М., 2002. C. 30-31; Шеметова, Е.П. Этический смысл книжной культуры // Книга: исследования и материалы. Сб. 92. М., 2010. С. 60-68.

18Черняк, А.Я. О типологии произведений печати // Актуальные проблемы книговедения. М., 1976; Моргенштерн, И.Г. Проблемы типологии современной книги // Книга: исследования и материалы. Сб. 30. М., 1975. С. 45-51; Кравченко, В.Ф. Концепция современной книги. Система. Структура. Модель // Книга: исследования и материалы. Сб. 50. М., 1985. С. 50-72; Беловицкая, А.А. Общее книговедение: (методологические и теоретические аспекты) : дис. …д-ра филолог. наук. М., 1987. 461 с; Ляхов, В.Н. Структурная модель книги и перспективы еѐ применения // Книга:исследования и материалы. 2002. Сб. 80. С. 73-96.

11

работах А.А. Гречихина, В.Ф. Кравченко, М.П. Ельникова19. В рамках этих подходов разработаны исходные научные положения, относящиеся к предмету книговедческого знания, которые в диссертационной работе стали основой изучения электронной книги как книговедческой категории.

Большое значение для понимания сущности книги имеют проблемы еѐ типологии. Осмысление этих вопросов позволяет выявить самые общие признаки множества предметов, относящихся к типу «книга», что даѐт возможность создать модель объекта исследования, подойти к его изучению с позиции научной категории. Философский анализ типологии как метода познания содержится в научных трудах Р.Г. Баранцева, Д.П. Горского, В.А.

Козырева,  А.Ю.  Москвитина20,  где  сформулированы  дефиниции  понятия

«тип», произведено разграничение терминов «типологизация», «систематизация», «классификация», определены общие походы к построению типологических группировок с учѐтом современной теории познания. Эти подходы были взяты за основу анализа типологических построений, разработанных в трудах по книговедению. Применение в диссертационном исследовании метода типологии к изучению сущностных свойств книги основано на положениях теории нечѐтких множеств,

исследование которых представлено в трудах Р.Р. Ягера, Л. Заде, С.Д. Штовбы, Л.К. Конышевой, Д.М. Назарова21 и др.

Для того чтобы определить место электронной книги в системе книжной коммуникации, было необходимо оценить степень разработанности

19Ельников, М.П. Понятие научного метода в книговедении // Книжный мир сегодня и завтра: 10-я международная науч. конференция по проблемам книговедения: тезисы докладов. М., 2002. C. 30-31; Ельников М.П. Феномен книги // Книга: исследования и материалы. Сб. 71. М., 1995. С. 55-68; Кравченко, В.Ф. Концепция современной книги. Система. Структура. Модель // Книга: исследования и материалы. Сб. 50. М., 1985. С. 50-72.

20Баранцев, Р.Г. Системные триады и классификации // Теория и методология биологических классификаций. М., 1983; Горский Д.П. Логические аспекты методологии обществознания // Вопросы философии. 1984. № 6; Козырев, В.А. Современное социальное познание. М, 1988; Москвитин, А.Ю. Основные принципы типологии и их применение к анализу типологических проблем в социальном познании: дис. …канд. философ. наук. Владивосток, 1999. 153 с.

21Нечѐткие множества и теория возможностей. Последние достижения : сб. науч. статей / Под ред. Р.Р. Ягера. М., 1986. 409 с.; Заде, Л. Понятие лингвистической переменной и его применение к принятию приближенных решений. М., 1976. 161 с.; Штовба, С.Д. Введение в теорию нечѐтких множеств и нечѐткую логику. URL:http://matlab.exponenta.ru.Дата обращения: 23.04.2013; Конышева, Л.К., Назаров, Д.М. Основы теории нечѐтких множеств. СПб., 2011.

12

проблемы типологии книги в книговедческих исследованиях относительно современных представлений об этом методе познания. Решение этой задачи потребовало обращения к научным работам А.А. Беловицкой22, где теоретически обоснована необходимость применения типологического

методадляизучениякниги,атакжеопределеноегосодержание,

А.Я.Черняка,И.Г.Моргенштерна,Л.Н.Кастрюлиной,Г.Н. Швецовой-

Водки23, где представлены типологические классификации книги и разработаны подходы к их осуществлению; трудам А.А. Гречихина24, в

которых содержится теоретическое обоснование типологической модели книги, определено содержание критерия, на основании которого тот или иной объект коммуникации может быть причислен к категории «книга».

Общие подходы к определению понятий «документ», «книга» в самом широком их значении были разработаны П. Отле25, который относил книгу к системе коммуникации и распространял это понятие на самый широкий круг объектов. Его взгляды были поддержаны как зарубежными26, так и

отечественными

учѐными:

М.Н.Куфаевым,Д.Ю.Тепловым,

О.П. Коршуновым

и др., в трудах которых термин «книга» рассматривается

качестве синонима термину «документ»27.

работах Г.Н. Швецовой-Водки понятие «документ» характеризуется как информация, закреплѐнная на материальном носителе. Автор отмечает такие свойства понятия «документ», как условность и конвенциональность. В

22Беловицкая, А.А. Система книговедческого метода // Книга и социальный прогресс. М., 1986; Беловицкая, А.А. Общее книговедение: (методологические и теоретические аспекты) : дис. …д-ра филол.

наук. М., 1987. 461 с.

23Кастрюлина, Л.Н. Проблема типологии литературы и еѐ значение для теории и практики редактирования // Книга: исследования и материалы. Сб. 31. М., 1975. С. 33-48; Моргенштерн, И.Г. Проблемы типологии современной книги // Книга: исследования и материалы. Сб. 30. М., 1975. С. 45-51; Черняк, А.Я. О типологии произведений печати // Актуальные проблемы книговедения. М., 1976. С. 39-51; Швецова-Водка, Г.Н. Типология книги // Книга: исследования и материалы. Сб. 46. М., 1983. С. 40- 60.

24Гречихин, А.А. Библиотипология как научное направление. Особенности становления и развития в российском книговедении: монография. М., 2004. 422 с.; Гречихин, А.А. Современные проблемы типологии книги. Воронеж, 1989. 248 с.

25Отле, П. Библиотека, библиография, документация : избранные труды пионера информатики / Рос. Гос. библиотека; пер. с англ. и фр. Р.С. Гиляревского и др. М., 2004. 350 с.

26 Briet, S. Que est-ce gue la documentation. Paris: EDIT, 1951. Р. 7.

27Куфаев, М.Н. Проблемы философии книги. Книга в процессе общения. М., 2004; Коршунов, О.П. Исследования оснований общей теории библиографической (вторично-документальной) информации: дис. …д-ра пед. наук. М., 1976. 420 с.; Теплов, Д.Ю. Библиографическая (вторичная) информация по технической литературе в СССР (вопросы истории, теории, методики): дис. …д-ра пед наук. М., 1969. 893 с.

13

системе документа Г.Н. Швецова-Водка выделяет восемь групп коммуникативных объектов, к четвѐртой группе она относит книгу28. В еѐ трудах рассмотрены функциональные аспекты книги как частного случая документа, выявлены некоторые еѐ классификационные признаки, но в эту классификацию вписыватся далеко не все объекты, которые в современной информационной системе можно отнести к книге. Электронная книга автором не рассматривается.

Особую важность для доказательства выдвинутых положений представляют труды Ю.Н. Столярова, где разработана теория документа,

ставшая в диссертационной работе методологической базой исследования книги в целом, электронной книги в частности и в особенности. В работах Ю.Н. Столярова обосновывается необходимость самого широкого понимания термина «документ», который трактуется как «информация,

знаково зафиксированная искусственным образом на материальном носителе,

способная служить единицей одного семантического процесса»29. Автор определяет главные характеристики этого понятия: условность,

относительность и конвенциональность30 − и в соответствии с этим выдвигает положение о том, что понятие «документ» может быть употреблено в субстанциональном и функциональном аспектах31. Это даѐт возможность рассмотреть книгу и как научную категорию, и как конкретный объект, участвующий в системе коммуникации.

28Швецова-Водка, Г.Н. Документ в свете ноокоммуникологии: научно-практическое пособие. М., 2010. 384 с.; Швецова-Водка, Г.Н. Общая теория документа и книги: учебное пособие. М.: Рыбари ; Киев: Знання, 2009. 487 с.; Швецова-Водка, Г.Н. Типология книги // Книга: исследования и материалы. Сб. 46. М., 1983, С. 40-60.

29Столяров, Ю.Н. Новое учебное пособие по общей теории документа // Книга: исследования и материалы. М, 2009. Сб. 90/I-II. С. 216-221; Столяров, Ю.Н. Онтологический статус документа // Библиотековдение. 2009. № 4-6; Столяров, Ю.Н. Библиотековедение, библиографоведение и книговедение как единая научная дисциплина. Полный курс лекций для аспирантов и соискателей Орѐл. 2010. 266 с.; Столяров, Ю.Н. Документология. Орѐл, 2013. 370 с.

30Столяров, Ю.Н. Документ – понятие конвенциональное (в порядке дискуссии) // Делопроизводство. 2005. № 4. С. 11-18; Столяров, Ю.Н. Онтология документа: дополнительные пояснения // Научно-техническая информация. Сер 1: «Организация и методика информационной работы». 2013. № 2. С. 8-13; Столяров, Ю.Н. Документология. Орѐл, 2013. 370 с.

31Столяров, Ю.Н. Онтология документа: дополнительные пояснения // Научно-техническая информация. Сер 1: «Организация и методика информационной работы». 2013. № 2. С. 8-13; Столяров, Ю.Н. Документология. Орѐл, 2013. 370 с.; Столяров, Ю.Н. Онтологический статус документа // Библиотековдение. 2009. № 4-6; Столяров, Ю.Н. Библиотековедение, библиографоведение и книговедение как единая научная дисциплина. Орѐл, 2010. 266 с.

14

В работах Ю.Н. Столярова исследованы вопросы, касающиеся общей структуры документа, дан анализ составляющих еѐ компонентов и содержится вывод о том, что отличительные свойства того или иного документа зависят от семантического процесса, в котором он участвует32.

Основанием для анализа электронной книги с позиции материального носителя стали работы Ю.Н. Столярова, в которых обосновывается необходимость рассматривать материальный носитель с точки зрения его конструктивной формы, материала основы, вещества, средств, способов записи33. Труды Р.С. Гиляревского, А.И. Земскова, Л.Я. Шрайберга,

Т.В. Майстрович, Г.Ф. Гордукаловой, Е.Ю. Елисиной, где представлены свойства электронных документов, были изучены с целью определить место электронной книги в системе электронного документа, дать характеристику способа записи информации на электронный носитель34.

Логика исследования требовала формулировки и обоснования принципов, на основе которых электронная книга может быть изучена как категория книговедения. С целью их выявления был сделан анализ научных работ В.А. Фаворского, В.Н. Ляхова, В.Ф. Кравченко, Ю.Я. Герчука35, где определены главные особенности взаимодействия читателя с книгой и сформулированы требования, от соблюдения которых зависит эффективность восприятия еѐ содержания. Положения, изложенные в работах Р.С. Гиляревского, Г.Ф. Гордукаловой, Н.И. Колковой, И.Л. Скипор36

32Столяров, Ю.Н. Библиотековедение, библиографоведение и книговедение как единая научная дисциплина. Полный курс лекций для аспирантов и соискателей. Орѐл, 2010. 266 с.; Столяров, Ю.Н. Документология. Орѐл, 2013. 370 с.

33Столяров, Ю.Н. Документ – и информация, и носитель // Делопроизводство. 2005. № 2. С. 11-24; Столяров, Ю.Н. Материальный носитель информации как составная часть документа // Делопроизводство. 2003. № 3. С. 33-35; Столяров, Ю.Н. Документология. Орѐл, 2013. 370 с.

34Земсков, А.И., Шрайберг, Я.Л. Электронная информация и электронные ресурсы: публикации и документы, фонды и библиотеки. М., 2007. 528 с.; Майстрович, Т.В. Электронный документ как компонент библиотечного фонда: дис. …доктора пед. наук. М., 2005. 437 с.; Электронные документы: создание и использование в публичных библиотеках: справочник. СПб., 2007. 664 с.; Елисина, Е.Ю. Электронные услуги библиотек. СПб., 2010. 304 с.

35Кравченко, В.Ф. Концепция современной книги. Система. Структура. Модель // Книга: исследования и материалы. Сб. 50. М., 1985. С. 50-72; Ляхов, В.Н. Структурная модель книги и перспективы еѐ применения // Книга: исследования и материалы. 2002. Сб. 80. С. 73-96.

36Электронные документы: создание и использование в публичных библиотеках: справочник. СПб., 2007. 664 с.; Колкова, Н.И., Скипор, И.Л. Технология создания электронных информационных ресурсов: учебное пособие. М., 2013. 360 с.

15

относительно оценки качества электронных изданий, а также содержание принципов рациональности, целесообразности, аттрактивности,

необходимость применения которых обоснована Ю.Н. Столяровым применительно к синтактивной составляющей документа37, позволили определить содержание принципа эргономичности и обосновать возможность его применения в процессе создания электронной книги.

Эмпирическая часть исследования имела цели 1) выявить требования,

предъявляемые современными читателями к электронной книге; 2) на основе этого, а также исходя из теоретического анализа электронной книги,

сделанного в первых главах диссертационной работы, реализовать технологию создания электронной книги на примере учебного пособия.

Реализация первой цели потребовала обращения к работам по теории и практике социологического исследования38, в которых разработаны основы реализации метода анкетирования и обработки его результатов. Достижение второй цели опиралось на положения, содержащиеся в трудах Е.И. Козловой,

В.А. Вуля, А.В. Лории, Л.В. Зиминой39, где разработана технология создания электронных учебных пособий, а также содержатся необходимые требования к ним как к издательскому продукту.

Анализ научной литературы показал, что в книговедении и документоведени присутствуют теоретические положения, которые могут быть осознаны как предпосылки изучения электронной книги в качестве типа документа и категории книговедения, однако они не получили должного обоснования и не имеют достаточной разработанности по отношению к электронной книге.

37Столяров, Ю.Н. Библиотековедение, библиографоведение и книговедение как единая научная дисциплина: Полный курс лекций для аспирантов и соискателей. Орѐл, 2010. 266 с.; Столяров, Ю.Н. Документология.

Орѐл, 2013. 370 с.

38Ненашев, М.И. Методы проведения социологических исследований: учебное пособие для студентов специальности 030101.65 Социология. Киров, 2011; Крейденко, В.С. Библиотечные исследования: учебное пособие. М., 2007. 352 с.

39 Козлова, Е.И. Электронные учебные издания в современнном вузе. М., 2013. 208 с.; Зимина, Л.В. Печатные и электронные учебные издания в современном высшем образовании: теория, методика, практика: монография. М., 2003. 336 с.; Вуль, В.А. Электронные издания. М.; СПб., 2003. 352 с.; Лория, А.В. Электронное издание на базе гипертекста: дис. …канд. филол. наук. М., 1998. 194 с.

16

Исходя из положений, представленных в научных трудах относительно электронной книги, была сформулированапроблема исследования: имеются ли основания рассматривать электронную книгу как отдельную научную категорию или достаточно понимать еѐ в качестве понятия, относимого к системе «книга». В случае положительного ответа на этот вопрос электронную книгу можно изучать в контексте преемственности традиций книжной культуры, включить в типологическую группировку книги,

отразить еѐ признаки в государственных стандартах.

Всоответствииспроблемойбылавыдвинутацельисследования:

выявить отличительные свойства электронной книги как объекта коммуникации, на этой основе определить еѐ место в документивной40

системе и методы изучения.

Согласно поставленной цели сформулированагипотеза исследования:

если книгу как объект коммуникации правомерно рассматривать как тип документа, характеризующийся условностью, относительностью и конвенциональностью, то электронную книгу можно изучать как тип электронного документа, обладающий сущностными свойствами книги,

которые реализуются в соответствии с особенностями электронного носителя информации. Это позволяет исследовать электронную книгу как книговедческую категорию, распространить на неѐ основные книговедческие положения, касающиеся еѐ знаковой формы, содержания, социальной значимости, ценностных характеристик, а также особенностей существования во времени и пространстве.

В соответствии с проблемой были определенызадачи исследования:

1) исходя из особенностей современной коммуникации теоретически проверить положение о том, что понятие «книга» относится к нечѐтким множествам, и в соответствии с этим определить место понятия «книга» в

документивной системе;

40Термин «документивный» введѐн Ю.Н. Столяровым и имеет следующее значение: «отражающий сущность процесса или явления, связанного с документом, лежащий в их основе» (Столяров, Ю.Н. Формирование библиотечного фонда: практ. пособие. Санкт-Петербург, 2015. С. 61).

17

основываясь на полученных результатах, уточнить сущностные свойства книги;

применить теоретические положения, касающиеся категории «книга»,

электронной книге и в соответствии с полученными результатами определить еѐ место в системе книжной коммуникации;

выявить отличительные признаки электронной книги, обусловленные электронным носителем информации, и исходя из этого теоретически проверить положение о том, что электронная книга может быть рассмотрена в контексте основ традиционной книжной культуры;

предложить принципы внедрения традиций книжной культуры в компьютерную среду;

выявить требования, предъявляемые современными читателями к электронной книге, и на основе этого, а также исходя из теоретического анализа электронной книги реализовать технологию еѐ создания на примере учебного пособия.

Методология исследованияи его логическая организация сложились изсистемы тех методов и принципов, которые использовались для решения поставленных задач. В исследовании применялись методы общенаучного познания, среди которых особое значение имели методы абстрагирования,

аналогии и моделирования.

Метод абстрагирования применялся с целью анализа книги как таковой и электронной книги в частности, для обоснования положения о том, что понятие «книга» представляет собой нечѐткое множество предметов и может быть рассмотрено как тип документа. Методы аналогии и моделирования были использованы для сопоставления структуры книги и документа,

доказательства соотносительности элементов этих систем, а также для определения сущностных свойств книги как типа документа.

Методы абстрагирования, аналогии и моделирования дали возможность выявить типологические особенности книги, а также использовались с целью рассмотрения электронной книги как книговедческой категории. Их

18

применение обусловило обоснование положения о том, что книговедческие требования, предъявляемые к печатной книге, могут быть отнесены к структуре электронной книги с учѐтом свойств, придаваемых ей электронным носителем информации. Метод моделирования использовался также с целью создания концепции и модели электронного учебного пособия,

разработанного в ходе эмпирического исследования на основе теоретических выводов и анализа анкетных данных.

Для исследования структуры книги применялся системный метод. Его использование позволило рассмотреть книгу в качестве динамичной,

развивающейся целостности, специфика существования которой зависит от условий коммуникативной системы на том или ином этапе развития общества. Этот метод использовался с целью выявления отличительных свойств электронной книги, для обоснования возможности применить к еѐ структуре принцип эргономичности, а также для определения содержания принципа эргономичности по отношению к электронной книге. Применение системного метода было обусловлено и тем, что специфика всех компонентов структуры электронной книги зависит от особенностей носителя информации, согласно этому был сделан анализ электронной книги

системе электронной коммуникации.

эмпирическом  исследовании  использовался  метод  анкетирования,

который позволил выявить читательские предпочтения относительно печатной и электронной книг, определить читательские требования,

предъявляемые к электронной книге. С целью анализа результатов анкетирования был применѐн метод обобщения.

Научная новизна диссертационного исследования.В диссертационнойработе доказано, что электронную книгу необходимо рассматривать как категорию книговедения, обладающую основными типологическими свойствами книги. В свою очередь понятие «книга» правомерно рассматривать как тип документа, на который распространяется положение документологии об условности, относительности, конвенциональности, и к

19

его анализу правомерно применять теорию нечѐтких множеств, что позволяет квалифицировать систему «книга» как нечѐткое множество предметов, причисляемых к нему на основании нескольких сущностных свойств.

В этом контексте электронная книга рассмотрена как тип электронного документа, поскольку: а) информация, составляющая еѐ содержание,

записана на электронном носителе; б) понятие «электронная книга» вписывается в классификацию электронных документов; в) электронная книга обладает свойствами, присущими электронным документам.

В исследовании в соответствии с условиями современной информационной среды уточнена дефиниция понятия «книга»,

типологические свойства книги, определены отличительные признаки электронной книги, обусловленные спецификой электронного носителя информации. Это позволило уточнить дефиницию понятия «электронная книга» и показать, что к этому понятию можно отнести разнообразные электронные объекты, которые до сих пор исключались из структуры книжной коммуникации. С целью рассмотрения электронной книги в контексте традиций книжной культуры в исследовании выявлены особенности реализации книговедческих требований в систему электронной книги, определено содержание принципа эргономичности применительно к процессу создания и оценки качества электронной книги.

Положения, выносимые на защиту:

1. Методологическими основами определения сущности электронной книги выступают, с одной стороны, базовые положения книговедения по типологии и классификации книги, а с другой – положения документологии о сущности и составляющих документа.

Базируясьнаэтихположениях,категорию«книга»в

субстанциональном аспекте целесообразно рассматривать как специфический тип документа. В качестве типа документа она представляет собой нечѐткое множество объектов, причисляемых к этому множеству на

20

основаниисовместимостидвухилибольшегоколичествасущностных

характеристик.

Будучи частным случаем категории «документ», «книга» является условным, относительным и конвенциональным конструктом. Это позволяет рассматривать еѐ одновременно и как категорию, и как объект коммуникации, функционирующий в соответствующем семантическом процессе.

Специфика электронного носителя информации позволяет выделить

«электроннуюкнигу»всамостоятельнуюкниговедческуюкатегорию.В

связи с этим электронная книга подлежит исследованию и как тип электронного документа, и как подтип «книги». В этом контексе электронная книга определяется специфическими возможностями электронной коммуникации.

Электронная книга как категория книговедения продолжает традиции книжной культуры, обогащая книгу как таковую качественно новыми возможностями, существенно расширяющими инструментарий взаимодействия с читателем.

Успешное взаимодействие читателя с электронной книгой обеспечивается набором базовых принципов, одним из ведущих среди них является эргономичность. Этот принцип позволяет соединить положительные традиции книгопользования с достоинствами электронной коммуникации. Основу этого принципа составляют свойства целесообразности, рациональности, аттрактивности применительно ко всем составляющим электронной книги.

Применение принципа эргономичности во взаимодействии с особенностями читательского восприятия даѐт возможность использовать специфику электронной коммуникации наиболее эффективно.

Новое понимание сути электронной книги диктует необходимость вносить соответствующие уточнения в нормтивные акты, научную, учебную

справочную литературу.

21

Теоретическая значимостьработы заключается в том,что полученныев ней результаты и выводы представляют собой основу создания общей теории электронной книги, поскольку:

понятие «книга» рассматривается как тип документа, что существенно расширяет круг объектов, которые могут быть причислены к этому типу; этим вносится вклад в решение крупной книговедческой проблемы типологии книги;

в соответствии с типологическими признаками, выделенными в рамках понятия «книга» как типа документа, уточнена типологическая группировка объектов, причисляемых к системе «книга», что в свою очередь даѐт возможность включить электронную книгу в книжную коммуникацию;

обоснована возможность изучать электронную книгу как тип электронного документа, специфика которого обусловлена свойствами электронного носителя информации; уточнено понятие «электронная книга» и на основе типологических признаков книги как таковой, с одной стороны, и особенностей электронной коммуникации, с другой стороны, сформулирована его дефиниция; определена принципиальная возможность классифицировать объекты, относящиеся к электронной книге;

книговедческое знание обогащено введением и раскрытием категории «электронная книга», которую необходимо рассматривать в контексте традиций книжной культуры;

обоснована возможность рассмотреть элементы электронной книги на основе принципа эргономичности, обеспечивающего реализацию книговедческих требований в электронной среде; выявлено содержание этого принципа применительно к электронной книге.

Практическаязначимостьработызаключаетсявтом,чтоеѐ

результатыимеютобщероссийскоезначениеиимеютвысокуюстепень

готовности для:

22

внедрения теоретических положений, касающихся электронной книги,

процесс еѐ создания как издательского продукта;

формирования системы оценки качества электронного книжного контента;

использования еѐ результатов и положений в процессе стандартизации,

спецификационных процессах, в создании новых инструментов атрибуции, специфических для электронной книги; положения,

сформулированные в теоретической части исследования, учтены при

разработкегосударственногостандартавобластиэлектронных

документов, который вступит в силу в 2016 году;

внедрения в практику обучения бакалавров, магистров и аспирантов по направлению «Издательское дело»; профессиональные компетенции выпускников вузов по этой специальности во многом обусловлены необходимостью сформировать умения, связанные с подготовкой и реализацией электронного издательского продукта; Готовность результатов диссертационного исследования к применению

издательской практике и практике обучения подтверждена эффективностью внедрения авторского электронного учебного пособия «Счастливый английский.ру: вместе учимся читать» в образовательный процесс учащихся второго класса в качестве приложения к основному учебнику английского языка; эффективностью внедрения в процесс обучения студентов очного,

заочного отделений, а также в систему дистанционного образования вузов г. Кирова разработанного автором диссертации учебного пособия

«Риторика»,предназначенногодлястудентовгуманитарныхфакультетов

высшихучебныхзаведенийизарегистрированноговФГУПНТЦ

«Информрегистр» 05.10.2012 под номером 0321203118; успешным внедрением результатов исследования в процесс повышения квалификации преподавателей вуза.

Акты о внедрении в учебный процесс названных пособий свидетельствуют, что теоретические положения, выдвинутые в

23

диссертационной работе, могут стать основой методических рекомендаций для издательств, выпускающих электронную продукцию на книжный рынок.

Это позволит разработать единую концепцию создания электронных книг с учѐтом их целевого назначения, читательского адреса, а также специфики электронного носителя информации, что будет способствовать повышению

качества электронной книжной продукции.

Результатыисследованияопубликованывпрофессиональнойпечати

(29 публикаций), в том числе в журналах, входящих в список рецензируемых ВАК (15 статей), одной монографии, а также представлены в материалах XII

международной научной конференции «Книжная культура: опыт прошлого и

проблемысовременности»(Москва,24-26октября2012г.),

II международной научной конференции «Книжная культура в контексте международных контактов» (Минск 17-18 мая 2013 г.), XIII международной научной конференции по проблемам книговедения «Книга. Книгоиздание.

Книговедение.Книжнаякультура.Историяисовременность»(Москва,

28-30 апреля 2014 г.), XIV международной конференции по проблемам кинговедения «Книжная культура. Опыт прошлого и проблемы современности: к 70-летию Победы в Великой Отечественной войне»,

II всероссийской научно-практической конференции с международным участием «Издательское дело в России и за рубежом: история, современное состояние и перспективы» (Киров, 17 октября 2014 г.), XVII международной конференции «Библиотечное дело – 2012: библиотечно-информационная деятельность в пространстве культуры, науки, образования (Москва, 25-26

апреля 2012 г.), XXVIII Международной конференции «Библиотечное дело –

2013: библиотечно-информационная деятельность в современной системе информации, документной коммуникации и культуры» (Москва, 25-26

апреля  2013  г.),  XX  международной  конференции  «Библиотечное  дело  –

2015: документно-информационные коммуникации библиотеки в пространстве культуры, образования, науки» (Москва, 25-26 апреля 2015 г.).

Результаты  исследования  апробированы  на  XIX  международной  научной

24

конференции «LIBCOM-2015 ―Информационные технологии, компьютерные системы и издательская продукция для библиотек‖» (Суздаль, 16-20 ноября

2015 г.) в рамках диссертационной площадки.

Обоснованность выводовисследования обеспечена применениемобщенаучных понятий, научных методов, подходов и принципов познания,

осуществлением междисциплинарных связей, опорой на научные и философские труды отечественных и зарубежных исследователей.

Достоверность полученных результатовподтверждена тем,чтотеоретические положения, представленные в диссертационной работе,

применены при разработке нового государственного стандарта по электронному документу, успешно апробированы в процессе обучения на курсах повышения квалификации преподавателей вузов, в процессе обучения бакалавров, магистров и аспирантов по специальности «Издательское дело»,

эффективнореализованывконцепцияхэлектронныхучебныхпособий,

разработанных для общеобразовательной школы и вуза.

Диссертационная работа представляет собой исследование в области теории и методологии библиотековедения, библиографоведения,

книговедения и выполнена в соответствии с п. 4. Паспорта специальности

05.25.0341, в котором отмечены такие области исследования, как типология и семиотика книги, классификация произведений и изданий, семантический,

синтаксический и прагматический аспекты книги, их соотношение с еѐ материальной составляющей.

41«Предмет, сущность, структура, функции, задачи, методология, значение библиотековедения, библиографоведения и книговедения и их место в системе научных дисциплин. Информационная природа библиотечной, библиографической, книгоиздательской и книготорговой деятельности» // Паспорт специальности 05.25.03 Библиотековедение, библиографоведение и книговедение // Научно-образовательный портал: originweb.info. 2006-2011. URL:http://www.originweb.info/science/codes/05/052503.html.Дата обращения: 27.05.2015.

25

Глава I. Книга как предмет книговедческого знания – методологическая основа познания сущности электронной книги

1.1. Электронная книга и проблемы еѐ функционирования в современной информационной среде

Книга как универсальное явление культуры развивается вместе с цивилизацией и, отвечая требованиям той или иной исторической эпохи,

воплощает основные достижения социума. За многовековую историю своего существования она претерпела существенные изменения, но, несмотря на все преобразования, остаѐтся «одним из самых значимых средств человеческого общения, обмена социальной информацией, исторической памяти народов и важнейшей формой культуры всего человечества»42.

История развития книги наглядно показывает, что еѐ эволюция связана с изменением материальной формы, которая зависит от уровня развития науки и техники на том или ином этапе жизни общества. Канадский социолог М. Маклюэн считал, что социально-исторический путь развития общества сопряжѐн с эволюцией информационно-коммуникативной системы, которая оказывает существенное влияние на становление, формирование мыслительной деятельности и психологии человека. Он утверждал, что основополагающее значение в развитии культуры человечества имеют коммуникационные технологии. При появлении каждого нового средства коммуникации происходит коммуникационный взрыв, в результате нарушается баланс человеческих органов чувств (восприятия) и происходит смена господствующего средства информации. Так возникает новая

«галактика», то есть новые социально-экономические и культурные структуры. Информационные технологии, вызванные к жизни новыми коммуникационными средствами, каждый раз существенно поднимают

42Ленский, Б.В. Основные факторы становления и развития книгоиздательской системы современной России: книговедческие аспекты: дис. …д-ра филолог. наук. М., 2001. С. 53.

26

информированность общества, радикально меняя объем и глубину знания,

уровень культуры в целом43.

История развития человечества, по М. Маклюэну, − это череда сменяющих друг друга галактик, которые долгое время могут, не разрушаясь,

но изменяя свои конфигурации, проходить одна сквозь другую. На основе этого он выделяет 4 этапа эволюции информационно-коммуникативной системы: 1) устный (дописьменный); 2) тысячелетие фонетического письма;

книгопечатный («Галактика Гутенберга») – пять столетий печатной книги;

«Галактика   Маркони»   −   современная   электронная   цивилизация,

характеризующаяся все большим распространением аудиальных и визуальных средств информации44.

В некоторых зарубежных исследованиях эволюция коммуникативных технологий, в ходе которой преобразуется структура и фактура носителя информации, рассматривается как фактор, обусловливающий изменения в психологии чтения на генном уровне. Поскольку один и тот же текст на разных носителях прочитывается и переживается совершенно по-разному,

при смене носителя информации происходят существенные «смысловые сдвиги» не столько в самом тексте, сколько в читателе, в его умственной оптике и пластике45.

Современный этап развития человеческой цивилизации характеризуется как информационное общество, его основным признаком является внедрение информационных технологий, основанных на использовании электронных средств коммуникации. Главным фактором развития такого общества признается информация, рост объемов которой ведет к еѐ проникновению во все сферы социального взаимодействия. Так, М. Кастельс принципиальное отличие информационного общества видит в том, что новые информационные технологии мгновенно охватывают пространство всей планеты, они становятся необходимым инструментом многонаправленной

Маклюэн, М. Галактика Гутенберга. Киев: «Ника-Центр», 2004. 432 с.

Маклюэн, М. Галактика Гутенберга. С. 273.

Шартье, Р. Письменная культура и общество / Пер. с фр. И.К. Стаф. М., 2006. 272 с.

27

трансформации в области экономики, труда и занятости, культуры, политики,

государственных институтов и в конечном итоге – пространства и времени46.

Глобализация информационных процессов на современном этапе развития цивилизации стала причиной возникновения информационно-

коммуникационной системы, кардинально изменившей базовые параметры информационной среды. В результате этих преобразований сформировался новый информационный режим, нивелируются барьеры между различными каналами трансляции информации и формами еѐ существования, происходит глобальный охват аудитории единым информационным контентом и т.д.47.

Стремительное развитие информационных технологий, ставшее причиной массового распространения различных компьютерных устройств,

появление Интернет-сервисов, мобильных приложений для чтения книг частично привели к «уходу» книги в электронную среду и сделали неизбежной интеграцию книжного бизнеса в медийное пространство. В

результате действия этих и других факторов широкое распространение получила электронная книга, для создания которой нет необходимости использовать полиграфические средства.

Активное развитие электронного книжного контента обусловило преобразование рынка книжной продукции. Если в 80-90-е годы прошлого столетия электронные книги, существовавшие преимущественно на дискетах и CD-ROM, не представляли собой угрозы для печатной книги, то с начала

2000-х годов на фоне кризисных явлений в экономике в целом и книгоиздательской отрасли в частности электронная книга набирает популярность.

Об этом свдетельствуют и результаты социологических исследований,

проведѐнныхвРоссииизарубежом.Доляэлектронногоконтентав

46Кастельс, М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура. М. : ГУ ВШЭ, 2000. 608 с.47Сляднева, Н.А. Россия в многополярном мире. URL: aselibrary.ru/datadocs/doc_1246qo.pdf. Дата обращения: 15.07.2015; Баева, Л.В. Электронная культура: опыт философского анализа // Вопросы философии. 2013. № 5. С. 75-84; Баева, Л.В. Виртуальная коммуникация: классификация и специфика // Известия Саратовского университета. Сер. «Философия. Психология. Педагогика». 2014. Т. 14. Вып. 4. С. 5-10.

28

современном  книгоиздании  имеет  устойчивую  тенденцию  к  увеличению.

Согласно статистическим данным, в настоящее время доля электронных книг в книжном репертуаре издательств США составляет 25,6%, Великобритании

– 16,2%, в России в 2013 году она насчитывала 4,2%. От продажи электронных книг в 2013 году российскими издательствами было выручено

500 млн руб., что в два раза превышает этот показатель 2012 года48.

Выступая  на  пленарном  заседании  XIII  международной  конференции

«Книга в информационном обществе» (2014), начальник отдела книжных выставок и пропаганды чтения Управления периодической печати,

книгоиздания и полиграфии Федерального агенства по печати и массовым коммуникациям Российской Федерации А.Н. Воропаев отметил, что, по данным Российской книжной палаты, на фоне пока не преодолѐнных кризисных явлений в области издания и распространения печатной книги объѐм рынка легальной электронной книги на протяжении нескольких лет ежегодно увеличивается в два раза, что свидетельствует о формировании внутри книжного бизнеса самостоятельной индустрии электронного книгоиздания49. Так, доля электронной книжной продукции, выпускаемой издательствами Москвы и Санкт-Петербурга, выросла с 4% в 2009 г. до

25,6% в 2013 г. и продолжает увеличиваться. Такая же тенденция наблюдается и в региональных издательствах, доля электронных книг в продажах которых составляла 1% в 2009 г., а 2013 г. увеличилась до 4,2%50.

Согласно прогнозам компании «ЛитРес», в 2015-2017 гг. ѐмкость рынка реализации электронных книг в России возрастѐт до 1 млрд руб.51,

средивсехиздаваемыхкниглегальныйэлектронныйконтентвРоссии

48Книга в информационном обществе: материалы XIII международной научной конференции по проблемам книговедения (Москва. 28-30 апреля 2014 г.). М.: ФГБУ науки НИЦ «Наука» РАН, 2014. Ч. 3: Васильев, В.И., Ленский, Б.В., Воропаев, А.Н. Книга. Книгоиздание. Книговедение. Книжная культура (история и современность). 2014. С. 27-28.

49Книга в информационном обществе: материалы XIII международной научной конференции по проблемам книговедения. С. 27-28.

50Книжный рынок России: состояние, тенденции и перспективы : отраслевой доклад/ Б.В. Ленский, А.Н.

Воропаев и др.; под общ. ред. В.В. Григорьева. URL:fapmc.ru›mobile/activities/reports/2014/.Дата обращения: 15.08.2015.

51Книжный рынок России: состояние, тенденции и перспективы: отраслевой доклад. URL:fapmc.ru›mobile/activities/reports/2014/. Дата обращения: 15.08.2015.

29

предположительно составит 5-7%, а его рост, обусловленный преимущественно особенностями развития современной образовательной системы в России, будет продолжаться52.

Высокий читательский спрос на электронную книжную продукцию в бо′льшей степени объясняется теми неоспоримыми преимуществами,

которые имеет электронная книга по сравнению с печатной. Главными из них традиционно считаются следующие: 1) наличие в электронной книге поисковой системы, позволяющей найти нужную информацию в очень короткие сроки, находясь в любой точке планеты; 2) доступность и оперативность: электронные технологии заметно ускорили и упростили процессы книгоиздания и книгораспространения; 3) экономическая выгода:

производствоэлектронныхкниггораздодешевле,чемпечатных;4)

экологические преимущества: при производсве электронных книг отсутвует негативное воздействие на окружающую среду; 5) сохранность изданий; 6)

компактность; 7) мобильность; 8) явным преимуществом является сопровождение текста звуком и видеоматериалами, иллюстрации могут быть анимированными, что облегчает процесс объяснения сложных процессов,

легко приспосабливает содержание книги к индивидуальным особенностям восприятия и привлекает современного читателя; 9) возможность, иногда единственная, найти редкую или вышедшую из продажи книгу; 10) нет необходимости в переиздании: содержание электронных книг может постоянно модернизироваться авторами; 11) интерактивность и гипертекстовость, обусловливающие качественно иной по сравнению с печатной книгой уровень общения автора и читателя; 12) комфортность и

52Шрайберг, Я.Л. Современные библиотеки под информационно-технологическим прессингом на тернистом пути в будущее: история «борьбы» с книгой и перспективы еѐ выживания. Ежегодный доклад международного профессионального форума «Крым-2015». М. : ГПНТБ России. 2015. 61 с.; Шрайберг, Я.Л. Электронная книга в библиотеках России в условиях меняющегося законодательства // Научные и технические бибилотеки. 2014. № 12. С. 7.

30

компактность: в маленькое компьютерное устройство могут вместиться сотни книжных текстов и др.53.

Наряду с преимуществами у электронной книги отмечается ряд недостатков, среди которых обычно указываются: 1) неудобство чтения с экрана; 2) приспособленность человеческой психики к линейному чтению; 3)

быстрое старение компьютерных технологий; 4) зависимость чтения от электричества54 и др. Но большинство этих факторов проистекают из технологических причин и в процессе развития информационных технологий устраняются или будут устранены. Самым весомым из недостатков можно считать то, что электронный текст хуже, чем печатный, воспринимается и усваивается55, чтение с экрана не приносит читателю такого удовольствия,

как чтение печатной книги. Но и эти факты нельзя считать бесспорными.

Например, многие читатели, особенно среди молодѐжи, предпочитают пользоваться электронными книгами, «закачанными» в гаджеты из Интернета, и не чувствуют при этом никаких неудобств.

Распространению электронной книги способствуют существенные изменения, произошедшие в процессах производства и восприятия информации. Медийные технологии обусловливают серьѐзные изменения в психологии чтения и оказывают влияние на выбор средств коммуникации.

Поэтому достоинства электронной книги для многих современных читателей являются определяющими, и в перспективе количество еѐ пользователей будет увеличиваться.

Это подтверждается и статистическими данными. Исследование американской аналитической компании «Digital Parenting Russia»,

проведѐнное среди 1477 детей в возрасте от 7 до 15 лет, свидетельствует о том, что в России в 2013 г. электронные книги читали 48% российских школьников. По результатам опроса, 88% детей от 7 до 15 лет скачивают

53Барышева, О.В., Гиляревский, Р.С. Книга в паутине. М., 2003. С. 34; Шрайберг, Я.Л. Электронная книга, будущее библиотек и общественное сознание: попытки осмысления и предвидения : ежегодный доклад конференции «Крым». М., 2013. 72 с.

54 Барышева, О.В., Гиляревский, Р.С. Книга в паутине. С. 34-35.55Беспалов, В.М. Психология чтения: учебное пособие. М., 2010. С. 16-17.

31

электронныекниги бесплатно,17%покупаютих, читают онлайн 33%

опрошенных. Всего 39% участников опроса для подготовки к школьным занятиям берут в библиотеке или одалживают у знакомых бумажные книги. 44% читают информацию с экрана своего гаджета, распечатывают материалы из Интернета 40%56.

Вместе с тем практика показывает, что среди читательской аудитории остаѐтся востребованной и печатная книга, котрая далеко не исчерпала своих ресурсов. Не случайно издатели зарубежных стран, например,

Великобритании, отмечают, что в краткосрочной перспективе электронная книга в еѐ мультиплатформенном, мультимедийном понимании не заменит традиционную57. Эти данные подтверждаются социологическими исследованиями, проведенными в России в 2012 году, согласно которым только 37% опрошенных читателей высказались в пользу электронной книги,

а 63% предпочитают книгу печатную58, результатами опросов, проведѐнных

«Левада-центром», а также полученными в в ходе некоторых региональных исследований59. Они показали, что в части художественной литературы среди российских читателей бо′льшей популярностью пользуются печатные издания, многие молодые люди, несмотря на преимущества электронной книги, предпочитают обращаться к печатной даже для получения учебной информации.

Исходя из этого, можно утверждать, что обе книжные формы ещѐ долгое время будут существовать параллельно. Однако, основываясь на

56Книжный рынок России: состояние, тенденции и перспективы : отраслевой доклад / Б.В. Ленский, А.Н. Воропаев и др ; под общ. ред. В.В. Григорьева. URL:fapmc.ru›mobile/activities/reports/2014/.Дата обращения: 15.08.2015. С.78.

57Франклин, Д. Электронная книга с точки зрения редактора и сетевого маркетолога / Л. Ваттинг, Д. Пляймлинг, В. Чичирин [и др.] // Университетская книга: информационно-аналитический журнал. 2012. № 3 (март). С. 88.

58Книжный рынок России: состояние, тенденции и перспективы развития. 2012 год: Отраслевой аналитический доклад / Под общ. ред. В. В. Григорьева. URL:http://www.unkniga.ru/.Дата обращения:

23.09.2013.

59Шрайберг, Я.Л. Современные библиотеки под информационно-технологическим прессингом на тернистом пути в будущее: история «борьбы» с книгой и перспективы еѐ выживания. Ежегодный доклад международного профессионального форума «Крым-2015». М.: ГПНТБ России, 2015. 61 с.; Динер, Е.В. Книговедческие аспкты электронной книги: опыт регионального исследования // НТИ. Сер. 1: Организация и методика информационной работы. 2015. № 9. С. 38-42.

32

исследовании книжного рынка, можно сделать вывод и о том, что некоторые его сегменты почти полностью уйдут в электронный формат. Это прежде всего касается справочных изданий. Доля их выпуска в печатном варианте в

2012 г. составила 2,3% от всей выпущенной литературы, в 2013 г. – 1,8% и

продолжает сокращаться60. По прогнозам специалистов, будет возрастать также число электронных учебных изданий, что связано с характером реформ, протекающих в сфере российского высшего и среднего образования.

Несмотря на то, что сегмент учебных изданий по сравнению с 2012 годом в

2013 году увеличился с 44,8% до 45%61, внедрение с 2015 г. в процесс обучения средней школы электронных учебников, набирающая темпы компьютеризация системы высшего образования скорректируют этот показатель.

Таким образом, электронная книга становится неотъемлемой частью современной книжной системы, самостоятельным сегментом книжного рынка и в настоящее время во многом определяет вектор их дальнейшего развития.

Под воздействием компьютерных технологий кардинальные преобразования происходят не только на книжном рынке, но и системе самой книги, что привело к возникновению ряда теоретических и практических проблем, которые в современном книговедении, а также в смежных с ним научных отраслях: библиотековедении и библиографоведении – являются остроактуальными и осознаются как вызовы времени.

1. Развитие информационных технологий позволило: а) объединить в одном информационном объекте несколько знаковых систем и создать мультимедийный книжный продукт; б) модифицировать парадигму общения между автором и читателем, что привело к возможности их сотворчества в

60Книжный рынок России: состояние, тенденции и перспективы развития. 2012 год: Отраслевой аналитический доклад / Под общ. ред. В. В. Григорьева. URL:http://www.unkniga.ru/.Дата обращения:

23.09.2013.

61Книжный рынок России: состояние, тенденции и перспективы : отраслевой доклад/ Б.В. Ленский, А.Н.

Воропаев и др ; под общ. ред. В.В. Григорьева. URL:fapmc.ru›mobile/activities/reports/2014/.Дата обращения: 15.08.2015.

33

процессе создания книги; в) создать в электронной среде предпосылки для реализации в книге качественно нового уровня интерактивности и гипертекстуальности; г) вносить изменения в структуру книги без еѐ переиздания. В результате появились электронные информационные объекты, в которых не релизуется одна из главных сущностных характеристик книги, отмеченная в книговедческих исследованиях, –

стабильность  знаковой  и  содержательной  составляющих62.  Как  следствие,

возникла проблема  идентификации такого продукта и определения его места

системе книжной коммуникации.

Распространение Интернет-сервисов привело к появлению электронных книг, не прошедших редакционно-издательскую обработку, но обнародованных в электронной среде. Это обострило проблему соотношения понятий «книга»-«издание» прежде всего по отношению к электронной продукции и затруднило идентификацию таких объектов в книжной системе.

В  Интернет-среде  распространились   информационные  объекты,

которые, с одной стороны, обладают свойствами книги, а с другой – имеют качества, не вписывающиеся в рамки понятия «книга», если исходить из дефиниций, данных ему в книговедении. К ним можно отнести, например,

базы данных, электронные газеты и журналы, энциклопедии, учебные пособия, созданные на основе сайтов, и др. В связи с этим возник вопрос о месте подобных объектов в документивной системе, который остаѐтся актуальным и в настоящее время.

4. Компьютерные технологии позволяют каждому, кто осуществляет коммуникацию в среде Интернета, стать автором, почувствовать себя творцом вербального продукта, что неизбежно приводит к появлению

«информационных шумов» в коммуникативной среде. Анализируя состояние современной информационной среды, Н.А. Сляднева отмечает, что в настоящее время социум не успевает прогнозировать негативные последствия собственного информационного прогресса, поэтому «назрела

62Ельников, М.П. Феномен книги // Книга: исследования и материалы. Сб. 71. М. : Терра, 1995. С. 55-68.

34

необходимость всерьез озаботиться состоянием информационной экологии»63. Решение этой проблемы в книжной коммуникации требует создания системы оценки качества электронной книжной продукции.

5.Потребностьсвободногодоступакбиблиотечнымфондами

необходимостьихоцифровкипривеликвозникновениюпроблемс

реализацией положений Гражданского кодекса, касающихся авторского права, которые в настоящее время обсуждаются на государственном уровне.

В конце 2013 года Министерством культуры России при участии национальных и ряда других библиотек был разработан проект нового закона «Об обязательном экземпляре документов», который предусматривает включение в него понятия «электронная копия обязательного экземпляра документа». Проект имеет цель привести систему хранения книг в соответствие с современными условиями, сформировать единое национальное собрание полных текстов электронных документов.

Однако в среде издателей, интересы которых могут пострадать в случае предоставления библиотеками неограниченного доступа пользователей к цифровым копиям документов, законопроект вызвал противоречивые мнения. Анализируя сложившуюся ситуацию, главный юрист по интеллектуальной собственности РОСНАНО В.О. Калятин отметил: прежде чем вносить в законопроект норму, касающуюся цифровой копии печатного издания, необходимо понять еѐ статус, только в этом случае можно будет осуществлять открытый доступ пользователей к этим объектам64. Однако определение юридического статуса таких объектов также требует достаточного уровня изучения их теоретических аспектов.

6. Нарастающий объѐм электронных объектов коммуникации требует определения условий их идентификации, учѐта, хранения, а также обеспечения доступа пользователей к их содержанию. Решение этих

63Сляднева, Н.А. Россия в многополярном мире / Н.А. Сляднева. URL: aselibrary.ru/datadocs/doc_1246qo.pdf. дата обращения: 15.07.2015.

64 Страсти по обязательному экземпляру / В. Калятин, Е. Гусева, А. Молчанов и др. Университетская книга. 2015. № 5 (май). С. 57.

35

вопросов связано со стандартизацией понятия «электронная книга», что позволило бы решить эти практические проблемы в библиотечной и библиографической деятельности, но термин «электронная книга», в отличие от понятия «электронный документ», пока не стандартизирован.

Преодолеть возникшие проблемы можно при условии глубокого исследования теоретических аспектов электронной книги и создания еѐ теории, включающей сущностные свойства, с помощью которых можно было бы отличить электронную книгу от других объектов современной книжной системы. Это позволило бы уточнить дефиницию понятия «электронная книга» в соответствии с условиями современной информационной среды и закрепить еѐ в государственных стандартах. Иными словами, практика функционирования электронной книги в современной информационно-

коммуникационной системе настоятельно требует ответа на вопрос: «что такое электронная книга?», однако в отечественной и зарубежной науке он пока не найден.

Вместе с тем формирование такой теории напрямую связано с поиском новых методологических подходов к определению понятия «книга».

Современные условия социальной коммуникации требуют от книговедения адекватного отражения в теории изменений, происходящих в сфере практики65, формирования новых аспектов изучения книги, где будут учтены как материальная форма, так и неотделимое от неѐ множество смыслов66. Эти проблемы имеют для книговедения мировоззренческое значение67, а их решение должно быть направлено на выявление природы книги как объективного явления современной социальной действительности.

65Баренбаум, И.Е. Книговедение и электронная книга // Книга: исследования и материалы. Сб. 76. М.: Наука, 1999. С. 5.

66Леонов, В.П. Связь печатной и электронной книги: раздумья, предложения // Мир библиографии. 2009. № 2. С. 3.

67Андреева, О.В., Порядина, М.Е. Проблемы книговедения в современной профессиональной печати: терминология, типология, классификация, обязательный экземпляр: обзорная информация. М. : Бук Чембэр Интернэшнл, 2013. С. 65.

36

Таким образом, выявление сущностных свойств электронной книги обусловлено необходимостью определить, что есть книга в современной информационной среде, поэтому логика диссертационного исследования потребовала анализа методологических подходов, существующих в книговедении по отношению к главному предмету его изучения.

1.2.Книговедческиеподходыканализупонятия«книга»как

научная основа изучения электронной книги

В книговедческой научной литературе существует много подходов к определению природы и сущностных свойств книги. Феномен книги рассматривается исследователями с философской, книговедческой,

культурологической, социологической, семиотической, феноменологической,

аксиологической и других точек зрения. Многообразие подходов к изучению книги породило и множество ее определений, ни одно из которых до сих пор не является исчерпывающим.

В  труде  «О  книге:  опыт  анализа  понятия»,  вышедшем  в  1929  году,

М.Ф. Яновский собрал и подверг анализу 51 дефиницию книги и дал итоговое, 52-е определение68. С этого времени их количество возросло.

Согласно Р. Эскарпи, книга, «как и всѐ живое» вообще, не может вместиться в жѐсткие рамки дефиниций. Однако категория «книга» нуждается в концептуальном определении прежде всего потому, что в современной коммуникационной системе еѐ необходимо отличать от других объектов информации.

Попытки выявить сущностные особенности книги предпринимались уже на ранних этапах развития книговедения. В начале XX века характерным был описательный подход к определению книги, который сводится к перечислению еѐ внешних признаков. По отношению к книжной системе он заключается в попытке разграничить книгу и некнижное издание на основе непериодичности и объѐма. В этом ключе были даны первые дефиниции книги. Например, в Словаре Академии Российской 1789-1794 годов понятие

68Яновский, М.Ф. О книге: опыт анализа понятия «книга.  Киев, 1929. С. 158.

37

«книга» определяется как многозначное и указаны такие его значения: 1)

книга – это «множество листов бумажных, пергаментных или из другой какой-нибудь кожи, печатных, писаных либо неписаных, вместе связанных, в

корню переплетѐнных; 2) иногда значит некоторое число листов, связанных и определѐнных на записку чего; 3) берѐтся иногда за самоѐ содержание книги; 4) означает также всякую из главных частей, статей, на кои какое-нибудь сочинение разделено»69. В «Толковом словаре живого великорусского языка» В. Даля значится: «книга, книжка ж. 1) сшитые в один переплет листы бумаги, или пергамента; 2) писание, всѐ, что в книге содержится; 3) раздел,

отдел в обширном письменном сочинении»70. Подобные определения содержатся в «Большом историческом словаре» 1740 г., во вроцлавском

«Универсальном лексиконе» 1851 г.71

Описательныйподход был свойствен многим русским библиографам,

которыеопределяли  книгу  как  «соединение  нескольких  листов  бумаги,

целых или сложенных»72, отдельных, написанных или напечатанных листов,

«соединенных одной стороной вместе в порядке и покрытых обложкой или переплетом»73, соединение листов печатного материала, на которых воспроизведен текст, предназначенный к распространению в удобопереносимой форме74.

Но такое определение предмета исследования не даѐт сколько-нибудь точного представления о его сущности и назначении. С помощью описательного подхода можно определить некоторые признаки книги,

например, отграничить еѐ от листовки, брошюры. Так, в «Рекомендациях по международной стандартизации статистики выпуска книг и периодических

69Словарь Академии Российской 1789-1794: В 6-ти ч. Ч. 3. СПб.: Императорская Академия наук, 1789.

С. 660-661.

70Даль, В. Толковый словарь живого великорусскго языка. 2-е изд., испр. и значит умнож. по рукописи автора. Т. 2. М. ; СПб., 1881. С. 125.

71Немировский, Е.Л. К вопросу об определении книги как знаковой системы // История книги. Теоретические и методологические основы. М., 1977. С. 34.

72Торопов, А. Опыт руководства к подробному описанию книг, согласно требованиям современной библиографии. М., 1901. С. 27-28.

73 Галактионов, И.Д. Типографский календарь на 1922 г. Пг., 1922. С. 174.74Лисовский, Н.М. Книга / Новый энциклопедический словарь. Т.12. Пб., 1914. С 939.

38

изданий» 1964 года помещено определение ЮНЕСКО, согласно которому книга – это «печатное непериодическое издание, объѐмом не менее 49 с., не считая обложки; брошюра – печатное непериодическое издание объѐмом не менее 5 с., но не более 48 с., помимо обложки; произведения печати менее 5

с. относятся к листовкам»75. Однако, несмотря на то, что это определение используется для характеристики книги и в настоящее время, изучить еѐ как объект социальной системы, то есть с функциональных, содержательных и других позиций, выявить еѐ сущностные свойства и получить сколько-

нибудь удовлетворительное определение предмета книговедческого изучения

помощью только описательного подхода не представляется возможным.

начале XX века книга начинает осознаваться как объект коммуникации, благодаря которому человеческие мысли становятся доступными для многих76, то есть формируется функциональный подход к еѐ изучению, взаимосвязанный с социальной, знаковой природой и содержательным аспектом77.

Функциональный подход в книговедческих исследованиях долгое время оставался ведущим в определении понятия «книга». Он детально разработан в трудах А.И. Барсука, А.М. Иоффе, И.Е. Баренбаума и др. В их исследованиях определение книги выстраивается с точки зрения еѐ социальной значимости и функций, выполняемых в обществе.

Например, А.И. Барсук, характеризуя книгу как произведение письменности и печати, являющееся продуктом общественного сознания,

идейно-духовной жизни общества, называет еѐ одним из основных средств сохранения, распространения и развития всех форм идеологии (политических взглядов, науки, морали и т.д.), орудием социальной борьбы, воспитания,

организации и формирования общественного мнения, орудием научного и

75Рекомендации по международной стандартизации статистики выпуска книг и периодических изданий от

19 ноября 1964 г. URL:https://docviewer.yandex.ru//.Дата обращения: 12.09.21012.

76Ловягин, А.М. Основы книговедения. Л., 1926. С. 3.77 Ловягин, А.М. Основы книговедения. С. 3.

39

технического прогресса78. В дефиниции подчѐркивается идеологическая функция книги, еѐ духовная роль в обществе, что, бесспорно, отражает социальный характер книги как объекта коммуникации. Но исходя из его определения к книге можно отнести любой объект коммуникации,

выполняющий идеологическую функцию и являющийся продуктом идейно-

духовной жизни, например, листовку, плакат и т.д.

Подобным образом построены и другие дефиниции книги, данные в рамках функционального подхода. Так, А.М. Иоффе пишет, что книга с самого начала выступает как источник значимой социальной информации,

средство еѐ передачи, а также как средство развития накопленных человечеством знаний. В этом плане коммуникативная или информационно-

коммуникативнаяфункциякнигиявляетсяуниверсальной79.С

характеристикой главной функции книги, отражѐнной в этом определении,

поспорить нельзя, но оно легко распространяется на множество объектов коммуникации, например на брошюры, кинофильмы, художественные полотна и т.д. Ответить на вопрос, относятся ли они к системе книги,

пользуясь этой дефиницией, нельзя.

Анализ книги с точки зрения еѐ коммуникативной функции содержится в трудах польских книговедов К. Мигоня, М. Гломбѐвского, М. Червинского,

Т. Зберского. Последний характеризует книгу как «объект коммуникации между автором и читателем», в процессе которой передаѐтся и принимается некое сообщение, содержащее «фрагмент прошлой, настоящей или будущей действительности, а также представление автора о ней»80. Такой подход во многом соотносится с главными положениями теории коммуникации, он даѐт представление о книге как об инструменте общения и подчѐркивает еѐ двойственную природу: духовную и материальную.

78Барсук, А.И. К определению понятия «книга» // Издательское дело. Книговедение: научно-информационный сб. ЦБНТИ по печати. 1970. № 6 (12). С. 6.

79 Иоффе, А.М. Введение в книговедение. М., 1984. 74 с.

80Червинский, М., Зберский, Т. Система книги. Семиотика книги М.: Книга, 1981. С. 62.

40

На двойственную природу книги в своѐ время указывал М.Н. Куфаев,

который считал, что коммуникативная функция книги будет реализована наиболее эффективно при условии единства еѐ внутренней и внешней формы81. Анализ философских основ книговедения привѐл исследователя к расширительному пониманию термина «книга». К этому понятию, согласно автору, можно отнести «и ассирийскую клинопись, и латинский свиток, и

современный фолиант, и брошюру, и афишу»82.

Такая характеристика книги соответствует современным представлениям об информационной среде и еѐ эволюции и выходит за рамки традиционных книговедческих подходов83. Однако, давая определение книги, М.Н. Куфаев указывает на видимость знака, используемого для передачи содержания книги, что сильно ограничивает данную им дефиницию, в этом случае к книге нельзя причислить, например,

грампластинки, которые М.Н. Куфаев сам называл книгами84. Исходя из этого к книге нельзя причислить и весьма распространенную в современном социальном пространстве аудиокнигу, содержание которой передается звуками.

Условия эффективной реализации коммуникативной функции книги определены и в трудах Т. Зберского, однако они взаимосвязаны с процессом еѐ издания, который автор характеризует как становление, распространение книги, приобщение к ней читателя. Об этом свидетельствует описание этапов производства книги. Они, согласно автору, содержат в себе: 1)

интеллектуальную деятельность, цель которой – создание содержательного сообщения; 2) издательскую деятельность, то есть обработку сочинения автора; 3) техническую деятельность, то есть преобразование содержания в материальную субстанцию, благодаря чему оно может восприниматься

Куфаев, М.Н. Избранное. Труды по книговедению и библиографоведению. М., 1981. С. 21.

Куфаев, М.Н. Проблемы философии книги. Книга в процессе общения. М., 2004. С. 61-62.

83Саутина [Динер], Е.В. Книга в системе книговедческого знания: анализ подходов и дефиниций //ВестникЧелябинской государственной академии культуры и искусств.2013. № 4. С. 20-27.

84Столяров, Ю.Н. Библиотековедение, библиографоведение и книговедение как единая научная дисциплина: Полный курс лекций для аспирантов и соискателей. Орел, 2007. С. 96.

41

человекомс помощью органов зрения или осязания (книги для слепых); 4)

распространительскуюдеятельность,тоестьраспространениекниг

с помощью библиотек и книготорговой системы; 5) потребительскую деятельность, существование книги как материального предмета, который можно купить, взять для прочтения, изучать и т.д.85 То есть книга характеризуется Т. Зберским как «целенаправленно изготовленная вещь», «вещь – сообщение»86, при производстве которой необходима редакционно-

издательская подготовка. Но если применить такой подход ко всему многообразию книжных форм, то за рамками книжной системы остаются рукописная, депонированная книга, аудиокнига, электронная книга,

распространяемая в Интернете, и т.д., что не соответсвует действительности.

Нельзя не согласиться с тем, что книга, являясь результатом сложного процесса коммуникации, передаѐт социально значимую информацию и,

участвуя в процессе познания, представляет собой диалектическое единство материальной и содержательной формы. Но эти положения, представляющие собой основу функционального аспекта изучения книги, не позволяют выявить еѐ сущностные свойства. Поэтому, несмотря на то, что правомерность функционального подхода к исследованию книги не вызывает сомнений и отмечена во многих книговедческих трудах, изучить книгу как сложную социальную систему только с позиции функциональности не представляется возможным.

Подтверждение  этого  положения  находим  в работах  О.Д.  Голубевой,

А.Я. Черняка, Е.Л. Немировского, А.А. Беловицкой, В.Ф. Кравченко, авторы которых отмечают, что средствами только функционального метода нельзя подойти к ответу на вопрос «что есть книга?», а без ответа на него невозможно обосновать, почему книга выполняет те или иные функции87.

Принимая во внимание особенности современной информационной среды,

Червинский, М., Зберский, Т. Симеотика книги. М., 1981. С. 63.

Червинский, М., Зберский, Т. Симеотика книги. С. 64.

87Беловицкая, А.А. Общее книговедение: (методологические и теоретические аспкты) : дис. …д-ра филолог.

наук: 05.25.04. М., 1987. С. 212.

42

можно утверждать, что функциональный метод не может дать той необходимой суммы современных представлений о книге как о сложном и многоаспектном явлении. Только с функциональных позиций нельзя изучить книгу и как систему, исследовать еѐ внутреннюю организацию, так как

«объяснять структуру только функциями систем – значит недооценивать роли компонентов, их взаимосвязей, в которых, наряду со структурой,

внешней средой как раз и коренятся возможности системы для выполнения как общесистемных целей, так и зависимых от этих целей функций»88.

Таким образом, с помощью описательного, функционального подходов или их сочетания выявить сущность книги не представляется возможным.

Попытки определить книгу с позиции сущностных характеристик содержатся в трудах Е.Л. Немировского. Автор исходит из положения о том,

что любая дефиниция должна быть дана «при помощи рода и видового различия»89. Подводя понятие книги под более широкое, Е.Л. Немировский подходит к проблеме сущности книги с позиций семиотики и характеризует еѐ как знаковую систему, в которой «для обмена семантической информацией между двумя другими материальными системами, например,

авторомиреальносуществующиммиромилиавторомичитателем,

используется совокупность визуально воспринимаемых шрифтовых знаков или графических изображений, воспроизведенных на листовом материале рукописным или полиграфическим способом»90.

Такой подход правомерен, поскольку основой любой книги является текст, имеющий знаковую природу. Но с его помощью нельзя до конца выявить главные особенности книги, отличающие еѐ от других знаковых систем, так как разграничить объекты коммуникации в этом случае можно только путѐм ограничений на вид знака, способ его воспроизведения,

материал записи и т.д.  Поэтому  под дефиницию, данную Е.Л. Немировским,

88Кравченко,  В.Ф.  Актуальные  проблемы  книгоиздания  (Опыт  системного  исследования):  дис.  …канд.

филолог. наук. М., 1984. С. 128.

89Немировский, Е.Л. К вопросу об определении книги как знаковой системы // История книги. Теоретические и методологические основы. М., 1977. С. 42.

90Немировский, Е.Л. К вопросу об определении книги как знаковой системы. С. 42.

43

с одной стороны, подпадает широкий круг объектов печати, например листовки, афиши, почтовые марки, даже банкноты: информация,

закрепленная в них, передается с помощью визуально воспринимаемых шрифтовых знаков или графических изображений, все они являются

полиграфическим продуктом и воспроизведены на листовом материале.

С другой стороны, это определение нельзя распространить на аудиокниги: информация, передаваемая ими, отлична от шрифтовых знаков и воспринимается отличным от визуального способом. Электронные книги,

являющиеся сетевым ресурсом, исходя из этой дефиниции, – тоже не книги,

так как информация, содержащаяся в них, закреплена не на листовом материале и не полиграфическим способом. Всѐ это, с одной стороны,

ограничивает круг документов, причисляемых к книгам в условиях современной социальной коммуникации, а с другой − не даѐт возможности

отличить книгу от другой полиграфической продукции.

В трудах Е.Л. Немировского содержится анализ книги и с точки зрения теории коммуникации. С этой позиции он характеризует книгу как одну из форм «существования и распространения семантической информации способом организации произведения индивидуального сознания в знаковую систему для восприятия ее общественным сознанием».91 В этом определении,

вотличиеотпредыдущего,нетограничения,касающегосяматериала,

на котором закреплена информация (листовой материал, полиграфический способ), поэтому сюда вполне вписывается электронная книга, в том числе

и

распространяемая  как  сетевой  ресурс,  но,

исходя  из  этой  дефиниции,

к

книге  можно  причислить  и  произведение

художественного  искусства,

и памятник архитектуры, то есть разграничить книгу и другой коммуникационный объект согласно этому определению невозможно.

Следует отметить, что Е.Л. Немировский, оценивая данные определения, сам указывает на их ограниченность, поэтому, резюмируя трактовку понятия

91Немировский, К вопросу об определении книги как знаковой системы // История книги.Теоретические и методологические основы. М., 1977. С. 34-43.

44

«книга»,пишет:«Существуетбольшоеколичестводефиницийпонятия

«книга», из которых ни одно в настоящее время не может быть признано общепринятым»92.

Исследования в области методологии книги привели автора к необходимости признать, что книга является «одним из важнейших видов документа, наиболее удобным средством передачи во времени и пространстве информации, зафиксированной в знаковой форме»93.

Определяя омонимичность слова «книга», Е.Л. Немировский пишет, что оно может обозначать как произведение науки, искусства, литературы, так и инструмент для чтения, то есть собственно книгу94.

Несмотря на то, что предложенное Е.Л. Немировским определение книги как вида документа не прояснило еѐ сущностных признаков95, здесь отражѐн качественно иной подход к пониманию термина «книга» и определено одно из основных еѐ качеств как частного случая документа: наличие информации

(произведения) и материального носителя (инструмента для чтения). Однако в трудах автора эти положения дальнейшего развития не получили.

Попытку соединить семиотический и функциональный подходы, дать широкую трактовку понятию «книга» и тем самым включить в эту систему многообразные объекты, которые принято относить к книге в современном обществе, сделал И.Е. Баренбаум. Основываясь на неразрывной связи книги со знаковой системой письма: идеографической или алфавитной – он предлагает считать книгой произведение письменности или печати, имеющее любую знаковую форму (идеографическую, алфавитную, нотную,

цифровую),  зафиксированное  на  любом  материале  (камень,  глина,  кожа,

папирус,шѐлк,доска,бумага,синтетическиематериалы),выполняющее

92Немировский, К вопросу об определении книги как знаковой системы. // История книги.Теоретические и методологические основы. М., 1977. С. 34-43.

93Немировский, Е.Л. Книга // Библиотечная энциклопедия / Рос. гос. библиотека. М., 2007. С. 493.94Немировский, Е.Л. Большая книга о книге: справочно-энциклопедическое издание. М., 2010. С. 24.

95В статье «Методологические проблемы книговедения» Ю.Н. Столяров, анализируя эту дефиницию, пишет: «Акцент на признаке удобства передачи информации, как представляется, во-первых, не единственный, а, во-вторых, вряд ли самый характериный отличительный признак книги как вида документа» (Столяров. Ю.Н. Методологические проблемы книговедения // Книга: исследования и материалы. 2012. С. 42).

45

одновременнорядфункций(информационно-коммуникативную,

идеологическую,познавательную,эстетическую,этическуюииные)и

адресованное реальному или абстрактному читателю96.

Но под это определение подпадают и коммуникативные объекты, не имеющие отношения к книге, например, трамвайный билет или любой другой документ. Требует уточнения и слово «материал». Если исходить из предлагаемой дефиниции, то И.Е. Баренбаум не причисляет к нему эфирный материал, то есть поле, а значит электронная книга, помещѐнная, например, в

память компьютера, книгой считаться не может.

А.Я. Черняк, делая акцент на материальной природе книги, предлагает разделить еѐ определение на две части: формальную и функциональную. В

формальной, согласно автору, необходимо отразить материальную природу книги, главным отличительным признаком которой является способ передачи информации; функциональная характеризует назначение книги. Исходя из этого, А.Я. Черняк формулирует следующее определение: «Книга – средство семантической информации, произведение письменности или печати,

представляющее общественный интерес; она служит орудием идеологической борьбы, формирования общественно-политических, научных и эстетических взглядов, инструментом накопления и распространения знаний, научно-технического прогресса»97. Однако такой подход уязвим с методологической точки зрения: если и следовать принципу разделения частей дефиниции, то ими должны быть либо формальная и содержательная

(характеристика по форме и содержанию), либо функциональная и структурная (системная характеристика) части. Кроме того, говоря о письме и печати, автор имеет в виду непосредственно технический процесс, то есть нанесение слоя краски, способ и процесс начертания знаков,98 что ограничивает материальную форму книги, то есть носитель информации. В

96Баренбаум, И.Е. Книговедение и электронная книга // Книга: исследования и материалы. Сб. 76. М., 1999.

С. 11.

97Черняк, А.Я. Еще раз об определении понятия «книга» // История книги: Теоретические и методологические основы: сб. науч. трудов. М., 1977. С. 53.

98Черняк, А.Я. Еще раз об определении понятия «книга». С. 45.

46

этомслучаеопределениераспространяетсятольконакнигу-кодекс,

электронные книги под него не подпадают.

Сорганизациейтогоилииногопроизведениявиздание

связывает определение книги И.Г. Моргенштерн, который пишет: «Если выделять главное в современной книге, мы можем сказать, что она возникает как произведение, а материализуется главным образом как издание… .

Издание – это основная форма бытия современной книги, издание делает произведение «вещью для всех». Из сказанного автор делает следующий

вывод: «понятие «книга» включает в себя понятия «произведение» и «издание»99. Из этого следует: «книга» − это изданное произведение. Однако далее И.Г. Моргенштерн отмечает, что произведение, прошедшее этапы редакционно-издательской подготовки и полиграфического исполнения,

часто называют «произведением печати», именно в этом смысле оно служит объектом библиографии. То есть понятие «книга» подменяется понятием

«произведение печати». Придерживаясь логики автора, разграничить эти явления не представляется возможным.

Определяя признаки книги, позволяющие отличить еѐ от других документов, И.Г. Моргенштерн среди прочих называет наличие обязательного этапа редакционно-издательской подготовки произведения к его размножению, копированию или использованию. В этом случае возникает вопрос о рукописной книге, созданной до изобретения книгопечатания: она не проходила редакционно-издательской подготовки,

не организована в издание в полном смысле этого слова, поэтому, согласно автору, не может быть названа книгой. Исходя из сказанного, не является таковой и аудиокнига.

Попытка определить абстрактную, категориальную сущность книги сделана в работах С.П. Омилянчука, который отмечает, что сущность этой сложной коммуникативной системы отражается в диалектическом единстве,

99Моргенштерн, И.Г. Проблемы типологии современной книги // Книга: исследования и материалы. Сб. 30.

М., 1975. С. 45.

47

представленном как результат и процесс целенаправленной информационной, семантической, семиотической и коммуникационной деятельности человека100. Характеризуя книгу как систему, автор пишет: «Идеальный вид книги – это понятие, обозначающее такую абстрактную

(умственную)модельсистемногоединства,семантико-семиотических,

структурно-композиционных свойств, качеств, характеристик произведения письменности в книжном деле, сущность которой – теоретическое выражение возможности бытия тождества степени полноты соответствия (то есть меры) данного единства предельно полным формам выражения мер бытия объективного качественного результата отражения произведения словесности или литературы средствами книжного дела»101.

Но в этой дефиниции в качестве определяющего употреблено понятие

«книжное дело», что во-первых, позволяет причислить к ней толькокнигу-

кодекс,во-вторых,недаѐтвозможностиотразитьглавныееѐсвойства,

поскольку понятие «книжное дело» производно по отношению к термину

«книга», а формулировки типа «теоретическое выражение возможности бытия тождества…» не только не приближают к пониманию сущности предмета книговедения, а наоборот, делают его характеристику размытой.

Взаимосвязь термина «книга» с понятиями, касающимися книжного дела, отражена и в работах А.А. Беловицкой, где автор характеризует книгу как научную категорию и даѐт следующее определение: «…книга есть категория для обозначения актуализированного книжным делом диалектического единства:

способа организации литературного, музыкального, изобразительного произведения, существующего в форме письменного документа, в книжное издание средствами книгопроизводства, объективированного

100Омилянчук, С.П. Книга как сложная коммуникационная система // Книговедение и его задачи в свете актуальных проблем советского книжного дела: II Всесоюзная научная конференция по проблемам советского книжного дела: тезисы докладов. М., 1974. 85 с.

101Омилянчук, С.П. Книга и книжное дело в коммуникационном процессе «общение»: дис. … д-ра филолог.

наук : 05.25.04.М., 1992, С. 346.

48

книгоиздательскимделомиматериализованноговредакционно-

издательских процессах и их результатах;

способа отражения, организации движения, распределения и перераспределения в обществе тиража книжного издания средствами книгораспространения, объективированного книготорговым и библиотечным делом и материализованного в книготорговых и библиотечных процессах и их результатах;

способа производства «снятой» книжным изданием формы существования литературного, музыкального, изобразительного произведения средствами книговоспроизводства, объективированного библиографическим делом и материализованного в библиографических

процессах и их результатах»102.

Эта дефиниция часто цитируется в книговедческих научных исследованиях как наиболее точно определяющая сущность книги, но и она не лишена противоречий. Во-первых, слово «способ», составляющее основу этого определения, не даѐт сколько-нибудь точного представления о сущности книги (Ю.Н. Столяров по этому поводу отметил, что «пища – это способ утоления голода», но это не дает точного о ней представления103). Во-

вторых, понятие «книга» в определении А.А. Беловицкой выводится через номинации «издание», «книжное издание», «книжное дело», «книгопроизводство», «книгораспространение», которые являются производными, вторичными по отношению к слову «книга» и не могут точно определить ее сущность. Исходя из дефиниции не представляется возможности разграничить понятия «книга», «издание» «книжное издание»,

поэтому невозможно ответить и на вопрос, может ли считаться книга таковой, если она не организована в книжное издание, а является, например,

рукописью или помещена в Интернет.

102Беловицкая, А.А. Книговедение сегодня и завтра // Книжный мир сегодня и завтра: 10-я международ. науч. конференция по проблемам книговедения: тезисы докладов. М., 2002. С. 20.

103Столяров, Ю.Н. Библиотековедение, библиографоведение и книговедение как единая научная дисциплина. Полный курс лекций для аспирантов и соискателей. Орел, 2007. С. 66.

49

Как научную категорию, обладающую высшей степенью абстракции – независимо от любых изменений в развитии знаковых систем: от устной речи, письменности, печати к электронным знаковым системам воспроизведения информации – характеризует книгу А.А. Гречихин. Такое широкое понимание предмета книговедения соотносится, например, с

подходом М.Н. Куфаева и вписывается в современные представления о книге как информационном объекте, а также свидетельствует о том, что электронную книгу А.А. Гречихин включал в систему книжной коммуникации. Но в дефиниции книги, данной им, тоже присутсвуют противоречия.

Исходя  из  того,  что  «книга  –  это  не  только  форма,  семиотическая

(знаковоепроизведениеопределенногожанра)илиматериально-

конструктивная(документ,произведениепечати),ноисодержание

(социальная информация во всех своих разновидностях – научная информация, массовая информация, экономическая информация и т.д.)»104,

авторхарактеризуеткнигукакдиалектическоеединствосодержания

(социальнаяинформация),семиотической(язык,жанр)иматериально-

конструктивной формы105.

Принимая во внимание исследования, в которых показано, что материя имеет и волновую природу106, это определение можно распространить на книгу электронную: она записана на материальном носителе, обладает конструктивной формой, соответствующей электронной коммуникации. Но в дефиниции неточно употреблѐн термин «семиотическая». Семиотика – это не только знак, это и его смысловая наполненность (семантика), то есть содержание, неотделимое от формы его воплощения, а в рассуждениях А.А. Гречихина смысл (содержание) и знак (форма) существуют отдельно друг от друга. Кроме того, определение представляется слишком широким:

104Гречихин, А.А. Современные проблемы типологии книги. Воронеж, 1989. C. 56.105 Гречихин, А.А. Современные проблемы типологии книги. С. 56.

106Мотульский, Р.С. Механизм формирования и распространения нооинформации // Научные и технические библиотеки. 2000. № 10. С. 4-15; Гиляревский, Р.С. Информатика как наука об информации. М.,2006. 592 с.; Столяров, Ю.Н. Сущность информации. М., 2000. 120 с. и др.

50

отличить книгу от другой знаковой системы, например художественного полотна, исходя из данной формулировки, невозможно.

Позднее А.А. Гречихин охарактеризовал книгу как особое явление культуры, сущность которого реализуется в единстве опубликованного произведения и способа его материального воплощения. Такой подход к анализу категории «книга» позволяет рассматривать еѐ в соответствии с изменяющимися условиями социальной коммуникации, что чрезвычайно важно, но это определение имеет ещѐ более широкое значение, чем предыдущее, под него подпадает множество информационных объектов, не являющихся книгами.

Рассматривая книгу в двух ипостасях: как абстрактное понятие, и как конкретный предмет, выполняющий определѐнные функции, –

А.А. Гречихин выступал против еѐ отождествления с изданием, что справедливо, так как книга не перестает быть таковой и не утрачивает своей ценности, даже если она не издана, а является, скажем, рукописью. Но необходимое разграничение понятий «книга» − «издание» у А.А. Гречихина отсутствует. Издание он считает одним из основных исторических типов книги, к которым относит также произведение и документ107.. Но это положение противоречит современной теории социальной коммуникации,

где понятие «документ» осознаѐтся как более широкое по сравнению с терминами «издание» и «книга».

Одним из главных книговедческих подходов к анализу книги является системный подход. Он обоснован в научных трудах В.Ф. Кравченко,

А.А. Гречихина, М.П. Ельникова и других, где книга характеризуется как одна из сложных, многоуровневых социальных систем, которая реагирует на множество всевозможных социальных взаимодействий, прежде всего на изменения, вызванные научно-техническим прогрессом.

Отмечая, что системный подход к конструированию книжного издания позволяет наиболее полно учесть главные социальные факторы процесса

107Гречихин, А.А. Современные проблемы типологии книги. Воронеж, 1989, С. 99.

51

коммуникации108, В.Ф. Кравченко рассматривает книгу на уровне еѐ внутренних, системообразующих факторов, то есть в компонентном,

структурном, функциональном и интегративном аспектах. Представляя книжное пространство как структуру, во многом обусловливающую специфику и свойства книжного издания, он выделяет системообразующие факторы, составляющие основу качества книги и отражающие еѐ двойственную природу как предмета духовной и материальной культуры. К

ним отнесены:

содержание основного текста и его литературное исполнение;

содержание сопровождающего текста и его научное литературное исполнение;

подсистема шрифтов и культура шрифта (читаемость, выразительность, эстетичность, согласованность между собой по кеглям, гарнитурам, а также с художественным оформлением книги в целом);

подсистема оформления, иллюстрирования и его культура;

материальные параметры и характеристики, а также их функциональность (объем книги, ее формат, особенности бумаги и переплетных материалов);

подсистема типографского воплощения и его культура;

структура книги как внутренняя организация системы, способ взаимодействия всех компонентов и еѐ функциональность109.

Эти факторы, считает В.Ф. Кравченко, являются основой модели книги

организуют еѐ целостность как предмета социальной коммуникации.

На основе анализа системообразующих компонентов книги, каждый из которых выполняет свою функцию, взаимосвязанную с функциональными особенностями книги, В.Ф. Кравченко формулирует следующее определение: «книга… есть интегративный результат воплощения издательско-

108Саутина [Динер], Е.В. Книга в системе книговедческого знания: анализ подходов и дефиниций //ВестникЧелябинской государственной академии культуры и искусств.2013. № 4. С. 20-27.

109Кравченко, В.Ф. Актуальные проблемы современного книгоиздания (Опыт системного исследования): дисс. …канд. филол. наук. М., 1984. 187 с.

52

полиграфическими средствами организованной особым способом авторской текстовой и другой информации в такую тиражируемую трѐхмерную

(книжную) форму, которая обеспечит удобное и эффективное восприятие этой информации читателем»110.

Из определения следует, что главными средствами, с помощью которых реализуется структура книги, являются издательско-полиграфические, то есть, исходя из дефиниции, книгой может быть названо только то, что издано. Это положение вновь отсылает нас только к книге-кодексу. Кроме того, остаѐтся неясным, что автор подразумевает под «особым способом» организации текстовой и другой информации и каким должен быть этот способ по отношению к книге.

В.Ф. Кравченко неоднократно подчеркивает глубокую взаимосвязь структуры книги с внешними по отношению к ней условиями коммуникации,

однако детально рассматривает лишь внутренние системообразующие элементы книги, которые представляют основу моделирования книжного издания. Между тем, с позиции философии система – «это не только некоторое целое, составленное из определенных взаимодействующих элементов, но и такая совокупность элементов, которая обладает определенным поведением в составе другой, более сложной системы – окружающей среды»111. Поэтому, изучая книгу, необходимо исследовать не только взаимодействие еѐ внутренних элементов, обусловленных читательским адресом, назначением издания и т.д., но и условия социальной коммуникации, изменение которых диктует новые требования к структуре книги. В определении В.Ф. Кравченко этот фактор остается неучтѐнным.

Необходимость системного исследования книги подчеркивал в своих трудах М.П. Ельников. Рассматривая гносеологический и теоретический феномен книги, он выделял четыре книговедческие категории, являющиеся,

110Кравченко, В.Ф. Актуальные проблемы современного книгоиздания (Опыт системного исследования). дисс. …канд. филол. наук. М., 1984. С. 70.

111Смирнов, С.Н. Элементы философского содержания понятия «система» как ступени развития познания и общественной практики // Системный анализ и научное знание. М., 1978. С. 64.

53

поегомнению,основойеѐпознания:состав,структуру,содержание

и функции, − которые представляют «две концептуальные системы – книжную статику и книжную динамику»112. К категориям книжной статики автор относит состав, структуру и содержание книги, а к книжной динамике

− функции книги.

Однако анализ книжной статики у М.П. Ельникова имеет явные противоречия. Например, характеризуя состав книги как центральное понятие книжной статики, он выделяет следующие принципы его формирования: «относительность книжных свойств, индивидуальность и периодичность элементов, прерывность и непрерывность (изменение свойств при разном сочетании элементов), противоречивость развития книжной формы… и др.»113. Эти принципы вряд ли могут обеспечить неизменность

(статичность) состава книги, даже если мы учтѐм тот факт, что устойчивость

любой системы является понятием относительным.

Кроме того, главным законом книжного содержания автор считает закон сохранения его элементов. «Это первая аксиома, определяющая не только специфику книги как явления, но и еѐ границу, за пределами которой еѐ

существование невозможно (это будет уже не-книга)», − пишет М.П. Ельников114. Однако это утверждение не выдерживает критики с методологической точки зрения. Научный закон понимается как

«необходимое, существенное, устойчивое, повторяющеесяотношениемежду явлениями. Он выражаетсвязьмежду предметами, составными элементами данного предмета, между свойствами вещей, а также между свойствами внутри вещи»115. Аксиома же − это «исходное, положение научной теории,

принимаемое в качестве истинного без доказательства и лежащее в основе доказательств других положений этой теории»116.

112Ельников, М.П. Феномен книги // Книга: исследования и материалы. Сб. 71. М., 1995. С. 56.113Ельников, М.П. Феномен книги // Книга: исследования и материалы. С. 57.

114Ельников, М.П. Феномен книги // Книга: исследования и материалы. С. 60.

115Философский энциклопедический словарь / Л. Ф. Ильичѐв, П. Н. Федосеев, С. М. Ковалѐв, В. Г. Панов. М. : Советская энциклопедия,1983. С. 188.

116Философский энциклопедический словарь / Л. Ф. Ильичѐв, П. Н. Федосеев, С. М. Ковалѐв, В. Г. Панов.

С. 16.

54

Согласнологикеавтора,законсохраненияэлементовестьаксиома,

которая принимается как непреложная истина, составляющая основу теории книги. Однако в электронной коммуникации эта аксиома не действует,

например,содержаниеэлектронныхучебныхпособий,справочников,

словарей, энциклопедий вполне может быть изменено в соответствии с требованиями образовательного процесса, электронные справочные издания могут пополняться новой информацией и т.д. В этом случае из рассуждений М.П. Ельникова следует, что электронные книги остаются за рамками понятия «книга», а значит, и за рамками книговедческого исследования.

К книге-кодексу этот закон также неприменим: в различных изданиях одной и той же книги вполне могут наблюдаться изменения еѐ элементов:

иллюстративного материала, обложки, шрифта и т.д.

Характеризуя книжную динамику, М.П. Ельников отмечает, что функционирование книги как феномена коммуникации связано с индивидуально-духовной деятельностью как еѐ создателя, так и читателя.

Эта деятельность в конечном итоге выполняет «энергетическую функцию накопительно-преобразовательного характера», реализацию которой обеспечивает книжная статика117. Эта деятельность, согласно автору, и

придаѐт целостность книге как универсуму культуры, в этом проявляется еѐ системность. Отсюда автор делает закономерный вывод о том, что изучение книги в книговедении должно осуществляться с помощью системного подхода, а также отмечает, что в силу разобщенности познания книги различными книговедческими дисциплинами реальное представление о ней как о системе пока ещѐ не сформировано.

Однако далее М.П. Ельников пишет: «Каждая из указанных категорий книги должна изучаться соответствующей дисциплиной, которая строит свою частно-научную концепцию книги. Система подобных концепций, их

117Ельников, М.П. Феномен книги // Книга: исследования и материалы. Сб. 71. М., 1995. С. 63.

55

сущностная иерархия и призваны составить общую теорию книги»118. С этим утверждением вряд ли можно согласиться, так как сущностные характеристики книги как универсальной коммуникационной системы являются предметом исследования как раз теории книги, а не частных научных дисциплин, которые выстраивают свою систему изучения этого феномена, опираясь на доказанные теоретические закономерности.

Противоречивость концепции М.П. Ельникова обнаруживается и в представлении иерархии дисциплин, изучающих книгу, и в части определения методологических подходов к еѐ исследованию119, рассматривая которые, автор, с одной стороны, отмечает широкий диапазон методов познания книги, с другой – их недостаточную разработанность120.

Для того, чтобы представить произведенный анализ книговедческих подходов к определению понятия «книга» наглядно, была составлена Таблица 1.

Таблица 1

Дефинициипонятия«книга»,существующиевсовременном

книговедении

Автор

Определение

1.

Рекомендации по

Печатное непериодическое издание, объѐмом не менее 49

международной

с., не считая обложки.

стандартизации

статистики выпуска

книг и периодических

изданий от 19 ноября

1964 г.

2

А.И. Барсук

Произведение письменности и печати, являющееся

продуктом общественного сознания, идейно-духовной

жизни общества, одним из основных средств сохранения,

распространения и развития всех форм идеологии

(политических взглядов, науки, морали и т.д.), орудием

социальной борьбы, воспитания, организации и

формирования общественного мнения, орудием научного

118Ельников, М.П. Феномен книги // Книга: исследования и материалы. Сб. 71. С. 65; Ельников, М.П. Теоретические проблемы методологии книги: дис. …д-ра филол. наук. М., 1996.

119 Саутина [Динер], Е.В. Книга в системе книговедческого знания: анализ подходов и дефиниций // Вестник ЧГАКИ. 2013. № 4. С. 20-28.

120Ельников, М.П. Понятие научного метода в книговедении // Книжный мир сегодня и завтра: 10-я международ науч. конференция по проблемам книговедения: тезисы докладов. М., 2002.C. 30-31.

56

и технического прогресса.

3

Е.Л. Немировский

- Важнейшая исторически сложившаяся форма

закрепления и передачи во времени и пространстве

многообразной информации в виде текстового и

иллюстративного материала;

- знаковая система, в которой для обмена семантической

информацией между двумя другими материальными

системами, например, автором и реально существующим

миром или автором и читателем, используется

совокупность визуально воспринимаемых шрифтовых

знаков или графических изображений, воспроизведенных

на листовом материале рукописным или полиграфическим

способом.

2

И.Е. Баренбаум

Произведение письменности или печати, имеющее любую

знаковую форму (идеографическую, алфавитную, нотную,

цифровую), зафиксированную на любом материале

(камень, глина, кожа, папирус, шелк, доска, бумага,

синтетические материалы), выполняющее одновременно

ряд функций (информационно-коммуникативную,

идеологическую, познавательную, эстетическую,

этическую и иные) и адресованное реальному или

абстрактному читателю.

5

А.А. Беловицкая

Книга есть категория для обозначения актуализированного

книжным делом диалектического единства:

- способа организации литературного, музыкального,

изобразительного произведения, существующего в форме

письменного документа, в книжное издание средствами

книгопроизводства, объективированного

книгоиздательским делом и материализованного в

редакционно-издательских процессах и их результатах;

- способа отражения, организации движения,

распределения и перераспределения в обществе тиража

книжного издания средствами книгораспространения,

объективированного книготорговым и библиотечным

делом и материализованного в книготорговых и

библиотечных процессах и их результатах;

- способа производства «снятой» книжным изданием

формы существования литературного, музыкального,

изобразительного произведения средствами

книговоспроизводства, объективированного

библиографическим делом и материализованного в

библиографических процессах и их результатах

6

А.Я. Черняк

Средство семантической информации, произведение

письменности или печати, представляющее общественный

интерес…Из каких бы материалов ни была создана книга

и какую бы форму и пространственно-конструктивную

структуру она бы ни имела, всегда и везде способ

передачи информации, содержащейся в книге, один и тот

же: письмо, печать.

57

7

В.Ф. Кравченко

Интегративный результат воплощения издательско-

полиграфическими средствами организованной особым

способом авторской текстовой и другой информации в

такую тиражируемую трехмерную (книжную) форму,

которая обеспечит удобное и эффективное восприятие

этой информации читателем.

8

А.А. Гречихин

- Диалектическое единство содержания (социальная

информация), семиотической (язык, жанр) и материально-

конструктивной формы;

- особое явление культуры, сущность которого

реализуется в единстве опубликованного произведения и

способа его материально воплощения.

9

И.Г. Моргенштерн

Если выделять главное в современной книге, мы можем

сказать, что она возникает как произведение, а

материализуется главным образом как издание.

Анализ исходных положений книговедения по отношению к книге позволил выявить главные подходы к изучению различных аспектов книги как важнейшей книговедческой категории и оценить их сильные и слабые

стороны.

1. Функциональный подход (А.И. Барсук, А.М. Иоффе, И.Е. Баренбаум,

Е.Л.Немировский,К.Мигонь,М.Гломбѐвский,Т.Зберский,

М. Червинский) предполагает исследование книги как источника социально значимой информации, выполняющего множество функций, главной из которых является коммуникативная. Этот подход позволяет изучить значение книги в коммуникационной системе «автор – читатель»,

представить еѐ характеристику с точки зрения содержания, читательского назначения, но не даѐт возможности выявить еѐ сущностные характеристики.

2. Семиотический подход позволяет рассмотреть знаковую природу книги как еѐ сущностную характеристику. Наиболее полно он представлен в трудах Е.Л. Немировского, А.А. Гречихина. С позиции этого подхода книга исследуется с точки зрения семиотики, но не книговедения, поэтому в рамках данного подхода нет возможности отличить книгу от других средств коммуникации, имеющих знаковую природу, а также разграничить понятия

«книга» − «книжное издание».

58

3. Технологический подход, предполагающий исследование книги как результата редакционно-издательской деятельности, произведения печати

(И.Г.Моргенштерн,В.Ф.Кравченко,Я.И.Черняк,С.П.Омилянчук,

А.А. Беловицкая и др.). В рамках этого подхода анализ сущности книги взаимосвязан с процессом превращения авторского произведения в издание,

что требует четкого разграничения основных книговедческих категорий: «книга», «произведение», «книжное издание». Однако, несмотря на то, что в трудах книговедов, в Государственных стандартах по издательскому делу присутствует определение понятий «авторское произведение», «книжное издание», до сих пор остаются открытымы вопросы, существуют ли различия между книгой и книжным изданием или авторским произведением, если да,

то  в  чѐм  они  заключаются, каковы основания  для  такого  разграничения?

Кроме того, подход к анализу книги как произведению печати не соответствует реалиям современной коммуникационной системы: в

большинстве  научных  работ,  где  сформулированы  основы  этого  подхода,

книга соотносится с полиграфическим производством, что ограничивает круг материальных носителей, в (на) которых может быть представлено еѐ содержание.

4. Системный подход, основы которого определены в научных трудах В.Ф. Кравченко, А.А. Гречихина, М.П. Ельникова. В их исследованиях обоснованы положения о том, что системный подход является наиболее оправданным с точки зрения сущностных характеристик книги, так как позволяет изучить не только еѐ структуру, но и взаимосвязь с другими средствами коммуникации, а также влияние на систему книги условий социальной коммуникации. Однако системный подход в книговедении является разработанным не до конца, а в научных трудах представлен либо в качестве анализа компонентов, образующих структуру книги

(В.Ф. Кравченко), либо в качестве методологической основы типологии книги (А.А. Гречихин), либо как основание для применения множества методов еѐ изучения (М.П. Ельников). За рамками книговедческих

59

исследований остаются вопросы соотношения книги и других коммуникационных средств, их взаимодействия, а также проблема влияния коммуникационной среды на изменение структуры книги.

Анализ представленных подходов наглядно показывает, что, несмотря на их множество, на сегодняшний день в книговедении остается нерешѐнной главная проблема, связанная с важнейшей книговедческой категорией, −

проблема сущности книги. Это отмечают и сами книговеды. Так, В.Н. Ляхов в статье «Структурная модель книги и перспективы еѐ применения» пишет:

«Решительно изменяющаяся картина бытия книги в современном обществе заставляет очень серьѐзно задуматься над тем, насколько соответствуют новым задачам основные понятия книговедения, сложившиеся в

«докризисную» пору существования книги… Можно ожидать, что какие-то из традиционных представлений окажутся слишком узкими и односторонними, другие же, напротив, недостаточно конкретными и точными, чтобы стать надѐжной опорой и отправным пунктом в проведении перспективных научно-исследовательских разработок широкого плана. …в

ряду явлений, нуждающихся в скорейшем уточнении, оказывается центральный объект книговедения – сама книга, о судьбах которой идѐт сейчас такой сложный и важный разговор»121. Такую же позицию занимает М.В. Рац, размышляя о книге и книговедении в информационную эпоху122.

О.В. Андреева и М.Е. Порядина отмечают, что понимание содержания категории «книга» в современном книговедении строится на уровне специально-книговедческого и частно-дисциплинарного книговедческого знания. Поэтому в определениях «таких базовых книговедческих категорий и понятий, как «книга», «книжное дело», «книжное издание» либо абсолютизируется часть, свойство, функции этой целостности («рукопись,

прошедшаяредакционно-издательскуюобработку…»,«произведение

121Ляхов, В.Н. Структурная модель книги и перспективы еѐ применения // Книга: исследования и материалы. 2002. Сб. 80. С. 74.

122 Рац, М.В. К вопросу о составе и структуре науки о книге // Политическая концептология. 2012. № 4. С. 149-158; Рац, М.В. Судьба книговедения: функционирование или развитие? // Книга: Исследования и материалы. Сб. 99 /I-II. 2013. С. 36-42.

60

письменности или печати, выполняющее… функции», «товар особого рода»…), либо сущность отождествляется с материально-предметной формой (непериодическое издание объемом более 48 страниц»), либо понятие «книга» дефинируется в категориях, а значит и в предмете других наук («средство регистрации семантической информации», «знаковая система», «продукт материальной и тесно связанной с ней духовной культуры»)»123.

Такое узкое, «специально-книговедческое», понимание книги объясняет и тот факт, что ни одна из еѐ дефиниций, представленная в научных трудах, не отвечает условиям современной информационной среды.

В то же время в книговедческих научных трудах содержатся теоретические положения, которые дают возможность идти по пути расширения предмета исследования и позволяют уточнить место книги в системе современной коммуникации. Эти положения можно выделить в отдельный категориальный подход к исследованию предмета книговедческого знания.

1.3. Категориальный подход к изучению книги

В трудах С.П. Омилянчука, А.А. Беловицкой, А.А. Гречихина по отношению к книге употребляется термин «научная категория», который характеризует книгу как явление, имеющее наивысшую степень абстракции,

концентрирующеевсебесвойствамножестваобъектовкоммуникации.

Такую научную позицию можно рассматривать как особый категориальный подход, позволяющий изучить книгу и как абстрактное явление, обладающее определѐнными признаками, и как конкретный предмет, причисляемый к этому явлению.

В конце прошлого столетия, когда в контекст книговедческих исследований включались только печатная и рукописная книги, такой подход к еѐ определению принимался не всеми книговедами и вызывал критические

123Андреева, О.В., Порядина, М.Е. Проблемы книговедения в современной профессиональной печати: терминология, типология, классификация, обязательный экземпляр: обзорная информация. М., 2013. С. 65.

61

замечания. Так, В.Ю. Иваницкий в статье «Типологические исследования и издательская практика» отмечает, что категории являются всеобъемлющими понятиями, в которых «книга» не нуждается, так как она «вовсе не является всеобъемлющим понятием, категорией, а входит на правах подмножества в более широкое понятие «издание», которое в свою очередь включается в ещѐ более широкое множество «печать»124.

Это утверждение нельзя считать обоснованным прежде всего потому,

что, следуя логике рассуждений автора, из книжной коммуникации нужно исключить и рукописную книгу, так как она не является печатной, и

депонированную рукопись, так как она не является изданием. Исходя из того,

что книжные формы, функционирующие в системе книжной коммуникации,

и раньше были чрезвычайно разнообразны, можно заключить, что такой подход неоправданно ограничивал объекты, которые могут принадлежать к книжной коммуникации. Такая же позиция была свойственна и другим книговедам, рассматривающим книгу только как произведение печати или издание.

В связи с распространением электронной коммуникации анализ книги как научной категории становится всѐ более актуальным. Это обусловлено не только трансформациями книжной формы, но и эволюцией взглядов на книгу как на явление социума, феномен культуры. Исследование книги как некоего артефакта, соединяющего культуру прошлого и современности125, уже невозможно в пределах понятий «издание» или «печать». В этом контексте категориальный подход к изучению книги не только позволяет исследовать книгу во всѐм многообразии еѐ проявлений и взаимосвязей с другими объектами коммуникации, но и соотносится с научными подходами

124Иваницкий, В.Ю. Типологические исследования и издательская практика // Книга и социальный прогресс.

М., 1986. С. 170.

125Добровольский, В.В. Книга и документ: феномены двух субкультур // Библиотечное дело – 2014: библиотечно-информационная деятельность в современной системе информации, документных коммуникаций и культуры: материалы девятнадцатой международной научной конференции (Москва, 23-24 апреля 2014 г.). М.: Изд-во МГУКИ, 2014. С. 39-40; Добровольский, В.В. Книга как универсум культуры (к постановке проблемы).// Книжный мир сегодня и завтра: 10-я международ. науч. конференция по проблемам книговедения: тезисы докладов. М., 2002. С. 27-28; Шеметова, Е.П. Этический смысл книжной культуры // Книга: исследования и материалы. Сб. 92. М., 2010. С. 60-68.

62

(например, с документологическим подходом), в которых книга характеризуется как частный случай документа, имеющий субстанциональное и функциональное значения126.

Предпосылки категориального подхода к анализу книги присутствуют в работах М.Н. Куфаева. Он видел необходимость изучать не только историю книги, но и еѐ философию, которая бы содержала «сумму принципов, общих причин и оснований», определяющих сущность книги, еѐ жизнь и развитие,

течение книжного процесса и его связь с другими жизненными процессами127.

Определяяглавныепризнаккниги,авторотмечал,чтокнига

«довольно растяжимое и условное понятие»128, которое можно характеризовать как в узком, так и в предельно широком значениях. Как нечто особенное, единичное, она является частью действительности, и в то же время книга – это нечто целое, неразрывно связанное со всем прочим миром, «продукт мировой культуры и фактор еѐ»129. В этом смысле, согласно М.Н. Куфаеву, философия книги должна постичь предмет своего изучения как в эмпирическом, так и в идеальном смыслах: только тогда, пишет автор,

можнополучитьтоткомплекспонятийитусуммузнаний,«которые,

выражая действительность… во всѐм еѐ охвате, … создадут науку о книге или книговедение»130. Таким образом, М.Н. Куфаев понимал философию книги как дисциплину, с одной стороны, определяющую бытие и развитие книги, с другой − еѐ познание.

Методологической основой категориального подхода к исследованию книги можно считать и положения философии познания, где термин

«категория» соотносится с термином «понятие» и рассматривается как концепт, отражающий высокий уровень абстракции. В теории познания понятие осознаѐтся как одна из основных единиц мыслительной

126Столяров Ю.Н. Онтологический статус документа // Библиотековедение. 2009. № 4-6. С. 55.

Куфаев, М.Н. Избранное. Труды по книговедению и библиографии. М., 1981. С. 23.

Куфаев, М.Н. Избранное. Труды по книговедению и библиографии. С. 23.

Куфаев, М.Н. Избранное. Труды по книговедению и библиографии. С. 22.

Куфаев, М.Н. Избранное. Труды по книговедению и библиографии. С. 22.

63

деятельности, логическая форма, с помощью которой строятся другие формы мышления. В основе образования понятий находится метод научной абстракции. Его познавательная ценность заключается в том, что с помощью понятия выделяют существенное, общее в предмете (свойство, признак,

функцию). Благодаря этому понятие обычно характеризует целый класс объектов, объединяемых тем или иным признаком. Выделение с помощью понятия общего в различных предметах обеспечивает возможность обозначать эти предметы одним именем, но вместе с тем фиксировать их различные свойства131.

Этот аспект понятия тесно связан с его основными логическими характеристиками: объѐмом и содержанием. Объѐм понятия, или эксенстиональная его характеристика, выражает класс объектов, выделяемых из универсума и обобщаемых в нѐм. Содержание, или интенсиональная характеристика, определяет признак предметов, с помощью которых производится обобщение предметов в рамках одного понятия. Обе характеристики понятия находятся в тесном взаимодействии132. В этом смысле понятия являются продуктом взаимодействия человека с реальным миром, то есть понятийное мышление обусловлено практической деятельностью человека. Поэтому оно рассматривается как некий интеллектуальный конструкт, в основных чертах соответствующий исследуемому предмету133.

При включении понятия в научную систему, в процессе соотношения с другими понятиями происходит его категоризация. Поэтому самые общие,

ключевыепонятиявыступаютвнашеммышлениивформекатегорий.

Определяя значение категорий в научном познании, И. Кант писал: «Мы не можем мыслить ни одного предмета иначе, как с помощью категорий; мы не можем познать ни одного мыслимого предмета иначе, как с помощью

131Краткий словарь по философии / Под общ. ред. И.В. Блауберга, И.К. Пантина. 3-е изд., доработ. и доп.

М., 1979. С. 241-242.

132 Словарь философских терминов / Науч. ред. проф. В.Г. Кузнецова. М., 2007. С. 430.

133Ильенков, Э. В. Вопрос о тождестве мышления и бытия в домарксистской философии // Диалектика – теория познания. Историко-философские очерки. М.: АН СССР, 1964. С. 49.

64

созерцаний, соответствующих категориям». Он определял категории не как знание, а как «формы мышления для того, чтобы из данных созерцаний порождать знание»134. В современных трудах по философии познания отмечается важная методологическая роль категорий в мышлении и деятельности человека: они задают порядок рассмотрения других понятий и всѐ более обнаруживают своѐ значение обобщѐнных инструментов, «так как

своѐм обобщении обеспечивают воспроизводство культуры»135.

системе философского знания категории осознаются как наиболее общие и фундаментальные понятия, отражающие существенные, всеобщие свойства и отношения явлений действительности и познания. Категории являются «узловыми пунктами познания», «ступеньками, моментами проникновения мышления в сущность вещей136. Их методологическая ценность заключается в том, что они представляют собой идеальный аналог материального мира, его общих свойств, связей, и отношений. Отсюда вытекает необходимость применения категорий к исследованию явлений,

природы, общества и мышления137.

Каждая наука может оперировать присущими ей категориями, которые в этом случае составляют еѐ научно-категориальный аппарат, имеющий свою специфику и не совпадающий с системой философских категорий, но неразрывно связанный с ней. Выявление основных элементов категориального аппарата конкретной науки позволяет раскрыть логику еѐ развития, преображения научного строя еѐ понятий138. Таким образом,

исследование категорий в конкретной науке даѐт возможность представить предмет еѐ изучения в контексте самых широких его проявлений.

134Кант, И. Критика чистого разума. М., 1964. Т. 3. С. 214, 298.

135Соременный философский словарь / Под общ. ред. проф. В.Е. Кемерова. 3-е изд., испр. и доп. М., 2004. С.

312.

136Большая советская энциклопедия / Гл. ред. А.М. Прохоров. Т.11. 3-е изд. М. : Изд-во «Советская энциклопедия», 1978. С. 527.

137Большая советская энциклопедия. М., 1978. С. 527.

138Философский энциклопедический словарь / С.С. Аверинцев, Э.А. Араб-Оглы, Л.Ф. Ильичѐв и др. 2-е изд-е. М. : «Советская энциклопедия», 1989. С. 254.

65

Анализ работ А.А. Беловицкой и А.А. Гречихина показал, что категориальный подход к анализу книги взаимосвязан с проблемой еѐ типологической характеристики, так как процессы категоризации и типологизации взаимообусловлены: при категоризации объекты сравниваются между собой по некоему признаку-атрибуту139,

а типологизация заключается в объединении множества предметов по такому признаку140. Взаимосвязь конструктов «категоризация» и «типология» реализуется и в положении о том, что категоризации легче поддаются нечѐткие множества предметов, именно к ним в философии познания применяется термин «тип»141.

В трудах А.А. Беловицкой основы (элементы) категориального подхода содержатся в разработанной автором книговедческой системно-

типологической концепции, которая выстраивается с учѐтом системного подхода к анализу книги142. Исходя из того, что научное познание − это бесконечный, многоуровневый и многоступенчатый процесс,

представляющий собой восхождение от теории одного уровня к теории более высокого уровня143, А.А. Беловицкая формирует книговедческий системно-

типологическийметод,который,будучиприменѐннымвкниговедении,

призван отразить строение системы книги с помощью еѐ идеальной модели,

представляющей собой обобщѐнное выражение признаков, характеризующих еѐ сущность, структурные уровни, системообразующие связи еѐ составных частей, свойств и признаков144.

В книге «Общее книговедение» автор определяет предпосылки формирования такого метода и отмечает, что в методологии книговедения на базе системно-типологической концепции, принятой за исходную,

139Брунер Дж. Психология познания. М., 1977. С. 27.

140 Философский энциклопедический словарь / С.С. Аверинцев, Э.А. Араб-Оглы, Л.Ф. Ильичѐв и др. С. 656-657.

141Философский энциклопедический словарь / С.С. Аверинцев, Э.А. Араб-Оглы, Л.Ф. Ильичѐв и др. 2-е изд. М. : «Советская энциклопедия», 1989.

Беловицкая, А.А. Система книговедческого метода  // Книга и социальный прогресс. М., 1986. С. 132.

Беловицкая, А.А. Система книговедческого метода. С. 134.

Беловицкая, А.А. Система книговедческого метода. С. 135.

66

«разрабатывается обобщенная теоретическая модель общекниговедческого способа познания – исследования, объяснения сущности, способа существования, развития, смены форм книги как объективного явления социальной действительности и фундаментальной книговедческой категории»145. Несмотря на то, что определение системно-типологического метода как сугубо книговедческого в работах А.А. Беловицкой обоснованно вызвало некоторые критические замечания146, положения, высказанные автором, имеют большое значение для развития теории книги. Однако приходится констатировать и то, что они не нашли конкретного воплощения ни в системе типологизации книги, ни в разработке еѐ обобщѐнной модели.

С позиции категориального подхода исследует книгуА.А. Гречихин.

Рассматривая книгу как научную книговедческую категорию, автор отмечает, что еѐ сущностные признаки находят своѐ проявление в типологической модели, «представляющей собой своеобразный идеализированный аналог, определенную знаковую схему, составленную из научных категорий и понятий, отражающих в своем единстве социальную сущность книги как способа информационного общения»147.

Всѐ многообразие принципов, которые могут быть использованы в качестве основы создания такой модели, автор сводит к трѐм основным:

перечислительному, иерархическому и интегральному – и отмечает их диалектическую взаимосвязь. Однако, говоря об иерархической типологической модели, А.А. Гречихин отмечает, что она должна соответствовать принципам классификации148. В этом содержится явное противоречие: рассматривая книгу как тип, категорию, следует идти путѐм

145 Беловицкая, А.А. Общее книговедение. М., 1987. С. 230-245.

146Ю.Н. Столяров, ссылаясь на исследования по методологии научного познания, отмечает, что собственного метода в значении специфического для данной науки нет и быть не может. Поэтому

Беловицкая для доказательства положений, содержащихся в еѐ научной концепции, обращается не к области книговедения, а к области философии (Столяров, Ю.Н. Проблемы книговедения (по поводу книги

Беловицкой «Общее книговедение») // Книга: исследования и матриалы. 1988. Сб. 56. С. 203-212).

147Гречихин, А.А. Современные проблемы типологии книги. Воронеж, 1989. С. 89.

148 Саутина [Динер], Е.В. Типология книги: анализ подходов и направление развития // Библиосфера. 2015. № 1. С. 41-47.

67

обобщения еѐ сущностных признаков, а не путѐм классификации, то есть расчленения объекта не некоторые подмножества.

Противоречия в теории А.А. Гречихина усматриваются и в том, что далее в качестве основы такой модели он определяет ценностную обусловленность книги как способа информационного общения, так как ценностно-типологическая подсистема категорий, основанная на принципе деятельности, «динамически трансформирует все другие подсистемы,

позволяя сформировать универсальную типологическую модель книги как открытую, развивающуюся систему»149. Здесь определяется другой принцип составления модели книги, но его соотношение с тремя предыдущими остаѐтся неясным. Эти противоречия сохраняются и на уровне теоретической

(типологической) модели книги, разработанной в трудах А.А. Гречихина150.

Все изложенные факты свидетельствуют о том, что: а) в книговедческих исследованиях содержатся основы применения категориального подхода с целью исследования книги; б) изучение книги с этой позиции взаимосвязано с еѐ типологической характеристикой и сопряжено с разработкой теоретической модели книги, обладающей высокой степенью обобщения,

содержащей главные сущностные свойства книги как объекта коммуникации.

Однако категориальный подход в книговедении требует дальнейшей доработки.

Исходя из того, что конструкты «категоризация» и «типологизация» являются взаимосвязанными, дальнейшую разработку этого подхода следует осуществлять, учитывая степень разработанности проблемы типологизации в современном книговедении. С этой целью, а также с учѐтом того, что типологический метод, опираясь на выявление сходства и различия изучаемых объектов, на поиск надѐжных способов их идентификации,

отображаетстроениеисследуемойсистемы,помогаетвыявитьеѐ

149Гречихин, А.А. Современные проблемы типологии книги. Воронеж, 1989. С. 113.

150 Саутина [Динер], Е.В. Типология книги: анализ подходов и направление развития // Библиосфера. 2015. № 1. С. 41-47.

68

закономерности, позволяющие предсказыватьсуществованиенеизвестных пока объектов151, произведѐм анализ типологических построений,

присутствующих в современном книговедении. Этот анализ осуществлялся с опорой на положения, выдвинутые в современной логике и философии по отношению к типологии как методу познания.

1.4. Типология книги в книговедческих исследованиях

В отечественном книговедении первые опыты типологических построений нашли отражение в работах А.М. Ловягина, который предложил двуединый критерий типологии книги, объединяющий целевое и читательское назначение152. В научных трудах Н.А. Рубакина с целью построения типологической классификации была осознана необходимость использования многомерного критерия, впоследствии разработанного им в библиопсихологии153.

Из научных трудов по типологии книги первой половины XX столетия заслуживает внимания исследование П.Х. Кананова, представленное в диссертации «Типология книги. Учение о книгах как посредниках между автором и читателем» (1942 г.). Автор подчѐркивает необходимость рассматривать книгу как социальное явление, то есть в абстрактном

(категориальном) значении, и на основе главной для книги социальной функции, которую он определяет как роль посредника между автором и читателями154. Иными словами, П.Х. Кананов предлагает производить типологию книги с позиции еѐ коммуникативной функции, однако эту функцию выполняют не только книги, но и другие социальные объекты,

использующиеся для передачи информации.

Для создания типологии книги, считает автор, необходимо дать определение этого понятия. Он формулирует следующую дефиницию:

151Философский энциклопедический словарь / С.С. Аверинцев, Э.А. Араб-Оглы, Л.Ф. Ильичѐв и др. 2-е изд. М., 1989. С. 656.

152Гречихин, А.А. Библиотипология – факт истории или реальная перспектива // Библиография 2000. № 2. С. 31.

153Гречихин, А.А. Библиотипология – факт истории или реальная перспектива.  С. 31.

154Кананов, П.Х. Типология книги. Учение о книгах как посредниках между авторами и читателями: дис. …канд. пед. наук // Архивные материалы: Фонд № 581, картон №7, ед. хран. № 1. С. 1.

69

«книга есть средство общения людей между собой при помощи графических элементов»155. Поясняя своѐ определение, П.Х. Кананов отмечает, что оно включает: а) авторов; б) читателей; в) графические знаки, служащие средством общения между первыми и вторыми156. Именно эти свойства и функцию книги автор считает главными, определяющими программу исследования «той науки, которую, в отличие от истории книги, следовало бы назвать систематическим книгознанием»157. Таким образом, П.Х. Кананов рассматривает книгу с позиции семантического и функционального подходов.

В плане функциональной характеристики книг, согласно П.Х. Кананову,

для типологии целесообразно рассмотрение следующих вопросов: а) какие бывают авторы и каковы их индивидуальные особенности; б) какие бывают читатели и каковы их запросы; в) какие графические знаки делают наиболее эффективным общение между создателями книг и их потребителями158.

Исходя из этого, автор предлагает многомерный критерий, который включает:

индивидуальные особенности авторов, например, талантливы они или посредственны, стары или молоды и т.д., а также их принадлежность к

темилиинымсоциальныммассам,политическимгруппировкам,

научным и литературным течениям. Этот компонент, считает П.Х. Кананов, имеет решающее значение, так как в книге отражается мировоззрение автора, определяемое перечисленными факторами;

время написания книг, то есть соотношение между авторами и переживаемой ими эпохой: есть «вечные книги» и «эфемерки», но те и другие выполняют свою роль, поэтому необходимо установить признаки, свойственные каждой группе;

155Кананов, П. Х. Типология книги. Учение о книгах как посредниках между авторами и читателями. дис. …канд. пед. наук // Архивные материалы: Фонд № 581, картон № 7, ед. хран. № 1. С. 2.

156Кананов, П. Х. Типология книги. Учение о книгах как посредниках между авторами и читателями. С. 2.157Кананов, П. Х. Типология книги. Учение о книгах как посредниках между авторами и читателями. С. 1.158Кананов, П. Х. Типология книги. Учение о книгах как посредниках между авторами и читателями. С. 4

70

место издания: согласно автору, некоторые книги целиком обусловливаются своей средой, например, туристический указатель г. Москвы может быть интересен прежде всего гостям города или жителям Москвы, другие же будут востребованы во всѐм мире;

язык, на котором написана книга;

потребности читателя, то есть целевое назначение и читательский адрес книги159.

ПредложенныйП.ХКанановымкритерийнуждаетсявдоработке.

Например, трудно оценить на практике, талантлив автор или посредствен,

какие ещѐ индивидуальные особенности могут найти отражение в его книге и др., исследователь не проясняет вопроса, на основании каких признаков может быть выделена такая группа предметов, как книга. Поэтому выявить типологические свойства книги как предмета коммуникации с помощью предложенного критерия нельзя. В исследовании П.Х. Кананова отсутствует также разграничение понятий «книга»-«издание». Эти причины приводят к тому, что, в конечном счѐте, автор выходит не на типологию, а на классификацию и рассматривает не книгу как категорию, а определѐнные виды изданий. Однако его диссертация ценна прежде всего тем, что в ней сделана первая попытка создания типологической модели книги.

Несмотрянато,чтонаучныеисследованияпотипологиикниги,

написанные в первой половине XX века, не привели к созданию книговедческой типологии, они имели большое значение, так как в них была обоснована необходимость развития этого направления и предприняты попытки классификации книжных изданий. Изучение этих проблем на более глубоком теоретическом уровне в то время было невозможно, так как вопросы, касающиеся методологии познания, ещѐ не получили полного осмысления в исследованиях по философии.

159Кананов, П.Х. Типология книги. Учение о книгах как посредниках между авторами и читателями. дис. …канд. пед. наук // Архивные материалы: Фонд № 581, картон № 7, ед. хран. № 1. С. 1.

71

К концу 60-х годов в книговедении был накоплен богатый издательский материал, нуждающийся в упорядочении; с этого времени проблема типологии в отечественном книговедении становится центральной, а еѐ решение осознается как методологически важная задача. В начале 70-х годов эти вопросы находились в центре исследований, проводимых Всесоюзной книжной палатой (ВКП)160, однако их решение не привело к созданию

типологии книги161.

В современном книговедении проблема типологии книги остается одной

из  самых  актуальных.  В  разное  время  к

ней  обращались  Н.П.

Лавров,

Э.В.

Гольцева,    А.И.    Барсук,    Е.А.

Динерштейн,

А.К.

Ступин,

Л.Н.

Кастрюлина,   В.П.   Андрианов,

Ф.А.   Кузин,

А.Я.

Черняк,

А.А. Гречихин, И.Г. Моргенштерн, С.Н. Омилянчук, А.А Беловицкая и др.

Но наиболее активно общие вопросы типологии в книговедческих научных трудах рассматривались в 70-80-е годы прошлого столетия. В современном книговедении интерес к ним угас. В 10-е годы XXI века был издан только один фундаментальный труд, посвящѐнный этой проблеме, − монография А.А. Гречихина «Библиотипология как научное направление. Особенности становления и развития в российском книговедении» (2003). В большинстве работ, написанных в первое десятилетие XXI века, проблемы типологии отражены как частные вопросы книговедения162. Но если учесть, что по сравнению с прошлым столетием условия книжной коммуникации

160В ходе теоретического исследования, проводимого Е.А. Динерштейном, Э.В. Гольцовой, А.З. Вулисом, типология рассматривалась как основа различных классификаций издательской продукции, по существу речь шла о типологии изданий, а не книги. Поэтому в центре внимания авторов находится категория «тип издания», которая определяется как идеальная модель, обобщающая основные типологические признаки, свойственные определенной группе изданий. Признаки, позволяющие отнести то или иное издание к определенной модели, выделялись авторами по четырѐм параметрам: целевому назначению, читательскому адресу, характеру информации, структуре издания. Это исследование имело большое практическое значение для решения проблемы классификации изданий и для анализа конкретного массива издательской продукции, но методологические основы типологии книги в нем представлены не были. (Гольцова, Э.В. Проблема типологии книжных изданий: некоторые итоги исследований, проведенных во Всесоюзной книжной палате // Книжная торговля. Исследования и материалы. М., 1977. Сб. 4. С. 105-118).

161 Саутина [Динер], Е.В. Типология книги: анализ подходов и направления развития // Библиосфера. 2015. № 1, С. 41-47.

162Захарьина, Н.Б. Русские певческие книги: типология, пути эволюции: дис. …д-ра пед. наук / Н.Б. Захарьина. М., 2007. 211 с.; Захаров, С.С. Научные журналы по философии: типологическая модель: дис. … канд. филол. наук. М., 2010. 178 с.

72

подверглись серьѐзным изменениям, то можно сделать вывод: по отношению к современным коммуникативным процессам проблемы типологии книги являются разработанными не в достаточной степени.

В книговедческих трудах, вышедших во второй половине прошлого века, рассматриваются не только частные, но и общие вопросы, касающиеся сущности понятия «типология», места типологии в науке о книге, еѐ методологических основ и т.д. Однако в большинстве работ присутствуют разночтения не только в определении понятий «типология», но и в понимании главных типологических категорий, которые употребляются для построения типологических моделей и классификаций: «тип», «вид», «род», «класс», − а также в определении критериев систематизации. Анализируя сложившуюся ситуацию, В.Ю. Иваницкий еще в 1976 году писал: «…что ни автор, то свой особый подход, своя собственная точка зрения, своя теория»; и

взаимоувязать эти теории непросто, а подчас даже невозможно»163.

Причина этого отчасти заключалась в том, что большинство исследований было подчинено решению конкретных книговедческих задач.

Это, как отмечает И.Г. Моргенштерн, не позволило их авторам «выработать типологические схемы, соответствующие общим потребностям книжного дела»164. Например, Д.Ю. Теплов, А.Я. Черняк обращаются к вопросу типизации технической книги, А.Г. Бочаров рассматривает эту проблему по отношению к журнальной продукции, Л.Н. Кастрюлина – с позиций редакторского анализа рукописей и т.д. Эти противоречия сохраняются и в настоящее время. Поэтому до сих пор в книговедении нет единства ни в определении понятия «типология», ни в методологических подходах,

касающихся типологической характеристики книги, а многие вопросы продолжают оставаться дискуссионными.

163Иваницкий, В.Ю. Типологические исследования и издательская практика // Книга и социальный прогресс.

М., 1986. С. 166.

164Моргенштерн, И.Г. Проблемы типологии современной книги // Книга: исследования и материалы. 1975.

Сб. 30. С. 39.

73

В работах А.И. Барсука, И.Е. Баренбаума типология рассматривается как классификационный метод, то есть понятия «типология» и «классификация» не разграничиваются. Такой же позиции придерживаются А.Я. Черняк и А.К. Ступин. В частности, А.Я. Черняк характеризует типологию как собирательное понятие, совокупность классификаций произведений литературы по форме издания, по целевому назначению, по читательскому назначению165, а деление на типы рассматривает как «основной ряд книговедческой классификации совокупной массы книг»166, то есть в структуре «тип-вид».

В некоторых трудах наряду с термином «типология» употребляется термин «типизация». Например, Д.Ю. Теплов эти понятия считает синонимами167. И.Г. Моргенштерн предлагал закрепить их различные значения. Под типизацией он понимал процесс классифицирования произведений или изданий по определенным признакам, предполагающим разнесение произведений или изданий по разработанным типологическим схемам, тесно связанный с типологической характеристикой произведения.168

Термин «типология» И.Г. Моргенштерн трактовал двояко: 1) это «один из видов классификации явлений действительности»169 (такое понимание совпадает с позицией А.Я. Черняка, И.Е. Баренбаума и других); 2) это

«знание категорий книги, их видообразующих свойств и логического соотношения различных категорий книги, выделяемых по признакам назначения и формы»170.

Близкую позицию занимает Л.Н. Кастрюлина, которая определяет типологию как раздел науки, изучающий принципы систематизации литературных произведений. Согласно автору, именно типология литературы

165Черняк,А.Я.Отипологиипроизведенийпечати//Актуальныепроблемыкниговедения.М.,1976,

С. 39-51.

166Черняк, А.Я. О типологии произведений печати. С. 39-51.

167Теплов, Д.Ю. Типизация в книговедении и библиографии. Основные проблемы на примере научно-технической литературы и ее библиографии. М.: Книга, 1977. 190 с.

168Моргенштерн, И.Г. Проблемы типологии современной книги // Книга: исследования и материалы. 1975.

Сб. 30. С. 53.

Моргенштерн, И.Г. Проблемы типологии современной книги. С. 38.

Моргенштерн, И.Г. Проблемы типологии современной книги. С. 43.

74

призвана выявлять устойчивые типологические признаки, присущие произведениям того или иного рода творчества, а также исследовать их своеобразное сочетание171.

Обобщая смысл понятия «типология», представленный в трудах названных авторов, можно сделать следующий вывод: в основе этих определений находятся представления о типологии как об упорядоченном описании объектов научного знания, «позволяющем характеризовать явления и предметы, устанавливать сходство и различие между ними, выделять и описывать новые явления и объекты»172, то есть как о классификации. Такой подход к определению типологии был принят в некоторых научных трудах по философии второй половины XX века. В соответствии с ним типология − это раздел какой-либо науки, занятый научной систематизацией

(классификацией)  предметов  или  явлений  по  общности  (сходству)  каких-

либо свойств или признаков на группы (классы), обычно именуемые типами173. Однако дальнейшее исследование проблем типологии в различных областях научного знания привело к переосмыслению этой позиции.

Например,В.М.Солнцев,применительнокразвитиюязыкознания,

отмечал, что на современном этапе задачи типологических исследований вышли за рамки классификации языков, типология по сути дела стала наукой о наиболее общих свойствах, то есть о строении человеческого языка. Тем самым она сомкнулась с онтологией языка174.

БлагодаряисследованиямГ.П.Щедровицкого,Д.П.Горского,

Ю.А.Шрейдера,С.В.Мейена,Г.А.Подкорытова,Р.Г.Баранцева,

А.Ю. Москвитина и других в области философии типология стала осознаваться как «сложноорганизованный феномен познания,

реализующийся  на  уровне  методологического  научного  исследования,  но

171Кастрюлина, Л.Н. Проблема типологии литературы и ее значение для теории и практики редактирования // Книга: исследования и материалы. 1975. Сб. 31. С. 33.

172Швецова-Водка, Г.Н. Типология книги // Книга: исследования и материалы. М., 1983. С. 42.

173 Огурцов, А.П. Типология /А.П. Огурцов, Э.Г. Юдин // Большая советская энциклопедия / Гл. ред. А.М. Прохоров. Изд-е 3-е. М. : Советская энциклопедия, 1996. Т. 25. С. 563-565.

174Солнцев, В.М. К вопросу о предмете и задачах типологии // Типология как раздел языкознания. Тезисы дискуссии. М., 1976. С. 151.

75

бытийствующий в континууме человеческой практики, который включает в себя содержательно-теоретические, понятийно-категориальные, логико-

операциональные составляющие, взаимодействует со смежными и пересекающимися методами (классификация, систематизация, идеализация и т.д.), осуществляя структурную связь своих внутренних и внешних компонентов посредством типа»175. С этой точки зрения типология взаимодействует с классификацией как с пересекающимся методом познания, но к нему не сводится. Таким образом, представление о типологии как о классификации искажает еѐ рамки.

Это можно показать и обращаясь к законам логики, где классификация рассматривается как «распределение предметов какого-либо рода на классы согласно наиболее существенным признакам, присущим предметам данного рода и отличающим их от предметов других родов176. Исходя из этого,

составление классификаций подчиняется всем правилам деления объѐма понятия, к которым относятся следующие: 1) необходимость применения одного и того же основания в одной и той же классификации; 2) объѐм членов классификации должен равняться объѐму классифицируемого класса;

члены   классификации   должны   взаимоисключать   друг   друга;   4)

подразделение на подклассы должно быть непрерывным.

Логическая процедура, основанная на этих правилах, позволяет точно распределить все многообразие предметов какого-либо рода на классы, но не предполагает группировку объектов исследования на основе некоторой обобщенной модели, или типа, так как основу такой группировки составляют наиболее общие свойства объектов. В этом случае группируемые предметы способны иметь взаимоисключающие признаки, но принадлежать к одному типу. Иными словами, согласно законам логики, типология основана на понятиях о нечѐтких множествах, в то время как законы классификации предполагают формирование классов, стремящихся к высокой чѐткости.

175Москвитин, А.Ю. Основные принципы типологии и их применение к анализу типологических проблем в социальном познании: дис. …канд. философ. наук. Владивосток, 1999. С. 153.

176Кондаков, Н. И. Логический словарь-справочник, М., 1975. С. 595.

76

Следует также отметить, что процесс классификации может осуществляться и на основе несущественных признаков, в то время как типология предполагает выделение сущностных свойств предметов.

Исходя из этого, метод классификации может быть использован для изучения внутренней организации системы книги, но целостного представления о ней как о коммуникативной системе не даѐт.

Против  сужения  понятия  «типология»  выступают  и  сами  книговеды.

Например,А.А.Гречихинвучебномпособии«Типологияучебно-

педагогической книги» (1985) писал: «В книговедении при оперировании типологическими терминами до сих пор не изжиты два недостатка:

многозначность и их произвольное использование, понимание систематизации только в узком смысле, а не как базовой категории, не с позиций системного подхода, суть которого − в исследовании объектов как систем»177. Однако в его работах, как видно из цитаты, понятие «типология» подменяется термином «систематизация», что также является необоснованным.

Под систематизацией А.А. Гречихин понимает «диалектическое единство классификации и типизации»178. Он пишет: «Базовым термином,

который обозначает все возможное разнообразие упорядочения книговедческих объектов, следует считать слово «систематизация». В

последнее время для обозначения такой научной дисциплины все чаще используют слово «типология»179. То есть понятия «систематизация» и «типология» осознаются им как синонимы.

Согласно А.А. Гречихину, книговедческая систематизация предполагает восхождение от абстрактного к конкретному, которое можно упрощенно представить как аналитико-синтетический процесс, где момент анализа соответствует классификации, а момент синтеза – типизации книговедческих

177Гречихин, А.А.Типология учебно-педагогической книги: учебное пособие. М., 1985. С. 9.178Гречихин, А.А. Современные проблемы типологии книги. Воронеж, 1989, C. 62.179Гречихин, А.А. Типология учебно-педагогической книги. С. 10.

77

объектов, понятий, процессов и отношений180. То есть, по А.А. Гречихину, с

одной стороны это формирование некоторой идеализированной модели – понятия-типа, с другой – реальное распределение всего многообразия книг на основе принадлежности каких-то свойственных им признаков этому идеальному типу181.

Такое понимание систематизации согласуется с энциклопедической трактовкой термина «типология» в философии второй половины прошлого столетия182. Однако в современных исследованиях по философии понятия

«систематизация»и«типология»представленыкакнеравнозначные.

Например, Г.А. Подкорытов считает термины «систематизация», «систематика», «типология», «типизация», «периодизация» близкими, но не тождественными по содержанию183. Р.Г. Баранцев пишет, что понятия

«типология», «систематизация», «классификация» характеризуют разные аспекты и уровни познавательного процесса. «Классификация – это процедура, которая является деятельностью систематизации, а типология – аспект метаописания, раздел теории систематизации – системологии»184.

Сходную позицию занимают Ю.А. Шрейдер185, А.Ю. Москвитин186 и другие.

Поэтому употребление термина «систематизация» для обозначения процедур, характеризующих процесс типологизации объектов, является неоправданным.

Если обратиться к определениям понятия «типология» в логике, то в

«Словаре логических терминов» она характеризуется как: «1)учениео классификации, упорядочении и систематизации сложных объектов, в основе которых лежат понятия о нечѐтких множествах и о типе; 2) учение о

180Гречихин, А.А. Современные проблемы типологии книги. Воронеж, 1989. C. 72

181Гречихин,  А.А.  Библиотипология  как  научное  направление.  Особенности  становления  и  развития  в

российском книговедении: монография. М., 2004. С. 179.

182Огурцов, А.П. Типология /А.П. Огурцов, Б.Г. Юдин // БЭС. 3-е изд. М., 1978. С. 19-20.183Подкорытов, Г.А. О природе научного метода. Глава 111. Систематизация. Л., 1988. С. 192-206.

184Баранцев, Р.Г. Системные триады и классификации // Теория и методология биологических классификаций. М., 1983. С. 84.

185Шрейдер, Ю.А. Систематика, типология, классификация // Теория и методика биологических классификаций. М., 1983.

186Москвитин, А.Ю. Основные принципы типологии и их применение к анализу типологических проблем в социальном познании: дис. …канд. филос. наук. Владивосток, 1999.

78

классификациисложныхобъектов,связанныхмеждусобойгенетически

(например,классификацияобщественно-экономическихформаций);3)

учение о классификации сложных объектов, между которымитруднопровестистрогие разграничительные линии и которые экземплифицируются их некоторыми типичными образцами»187. Исходя из этого, типология предполагает и классификацию, и систематизацию, то есть это более общее понятие по сравнению с термином «систематизация», и сужать его было бы неверным.

Онтологическое значение термина «типология» отражено в трудах С.П. Омилянчука, А.А. Беловицкой, Г.Н. Швецовой-Водки. Согласно подходу С.П. Омилянчука и А.А. Беловицкой, типология книги есть

«высший уровень синтеза знаний о книге, накопленных конкретными книговедческими дисциплинами и общей теорией книговедения, уровень получения нового знания о книге, наиболее общих законах еѐ исторического развития»188. В их трудах типология книги осознаѐтся как теория типологического метода в книговедении, как процесс его конкретного применения и как результат этой теории и процесса.

Анализируя методологию книговедческого знания, А.А. Беловицкая обосновывает применение типологического метода, или книговедческого метода типизации (эти понятия в ее работах синонимичны) в качестве наиболее общего. Его применение предполагает:

выявление сущностного признака или единства нескольких признаков путем абстрагирования, отвлечения от действительной совокупности всех, имеющих отношение к системе (восхождение от конкретного к абстрактному);

исследование и выражение процесса смены форм сущностного признака (или единства нескольких признаков) на разных уровнях

187Ивин, А.А., Никифоров, А.М. Словарь по логике / Науч. рец. проф.  В. Н. Перевезенцев;  проф. В.В.

Петров. URL:http://www.onlinedics.ru/slovar/log/t/tipologija.html.Дата обращеня: 24.03. 2013.

188Беловицкая, А.А., Омилянчук, С.П. К содержанию понятия «советская книга». (Книга в процессе движения) //Советская историография книги. М., 1979. С. 138.

79

организациисистемыспомощьюопосредования(тоестькаждая

следующая форма-признак опосредуется предыдущей);

последовательное обобщение сущностных признаков при переходе с одного уровня организации системы на другой в процессе воссоздания развивающегося явления в единстве и разнообразии необходимых и достаточных признаков (восхождение от абстрактного к конкретному)189.

системе эмпирического знания такой метод позволяет фиксировать устойчивые признаки, сходства и различия; систематизировать полученный материал, а в теории познания приводит к отражению строения исследуемой системы, еѐ закономерностей с помощью построения идеальной модели объекта. Учение об этом методе автор называет типологией190. Такая позиция является обоснованной и с точки зрения философии, однако в работах А.А. Беловицкой определены теоретические аспекты проблемы типологии книги, но отсутствует их эмпирическое применение.

Г.Н. Швецова-Водка оперирует понятиями «типология» и «типологизация» и отмечает необходимость их разграничения с термином

«классификация». Под классификацией она предлагает понимать «метод группировки, в котором используется операция деления объема понятия»;

под типологизацией – «метод группировки, в котором устанавливаются определенные типы как такие подразделы, которые отличаются комплексом признаков»191. Однако, если учесть, что тип как научная категория предполагает наивысший уровень абстракции и не может быть соотнесѐн с подразделом, то с автором можно согласиться лишь отчасти. В свою очередь подраздел может быть частью классификации, что свидетельствует о том, что понятия «типологизация» и «классификация» в работах Г.Н. Швецовой-

Водки подменяются.

189Беловицкая, А.А. Система книговедческого метода // Книга и социальный прогресс. М., 1986. С. 134.190Беловицкая, А.А. Система книговедческого метода. С. 135.

191Швецова-Водка, Г.Н. Общая теория документа и книги: учебное пособие. М.: Рыбари ; Киев: Знання, 2009. С. 30.

80

Формулируя цель, которая стоит перед книговедением в части типологии книги, Г.Н. Швецова-Водка отмечает, что нужно создать «не описательную, а

сущностную классификацию литературы по типам, через формулировку закономерностей образования классов, а не только через описание и объяснение»192. Здесь также обнаруживается некоторое противоречие:

классификацию невозможно производить на основе типа, так как этот процесс предполагает логическую операцию разделения, а построение типа требует обобщения эмпирического материала на высоком уровне абстракции.

Таким образом, в книговедческих исследованиях обосновано использование типологии с целью определения сущностных характеристик книги, но представления об этом методе познания часто не соответствуют логико-философским представлениям о типологии.

качестве основных понятий, с помощью которых определяются типологические характеристики книги, в книговедении употребляются термины «тип», «род», «вид». Но вопрос об их соотношении и определении,

также связанная с ним проблема классификации многообразной книжной продукции решаются неоднозначно.

логике «тип» (греч. «typos» – отпечаток, образец) определяется как образец, выражающий общие, существенные черты определенной группы предметов, явлений, форма, вид, модель, которой соответствует определенному классу объектов; в литературе, искусстве – это образ,

воплощающий в себе общие, характерные социальные черты какой-нибудь определенной части конкретного коллектива193.

В рамках философии понятие «тип» традиционно употреблялось в двух значениях: 1) наиболее характерное единичное явление, с наибольшей полнотой отражающее сущность; 2) прообраз, основная форма, допускающая

192Швецова-Водка, Г.Н. Типология книги // Книга: исследования и материалы. М., 1986. Сб. 46. С. 55.193 Кондаков, Н. И. Логический словарь-справочник. М., 1975. С. 595.

81

отклонения194. В первом случае знание об объектах одного типа задаѐтся путем конкретного описания или конструирования одного из этих объектов,

который и называется «типом» (он выбран в качестве эталона), а во втором – путѐм описания некоего образца (конструкта), задающего для них некую норму195.

В современных философских исследованиях применительно к теории познания тип определяется как «моделирующий феномен», характеризуя который следует говорить «о теоретических построениях, основанных «на эмпирических построениях надэмпирического уровня»196. С учѐтом этого типология объекта направлена на создание некой модели, которая выступает в качестве образа понятия, а материалом для еѐ создания являются группировки и обобщения197. Таким образом, изучение действительности посредством применения типа происходит на высоком уровне обобщения при помощи выделения типических черт, присущих большому количеству объектов.

Построение типологической модели протекает на основе эмпирического материала, но по логическим законам и в логической форме. В логике,

профессионально занимающейся теорией классификации, понятию «тип» соответствует понятие «класс». Эти термины не тождественны, но и не противоположны друг другу. Это два аспекта одного «упорядочивающего и систематизирующего акта»198, в котором тип имеет сущностно определяющее значение, а класс составляет его логико-операциональный аспект.

194Гѐте, И.В. Избранные сочинения по естествознанию. М. : Изд-во АН СССР, 1957. С. 242-243; Забулионите, А.-К. И. Тип и типологический метод в философии культуры: дис. …канд филос. наук. СПб., 2000. 154 с.

195Забулионите, А.-К. И. Тип и типологический метод в философии культуры. 154 с.

196Москвитин, А.Ю. Основные принципы типологии и их применение к анализу типологических проблем в социальном познании: дис. …канд. филос. наук. Владивосток, 1999. С. 99.

197Козырев, В.А. Современное социальное познание. М, 1988. С. 152; Москвитин, А.Ю. Основные принципы типологии и их применение к анализу типологических проблем в социальном познании: дис. …канд. философ. наук. Владивосток, 1999.

198Москвитин, А.Ю. Основные принципы типологии и их применение к анализу типологических проблем в социальном познании: дис. …канд. философ. наук. Владивосток, 1999. С. 108.

82

В научных работах по книговедению наблюдается не только смешение главных понятий, определяющих типологическую характеристику, но и явные недочѐты в логике типологических построений.

Обращаясь к этой проблеме, А.Я. Черняк рассматривает типологию изданий, а не книги, и строит совокупность их классификаций на трѐх разных основаниях, или аспектах: 1) по форме издания – вид, 2) по целевому назначению – тип, 3) по читательскому назначению – группа199. Но с философско-логической точки зрения понятия «тип», «вид», «группа» относятся к различным процедурам группировки, поэтому в предложенной классификации нарушено главное логическое правило – закон единого основания деления.

И.Г. Моргенштерн формулирует условия успешной разработки типологии книги, к которым относит: 1) определение принципов типологии; 2) применение типологии в первую очередь к современной книге; 3) чѐткое определение основных исходных понятий: типология, типизация, книга,

произведение, издание, литература, печатная продукция; 4) выяснение цели типологии книги и тех требований, которые предъявляют к ней различные области книжного дела и книговедения200. В качестве главных принципов типологии он называет: 1) социальную детерминированность предлагаемых схем, то есть учѐт тенденций развития книги, обусловленных причинами социального характера; 2) их логическую обоснованность, то есть учѐт логических правил деления, прежде всего закона единого основания деления;

их соответствие основным потребностям всех областей книжного дела;

отражение в схемах главных, существенных элементов книги201. Выделение первого принципа является вполне обоснованным, так как он

согласуетсяспринципомисторизма,  которыйлежитвосновенаиболее

199Черняк,А.Я.Отипологиипроизведенийпечати//Актуальныепроблемыкниговедения.М.,1976.

С. 39-51.

200Моргенштерн, И.Г. Проблемы типологии современной книги // Книга: исследования и материалы. 1975.

Сб. 30. С. 39.

201Моргенштерн, И.Г. Проблемы типологии современной книги // Книга: исследования и материалы. Сб. 30.

М., 1975. С. 43.

83

общих типологических построений и позволяет понимать исследуемые объекты как изменяющиеся системы, подчиненные некоторой закономерности развития. Третий и четвертый принципы также соответствуют теории типологии. Однако выделение второго принципа, как раз и определяющего логику построений, говорит о том, что автор имеет в виду не типологию, а классификацию.

Вместо типизации книги И.Г. Моргенштерн рассматривает типизацию произведений печати. Следуя логике его изложения, в широкий круг объектов, предназначенных для типизации, необходимо включить не только произведения литературы, но и афиши, этикетки, марки, банкноты и прочее,

так как они произведены органами печати, но при этом исключить рукописную и аудиокнигу: они, как указывалось выше, не имеют отношения к печати. Это противоречие объясняется методологическим подходом к определению понятия «книга», которую автор рассматривает только как опубликованное произведение. Такой подход не позволяет разграничить понятия «книга», «произведение», «издание», а между тем именно это разграничение И.Г. Моргенштерн определял как одно из условий создания обоснованной типологии. Не случайно, составляя схему, конкретизирующую типизацию произведений печати, он называет еѐ «Основные типы произведений (литературы)»202.

Противоречие возникает и при выделении признаков, составляющих основу типологии произведений. Автор называет пять главных признаков,

которые считает общими, универсальными. К ним он относит: а) знаковый признак, в соответствии с которым выделяет текстовые, графические,

нотные, картографические типы произведений (но отсутствуют аудиальные);

б) возрастное назначение, ему соответствуют произведения для взрослых и для детей; в) целевое назначение, позволяющее выделить официальные,

массовые политические, научные, научно-популярные, производственные и

202Моргенштерн, И.Г. Проблемы типологии современной книги // Книга: исследования и материалы. М.,

1975. Сб. 30. С. 50.

84

т.д. произведения; г) язык, в соответствии с которым выделяются оригинальные и переводные произведения; д) количество публикаций,

первые и повторные публикации (однако, учитывая этот признак, нельзя определить тип произведения, можно определить лишь порядковый номер публикации произведения). Первый, «знаковый», признак И.Г. Моргенштерн считал главным типизирующим основанием, все остальные являются

дополнительными и отражаются в частных типологических схемах.

Классификация, произведѐнная на этой основе, отвечает принципу единого основания деления, но всем остальным принципам,

сформулированнымавтором(см.выше),онанесоответствует:вней

не учтены тенденции дальнейшего развития книги, например, электронная книга в эту классификацию не вписывается; не отражены существенные элементы книги; предлагаемая классификация не соответствует потребностям всех областей книжного дела, так как включает далеко не все книжные формы. Также выделенные признаки можно применить только к

опубликованнымпроизведениям.Такимобразом,вконцепции

И.Г. Моргенштерна представлена та же классификация изданий, что и у А.Я. Черняка, но с бо′льшим количеством оснований деления.

Отдельно И.Г. Моргенштерн охарактеризовал признаки, составляющие основу типизации изданий. Определяющим критерием, ссылаясь на ГОСТ

16447-70, он предлагал считать сроки выхода издания в печать и в зависимости от этого выделял непериодические, периодические и продолжающиеся издания. Но так как чѐткое разграничение понятий

«произведение», «произведение печати», «издание» в работах автора отсутствует, то такая классификация является обоснованной не до конца.

В работах Г.Н. Швецовой-Водки книга рассматривается как документ,

но является главной категорией книговедческой типологии. В еѐ трудах содержатся положения, важные для развития типологической теории книги,

например, автор отмечает, что для создания этой теории необходимо уточнить понятие «книга», а также разграничить основные категории книги,

85

относящиеся к ней203. К ним автор причисляет произведение, литературное произведение, литературу, произведение печати, издание. Однако, давая определения этих понятий, Г.Н. Швецова-Водка не пишет о том, каково их соотношение с книгой как главной типологической категорией204.

С целью создания классификационных схем, типологических моделей и характеристик Г.Н. Швецова-Водка предлагает использовать понятия «вид», «тип», «жанр»205. Вид, согласно автору, может быть обозначен как любой подраздел классификации. Между совокупностью классифицируемых явлений и определѐнным подразделом существуют родо-видовые отношения.

Такой подход согласуется с определением классификации в логике, однако в этом случае необходимо охарактеризовать понятие «род», которое у Г.Н. Швецовой-Водки по отношению к книжной классификации отсутствует.

Тип, согласно автору, является основой для типологизации. Типы отличаются друг от друга не одним, а совокупностью признаков. Но, говоря о типологизации книги, Г.Н. Швецова-Водка подменяет еѐ типологизацией литературы206, что необоснованно сужает понятие «типология книги» и не дает полного представления о самой книге207.

Г.Н. Швецова-Водка отмечает также, что основу типологизации литературы должен составлять комплексный критерий, представляющий собой совокупность признаков, среди которых один классификационный,

ведущий, а другие – производные, то есть классообразующие208. Здесь вновь возникает смешение понятий, касающихся классификации и типологизации.

Типология, согласно логике, предполагает выделение типообразующего признака, который и объединяет множество предметов, имеющих определенные отличия, в один тип. Классификационный же признак,

наоборот,составляетосновуразделениясуществующегомножествана

203Швецова-Водка, Г.Н. Типология книги // Книга: исследования и материалы. Сб. 46. М., 1983. С. 40-45.204Динер [Саутина], Е.В. Анализ книговедческих подходов к типологии книги // Научные и технические библиотеки. 2015. № 7. С. 93-101.

205Швецова-Водка, Г.Н. Общая теория документа и книги. С. 302.

Швецова-Водка, Г.Н. Общая теория документа и книги. М. : Рыбари ; Киев: Знання, 2009. С. 319.

Динер, Е.В. Типология книга: анализ подходов и направления развития  // Библиосфера. 2015. № 1. С. 44.

Швецова-Водка, Г.Н. Общая теория документа и книги. С. 319.

86

классы предметов, даже если он исходит из закономерностей образования классов, а не только из их описания и объяснения. Смешение понятий возникает и при употреблении термина «жанр» как одной из основных категорий типологизации книги209.

Этипротиворечияотраженыивтипологическихпостроениях,

предпринятых Г.Н. Швецовой-Водкой, которые имеют как методологические, так и логические недочѐты. Автор выделяет типы литературы, а не книги, деление производится на основе классификационного и классообразующих, а не типообразующих признаков,

в результате чего получается классификация, разделяющая всѐ многообразие литературных источников на определенные классы.

Наиболее разработаны вопросы типологии книги в научных трудах А.А. Гречихина. В его работах предпринята попытка создать метатеорию типологии книг – библиотипологию, «своеобразную теорию систем в книговедении», объектом которой является всѐ многообразие категорий,

относящихся к книге, а предметом – систематизация книги, выявление закономерностей формирования книги как системы в процессе производства,

распространения и использования в обществе210.

Задачу библиотипологии А.А. Гречихин видит в том, что в еѐ рамках должна изучаться не только методологическая сущность процесса систематизации книги, но и сущность типологического метода как системы с учѐтом всего многообразия методов книговедения. Таким образом, он подчеркивает глубокую взаимосвязь типологии книги с общенаучными подходами к методологии научного знания211.

В основе типологического метода, по А.А. Гречихину, находится понятие типа. В системе его научных представлений «тип – это высшая

209Динер, Е.В. Типология книга: анализ подходов и направления развития // Библиосфера. 2015. № 1. С. 41-46.

210Гречихин, А.А. Библиотипология как научное направление. Особенности становления и развития в российском книговедении: монография. М., 2003. 432 с.

211Гречихин, А.А. Библиотипология как научное направление. Особенности становления и развития в российском книговедении: монография. С. 151.

87

систематическая категория в книговедении, которая соотносится с книгой как высшей систематической категорией»212. Понятие «тип ―книга‖» автор считает предельно широким, а его сущность характеризует как двуединую: с

одной стороны, оно отражает высшую степень, предел абстрагирования от всего конкретного многообразия книжного репертуара, а с другой – один-

единственный тип книги, то есть к книгу-индивид. Так, автор пишет: тип

«книга» выражается в самом общем, универсальном еѐ определении, «устанавливая тем самым границы книговедения в системе других наук,

книги как категории в системе других научных категорий и типа книги – как высшего предела еѐ систематизации»213.

Из этого следует, что тип «книга» является наивысшим и не выходит за рамки книговедения, хотя принципы системного подхода свидетельствуют о том, что любая система является включѐнной в другую в качестве еѐ подсистемы, то есть книга с точки зрения системных характеристик является частью коммуникативной системы. Об этом неоднократно упоминает и сам автор, более того, по А.А. Гречихину, в основе типологической модели книги находится принцип коммуникативности, который позволяет конкретизировать книгу до уровня трех основных еѐ модификаций:

произведения,документа,издания.Этикатегории,согласноавтору,

отражают практические уровни информационного общения, а далее – уровни формирования общественного сознания214.

Такая позиция согласуются с коммуникативной сущностью книги и учитывает особенности взаимодействия автора и читателя. Однако в этом случае тип «книга» должен соотноситься с другими типами объектов,

представленными в общей системе, например документивной коммуникации.

Автор употребляет по отношению к книге термин «документ», но считает его более узким, чем понятия «книга» и «издание». Это свидетельствует о том,

что А.А. Гречихин осознаѐт книгу более общей категорией, чем документ.

212Гречихин, А.А. Современные проблемы типологии книги. Воронеж, 1989. C. 74.213Гречихин, А.А. Современные проблемы типологии книги. Воронеж, 1989. С. 74.214Гречихин, А.А. Современные проблемы типологии книги. С. 99.

88

Это, во-первых, противоречит современным тенденциям исследования документа и книги, во-вторых, характеризует книгу как наивысшую информационную систему, что не соответствует действительности.

Исследуя книгу как высшую категорию книговедения, А.А. Гречихин выходит на уровень построения еѐ общей типологической модели, которая,

по утверждению автора, должна носить системный характер215. Вполне обоснованно он соотносит типологические категории книги с такими философскими категориями, как «всеобщее», «особенное», «единичное».

Категории всеобщего, согласно автору, соответствует понятие «тип», которое воплощается в книге универсальной, книге как таковой; с категорией особенного соотносится понятие подтип, которому соответствует универсально-функциональная книга216, то есть в основе типологических построений А.А. Гречихина находится функция, выполняемая книгой в обществе; а категория единичного представлена в универсально-единичной книге, соотносимой с разнотипностью. Однако далее автор оперирует такими понятиями, как «род», «вид», «подвид», «индивид». Он пишет: «…род книги

– это особенная научная категория, подчиненная типу и в то же время подчиняющая видовые категории. По своему объему понятие «род» отражает не все реально существующие книги и их свойства, а лишь определенную,

(особенную)частьих.Видкнигиэтоединичнаянаучнаякатегория

(понятие), определяющая нижний предел систематизации»217.

Но по законам логики типо-видовое деление в науке не принято. Более общим понятием по отношению к виду считается род и признается родо-

видовая классификация218. Иными словами, понятия «тип», «род» и «вид» относятся к разным системам представлений: вид и род соотносимы с классификацией как методом познания, а типология и классификация, как

215Гречихин, А.А. Библиотипология как научное направление. Особенности становления и развития в российском книговедении: монография. М., 2003. С. 143.

216Гречихин, А.А. Библиотипология как научное направление. Особенности становления и развития в российском книговедении. С. 182-183.

217Гречихин, А.А. Типология книги: современное состояние и перспективы научной разработки // Книга и социальный прогресс. М., 1986. С. 145.

218 Кондаков, Н.И. Логический словарь-справочник. М., 1975. С. 595.

89

было показано выше, – совершенно разные конструкты. Такая позиция отражена во многих работах по философии219, языкознанию220, а также в некоторых научных трудах по книговедению и библиотековедению221, где наиболее общим понятием в родо-видовой классификации признаѐтся род,

который  делится  на  виды,  но  такое  деление,  исходя  из  законов  логики,

характеризуется как относительное. Оно свидетельствует лишь о том, что понятие «род» шире, чем понятие «вид»222.

Таким образом, в рассуждениях А.А. Гречихина имеют место противоречия логического характера, которые находят отражение и в распределении конкретного книжного материала по главным категориям,

соответствующим типологии книги223. Они сохраняются и в содержании системного критерия, предлагаемого автором в качестве основы типологической модели книги.

Согласно А.А. Гречихину, такой критерий должен быть многомерным и состоять из нескольких признаков. С этим положением также можно согласиться лишь отчасти: типологическая группировка может осуществляться на основе одного общего признака, так или иначе проявляющегося во множестве предметов. Например, к типу

«законопослушныйчеловек»мыможемотнестимиллионылюдей,

совершенно разных по характеру и привычкам, но единых в том, что они соблюдают законы, принятые в рамках общества.

219Горский, Д.П. Логические аспекты методологии обществознания // Вопросы философии. 1984. № 6; Подкорытов, Г.А. О природе научного метода. Глава 111. Систематизация. Л., 1988; Баранцев, Р.Г. Системные триады и классификации // Теория и методология биологических классификаций. М., 1983; Москвитин, А.Ю. Основные принципы типологии и их применение к анализу типологических проблем в социальном познании: дис. …канд. философ. наук. Владивосток, 1999.

220Солнцев, В.М. К вопросу и предмете и задачах типологии // Типология как раздел языкознания. Тезисы дискуссии. М., 1976. С. 151.

221Иваницкий, В.Ю. Типологические исследования и издательская практика // Книга и социальный прогресс. М., 1986; Столяров, Ю.Н. Родо-видовая и типологическая классификация библиотек // Библиотековедение. Избранное. 1960-2000 годы. М., 2001. 555 c; Акилина, М.И. Классификация и типология библиотек. Вопросы методологии // Библиотековедение. 1996. № 3. С. 40–54.

222Столяров, Ю.Н. Родо-видовая и типологическая классификация библиотек. С. 185.223 Гречихин, А.А. Современные проблемы типологии книги. Воронеж, 1989. С. 214.

90

А.А.Гречихинпредлагаетследующуюструктурукритерия,

составляющего основу типологии книги224:

цель или функция – научная категория, отражающая сущность той задачи обобщения, которая реализуется в данной книге (эта категории соотносится с целевым назначением книги);

предмет, то есть содержание, тема, – научная категория, отражающая особенности социальной информации как содержания книги;

метод – научная категория, отражающая способы логического достижения поставленной цели информационного общения в данной книге;

жанр   –   знаковая,   литературная   форма,   научная   категория,

отражающаяспособысемиотическоговоспроизведениявданнойкниге

(исходя из формулировки, понятия «знаковая» и «литературная» по отношению к форме являются синонимичными, что неверно: семиотическая форма произведения может быть представлена с помощью различных, а не только литературных знаков. Так как А.А. Гречихин не поясняет, что значит

«литературная» форма, правомерно предположить, что речь идѐт о письменных знаках);

социальная значимость, – научная категория, отражающая качественную избирательность социальной информации как содержания данной книги (новизна, ценность и полезность). Однако этот критерий является очень размытым, так как определить уровень социальной значимости, то есть ценность и полезность книги, очень сложно;

полнота − научная категория, отражающая количественную избирательность (этот элемент нуждается в пояснении, так как не совсем ясно, количественную избирательность чего или кого имеет в виду автор);

социальный уровень – научная категория, отражающая место данной книги в системе информационного общения (этот пункт также требует дополнительных пояснений, в противном случае он дублирует пункт,

относящийся к социальной значимости книги);

224 Гречихин, А.А. Современные проблемы типологии книги. Воронеж, 1989. С. 130.

91

8) структура – научная категория, отражающая способность членения и взаимосвязи социальной информации как содержания данной книги (этот критерий требует уточнения в части того, что имеет в виду автор:

композиционную структуру авторского произведения или структуру издания и взаимосвязь его компонентов. Если речь идет о структуре издания, то компонент отражает типологию изданий, но не книги как главной книговедческой категории);

9)времянаучнаякатегория,отражающаяспособыисторико-

хронологического освоения (охвата) социальной информации как содержания данной книги (если речь идет о времени, то есть той или иной исторической эпохе, отражѐнной в книге, то тогда не совсем ясно, о каких способах еѐ освоения или охвата говорит автор, соотношение понятий

«время» и «способ» в данном случае требует по крайней мере дополнительных пояснений);

10) пространство – научная категория, отражающая способы территориально-географического освоения содержания книги (вновь не ясно,

что понимается под способом освоения: исходя из авторской формулировки,

содержаниекнигиосваиваетсявзависимостиоттерриториально-

географического положения еѐ читателей, то есть в москвичи осваивают его не так, как например, жители Вятки);

11) материальная конструкция – научная категория, отражающая способы технологического «овеществления» социальной информации как содержания данной книги (этот пункт также требует дополнительных пояснений, так как информация, содержащаяся в книге, может овеществляться не только в материальной конструкции, которую традиционно понимают как книгу-кодекс. Этот элемент предлагаемого критерия может относиться и к электронной книге, если под материальной конструкцией понимать также реализацию содержания социальной информации с помощью определенного программного обеспечения в (на)

определенном материальном носителе);

92

потребность   –   научная   категория,   отражающая   социально-

психологические возможности освоения и использования социальной информации как содержания данной книги (если учесть, что потребность есть«состояние индивида, создаваемое испытываемой им нуждой в объектах,

необходимых для его существования и развития, и выступающее источником его активности225, то возникает вопрос о соотношении данного понятия с термином «возможность» по отношению к книге. Отчасти данное соотношение можно объяснить тем, что потребность в социальной информации, имеющаяся у читателя, может тем или иным образом определить возможность использования книги, но в этом случае потребность всѐ же категория, характеризующая читателя, а не книгу, что она означает как типологический признак книги, остаѐтся не совсем ясным).

Таким образом, элементы многомерного критерия, сформулированного А.А. Гречихиным, во многом требуют уточнения и дальнейшей доработки.

Необходимо отметить и то, что предложенный критерий может быть применѐн к более широкому кругу информационных объектов знаковой природы, чем тот, который представлен в типологической классификации А.А. Гречихина, например, к произведениям живописи и даже киноискусства. Иными словами, разработанный автором критерий должен был соответствовать типологической группировке, не случайно А.А. Гречихин в процессе разработки типологической модели книги выходит на понятие «документ», но на его основе произведена родо-видовая классификация литературных произведений, и она не соответствует той типологической модели книги, которая была заявлена автором.

Подводя итог анализа трудов, посвященных проблеме типологии книги,

можно сделать вывод о том, что в книговедческих трудах определено важное место типологии книги в системе книговедческого знания, оценено значение типологического метода (книговедческого метода типизации) в познании

225Краткий психологический словарь / Сост. Л.А. Карпенко ; под общ. ред. А.В. Петровского, М. Г. Ярошевского. Ростов-на-Дону, 1998. С. 270.

93

сущностных характеристик книги как объекта коммуникации, обоснована необходимость его применения в книговедческих исследованиях. В них сформулированы условия эффективной типологизации и принципы,

составляющие основу типологических построений книги, определены категории, имеющие отношение к процессу типологизации книги: «книга», «издание», «произведение», «литература» – и обоснована необходимость их разграничения, а также определены методологические подходы к структуре критерия, на основе которого может производиться типологизация книги.

Однако типологические построения, произведѐнные на основе этих положений, имеют как логические, так и методологические недочѐты,

причинами которых являются: 1) отсутствие единства терминологических характеристик понятий, составляющих основу типологической теории книги; 2) в большинстве научных трудов отсутствуют разграничения понятий

«книга», «произведение», «издание», «литературное произведение», поэтому типологизация книги подменяется в них классификацией изданий на основе родо-видовых признаков; 3) несоответствие теории типологии книги логико-

философскимпредставлениямобэтойотраслинаучногознания;4)

отсутствие единства в выборе критериев типологизации; 5) рассмотрение типологических характеристик книги только в рамках книговедческого знания.

Эти выводы свидетельствуют о том, что обоснованная теория типологии книги в современном книговедении нуждается в серьѐзной доработке.

Анализ исходных положений книговедения, касающихся книги как объекта коммуникации, подходов к еѐ изучению, а также типологических построений, позволил сделать общиевыводы.

В современном книговедении определена социальная роль книги как важнейшего объекта коммуникации, как незаменимой формы культурного развития общества; изучены различные еѐ аспекты, наиболее полно представленные в нескольких научных подходах: функциональном,

семиотическом, технологическом, системном.

94

Положения,составляющиеосновуэтихподходов,какправило,

распространяются либо на ограниченный круг книжных объектов, бытование которых связано с необходимостью подготовки издания, либо, наоборот, на множество объектов коммуникации, выходящих за рамки книжной. Это свидетельствует о том, что в книговедении остается до конца не решѐнной проблема сущностных характеристик книги, поэтому дефиниция книги,

отвечающая условиям современной системы коммуникации, пока отсутствует.

Наиболее перспективными с этой позиции представляются системный и категориальный подходы, позволяющие рассмотреть книгу, во-первых, в

качестве системы, каждый компонент которой обусловлен: а) особенностями еѐ внутренней структуры; б) условиями современной системы коммуникации; во-вторых, как научную категорию, имеющую высокий уровень абстракции. В книговедческих исследованиях осмыслены основы категориального подхода к изучению книги, взаимосвязанные с еѐ типологической характеристикой и сопряжѐнные с разработкой теоретической модели книги, которая должна содержать главные сущностные свойства книги как объекта коммуникации. Однако этот подход

рамках книговедения требует дальнейшей доработки.

книговедческих исследованиях определено важное место типологии книги в системе книговедческого знания, оценено еѐ значение в познании сущностных характеристик книги, однако типологические построения не привели к уточнению сущностных свойств книги как объекта коммуникации.

Теория типологической характеристики книги требует дальнейшей доработки, которая должна осуществляться: 1) с учѐтом современных условий коммуникации; 2) на основе методологических подходов к типологии как методу познания, разработанных в философии и логике; 3) на основе чѐткого разграничения понятий «книга», «издание», «произведение»,

представляющих главные категории типологии книги; 4) учитывая системный подход к исследованию книги, в рамках которого книга как

95

объект  коммуникации  является  частью общей  коммуникативной  системы;

5) учитывая категориальный подход к анализу книги, позволяющий осмыслить феномен книги как на высоком уровне абстракции, так и в плане конкретного выражения сущностных свойств книги в отдельном объекте коммуникации. Такой анализ будет способствовать не только определению сущностных свойств книги, но и уточнению еѐ места в современном коммуникативном процессе.

Для решения проблемы выявления типологичсеских характеристик книги современному книговедению необходимо искать новые методологические подходы, которые позволили бы учесть всѐ многообразие информационных объектов, функционирующих в современной информационно-коммуникационной среде, в том числе и электронную книгу.

96

Глава 2. Методологические подходы к исследованию электронной

книги

2.1. Проблема определения понятия «электронная книга» в трудах

по книговедению

Особенности осмысления понятия «книга», отражѐнные в книговедческих исследованиях, определили и отношение книговедов к термину «электронная книга», которое до сих пор не является однозначным.

Некоторыеисследователи,например,В.В.Добровольский,

М.Ю.Калинников,  М.П.Ельников,указываянамногомерность  понятия

«книга», считают, что в электронной книге не реализуются многие качества книги традиционной, и предлагают ограничить предмет изучения книговедения книгой-кодексом. Так, В.В. Добровольский отмечает, что

«современная «электронная книга» книгой как таковой не является, так как перестает существовать как материальный объект, с которым непосредственно взаимодействует человек. Читая книжный текст на дисплее компьютера, человек уже общается не с книгой, а с машиной, которая несѐт совершенно иной набор энергии»226.

СогласноВ.В.Добровольскому,печатнаяиэлектроннаякнигипо-

разному функционируют в социальной среде: традиционная книга включается в систему отношений «книга – книжное дело – читатель»,

электронная же включена в структуру «электронная книга – компьютерные коммуникации – потребитель»227. Исходя из этого автор предлагает назвать электронную книгу «библикомом», то есть книгой компьютера, и включить в книговедческое поле исследования только гуманитарные еѐ аспекты.

Однако в основе предлагаемого им термина («библио») остается всѐ же книга. Нужно учесть и то, что поле, посредством которого передаѐтся

226Добровольский, В.В. Книга как универсум культуры (к постановке проблемы)// Книжный мир сегодня и завтра: 10-я международ. науч. конференция по проблемам книговедения: тезисы докладов. М., 2002. С. 27.227Добровольский, В.В. Книговедение и электронная книга // Материалы XI международной научной конференции «Крым – 2004»: Библиотеки и информационные ресурсы в современном мире науки, культуры, образования и бизнеса (Судак, 5-13 июля 2004 г.). URL:http://gpntb.ru/win/inter-events/crimea2004/index.html.Дата обращения: 13.09.2012.

97

электронная книга, является материей, а содержание, отраженное на дисплее компьютера, как и в традиционной книге, воплощено в графических знаках или других символах. Воспринимая электронную книгу, читатель прежде всего взаимодействует с текстом, а через него с автором произведения. В

этом смысле «компьютер возвращает людей в гутенбергову галактику»228,

так как те, кто сидит за его экраном, оперируют словами. «Если монитор компьютера – это окно информационного мира, то тогда идеальная книга является экраном, где мир передается в словах и разделен на страницы», −

пишет У. Эко, характеризуя особенности современной книжной коммуникации229.

Поэтому отличие между печатной книгой и книгой, отображѐнной на дисплее, лишь в носителе информации. Из этого следует, что объектом книговедческих исследований должны быть и технологические аспекты электронной книги, поскольку особенности материального носителя определяют характер представления еѐ содержания, то есть имеют отношение к тем гуманитарным проблемам, о необходимости изучения которых пишет В.В. Добровольский.

Попытку определить место электронной книги в системе наук о книге предпринял И. Е. Баренбаум. Выделяя два подхода к изучению книги – традиционный, то есть изучение рукописной и печатной книги в форме кодекса, и нетрадиционный – рассмотрение книги как одной из разновидностей документа, который может существовать в любой форме и на любом носителе, автор подчеркивает необходимость постановки вопроса о новой трактовке понятий «книга» и «книговедение».

Отождествляя электронную книгу с различными электронными устройствами, видеокассетами (видеокнигами), И. Е. Баренбаум называет еѐ нетрадиционной, но дефиницию не формулирует. В заключение он высказывает суждение, что «электронная книга входит в орбиту

228Эко, У. От Интернета к Гутенбергу // Общество и книга: от Гутенберга до Интернета. М., 2000. С. 275.229Эко, У. Под сетью. Интервью с Л. Маршаллом // Искусство кино. 1997. № 9. С. 133.

98

книговедческих исследований», но уточняет: «книговедение должно остаться книговедением», то есть «книговедам нет надобности глубоко вникать в сферу электронной, экранной книги»230. Однако, если учесть высокую динамику эволюции информационной системы, такой подход вряд ли позволит книговедению развиваться в русле движения современной научной мысли.

ТакаяпозицияотраженаивработахЮ.Н.Столярова,который,

полемизируя с И.Е. Баренбаумом, пишет, что у понятий «традиционное»-

«нетрадиционное» есть свойство со временем изменяться: например, «при своѐм появлении печатная книга была нетрадиционной, а рукописная – традиционной. Сегодня – наоборот»231. Поэтому современному книговедению необходимо выйти за рамки «традиционного» и идти по пути расширения предмета исследования, «иной путь приводит к схоластике,

бесплодным терминологическим упражнениям…»232. Учитывая, что при производстве любого издания в современных издательствах используются исключительно компьютерные технологии, с Ю.Н. Столяровым трудно не согласиться.

А.А.  Беловицкая  в  статье  «Книговедение  сегодня  и  завтра»  (2002)

отмечает, что в отношении электронной книги следует говорить о компьютерной коммуникации или «компьюникации», которая не отменяет и не уничтожает книгу как способ социальной коммуникации, а приращивает к ней свои особенности, находя свою «нишу», свои сферы и уровни, где целостно и полноценно реализуются еѐ сущностные возможности233.

Следовательно,«комплекснаянаучнаяпроблемасостоитвтом,чтобы,

исходя из понимания книги в качестве способа социальной коммуникации,

230  Баренбаум, И.Е. Книговедение и электронная книга // Книга: исследования и материалы. 1999. Сб. 76.

С. 5-16.

231Столяров Ю.Н. О соотношении книги с документом, книговедения с документологией // Книга: исследования и материалы. 2001. Сб. 79. С. 80.

232Столяров, Ю.Н. О соотношении книги с документом, книговедения с документологией // Книга: исследования и материалы. Сб. 79. М., 2001. С. 78.

233Беловицкая, А.А. Книговедение сегодня и завтра // Книжный мир сегодня и завтра: 10-я международ. науч. конференция по проблемам книговедения: тезисы докладов. М., 2002. С. 20

99

актуализируемого средствами книжного дела…, выявить сходство и различия, оптимальные сферы и уровни функционирования двух форм способа коммуникации – традиционной библиокоммуникации и

«компьюникации»234.

Однако на XII Международной научной конференции «Наука о книге.

Традиции и инновации» (2009 г.), анализируя пути дальнейшего развития книговедения, автор указывает на необходимость разрабатывать методологию исследований трансформации произведения в медиапространстве. А.А. Беловицкая отмечает, что произведение может пребывать там в виде электронной копии авторского произведения,

электронной копии книжного издания. Это может быть также электронное произведение, которое создается только для существования в киберсреде, и

оно организовано средствами компьютерной технологии для восприятия на дисплее. Все указанные варианты, считает автор, являются объектами изучения книговедения235. Иными словами, электронная книга является всѐ же книгой и полноправно участвует в современной библиокоммуникации.

Этот вывод демонстрирует изменившееся отношение к электронной книге в среде книговедов и явно подчѐркивает стремление учесть условия современной коммуникации, воздействующие на трансформацию книги.

В настоящее время электронная книга осзнаѐтся как часть книжной коммуникации236 и рассматривается в трудах многих отечественных книговедов. Осмыслению еѐ сущностных характеристик посвящены научные работы Р.С. Гиляревского, Б.И. Коссова. Понятийный аппарат электронной книги, еѐ взаимосвязь с книгой традиционной рассматриваются в работах В.Н. Агеева, А.Б. Антопольского, К.В. Вигурского, С.В. Бушуева,

234Беловицкая, А.А. Книговедение сегодня и завтра. С. 20.

235Беловицкая, А.А. Информация и книга // Наука о книге. Традиции и инновации: К 50-летию сборника «Книга: исследования и материалы»: материалы XII международной научной конференции по проблемам книговедения. М., 2009. Ч. 1. С. 215-220.

236Ермолаева. М.А. Книговедческая мысль в информиационном обществе // Материалы XII международной научной конференции «Крым – 2005»: Библиотеки и информационные ресурсы в современном мире науки, культуры, образования и бизнеса (Судак, 4-12 июня 2005 г.). URL:http://gpntb.ru/win/inter-events/crimea2004/index.html.Дата обращения: 13.09.2012.

100

С.Н.Лютоваидругих.Например,М.А.Морозовскийполагает,что

электронная  книгаэто  новая  формакниги  привычной,  традиционной,

поскольку при пользовании электронной технологией не происходит изменений в содержании книжного продукта. По его мнению, электронная книга ближе не к электронным средствам информации, а к печатным изданиям и противоречие между печатной и электронной книгой – это внутренняя конкуренция между двумя формами книги как носителями информации, удовлетворяющими одну и ту же потребность237.

С середины 1990-х годов было предпринято множество попыток дать определение электронной книги, но все они не являются исчерпывающими и во многом не учитывают современные направления в развитии электронной

коммуникации.

Одна

из

первых

дефиниций

принадлежит

А. Б. Антопольскому  и

К.В.  Вигурскому,

которые,  используя  термин

«электронное издание», дают следующее определение: «электронное издание

самостоятельныйзаконченныйпродукт,содержащийинформацию,

представленную в электронной форме, и предназначенный для длительного хранения и многократного использования неопределѐнным кругом пользователей, все копии (экземпляры) которого соответствуют оригиналу»238. В этом случае:

электронная форма издания – это способ фиксирования информации, позволяющий осуществлять еѐ хранение, обработку, распространение и предъявление пользователю с помощью информационных средств (сразу отметим, что определение термина «электронная форма издания» через понятие «способ» не даѐт точного представления о специфике электронного издания);

самостоятельность – это возможность использования продукта независимо от изготовителя как после его приобретения потребителем, так и через телекоммуникационные сети;

237Морозовский, М.А. Электронная книга // Книжное дело. 2002.  № 2. С. 38-39.

238Антопольский, А.Б., Вигурский, К.В. Электронные издания: проблемы и решения // Информационные ресурсы России. 1998. № 1. С. 19-23.

101

·законченность – неизменность содержащейся в электронной форме издания информации в течение определенного промежутка времени и на всех копиях продукта, а также наличие необходимой идентификации, то есть выходных данных издания239.

Эти характеристики позволяют соотнести электронное издание с печатным и рассматривать его как особую форму существования книги, но дефиниция не дает достаточных оснований для разграничения электронного варианта печатной книги и электронной книги, не имеющей печатного варианта; она не вносит ясности в решение вопросов о разграничении понятий «электронное издание» и «электронная книга», об отношении динамически формируемых электронных изданий к книжной коммуникации.

В монографии В. Н. Агеева «Электронная книга: новое средство социальной коммуникации» употребляются термины «электронная книга» и «электронное издание» и даются определения обоих понятий. Дефиниция электронного издания дана в том же ключе, что и определение А.Б. Антопольского, К.В. Вигурского. Оно, согласно автору, представляет собой «процесс и результат организации авторского произведения любой знаковой природы в информационный продукт на цифровом носителе способом, допускающим его длительное хранение и распространение в неизменном виде неограниченному кругу пользователей через компьютерную среду»240.

Характеризуя понятие «электронная книга», В.Н. Агеев отмечает, что исчерпывающее его определение дать вряд ли возможно, поскольку обозначаемое им явление возникло сравнительно недавно и находится в постоянном развитии. Он предлагает следующую дефиницию: электронная книга представляет собой одну из форм способа превращения, организации произведения индивидуального сознания в произведение общественного сознания – электронное издание, способом существования которого является

239Антопольский, А.Б., Вигурский, К.В. Электронные издания: проблемы и решения. С. 19-23.240Агеев, В. Н. Электронная книга: новое средство социальной коммуникации. М., 1997. С. 99.

102

движение в компьютерной среде241. В этом определении нетрудно обнаружить аналогию с подходом А. А. Беловицкой к определению книговедческой категории «издание» и осмыслению сущности книги, что свидетельствует о том, что В.Н. Агеев рассматривает электронную книгу в рамках книжной коммуникации и осознаѐт еѐ в качестве преемницы книги традиционной. Однако в представленном определении сохраняются

противоречия,присущиедефинициипонятия«книга»,данной

А.А. Беловицкой.

С автором можно согласиться в том, что в 1997 году электронная книга

действительнобылаинновационнойформойсоциальнойкоммуникации,

а данная дефиниция отражает результат еѐ немногочисленных в то время исследований. Но формулировка «одна из форм способа превращения» не дает сколько-нибудь точного представления об отличительных характеристиках электронной книги. Единственный признак, который является бесспорным, согласно данному определению, − это существование электронной книги в компьютерной среде. Поэтому под это определение подходят, например, сайты электронных периодических изданий,

электронныевариантыпечатныхизданий,хранящиесявPDF-формате,

программное обеспечение и даже электронная почта.

Термином «электронное издание» пользуются авторы научных работ,

в которых рассматриваются частные вопросы электронной книжной коммуникации. Так, М.С. Ильиных в диссертационной работе «Создание электронных изданий на основе системных представлений для поддержки профессиональной деятельности», отмечая противоречивость существующих определений этого понятия, опирается на ГОСТ 7.83-2001 «Электронные издания. Основные виды и выходные сведения», в котором термин

«электронное издание» характеризуется как «электронный документ (группа электронных документов), прошедший редакционно-издательскую обработку и предназначенный для распространения в неизменном виде, имеющий

241Агеев, В. Н. Электронная книга: новое средство социальной коммуникации. С. 99.

103

выходные сведения»242, хотя и пишет об излишней привязанности этой дефиниции к определению традиционных изданий243. Термины «электронное издание», «учебное электронное издание», «учебный электронный ресурс» с опорой на дефиниции этого понятия, представленные в государственном стандарте, используют в своих научных работах О.Д. Федотова, А.В. Лория и другие244.

Термин«электроннаякнига»употребляетС.В.Бушуев.Встатье

«Электронная книга сегодня» он формулирует следующее определение: это

«технически обусловленный феномен, предполагающий, кроме авторского текста и его читателя, адекватные технические составляющие: электронное устройство и программное обеспечение»245. Феномен электронной книги, по утверждению автора, определяет существование этих составляющих во времени и пространстве.

В этой дефиниции главными отличительными чертами электронной книги названы еѐ технические характеристики, однако отметим, что особенности, связанные с использованием технических устройств и программного обеспечения, присущи любому электронному документу,

поэтому это определение не проясняет вопроса о месте электронной книги

среди широкого круга электронных информационных объектов.

С.В.   Бушуев,   рассматривая   электронную   книгу

в   сравнении

с

традиционной,  отмечает,  что,  на  первый  взгляд,  ситуация  является

парадоксальной:   электронная

книга,

в   сущности,

не

материальна,

а

виртуальна.  «Где-то  на  магнитном

диске

двоичным

кодом  записана

последовательность  цифр:  и

это  книга?!»246.

Однако

с

указанием  на

242ГОСТ 7.83 – 2001 «Электронные издания. Основные виды и выходные сведения» // Основные стандарты по издательскому делу: сборник. М., 2009. 326 с.

243Ильиных, М.С. Создание электронных изданий на основе системных представлений для поддержки профессиональной деятельности: дис. … канд. тех. наук. Ижевск. 2005. 162 с.

244Федотова, О.Д. Электронная учебная книга по педагогике как образовательный ресурс и средство организации самостоятельной работы студентов в условиях диверсификации высшей школы: дис. …канд. пед. наук. Ростов-на-Дону, 2007; Лория, А.В. Электронное издание на базе гипертекста: дис. …канд. фил. наук. М., 1998. 194 с.

245Бушуев, С.В. Электронная книга сегодня // Мир библиографии. 2007. № 5. С. 39-40.

246Бушуев, С.В. Электронная книга сегодня: вызовы и ответы // Румянцевские чтения: Материалы международной научной конференции (10-12 апреля 2007 г.). М., С. 45.

104

виртуальность электронной книги согласиться нельзя, так как магнитное поле, посредством которого записана информация в электронном носителе,

тоже является материей, поэтому в случае с электронной коммуникацией материальный носитель присутствует так же, как и в случае с книгой печатной. При этом справедливо утверждение автора о том, что электронная книга обладает всеми существенными чертами книги как таковой: она содержит текст автора, индивидуального или коллективного, предназначена для читателя и воспринимается в процессе чтения, предполагает коммуникацию автора с читателем, – справедливо.

Исходя из этого С.В. Бушуев утверждает необходимость исследования книговедческих аспектов электронной книги: если она предполагает текст, то следует изучать шрифт, его удобочитаемость, выразительность и т.д., «поскольку э-книга имеет определѐнный дизайн, можно и нужно анализировать его, и здесь окажется неожиданно много общего с книжной графикой, хотя это сходство и не абсолютно…»247. Такой подход даѐт возможность не только определить отличительные черты электронной книги по сравнению с другими книжными формами, но и сохранить книжную культуру в новой информационной среде.

Несколько иное определение понятия «электронная книга», вошедшее в энциклопедию «Книга», было предложено Р. С. Гиляревским. На основе результатов многолетнего исследования возможностей новых информационных технологий и их использования в книжном деле он рассматривает электронную книгу как «совокупность данных (текст, звук,

статичноеидвижущеесяизображение)впамятикомпьютера,

предназначенную для восприятия человеком с помощью соответствующих программных и аппаратных средств», указывая на то, что электронная книга обладает многими возможностями «гиперсредств» сочетать текст с аудио- и

видеоматериалами, со стереозвуковыми и стереоскопическими эффектами,

что придает ей черты динамической и интерактивной книги, которую можно

247Бушуев, С.В.: Электронная книга сегодня: вызовы и ответы. С. 45.

105

нетолькочитать,ноиизменять,добавляясобственныенаблюдения,

размышления и результаты экспериментов248.

В этом определении электронная книга характеризуется с точки зрения еѐ знаковой сущности, а также коммуникативной функции, что для книговедения традиционно. Но, принимая во внимание положение о том, что с позиции только функционального и семиотического подходов определить сущностные характеристики книги до конца не представляется возможным,

высказанное в первой главе диссертационной работы, можно сделать вывод:

хотя позиция Р.С. Гиляревского базируется на достижениях новых информационных технологий, исходя из сформулированной им дефиниции нельзя разграничить электронное издание и электронную книгу и − шире – электронный документ.

Прослеживаяэволюциюнаучныхвзглядовнаэлектроннуюкнигу,

С.Н. Лютов упоминает определение, данное А. Н. Воропаевым и К. Б. Леонтьевым в отраслевом докладе Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям «Электронная книга и электронно-библиотечные системы России» (М., 2010), и характеризует его как своеобразный промежуточный итог в дискуссии об электронной книге. Авторы доклада констатируют, что в настоящее время термин «электронная книга» используется в двух основных значениях: 1) для обозначения текстовых и иных документов (в том числе изданий, отдельных произведений, сборников и т.д.), представленных в электронном (цифровом) формате; 2) в качестве собирательного наименования цифровых устройств, используемых для чтения таких документов. Имея в виду первое из приведенных значений этого термина, они предлагают следующее определение: «термин

«электронная книга»… обозначает документ, представленный в электронном

(цифровом) формате и содержащий все или некоторые из следующих объектов интеллектуальной собственности: произведения литературы, науки

искусства,    включая    литературные    произведения,    произведения

248Барышева, О.В., Гиляревский, Р.С. Книга в паутине. М., 2003. С. 32.

106

изобразительного искусства, в том числе произведения живописи, графики,

дизайна, графические рассказы, комиксы и т. д., фотографические произведения и произведения, полученные способами, аналогичными фотографии, музыкальные произведения, представленные в виде нотной записи, произведения архитектуры, градостроительства и садово-паркового искусства в виде проектов, чертежей, изображений, географические,

геологические и другие карты, планы, эскизы, составные и производные произведения, базы данных, не охраняемые авторским правом произведения,

в том числе объекты прав публикатора»249.

Эта дефиниция демонстрирует стремление авторов определить электронную книгу как документ, что является правомочным, так как в этом случае возникает возможность причислить к книге объекты коммуникации,

отличные от книги-кодекса. Но сущностные характеристики электронной книги в ней отсутствуют. Под данное определение подпадают многие объекты, относящиеся к электронным документам, но далеко не все из них могут быть причислены к электронной книге. Иными словами, с помощью этой дефиниции разграничить электронную книгу и любой другой электронный документ не представляется возможным, поэтому брать данное определение за основу еѐ характеристики нельзя.

Анализируя подходы современного отечественного книговедения к пониманию сущности электронной книги, С.Н. Лютов отмечает, что между ними нет антагонистического неприятия: определение Р. С. Гиляревского конкретизирует понятие «книга» применительно к использованию компьютерных технологий в книжном деле, но не меняет сущность книги,

изложенную в свое время А. А. Беловицкой250.

Но анализ дефиниций понятия «электронная книга», данных в книговедческих работах, позволяет констатировать, что ни один из этих

249Лютов, С.Н. Электронная разновидность книги: опыт понятийного анализа // Труды ГПНТБ СО РАН. Вып. 2. Книга в медиапространстве. Новосибирск : ГПНТБ СО РАН, 2011. C. 19-30.

250Лютов, С.Н. Электронная разновидность книги: опыт понятийного анализа // Труды ГПНТБ СО РАН. Вып. 2. Книга в медиапространстве. Новосибирск : ГПНТБ СО РАН, 2011. C. 19-30.

107

подходов не получил дальнейшего развития в книговедческих исследованиях. Изучение сущностных свойств электронной книги в отечественном книговедении ограничивается попытками дать ей определение, рассмотреть гипертекстовый и мультимедийный характер электронных изданий, а также охарактеризовать их отдельные аспекты, в

основном касающиеся использования электронных объектов в учебной деятельности251. Целостный анализ специфических свойств электронной книги, который способствовал бы устранению проблем, возникших в результате развития электронной коммуникации в современной информационной среде, отсутствует.

Проблемы, обусловленные функционированием электронной книги в современной информационной среде, активно обсуждаются на международных научных конференциях, которые проводятся под эгидой ИФЛА и ГПНТБ России (председатель Постоянного оргкомитета конференций – Я. Л. Шрайберг). В научных работах, представленных на конференциях, содержится богатый опыт применения электронных объектов коммуникации в библиотековедении, библиографоведении и книговедении,

поднимаются актуальные вопросы, касающиеся формирования электронного библиотечного фонда, обеспечения открытого доступа пользователей к электронным ресурсам, применения информационных технологий для создания баз данных, оцифровки печатных изданий и др., а также освещаются различные аспекты электронной коммуникации. Однако пути

251Панкова, Е.В. Электронный учебник или учебник на электронном носителе // Материалы XIII международной научной конференции «Крым – 2006»: Библиотеки и информационные ресурсы в современном мире науки, культуры, образования и бизнеса (Судак, 10-18 июня 2006 г.). URL:http://gpntb.ru/win/inter-events/crimea2004/index.html.Дата обращения: 13.09.2012; Степанов, В.К. Цифровые учебные объекты и возможность их применения в образовательном процессе // Материалы XV международной научной конференции «Крым – 2008»: Библиотеки и информационные ресурсы в современном мире науки, культуры, образования и бизнеса (Судак, 7-15 июня 2008 г.). URL:http://gpntb.ru/win/inter-events/crimea2004/index.html.Дата обращения: 13.09.2012; Федотова, О.Д.

Электронная учебная книга по педагогике как образовательный ресурс и средство организации самостоятельной работы студентов в условиях диверсификации высшей школы: дис. …канд. пед. наук. Ростов-на-Дону, 2007.

108

решения  этих  проблем  осмысливаются  без  опоры  на  дефиниции  понятий

«электронная книга», «электронное издание»252.

Проблема сущностных свойств электронной книги недостаточно исследована и за рубежом. На Западе понятие «электронная книга» (e-book, electronic book, digital book) традиционно применяется для обозначения публикации в электронной форме, которая содержит текст и/или изображения и создаѐтся при помощи электронных технологий. Чтение такой публикации предполагает использование компьютера или другого электронного устройства.

В зарубежных работах осмысливаются преимущественно технологические и правовые аспекты электронной книги253, что накладывает отпечаток и на немногочисленные еѐ определения. Так, Н. Тамми,

представительфинскойкомпании«EllibsOy»определилатермин

«электронная книга» как «цифровой эквивалент традиционной печатной книги»254. Руководитель Рабочей группы ИФЛА по электронному абонементу П. Уитни, выступая на сателлитной конференции Всемирного

252Шрайберг, Я.Л. Первое десятилетие информационного века: влияние информационно-электронной среды на роль и позицию библиотек в развивающемся обществе: ежегод. докл. конф. «Крым». М., 2010. 77 с.;Шрайберг, Я.Л. Электронная книга, будущее библиотеки и общественное сознание: попытка осмысления ипредвидения: ежегод. докл. конф. «Крым». М., 2013. 72 с.;Панкова, Е.В. Электронный учебник или учебник на электронном носителе // Материалы XIII международной научной конференции «Крым – 2006»: Библиотеки и информационные ресурсы в современном мире науки, культуры, образования и бизнеса

(Судак, 10-18 июня 2006 г.). URL:http://gpntb.ru/win/inter-events/crimea2004/index.html.Дата обращения: 13.09.2012; Степанов, В.К. Цифровые учебные объекты и возможность их применения в образовательном процессе // Материалы XV международной научной конференции «Крым – 2008»: Библиотеки и информационные ресурсы в современном мире науки, культуры, образования и бизнеса (Судак, 7-15 июня

2008 г.). URL:http://gpntb.ru/win/inter-events/crimea2004/index.html.Дата обращения: 13.09.2012; Федотова,

О.Д. Электронная учебная книга по педагогике как образовательный ресурс и средство организации самостоятельной работы студентов в условиях диверсификации высшей школы: дис. …канд. пед. наук. Ростов-на-Дону, 2007.

253Rosati E. Copyright issues facing early stages of digitalization projects: Mobile Collections project / University of Cambridge. December 2014. URL:http://www.digitalhumanities.cam.ac.uk/.Дата обращения 08.09.2015; Baverstock A. Self- publishing’s vices and virtues // The Guardian. November 2014. URL: http://www.theguardian.com/books/booksblog/2014/nov/20/self - publishing - vices- virtues- alison – baverstock. Дата обращения: 26.05.2015; Stone D. OmniPage Professional: review // PCMag. Aug. 2011. URL:http://www.pcmag.com/article2/0%2c2817%2c2390504%2c00.asp.Дата обращения: 26.05.2015; Van den Brekel, G.Do libraries meet Research 2.0? Collaborative tools and relevance for Research Libraries LIBER 2009 Toulouse / LIBER 2009 Toulouse. URL: http://www.slideshare.net/digicmb/do-libraries-meet-research-20-collaborative-tools-and-elevance-for-research-libraries . Дата обращения: 29.05.2015 и др.

254Тамми, Н. Рынок e-книг и преимущества магазина электронных книг Ellibs // Материалы XIV международной научной конференции «Крым – 2007»: Библиотеки и информационные ресурсы в современном мире науки, культуры, образования и бизнеса (Крым, 9-17 июня 2007 г.). URL:http://gpntb.ru/win/inter-events/crimea2004/index.html.Дата обращения: 13.09.2012

109

конгресса ИФЛА, состоявшейся в Страсбурге 13-14 августа 2014 г., привѐл формальную дефиницию, которую можно распространить только на электронные книги, имеющие печатный аналог: это цифровая версия текстовой работы, публично доступная (платно или бесплатно) как отдельное произведение255. П. Уитни отметил, что для функционирования электронной книги в информационной среде необходимо еѐ представление в качестве издания: она должна быть выпущена крупным или другим изданием или издана автором. Однако в этом случае к электронной книге можно отнести только электронные издания, имеющие печатный аналог, что серьѐзно сужает круг объектов, которые в настоящее время принято причислять к этому виду книжной продукции.

Рассматривая текущую ситуацию в издательском и библиотечном деле,

П. Уитни отметил, что место электронных книг в современном мире определено ещѐ не окончательно.

Анализ книговедческих подходов к определению понятия «электронная книга» позволяет сделать следующие выводы:

в современном книговедении намечены некоторые векторы изучения электронной книги, однако еѐ теория пока остаѐтся неразработанной;

в книговедении сформулированы дефиниции понятий «электронное издание» и «электронная книга», но ни одно из них не решает проблемы соотношения электронной книги с электронным изданием и любым другим электронным документом, а значит не содержит еѐ отличительных признаков, поэтому требует уточнений;

в большинстве случаев такое положение объясняется стремлением рассмотреть электронную книгу посредством инструментария,

выработанногодлятрадиционнойкниги,тоестьбезучѐтаспецифики

электронного носителя информации.

255Волкова, К.Ю., Линдеман, Е.В., Шрайберг, Я.Л. «Авторское право и не только: библиотеки в общественной жизни» - сателлитная конференция Всемирного конгресса ИФЛА – 2014 // НТБ. 2015. № 4. С. 50-51.

110

Эти выводы свидетельствуют о том, что для всестороннего изучения электронной книги необходимы иные методологические подходы, которые позволят производить дальнейшее еѐ исследование в сравнении с другими формами современной книжной коммуникации.

В ходе теоретического исследования в рамках диссертационной работы было сделано предположение о том, что такие подходы находятся в плоскости изучения сущностных свойств электронной книги256, что можно осуществить лишь с помощью наддисциплинарного научного знания. В этом контексте наиболее перспективным является документологический подход:

его применение позволит исследовать систему книги в целом и электронной книги в частности с позиции внешней по отношению к ней информационной среды, что полностью отвечает условиям современной коммуникационной системы.

Для подтверждения этой позиции обратимся к работам А.В. Соколова,

который отмечает: какие бы подходы к изучению книги ни предпринимались в той или иной области книговедения, они не будут результативны, пока феномен книги рассматривается лишь в узких рамках книговедческого знания. Особую актуальность это положение приобретает для современной книжной коммуникации. Она, согласно А.В. Соколову, столкнулась с тремя угрозами: дисфункцией чтения, девальвацией книги, дегуманизацией социальной коммуникации. С целью преодоления кризисной ситуации

«требуется интеграция всех ресурсов документно-книговедческих наук»257.

Автор считает, что дальнейшее развитие как теории, так и практики книжного дела предполагает гармоничное сочетание всех книговедческих

256И.Г. Моргенштерн в статье «Динамика и статика книги» в частности отмечает, что «для книговедения кардинальным становится вопрос о разграничении электронной книги и электронной информации в целом. Иными словам, при каких условиях и по каким признакам электронная книга выделяется из потоков и массивов электронной информации, что характеризует электронную книгу?» (Моргенштерн, И.Г. Динамика и статика книги // Книга: исследования и материалы. Сб. 80. М., 2002. С. 147-161).

257Соколов, А.В. Документология как метатеория документной коммуникации // Книга: исследования и материалы. 2009. Сб. 91. С. 43-50.

111

подходов на «метатеоретическом уровне», который возможен в пространстве всего цикла наук о документивной коммуникации258.

Необходимость исследования книги как частного случая документа отмечена во многих современных трудах по книговедению, например, в

работах таких авторитетных книговедов и библиографоведов, как А.А. Беловицкая, И.Е. Баренбаум, И.Г. Моргенштерн, Г.Н. Швецова-Водка.

В научном сообществе высказывается много идей по поводу изучения в этом русле книги в целом и электронной книги в частности, но пока они не нашли конструктивного завершения. С целью преодоления существующей ситуации, а также с целью доказательства возможности рассматривать книгу как частный случай документа в диссертационной работе был сделан анализ положений документологического подхода, разработанных в отечественных

зарубежных научных трудах.

Документологический подход к изучению книги как методологическая основа познания сущности электронной книги

контексте современной научной мысли документологический подход

изучению книги как феномена социальной коммуникации становится всѐ более актуальным, так как использование новых информационных

технологий «порождает новые рассуждения о том, что есть среда, сообщение и значение»259.

Сущность документологического подхода по отношению к книге заключается в том, что в его рамках она рассматривается как одна из разновидностей документа, который может существовать в любой форме и в

(на)любомматериальномносителе(А.В.Соколов,Ю.Н.Столяров,

Р.С. Гиляревский, Г.Н. Швецова-Водка, Н.Н. Кушнаренко и др.). Такая позиция была впервые высказана в работах Поля Отле, основоположника документологии, который уже в 1934 году обосновал необходимость введения этой науки в качестве обобщающей, охватывающей всю

258 Соколов, А.В. Документология как метатеория документной коммуникации. С. 27.

259Земсков, А.И. Документоведение – было есть и будет (Обзор зарубежных публикаций) // Научные и технические библиотеки. 2007. № 7. С. 63.

112

совокупность фактов и явлений, относящихся к «производству, хранению,

обороту и использованию как текстовых, так и любых других документов»260.

В «Трактате о документации» П. Отле  употреблял понятие «книга»

в

самом  широком  смысле  «для  обозначения  единицы  интеллектуальной

и

абстрактной,   которая,   однако,   может   приобрести   конкретность

и реальность, но при этом дополниться различными видоизменениями»261, −

то есть придавал ему отвлечѐнное значение. Этот термин он распространял

нетольконасобственнокнигу,рукописнуюилипечатную,ноина

«журналы, газеты, оттиски, репродукции, разного рода графические произведения, чертежи, гравюры, карты, схемы, диаграммы, фотографии»262.

В этом контексте П. Отле выделял два аспекта книги: «а) она прежде всего является результатом умственного труда человека; но б) будучи размножена, представляет собой также один из многочисленных объектов,

созданных цивилизацией, и способна действовать на неѐ как любой предмет,

имеющийвещественныйхарактер»263.Средиотечественныхкниговедов

такую точку зрения высказывалМ.Н. Куфаев, который считал, что внешняя

форма   книги

не   имеет   существенного   значения.   Предложенное   им

определение

книги

близко

к

определению

документа

как

«кристаллизованной мысли».

В  60-70-е

годы

XX

столетия

употребление  термина  «документ»

в  соотношении

с  понятием

«книга»

присутствует  в

библиотековедении

библиографоведении. Это связано, во-первых, с развитием новых форм

видов представления информации, активно внедряемых в библиотечную

библиографическую  практику,  во-вторых,  с  развитием  новых  подходов

концепций, разрабатываемых в этих науках.

Отле, П. Библиотека, библиография, документация : избранные труды пионера информатики. М. : ФАИР-ПРЕСС, Пашков дом, 2004. С. 187.

Швецова-Водка, Г.Н. Документ в свете ноокоммуникологии: научно-практическое пособие. М., 2010.

С. 16.

Отле, П. Библиотека, библиография, документация: избранные труды пионера информатики. С. 196.

Отле, П. Библиотека, библиография, документация : избранные труды пионера информатики. М.: ФАИР-ПРЕСС, Пашков дом, 2004. 350 с.

113

Одним из первых понятие «документ» в значении «книга» употребил Д.Ю. Теплов. В его трудах предпринимается попытка рассмотрения книги как вида документа в тесной связи с понятием «информация».

Обращаясь к ретроспективному анализу понятия «книга», автор пишет о том, что широкая трактовка термина «книга» была свойственна Н.А. Рубакину, Б.С. Боднарскому, А.Д. Торопову, Н.М. Лисовскому, Н.В. Русинову, Е.И. Шамурину, М.Л. Колчинскому и др264. Ссылаясь на определение Б.С. Боднарского (1937): «документ есть все, что графическими знаками изображает какой-либо факт или идею»265, Д. Ю. Теплов отмечал,

что документы и книги являются материальными носителями информации,

рассматриваемой  как  некоторая  система  символов  и  знаков.  Документы,

фиксирующие словесную информацию, Д.Ю. Теплов называет литературными266.

Термин «документ» в соотношении с понятием «книга» использовал в своих научных трудах О.П. Коршунов. В качестве объекта библиографической деятельности он предлагал рассматривать документ, а не книгу как произведение письменности и печати, а также указывал на то, что термины «книга» и «документ», а также «читатель» и «потребитель документальной информации» могут использоваться как синонимы267.

Это утверждение вызвало критику со стороны ряда ученых. Например,

Э.К. Беспалова, А.И. Барсук выступили против механистической замены понятия «книга» термином «документ». С этим замечанием отчасти можно согласиться, так как данные понятия в качестве синонимов могут употребляться лишь в узком контексте, где указаны специфические свойства книги как вида документа. Однако высказанное Э.К. Беспаловой,

264Теплов, Д.Ю. Библиографическая (вторичная) информация по технической литературе в СССР (вопросы истории, теории, методики): дис. …д-ра пед наук. М., 1969. С. 100-102.

265Теплов, Д.Ю. Библиографическая (вторичная) информация по технической литературе в СССР (вопросы истории, теории, методики). дис. …д-ра пед наук. М., 1969. С. 102.

266Теплов, Д.Ю. Библиографическая (вторичная) информация по технической литературе в СССР (вопросы истории, теории, методики). С. 102.

267Коршунов, О.П. Исследования оснований общей теории библиографической (вторично-документальной) информации : дис. … д-ра пед. наук : 05.25.03. М., 1976. С. 72.

114

А.И. Барсуком критическое замечание по поводу широкой трактовки термина «документ» является неправомочным. В работах О.П. Коршунова

«документ» − это абстрактное понятие, содержание которого сводится к тому, что имеется некоторая социальная информация, зафиксированная на некотором материальном носителе в целях еѐ хранения и распространения»268. Такое рассмотрение документа вполне соотносится с современными исследованиями в области документологии,

библиотековедения и библиографоведения, (Ю.Н. Столяров, Г.Н. Швецова-

Водка, Н.Н. Кушнаренко, Я.Л. Шрайберг, А.И. Земсков и др.), а также с международными стандартами в области документоведения, например,

Международной организацией по стандартизации (ISO) принято следующее определение документа: «Документ – это материальный объект или записанная информация, которая используется как единица в документационном процессе»269.

В современных отечественных научных исследованиях документологический подход к анализу книги разрабатывается в трудах Г.Г. Воробьева, Р.С. Гиляревского, А.И. Михайлова, А.И. Черного,

А.В. Соколова, Ю.Н. Столярова, Г.Н. Швецовой-Водки, Н.Н. Кушнаренко и других. Он является весьма существенным с точки зрения определения электронного документа и электронной книги, так как основан на положениях о том, что: а) сущность книги не меняется от способов еѐ воплощения; б) нельзя ограничивать понимание книги только одной из еѐ материальных форм (В.Н. Агеев, М.И. Акилина, А.А. Беловицкая,

Ю.Н. Столяров и др.).

Подтверждение этого положения содержится в статье А.В. Соколова

«Документологиякакметатеориядокументальнойкоммуникации».

Рассматривая эффективные пути развития книговедческого знания, автор указывает на необходимость подходить к анализу книги как к явлению

268Коршунов, О.П. Библиография: теория, методология, методика. М., 1986. С. 33.

269 Internationale Standart ISO 5127. Dokumentation and Information Vokabulary. 1983. Part 1. Basis concepts. P. 1.

115

документологии и отмечает: «если электронные документы считать книгами,

то появляются «мультимедийные книги», и проблемы дисфункции чтения,

конкуренции текстовой и аудиовизуальной информации если не снимаются,

то утрачивают свою остроту. Вместо столкновения противоположностей возникает спор о типологизации разных произведений письменности и печати»270.

В трудах сторонников этого подхода определение книги как феномена социальной коммуникации выводится через осмысление понятий

«информация»и«документ».Однакотрактовкатермина«документ»в

научном сообществе является неоднозначной и до сих пор вызывает острые дискуссии, поэтому на данной проблеме необходимо остановиться подробнее.

В книге «Эволюция теоретических представлений о документе» Е.А. Плешкевич отмечает, что осмысление документа как явления происходило параллельно в нескольких научных областях, а «к настоящему времени понятие «документ» приобрело статус теоретического и междисциплинарного»271. В ходе изучения сущности документа была обоснована его полифункциональность и высокая социальная роль.

К  началу  XX  века  термин  «документ»  имел  следующие  значения:  а)

любая бумага, составленная законным порядком и могущая служить доказательством прав на что-либо или на выполнении каких-либо обязанностей; б) любое письменное свидетельство.272 Однако в начале XX

века Полем Отле и Луи Лафонтеном вводится более широкое понимание этого термина.

Согласно П. Отле, документ является носителем социальной информации, а термин «документ» может быть использован для обозначения объектов, обладающих свойством передавать информацию, закрепленную на

270Соколов, А.В. Документология как метатеория документальной коммуникации // Книга: исследования и материалы. 2009. Сб.91/ I-II. C. 45.

271Плешкевич, Е.А. Эволюция теоретических представлений о документе. М., 2011. С. 74.272Кушнаренко, Н.Н. Документоведение: учебник. 2-е изд., перераб. и доп. Киев, 2000. 460 с.

116

материальном носителе. П. Отле обосновывал правомерность включения в разряд документов широкого круга объектов, причем не только созданных человеком, но и природных, если они служат познавательным целям и прошли процесс систематизации. Документ, согласно автору, «это всѐ то, что служит для регистрации, передачи и сохранения воспоминания о каком-либо предмете или же для того, чтобы представить этот предмет в виде,

пригодном для исследования…, документ – это кристаллизованная мысль… это материальное выражение какого-либо факта или какой-либо идеи…»273.

В  систему  документации  П.  Отле  включал  и  книгу.  Он  называл  еѐ

«средством передачи информации», «средством коммуникации»274 и отмечал,

что  элементы  книги  призваны  воспроизводить  мысль  в  любой  форме275.

Термин «книга» употребляется в его работах как в широком, так и в узком смыслах. Это понятие П. Отле распространяет не только на собственно книгу, рукописную или печатную, но также на журналы, газеты, оттиски,

репродукции, разного  рода  графические  произведения,  чертежи,  гравюры,

карты, схемы, диаграммы, фотографии и др.276 Но в «Трактате о документации» отражено и более узкое значение этого понятия, согласно которому, книга – это непериодическое издание или отдельная работа,

которая появляется без продолжения и является полностью законченной и независимой. Это отчасти соответствует книговедческому пониманию книги как отдельного непериодического издания, но книговеды указывают минимальный объѐм такого издания – 48 листов. У П. Отле такое указание отсутствует.

Взгляды П. Отле получили широкое признание среди зарубежных документоведов, таких как М. Бакленд, С. Бредфорд, Т. Бестермен,

Ф.Д. Дюйвис, В. Шюрмайер и др. Например, Вальтер Шюрмайер в 1935 г.

273Отле, П. Труды по библиотековедению. Руководство для общественных библиотек. Организация умственного труда. Руководство к администрированию: практическое пособие. М., 2002. С. 161.274Швецова-Водка, Г.Н. Документ в свете ноокоммуникологии. С.18.

Отле, П. Библиотека, библиография, документация : избранные труды пионера информатики. М. : ФАИР-ПРЕСС, Пашков дом, 2004. С. 187.

Отле, П. Библиотека, библиография, документация : избранные труды пионера информатики. М. : ФАИР-ПРЕСС, Пашков дом, 2004. 350 с.

117

писал:  «Сейчас  под  документом  понимается  любой  материальный  базис,

способный расширить наше знание и доступный для изучения или сравнения»277.

Французская исследовательница С. Брие считала документом любой объект, «могущий служить доказательством или источником информации»; «предмет, могущий чему-либо научить, помогающий изучению и имеющий силу доказательства, например, рукописи, печатные издания, графические или художественные произведения, объекты коллекционирования и т.д.»278.

В 1951 году она опубликовала манифест о природе документации, где утверждала, что документ – это свидетельство в поддержку какого-либо факта, …это любой материальный или символический знак, сохраненный или записанный, предназначенный для представления, воссоздания или демонстрации материального или концептуального явления»279.

КдокументамС.Бриепричислялаипредметыживойприроды,

например животное, помещенное в зоопарк, снабженное описанием и реквизитами, становится предметом исследования, поэтому может быть признано документом, однако, существуя в дикой природе, оно таковым не является. Давая оценку еѐ взглядам, Ю.Н. Столяров пишет, что животное, где бы оно ни изучалось, в естественной среде обитания или в зоопарке, будет являться документом, если используется как предмет исследования и служит источником необходимой информации280.

Польский исследователь Я. Мушковский также указывал, что документом может быть любой материальный объект: не только тот,

который воплощает человеческую мысль, но и тот, который человеческая мысль признает объектом изучения. Поэтому круг предметов, могущих служить документами, у него очень разнообразен: «от письменных

277Земсков, А.И. Документоведение – было, есть и будет (Обзор зарубежных публикаций) // Научные и технические библиотеки. 2007. № 7. С. 66.

278Ступникова, Т.С. Некоторые вопросы документации // Библиотековедение и библиографоведение за рубежом. Вып. 2. М., 1959. С. 165-175.

279Briet, S. Que est-ce gue la documentation. - Paris: EDIT, 1951. С. 7.

280Столяров, Ю.Н. Библиотековедение, библиографоведение и книговедение как единая научная дисциплина. Полный курс лекций для аспирантов и соискателей. Орел, 2010. 266 с.

118

документов, граммофонных пластинок и кинофильмов до произведений искусства (архитектурных сооружений, произведений графических и живописных, скульптурных); предметов, специально предназначенных для научных целей (моделей, макетов и т.п.); изделий промышленности и техники (например, часы, винтовка, автомобиль); природных образцов (до ландшафта включительно)»281.

В России такое понимание документа было поддержано представителями «библиографично-библиотечного» направления282,

основоположниками отечественной информатики, считавшими, что в широком смысле «документом можно считать… любой материальный объект, который фиксирует или подтверждает какие-либо знания и может быть включен в определѐнное собрание»283, нашло отражение в словарях и энциклопедиях284. Таким образом, вплоть до конца XX столетия широкая

трактовка термина «документ» поддерживалась многими зарубежными и российскими учеными.

В 80-90-е годы XX столетия в связи с развитием новых подходов к определению этого понятия назрела необходимость уточнить дефиницию документа. Существенные разработки в этой области были сделаны в отечественных исследованиях по информатике, в первую очередь это относится к раскрытию сущностных характеристик документа, а также его

функциональных

признаков(Г.Г.Воробьев,

Р.С.Гиляревский,

А.И.

Михайлов,   А.И.   Чѐрный).   Всесторонний   анализ   документа,