Эмоциональный контекст профессионализации библиотечных специалистов: проблемы диагностики и моделирования
Работа добавлена: 2017-05-07





2

Содержание

Введение4

Глава 1. Информационно-коммуникационная сущность процесса

профессионализации библиотечных специалистов20

1.1 Парадигма библиотеки как информационно-коммуникационной

системы в отечественном библиотековедении20

  1. Теоретико-методологические   основания   эмоционального

контекста профессионализации45

1.3 Эмоциональная компетентность библиотечного специалиста как

отражениекоммуникационнойструктурыбиблиотеки:объективно-

субъективные факторы67

Выводы95

Глава 2. Эмоциональный контекст профессионализации библиотечных

специалистов: проблемы диагностики и моделирования97

2.1Современноесостояниекадровогопотенциалабиблиотек

Закамской зоны Республики Татарстан97

2.2 Эмоциональный контекст профессионализации в библиотечных

коллективахразличныхтиповпрофессионально-коммуникационной

организованности109

  1. Моделирование   эмоциональной   сферы   как   основы

профессионализации149

Заключение161

Список использованной литературы172

Приложение200

Приложение1Диагностикаэмоциональныхбарьеровв

межличностном общении (В. В. Бойко)201

Приложение2Тест-анкета:Эмоциональнаянаправленность

(Б.И.Додонов)204

3

Приложение3Характеристикаэмоций,образующиесферу

применения в процессе профессионализации207

Приложение 4 Данные методических отделов ЦБС на 2014 год: 210

Приложение 5 Список сокращений211

Приложение 6 Данные по РТ212

4

Введение

В современных условиях в силу естественных причин частичной потери библиотеками общественной полезности, снижения интереса к библиотечным предложениям процесс профессионализации становится более зависимым от эмоционального настроя субъектов деятельности. Настроения,

чувства,состояния(илиоднимсобирательнымпонятиемэмоции)

представляют ресурс вовлечения библиотекарей-практиков в новые смыслы,

усложнениезадачпрофессиональногофункционирования.

Профессиональная деятельность без эмоциональной вовлеченности лишает пользователей библиотеки потенциального внимания, превращается в процесс бессмысленного пребывания на работе, «слепое» функционирование, ограничивая реализацию сущностных сил специалиста.

Современная «цивилизация досуга» демонстрирует востребованность и как будто растущие культурные потребности, однако библиотечные предложения остаются недостаточно соответствующими социальным запросам. Уровень эффективности библиотеки как социокультурного института зависит от уровня профессионализма, адекватности библиотечных предложений меняющимся условиям, где особый смысл приобретают эмоциональные способности библиотекарей, связанные с умениями правильно понимать потребности и интересы читателей, учитывать их ожидания, коммуницировать, реагировать на ситуации, строить межличностные отношения.

Значимость эмоций в профессиональной среде повышается отслеженным эффектом заражения настроениями, состояниями, чувствами как энергией, которой активно пользуются в системе сетевого маркетинга и других сферах человеческой деятельности, поэтому значение эмоций в библиотечной профессиональной деятельности трудно переоценить.

5

Расширенное видение профессиональной реальности является когнитивным атрибутом профессиональной рефлексии и эмоциональной вовлеченности специалиста в процесс профессионализации. Эмоциональная саморегуляция, умение сонастраиваться на новые форматы, идеи,

информацию представляются как факторы, формирующие профессионализм.

Чувствование эмоций (сонастрой), формирование новых настроений происходит непосредственно в профессиональной деятельности и влияет на ее эффективность.

Актуальность проблемы исследования профессионализации в контексте эмоциональной сферы заключается в том, что эмоции как ресурс профессиональной деятельности осмыслены профессиональным сообществом в недостаточной мере. Между тем данный феномен,

обозначающий ценности, потребности, смыслы, обеспечивает развитие библиотечного специалиста в информационно-коммуникационном

(профессиональном) пространстве. Плохое настроение, отсутствие интереса к профессиональной деятельности, непризнание профессии как ценности содержат в себе негативные эмоции и тем самым превращаются в неперспективные форматы профессиональной деятельности. Естественной потребностью специалиста являются определенные профессиональные ожидания, связанные с притязаниями на адекватное вознаграждение,

социальное признание и т.д. Нереализуемость ожиданий образует скрытые переживания негативных эмоций, опредмечиваясь в различные формы депрофессионализации: низкую активность, отсутствие интереса,

игнорирование задач профессионального роста и развития.

Профессиональные коммуникации уже несут часть информации в виде эмоций, общих настроений, таким образом, создавая подчас некоторые барьеры в профессиональном мышлении и деятельности. Значение эмоций заключается в том, что они являются как ресурсом, так и барьером, так как создают собственный план профессионализации специалиста согласно внутренним и внешним детерминантам профессиональной деятельности.

6

Эмоции становятся видимыми в настроениях и чувствах, в способах реагирования, в оценках и способах отражения, в продуктах профессиональной деятельности, имеют субъективные смыслы и являются определенной мерой потребностей. Чем меньше эмоций в информационно-

коммуникационном пространстве, тем меньше в нем активной энергии.

Поэтому особое значение в библиотечной среде имеют профессиональные коммуникации как источник эмоций, информации и стимулятор деятельности.

Специфика эмоций заключается в том, что они создают некий сигнал,

организующий процессы профессионального развития и роста, но при этом процессы могут двигаться в любом направлении в зависимости от внутренних и внешних детерминант субъектов, к числу которых мы относим и коллег, и пользователей, и партнеров, и конкурентов, и СМИ.

Многообразнаякоммуникативнаясредасовременнойбиблиотеки,

отход от позиций воспитания читателя и превращение его в равноправный субъект профессиональной деятельности, смена носителей информации изменили культурную и социальную значимость библиотеки, но в библиотечном профессиональном пространстве продолжаются процессы удерживания эмоционально привычных форматов профессиональной деятельности, не отвечающих повышенным потребностям в эмоциональном контексте профессиональной деятельности. Это составляет противоречие

настоящего исследования.

Традиционный путь профессионализации специалиста не учитывает эмоциональные феномены в информационно-коммуникационном пространстве (в т.ч. профессиональном). При этом на развитие субъекта и профессиональную деятельность большее влияние оказывают эмоциональные события, состояния, настроения, личные переживания,

представления. Это и определило проблему настоящего исследования,

заключающуюся в отсутствии:

7

Безусловно, становление профессионала, профессиональное развитие,

продуктивность и качество профессиональной деятельности зависят от многих переменных, среди которых активные профессионально-

ориентированные эмоции обладают наибольшим потенциалом и являются важным ресурсом профессионализации специалиста, но не выступают объектом целенаправленного формирования. Расширенное понимание профессиональной деятельности (жизни) как процесса служения,

самореализации, самоактуализации сообщает процессу профессионализации дополнительные смыслы и эмоциональную динамику. Процесс профессионализации актуализирует процессы развития профессиональных умений, знаний, навыков, но более важной проблемой является

«пребывание» субъекта в своей профессии в контексте тех чувств, в которых он создает профессиональные продукты, эмоций, транслируемых в социальное пространство. Профессионализация библиотекарей изначально подразумевает объективно заданные границы (профессиональные инструменты и однотипные формы), феномен эмоций вносит переменную часть в этот процесс и выступает как ресурс развития, изменения формы и содержания деятельности. Эмоции, получившие достаточную силу и организованность, приобретают способность оказывать влияние на функциональное состояние, проявляемое в форме действий, высказываний,

отношений.Личныесмыслыизначения,выражающиесявэмоциях,

обеспечивают сохранение тенденций развития профессии и себя в профессии

профессиональнымявлениямсвидетельствуютопроцессах

8

депрофессионализации и деформации естественных потребностей человека,

ориентированных на рост и развитие.

Степень изученности проблемы. Несмотря на важность данной темы,

работ, посвященных непосредственно профессионализации в контексте эмоциональной сферы библиотекарей, мало как в отечественной, так и в зарубежной профессиональной печати. В целом накоплен различный опыт расширенного видения учеными проблем профессионализации и имеется достаточно большое число работ, посвященных данной проблеме. Сущность и характеристику профессионализации исследовали О.Н. Богомолов, В.Н.

Дружинин, О.Л. Колбасова, В.А. Цвык, Н.В. Прусова, Г.X. Боронова и другие. Осуществление профессиональной деятельности как творческого акта труда, как процесса самоосуществлении и самореализации исследовали А.К. Маркова, Б.Г. Ананьев, А.А. Бодалев, A.А. Деркач, Д.П. Заводчиков.

В.Н. Дружинин дает понимание профессионализации как многомерного процесса, имеющего социальный и личностный замысел. В.А. Цвык рассматривает профессионализацию как социальный процесс и феномен культуры в контексте профессиональной стратификации и социально-

профессиональных отношений. А.И. Турчинов пишет о проблеме отсутствия востребованности профессиональных возможностей человека, отрицательно воздействующей на динамику общественного развития и формирующей неблагоприятные тенденции развития личности.

ПрофессионализациябиблиотекарейисследуетсявтрудахА.И.

Каптерева, О.А. Калегиной, С.Д. Бородиной, Ю.Д. Дрешер, Е.Б. Дударевой А.С. Чачко, А.Н. Ванеева, Г.М. Губайдуллиной, С.И. Головко, Л.А. Грековой,

Р.И.Фатеевой,В.А.Бородиной,Т.И.Ключенко,Л.Е.Савич,Г.М.

Кормишиной.

Исследования П.С. Романова, А.И. Каптерева, Р.А. Гардашева, Ю.Б.

Авраевой, Э.С. Очировой посвящены изучению различных этапов профессионализации, при которых происходит различная степень реализации профессиональных знаний, умений, навыков, компетенций. Становление и

9

современное состояние профессиональной переподготовки библиотечных кадров в России изучали Е.Б. Дударева, С.И. Головко. Исследование проблем профессионального сознания библиотечных специалистов, проблем становления и развития библиотечно-профессионального образования в Республике Мордовия осуществила Р.И. Фатеева. Проблемами моделирования подготовки специалистов в библиотечной сфере занималась В.В. Вязникова. Научные интересы О.А. Калегиной представлены реализацией компетентностного подхода. Расширение состава профессиональных компетенций, их функциональная переориентация,

уточнение ценностно-смыслового содержания, усиление взаимосвязи всех компетенций библиотечно-информационного специалиста (личностных,

социальных, профессиональных и др.) обеспечивают целостность личностного развития. Л.В. Грекова поставила компетенции в системе дополнительного профессионального библиотечного образования в ряд важнейших тенденций профессионального развития, отметив ограниченность квалификационного подхода к представлению целей и результатов образования. Г.М. Губайдуллина исследует проблему адаптации библиотечно-информационных кадров к технологическим инновациям. Ю.Е.

Гулина рассматривала профессиональную компетенцию через реализацию полифункциональности профессии, включающей коммуникативные,

образовательные, педагогические, интеллектуальные действия. Кроме того,

ею исследовано влияние на специалистов психофизиологических факторов.

Предметом  научных  интересов  В.А.  Бородиной,  А.И.  Каптерева,  Т.Д.

Жуковой, Ю.Н. Столярова, В.А. Минкиной, А.С. Чачко, М.Ю. Матвеева являются различные грани профессионального сознания. А.И. Каптерев исследовал виртуальный мир библиотекаря в виде взаимосвязанных структур ценностей, коммуникаций, удовлетворенности, социально-

профессионального фона. М.Ю. Матвеев изучает специфические грани профессионального реноме библиотекарей в российской и зарубежной практике. Т.Д. Жукова отслеживает ограниченность профессионального

10

потенциала работающих библиотекарей по сравнению со специалистами,

пришедших из смежных областей деятельности.

Данные работы глубоко и многоаспектно исследуют процесс профессионализации библиотекаря, но эмоциональный контекст – чувства,

эмоции, удовлетворенность, неудовлетворенность и т.д. – выступает в них органичным слагаемым процессов профессионального самоопределения,

самосовершенствования и т.д. и не подлежит отдельному рассмотрению.

Профессионализация в контексте эмоциональной сферы рассматривается в рамках экономической, организационной,

информационной,  педагогической  деятельности  библиотек.  Работы  В.А.

Виноградовой и С.А. Езовой наиболее близко подошли к исследованию индивидуальных эмоций библиотекарей и их особенностей в библиотечной сфере.

В целом в настоящее время в библиотековедческой литературе не так широко используются такие категории: эмоции, эмоциональная сфера,

эмоциональная компетентность, эмоциональный интеллект, эмоциональные барьеры, эмоциональное лидерство как факторы, определяющие направленность практической (профессиональной) деятельности. Однако, об эмоциональном контексте в различных видах библиотечной деятельности пишут ряд библиотековедов. Среди которых О.А. Лопатина, С.Д. Бородина,

Г.М. Кормишина, В.А. Гордеева, В.А. Виноградова, Т.С. Макаренко, С.А.

Езова, А.И. Каптерев, Л.В. Яковлева, И.М. Суслова и др. Обобщение этих взглядов, подходов позволяет увидеть, что эмоции - это ресурс, ценность,

средство и качество деятельности.

Л. Фестингер, К. Левин, С. Кови, П. Бергер, Т. Лукман обозначили условия и факторы возникновения эмоций социального характера и их функции в деятельности человека. Работы П.К. Анохина, С.Л. Рубинштейн,

П.В.Симонова,Б.И.Додонова,В.В.Бойко,В.Д.Шадрикова,Г.Х.

Шингарова, В.Н. Дружинина, Е.П. Ильина, А.М. Вилюнас сформировали

11

различные подходы к рассмотрению природы эмоций и их влияния на деятельность человека.

Библиотечный специалист как субъект профессиональной деятельности представляет собой к тому же некое собирательное состояние,

априори имеющее ряд акцентированных жизненных проблем. Библиотекарь

– традиционно «женская» профессия, то есть определенным образом эмоционально отягощенная и ориентированная по гендерному принципу на семейно-бытовую реализацию, что составляет основное ценностно-

смысловое поле жизнедеятельности женщины и скрытый конфликт соответствия социальным нормам и образцам. Профессиональная деятельность реализуется как вторичная потребность и интересы профессионального роста и развития соизмеряются в контексте эмоционально-смыслового поля полезности генеральной стратегии предназначения женщины семейно-бытовым ценностям. Профессиональные коммуникации часто строятся вокруг обыденных интересов, имеют неустойчивый, прерывный характер. Природная ориентированность женщины на семейно-бытовое смысловое поле и необходимость профессиональной деятельности как неосновной потребности требуют особого подхода к процессу профессионализации в библиотечном информационно-коммуникационном пространстве.

Следуетотметить,чтопокаотсутствуютисследования,

рассматривающие процесс профессионализации в контексте эмоциональной детерминированности и гендерного подхода к профессиональному развитию библиотечного специалиста. В связи с этим можно обозначить некоторые моменты, требующие более углубленного рассмотрения: почти отсутствуют понятия профессионализации, затрагивающие эмоциональный контекст реализации. Отмеченные теоретико-методологические и практические проблемы исследования профессионализации в контексте эмоциональной сферы библиотекарей определили выбор темы, объект, предмет, цель и задачи данного исследования.

12

Объектом исследования выступает профессионализация библиотечных специалистов.

Предметом исследования – эмоциональная составляющая процесса профессионализации специалистов библиотек различных типов профессионально-коммуникационной организованности.

Гипотеза исследования заключается в том, что эмоциональный контекст является основой профессионализации специалистов библиотек, что обусловлено информационно-коммуникационной сущностью библиотеки как социального института. Качество современной коммуникационной среды библиотеки в значительной степени обеспечивается эмоциональной сферой ее субъектов. Типизация основных эмоциональных состояний библиотекаря,

определение степени и характера их влияния на профессиональную деятельность, установление эмоциональных барьеров, продуцируемых коммуникативной средой библиотек разного типа, совершенствуют процесс профессионализации специалистов – самоопределение, самоидентификацию и развитие.

Цель исследования заключается в теоретическом обосновании и экспериментальной проверке значимости эмоционального контекста профессионализации библиотечных специалистов, содержание которого обусловлено информационно-коммуникационной сущностью библиотеки.

Цель исследования определила постановку следующих задач:

  1. представить концепции информационно-коммуникационной сущности библиотеки в теории отечественного библиотековедения;

  1. проанализировать современные подходы к интерпретации понятия «профессионализация» и уточнить содержание в контексте эмоциональных феноменов профессионализации в библиотековедческой теории;
  2. доказать значимость эмоциональной компетентности библиотечных специалистов, ее обусловленность коммуникационной структурой библиотеки и выявить эмоциональные барьеры их профессионализации;

13

  1. выявить особенности профессионализации в библиотеках различных типов информационно-коммуникационной организации на примере Закамской зоны Республики Татарстан;
  2. определить подходы к моделированию эмоционального контекста профессионализации библиотечных специалистов как условия эффективности библиотеки как социально-коммуникационного института.

Теоретико-методологическая база исследования. Теоретической основой исследования являются психолого-социологические концепции отечественных и зарубежных ученых, раскрывающие закономерности развития и функционирования индивида в институциональной среде, в

которых анализируются влияние эмоций, информации, коммуникаций. В

работах В.В. Бойко, Б.И. Додонова, Ю.А. Макаренко, Г.Х. Шингарова, Е.П.

Ильина осуществлено теоретическое обоснование значимости эмоциональных явлений в природе человека. Э. Тоффлер, А.И. Каптерев,

В.А. Бородина, Л.А. Пронина, Л.И. Костенко, Т.Ф. Берестова, И. Земан рассматривают влияние информации в контексте внутренних и внешних детерминант. М.А. Василик, А.В. Соколов, О.И. Матьяш, Н. Луман, Т.М.

Орлова, М.С. Каган, Ф.И. Шарков, Г.М. Кормишина, В.П. Конецкая, В.Б.

Кашкин дают понимание коммуникации в контексте информации и их обобщенного влияния на субъекта. Анализ и синтез различных социально-

психологических концепций позволяет комплексно рассматривать эмоциональный контекст, влияющий на процесс профессионального развития библиотечного специалиста.

Методы исследования: теоретический анализ библиотековедческой,

философской, социологической и психолого-педагогической литературы с использованием ряда методов – систематизации, классификации, сравнения,

обобщения, статистики; изучение и обобщение передового библиотечного опыта, наблюдение и опрос (анкетирование).

Опытно-экспериментальная база и основные этапы исследования:

14

Исследование проводилось в течение 2008-2016гг. и включало три взаимосвязанных этапа.

На первом этапе (2008-2009 гг.) - изучение и анализ информации по проблеме исследования.

На втором этапе (2010-2013 гг.) - анкетирование, обработка результатов исследования, расширение круга изучаемой информации по проблемам исследования.

На третьем этапе (2013-2014 гг.) - обобщение, апробирование результатов исследования.

Научная новизна исследования заключается в изучении эмоционального контекста профессионализации библиотекарей как важного элемента коммуникационной среды современной библиотеки.

Полисубъектность процесса библиотечного обслуживания, концепция межличностного взаимодействия, при которой читатель не объект, а субъект профессиональной деятельности, требуют эмоционального совпадения

(конгруэнтности) сторон.

процесс профессионализации библиотечных специалистов впервые рассмотрен как процесс трансформации традиционных эмоций в профессионально-ориентированные эмоции;

обоснован  подход  к  эмоциям  как  ресурсу  профессионализации,

проявляющемуся в межсубъектных профессиональных коммуникациях через информацию, типизированы информационно-коммуникационные составляющие профессионализации, мобилизующие различные типы эмоций;

дифференцирована эмоциональная сфера библиотекаря на профессионально-ориентированные чувства и эмоциональные барьеры, что позволяет создавать условия для формирования чувств, повышающих эффективность профессиональной деятельности, и нейтрализовать негативные эмоции;

15

предложен новый способ типизации библиотек, продуцирующих различные виды эмоциональных барьеров профессиональной деятельности, в зависимости от типов их профессионально-коммуникационной организованности;

охарактеризованы способы совершенствования процесса профессионализации библиотечных специалистов в контексте улучшения эмоциональной сферы профессиональной деятельности.

Теоретическая значимость исследования состоит в следующем:

- обобщены и уточнены концептуальные представления о наполнении понятия «профессионализация библиотечных специалистов» в контексте эмоциональной сферы;

- теоретически обосновано и экспериментально подтверждено, что эмоциональный контекст профессионализации специалистов библиотек имеет специфику в зависимости от типа их информационно-

коммуникационной организованности, что сказывается на профессиональной самоидентификации и совершенствовании специалистов;

- предложены методы оценки эмоциональной компетентности библиотечных специалистов, позволяющие диагностировать и прогнозировать процесс их профессионализации.

Все это существенно расширяет педагогическое знание в области библиотечной профессиологии и является вкладом в теорию библиотековедения.

Практическая значимость работы состоит в предложенной типизации барьеров профессионализации в контексте эмоциональной сферы,

в выявлении доминирующих эмоций у специалистов в процессе профессиональной практики; в разработке подходов к моделированию эмоциональной сферы, обеспечивающей процесс профессионализации.

Основные результаты исследования послужили базой для подготовки методических материалов в помощь организации процесса профессионализации библиотечных специалистов в контексте

16

эмоциональной сферы, могут быть включены в разделы учебных курсов по библиотечной профессиологии для студентов учреждений среднего, высшего и послевузовского библиотечно-информационного образования, курсов лекций в системе повышения квалификации и переподготовки библиотечных специалистов и преподавателей, а также для самодиагностики специалистов.

Соответствие диссертации области исследования специальности. В

соответствии  с  формулой  специальности  05.25.03  «Библиотековедение,

библиографоведение и книговедение» (педагогические науки), включающей исследования и разработки в области теории, методики и организации библиотечной деятельности, а также в области исследования библиотеки как системного социального объекта, представленная диссертационная работа является теоретическим и практическим исследованием реализации … функции библиотек…

Соответствиедиссертациипаспортунаучнойспециальности.

Полученные результаты соответствуют паспорту специальности по 3 пункту в части «Библиотека и библиография как системные социальные объекты.

Библиотечно-библиографическая деятельность в системе документальных коммуникаций. Формирование и сохранение библиотечного фонда,

каталогизации,книговедение,систематизацияиклассифицирование,

справочно-библиографический аппарат, эвристика. Библиотечное обслуживание. Компонентная и видовая структура библиографической деятельности, методика составление библиографических пособий».

Обоснованностьидостоверностьнаучныхрезультатов

проведенного исследования обеспечиваются междисциплинарным подходом к исследованию проблемы; целесообразным сочетанием теоретических и эмпирических методов исследования, адекватных предмету, цели и задачам исследования; комплексным характером поэтапного социологического исследования, целенаправленным анализом реальной библиотечной практики, подтверждением в результатах исследования основных положений

17

гипотезы, востребованностью предлагаемых научно-практических рекомендаций.

Положения, выносимые на защиту:

1. Профессионализация осуществляется на двух взаимообусловленных уровнях – институциональном и личностном.

Показателем успешности этого процесса является преодоление эмоциональной замкнутости специалистов библиотек различных информационно-коммуникационных типов, что позволяет реализовать информационно-коммуникационную сущность библиотеки как социального института.

2. Содержание и технология процесса профессионализации характеризуются вариативностью, зависящей от типа и вида информационно-

коммуникативной организации библиотеки – открытой или закрытой, каждая из которых создает свои эмоциональные барьеры, формирующие профессионально непродуктивные модели поведения.

3.  Моделирование  эмоционального  контекста  профессионализации,

включающего культивирование эмоций, ориентированных на устойчивое развитие субъекта в профессиональном пространстве, способствует эффективному функционированию библиотеки как социального института и выходу библиотечной профессии на более высокий статусный уровень.

4. Эмоциональные барьеры свойственны специалистам библиотек различных типов профессиональной коммуникационной организованности.

Библиотекари,работающиевзакрытомтипепрофессионально-

коммуникационной организованности, имеют более выраженные затруднения по шкале гибкости, развитости и выразительности эмоций по сравнению с библиотекарями, работающими в публичных библиотеках, что является следствием интенсивных разнообразных профессиональных контактов. Открытый тип представляет централизованная библиотечная система - ЦБС; закрытый тип представляют библиотеки учебных организаций - БУО.

18

Апробация и внедрение результатов исследования. Основные результаты исследования, его положения докладывались и обсуждались на научных и научно-практических конференциях:

  1. Республиканской конференции «Адлеровские социологические чтения». Альметьевск, 2006 год;

  1. Республиканской конференции «V Адлеровские социологические чтения». Альметьевск, 19 марта 2010 год;

  1. Всероссийская научно-практическая конференция «Развитие национальных традиций в условиях полиэтнического региона», Казань, 13 апреля, 2012 год;
  2. Республиканской конференции «VI Адлеровские социологические чтения». Альметьевск, 21 марта 2013 год;

  1. V Всероссийская научно-практическая конференция «Развитие гуманитарной среды в техническом вузе», Альметьевск, 10 апреля, 2013 год;
  2. Всероссийской научно-практической конференции «Профессиональное развитие специалистов как приоритет модернизации системы дополнительного образования», Казань. 26 апреля, 2013 год;
  3. Международная научно-практическая конференция «Модернизация российского общества и подготовки кадров в сфере культуры и искусств», Казань, 23-24 октября, 2014 год;

  1. Всероссийской научно-методической конференции в рамках научной сессии ученых АГНИ «Теория и практика современного профессионального образования», Альметьевск, 14-18 апреля, 2014 год. Материалы исследования представлены в 9 публикациях.

Объем и структура диссертации. Работа состоит из введения, двух глав,

заключения, списка использованной литературы, приложений. Первая глава раскрывает теоретико-методологические основы профессионализации в библиотечном пространстве, эмоциональные и коммуникационные барьеры профессионализации. Во второй главе представлено экспериментальное

19

исследование доминирующих эмоций в различных типах информационно-

коммуникационного (профессиональных) составляющих процесса профессионализации библиотекарей. Сравнительное исследование показало различия доминирующих эмоций в различных типах информационно-

коммуникационного (профессиональных) составляющих и их влияние на процесс профессионализации библиотекарей.

Список  использованной  литературы  включает  240  наименований,

работа иллюстрирована 7 таблицами, 24 рисунками, имеет 6 приложений,

объем - 212 страниц.

20

Глава 1. Информационно-коммуникационная сущность

процесса профессионализации библиотечных

специалистов

1.1 Парадигма библиотеки как информационно-коммуникационной системы в отечественном библиотековедении

Коммуникационная природа библиотеки утверждается с начала развития библиотековедения как науки. Но наиболее активно эта теория начала развиваться с 70-х гг. прошлого века, когда в библиотековедении утвердился системный подход, с началом развития теории социальной коммуникации.

Системный подход - направление в методологии научного познания и социальной практики, в основе которого лежит понимание объектов как систем. Этот подход ориентирует исследование на раскрытие целостности объекта, обеспечивающих ее механизмов, выявление многообразных типов связей. Система обозначает объект, организованный в определенной целостности, упорядоченности, связанности, для которой характерны структура, цель, задачи, стадии, этапы развития [218, с.392]. Целостность,

структурность,взаимозависимость,автономность,адаптивность,

иерархичность, уникальность, множественность описаний, вероятность являются общими свойствами системы.

Специфика социальной системы состоит в том, что она складывается на базе той или иной общности людей, а ее элементами являются люди, чье поведение детерминируется определенными социальными позициями

(статус), конкретными социальными функциями (ролями), социальными ценностями, нормами. Исходным положением системы являются связи,

которые  осуществляются  на  основании  передачи  информации,  чувств,

21

оценок, значений, смыслов [196, с.143, 528]. Признанными корифеями в области исследования систем и происходящих в них процессов, являются В.А.Ядов, А.Г. Здравомыслов, Ж.Т. Тощенко, Н.Г. Скворцов, О.А.

Максимова,Г.В.Осипов,Л.Н.Москвичев,Т.Г.Исламшинаидр.

Исследования библиотеки как системы связей представлены работами Ю.Н.

Столярова, А.И. Каптерева, Е.И. Полтавской, А.И. Пашина, И.М. Сусловой.

Индивид, группа, организация, осуществляя профессиональную деятельность, вступают в различные взаимодействия, образующие сложную систему связей. Библиотека как место реализации связей между элементами:

библиотекарь (профессиональная деятельность) – читатель – информация -

представляет собой сложноорганизованную деятельность, обеспечивающую информационно-коммуникационную систему профессионализации. Система взаимодействий между элементами детерминируется коммуникационной деятельностью.

Концептуальные подходы понимания коммуникации содержатся в работах Н. Лумана, П. Бергера, Т. Лукмана, С. Кови. В отечественной науке теория коммуникации представлена работами Ф.И. Шаркова, В.П. Конецкой,

В.Б. Кашкина, А.С. Чамкина. Коммуникации в системе «библиотека» представлены работами А. В. Соколова, А. И. Каптерева, Е.Ю. Гениевой,

Е.И. Полтавской, Л.М. Туевой. Библиотека как система рассмотрена в исследованиях Ю.Н. Столярова, Е.И. Полтавской, Н.В. Лопатиной, А.И.

Каптерева, Л.М. Туевой.

Более 30 лет назад была разработана концепция библиотеки с позиции системного подхода. Автором данного подхода стал Ю.Н. Столяров.

Библиотека как социальный институт со своими системообразующими элементами - документным фондом, контингентом пользователей,

библиотечным персоналом и материально-технической базой - по отношению к внешней среде выполняет некие функции. Библиотека, как и всякая система, – это совокупность структуры и функций. Структуру создают элементы и линии связи между ними. Коммуникации на линиях связи

22

представляют собой движущую силу системы и обеспечивают её функционирование [199, с. 44, 46]. За минувшее время появилась ясность относительно структуры библиотеки как системы, она стала восприниматься как двухконтурная. Библиотека призвана нормировать, регулировать деятельность библиотекаря, т.е. выполнять по отношению к библиотечному персоналу регулятивную функцию. Сущностную функцию по отношению к самому себе и внешней среде выполняет и каждый элемент библиотеки как системы [201].

Е.И.Полтавскаявыделяеттриэлементасистемы«библиотека»:

персонал, средства производства и ценность (кто – посредством чего – что),

что обеспечивает и систему организации (учреждение). Системообразующий фактор, скрепляющий перечисленные элементы в единое целое, – создание некой ценности (материальной, интеллектуальной, эмоциональной или их сплава), – объединяет коллектив тружеников в производительном труде.

Постоянно возобновляемая деятельность персонала по производству ценности с помощью средств производства позволяет представить последовательную связь между элементами как циклическую, приводящую к созданию системы [164, с.21].

И.М. Суслова функционирование системы видит в единстве составляющих компонентов, связанных с внешней средой (энергией,

информацией, материалами) и внутренней, которая обладает способностью приспосабливаться к внешней, состоящей из социальной и технической компоненты. Подсистемы состоят из более мелких элементов, поскольку они все взаимосвязаны, нарушение работы даже самой маленькой подсистемы может влиять на систему в целом. Плохое настроение одного библиотекаря,

перенесенное на общение с читателем, способно вывести из строя всю налаженную систему библиотечного обслуживания [205, с.18].

Н.В. Лопатина исследовала позицию библиотекаря (библиотеки) в

профессиональной структуре общества. Для решения этой задачи был применён полисистемный подход, благодаря которому оказалось возможным

23

выявить базовые институты, воздействующие на функционирование библиотеки: культура, образование и идеология (которая рассматривается не только в контексте политики, но и религии). Построена институциональная матрица, в которой библиотека рассматривается в социально-

институциональном поле «культура – образование – идеология» [121, с.21].

А.И. Каптерев обозначил тенденции смены пирамидальных структур профессиональных организаций системами с тесными и взаимопроникающими человеческими взаимосвязями. Системы коммуникативных отношений, основанные на социально-ролевых и межличностных отношениях, оказались наиболее устойчивы в коммуникации. Их основная задача – с наибольшей эффективностью обеспечивать информацией каждый структурный элемент или уровень всей системы в целях создания условий ее саморазвития или ее самоорганизации.

Недостаточная или неадекватная дальнейшему этапу развития коммуникативная организация тормозит ее развитие, подрывает жизнеспособность и нормальную жизнедеятельность, что в конечном итоге приводит к деградации и дестабилизации системы [92]. В этой же работе А.И. Каптерева мы находим, что системы коммуникаций детерминированы факторами разной степени общности и интенсивности воздействия. Это и организация социальных и межличностных отношений, и психологический климат общения, и установочные задачи взаимодействующих сознаний,

языково-семиотические формы обеспечения общения, концептуально логические формы и схемы ведения рассуждений.

Л.М. Туева рассматривает библиотеку как коммуникационную систему, социально-коммуникативный институт, реализуемый через качественно сформированный документный фонд, библиотечную среду и пространство, а главное, библиотекарей, в конкретных социально-

исторических и культурных условиях [212]. Поэтому гуманитарные взгляды,

глубина понимания перспектив и текущего состояния, активность позиций специалистов являются факторами, оказывающими влияние на развитие

24

системы. В ее представлениях самое существенное различие библиотекам придают внешние коммуникации со своими пользователями, ближайшим социальным окружением, попечителями, спонсорами, друзьями библиотеки,

властными структурами, что перекликается с позицией А.В. Соколова, Е.Ю.

Гениевой.

А.В. Соколов интерпретирует коммуникации как разновидность взаимодействия между субъектами, опосредованного некоторым объектом.

Цель взаимодействующих субъектов заключается в сообщении друг другу смыслов (знаки, символы, тексты, имеющие как чувственную воспринимаемую форму, так умозрительное содержание). Коммуникация социальная подразумевает движение смыслов в социальном пространстве и времени, когда знания, умения, эмоции, стимулы передаются, понимаются, а

также сохраняют свою ценность во времени. В социальной коммуникации коммуниканты и реципиенты осознанно преследуют три цели. Одна из них -

познавательная(распространение(коммуникант)илиприобретение

(реципиент)новыхзнанийилиумений);другаяпобудительная

(стимулирование других людей к каким-либо действиям или получение нужных стимулов); экспрессивная (выражение или обретение определенных переживаний, эмоций). Для достижения этих целей содержание коммуникационных сообщений должно включать: знания и умения

(коммуникант нечто знает или умеет и может поделиться этим опытом с другими людьми); стимулы (волевые воздействия, побуждающие к активности); эмоции (коммуниканту важно эмоционально «разрядиться»,

получить сочувствие, а реципиент ищет положительных эмоций и душевного комфорта) [191, с. 17].

Г.М. Кормишина считает, что эмотивная функция обеспечивает аффективно-эмоциональное наполнение коммуникации, подчеркивает ее наиболее предпочтительные стороны, что необходимо для формирования рациональной или иррациональной оценки и, в конечном итоге, осознанного мнения и поведенческой установки [112].

25

Одной из последних крупных работ, исследующих природу коммуникаций в библиотечной системе, можно назвать работу Е.Ю.

Гениевой«Библиотекакакцентрмежкультурнойкоммуникации».

Коммуникационные практики библиотеки с общественными организациями,

институтами, религиозными организациями были рассмотрены на новом уровне, как образующий источник «неиссякаемый социальной энергии» [52].

Коммуникации, являясь источником энергии, делают библиотечный труд полезным, целесообразным, востребованным.

В.П. Чудинова, исследовав зарубежный опыт организации библиотечных коммуникаций в категориях социальной ценности и экономических выгод, пришла к неутешительному заключению. Несмотря на то, что библиотечные коммуникации способствуют снижению социального напряжения, образуют косвенные экономические выгоды (приобретение знаний; улучшение взаимодействия в сообществе; передача полезных навыков; снижение предельных издержек граждан на отдых и развлечение),

негативные представления имеют место [228, с.40]. Подобные тенденции отслежены Р.П. Якимчуком, они выражаются все в меньшей нужности библиотек в силу расширения доступности информационных сервисов.

Однако, наряду с этим отмечается растущая потребность в специальных местах для занятий вдали от офисного шума, суеты и общения [238].

С категорией имидж, представляющего разновидность социальных коммуникаций, связаны работы В.К. Равинского, М.Ю. Матвеева, Н.В.

Аверьяновой, Г.М. Кормишиной. Исследовав американский опыт профессионализации, Д.К. Равинский пришел к выводу, что профессия у них обозначает организованное сообщество экспертов, прилагающих к решению конкретных проблем эзотерическое, доступное только профессионалам,

знание [172]. Как «самую непрестижную и низкооплачиваемую на свете», а

также «самую тишайшую», связанную с минимальным уровнем риска в западной культуре, диагностировал библиотечную профессию М.Ю. Матвеев

[138]. Представления о библиотечной профессии были систематизированы в

26

определённом порядке: «рациональная» концепция сводится к вопросам обслуживания читателей, улучшения комплектования, маркетинговых программ, развития паблик рилейшнз; «психологическая» концепция

усматриваетнеобходимостьизменениясамимбиблиотекарям;

«иррациональная» концепция выстраивается на том, что имидж практически не зависит от работы реальных библиотек и от того, что думают и пишут библиотекари по поводу своей профессии.

Сущность и структуру внешнебиблиотечного и внутрибиблиотечного имиджа как фактора развития исследовала Н.В. Аверьянова [3].

Необходимостьвнутрибиблиотечныхпрофессиональныхкоммуникаций

обосновывает Н.Т. Чуприна. Обмен информацией путем индивидуальных обсуждений, совещаний, собраний, отчетов, письменных справок позволяет расширять информационно-коммуникационную систему отдельного

субъекта, группы [229, с. 66].

Г.М.Кормишинавпервыеввелавнаучныйоборотпонятие

«имиджевые коммуникации библиотек». Ею систематизированы факторы формирования имиджевых коммуникаций, к которым относятся факторы среды, факторы внешней регуляции социокультурной системы, факторы саморегуляции социокультурной системы, факторы самоорганизации современной библиотеки. В ее исследовании теоретически обосновывается и экспериментально подтверждается, что имиджевые коммуникации формируют новый тип культуры библиотеки, ориентированный на синергетическое освоение организационных, социально-психологических,

функциональных

отношений

между

работниками

библиотеки,

пользователями,

профессиональным

библиотечным

сообществом,

учреждениями

профессиональной

подготовки

библиотечно-

информационныхкадров,социальнымипартнерамибиблиотек(СМИ,

спонсоры, благотворители и др.), властными структурами всех уровней [112].

ВдругойработеГ.М.Кормишина  отмечает,  что:«…внимание

уделяетсяумениям,способностям,личностным,ценностным

27

характеристикамличности,незаслуженноумалчиваяознаниях,

необходимых для построения эффективных коммуникаций [111, с. 15].

Системный анализ, по мнению О.А. Калегиной, позволяет представить компетентностный подход как состояние и свойство, цель и средство, метод образовательной системы профессиональной подготовки. В качестве ключевых терминологических единиц компетентностного подхода выделяются компетентность и компетенции. Компетентность рассматривается и как готовность к эффективной, чаще всего профессиональной, деятельности. Профессиональные компетентности необходимы или нормативны для выполнения конкретной работы [90, с.25].

Ею найдены диспропорции в оценке компетенций, отражающих содержание профессиональной деятельности в библиотечно-информационных учреждениях, и наличие причинно-следственного диссонанса в оценке проблем отечественного библиотечно-информационного образования [90,

с.27]. «Компетенция» и «квалификация» служат основанием для вывода, что компетентностные модели дополняют квалификационные: в их структуре,

помимо требований к знаниям, умениям и навыкам, отражены способности специалиста, позволяющие ему продуктивно действовать в меняющихся ситуациях, и необходимые личностные качества.

В.В. Вязникова на основе исследований в области библиотечной профессиологии [39,40,41], А.С. Чачко [225, 226], А.В. Соколова [192], Э.Р.

Сукиасян [202,203], Г.А. Алтуховой [5] и проведенного опроса руководителей и ведущих работников библиотек, сгруппировала профессиональные компетенции следующим образом: личностные,

когнитивные, эвристические, информационные, технологические, социально-

коммуникативные. Социально-коммуникативные компетентности признаются приоритетными для работников библиотек, они определяют эффективность межличностных коммуникаций, являются важным компонентом библиотечной профессиональной деятельности. Механизмы самообразования, саморазвития, самореализации позволяют приблизить

28

вузовскую подготовку специалиста к характеристикам, с которыми работодатели ассоциируют качество современного образования: умение решать неструктурированные задачи, выходить на нестандартные решения,

иметь сформированную потребность в самосовершенствовании [41, с. 95].

З.А.Сафиуллина,рассматривая«эволюциюсоциально-

коммуникативных процессов», замечает усложнение соответствия информации, ее создателей, распространителей, потребителей [184]. Она отмечает: «чем выше организационный уровень передачи информации, тем больше возможностей для сохранения» [185, с.29]. Библиотеки как элементы системы профессионализация библиотекарей «развиваются благодаря информационному механизму передачи общественных смыслов,

представляемых как основные нормы, ценности» [186].

Проблемы коммуникации в настоящее время находятся в центре интересов многих отечественных и зарубежных исследователей. На современном этапе образовалось свыше 120 определений коммуникации.

Коммуникация представляет собой новую, не до конца сформулированную концепцию, даже ученые одной и той же дисциплины отдают предпочтение разным терминам (общение, коммуникация), отмечает Ю. Толстикова-Маст

[210, с.185].

Так, трактовки коммуникации Ф.И Шаркова и В.П. Конецкой имеют точки пересечения. Ф.И. Шарков считает, что в настоящее время понятие

«коммуникация»имееттриосновныеинтерпретации.Во-первых,

коммуникация представляется как средство связи любых объектов материального и духовного мира и рассматривается как определенная структура. Во-вторых, это общение, в процессе которого люди обмениваются информацией. В-третьих, под коммуникацией подразумевают передачу и массовый обмен информацией с целью воздействия на общество и его составные компоненты [232]. Позиция В. П. Конецкой близка предыдущей трактовке и определяется как сознательно обусловленный процесс передачи и восприятия информации в условиях межличностного и массового общения.

29

Она выделяет три вида интерпретации коммуникации: а) средство связи любых объектов материального и духовного мира, б) общение - передача информации от человека к человеку, в) передача и обмен информацией в обществе с целью воздействия на него. Ключевой проблемой коммуникации является механизм, который переводит индивидуальный процесс передачи и восприятия информации в социально значимый процесс персонального и массового воздействия [109, с.8].

В.Б. Кашкин считает, что под коммуникацией в человеческом обществе подразумевают общение (почти синоним во всех языках, кроме русского),

обмен мыслями, знаниями, чувствами, схемами поведения, но обмен является, скорее всего, метафорой, так как, если мы и обмениваемся идеями,

то не лишаемся своих слов, мы взаимно обогащаемся [99, с.7]. Т. М. Орлова рассматривает коммуникацию как одну из форм взаимодействия людей в процессе общения. «Коммуникация может иметь место лишь в том случае,

если отправитель и получатель информации понимают друг друга, т.е. если у них есть общий социальный опыт, если они говорят на одном языке, если между ними существует обратная связь» [152, с.52]. Для О.И. Матьяш коммуникация является не просто процессом обмена информацией, но и процессом создания некой общности, в котором мы осмысливаем информацию и соотносим наши смыслы со смыслами наших коммуникативных партнеров, создавая, таким образом, определенную степень взаимопонимания. При этом происходит не столько самовыражение и передача-прием уже сформированных смыслов, сколько совместное смыслосозидание. Реальное течение коммуникации конструируется высказываниями, реакциями на высказывания и осмыслениями этих реакций одновременно каждым из участников [140, с. 105]. И. И. Барахович видит предназначение коммуникации в формировании среды понимания, создании новых смыслов, изменение одного несет изменение другого. По смыслу регулятивная (упорядочивание, нормализация), когнитивная, перцептивная функции и конвенциональная, манипуляторная и презентативная по форме

30

обеспечивают выбор коммуникативной стратегии в рамках социального взаимодействия, организацию новых отношений, знаний, технологий,

смыслов.  Успешность  процесса  зависит  от  сформированных  эталонов,

адекватности восприятия [10, с.7].

Е.П. Савруцкая отмечает, что в современных условиях особенностями коммуникации является временность, быстротечность, мозаичность,

фрагментарность, многообразие смыслов, символов, культурных кодов. Они минимизируют возможности осуществления диалога, достижения консенсуса, взаимопонимания. Отсутствие механизмов связи с другими,

потери коллективной идентичности накапливают тенденции отчуждения

[183, с. 132].

Коммуникации, по мнению М.А. Рябова, постоянно поддерживаются производством информации, путем различения «информативное-

неинформативное». На основе отобранной информации создается сообщение,

являющееся новой основой различения. Значимыми являются не столько содержание информации, сколько коды, символы, ожидания. Библиотека в них может не соответствовать самоописанию [179, с.182].

Коммуникация, по мнению Н. Лумана, является неизбежно социальной операцией и одновременно операцией, которая принудительно запускается,

когда образуются социальные ситуации [124, с.43]. А. С. Чамкин, развивая теорию Н. Лумана, отмечает, что использование информации всегда определенным образом ограничено. Если мы включаемся в другую коммуникацию, у нас появляется другая информация. Реальное течение всегда динамично и диалогично, поэтому динамичен и диалогичен и смысл,

который создается в процессе коммуникации.

По мнению У. Матурана, Ф. Варела, в коммуникативном взаимодействии всегда существует неопределенность. Феномен коммуникации зависит не от того, что передается, а от того, что происходит с тем, кто принимает передаваемое, а это нечто весьма отличное от передаваемой информации [139].

31

Э.Роджерсрассматриваеткоммуникациюкакдействие

(односторонний процесс передачи сигналов без осуществления обратной связи), либо как взаимодействие (двусторонний процесс обмена информацией), либо как коммуникативный процесс, в котором коммуниканты поочередно и непрерывно выступают в роли источника и получателя информации [177, с. 24].

Классическая  характеристика  коммуникаций  предполагает:время,

место, действие, количество участников, способы организации, способы передачи, формы изложения. Коммуникации, по классификации Ф.И.

Шаркова, по способу установления и поддержания контакта подразделяются на непосредственные (прямые), опосредованные (дистанционные).

Коммуникация при этом осуществляется как посредством физических лиц -

посредников, так и различных средств коммуникации, включая технические.

Как и предыдущий автор, В.П. Конецкая по способу установления контакта выделяет прямую, или непосредственную коммуникацию и косвенную, или опосредованную (дистантную). В первом случае коммуникация актуализируется в форме беседы или публичного выступления перед аудиторией, что позволяет оказывать непосредственное эмоциональное воздействие, поскольку происходит обмен смысловой и оценочной информацией. Непосредственная коммуникация имеет различные сферы актуализации, начиная от обмена деловой информацией и кончая сугубо личной. Опосредованная коммуникация носит, главным образом,

односторонний характер и актуализируется при помощи средств массовой информации и технических средств, Современные технические средства позволяют осуществлять эффективную двустороннюю коммуникацию. По степени действия коммуникации, по Ф. И. Шаркову, делятся на активные и пассивные. С учетом временного фактора В.П. Конецкая выделяет краткую,

непродолжительную и постоянную коммуникацию, обусловленную частым общением в профессиональных коллективах и дружеских группах. По степени организованности, утверждает Ф.И. Шарков, коммуникации

32

подразделяются на случайные и неслучайные (организованные). Случайные коммуникации возникают стихийно, но на них могут обсуждаться и даже приниматься достаточно ответственные решения. Такие виды случайных коммуникаций усиливают степень самоорганизованности системы.

Специально организованные коммуникации имеют регламент, проблемы,

время, обозначенное место. В зависимости от направления потока информации коммуникации подразделяются на горизонтальные и вертикальные. Вертикальное направление, в свою очередь, подразделяется на нисходящее и восходящее. Это может осуществляться путем предоставления отчетов, планов, проектов, докладов, итоговых документов. В основном господствуют системы коммуникаций, организованные по схеме «сверху -

вниз», акцентирующие исполнительские умения. Вертикальные связи часто предполагают наличие иерархически связанных уровней системы, а

горизонтальные подчеркивают связи однородных элементов.

Традиционно (С. Чамкин., В. Конецкая, А. Соколов) коммуникации делят по средствам передачи: а) вербальные системы; б) невербальные знаки;

в) синтетические знаки - образы, которые соединяют в себе вербальные и невербальные знаки. В. Кашкин перечисляет следующие виды коммуникации

[99, с.46]. Интраперсональная коммуникация равна разговору с самим собой;

межличностная коммуникация, которая во многом первична; групповая коммуникация: внутри группы, между группами, индивид – группа (разговор руководителя с сотрудниками). А.П. Панфилова различает пять видов коммуникации: познавательную, убеждающую, экспрессивную,

суггестивную, ритуальную. Для каждого из них характерны свои цели и ожидаемый результат, условия организации, а также коммуникативные формы и средства [154, с. 30].

Лекции, семинары, беседы, консультации, тренинги, экскурсии представляют собой вид познавательной коммуникации, где сравнительный анализ, интерпретация, резюмирование являются коммуникативными технологиями передачи информации. Пресс-конференции, дискуссии,

33

переговоры, комплименты, презентации, «круглые столы» относятся к коммуникациям убеждающего характера. Коммуникативными средствами убеждающей коммуникации являются демонстрация, доказательство;

разъяснение, сравнительный анализ; факты, цифры.

Отличием экспрессивной коммуникации является использование художественно-эстетических средств, краткость речевых конструкций,

образная лексика; яркость невербальных средств, опора на актуальные потребности. Коммуникации суггестивного характера помогают оказывать внушающее воздействие. Беседы, пресс-конференции, реклама, собрания,

консультации, тренинги используют механизмы, способствующие усилению значимости сообщения информации.

Ритуальная (церемониальная) коммуникация закрепляет и поддерживает конвенциальные отношения; сохраняет, поддерживает ритуальные традиции и создает новые. Церемонии, праздники, посвящения,

чествования;презентациипредставляюткоммуникативныеформы,

особенностями которых является неординарность подачи информации при сохранении традиций.

Сущностным признаком все видов коммуникации является то, что наряду с передачей информации происходит процесс передачи эмоций,

представляющихчувствакоммуникативного,глористического,

праксического, пугнического, когнитивного, эстетического, акизитивного,

гедонистическогохарактера,образующихразнонаправленныестимулы:

профессиональныхдостижений,профессиональныхпритязаний,

публичности.

Комплекс «коммуникации - информация - эмоции» образует определённые условия для профессионализации в библиотеке как информационно-коммуникационной системе (рис. 1.1).

34

Коммуникации (где?)

Информация (что?)

Профессионализация

Эмоции (как?)

Рис.1.1 Взаимосвязь элементов системы профессионализации Процесс профессионализации активируется через различные виды

коммуникаций, несущих  информацию и эмоции побудительного действия.

Ценностькоммуникациизаключаетсявееотсроченномдействии,

затрагивающиечувствакоммуникативного(потребностьвобщении,

обсуждении, передаче информации), гностического (интеллектуальные чувства, их связывают с потребностью в получении новой информации),

глористического (от лат. gloria - слава, связаны с потребностью в самоутверждении, признании, славе, уважении), альтруистического

(потребность в сопереживании, покровительстве, заботе), праксического

(вызываются деятельностью, ее успешностью или неуспешностью) плана.

Комплекс чувств возникает в процессе поиска условий роста профессионального уважения и самоуважения, сопричастности, творчества,

притязаний и достижений, служения.

В контексте информационного общества анализ повседневной деятельности выявил, что 70-90 % рабочего времени сотрудники проводят во взаимодействии с другими людьми как внутри организации, так и за ее пределами. В связи с этим Т.В. Конюхова, Е.В. Арляпова рекомендуют

35

обратить внимание на проблемы повышения эффективности коммуникации,

которые связаны с обеспечением полноты коммуникаций, их системности и управляемости, а также с непосредственной способностью к деловому общению [110, с.168]. Библиотекарям порой недостает знаний по формированию коммуникаций (Г.М. Кормишина, А.И. Каптерев).

Профессиональная коммуникация как способ социального взаимодействия в системе профессионализации строится на умениях выражать мысли в словах, передавать ценности и смыслы, опираясь на потребности, выращивать интересы и стремления, ориентированные на профессиональное мышление, воображение. Своё мнение по этому вопросу высказал Е. Ю. Солонин – заведующий кафедрой философии СПбГУ. Он считает, что библиотекарь, не зависимо от специализаций, должен обладать воображением, т.е. способностью создавать образ библиотеки. Набор знаний при этом – вторичный момент. Конструкция образования должна строиться так, чтобы будить профессиональное воображение будущего специалиста,

устремлять его к творчеству. Без этого библиотекарь способен выполнять лишь рутинные операции, входящие в разработанные кем-то нормативы.

Поэтому мы рассматриваем профессиональную коммуникацию как своеобразный способ профессионализации, образующий посыл профессиональной рефлексии, как способ, поддерживающий приток информации, как способ расширения профессионального сознания,

включения переживания, что в целом ведет к росту профессионализма,

компетенций библиотекарей. Профессиональная коммуникация является особым видом деятельности, представляющим собой процесс отражения информации, ее оценку, продуцирующем при этом когнитивные,

коммуникативные,праксическиечувства,выявляемыекакотношение,

связанное с эмоциональной сферой и ее организованностью, жизненным и профессиональным опытом субъекта деятельности. По мнению Ф.И.

Шаркова, профессиональная коммуникация представляет собой сложный феномен, выполняющий самые разнообразные функции. Это и средство

36

связи, способ хранения и передачи информации, а также некая структура,

оказывающая влияние на процессы внутри и вне субъектов через текст.

Многие практики и теоретики считают, что формы, в которых осуществляются коммуникации, зависят от того, что известно о получателе

(получателях) информации [232]. М.Ю. Дудиков пишет: «Текст есть продукт речемыслительной деятельности, который первый раз рождается в момент создания автором и может переживать последующие рождения при восприятии его реципиентом» [67, с.66]. Особое внимание заслуживают визуальная коммуникация, наиболее показывающая доведение коммуникационного сообщения до адресата, так как по данным специалистов, невербальными средствами передается около 65%

информации.

Понимание коммуникации как игры и ролевых позиций дает Э. Берн,

его концепция позволяет увидеть смысл и содержание своих действий и действий партнера относительно друг друга [19, с.19]. Л.В. Володина рассматривает коммуникационные роли: сторож, связной, лидер мнений,

космополит [38]. Роль определяется тем, как мы распоряжаемся поступающей к нам информацией. Мы можем передать информацию дальше в том же виде, в каком получили; можем ее интерпретировать, дополнить своим мнением; а можем вообще никуда не передавать. В «коммуникационной» библиотеке, по мнению Е. Ю. Гениевой, «роли» не закреплены жестко, персонажи могут меняться местами и взаимно влияют друг на друга, их отношения не подчинены ценностной иерархии. Если в

«просвещенческой» библиотеке наблюдаются «священнослужители» и «паства», то в «коммуникационной» библиотеке перед нами скорее «команда игроков» и «команда зрителей», а форма их общения – перформанс

(исполнение)[52,с.56].А.И.Каптереввыделяетролиисполнителя,

организатора,консультанта,генератораидей,критика,воспитателя.

Дисбаланс в рамках действительной или желаемой роли наиболее присущ библиотекарям со стажем до пяти лет [91, с.110]. По его же мнению,

37

процессам депрофессионализации в значительной степени способствует слаборазвитая коммуникативная структура профессионального сознания,

невысокий процент участников обмена профессиональной информацией,

узость профессиональной трибуны, несовершенная организация коллективного досуга [91, с.151].

Таким образом, процесс профессионализации поддерживается специфическим видом деятельности – профессиональными коммуникациями.

Коммуникации разделяют на:

непосредственные и опосредованные; устные и письменные по форме передачи;

продолжительные, кратковременные, эпизодические, постоянные, возобновляемые и законченные по цели и задачам;

горизонтальные, вертикальные по движению информационных сообщений;

по форме изложения - собрания, семинары, дискуссии, беседы, совещания, заседания, переговоры, брифинги, пресс-конференции,

презентации, приемы по личным вопросам, телефонные разговоры.

Целью коммуникации является расширение информационного объема,

реализация  профессиональныхожиданий  в  ясности,  целесообразности,

прагматизме действий. Ожидаемыми результатом является освоение новой информации и применение ее в практической деятельности, внедрение инноваций.

Несовпадениенорм,ценностей,мировоззрения,культурные,

когнитивные различия, особенности реагирования на информацию и ее сообщение, объем усвоения информации образуют внутренние трудности или барьеры восприятия.

Барьерами внешнего уровня является наличие ролевых, должностных,

статусных различий. Вертикально ориентированные профессиональные коммуникации затрудняются необходимостью преодоления таких барьеров,

какмногоуровневость,иерархичностьисубординированность.

38

Горизонтальные коммуникации имеют информационные шумы, меньшую результативность, но обладают большим уровнем понимания, формируют свои нормы и конвенции, образуя чувства солидарности, причастности.

Достижение результативности ограничивается отсутствием полномочий, делегирования ответственности, трудностями согласования.

Теориякоммуникациивыделяетмежъязыковой,социальный,

культурный, образовательный, национальный барьеры.

В.П. Конецкой выделены барьеры несовпадения целей коммуникации и профессиональных смыслов, но непосредственная обратная связь является условием преодоления барьеров. По мнению Ф.И. Шаркова, барьерами в коммуникации выступают отвлечения, неправильная интерпретация полученной информации реципиентом, семантические проблемы (придание различных значений одним и тем же словам).

Процесс профессионализации усложняется рядом факторов, к которым можно отнести когнитивную, эмоциональную, потребностную

(мотивационную) сферу деятельности человека.

Коммуникации как информационный процесс представляет собой сложный механизм воздействия с целью формирования направленности на процессы достижения, роста профессионализма, где анализаторами являются когнитивный, эмоциональный аппарат субъекта.

Исследование, проведенное А.И. Каптеревым, позволяет установить,

чтодеятельность  человека  по  накоплению  профессионального  опыта,

принятие решений зависят во многом от сопоставления личного образа и образа ситуации, соотнесения личных и групповых оценок, упорядочивания причинно-следственных зависимостей между профессиональными ситуациями [94, с.102]. В. Л. Иноземцев считает, что в зависимости от

«богатства внутреннего мира человека как субъекта производства, как носителя субъективированных знаний, как личности, своими ценностями и предпочтениями определяющей направления и условия формирования богатства современного общества» [87, с.25].

39

По результатам исследования Л.Ф. Дыченко, О.В. Стрельниковой,

проявились пять основных стимулов, которые позволяют библиотекарям стабильно работать даже при низкой оплате труда [68]:

обстановка в коллективе (31%); межличностное общение (62%);

альтруизм и интерес к работе (25%); самореализация и ощущение себя личностью (18,7%);

доброта, искренность, сплоченность библиотечного коллектива, благодарность читателей (12,5%).

На  самом  деле  это  происходит  не  всегда,  выводит  из  своих

исследований С.А. Кристеневич, денежный доход движет людьми. Очень часто их поведение обусловлено стремлением достигнуть и соответствовать той институциональной роли в социальной структуре общества, которая считается общественно-значимой [116, с.9].

Рассматривая коммуникацию как информационный и одновременно эмоциональный процесс мы можем сказать, что информация обладает эмоциональными способностями производить ситуацию, сопровождать любой процесс в системе. Информация, обладая способностью изменять состояние на объективном и субъективном уровне, является инструментом преобразования. По мнению А. В. Зайцевой и И.И. Шутковой, навыки переработки особого типа информации - эмоциональной - наряду с интеллектуальной являются факторами достижения успешности и, наоборот,

недостаточное развитие даже при высоком интеллекте служит причиной снижения успешности [77].

ИнформацияА.В.Соколовымопределяется,каксодержание

(сущность), основная грань, инвариант отражения, отраженное разнообразие и способ существования одной системы через другую [191, с.148].

Информация в современном мире выступает не только и не столько как знание, сколько как образ, мечта, эмоция, миф, возможность самореализации личности [22, с. 59]. Информация, по мнению А.И. Пашина, дает

40

возможность управлять, иметь представление о состоянии дел, дает возможность воздействовать на нужных участках, совершать должное в необходимое время, обеспечивать выполнение с целью принесения взаимной выгоды [158, с.29]. Одной из способностей специалиста, по мнению Л.И.

Костенко, становится не столько накопленное знание, которое может оказаться неадекватным постоянно изменяющейся реальности, сколько способность находить и анализировать информацию, выделять из полученного многообразия ключевую проблему и переносить полученные ранее знания в новую ситуацию [114, с.744]. Л. А. Пронина отмечает, что в последние десятилетия все держится на знаниях, приобретении и использовании информации, и степень цивилизационности общества прямо пропорциональна той информативной базе, которой оно располагает.

Существует имманентная взаимозависимость между информационной культурой субъекта и тем информационным пространством, в котором он функционирует, с одной стороны, постоянно испытывая на себе его влияние,

а с другой стороны, в известной мере влияя на его эволюцию [167]. В.А.

Бородина  отмечает  отставание  человека  как  информационной  системы,

однако возможен путь относительного выравнивания с помощью достижения высокой информационной культуры и рациональной организации информационных ресурсов на основе межпрофессионального кооперирования и использования информационных технологий [26, с.22].

В свое время Э. Тоффлер заметил, что равновесие нарушается из-за ограниченной скорости человеческой реакции на обновление и развитие [211,

с.127]. Устаревание информации (в некоторых отраслях за 3–5 лет) приводит к тому, что специалисты очень быстро начинают притормаживать прогресс,

отставая в развитии, и могут вообще утратить квалификацию [119, с. 122].

Проблеме несоответствия роста информации коммуникационным потребностям субъектов профессионализации уделяет внимание С.А. Езова.

Автор замечает, что в библиотечной науке актуализируется противоречие между выработкой теории, с одной стороны, и пассивным отношением, с

41

другой, – библиотечной практики [72, с.24]. Возрастание информации не гарантирует ее использование. Научные теоретические изыскания,

адресованные для расширения опыта практической библиотечной деятельности, не находят своего адресата в библиотеке как информационно-

коммуникационной системы профессионализации. Теория и практика библиотечного профессионального опыта находятся в разных плоскостях создания и использования, которые можно представить как слабое проникновение одного в другое или же существования одновременно в различных плоскостях. Коммуникационная деятельность в системе межбиблиотечного взаимодействия на межведомственном уровне, несмотря на то, что существует одинаковость и одновременно различность целей деятельности, имеют недостаточную коммуникационную активность.

Отсутствие текстов, диалогов, несущих профессиональные переживания,

обусловленныхиндивидуальнымипотребностямигностического,

коммуникативного, праксического, глористического, альтруистического характера, не поддерживаются коммуникационной деятельностью. Принцип автономности имеет превалирующий характер. Дискретный характер коммуникационной деятельности образует «дефицит» информации и сопутствующих переживаний профессионального характера в библиотеке как информационно-коммуникационной системы профессионализации (рис.1.2).

Научные знания, технологии

Проявления декоммуникации

Практический опыт, инструменты Рис. 1.2 Проявления декоммуникации в системе профессионализации

практического и научного библиотечного опыта

42

Профессиональные коммуникации носят эпизодический, прерывный

(дискретный)  характер  (пунктирная  линия),  что,  собственно  говоря,  и

характеризует современный уровень коммуникаций с их фрагментарностью,

мозаичностью,ощущениямималополезности,недостаточнойнужности.

Неравномерность распределения коммуникационного обмена обнаруживает Е.Ю. Гениева, когда избыточность проявляется на столичном уровне и дефицитом на уровне периферии [52]. Наличие разрыва библиотековедческих исследований и требований практики находит и М.Ю.

Матвеев [138]. О. В. Усольцева иллюстрирует отсутствие устойчивых связей между различными моделями практической профессиональной деятельности и образовательными стандартами. Несогласованность действий разработчиков регламентов профессиональной деятельности приводит к отсутствию согласованных требований к специалисту, неполноте характеристики профессиональной деятельности [215, с.43]. А.И. Каптерев называет это «узостью профессиональной трибуны» [91].

В условиях поиска новой ниши О.А. Калегина видит, что конференции,

профессиональные форумы, выход на уровень международного сотрудничества становятся реальными «рычагами» управления сложной системой библиотечно-информационной работы [90, с. 23]. Однако, опыт использования на практике, в частности, виртуальных технологий на местном, региональном уровнях, в виде конференций, семинаров, круглых столов, выездов аналитиков, представляющих взаимосвязь научной теории и практического опыта, имеет не так много прецедентов. И, несмотря на то,

что ежегодно организуется более 100 международных, всероссийских и межрегиональных конференций, семинаров и круглых столов по актуальным проблемам модернизации и развития библиотечного дела [198], несмотря на то, что созданы и поддерживаются информационные порталы, сайты, научно-

исследовательская активность и реальная профессиональная практика не совпадают с задаваемым друг другу уровнем. А.И. Каптерев определяет это,

какснижениеэффективностиуправленияпрофессионализацией,когда

43

информация о частном отторгается от целого; усиливается профессиональная миграция по горизонтали, удлиняются пути роста квалификации специалистов; накапливаются различия о возможностях и потребностях ведомств [96]. Как явление инфопроцесс, по мнению Т.Ф. Берестовой,

включает предфазу, фазы производства, передачи, потребления информации и использования ее в качестве средства (инструмента) деятельности [17].

Сопоставление информации возможно лишь в процессе коммуникации,

считает О.Г. Мишанова, не зависимо от того, осуществляют ли профессиональное общение реально или виртуально, т.е. в локализованном пространстве-времени или в глобальном и взаимодействуют там ментальные структуры. Поэтому профессиональная коммуникация - основа профессионализации как процесса роста профессионализма, как его результата [142, с.85]. Косвенное подтверждение этому нашла Т. А. Неверова после проведения обучающих тренингов, которые привели к совершенствованию профессиональных коммуникаций в виде налаженных контактов и каналами профессионального взаимодействия [145, с.356].

Г.Ф. Назарова, С.И. Некрасов, Н.А. Некрасова, Т.В. Серегина считают,

что в зависимости от характера отношений объекта со средой поведение систем может быть: реактивным (определяется преимущественно средой),

адаптивным (определяется средой и функцией саморегуляции, присущей самой системе), активным (существенную роль играют собственные цели системы, преобразование среды в соответствии с потребностями системы).

Наиболее высокоорганизованными являются самоорганизующиеся системы

(адаптирующиесяиобучающиеся)илисистемысобратнойсвязью.

Структура и функционирование элементов данных систем постоянно приводятся в соответствии с изменяющимися внешними условиями,

сигналами среды [118].

Таким образом, библиотека как информационно-коммуникационная система в настоящих условиях не инициирует активной коммуникации, и ее организация зависит от позиции библиотекарей.

44

Сложившиеся модели профессиональных коммуникаций недостаточно отвечают требованиям библиотеки как информационно-коммуникационной системы профессионализации. Несмотря на то, что профессиональные коммуникации обеспечивают процесс ориентирования, регулирования,

планирования,организации,побуждения,эмоциональногонасыщения,

активность коммуникантов является недостаточной по воспроизводству информации и ее распространению в библиотеке как информационно-

коммуникационной системе профессионализации.

Профессиональные коммуникации, являясь связующим механизмом поддержания системы «библиотека», имеют потенциал стать более развитыми, доступными и востребованными в современных условиях.

Социально-ролевые,межличностные,межгрупповые,

межведомственные коммуникации характеризуют уровень развития системы

«библиотека», показывают уровень профессионализации отдельных подсистем.

Недостаточная или неадекватная информационно-коммуникационная организация тормозит развитие профессионализации, уменьшает жизнеспособность специалиста, приводит к деградации профессиональных знаний, дестабилизации библиотеки, так как не обеспечиваются условия воспроизводства и распространения информации, недостаточными являются механизмы активации субъектов деятельности.

Объединяющим признаком системы «библиотека» являются потребности в информации и ее использование в коммуникационной системе профессионализации.

Внутренние и внешние различия в виде искаженных представлений о должном являются барьерами профессионализации в системе «библиотека».

Процесспрофессионализацииусловнообеспечиваетсясистемой

«библиотека»,  где  теоретические  знания  и  практическая  деятельность,

сохраняя динамическое равновесие теории и практики, интегрируют один опыт в другой

45

Коммуникации, информация, эмоции создают комплекс взаимосвязанных элементов, оказывающих разнонаправленное влияние на процессы профессионализации в системе «библиотека».

В этой связи необходимо более подробно рассмотреть влияние эмоциональной сферы, состоящей из разнонаправленности эмоций и чувств,

настроений, состояний и переживаний, обладающих способностью косвенно воздействовать на процессы профессионализации библиотечных специалистов. Область эмоций и чувств, настроений, состояний и переживаний потенциально может являться ресурсом организации деятельности библиотеки как информационно-коммуникационной системы профессионализации.

1.2 Теоретико-методологические основания эмоционального контекста профессионализации

Профессионализация в отечественной науке рассматривается как процесс приобретения профессиональных знаний, умений, формирования навыков, предполагающих развитие и становление субъекта в профессии.

Профессионализация имеет закономерные стадии развития: получение компетенций (профессиональное образование) и непосредственное воплощение знаний, умений, навыков в продукты профессиональной деятельности. Освоение правил и норм профессии, формирование и осознание себя как профессионала, обогащение опыта профессии за счет личного вклада, развитие своей личности средствами профессии происходит на протяжении всей профессиональной жизни [169]. Процесс связан как с организацией самопроцессов: самореализации, самоутверждения,

самоактуализации, самоосуществления, так и процессов, связанных с институциональной средой и ее организацией. Перечисленные процессы детерминированы эмоциональной сферой отдельного индивида, личности,

группы, сообщества.

46

Особенностью современного институционального подхода к изучению сложных объектов является то, что предметом исследования являются не столько институты, сколько деятельность субъектов, их поддерживающих, а

также те институциональные изменения, где действия представляет собой внутренне осмысленную деятельность [207, с.133].

Социальные институты есть определенная организация социальной деятельности и социальных отношений, осуществляемая посредством взаимосогласованной системы целесообразно ориентированных стандартов поведения, цели и задач института. Действующий институциональный императив направляет поведение индивидов, поддерживает установленный порядок общественных отношений [197, с.394]. Нобелевский лауреат Д. Норт внес в понимание институтов их способность создавать благоприятную среду для совместного решения сложных проблем [148, с.19].

Д.С.Фединсоциальнойединицейинститутавидитличность,

способную трансформировать его. На первый план процесса институционализации выходит проблема конфликта институционального и ценностного оснований личностного бытия. Личностное бытие человека,

базирующееся на дихотомии рационального и иррационального аспектов,

снимается посредством акта выбора, который представляет собой наличие пяти составляющих его элементов: субъект выбора, объект выбора, процесс выбора, активное действие, последствия выбора [217]. В.И. Андрияш,

развивая эту мысль, утверждает, что институты, как правило, регулируют практику повседневной деятельности и одновременно получают импульсы развития из практики общественной жизни [7].

В.В. Радаев акцентирует внимание нагибкой структуре институтов,

способной изменяться под влиянием практического действия [174, с.113].

Л.В. Логинова рассматривает институты как способы, нормы и правила, по которым субъекты взаимодействуют друг с другом и, согласовывая разнонаправленные интересы, осуществляют совместную деятельность [120].

Институты, по мнению С. Г. Кирдиной, структурируют и упорядочивают

47

человеческую деятельность, имеют самоусилительный характер и инвариантны относительно действий индивидуумов, но изменяются под воздействием социальных организаций [85, с. 455].

Институционализация интересов обеспечивает необходимую меру подчинения индивидуальных интересов общественным. Институты возникают как производные образования от интересов, продукт согласования интересов автономных субъектов, на что обращают внимание представители нового институционализма, отмечает Л.В. Логинова [104]. С

субъективистских позиций социальное поведение и сфера непосредственных социальных взаимодействий исследованы С. Г. Кирдиной, включившей сюда процессы социальной коммуникации и социальный статус коммуникантов.

Доминантой социального поведения является ориентация индивидуума на собственные интересы, стремление к личной выгоде. В разнообразных социальных отношениях обособление индивидуальных интересов и признание их главенствующими является общепринятой нормой.

Индивидуализм показывает, что в конкуренции личных и социальных интересов первые, как правило, побеждают [240, с. 259]. Исследования на микроуровне позволяют выделить и описать складывающиеся социальные практики, которые в дальнейшем институционализируются [101, с.29].

Благодаря ролям, которые играет индивид, он посвящается в особые сферы социально объективированного знания не только в узком когнитивном значении, но и в смысле «знания» норм, ценностей и даже эмоций, считает П.Бергер, подобную мысль развивает Т. Лукман в своей монографии

«Социальное конструирование реальности». Приобретение специфическо-

ролевого словаря, означающего, прежде всего, интернализацию семантических полей, структурирующих обыденные интерпретации и поведение в рамках институциональной сферы, обеспечивает «невыразимое словами понимание», оценки, их эмоциональные окраски [16, с.226].

Частичные реальности (к которым мы можем отнести профессиональную) «характеризуются нормативными, эмоциональными и когнитивными

48

компонентами, включают субъективную идентификацию с ролью и соответствующими ей нормами» [16, с.227]. Применяющиеся в таких случаях техники предназначены для увеличения эмоциональной нагрузки.

П. Бергер, Т. Лукман, Э. Гидденс, Ч. Кули, З. Бауман рассматривают институционализацию как процесс инициации, в ходе которого индивид должен полностью посвятить себя интернализируемой реальности.

Интернализация (лат. interims - внутренний) – термин, применяемый для обозначения процессов освоения социальных ценностей, норм, установок,

стереотипов [222]. Установление симметрии между объективной и субъективной реальностями неизменно становится эмоционально нагруженным. Идентификация, отход от нее и альтернация (чередование)

ролей сопровождается эмоциональными кризисами, считают П. Бергер и Т.Лукман [16, с.236].

Институциональное поведение П. Бергер и Т. Лукман обозначают понятием «роль», от которой можно отдалиться в своем сознании и которую можно «разыгрывать» под манипулятивным контролем («как будто»).

Институциональный порядок реален лишь постольку, поскольку реализуется в исполняемых ролях, с другой стороны, роли представляют институциональный порядок, который определяет их характер (включая и то,

что они являются носителями знания) и придает им объективный смысл [16,

с.278]. Несоответствие действий института характеру социальных потребностей ведет к снижению значения его служебной роли и вырождению его социальных функций либо в ритуальную деятельность, не направленную на достижение рациональной цели, либо приводит к использованию формального статуса социального института [197, с.397].

Несформированность института библиотечной профессионализации обозначилась в еще конце 90-х годов ХIХ века. Увеличение числа библиотек привело к тому, что лишь 1,4% кадрового состава было представлено библиотекарями. Их образовательный и культурный уровень, по мнению В.В. Вязниковой, привели к тому, что библиотечная профессия начала терять

49

элитарность и престижность, которые ей обеспечили библиотекари предыдущего периода В.И. Собольщиков, В.Ф. Одоевский, И.А. Крылов и др. [39, с.101].

Е.А. Потанина легализует недостаточный уровень профессионализации в настоящем, приводя следующие сведения: высшее библиотечное образование имеют от 16,4 до 60% библиотекарей в разных регионах страны

[166, с.107]. С.И. Мальбахова по Южному федеральному округу РФ показывает 13% сотрудников (библиотеки сети Министерства культуры),

имеющих высшее образование [133, с.113]. В библиотеках Республики Татарстан (РТ) высшее библиотечное образование имеют 20% библиотекарей ведомства Министерства культуры [149]. В вузовских библиотеках Волго-

Вятского региона трудится 1309 человек, из них с высшим библиотечным образованием – 249 (19%) [161, с.28].

М.Я. Дворкина обозначает тенденцию отсутствия выраженной отличительной потребности, которую удовлетворяет библиотечный социальный институт с его инфраструктурой (учебными заведениями,

печатью, управлением) и общими для всех библиотек нормами, стандартами.

Отсутствие потребности может привести к неустойчивости и частичной деинституционализации. Это может выразиться не только в сокращении количества библиотек, но и учебных заведений, готовящих библиотекарей, в

использовании для их обучения учебных заведений более широкого профиля,

входящих в структуру других социальных институтов [61, с.10].

По мнению А. В. Микляевой и П. В. Румянцевой, ценность профессии в значительной степени зависит от объективной роли института. Высокий социальный статус конкретной профессии и профессиональная идентичность выступают как ведущие факторы социального благополучия [141, с.12].

Историческое изменение роли профессии, вызванное в первую очередь соотношением успехов ее представителей в достижении общественных целей в сравнении с общественными затратами, отражается на корпоративности и способствует возникновению профессиональных организаций, призванных

50

выступать в качестве общественного регулятора профессионализации и дополнять управленческие структуры [96]. А.И Каптерев в институциональной матрице отмечает, что общепрофессиональный статус зависит от степени социального развития профессионалов. Эффективность деятельности определяется управляемостью сложной системой стимулов,

гарантий,технологических  циклов  и  действенностью  обратнойсвязи,

реализуемых через передачу профессиональной информации по различным каналам [96].

Л.Е. Савич представляет категориальный аппарат, включающий понятия, обеспечивающие не только понимание наполнения институциональной матрицы, но и раскрывающие содержание связей,

которые не могли быть прямолинейно на ней обозначены [180, с.16].

Институциональный подход реализуется в том, что процесс профессионализации связан с вхождением индивида в профессиональную среду, усвоением опыта и овладением стандартами и ценностями данного профессионального сообщества [31, с.26].

С институциональных позиций профессионализация библиотечных специалистов была рассмотрена Н.В Лопатиной [121,122], Ю. Н Столяровым

[200, 201], Р.С. Мотульским [144], С.А. Басовым [11], П. С. Романовым [178],

Л. И. Костенко [113], А. И. Пашиным [158], А. М. Мазурицким [127], Н. В.

Жадько [74]и др.

Сущностным признаком социального института, находит Н. В. Жадько,

являются не нормы и правила сами по себе (они регулируют деятельность любой системы, не являясь при этом ее элементом), а связь с другим(и) на материальном, духовном и эмоциональном уровне, которая регулируется государством и обществом. Библиотека как социальный институт возникает в результате общей потребности в определенном документном достоянии, при обслуживании читателя, пользователя в библиотеках-учреждениях [74].

Общим положением, сформулированным на основе анализа многих работ, является то, что личностный компонент деятельности противостоит

51

социальнойструктуре,гдеизмененияимеютмногосогласований.

Индивидуальный процесс, по мнению А.И. Каптерева, диктуется различиями развития профессионального сознания, что влияет на социально-

психологический климат, удовлетворенность трудом и накладывается на распределении профессиональных ролей.

Проведенный П.С. Романовым анализ зарубежных исследований практики библиотечной деятельности позволил выявить четыре ценностных ориентира для библиотекаря: межличностные отношения, возможности для профессионального роста, профессионализм и уровень образованности.

Анализ институциональных (организационных) факторов выявил следующий ряд ориентиров: это иерархическая лестница, автономия, межличностные отношения и уровень профессиональной подготовки. Анализ также показал,

что индивидуальные факторы не оказывают существенного влияния на удовлетворенность своей работой, желание свернуть профессиональную деятельность или даже уволиться [178].

Э.Ф. Зеер институциональный процесс связывает с реализацией профессионального развития в различных образовательных учреждениях,

системедополнительногообразования,организацияхипредприятиях.

Индивидуальный процесс протекает в соответствии с возрастным профессиональным становлением: с момента формирования профессиональных интересов и намерений и до завершения профессиональной биографии [79, с.126]. О.Н. Богомолов предлагает понимать профессионализацию как процесс вхождения человека в профессиональную среду, усвоение им профессионального опыта, овладение стандартами и ценностями профессионального сообщества, а также как процесс активной реализации себя, непрерывного профессионального саморазвития, самосовершенствования [23, с. 160]. Г.X. Боронова, Н.В.

Прусова под профессионализацией понимают процесс становления работника как профессионала, то есть человека, в совершенстве владеющего навыками, знаниями, умениями, необходимыми для определенного вида

52

деятельности. Профессионализм отражается в авторитете человека, качестве и эффективности его труда, умении передать свой опыт другим людям,

умении справляться с нестандартными рабочими ситуациями [29]. По мнению В.Н. Дружинина, профессионализация «…это процесс формирования специфических видов трудовой активности человека на основе развития совокупности профессионально ориентированных характеристик, обеспечивающих функцию регуляции становления и совершенствования субъекта труда» [170, с.146]. В.А. Цвык профессионализацию представляет как процесс овладения необходимыми профессиональными знаниями, умениями и навыками и адаптацию к профессиональной среде [224, с.259]. О.Л. Колбасова видит в ней процесс формирования профессиональной позиции, гармонизации социально и профессионально важных качеств и умений в достаточно устойчивые профессионально значимые комплексы, обеспечивающие эффективное выполнение профессиональной деятельности [106]. Э.Ф. Зеер профессионализация понимается как процесс повышения квалификации,

индивидуализации технологий выполнения деятельности, выработки собственной профессиональной позиции [79].

Высокое качество и производительность труда приводят к переходу личности на следующий уровень профессионализации, на котором происходит становление профессионала. Работники, обладающие творческими потенциями, развитой потребностью в самоосуществлении и самореализации, переходят на следующую стадию - профессионального мастерства и становления акме-профессионалов. Б.Г. Ананьев, А А. Бодалев, A.А. Деркач, Д.П. Заводчиков сформировали акмепрофессиональные аспекты деятельности. В соответствии с факторами внешней профессиональной и социальной среды они включают:

наличие инновационной и развивающей организационной среды; создание системы повышения квалификации и профессиональной

компетентности;

53

достижение атмосферы сотрудничества и благоприятного микроклимата в коллективе;

обеспечение возможности комплексной диагностики потребностей, когнитивных и креативных способностей;

формирование этической и профессиональной культуры. В соответствии с внутренними факторами включены:

осознание ценности собственной профессиональной деятельности; формирование рефлексивного отношения к собственной деятельности;

выявление личностных ресурсов и формирование навыков построения эффективных стратегий профессионального роста, плана, карьеры, имиджа;

формирование адекватной самооценки [76, с.42].

Следует признать, что во многих исследованиях в определении профессионализации подчеркивается аспект адаптации, становления,

развития, усвоения знаний и опыта, необходимости поддержания и совершенствования профессионального уровня. Уровень гармонизации,

индивидуализации, формирования личной позиции выражает качественно-

духовный аспект, особый подход субъекта к профессии и деятельности.

Профессионализация как процесс с библиотековедческих позиций исследуется П.С. Романовым в контексте проблемы подготовки и переподготовки кадров, непрерывности обучения, Т.И. Ключенко видит характер процесса профессионализации в его естественно-исторической природе, Ю.Б Авраева, Э.С. Очирова, А.И. Каптерев обозначают его как циклический процесс, Л.Е.Савич и Н.А. Шайтанова - как непрерывный процесс обновления профессиональной компетентности.

Профессионализацию как объектно-субъектный процесс рассматривали И.С. Пилко (мотивируемый и регулируемый процесс), А.А.

Никулина(с  применением  социально-психологического  подхода),  С.Д.

Бородина (в аспекте субъективной активности как средства профессионального развития), В.А. Турчин (освоение специальных знаний,

54

умений,навыков,формированиепрофессиональнойэтики,

профессионального  мировоззрения  и  самосознания),  Р.И.  Фатеева,  В.С.

Жукова (в аспекте профессионального сознания).

Объективностьпроцессапрофессионализациибиблиотечно-

информационной деятельности обосновывает Т.И. Ключенко. Она считает,

что это процесс естественно-исторической природы, инициируемый развитием этой деятельности, разделением труда внутри профессионального пространства. Динамика профессионального разнообразия библиотечно-

информационной деятельности носит постоянный характер, являясь отражением естественного социального, информационного развития,

усложнения информатизации социального пространства [105, с.75]. Единство обнаруживают точки зрения Н.В Лопатиной и С.Д. Бородиной. Н.В.

Лопатина предлагает расширенное понимание профессионализации, которое представляется «как процесс последовательного изменения профессионального разнообразия» [121, с.163]. Она считает, что это процесс самоорганизации профессиональных ресурсов, обеспечивающий удовлетворение информационных потребностей различного технологического содержания на всех социальных уровнях, поддержание баланса информационных потребностей и актуального уровня информационной среды [105, с.179]. Аспект самоорганизации профессиональных ресурсов дает возможность организовать процесс наиболее динамично. С.Д. Бородина предлагает понимание

«профессионализации как профессиональной конгруэнтности, требующей от специалиста непрерывного присвоения знаний, умений и навыков, что отвечает потребностям постоянно изменяющихся характеристик профессионального пространства» [28, с.251]. Профессиональное пространство ею определяется как самоорганизуемая среда осуществления профессиональной деятельности. Субъектом данного пространства является профессионал, объектом – информация как отражение внешнего и внутреннего мира индивида, сопровождающих всю его профессиональную и

55

повседневную жизнедеятельность. В этом определении субъективная активность выступает ресурсом профессионального развития,

инициирующего развитие профессионального пространства.

Многоуровневость и сложность профессионализации подчеркивает И.С. Пилко. В ее интерпретации профессионализация - мотивированный и регулируемый процесс профессионального становления личности,

формирования, реализации и развития профессиональных способностей [162,

с. 110]. В.А. Турчин трактует профессионализацию как составную часть процесса социализации человека, которая заключается в освоении специальных знаний, умений, навыков, формировании профессиональной этики и, самое главное, профессионального мировоззрения и самосознания,

необходимых для выполнения социальных функций, свойственных библиотечной профессии [213, с.4]. Профессионализацию библиотекарей в контексте становления и получения библиотечно-профессионального образования на региональном уровне (Республике Мордовия) исследовала Р.И. Фатеева. Важным конструктом, по ее мнению, становится формирование профессионального сознания [216].

Определение А.А. Никулина подчеркивает технологические и духовные аспекты развития: «Профессионализация - это динамический процесс присвоения знаний, умений и навыков, необходимых для успешной профессиональной деятельности, завершающийся выработкой профессионального мировоззрения» [146, с.7]. Важность непрерывности процесса профессионализации обосновывают Л.Е. Савич и Н.А. Шайтанова.

Профессионализация рассматривается ими как процесс, продолжающийся в течение всей профессиональной жизни библиотечно-информационных специалистов, призванный обеспечивать непрерывное обновление компетентности профессионального и личностного развития на основе непрерывного профессионального образования» [182, с.77].

Ю.Б. Авраева, Э.С. Очирова обозначают непрерывность в циклическом характере профессионализации [4, с.56]:

56

начало профессиональной жизни - усвоение традиций, приобретение умений и навыков, соответствие нормам, законам, регламентам;

профессиональный рост - признание авторитета, удовлетворенность успехами, повышение ответственности;

период стагнации - успокоение, рост самоуверенности, успех личный сменяется формированием коллективной успешности, достижение профессиональной зрелости;

стадия свертывания профессиональных возможностей - спад деловой

активности,снижениевнутреннихресурсов(эмоций,энергии),

сопротивление изменениям, возрастание консервативных настроений.

А.И. Каптерев, применив матричный подход, этапы профессионализации связал с фазами жизненного цикла совокупного работника: а) формирование, б) использование; в) развитие; г)

высвобождение;  обозначил  уровни  управления  (вертикаль  матрицы):  а)

личностный;б)корпоративный,в)региональный;г)отраслевой;д)

государственный. По горизонтали матрицы выделены аспекты профессионального развития: социальный, экономический, психологический,

социо-технический, юридический; по вертикали – уровни развития совокупного работника: отраслевой, корпоративный, личностный. На пересечениях образуются концепты, каждый из которых может быть выражен группой признаков, поддающихся относительному измерению:

статус(позициясоциальнойроли),экономическаяэффективность

(согласованность стадий профессионализации: профориентации, профотбора,

профобразования, профадаптации, повышения квалификации) [91]. По мнению А. И. Каптерева, человек – открытая система, постоянно меняющая свои параметры как в результате целенаправленного воздействия извне и изнутри, так и по воле внешних случайных факторов [96].

Р.А. Гардашев этапы непрерывного процесса профессионализации связывает с институтами дополнительного профессионального образования,

которые  должны«…осуществляться  на  основе  специальных  планов

57

обучения на курсах повышения квалификации работников библиотек в высших учебных заведениях, методических центрах, на курсах повышения квалификации» [51, с.56].

Компетентностный подход к профессионализации библиотекарей представлен исследованиями Г.Б. Паршуковой [157], Е.М. Вафиной [33], В.В.

Вязниковой [40, 41], С.И. Головко [53] и др. По мнению О.А. Калегиной, в

современных условиях большое значение имеет сущностная диверсификация профессиональных компетенций, направленная на обеспечение естественной динамики видоизменения компетентностей, их функциональной переориентации, уточнения ценностно-смыслового содержания [89]. Е.Ю.

Гулина рассматривает профессиональную компетенцию через реализацию полифункциональности профессии, включающей коммуникативные,

образовательные, педагогические, интеллектуальные действия. Кроме того,

она исследует влияние на специалистов психофизиологических факторов. В

частности, занятия специальным комплексом физических упражнений оказывают благотворное действие на эмоциональное состояние специалиста

[59].

Л.В. Грекова поставила компетенции в ряд важнейших тенденций профессионального развития, отмечая при этом ограниченность квалификационного подхода к представлению целей и результатов образования и поэтому все больше растет потребность в замене понятия

«квалификация» специалиста на понятие «компетенция» [57]. Дальнейшее обогащение компетентностного подхода было расширено понятием профессиональный стандарт. О.В. Усольцева предлагает открытую структуру профессионального стандарта с дифференциацией уровней профессиональной квалификации [215]. О.В. Абалакова, конкретизировав понятия компетентностных и квалификационных моделей, разграничила понятия «квалификация» и «специальность», предложив модель профессионального стандарта, упорядочивающего требования к специалисту.

Профессиональныйстандартпозволитсогласоватьтребованияк

58

специалисту, предъявляемые различными регламентами профессиональной деятельности и образовательными стандартами; обеспечит возможность актуализировать действующие регламенты профессиональной деятельности

[1].

Исследуя проблемы профессионализации библиотечных специалистов в 90-е годы прошлого столетия, Л.Е. Савич отмечала, что содержание знаний выпускника библиотечного факультета вуза культуры удовлетворяет лишь

40%экспертов-директоровбиблиотеквысшихучебныхзаведений.

Указывалось на узость кругозора, недостаточную эрудированность, неумение и нежелание общаться с читателями и коллегами [181]. Проблема имеет место и в современной ситуации, так как устаревание знаний происходит еще быстрее, а система непрерывного образования не имеет институциональных механизмов поддержания заданности на некоем уровне. О.В. Абалакова показывает, что только 9,8% опрошенных работодателей считают уровень знаний и умений молодых специалистов достаточным: 59,1% респондентов посчитали, что выпускникам не хватает практических умений; 44,3%

респондентов обозначили проблему уменьшения количества библиотекарей,

обладающих коммуникативной компетенцией, общей эрудицией и широким кругозором; 70,4% опрошенных работодателей отдают предпочтение специалистам, имеющим профильное библиотечное образование; 25,9%

респондентов рассматривают в качестве кандидатов на вакансии специалистов, имеющих непрофильное высшее образование; 14,8%

руководителей отметили, что отдают предпочтение специалистам, имеющим высшее образование не зависимо от профиля [1]. В.С. Жукова как практик библиотечной деятельности отмечает, что потенциал специалистов с небиблиотечным образованием в условиях трансформация библиотечного дела вызывает большой интерес. Ее опыт наблюдения за профессиональным ростом специалистов показывает, что дипломированные библиотекари порой слабее ориентируются в меняющейся обстановке [75].

59

Если рассматривать различные подходы к процессу профессионализации, то можно выявить соотношение не только норм,

создающих институциональную базу профессионализации, но и влияние эмоциональной сферы.

Таблица 1.1

Сравнительный анализ понимания профессионализации в соотношении институционального и эмоционального

Авторы

Общий подход

Соотношение

Нормы

Эмоции

Э.Ф. Зеер

Повышение

квалификации,

н

э

индивидуализация

технологий,

выработка

собственной профессиональной позиции

Г.X. Боронова,

Становление

работника  профессионалом,

н

Н.В. Прусова

владение

в

совершенстве

навыками,

знаниями, умениями

В.Н. Дружинин

Формирование

специфических

видов

н

трудовой активности, регуляция становления

и совершенствование субъекта труда

А.А. Буянов

Вхождение  в  профессиональную  среду,

н

усвоение  опыта,  овладение  стандартами  и

ценностями

В.А. Цвык

Овладение знаниями, умениями, навыками.

н

Адаптация к профессиональной среде

О.Л. Колбасова

Формирование

профессиональной

позиции,

н

гармонизация социально и профессионально

важных качеств

Библиотековедческий взгляд

П.С. Романов

Подготовка   и   переподготовка   кадров,

н

непрерывность обучения

Пилко И.С.

Мотивированный  и

регулируемый  процесс

н

э

профессионального

становления

личности,

формирования,   реализации   и   развития

профессиональных способностей

Т.И. Ключенко

Процесс естественно-исторической природы,

н

инициируемый развитием этой деятельности,

разделением

труда

внутри

профессионального пространства

А.А. Никулин

Присвоение  знаний,  умений  и  навыков,

н

э

необходимых

для

успешной

профессиональной

деятельности,

60

завершающейся

выработкой

профессионального мировоззрения

С.Д. Бородина

Непрерывное присвоение знаний,

умений и

н

э

навыков.  Владение  способами  совместной

профессиональной

деятельности

и

сотрудничества:

личностный

(владение

способами самовыражения и саморазвития);

индивидуальный

(владение

приемами

самореализации

и

саморазвития

индивидуальности  в  рамках  профессии,

способность к творческому проявлению своей

индивидуальности

А.И. Каптерев

Динамика

профессионального   сознания,

н

э

соотнесенная  с  фазами  жизненного  цикла

совокупного работника

Л.Е.

Савич

Непрерывное

обновление

компетентности,

н

Н.А.Шайтанова

профессионального

и личностного

развития

на основе непрерывного профессионального

образования

Р.А. Гардашев

Непрерывное профессиональное образование,

н

связанное

с

институтами

дополнительного

профессионального образования

Ю. Б. Авраева,

Усваивание традиций, приобретение умений

н

э

Э. С. Очирова

и

навыков,

соответствие

нормам,  законам

регламентам,

связанные

со

стадиями

жизненного

цикла,

заканчивается

свертыванием

профессиональных

возможностей:  спад  деловой  активности,

снижение  внутренних  ресурсов  (эмоций,

энергии),

сопротивление

изменениям,

возрастание консервативных настроений

В.А Турчин

Освоение

специальных

знаний,

умений,

н

э

навыков,

формирование

профессиональной

этики и, самое главное, профессионального

мировоззрения и самосознания

Р.И. Фатеева

Формирование профессионального сознания

э

О.А. Калегина

Диверсификация

профессиональных

н

компетенций,

обеспечение

естественной

динамики

видоизменения

компетентностей,

их

функциональной

переориентации,

уточнения

ценностно-смыслового

содержания

Н.В. Лопатина

Последовательное

изменение

н

профессионального разнообразия

61

Надо согласиться, что во многих исследованиях в определении профессионализации (таблица 1.1) подчеркивается аспект адаптации,

становления, развития, усвоения знаний и опыта, необходимости поддержания и совершенствования. Уровень гармонизации,

индивидуализации, формирования личной позиции подчеркивает качественный – духовный - подход субъекта к профессии и деятельности и связан, разумеется, с эмоциональной сферой дифференциации потребностей.

С точки зрения институционального подхода и индивидуального развития, процесс профессионализации имеет несколько этапов протекания и уровней формирования. Базовое образование, курсы переподготовки и повышения квалификации составляют систему непрерывного профессионального образования, влияющую на профессиональность специалиста в библиотечной практике, которая детерминирована началом – адаптацией, серединой – активным периодом, связанным с процессами самоактивности и самоорганизации; завершением – спадом активности профессиональной деятельности по естественным причинам направленности субъекта на внепрофессиональные интересы, ценности, чувства.

В результате анализа представлений о процессе профессионализации можно выделить различные подходы к сущности понятия. Во-первых,

профессионализация отождествляется с процессом присвоения норм и порядков профессиональной деятельности, во-вторых, с процессом развития

активирующим субъектное начало, которое нельзя не реализовывать, оно требует своего опредмечивания в профессиональные идеи, продукты.

Поэтому профессионализация представляется как противоречивый процесс,

обусловленный, с одной стороны, субъективной активностью, а с другой, –

институциональными механизмами обеспечения процесса, социальной детерминированностью. Взаимовлияние процессов образует профессионализм специалиста: уровни овладения профессией,

продуктивностьдеятельности,самопроектирование,предполагающеес

62

одной сторон, активность субъекта, с другой стороны, объективные условия,

затрудняющие процессы развития, становления специалиста в институциональной среде под давлением норм, образцов, стандартов, роли и статуса профессии.

Обобщение различных современных теоретико-методологических подходов позволило сформировать понимание профессионализации как многомерного процесса, имеющего, на наш взгляд, прерывный характер,

связанный с процессами стагнации и деградации знаний, а также ситуаций,

связанных с личной жизнью, особенностями организации эмоциональной сферы. На институциональном уровне профессионализация представляет собой процесс, создающий профессиональные изменения, соответствующие социально-культурной и экономической ситуации и, одновременно,

сохраняющие преемственность и образующие актуальные времени профессиональные нормы, образцы.

Формирование профессионализма связано с развитием специфических качеств личности, развитием инструментальных знаний, умений, навыков,

расширением компетенций. Основная проблема профессионализации может быть сформулирована как противоречие между системой институциональных норм деятельности, профессиональных регламентов,

которым личность должна соответствовать, и процессами субъектной организации эмоциональной сферы. Объективные факторы:

профессиональное образование, самообразование, опыт, востребованность образуют условия роста и развития субъекта в профессии. Эмоции образуют фон, атмосферу, влияние на процессы профессионализации и имеют, по нашему мнению, немаловажное значение.

Профессионализация как институциональный процесс и реализация индивидуально-практической деятельности характеризуется следующими признаками:

потребность в библиотечной профессии; владение специфическими профессиональными инструментами;

63

соответствие профессиональным стандартам; наличие системы подготовки и переподготовки библиотекарей; статус профессии;

наличие   профессиональных   коммуникаций,   поддерживающих

профессиональное реноме.

Перечисленные признаки профессионализации условно обеспечивают ее функционирование как многомерного и многоуровневого процесса. Если рассматривать профессионализацию как процесс институциональной природы, а поведение индивида как внешний процесс к интернализируемой реальности, тогда важным аспектом становится эмоциональная сфера. Она относится к внутренней природе человека и является детерминантой поведенческой, организационной деятельности.

Процесс профессионализации имеет сложнообусловленный характер, в

частности, процессы, протекающие на личностном (субъективном) уровне,

имеют не меньшее значение, чем процессы, организованные в объективном формате. Дефицит как профессиональной, так и креативной, инновационной активности особенно заметен в профессиональном пространстве, что обусловлено нехваткой составляющих эмоционального актива, создающих предпосылки роста, стремления, направленности интереса. Динамическое равновесие физического, духовного, когнитивного развития обеспечивает эмоциональный актив и предпосылки профессионального роста личности в профессии. Важный аспект профессионализации - эмоциональная включенность субъекта, его интерес к профессии, к формам и содержанию деятельности. Условиями активации является потенциал специалиста,

превращаемыйвпрофессиональноосознаннуюнеобходимость.

Взаимовлияние личностного и социального уровня на процесс профессионализации представлено на рис. 1.2

64

Процесс

Личностный

профессионализации

Институциональный

процесс

процесс

Соответствие профессиональным нормам,

стандартам, образцам

Транслированный опыт в виде профессиональных знаний,

компетенций

Личные способности к адаптации, интеграции,

интернализации

Эмоциональный актив в виде мировоззрения, интересов, ценностей, потребностей

Профессионально значимые общественно-полезные продукты

Рис. 1.2 Реализация процесса профессионализации На рис. 1.2 показано, что создание профессионально-значимых,

общественно-полезных продуктов обеспечивается адекватным времени процессом профессионализации, который строится на знаниевом,

инструментальном капитале личности в условиях институциональной востребованности. Баланс соответствия институциональным нормам и стандартам и их интернализации в мир индивидуальности придает процессу некий противоречивый характер, который детерминируется особенностями организации эмоциональной сферы индивида, коллектива работников.

Профессионализация специалистов библиотек представляется как процесс развития взрослого человека – в среде себе подобных специалистов,

средствами профессии, в которые входят профессиональные коммуникации как информационный процесс и эмоции как активатор профессиональной деятельности, развернутые на формальном и неформальном уровне.

Вструктурепрофессионализации,опираясьнаположенияН.Г.

Солодовой, можно выделить когнитивный аспект (ценностные ориентации

65

субъекта, представления о креативном потенциале, представления о социально-психологических характеристиках профессиональной среды);

аффективный аспект (уровень эмоционального напряжения в профессиональной сфере); поведенческий аспект (устойчивые механизмы личностной саморегуляции, сопровождающие профессионализацию,

устойчивые способы поведения в межличностных отношениях в профессиональной среде) [195, с.59].

В современном библиотековедении проблемы профессионализации принято рассматривать в контексте профессионального образования. С

нашей точки зрения, профессионализация представляется как процесс профессионального развития специалиста, где можно усмотреть значимость двух образований, вызванных действием институциональных факторов профессиональной среды и процессами субъективной активности. Если предположить, что профессионализация работников осуществляется в основном под влиянием институциональных факторов - образования

(соответствие квалификации, должностные обязанности, специальные технологии, инструменты, регламенты), тем самым возрастает значение формальной организации системы «библиотека», тогда факторы, имеющие индивидуальную, субъективную значимость, относящиеся к области эмоциональных детерминант, имеют остаточную значимость.

Таким образом, профессионализация - это процесс определенного порядка приобретения профессиональных знаний, умений, навыков,

последовательно  перетекающий  из идеальнойв практическую  форму,

связанный с субъективной мобилизацией и ориентацией на процессы сохранения, роста, развития. Все это базируется на эмоциональной природе человека. Знания, способности, умения, навыки как форма индивидуальной собственности трансформируются в социально-значимые продукты, в

социально-значимую деятельность. Асимметрия институционального и субъектного развития в профессии образует барьеры востребованности освоения, владения, распоряжения информацией, знаниями умениями,

66

навыками, компетенциями. Кроме того, процесс профессионализации связан с мерой освоения, владения и распоряжения (мастерством, уровнем,

классностью) профессиональными знаниями, способностями, умениями и навыками (компетенциями). Профессиональный уровень специалиста формируется во временном интервале через информацию и коммуникации,

создающие знания, умения, навыки (компетенции). В большинстве исследований профессионализация рассматривается в формате образовательного процесса, тогда как следующий этап – этап пребывания специалиста в профессии - остается не достаточно исследованным с точки зрения эмоциональных механизмов удерживания интереса в рамках профессиональных реалий, влияющих на процесс самоактивности.

Профессионализация как институциональный процесс реализует социально-

значимые задачи: обеспечивает функционирование системы «библиотека».

Профессионализация как реализация субъектного потенциала предполагает актуализацию индивидуальных способностей и талантов. Опредмечивание приобретенных знаний, умений, навыков представляет собой ресурс развития субъекта в профессии. Профессионализация осуществляется через систему профессионально-ориентированных коммуникаций и информации в рамках институционального развития профессии, активируемого эмоциональной сферой субъекта. Эмоциональная сфера через систему потребностей,

интересов, ценностей, имеющих рациональную и иррациональную природу проявлений, имеет объективный и субъективный формат реализации.

Итак, профессионализация – это процесс присвоения специальных знаний, формирование умений, расширение общих компетенций, которые обеспечиваются потребностями, отражаемыми эмоциональной сферой субъекта деятельности. Профессионализм есть результат этого процесса,

показатель успешности - социальная востребованность библиотеки, престиж профессии. Качественными характеристиками профессиональности специалиста могут являться развитые чувства профессионально-

направленногохарактера:альтруистические,коммуникативные,

67

гностические,праксические,реализуемыекакиндивидуальныйакт

деятельности.

Обеспечить процесс профессионализации только на основе непрерывного образования не представляется возможным, так как библиотекари субъективно не ориентированы на процессы развития и роста по причине превалирования особенностей «обыденного сознания» (А.И.

Каптерев),«ограниченностиинициативногоресурса»(Н.В.Жадько),

объективно не имеют институционально закрепленных обязанностей повышать квалификацию. В связи с чем особую актуальность приобретает развитие эмоциональной сферы, связанной с формированием потребностей роста и развития профессионализма.

1.3 Эмоциональная компетентность библиотечного специалиста как отражение коммуникационной структуры библиотеки: объективно-субъективные факторы

Многие слагаемые профессионализации имеют духовную составляющую. На уровне духовности, в соответствие с позицией А. В.

Петровского и М. Г. Ярошевского, человек перестает быть изолированным индивидом, решающим эгоцентрические задачи эффективной адаптации к среде, подключается к созидательной энергии надындивидуальных общностей или высших сил, выходя за свои собственные пределы и открываясь взаимодействию с миром на новом уровне [115, с. 103]. В

настоящее время утверждается принципиально новая социальная концепция,

знаменующая наступление качественно новой эпохи в развитии человеческой цивилизации - центр тяжести переносится с производства денег на самого человека, считает Т.Ф. Берестова. И если внутренний интерес специалиста,

его ценностные ориентации лежат в сфере профессиональной деятельности,

то он может заниматься ею даже в нерабочее время и безвозмездно [18, с.18].

68

Однако деятельность человека больше связана с категориями рациональности, тогда как иррациональность показывает на субъективном уровне направленность потребностей, интересов, ценностей, также детерминированных на объективном уровне институциональными нормами и образцами поведения. Поэтому особо актуальными становятся ориентирование, направленность специалистов библиотеки, работающих в системе человек-человек», и их эмоциональные компетенции. Умения считывать, интерпретировать информацию эмоционального характера,

позволяют более эффективно строить профессиональную стратегию и тактику, реализовывать сущностные функции библиотеки и воспроизводить

себя в объективную реальность.

Однако проблема состоит  и  в том, чтонедостаточно  раскрыто

значение эмоций и эмоциональных составляющих в объективном формате процесса профессионализации и практической профессиональной деятельности. Во многих педагогических работах констатируется значение эмоциональности, эмоциональной поддержки процессов деятельности.

Равнодушие, волнение, радость, тревога, безразличие, скука – характеристика явных или неявных процессов деятельности человека,

влияющих на профессиональную продуктивность и жизнеспособность.

С точки зрения современной науки, эмоции и их различные комбинации выступают активирующим средством регуляции действий человека. Л. Фестингер, К. Левин, С. Кови, П. Бергер, Т. Лукман обозначили условия и факторы возникновения эмоций социального характера и их функций в деятельности человека. Работы П.К. Анохина, С.Л. Рубинштейн,

П.В.Симонова,Б.И.Додонова,В.В.Бойко,В.Д.Шадрикова,Г.Х.

Шингарова,В.Н.Дружинина,Е.П.Ильинавнеслиновыеподходы

рассмотрения природы эмоций и их влияния на деятельность человека.

Впервые, по мнению А.Р. Лурии, на тесную связь эмоций и активности человека обратил внимание Д. Дьюи, выдвинув положение, что эмоция

проявляетсяпризадержкечеловеческойактивности[125,с.31].В

69

современном социокультурном пространстве стали все больше внимания уделять личности человека, его индивидуальности, эмоциональным механизмам и факторам, создающим активность, равновесие, благополучие,

порядок.

М.Е. Гурьев на базе современных теоретических исследований эмоциональной сферы выявил, что эмоциональные состояния играют не только условно отрицательную, но и положительную роль, поскольку являются необходимым условием активизации всех сил организма для усиленной мышечной, интеллектуальной и других видов деятельности. На этом основании можно утверждать, что эмоциональные состояния позволяют

осуществлять энергетическую мобилизацию организма [60, с. 67].

Л.В. Евсеева эмоции рассматривает как инструмент человеческого вписывания в мир, средство его обживания. Эмоции сопровождают практически все проявления человеческой активности. Через эмоции личностно окрашенный строй мировосприятия индивида заявляет о своем состоянии, о полезности или вредности окружающих взаимодействий, о

значимости тех факторов, которые оказывают на него влияние [70]. Г.Г.

Вербина эмоции определяет как переживание человеком в данный момент своего отношения к чему- или к кому-либо (к наличной или будущей ситуации, к другим людям, к самому себе и т.д.). Актуальность проблемы эмоций заключается в том, что эмоции оказывают влияние на качество выполняемой деятельности, успешность взаимодействия с окружающей средой, а значит, и успешность социального развития [36, с.38]. Г.М.

Тарнапольская объясняет эмоции как событие, переживание какого-либо содержания в длительности. Благодаря этому эмоция, как и время, всегда имеет определенное направление в длительности, в силу чего все действия человека в большей или меньшей степени испытывают влияние

эмоциональной направленности [206, с.178].

Эмоции -

это не только отношение, оценки, но

и ценности сами по

себе,  отмечает

многозначный  характер  феномена

Б.И.  Додонов  [63].

70

Эмоциональная направленность личности - это индивидуальные особенности личности, отражающие ее потребности в социализированном эмоциональном насыщении. Эмоциональная сфера, являясь составляющим фактором организации поведения человека, обеспечивает соответствующие активные формы его жизнедеятельности. Она актуализирует потенциальные возможности, аккумулирует творческую энергию личности (В. В. Бойко, Б.И.

Додонов, К. А. Абульханова),

Эмоциональная сфера человека представляет собой многогранный предмет гуманитарных исследований и интересна, по мнению И.С. Китуры и В.С. Нургалеева, феноменологичностью проявления личностью эмоциональности. Эмоциональность - это скорость и глубина эмоциональной реакции человека на те или иные события. Эмоциональный человек придает большую значимость тому, что происходит с ним и вокруг него [102, с.304].

В.В. Подпругина «эмоциональность» характеризует как чувствительность к неудачам в работе, к расхождению между задуманным и ожидаемым и

«социальную эмоциональность» как чувствительность к неудачам в общении

[163, с.87].

В настоящее время в библиотековедческой литературе не так широко используются такие категории, как эмоции, эмоциональная сфера,

эмоциональная компетентность, эмоциональный интеллект, эмоциональные барьеры, эмоциональное лидерство как факторы, определяющие направленность практической (профессиональной) деятельности, процесс профессионализации, а также условия профессионального развития. Однако,

об эмоциональном контексте в различных сферах библиотечной деятельности пишут многие авторы (О. А. Лопатина, С. Д. Бородина, Г.М.

Кормишина, В. А. Гордеева, В. А. Виноградова, Т. С. Макаренко, С. А. Езова,

А. И. Каптерев, Л. В. Яковлева и др.). Обобщение этих взглядов, подходов позволяет увидеть, что эмоции - это ресурс, ценность, средство и качество деятельности. Близки по логическому основанию к эмоциональной сфере ценности, потребности, установки, являющиеся одновременно содержанием

71

сознания. Профессиональное сознание является предметом научных интересов А.И. Каптерева, Т.Д. Жуковой, Ю.Н. Столярова, В.А. Минкиной,

А.С. Чачко, М.Ю. Матвеева. Пока усилия ученых-библиотековедов и практиков сосредоточены в области коммуникации «библиотекарь-читатель

(пользователь)», библиотекарь как индивидуальный актор, обусловленный эмоциональной сферой, оказался недостаточно изучен. Работы В.А.

Виноградовой, С.А. Езовой наиболее глубоко рассматривали направленность индивидуальных эмоций библиотекарей и их особенности в библиотечной сфере. Эмоции, к которым в нашем исследовании в равной мере относится область чувств, настроений и состояний, отличимые длительностью,

глубиной, предметностью интересны, во-первых, как внутренние переменные, а во-вторых, как факторы усиления инновационной, креативной профессиональной деятельности человека.

Рассмотрим  роль  эмоций  в  библиотековедческихисследованиях.

Удовлетворенность трудом, по мнению Т.С. Макаренко, возникает от сбалансированности запросов, предъявляемых работником к содержанию,

характеру, условиям труда и субъективной оценки возможностей реализации этих запросов. Это эмоционально-оценочное отношение личности к выполненной работе в значительной степени определяет эффективность трудового поведения. По ее мнению, «инструментально» ориентированный библиотекарь работает лишь на заработок, «профессионально» ориентированный библиотекарь считает важнейшим условием деятельности реализацию своих профессиональных способностей, знаний и возможностей

[128]. А.И. Каптерев считает, что профессиональные отношения формируются и поддерживаются под влиянием ценностных ориентаций,

близости эмоциональных и познавательных интересов [93]. В.А. Гордеева эмоциональный компонент профессиональной коммуникации ставит в особое положение, поскольку в этом измерении коммуниканты получают возможность обрести некую общность, восстановить разрыв человеческих связей, компенсировать возможные разногласия [55, с.36]. Г.М. Кормишина

72

замечает, что эмоционально-ценностное отношение пользователей и сотрудников является основанием для укрепления имиджа библиотек и процессов профессионализации [112]. Л.В. Яковлева ресурсом развития в одних случаях видит информацию, в других – положительные эмоции,

возможностьсамоутверждения,конструктивноеобщение[239,с.203].

Некоторые библиотечные услуги не обладают способностью сохраняться в пространстве, но они имеют некоторое течение во времени в виде

«впечатления, эстетического наслаждения, эмоции, чувства сопричастности,

реализованной способности», отмечается Л. В. Куликовой, Т. В. Кузнецовой, [150, с.20]. В работе О.А. Лопатиной отмечается, что эмоциональное значение имеет действенную силу при условии, что библиотекарь осознает их значение для себя, осознает субъективный момент, личностный смысл

[123]. Работа библиотекаря, по мнению С.Д. Бородиной и Г.М. Кормишиной,

требует интеллектуальных и эмоциональных затрат [27, с.67]. И. М. Суслова связывает необходимость настроения как эмоционального состояния при выполнении творческой работы, эмоции - одна из самых значительных и побуждающих сил, накладывающих отпечаток на поведение коллектива.

Групповое настроение, содержащее черты настроения отдельных людей,

обладает заразительностью, массовостью, способностью передаваться от одного человеку к другому [205, с. 223].

Исследование Н.В. Марьясовой обозначило характерные состояния,

свойственные многим библиотекарям: тревожность, уныние, подавленность,

апатия, разочарование, хроническая усталость, дестабилизирующие профессиональную деятельность [137]. С.М. Гришина диагностирует лень,

безответственность, безразличие, неверие в себя, страх, нежелание отвечать за себя, завышенную самооценку [58]. В исследовании, проведенном Национальной библиотекой Республики Татарстан, были выявлены состояния пассивности, неудовлетворённости трудом, общественной оценкой труда; обесценивание специальных библиотечных знаний [223, с. 155]. О.В.

Макеева находит профессиональную замкнутость, высокомерие и снобизм

73

библиотекарей [132, с. 111]. Существенными факторами, определяющими утомление работников, по мнению Е. Ю. Гулиной, служат эмоционально-

психологические условия. При пассивном, сидячем образе жизни эмоциональное возбуждение протекает без необходимой для организма мышечной активности. Пребывание в библиотеке с постоянным микроклиматом создает условия, снижающие естественную закаленность и устойчивость к неблагоприятным внешним воздействия [59].

В.А. Виноградова, исследуя ценностные ориентиры молодых библиотекарей в 2000-е годы, отметила недостаточность таких чувств, как оптимизм, альтруизм, открытость, искренность, любовь к книге [37, с. 18, 21]. Тогда как Р.И. Мамина, Е.В. Пирайнен находят у библиотечных профессионалов уравновешенность, уступчивость, доброжелательность,

вводят такие категории, как эмоциональный уровень профессии, умение налаживать эмоциональные связи [134, с.47]. Н.А. Сумро считает, что особое значение для конкурентоспособного специалиста имеет укрепление эмоциональной сферы [204, с.332].

Отсюда можно предположить, что существенной составляющей процесса профессионализации и организации практической деятельности в системе «библиотека» является эмоциональная сфера библиотечных работников, так как профессиональное образование, повышение квалификации не являются достаточным элементом, гарантирующим поступательное развитие субъекта в профессии, профессиональную успешность, удовлетворенность профессиональной реализацией.

Поскольку процесс профессионализации часто понимается как процесс приобретения профессионального образования, который перестает быть социально нормированным процессом после получения диплома, особой актуальностью отличается поиск механизмов, поддерживающих интерес субъекта к процессам самопостроения себя как профессионала.

Объективный переход от получения образования в начале жизни и дальнейшей работы в соответствии с полученным образованием к

74

образованию в течение всей жизни, согласно взгляду Т.Н. Шевченко, требует достижения определённого уровня компетенций. Компетентность -

специфическая способность, позволяющая эффективно решать типичные проблемы, задачи, возникающие в реальных ситуациях повседневной жизни,

производственной и общественной деятельности. Компетенции в свое понятийное содержание включают знание того, что и того, как, т.е. средства и способы взаимодействия [234, с. 326].

И.А. Зимняя, обращаясь к работе Дж. Равена «Компетентность в современном обществе», апеллирует к тому, что это явление, «состоит из большого числа компонентов, многие из которых относительно не зависимы друг от друга .., некоторые компоненты относятся скорее к когнитивной сфере, а другие - к эмоциональной …, эти компоненты могут заменять друг друга в качестве составляющих эффективного поведения» [82, c.14].

Среди 37 видов компетентностей, по Дж. Равену («Компетентность в современном обществе», появившейся в Лондоне в 1984 году), приведенной И. А. Зимней, присутствуют следующие качества:

тенденция к более ясному пониманию ценностей и установок по отношению к конкретной цели;

тенденция контролировать свою деятельность; вовлечение эмоций в процесс деятельности;

готовность и способность обучаться самостоятельно; поиск и использование обратной связи; уверенность в себе; самоконтроль;

адаптивность: отсутствие чувства беспомощности; склонность к размышлениям о будущем: привычка к абстрагированию;

внимание к проблемам, связанным с достижением поставленных целей; самостоятельность мышления, оригинальность; критическое мышление;

75

готовность решать сложные вопросы; готовность работать над чем-либо спорным и вызывающим

беспокойство; исследование окружающей среды для выявления ее возможностей и

ресурсов (как материальных, так и человеческих); готовность полагаться на субъективные оценки и идти на умеренный

риск; отсутствие фатализма;

готовность использовать новые идеи и инновации для достижения цели;

знание того, как использовать инновации; уверенность в благожелательном отношении общества к инновациям;

установка на взаимный выигрыш и широта перспектив; настойчивость; использование ресурсов; доверие;

отношение к правилам как указателям желательных способов поведения;

способность принимать решения; персональная ответственность;

способность к совместной работе ради достижения цели; способность побуждать других людей работать сообща ради

достижения поставленной цели; способность слушать других людей и принимать во внимание то, что

они говорят; стремление к субъективной оценке личностного потенциала

сотрудников; готовность разрешать другим людям принимать самостоятельные

решения;

76

способность разрешать конфликты и смягчать разногласия; способность эффективно работать в качестве подчиненного;

терпимость по отношению к различным стилям жизни окружающих; понимание плюралистической политики; готовность заниматься организационным и общественным

планированием [82, с. 281].

Компетентности группируются И.А. Зимней, как: а) готовность к проявлению компетентности (мотивационный аспект); б) владение знанием содержания компетентности (когнитивный аспект); в) опыт проявления компетентности в разнообразных стандартных и нестандартных ситуациях

(поведенческий аспект); г) отношение к содержанию компетентности и объекту ее приложения (ценностно-смысловой аспект); д) эмоционально-

волевая регуляция процесса и результата проявления компетентности [82,

с.25].

Повышенный эмоциональный фон библиотекарей, изучаемый Н.В.

Лопатиной, который выражается в агрессивном неприятии вплоть до эйфоричной реакции, на наш взгляд, следует отнести к показателям эмоциональной некомпетентности. Недостаточный уровень информационной культуры, неготовность к профессиональному саморазвитию, выраженные в низкой способности к идентификации

«традиционной» сущности новых библиотечных инструментов [122, с. 33],

показывают отсутствие механизмов, активирующих чувства когнитивного,

праксического, альтруистического, коммуникативного плана, отвечающих за направленность субъектов деятельности на решение профессиональных задач.

В.В. Перепелица считает, что эмоционально-смысловая компетенция составляет компонентную основу компетентности библиотекаря в культурно-

досуговой деятельности, среди которых названы «умение держаться на публике, сопереживание, общительность, открытость, умение внушать и убеждать», «творческие способности и умения», «владение своим

77

настроением, способность саморегуляции», «пластика движений, умение свободно двигаться, мимика, жесты», «способность к импровизации» [160].

Профессионализация через всю жизнь образует необходимость постоянного развития эмоциональной, волевой и интеллектуальной сфер,

составляющих компетентность специалиста. Способность понимать свои собственные чувства, эмоциональные состояния других, правильно оценивать их, а также контролировать свои эмоции и конструктивно их выражать является предметом изучения И.Н. Андреевой, Р.Н. Хакимзянова,

Ю.М. Орлова, С.Н. Морозюк, Д.В. Люсина, О.Н. Тимофеева и др.

Современная наука связывает способность понимать свои собственные чувства, эмоциональные состояния других, саморегуляцию с категориями эмоционального интеллекта, эмоциональной компетентности, которые рассматривают в некотором единстве; но в некоторых ситуациях понятия разводятся, где-то друг друга перекрывают. Тема эмоциональной компетенции представляется важной с точки зрения практики. Опыт повседневной жизни подсказывает, что хорошее понимание эмоций и различных социальных ситуациях позволяет людям находиться в гармонии с собой, преуспевать в профессиональной деятельности и быть счастливыми в личной жизни [143, с. 101].

Н.А. Батурин, Л.Г. Матвеева, используя понятия «социальный интеллект» и «эмоциональный интеллект», обозначают явления, при помощи которых производится решение эмоциональных и социальных задач когнитивными способами. Но при этом более точно следовало бы их называть как «коэффициент эмоциональности», но когда-то эта подмена привлекла внимание к роли эмоциональной сферы человека в его жизни и профессиональной деятельности [12, с.4].

О.А. Сергеева эмоциональную компетентность и эмоциональную грамотность выводит из эмоциональной культуры. Под эмоциональной грамотностью она понимает целенаправленное повышение эмоциональной компетентности. Эмоциональная компетентность выступает как владение

78

методикой личностной и интеллектуальной готовности и возможности справляться с профессиональными задачами, включающими: знаниевую,

операционально-технологическую, мотивационную стороны деятельности.

Высокий уровень эмоциональной культуры обеспечивает поведенческий аспект, который находит выражение в следующих структурных элементах:

опоре на нравственные принципы при выборе эмоций; соответствие эмоций требованиям, предъявляемым по отношению к себе; соответствие эмоционального реагирования возрастным особенностям; адекватность социокультурным ипрофессиональным нормам. Эмоциональный интеллект определяется как совокупность интеллектуальных способностей к пониманию эмоциональных состояний и управлению ими. В отличие от абстрактного и конкретного интеллекта, которые отражают закономерности внешнего мира, эмоциональный интеллект отражает внутренний мир и его связи с поведением личности и взаимодействием с реальностью [189].

М.А. Андреева также подчеркивает взаимосвязь эмоционального интеллекта и эмоциональной культуры, которая является показателем эмоциональной зрелости, включающей понятия гибкости, устойчивости,

способности создавать эмоциональную среду [6]. Эмоциональная среда,

организуемые в ней процессы самопознания и самоконтроля, способствует проявлению определенных качеств личности, необходимых для профессиональной деятельности. Общеизвестно, что показатели интеллекта не позволяют прогнозировать жизненный успех, среди факторов, его определяющих, показатель уровня интеллектуального развития, как считается, не превышает 20%. Обращаясь к книге Д. Гоулман [56], М.А.

Андреева отмечает, что эмоциональная способность - это метаспособность,

определяющая, насколько хорошо человек может использовать все свои остальные навыки, включая интеллект [6].

Под эмоционально-волевой компетентностью Р.Н. Хакимзянов предлагает понимать наличие нервно-психической устойчивости,

эмоциональнойлабильности(подвижность,изменчивость),атакже

79

способности к самостоятельному выбору линии поведения, энергичное и целеустремленное осуществление тех или иных действий, принятие на себя ответственности за их результаты [220, с.63].

Д.В. Люсин выделяет внутриличностный эмоциональный интеллект и межличностный эмоциональный интеллект [126, с. 28]. Понимание и управление своими эмоциями, контроль экспрессии сегодня обозначается как внутриличностный эмоциональный интеллект, а понимание и управление чужими эмоциями - как межличностный эмоциональный интеллект.

Ю.Ю. Голубина считает, что эмоциональный интеллект отвечает не только за поиск и владение информацией (одной из его основных функций является приспособление человека к окружающей его действительности), но и применение накопленной информации на практике [54, с. 81]. Д.Ц.

Дугарова, В.Д. Чупрова придают значение ценности неформализованному знанию, выраженному в предчувствии, понимании, догадке, эмоции, идеале

[66, с.86]. Ю.М. Орлов, исследуя эмоциональные автоматизмы, нашел их соответствие умственным автоматизмам:

мои ожидания относительно поведения другого; мое восприятие поведения другого;

моя эмоциональная реакция, вызванная восприятием рассогласования моих ожиданий и реального поведения близкого мне или значимого для меня человека [152].

Как и многие другие авторы, О.Н. Тимофеев признает, что на самом деле не разделимы как когнитивные, так и эмоциональные процессы.

Эмоциональный интеллект не менее, а часто – более, важен, чем интеллект общий. Следует отметить, что тенденция роста интереса к эмоциональному интеллекту в отечественной науке соответствует общемировой тенденции.

Сегодня есть серьезные основания, чтобы рассматривать эмоции как способ организации поведения. Эмоциональная система дает общий вектор,

указывающий на целый поведенческий репертуар, из которого выбирается та или иная конкретная форма. Эмоциональный интеллект заключается

80

фактически в том, чтобы поставить эмоциональность на службу решению тех или иных задач, формулируемых в рамках рациональной системы поведения.

Условиями высокого развития эмоционального интеллекта должны выступить достаточные показатели общего интеллекта на фоне развитой эмоциональной сферы. Рефлексия позволяет осознавать чувства и по мере увеличения рефлексии происходит нарастание эмоционального интеллекта и снижение эмоциональности [209].

По  замечанию  исследователей  А.В.  Зайцевой  и  И.И.  Шутковой,

индивиды с высоким уровнем развития эмоционального интеллекта обладают выраженными способностями к пониманию собственных эмоций и эмоций других людей, а также к управлению эмоциональной сферой, что обусловливает более высокую адаптивность и эффективность в общении [77,

с.129].

А. Алешина и С. Шабанов относят эмоциональную систему к открытым: это означает, что эмоциональный фон одного человека непосредственно влияет на эмоции другого. Без эмоционального уровня мы лишены огромного пласта информации [230, с.133]. Человек представляет собой систему, соотносимую с 10% рациональной информации (цифры,

логика, факты) и 90% - иррациональной информации (эмоции, чувства,

ценности, верования, убеждения) [230, с.135]. Окончательный импульс в пользу того или иного выбора происходит из отделов мозга, отвечающих за эмоции [230, с.32]. К эмоциональному интеллекту они относят способности,

связанные с эмоциональной сферой человека. Практики, отдавая предпочтение термину «эмоциональная компетентность», видят его в обладании набором определенных навыков, связанных с эмоциональной сферой:

  1. умение осознавать свои эмоции;

  1. умение осознавать эмоции других;

  1. умение управлять своими эмоциями;

  1. умение управлять эмоциями других [230, с.34].

81

Многолетняя борьба с излишними проявлениями эмоций на работе привела к практически полному их вытеснению. Однако в современных условиях эмоции видятся более ресурсом, чем помехой [230, с.44].

Восприятие мыслей, настроений, чувств людей посредством наблюдения за моделями их поведения; прогнозирование поведенческих реакций человека, предвидение возможных последствий контакта;

понимание потребностей, интересов, намерений и перспектив партнеров по общению; понимание причин латентных отношений людей, паттернов их поведения, проблем, по мнению Е.В. Бруй, относятся к важнейшим компетенциям библиотечного специалиста. Данная компетенция важна для достижения результативности взаимодействия участников библиотечной коммуникации. Социально-перцептивная компетентность как вид эмоциональной компетентности библиотекаря позволяет вникнуть в мир потребностей и интересов пользователя. Способность выслушать и понять читателя в процессе библиотечного взаимодействия способствует удовлетворению не только его информационную потребности, но и потребности во внимании, таким образом можно инспирировать позитивные эмоции, вызвать к себе симпатию. Для реализации данной компетенции требуется способность корректно и доходчиво выражать свои мысли и чувства [30, с.123].

В более интенсивном, эмоционально насыщенном пространстве (И.В.

Домбровская, Е.Б. Артемьева) изменяются процессы восприятия и усвоения,

а также стратегии деятельности библиотечных специалистов. Повышение квалификации библиотечных кадров должно подразумевать не только обновление знаний, но и изменение способа мышления, помощь в преодолении психологических барьеров, освоении новых интеллектуальных технологий, актуальных для библиотечной деятельности. Перспективы они видят в задачах, связанных с изменением мышления библиотекарей-

профессионалов через развитие у них креативности и инновационной направленности [64]. Ю.Н. Дрешер придает особое значение эмоциональной

82

развитости специалиста. Способности проявлять полноту и глубину эмоций,

эмпатия возрастают в соответствии с увеличением жизненного пути [65,

с.34]. Организация в целом и сотрудники в частности могут состояться только в том случае, если их эмоциональности будет позволено раскрыться.

В новом веке менеджмента руководитель призван создавать среду, в которой ценится выражение собственного «я» [233, с.10].

Е.С. Дьячкова констатирует, что нарушения эмоциональной сферы негативно сказываются на общем ходе развития личности, затрудняют все формы общения и деятельности человека. К эмоционально неблагоприятным состояниям относят тревожность, депрессивные состояния, эмоциональную напряженность, безразличие, скуку [69, с.233]. А.С. Чернышев, С.В. Сарычев,

С.Г. Елизаров, О.В. Чернышова пришли к убеждению, что «социальные оазисы» с включением факторов развития социальных чувств и ярких эмоциональных переживаний достижений формируют лидерские качества

[227, с.123]. Солидарна с подобным мнением А.П. Павлова, считающая, что лидерство отличается от управления тем, что лидеры создают и изменяют культуру, администраторы функционируют в ней [153, с. 107].

В. П. Пугачев предлагает следующую классификацию лидерства:

эмоциональное лидерство возникает на основе человеческих симпатий, притягательности общения, атмосферы комфорта, уверенности;

деловое лидерство сочетает компетентность, умение лучше других решать организационные задачи, авторитет, опыт.

ситуативное  лидерство  отличается  неустойчивостью,  временной

ограниченностью, связью с определенной ситуацией [171, с. 85].

Имеются и другие классификации в зависимости от типов лидера. Так,

Л.И. Уманский выделяет шесть типов (ролей) лидера [214, с. 6]:

лидер-организатор (выполняет функцию групповой интеграции); лидер-инициатор (главенствует при решении новых проблем,

выдвигает идеи);

83

лидер-генератор эмоционального настроя (доминирует в формировании настроения группы);

лидер-эрудит (отличается обширностью знаний); лидер-эталон (является центром эмоционального притяжения, служит

образцом, идеалом); лидер-мастер, умелец (специалист в каком-то виде деятельности).

Эмоциональное  лидерство  включает  параметры  видения  целей  и

средств достижения их; внушение другим знания и высокой оценки важности трудовой деятельности; выработки и поддержание энтузиазма, чувства уверенности, оптимизма в организации, так же, как кооперации и доверия;

создание и поддержание выразительной организационной идентичности [62,

с.123].

В обобщенном виде эмоциональное лидерство можно определить как наиболее эффективное для данной ситуации сочетание различных источников власти, направленных на побуждение людей к достижению общих целей. В целом полноценное лидерство позволяет управлять людьми без их сопротивления и недовольства, формального контроля, страха и наказаний, компетентный руководитель может стать деловым и эмоциональным лидером [8, с.75].

Дляпрофессиональноголидерствавобластибиблиотечно-

информационной деятельности, по мнению В.К. Клюева, необходимо развитие эмоционального интеллекта, то есть так называемых навыков эмоциональной компетентности – способности управлять проявлением своих чувств и пониманием психологического состояния других, влияния на них.

Эмоциональный интеллект – тип социального интеллекта, который использует способность мониторинга своих собственных эмоций и эмоций других людей для того, чтобы использовать эту информацию при управлении собственным мышлением и действиями. Его ключевые составляющие – самосознание (знание своих сильных и слабых сторон, умение анализировать свои эмоции), самоконтроль, эмпатия (умение ставить себя на место другого,

84

чувствоватьтоже,чтоион,сопереживать),коммуникабельность

(способность наладить взаимоотношения с другими людьми таким образом,

чтобы это было полезно для обеих сторон), работа в команде (мастерство сотрудничества), принятие решений (умение обдумывать свои поступки и предвидеть их последствия), ответственность (способность признавать последствия своих решений и поступков, выполнять обещания и принятые на себя обязательства), ассертивность (умение выражать свои чувства без гнева и пассивности), открытость (способность строить доверительные отношения с окружающими). Сюда же относятся и такие качества, как умение слушать,

понимать и принимать людей, предвидеть их поведение [104, с.42].

И.М.Сусловавыделяетдваполярныхтипалидерства:

инструментальный – инициатор решения проблемной ситуации, владеющий информацией, знаниями, навыками, и эмоциональный – лидер, берущий на себя функции регуляции группового настроения, положительных эмоций

[205, с.205].

Различные авторы дают свои определения универсальных качеств,

которые должны быть присущи идеальному библиотечному лидеру. Вот одно из этих определений: активность и энергия, желание руководить,

честность, уверенность в себе, ум и эмоциональные способности, знание дела, самомониторинг – гибкость и умение вести себя в соответствии с ситуацией [21, с.14].

С лидерскими качествами, эмоциональной компетентностью связна конкурентоспособность специалиста. Ю.С. Ринчинова приводит модель конкурентоспособного специалиста библиотечной отрасли, включающую следующие характеристики: общую образованность, психологическую подвижность, коммуникативность, правовую грамотность,

профессиональную компетентность и мобильность, адаптивность, карьерную активность, стрессовую устойчивость, стремление к самопознанию [176,

с.53].

85

В ходе конференции Британского психологического общества в 2006

году был сделан, на первый взгляд, неожиданный вывод о том, что библиотекарь в своей профессии подвержен большему стрессу, чем пожарный или водитель, превышающий скоростной режим. Библиотекари жалуются на однообразие в работе, скуку, невозможность полностью проявить себя, продвинуться по карьерной лестнице, на усталость от физической среды – нахождения весь день среди книжных полок.

Руководители библиотек нередко сосредотачиваются на удовлетворённости читателей обслуживанием и меньше думают о сотрудниках. Между тем, если не поддержать библиотекарей, находящихся в стрессовом состоянии,

снижается производительность их труда, что влияет на всю организацию

[21].

Г. Селье определил стресс как «неспецифический ответ организма на любое предъявленное ему требование» [188, с.20]. А.И. Папкин, В.К.

Вилюнас, А.М. Столяренко, Д.Ю. Кузнецов подразделяют стресс на информационный и эмоциональный. А.И. Папкин типичным проявлением стресса называет потерю гибкости поведения, последовательность принятия решения, затруднение понимания ситуации в целом, что является проявлением эмоциональной некомпетентности. Эмоциональный стресс появляется в ситуации угрозы, обиды, агрессии. Информационный стресс возникает в условиях информационных перегрузок, темпах принятия решений [155, с.408]. Симптомами стресса на рабочем месте являются снижение эффективности труда, инициативности, интереса к работе;

нежелание сотрудничать с коллегами, негативное поведение в отношении своей рабочей группы, всей библиотеки или профессии, жалобы на недооценку их личных усилий, на то, что они – «козлы отпущения», а

виноваты в их ошибках и неудачах другие; признаки психического и физического срыва [21, с.10]. Представители таких профессий, как пожарные или полиция, лучше справляются со стрессами, т.к. их этому специально обучают.

86

В.А. Виноградова рекомендует в своей работе проведение психологических тренингов по изменению привычных представлений о содержании деятельности, об особенностях социальной микросреды, для самоутверждения в эмоционально-комфортной и перспективной позиции,

прояснения неадекватных стереотипов в отношении собственной трудовой деятельности, создания адекватных установок (функциональность,

активность, сотрудничество и др.) [37, с. 18, 21].

Е.Ю. Гулина рекомендует внедрение программы ритмической и эстетической гимнастики, основным принципом которой является принцип биологической целесообразности (умеренные нагрузки при соблюдении целостности и динамичности, некоторой танцевальности в выполнении упражнений). На основании многолетнего практического опыта отслежено благоприятное воздействие на эмоциональное состояние будущих специалистов. Программа включает комплексы ритмической и эстетической гимнастики, составленные с учетом подготовки студенток библиотечно-

информационной специальности; дыхательные упражнения различного характера; упражнения, способствующие коррекции опорно-двигательного аппарата [59].

В.Д. Шадриков, выделяя закрепляющую и подкрепляющую функцию эмоций, отмечает, что они усиливают социально приемлемые формы поведения человека, ориентируют его в пространстве [231, с.26]. Субъекты профессионализации ориентируются на те чувства, которые наиболее вероятно принесут положительные переживания, следовательно, на них и будет ориентирована деятельность, и будут избегать тех условий, которые потенциально затрудняют переживание приятных эмоций – одобрение,

уважение, признание. П.К. Анохин, В.Н. Дружинин, Е.П. Ильин, В.В. Бойко,

Б.И. Додонов подчеркивают, что эмоции важны для закрепления стабилизации рационального поведения.

Эмоциональное отношение вступает как оценка той или иной возможности, выбор чувством в виде способа поддержания той или иной

87

вероятности. Выбор осуществляется с помощью эмоциональной сферы,

считает К.А. Абульханова, он проявляется через субъективный механизм оценки вероятности, привлекательности, системы индивидуальных ценностей, системы объективных требований [2, с.245].

Субъект профессиональной деятельности, так или иначе, из своего внутреннего мира ориентирован на реальность вне его самого. Эмоции регулируют значимость событий, доводя до логического конца реализацию потребностей субъекта. Внешняя реализация - профессионализация -

социально встроенная потребность - потребность находиться в сообществе себе подобных, чувствовать идентичность с другими, вступать в профессиональные связи, отношения и тем самым достигать эмоционального эффекта – удовлетворенности в переживаниях чувств, связанных с чувствами признания, уважения, солидарности.

Н.Т. Селезнёва, Н.В. Рубленко, Т.Ю. Тодышева считают, что более возвышенный смысл расширяет число задач, которые человек ставит перед собой не зависимо от того, что от него требуют жизненные обстоятельства.

Заниженные притязания ведут к снижению активности человека, его инициативы. Важнейшим «подкреплением» являются либо полученные

«блага», либо общее чувство удовлетворенности человека тем, как он строит свою жизнь. Это не чувство удовольствия, но именно удовлетворение,

связанное с ответственностью за свою жизнь, с долгом перед самим собой

[187, с.41]. Потребность личности в системе ценностных ориентаций является одной из фундаментальных потребностей человека. Система ценностных ориентаций представляет собой центральное личностное образование и выражает содержательное отношение человека к социальной действительности, природе, миру, к себе и своему культурному уровню [187,

с.43].

В качестве одного из подходов к систематизации потребностей и разнообразию эмоций по видам может быть рассмотрена классификация,

предложеннаяБ.И.Додоновым[63,с.307-311].Поегооценке,

88

дифференциация имеет полуэмпирический путь, при котором он двигался не от потребностей к эмоциям, а от предварительно собранного огромного сырого материала о «ценных» переживаниях к «просвечивающим» через них корреспондентным потребностям. В этой классификации используются только те «речевые модели», которые обязательно передают специфический компонент эмоции, ее окрашенность «в цвет» определенной потребности.

Б.И. Додонов выделяет 10 видов ценных переживаний, за которыми стоят потребности в виде эмоций:

Альтруистические эмоции возникают на основе потребности в содействии, помощи, покровительстве другим людям.

Коммуникативные эмоции возникают на основе потребности в общении.

Глорические эмоции связаны с потребностью в самоутверждении, славе.

Праксические эмоции вызываются деятельностью, ее успешностью или неуспешностью.

Пугнические эмоции происходят от потребности в преодолении опасности, на основе которой позднее возникает интерес к борьбе.

Романтические эмоции возникают на основе стремления ко всему необычайному, необыкновенному, таинственному.

Акизитивные эмоции возникают в связи с интересом к накоплению, «коллекционированию» вещей, выходящему за пределы практической нужды в них.

Гедонистические эмоции связаны с удовлетворением потребности в телесном и душевном комфорте.

Гностические эмоции описываются часто под рубрикой интеллектуальных чувств. Их связывают с потребностью в получении любой новой информации и с потребностью в «когнитивной гармонии».

89

Эстетические эмоции являются отражением потребности человека быть

в гармонии с окружающим.

Рассмотримвлияниеэмоциональныхфакторовнапроцесс

профессионализации

Профессионально

Эмоциональное

-ориентированные

лидерство

эмоции

Профессионализация

Эмоциональный

Эмоциональные

интеллект

компетенции

интеллект

компетенции

Барьеры эмоциональные

Эмоциональные потребности

Социальные:: признаниипризнание

идентификацдостижениия лидерствонтификац

ии общение конкуренциястатусе

сопричастностьсамоутвержде (статус, душевная

близостьствол дерева)

Духовные:

ВитальныеВитальные::

Духовные

безопасноезопастьност

:самореализация

саморазвитие

и здоровьяздоровье

самореализации

экономияудовольстви

свобода,

развития

я удовольствие

независимость

осмыслен

комфортдостатке

этические,

ности цели

(дыхание еда – корни

эстетические,

отсутствия

знаниях

дерева)

интеллектуальные

напряжения

(вдохновение, познание –

листья дерева)

Профессиональная деятельность (статус, сопричастность, творчество)

90

Рис. 1.3 Влияние эмоциональных факторов на профессионализацию

Анализ рисунка 1.3 показывает, что существуют причинные связи и трудности реализации потребностей в силу образования эмоциональных барьеров в результате отсутствия уверенности, низкой самооценки,

ошибочных представлений, физического здоровья, связанных с эмоциональной сферой.

В отечественной науке, делает обзор Е.П. Ильин, потребности чаще всего делят на три уровня, это - материальные, социальные и духовные потребности; П.В. Симонов выделяет витальные, социальные и идеальные потребности; И.Н. Калинаускас различает естественные, социальные,

духовные потребности [71, с. 41]. С.Ю. Поройков в качестве одного из подходов к систематизации потребностей использовал характерологический анализ персонажей мировой, мифологической литературы, традиционных для народного творчества, которые могут считаться архетипическими [165].

Понятие «архетип» (греч. αρχη – начало, первопричина; τυπος – образ, форма)

отражает представления о неком исходном типообразующем начале, «первообразе». Архетип был рассмотрен К.Г. Юнгом в рамках коллективного сознания, когда образы, идеи, сюжетные линии имеют способность репродуцировать исходные начала [237, с.65]. К уровню потребностей природного, культурного и социального субъекта, В.А. Иванников относит потребности в статусе, исследовательскую потребность, потребность в безопасности (самосохранении), комфорте и удовольствиях, заметности. К

уровню социального культурного субъекта им отнесены потребности в признании, познавательская потребность, потребность в самоутверждении,

свободе, принадлежности и принятии, общении, власти, самовыражении,

помощи, игре, эстетические потребности [84, с. 17].

Человеческую личность определяет качество и уровень потребностей,

которые она часто не осознает, понимая больше цели и дела. Изменение

91

запросов  происходит от информации, которая поступает постоянно: извне,

изнутри, из прошлого [108, с.81].

В.В. Бойко эмоции тесно связывает с потребностями. При удовлетворении потребностей человек испытывает положительные эмоции и,

наоборот, при невозможности получить желаемое – отрицательные. Эмоции положительные обеспечивают энергетический потенциал (активность) и

усиливают то направление действия, результативность которого наиболее вероятна. Отрицательный характер эмоций уменьшает энергетический потенциал, создает эмоциональные барьеры избегания, снижение самооценки субъекта деятельности. Эмоции определяют основные направления жизнедеятельности человека. Различаются низшие эмоции, связанные с безусловно-рефлекторной деятельностью, основанные на инстинктах и являющиеся их выражением (эмоции голода, жажды, страха, эгоизма и т.п.),

и высшие - чувства связаны с удовлетворением социально выработанных потребностей по мере становления индивидуума как личности. Человек испытывает разные потребности, он вынужден оценивать их и упорядочивать по степени важности. Он различает потребности в самореализации,

самоутверждении,самоактуализации,самовыражении,самооценке,

самоуважении, самосовершенствовании [25].

А.В. Соловейчик, апеллируя к теории Ф. Херцберга, считает, что отношение человека к своей работе определяется двумя группами факторов,

связанных с руководством, заработной платой, межличностными отношениями и условиями работы. По Ф. Херцбергу, удовлетворенность работой определяется второй группой факторов, в которую входят возможности реализовать себя, признание за заслуги перед организацией,

содержание труда, ответственность и карьерный рост. Только удовлетворенность этими характеристиками побуждает человека повышать уровень профессионализма, количества и качества работы, показывать свою лояльность работодателю [194, с.97].

92

Неудовлетворенность потребностей человека на работе приводит к таким проявлениям нелояльного поведения, как ложь, преимущество личных интересов над интересами организации, нарушение достигнутых договоренностей [221, с. 424].

В библиотечной практике труднее всего учитывать потребности сотрудников. Меньше всего удовлетворяется потребность экзистенциального характера: социальная защищенность, материальное вознаграждение, а также потребность в признании. Каждый человек, по мнению А.И. Каптерева, в

контактах с другими людьми придерживается определенной линии поведения, которое определяется, прежде всего, его стремлением поддержать свой престиж в глазах других людей, придать ему статусный характер, т. е.

навязать как отношение к себе [93].

Следовательно, потребности обеспечивают направленность профессионального поведения, выбор целей, показывают уровень личных ценностей и их принадлежность к социальному, материальному или витальному миру. Важнейшей частью процесса профессионализации в среде работающих библиотекарей-практиков является процесс компенсации негативных факторов институциональной системы библиотечной профессиональной деятельности, поиск путей равновесия и недостающих элементов баланса, предъявляемых к специалисту, и личных потребностей.

Для эффективной деятельности системы «библиотека» необходим ряд условий, среди которых эмоциональные составляющие образуют две траектории: побуждающий и подавляющий эффект. Эмоции являются индикатором активности, легализующей индивидуальные потребности,

интересы, ценности, присущие профессиональному сообществу, малым коллективам, отдельному субъекту и обозначающие отношение в виде направленности, ориентированности на объекты профессиональной среды и соответствующей деятельности. Потребности, интересы, ценности языком эмоций сообщают о своем наличии, требуют своего опредмечивания,

93

организации в определенные процессы социальной, индивидуальной полезности.

Эмоциональныйинтеллектищетресурсы,оптимизируетзадачи,

создает необходимость поиска инструментов, механизмов, реализующих потребности, ценности, интересы в рамках профессиональной деятельности,

профессионализации.

Библиотекари, сталкиваясь с проблемами переживания чувств в процессе профессионализации, состоящими из однообразия, монотонности,

рутинности, используя эмоциональный интеллект, более оптимально могут организовать ресурсы, инструменты, возвышающие уровень личностного и профессионального развития, поэтому особое значение имеет обогащение эмоциональной сферы, расширение переживаний, связанных с профессиональной деятельностью, возвышение потребностей, преодоление профессионально-ориентированных деструктивных чувств.

Ограниченный приток эмоций в силу неразвитости профессиональной инфраструктуры (профессиональных коммуникаций) является своеобразным барьером, создающим эффект торможения актов созидания, возможно имеющих инновационный, креативный характер.

Плохое настроение, негативные суждения, пессимистический взгляд на происходящее показывают неразвитость эмоционального интеллекта,

образуют профессиональные барьеры, препятствующие процессу профессионализации, формированию эмоциональных компетенций.

Эмоциональная компетентность выражается в способности сохранения организованного поведения, ситуативной целенаправленности в обычных и стрессовых ситуациях, характеризует зрелость, адаптацию, склонность к лидерству, общительность.

Избыточная эмоциональность, импульсивность, неровность в контактах с людьми, изменчивость интересов, неуверенность в себе,

выраженнаячувствительность,впечатлительность,склонностьк

94

раздражительности формируют эмоциональные барьеры в организации деятельности.

Отсутствие  в  системе  «библиотека»  эмоциональных  механизмов,

способствующих наращиванию знаний, умений, навыков, компетенций, или их ограниченность потенциально формируют процессы депрофессионализации.

Процессы, связанные  с прерывностью этапов профессионализации

(профессиональное разочарование, снижение интереса, увольнение) требуют дополнительных усилий воссоздания традиционных форматов деятельности и эмоционального вовлечения.

Как самый значимый этап профессионализации, трудовая деятельность,

объединяющая теоретические знания и практический опыт, обеспечивается организацией профессиональной инфраструктуры, воссоздающей стандарты,

нормы профессионального поведения, подпитывающие рост и развитие специалиста.

Эмоциональная, когнитивная, социальная зрелость способствует умениям решать, строить профессиональные цели и задачи.

Превентивные меры развития эмоциональной сферы образуют профессиональный потенциал, свободную энергию созидания и творчества.

Эмоции являются ценностью, ресурсом активации деятельности специалистов библиотеки. Эмоциональный интеллект способствует возрастанию реализации социальных ориентиров и оценке социальной полезности произведенной деятельности профессиональной направленности.

Профессионально значимые и востребованные библиотечные продукты способны обеспечить эмоционально зрелые специалисты. Эмоциональная зрелость позволяет формировать профессиональную активность как высшую форму человеческой активности, сознательно ограничивая рамки эго-эмоций

(направленных на удовлетворение потребностей в целях личного комфорта)

профессионального развития личности.

95

Таким образом, под эмоциональной компетентностью следует понимать умения контролировать свои эмоции, адекватно реагировать на эмоции других людей, выстраивать эмоциональные отношения и связи,

позволяющие строить профессиональную стратегию и тактику сообразно социально-экономической и культурной ситуации, решать профессиональные задачи. Эмоциональное лидерство предполагает умения и навыки, формирующие уверенность, ответственность, готовность к исполнению профессиональной деятельности, созданию и поддержке коллективных целей и настроений. Слагаемые процесса профессионализации находятся в области глубинных процессов индивидуальных потребностей,

системы социальных ценностей, определяющих направленность эмоциональной сферы, активирующих процесс профессионализации.

Выводы по главе:

Профессионализация обеспечивается наличием определенных условий:

системой институтов, образцами поведения, определенной системы ценностей.

Профессионализация имеет три этапа:

присвоение знаний, умений, навыков, формирование компетенций; опредмечивание этих знаний, умений, навыков, компетенций;

выход за границы профессиональных норм, образцов, представляющий креативный, инновационный характер деятельности, связанный с воодушевлением или эмоциональной энергией творчества и созидания как одной из глубинных потребностей человека.

Поэтому в ряде исследований объективные факторы: профессиональная инфраструктура, статус, стандарты, нормы, образцы - и субъективные факторы связаны с иррациональными предпосылками успешности профессиональной деятельности и включают ценностные ориентации,

потребности, направленность, интересы и др. Проявление этих факторов объясняет субъективные причины, содействующие росту профессионализма;

объективные факторы, связаны с организацией профессиональной среды.

96

В структуре профессионализации можно выделить: когнитивный аспект (информационный)

эмоциональный аспект поведенческий аспект.

Эмоциональный   интеллект   может   формировать   во   времени

эмоциональную компетентность. Рациональная доминанта эмоционального процесса может дополняться ориентацией на пробуждение и активизацию профессионально-ориентированных процессов.

Существенной составляющей процесса профессионализации является эмоциональная сфера библиотечных работников, так как профессиональное образование, повышение квалификации не являются достаточными элементами, которые гарантируют поступательное развитие субъекта в профессии, индивидуальную успешность, удовлетворенность профессиональной реализацией.

Ведущим элементом системы «библиотека» является с одной стороны библиотекарь, а с другой стороны читатель – как воплощение требований внешней среды. С той и другой стороны эмоциональная сфера является определяющим компонентом организации и направленности деятельности,

так как чувства формируют значимость момента, ситуации, события, факта.

Чувства, ценности, предпочтения, потребности показывают направленность деятельности, локализуют активность по достижению привлекательных индивидуальных целей, имеющих вероятностный характер, но обусловленные действующим институциональным императивом.

Развитие эмоциональной регуляции связано с когнитивной сферой, оно осуществляется через регуляцию совместной деятельности и связано с формированием системы потребностей, значимых целей, ценностей.

Регуляция  эмоциональной  направленности  не  является  врожденной,  а

формируется прижизненно в реальной деятельности.

97

Глава 2. Эмоциональный контекст профессионализации

библиотечных специалистов: проблемы диагностики и

моделирования

2.1 Современное состояние кадрового потенциала библиотек Закамской зоны Республики Татарстан

Мы нашли интересным рассмотреть влияние институциональной среды на профессионализацию специалистов в контексте эмоциональной сферы,

сопровождающий рабочий процесс. Влияние эмоциональной сферы в различных типах институциональной организованности проводилось в библиотеках, представляющих Закамскую зону Республики Татарстан.

Целью исследования было выявление различий двух типов профессионально-коммуникационной организованности: централизованная библиотечная система и библиотеки образовательных организаций. Условное деление производилось на основании типичных черт организации профессиональной среды, представляющие собой открытое, вариативное пространство – публичные библиотеки (централизованная библиотечная система), и закрытое (относительно) – библиотеки, относящиеся к учебным организациям.

Изучение проявлений эмоциональной сферы, согласно, задач нашего исследования позволяет увидеть выраженность определенных чувств,

ориентированных на деятельность и отчасти сформированность эмоциональных компетенций. Нас интересовали особенности проявлений эмоциональной сферы библиотекарей в различных типах институционализации профессионально-коммуникационной организованности, опосредованно влияющие на процессы профессионализации. Открытый тип был представлен централизованной

98

библиотечной системой (ЦБС): Азнакаевская, Альметьевская, Бугульминская и Лениногорская.

Рассмотрим обеспеченность квалифицированными специалистами на основании образовательного признака и организованности профессиональных коммуникаций как отличительного институционального признака по типу: открытый и закрытый:

В МБУ Азнакаевской «ЦБС»по данным на 2014 год работают 53

библиотечных работников. Из них имеют высшее образование 24 работника

(в том числе 7 библиотечное, что составляет 13%), средне-специальное 26

работниковтомчисле15библиотечное,чтосоставляет28%).

Обеспеченность специалистами составляет - 42%. За последние годы (2009-2014 годы) состав и тенденции развития библиотечных работников не имели существенных изменений, сохраняя ранее заданный уровень. ЦБС объединяет 33 библиотеки.

Курсы повышения квалификации в ИДПО прошли 5 работников за период 2012-2014 год: «Инновационные технологии в современной публичной библиотеке: проблемы мониторинга и трансляции» (72 часа); «Библиотека как фактор социально-культурных образований на селе» (72

часа); «Формирование образовательной и досуговой среды для детей в условиях муниципальных библиотек» (80 часов); «Менеджмент качества библиотечно-информационной деятельности муниципальных библиотек» (76

часов); «Модельные библиотеки: проблемы организации и функционирования» (82 часа); «Информационная деятельность библиотек как фактор формирования инновационной культуры» (74 часа).

В МБУ Альметьевской «ЦБС» по данным на 2014 год работают 114

библиотечных работников. Из них имеют высшее образование 61 работника

(в том числе 12 библиотечное, что составляет 11%), средне-специальное 42

работниковтомчисле33библиотечное,чтосоставляет29%).

Обеспеченность специалистами составляет - 35%. За последние 4 года (2009-2014 годы) состав и тенденции развития библиотечных работников не имели

99

существенных изменений, сохраняя, в некоторой степени, заданный уровень,

но при этом наблюдается сокращение штата: 2011 - 122 работника; 2012 -119

работника;2013115работника.Анализпрофессионально-

коммуникационной активности показывает, что ЦБС участвует в конкурсах различного уровня: 11 раз были удостоены звания «Детская библиотека года» и четыре - звания «Детский библиотекарь года»; первое место - в

республиканском конкурсе электронных презентаций «Детство, опаленное войной»; победитель республиканского конкурса детских библиотекарей

«Суперпрофи», обладатель гранта правительства РТ для поддержки лучших работников культуры. Обладатели гранта правительства РТ. «Современная библиотека - новые возможности». Курсы повышения квалификации в ИДПО прошли в 2011 – 3 библиотекаря («АБИС «Руслан» - комплектование,

обработка, обслуживание», «АБИС: Руслан: технология научной обработки документов», «Web-сайт публичной библиотеки: технология создания и функционирования»), 2012 год – 3 библиотекаря (Проблемный семинар

«Формирование образовательной и досуговой среды для детей в условиях муниципальных библиотек», Проблемный семинар «Проблемы и опыт интегрированного библиотечного обслуживания инвалидов»). 2013 год – 5

библиотекарей («Компьютерный дизайн информационно-методических материалов: технология подготовки к изданию», квалификации: «Культурное наследие региона как ресурс и объект краеведческой деятельности муниципальных библиотек», «Формирование экологической культуры подрастающего поколения в условиях муниципальных библиотек», «Модельные библиотеки: проблемы и функционирование»), 2014 год – 3

библиотекаря («Нескучная библиотека: ребенок в современной публичной библиотеке», «Мультимедийные технологии в библиотеке: проблемы использования», «Информационно-образовательное пространство детской библиотеки»). ЦБС объединяет 56 библиотеки.

В Бугульминской ЦБС (Бугульминская МБУК «Межпоселенческая центральная библиотека») на 2014 год работает 95 сотрудников: из них 80 –

100

руководитель и специалист, 77 – с высшим и средне-специальным образованием. С библиотечным образованием 32 человека, что составляет обеспеченность специалистами 40 процентов. В 2011 году в ЦБС работало 96

сотрудников: из них 83 – руководителя и специалиста, 76 – с высшим и средне-специальным образованием. С библиотечным образованием 30

человек, что составляет обеспеченность специалистами 36 процентов. За анализируемые годы состав и тенденции развития библиотечных работников имели несущественные изменения штата работников, сохраняя ранее заданный уровень. Проявленная активность участия в профессиональных коммуникациях различного типа и уровня показывает, что они трехкратные победители республиканского конкурса «Творческий поиск» на лучшую инновационную деятельность в области библиотечного дела; двукратные победители республиканского конкурса правительства РТ для поддержки проектов творческих коллективов муниципальных учреждений культуры и искусства. Многократных победители республиканских конкурсов: «Детский библиотекарь года», «Детская библиотека года». Неоднократные победители городских и районных конкурсов «Лучшее культучреждение года». Работает

32 клуба и любительских объединения, участниками которых являются более

1000 человек. Проводится 1100 массовых мероприятий ежегодно: марафоны,

акции,  театры  книги  премьеры  и  презентации  лучших  произведений,

библиотечные десанты, видеосалоны и литературные гостиные, фестивали литературной классики и трибуны мнений. Принимают участие в различных формах и видах профессиональных коммуникациях (целевые и авторские программы, творческие проекты и гранты, участие в международных библиотечных форумах со стендовыми докладами и публичными сообщениями). ЦБС объединяет 30 библиотеки.

В МБУ «Централизованная библиотечная система» Муниципального образования «Лениногорский муниципальный район» Республики Татарстан в 2014 году работало 80 человек. Из них высшее образование имеют 40

работников  (50%  от  всего  состава  работников),  высшее  библиотечное

101

образование - 17 человек (21% от всего состава работников), среднее специальное образование имеют 36 работников (45% от всего состава работников), из них среднее библиотечное образование имеют 11 работников

(14% от всего состава работников), среднее образование – 4 работника.

Курсы повышения квалификации прошли 24 человека, что составляет 30% от состава работников.

ЛениногорскаяЦБСорганизуетразностороннююбиблиотечно-

информационную и социально-культурную работу с населением города и района. В 2013 году началось внедрение автоматизированной библиотечно-

информационной системы «Руслан», позволяющей пользоваться Сводным электронным библиотечным каталогом Республики Татарстан и обеспечивающий доступ пользователей к электронному каталогу ЦБС.

Получила грант Правительства Республики Татарстан по реализации программы «Время читать классику», победитель в республиканском конкурсе «Детский библиотекарь года», награждена Грамотой Военного комиссариата РТ за работу по патриотическому воспитанию детей и подростков», победитель республиканского конкурса на лучшую организацию работы по повышению гражданско-правовой культуры избирателей, награждена дипломом Центральной избирательной комиссии РТ и Министерства культуры Республики Татарстан, удостоена призового места в Республиканском конкурсе на лучшую постановку работы библиотек по экологическому просвещению молодежи в номинации

«Лучшее совместное мероприятие библиотеки и природоохранного учреждения», выиграла гранты Правительства Республики Татарстан на реализацию творческих проектов: «К лучшему интересному чтению», «Остров спасения – библиотека», «ЛУЧ - Летняя Улица Чтения». Лауреат премии Ш. Бикчурина в номинации «Культура». Победитель межрегионального фестиваля-конкурса «Государственные символы Мордовии: история и современность». В 2013 получила денежное поощрение в размере 100 тысяч рублей в номинации «Лучшая библиотека, находящаяся

102

на территории сельского поселения Республики Татарстан. ЦБС объединяет

36 библиотек.

Можно сказать, что эмпирическая база имеет профессиональную среду открытого типа, имеет доступ к разнообразным формам коммуникаций,

информации и получение активирующих эмоций, ориентированных на преодоление чувств однообразия и монотонности.

Проведем сравнительный анализ обеспеченности специалистами на примере открытого типа профессионализации.

Таблица 2.1

Анализ кадровой обеспеченности по образовательному признаку открытого типа профессионально-коммуникационной организованности

(2009-2014 гг.)

ЦБС

2009

2014

Всего библиотек

Всего работников

Высшее

В т.ч. библиотечное

Среднее профессиональное

В т.ч. библиотечное

Всего, имеющие библ.образование

Всего работников

Высшее

В т.ч. библиотечное

Среднее профессиональное

В т.ч. библиотечное

Всего, имеющие библ.образование

Азнакаевская

33

54

23

10

27

20

30

53

24

7

26

15

22

%

100

43

19

50

37

56

100

45

13

49

28

42

Альметьевская

56

120

58

17

47

47

64

114

61

12

47

33

45

%

100

48

13

39

27

40

100

54

11

37

29

39

Бугульминская

30

83

39

11

35

27

38

80

40

10

37

22

32

%

100

47

13

42

33

46

100

50

13

46

28

40

Лениногорская

36

77

30

13

39

24

37

80

40

17

36

11

37

103

%

100

39

17

51

31

48

100

50

21

45

14

48

По ЦБС

159

334

150

51

148

118

169

327

165

46

146

81

42

всего

%

100

45

34

44

80

51

100

50

13

44

24

42

Анализ таблицы 2.1 показывает, что в исследуемой базе (Азнакаевская,

Альметьевская, Бугульминская и Лениногорская ЦБС в 2009 году трудились

334 библиотечных работников, в 2014 году входило 327 библиотечных работников (11% от всего состава библиотечных работников, относящиеся к системе Министерства культуры Республики Татарстан, где работает 3189

библиотечных работников). Высшее образование в 2009 году имеет 45%

библиотечных работников, из них высшее библиотечное образование - 34%

библиотечных работников, в отличие от 2014 года, где высшее образование имеет 50% специалистов, высшее библиотечное образование уменьшилось на

6% и составило 28% работников. По отношению ко всему составу в 2009

году сотрудников с высшим библиотечным образованием составляет 15% и в

2014 году - 13% библиотекарей с высшим библиотечным образованием,

показывая, что в публичных библиотеках открытого типа профессионально-

коммуникационной организованности работает в среднем 1/6-1/7 части квалифицированного персонала. Среднее профессиональное имеет 44%

библиотечных работников, из них библиотечное образование имеет 80%

библиотечных работников в 2009 году. Среднее профессиональное в 2014

году имеет 45% библиотечных работников, из них библиотечное образование имеет 55% библиотечных работников. Среднее профессиональное библиотечное образование занимает 1/3 часть состава библиотечных работников в 2009 году и 1/4 часть в 2004 году.

Обеспеченность специалистами, имеющими библиотечное образование, в 2009 году составляет 51%, в 2014 году составляет 42%,

образовавпонижениев9%ипосравнениюсобеспеченностью

104

специалистами с высшим и средним специальным образованием (2009 год).

Обеспеченность квалифицированными специалистами на уровне Республики Татарстан библиотек (системы Министерства культуры) составляет 57,2%.

Следовательно, если сравнивать с показателями на республиканском уровне,

то существует некоторое отставание обеспеченности кадрами ЦБС по южной части Республики Татарстан, отнесенных к открытому типу профессионально-коммуникационной организованности (Азнакаевская,

Альметьевская, Бугульминская, Лениногорская ЦБС).

Таким образом, можно констатировать, то произошла частичная депрофессионализация работающих специалистов в исследуемой базе открытого типа по образовательному признаку.

Выборочная совокупность исследования эмоционального контекста профессионализации было представлено 68 библиотекарями централизованной библиотечной системы открытого типа, что составила 21%

генеральной совокупности (327 библиотечных работников). Как институциональный фон профессионально-коммуникационная организованность имеют централизованный характер, систематичность,

обязательность, упоядоченность.

В качестве противоположного типа в исследовании были рассмотрены библиотеки образовательных организаций с относительной закрытостью,

автономией, не имеющие централизованного управления, единой профессионально-коммуникационной организованности. Выборочная совокупность имела сплошной характер:

  1. Альметьевский государственный институт муниципальной службы.

  1. Альметьевский институт Восточной экономико-юридической гуманитарной академии (филиал).

  1. Альметьевский государственный нефтяной институт (Государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования).

  1. Альметьевский филиал Академии управления ТИСБИ.

105

  1. Альметьевский филиал Казанского государственного технического университета им. А.Н. Туполева (Альметьевский филиал КГТУ им. А.Н. Туполева).
  2. Альметьевский филиал Института экономики, управления и права (г. Казань).

  1. Альметьевский Центр переподготовки кадров.

  1. Альметьевское медицинское училище.

  1. Бугульминский филиал Института экономики, управления и права (г. Казань).

10. Институт «Татнипинефть» (Бугульма)

11. Государственное автономное образовательное учреждение среднего профессионального образования Альметьевский политехнический техникум

12. Лениногорский музыкально-художественный педагогический колледж

13. Лениногорский филиал Казанского национального исследовательского технического университета им. А.Н. Туполева.

Характерной особенностью библиотек с относительной закрытостью и автономией является то, что профессионально-коммуникационная организованность определена границами собственной библиотеки, штат сотрудников более однородный, стабилен, с тенденцией существенного превалирования сотрудников с высшим библиотечным образованием на основании ограничения образовательного ценза в процессе трудоустройства.

Профессиональные коммуникации имеют ограниченный характер, заданный ведомственной принадлежностью. За период 2009-2014 год библиотечные работники по закрытому типу не имели доступа к каким-либо формам профессиональных коммуникаций, организованных вне своей библиотеки.

Профессионально-коммуникационная организованность имеет локальный характер, опыт коммуницирования носит ограниченный характер из-за отсутствия на формализованном уровне семинаров, совещаний,

конференций, отчетов, тренингов.

106

Таблица 2.2

Сравнительный анализ обеспеченности специалистами по образовательному признаку (в процентах)

Тип

Высшее

Высшеебиблиотечное

Среднеепрофессиональное

Среднеебиблиотечное

Всего,имеющиебиблиотечноеобразование

Открытый

10

38

2

48

86

тип

Закрытый

9

71

0

20

91

тип

Сравнительный анализ таблицы 2.2 показывает, что сотрудников в открытом типе с высшим не библиотечным образованием 10% работников, в

закрытом типе составляет 9%. Высшее библиотечное образование в открытом типе имеют 38% работников и 71% работников в закрытом типе.

Среднее профессиональное образование имеют 2% работников в открытом типе. Среднее профессиональное библиотечное образование в открытом типе - 48% работников и в закрытом типе имеют 20% работников.

Обеспеченность сотрудников профессиональным профильным образованием открытого типа составляет 86% и закрытого типа составляет 91%.

Сравнительный анализ показывает, что библиотекарей с высшим библиотечным образованием открытого типа представлено существенно меньше, в отличие от библиотек закрытого типа, представляющих библиотеки учебных организаций. Среднее профессиональное библиотечное образование оказалось более представлено для библиотекарей открытого типа в отличие от закрытого типа.

Рассмотрим распределение по возрасту и стажу работы в библиотеках централизованной системы (открытый тип) и библиотеках учебных организаций (закрытый тип).

107

Таблица 2.3

Сравнительный анализ